litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 ... 12 13

Глава I. ИСТОЧНИКИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

§ 1. Понятие источников гражданского процессуального права

Одной из основных внутренних функций советского государства является охрана социалистического правопорядка, социалистической собственности, прав и свобод граждан. Конституция СССР уделяет огромное внимание законности и правоохранительной функции, которую в той или иной мере выполняют все государственные и общественные органы. Однако она, как правило, состав­ляет только часть компетенции многих из них в государ­ственной, административной, хозяйственной либо обще­ственной сферах деятельности. Существуют также специальные юрисдикционные органы, разрешающие юридиче­ские дела и осуществляющие защиту субъективных прав. Особое место среди них Конституция СССР отводит совет­скому правосудию (ст. ст. 57, 58, 151—162). Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судо­устройстве в СССР (ст. 4) закрепили положение о том, что правосудие в СССР осуществляется путем рассмот­рения и разрешения в судебных заседаниях гражданских и уголовных дел. Таким образом, суд является специаль­ным органом государства, призванным выполнять право­охранительные и правозащитительные функции сред­ствами и методами, установленными лишь для него.

Правосудие представляет собой высшую форму защиты гражданских прав, имеющую преимущество как в круге разрешаемых юридических дел, так и в порядке их рассмотрения и разрешения. В этом отношении оно остается основной формой государственной деятельности по защите субъективных прав, если в деле хотя бы в качестве одной стороны участвует гражданин 1.

Осуществляя юрисдикционную деятельность, государственные и общественные органы действуют в установленном

порядке, вступают в определенные обществен­ные отношения с лицами, участвующими в деле, их ре­шения вызывают определенные юридические последствия. Все это регламентировано полномочными государствен­ными органами власти или управления. Степень регламентированности, её уровень различны. Высоким уровнем, четкостью, детальностью отличается регламентация деятельности суда. Для правосудия характерно осуществление в установленной законом процессуальной форме. Система правовых норм, регулирующих форму, порядок деятельности суда по защите субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов, определяющих права и обязанности всех участников процесса, формируют гражданское процессуальное право.


Механизм правового регулирования процессуальных отношений представляет собой сложную систему. В целях совершенствования правосудия и повышения его эффективности важное значение имеет изучение проблемы источников права, так как правовые нормы, устанавливающие способы, режим регулирования общественных отношений, представляют собой основу, исход­ную базу правового регулирования 2.

Право — явление социальное, надстроечное, классовое, его сущность раскрывается главным образом через содержание. Вместе с тем значительную роль играет и внешняя форма его выражения. Естественно, советское гражданское процессуальное право как качественно своеобразное целостное образование имеет свою специ­фическую форму. Если сущностью и содержанием охваты­вается все то, чем характеризуется суть, природа дан­ного явления, образования, то формой фиксируются его границы и очертания, способы проявления вовне, самостоятельного существования, упорядочения и функ­ционирования 3. Однако «форма, — писал К. Маркс, — лишена всякой ценности, если она не есть форма содер­жания» 4. В. И. Ленин также подчеркивал тесную связь, существующую между формой и содержанием явлений 5. Но эти понятия и относительно самостоятельны. Поэтому источники права как форма самостоятельного его бытия представляют несомненный интерес для научных исследований, которые на современном этапе социализма должны соответствовать интенсивной нормотворческой деятельности советского государства и мероприятиям, проводимым КПСС в целях укрепления правовой основы


советского государства, совершенствования механизма

правового регулирования социалистических общественных отношений, результатом которых стали принятие Конституции СССР 1977 г. и последующие мероприятия» по обновлению законодательства, в том числе по созда­нию сводов законов СССР и союзных республик. Право­ вой механизм является одним из важных средств эффек­тивного решения политических, экономических и соци­альных задач, стоящих перед советским обществом в де­ле строительства коммунизма 6, ибо, как писал В. И. Ле­нин, «закон есть мера политическая»7.


