litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 ... 23 24

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ

ЧЕРНЫХ КЛОБУКОВ

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ



Изучение отношений Руси с черными клобуками имеет интересную историю. Тема оставалась малоизученной на протяжении длительного времени. Внимание историков неизменно привлекали русско-печенежские и русско-половецкие отношения, а черные клобуки оставались в тени. Они всегда были на виду, потому, что они активно выступают на страницах русских, особенно южнорусскихих летописей. И все-таки только несколько историков взяли на себя труд посвятить им специальные исследования. Черные клобуки упоминаются во многих общих работах по истории Древней Руси. Но большинство исследователей выссказывали лишь отдельные замечания в связи с тем или иным вопросом. Было написано только несколько специальных работ по истории черных клобуков.5 Работы второй половины ХХ в., опубликованные С.А.Плетневой и Б.А.Рыбакова акцентируют внимание на археологическом материале.6

Одной из основных работ по истории черных клобуков можно назвать большую статью Д.А. Расовского. 7 Русский историк-эмигрант Д.А.Расовский занимался изучением истории средневековых кочевников Северного Причерноморья. Им написана серия статей, посвященных разным аспектам взаимоотношений феодальных государств с половцами, торками, печенегами.8 Упомянутая статья «О роли черных клобуков в истории Древней Руси», по словам самого Д.А.Расовского, представляет собой один из разделов более обширного исследования о черных клобуках.9 Судьба упомянутого исследования неизвестна. Можно догадываться только об отдельных его частях, которые были опубликованы как статьи в разных изданиях. Планам ученого помешала война и гибель Д.А.Расовского.10

Готовя статью, Д.А. Расовский собрал значительный материал о черных клобуках. Им тщательно изучены летописные сообщения по данной теме, затронуто много важных вопросов. Именно поэтому работа Д.А. Расовского является наиболее показательной и фундаментальной в данном направлении.


В исследовании рассмотрен широкий спектр вопросов. Некотрые из них уже возникали в предшествующей историографии, но историк обратил внимание и на другие, не рассмотренные ранее аспекты темы. Можно выделить несколько основных направлений, которые привлекли внимание исследователя. Это – отношения черных клобуков с половцами и роль союзных кочевников в борьбе с ними. Другим важным вопросом было значение черных клобуков во внутренней жизни Древнерусского государства. Д.А. Расовский справедливо отмечал, что в историографии того времени внутренняя роль черных клобуков почти не рассмотрена.

Историк выссказывает несколько замечаний по вопросам хронологии. Это дает возможность понять, как он располагал события на временной шкале. Но его хронологические замечания носят несколько противоречивый характер. Он отмечает, что черноклобуцкие поселения ведут свое начало с последних десятилетий ХI в., 11 без конкретного указания, какого именно десятилетия. Ученый указывает на пассивную роль кочевников на Руси в то время.12 По его словам, торки не принимали участия в первых походах в степи, их было в это время еще мало на Руси.13 Только вследствии этих походов они начинают переходить на Русь.14 «Только с 50-х годов ХII в., - пишет Д.А. Расовский, - начинается активная деятельность черных клобуков на Руси».15 Но что же они делали на Руси на протяжении почти ста лет?

В состав объединения, по его мнению, входили осколки торков, берендеев, печенегов, вытесненных половцами из Северного Причерноморья.16

Историк отмечает взаимную заинтересованность торков и Руси в переходе кочевников на Русь.17 В связи с тем, что для Руси было очень актуальным противостояние половцам, она видела свою выгоду в сотрудничестве с торками и старалась лучше использовать кочевников.18 Д.А. Расовский справедливо понимает, что именно половецкий вопрос вызвал такое длительное сотрудничество Руси и черных клобуков.19 Давление половцев и распространение их в Северном Причерноморье вызывали жестокую борьбу и вражду половцев с кочевниками, которые были вынуждены покинуть места прежнего обитания. По мнению историка, половцы сами усложнили эти отношения, нападая на черных клобуков в самом начале их поселения на Руси.20 Исследователь признает большую роль черных клобуков в борьбе с половцами. В качестве примера их значения приводит историю с ханом Контувдеем.21 Но вместе с тем он считал, что постоянная готовность черных клобуков к степным походам вызвана в значительной степени материальной заинтересованностью последних.22 Он справедливо указывает, что отношения черных клобуков и половцев отразились на внутренних отношениях с Русью. Так, причину прохладных отношений с Ольговичами Д.А. Расовский видит в их дружбе с половцами.23 Он выссказывает очень странный и сомнительный тезис, что именно наличием черных клобуков в Правобережной Руси вызвано обращение черниговских князей к половцам. Именно в этом он видит корень зла.24


Д.А. Расовский спорит с М.С. Грушевским, который считал, что только дружина была постоянным вооруженным войском.25 Он называет черных клобуков постоянным, вооруженным собственными силами подразделением.26 При этом историк указывает на количественное преимущество черных клобуков в русском войске.27

Большой раздел в работе Д.А. Расовского посвящен внутренним отношениям Руси и черных клобуков. Он отмечает общественную активность кочевников на Руси, их участие в выборах и совете.28 По его мнению, в совете черные клобуки имели равное с русскими положение.29 Того же мнения был и И. Самчевский.30 Как показатель общественного веса черных клобуков на Руси, Д.А. Расовский называет случай 1055 г. с Юрием Владимировичем