С построением общенародного государства его право, не утрачивая своей классовой сущности, стало также общенародным. Происходящие в социалистиче­ском обществе качественные глубинные сдвиги неиз­бежно вызывают соответствующие изменения как в содержании права, так и в формах его выражения. Поэтому дальнейшая разработка путей усовершен­ствования законодательства должна осуществляться с учетом назревших экономических и социальных потребностей. Она требует тщательного учета нормативных актов, их изучения, систематизации, изменения, отмены устаревших. При этом важным является соблю­дение положения Ф. Энгельса о том, что в «современном государстве право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий»8. Наряду с этим, как подчеркивает Председатель Президиума Верховного Совета СССР А. А. Громыко, важно, чтобы каждое решение руководителей государственных и хозяйственных органов точно соответствовало действующим зако­нам, другим нормативным актам 9.

Актуальность исследования данной проблемы определяется еще тем, что в Программе КПСС, принятой на XXVII съезде партии, подчеркивается необходимость дальнейшего улучшения работы органов правосудия, а этот вопрос связан с дальнейшим совершенствованием порядка судопроизводства, в том числе по гражданским делам. Анализ показывает, что в науке гражданского процессуального права в области источников имеется еще ряд нерешенных теоретических вопросов (в частно­сти, относительно сферы общественных отношений, регулируемых


нормами гражданского процессуального права, его системы, структуры правовых норм, институ­тов, и др.)

Понятие источника гражданского процессуального права в юридической литературе до 70-х годов почти не исследовалось 10. Лишь в учебниках давались краткие сведения, не раскрывая научного содержания этого понятия и не давая ему конкретного определения. Так, одни из них ограничиваются перечислением нормативно-правовых актов, которые регулируют гражданский процесс11, порядок деятельности судей, сторон, третьих лиц и их представителей 12, а другими источники права отождествляются с процессуальными нормами, содер­жащимися в определенных нормативных актах13, а иногда с правовыми актами, содержащими нормы самой отрасли права 14. Более удачными с научной точки зрения, на наш взгляд, являются определения понятия источника гражданского процессуального права, изло­женные в учебниках С. Н. Абрамова и А. Ф. Клейнмана. По мнению С. Н. Абрамова, правообразующей силой вся­кого права является воля господствующего класса, выражаемая в соответствующих законах или в других нормативных актах. Поэтому источником советского гражданского процессуального права в материальном смысле он считает волю рабочего класса, выражающего волю всего советского народа, а те формы, в которых эта воля получает общеобязательную силу, т. е. формы, в которых заключены действующие нормы права, автором именуются формальными источниками права 15. Несколь­ко иную трактовку понятия источника права давал А. Ф. Клейнман, полагавший, что поскольку право есть выражение воли господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса, то в основе советского гражданского процессуального права лежит воля советского народа, обусловливающая содержание всего социалистического права, частью которого является советское гражданское процессуальное право 16. Оба определения основаны на общетеоретических марксистских положениях о праве. Однако они в известной степени страдают односторон­ностью. Безусловно, С. Н. Абрамов прав, связывая по­нятие источника права с волей господствующего класса и указывая на форму выражения этой воли. Вместе с



тем он не называет причину обусловленности этой воли,
что четко подчеркивается А. Ф. Клейнманом, который,
однако, не говорит о внешней форме выражения воли,
т. е. о действующих нормах права. Следует заметить,
что эти определения дополняют друг друга.

В 1961—1965 гг. была проведена большая кодификационная работа в области гражданского процессуального права: были приняты Основы гражданского судопро­изводства Союза ССР и союзных республик и в со­ответствии с ними новые ГПК союзных республик. Подготовка законопроектов, их обсуждение и практика их применения после введения в действие послужили толчком к дальнейшему развитию теории советского гражданского процессуального права. Появились новые
исследования, посвященные предмету, сущности гражданского процесса, гражданским процессуальным отноше­ниям, стали предметом исследования отдельные стадии гражданского процесса, виды судопроизводства, субъекты, доказательства и само действующее законодательство. Однако специальных исследований теоретических проблем источников гражданского процессуального права в комплексе не проводилось, рассматривались лишь отдельные вопросы источников права.

Имеющиеся в юридической литературе определения понятия источника права остаются довольно расплывчатыми. Так, О. Ч. Хускивадзе под источниками гражданского процессуального права имеет в виду правовые акты, изданные полномочными государственными орга­нами в пределах предоставленной им компетенции, посредством которых устанавливаются, изменяются или отменяются нормы, регулирующие порядок производства в суде по гражданским делам 17. Такое определе­ние отражает лишь формы выражения норм процессуаль­ного права, не указывая на его содержание. На наш взгляд, правы А. А. Добровольский и Н. И. Авдеенко, ко­торые вначале определяют понятие источника права в материальном, затем в формальном (юридическом) смыс­ле 18. Однако они также при этом исходят из различных

критериев. Если у Н. И. Авдеенко материальный источник права определяется материальными условиями жиз­ни общества, то А. А. Добровольский исходил из того, что единым источником советского права является воля советского народа, общенародная советская власть, политика советского социалистического государства,



направленная на построение коммунизма в СССР, обусловливающая все содержание советского права. Как видно из изложенного, каждый из авторов акцентирует свое внимание на отдельных сторонах изучаемого объ­екта, искусственно расчленяя целое на части.

Таким образом, необходимость исследования проблемы источников гражданского процессуального права является бесспорной. Такие исследования, с одной сто­роны, должны способствовать ускорению развития нау­ки, повышению уровня подготовки специалистов, с дру­гой — дальнейшему совершенствованию законодатель­ства и правосудия, укреплению социалистической закон­ности. К наиболее важным вопросам при этом, на наш взгляд, следовало бы отнести, кроме понятия источни­ков, предмет правового регулирования, пределы регули­рующего воздействия источников гражданского процес­суального права, систему и виды источников, соотноше­ния системы права и системы его источников, структуру источников, действие источников во времени, в пространстве и по кругу лиц, правовую природу руководя­щих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР и пленумов Верховных Судов союзных республик, а также основные направления развития гражданского процессуального права в перспективе.

Прежде чем определить понятие источника гражданского процессуального права, необходимо уточнить смыс­ловое значение терминов «понятие» и «определение». В словарях русского языка по этому вопросу принципиаль­ных расхождений не имеется. Так, в «Толковом словаре русского языка», составленном под редакцией Д. Н. Уша­кова, термин «понятие» определяется как «логически расчлененная общая мысль о предмете, включающая ряд взаимосвязанных признаков» 19. В Философском эн­циклопедическом словаре утверждается, что это «мысль, отражающая в обобщенной форме предметы и явления действительности и связи между ними посредством фиксации общих и специфических признаков, в качестве которых выступают свойства предметов и явлений и отношения между ними»20. По словам В. И. Ленина, понятие есть «высший продукт мозга, высшего продукта материи» 21. Определение же — это краткая формулиров­ка сущности, основного содержания понятия. Следова­тельно, это две взаимосвязанные категории.

Таким образом, определение понятия источника



гражданского процессуального права должно сформулировать в ясной, обобщенной и сжатой форме сущность, содержание данного объекта и специфические признаки, отличающие его от других пограничных юридических по­нятий.

Философской основой изучения всех социальных явлений, в том числе и правовых, является диалектический материализм. Известно, что корни происхождения государства и права впервые на подлинно научной основе раскрыли основоположники научного коммунизма К. Маркс и Ф. Энгельс. «Мои исследования,— писал К. Маркс,— привели меня к тому результату, что право­вые отношения, так же точно как и формы государства, не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так назы­ваемого общего развития человеческого духа, что, наобо­рот, они коренятся в материальных жизненных отноше­ниях...». Продолжая свою мысль, он подчеркивает, что «способ производства материальной жизни обусловлива­ет социальный, политический и духовный процессы жизни вообще»22. В «Манифесте Коммунистической партии» сущность буржуазного права метко определяется следующим образом: «...ваше право есть лишь возве­денная в закон воля вашего класса...»23.

Приведенное определение права, адресованное буржуазии, в сущности носит всеобщий характер, ибо всякое право выражает волю господствующего экономически и политически (при данной системе общест­венных отношений) класса. Воля этого класса, заклю­чающаяся в содержании права, предопределяется рядом социально-экономических факторов, которые, однако, сами по себе еще не могут рассматриваться как непос­редственная сила, созидающая нормы права. Они прояв­ляются в праве не прямо, а через деятельность государ­ства, главного орудия политически господствующего класса24. В. И. Ленин, подчеркивая государственно-властный характер права, писал, что «...воля, если она государственная, должна быть выражена как закон, установленный властью...», ибо «чтобы запрещать или предписывать, надо быть властью в государстве». 25. Под этим углом зрения право представляет собой систему общеобязательных норм, выражающих государственную волю политически господствующего класса 26.


Действующее право, если оно является государственной волей и функционирует, должно быть закреплено,


объективировано в определенной форме. Исторически оно выражается в санкционированных государством, а также непосредственно им выработанных и официально провозглашенных правилах поведения. «Но форма, в которой дается эта санкция,— писал Ф. Энгельс,— может быть очень различна» 27. Из приведенных высказы­ваний классиков марксизма-ленинизма видно, что они придавали большое значение вопросу об источниках права. Источник права можно определить как правовой акт (документ), содержащий общеобязательные правила поведения, выражающие государственную волю полити­чески господствующего класса, определяемую экономи­ческими потребностями общества, и наделенные госу­дарственной силой принуждения. Однако в юридической литературе источники права трактуются и как способы возведения в закон воли господствующего класса, ее выражения и закрепления 28.

Как уже отмечалось, многие авторы термин «источник права» употребляют в нескольких значениях. Так, П. И. Стучка использовал его, во-первых, в значении источника происхождения права, каковыми, по его мнению, являются общественно-экономический строй, государственная воля, и, во-вторых, в значении источни­ков действующего права, которые он именовал источни­ками права в технико-юридическом смысле, относя к ним законы29. Со временем появились предложения употреблять термин «источник права» и в теории, и в юридической практике лишь в значении содержания права (экономические условия жизни общества), а в значении способов внешнего выражения права заменить термином «форма выражения права». Это мнение обосновывалось в работах И. Б. Новицкого, А. Ф. Шебанова, Л. С. Явича и др.30

Рассмотрение понятия источника права с точки зрения содержания и формы теоретически оправдано. Та­кой подход облегчает задачу исследователя: материаль­ные источники права и способы, формы его выражения, закрепления изучаются раздельно и во взаимосвязи как соотношение содержания и формы. Однако в реальной действительности все происходит иначе. Диалектический материализм исходит из единства содержания и формы. «Форма лишена всякой ценности, если она не есть форма содержания»31,— эти слова К. Маркса имеют прямое отношение к рассматриваемому вопросу. Если содержанием



права охватывается все то, чем характеризуется суть, природа данного образования, то формой определя­ются способы проявления, существования его вовне. Пра­во закрепляет определяемую материальными условиями жизни общества волю господствующего класса, ибо государственная власть «...не делает законов, ...не изобретает их, а только формулирует...»32. Эта воля превращается в реальную силу, когда выражается в определенной официальной объективированной форме. 'Единство, совокупность содержания и формы является обязатель­ным условием существования права, порождает источ­ник права — носителя юридических норм. При их ана­лизе речь может идти лишь о взаимосвязях двух сторон одной социальной реальности. Термин «источник права» безусловно точно отражает содержание данного понятия. Ведь соответствующий нормативно-правовой акт потому и является источником права, что содержит продиктованные экономическими условиями жизни общества общеобязательные правила поведения, установленные государством или санкционированные им. В таком пони­мании этот термин является названием строго опреде­ленного понятия, точно отражающим действительную природу и содержание данного правового явления. Го­воря о единстве содержания и формы, мы, однако, не забываем, что оно относительно. Содержание по отно­шению к форме имеет ведущее значение и оказывает, выражая экономические, социальные потребности обще­ства, воздействие на конкретные условия, формы существования права. Однако и форма, обладая относитель­ной самостоятельностью и испытывая на себе воздей­ствие различных, в том числе и субъективных, факторов, может ускорить развитие права, а иногда затормозить его. Соответствие формы содержанию является одним из необходимых условий эффективности источников права.

Таким образом, в процессе реализации правовых норм для субъектов общественных отношений реальным источником права, носителем воли господствующего класса выступает соответствующий нормативно-правовой акт. С. С. Алексеев правильно отмечает, что юридический источник права, взятый в содержательно-докумен­тальном ракурсе, т. е. как носитель юридических норм, и есть форма существования права 33. Если в первона­чальный период советского государства в правовой литературе


применительно к нашему праву эту волю отождествляли с волей «рабочего класса», «диктатурой пролетариата», на современном этапе развития социа­листического общества и общенародного государства право выражает волю всего советского народа, строя­щего коммунизм.

Изложенные общетеоретические положения служат методологической основой и при определении понятия источников гражданского процессуального права. Однако для определения понятия источника отраслевого пра­ва также необходимо точное разграничение обществен­ных отношений, регулируемых нормами той или иной отрасли права.

Предмет правового регулирования в юридической литературе рассматривается как ведущий правообразующий фактор. Бесспорна в связи с этим его ведущая роль и при формировании отрасли гражданского процессу­ального права. Существуют различные концепции по данному вопросу. Одни авторы, придерживающиеся традиционного учения о том, что гражданское процес­суальное право представляет систему норм, регулирую­щих порядок производства в суде по гражданским де­лам, соответственно относят к источникам данной от­расли права нормативно-правовые акты, содержащие нормы о гражданском судопроизводстве34. По мнению других, защитой субъективных гражданских прав путем рассмотрения и разрешения юридических дел занима­ются и другие юрисдикционные органы: арбитраж, нотариат, третейские суды, профсоюзные и иные государственные и общественные органы. Поэтому они включа­ют в число источников гражданского процессуального права и нормативные акты, регулирующие деятельность этих органов35. Правильное решение данного вопроса имеет как практическое, так и теоретическое значение для систематизации права и его источников.

На наш взгляд, более правильной является первая точка зрения. Присоединяясь к ней, мы исходим из следующего. Известно, что в качестве основных системообразующих факторов при систематизации отраслей права выступает определенная область общественных отношений, обладающих качественной спецификой, объ­ективно требующих юридически своеобразной регламен­тации при помощи особого режима регулирования, ко­торые находят воплощение в предмете и методе правового



регулирования. Кроме того, для любой отрасли характерно наличие общих принципов, единых общих положений, обособленного кодифицированного законодательства и др. 36 . Эти объективные критерии не учиты­ваются сторонниками широкого понимания предмета гражданского процессуального права, которые, подчер­кивая некоторые внешние сходства в деятельности суда и указанных органов, не замечают различий по важней­шим вопросам, в частности, по задачам, принципам ор­ганизации и образования, порядку деятельности и т. д. Конечно, когда речь идет о юрисдикционных органах, определенные сходства в их деятельности не исключа­ются, имеются и одноименные принципы, характерные для деятельности всех органов советского государства (законность, демократизм), имеются отдельные пограничные институты, которые проявляются в различных формах деятельности этих органов и в свою очередь оказывают на них влияние. При этом, однако, следует иметь в виду, что, создавая определенные органы, совет­ское государство преследует самые различные цели и, соответственно, ставит перед ними специфические зада­чи, которые ими выполняются своеобразными средства­ми и способами.

Задачи суда, определяемые ст. 3 Основ законодательства о судоустройстве в СССР, существенно отли­чаются от задач арбитража, определяемых Законом о государственном арбитраже в СССР, и других юрисдик­ционных органов. Суд — орган правосудия, которое осу­ществляется им путем рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских и уголовных дел. Охрана и защита гражданских прав — сугубо специфическая судебная функция. Только его решения выно­сятся от имени государства и наделяются силой всеобщего государственного принуждения. Суды образу­ются на особых выборных началах, принципы образо­вания и организации их деятельности на другие юрисдикционные органы не распространяются. Рассматривая дела с участием народных заседателей, суд призван строго гарантировать права личности. Порядок произ­водства протекает в специфической процессуальной форме, которая не характерна для деятельности других органов. Процессуальное положение всех субъектов, их права и обязанности в судебном разбирательстве за­ранее определены процессуальным законом.



Функции арбитража связаны с защитой прав и инте­ресов социалистических юридических лиц в сфере хо­зяйственной деятельности. Органы общественности, на­деленные некоторыми юрисдикционными функциями, выполняют в основном предупредительные, воспитатель­ные задачи, и их действия во многом находятся под контролем суда. Рассмотрение гражданских дел для них не всегда является главным.

Отличается и метод правового регулирования судеб­ных процессуальных отношений от регулирования от­ношений, возникающих в ходе деятельности иных юрисдикционных органов по рассмотрению гражданских дел. Все это потребовало особого правового регулирования порядка производства в этих органах, потому-то и отсутствует единое кодифицированное законодательство о порядке производства, содержащее общие положения, в том числе принципы общего характера и особенную часть, учитывающую особенности производства в от­дельных юрисдикционных органах.

В настоящее время порядок производства по гражданским делам в судах регламентируется нормами кодифицированного законодательства — Основ гражданско­го судопроизводства Союза ССР и союзных республик — и гражданских процессуальных кодексов союзных рес­публик, в арбитраже — Законом об арбитраже в СССР, иными подзаконными нормативными актами, а в това­рищеских и третейских судах — свойственными общественным органам с демократическим характером их деятельности положениями, правилами. Между тем, если согласиться с мнением представителей широкого понимания предмета гражданского процессуального пра­ва, постановка вопроса об унификации правового регу­лирования порядка производства в этих органах и о принятии единого процессуального закона была бы вполне уместна. Однако сами же сторонники этой концепции признают, что существуют различия в порядке деятельности вышеупомянутых органов, связанные с их задачами и функциями 37.

В свое время имели место попытки регламентировать единым законом порядок производства в суде, арбитра­же и некоторых других органах. Так, ГПК РСФСР 1923 г. предусматривал, что правила ведения граждан­ского процесса, изложенные в кодексе, обязательны для



учреждений единой судебной системы, а также для
учреждений, снабженных судебными функциями на основании особых о них положениях с теми изъятиями, какие в этих положениях установлены. Однако практика показала, что распространение на деятельность других органов гражданской процессуальной формы и методов деятельности суда, разработанных специально для за­щиты субъективных прав, себя не оправдало. На ос­новании изложенного можно сделать вывод о том, что деятельность несудебных юрисдикционных органов не регулируется нормами гражданского процессуального права, а нормативно-правовые акты, определяющие по­
рядок их деятельности, если в них не содержатся нормы о гражданском судопроизводстве, не являются источниками гражданского процессуального права.

В настоящее время распространенной является точка
зрения о процессуальном характере форм деятельности
всех юрисдикционных органов при защите гражданских прав. Одним из первых ее обосновал В. П. Воложанин,
его поддерживают и многие представители отраслевых

наук. Так, порядок производства в арбитраже рассматривается процессуалистами в качестве предмета регули­рования норм арбитражного процессуального права38. По мнению И. Г. Побирченко, отношения, складываю­щиеся в процессе рассмотрения арбитражем и другими органами хозяйственных споров, составляют предмет хозяйственного процессуального права 39. Е. И. Филиппов считает, что деятельность товарищеского суда протекает в процессуальной форме, которая должна получить название общественно-товарищеского судопро­изводства 40. По мнению А. Н. Скобелкина, отношения, возникающие в связи с рассмотрением споров в КТС и в профкоме, регулируются процессуальными нормами трудового права41. Все эти мнения свидетельствуют о несостоятельности в теоретическом и в практическом плане попыток, предпринимаемых сторонниками широкого понимания гражданского процессуального права, объединить в единую гражданскую процессуальную фор­му и отрасль деятельность различных юрисдикционных органов.


Наряду с перечисленными аспектами, существует еще и концепция единого юридического процесса, охватывающего организационные отношения, складывающиеся в процессе правотворчества и правоприменения.


Процессуальная деятельность, по мнению сторонников
данной концепции,— это любая правоприменительная
деятельность и даже осуществление прав самим субъектом материально-правовых отношений. Под процес­суальной формой ими подразумевается совокупность од­нородных процедурных требований, предъявляемых к действиям участников процесса и направленных на достижение определенного материально-правового ре­зультата 42. В процессуальной литературе эта теория была подвергнута обстоятельной критике 43, которая нами полностью разделяется. Если согласиться с мне­нием сторонников единого юридического процесса, то остается лишь констатировать, что при разрешении лю­бого юридического вопроса соответствующие лица — субъекты материально-правовых отношений, правоохранительные и правоприменительные органы и должностные лица — руководствуются однородными процедурны­ми требованиями. Кроме того, размываются грани между процедурными и процессуальными нормами.

В числе юридических норм, обеспечивающих реализацию норм материального права, имеются отдельные правила, регламентирующие порядок правоприменительной процедуры (в частности, порядок наложения дис­циплинарного взыскания, увольнения, заключения до­говоров и др.) самими субъектами материально-право­вых отношений. Однако они не регламентируют порядок деятельности юрисдикционных органов по защите прав и не являются процессуальными. Процесс и процедура — понятия хотя и родственные, но не тождественные, так как их юридическая природа различна и в отношении норм материального права они выполняют различные

функции: процессуальные нормы — правоохранитель­ные, а процедурные — регулятивные. К тому же проце­дура правоприменения не всегда урегулирована в нормативном порядке, тогда как процессуальная деятель­ность, ее форма заранее урегулированы законом. Субъектом этой деятельности выступает специальный юрисдикционный орган. С. С. Алексеев, А. М. Васильев отмечают различный характер этих правил. По мнению С. С. Алексеева, объединение юридических процедур деятельности всех государственных органов под рубрикой «процесс» обескровливает, выхолащивает это бога­тое и содержательное понятие, ибо не всякая урегули­рованная правом процедура совершения юридических



действий может быть признана процессом в том специальном юридическом смысле, который исторически сложился и принят в законодательстве, на практике и в науке44.

Таким образом, процессуальность, процессуальная форма присущи порядку деятельности юрисдикционных органов по разрешению юридических дел. Они имеют место тогда, когда законодательством последовательно, всесторонне, в едином плане регулируются весь ход и условия рассмотрения дела, начиная от его возбуждения и кончая исполнительным производством45. Следует признать, что таким требованиям отвечает регулирование форм деятельности государственного арбитража, третейских судов и некоторых других органов 46. Однако едва ли можно согласиться с мнением о том, что дея­тельность всякого юрисдикционного органа в настоящее время имеет свою четко установленную процессуальную форму. Это прежде всего касается общественных органов, так как нормативному урегулированию подвергнуты лишь наиболее существенные моменты их деятельности.
Неправомерным, по нашему мнению, является и определение порядка защиты в зависимости от регулирова­ния тех или иных общественных отношений нормами различных отраслей материального права в виде жилищ­ного, трудового, семейного, наследственного процесса. Если эти дела рассматриваются в судебном порядке в соответствии с нормами гражданского процессуального права, то об ином процессе говорить бессмысленно.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Процесс в общепринятом юридическом смысле означает не всякую деятельность по применению права и его реализации, а именно деятельность специальных юрисдикционных органов (суда, арбитража, третейских судов) по защите прав, поскольку только для нее характерна процессуальная форма.

Гражданский процесс означает порядок производства в суде по гражданским делам. В связи с этим под гражданской процессуальной формой следует понимать систему установленных законом правил разбирательства и разрешения судом подведомственных ему гражданских дел, правил деятельности суда, поведения участников процесса, исполнение которых обеспечено возможностью применения к ним санкций. В гражданском процессе не



могут иметь места отношения и действия, не урегулированные нормами процессуального права 47. Гражданская процессуальная форма может быть установлена только в законодательном порядке, и она не может основывать­ся на судебном прецеденте, на обычаях, судебной прак­тике, лишь в исключительных случаях по отдельным вопросам, не урегулированным законом, возможно при­менение аналогии закона или права. Эти высокие тре­бования не предъявляются к деятельности иных юрисдикционных органов.

Порядок гражданского судопроизводства в соответствии со ст. ст. 73, 76 Конституции СССР устанавлива­ется актами высших органов государственной власти и управления Союза ССР и союзных республик. Следова­тельно, источниками советского гражданского процес­суального права могут быть нормативно-правовые акты, издаваемые либо утверждаемые этими органами в пре­делах своей компетенции. Более конкретно порядок про­изводства по гражданским делам во всех судах страны определяется Основами гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик и издаваемыми в соответствии с ними другими законами Союза ССР, а также гражданскими процессуальными кодексами со­юзных республик (ст. 1 Основ). Производство в судах союзных республик ведется по гражданским процессуальным законам Союза ССР и той союзной республики, судами которой рассматривается дело, совершаются отдельные процессуальные действия (ст. 3 Основ). Эти законы, как мы видим, не регулируют порядок рассмотрения дел другими органами, так же как суды не применяют правил, установленных для других органов в качестве правил судопроизводства, хотя известная близость между ними существует.

Согласно Конституции СССР (ст. 73) к законодательной деятельности причастны как высшие органы го­сударственной власти, так и высшие органы государ­ственного управления, хотя юридически акты органов управления являются подзаконными. Законами являют­ся нормативные акты, обладающие высшей юридической силой, издаваемые высшим представительным органом государственной власти. Однако иногда в теории и юри­дической практике термин «закон» употребляется в более широком значении, включая все нормативно-пра­вовые акты государства. Такой же смысл вкладывается



в этот термин в ст. ст. 1 и 3 Основ. Учитывая важность целей и задач, поставленных перед правосудием, мы полагаем, что нормы, регулирующие наиболее существенные положения судопроизводства, должны выражать­ся в форме законов и лишь в редких случаях — в подзаконных нормативных актах, принимаемых на основе и во исполнение существующих законов в порядке кон­кретизации, детализации их отдельных положений и потому имеющих вспомогательный характер. Следует также иметь в виду, что характер источника граждан­ского процессуального права могут иметь, наряду с нормативными актами высших исполнительных и распо­рядительных органов, и нормативно-правовые акты центральных органов отраслевого управления.

Как указывается в Программе КПСС, выполнив свою историческую миссию, диктатура пролетариата переросла в политическую организацию всех трудящихся, а пролетарское государство — в общенародное. Важная закономерность развития социальных отношений на современном этапе — сближение рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции, становление бесклассовой структуры общества при решающей роли в этом процессе рабочего класса48. Следовательно, гражданские процессуальные нормативно-правовые акты как источники права в содержательном плане выражают волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся всех наций и народностей советского госу­дарства. Эта воля определяется экономической системой развитого социалистического общества и главными за­дачами социалистического общенародного государства: созданием материально-технической базы коммунизма, совершенствованием социалистических общественных отношений и их преобразованием в коммунистические, воспитанием человека коммунистического общества, повышением материального и культурного уровня жизни трудящихся. Она формируется под идейным руковод­ством Коммунистической партии Советского Союза, направляющей силы советского общества.

Деятельность суда при осуществлении правосудия по гражданским делам направлена на всемерное укрепление социалистической законности и правопорядка, предупреждение правонарушений и имеет целью охрану от всяких посягательств общественного строя СССР, его политической и экономической систем, социально-



экономических, политических и личных прав и свобод граждан, прав и законных интересов государственных, общественных и кооперативных организаций. Всей своей деятельностью суд воспитывает граждан СССР в духе преданности Родине и делу коммунизма, в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к социалистической собственно­сти, соблюдения дисциплины труда, честного отношения к государственному и общественному долгу, уважения к правам, чести и достоинству граждан, к правилам социалистического общежития.

С учетом всех изложенных факторов под источниками советского гражданского процессуального права следует понимать нормативно-правовые акты, изданные высшими органами государственной власти и управле­ния Союза ССР и союзных республик, а также норма­тивные акты центральных органов общественных и кооперативных организаций, утвержденные полномоч­ными государственными органами, устанавливающие, изменяющие, прекращающие порядок деятельности суда и других лиц при защите гражданских прав, т. е. порядок производства по гражданским делам в суде, в которых выражается государственная воля всего советского народа, определяемая социалистическими экономиче­скими отношениями.



<< предыдущая страница   следующая страница >>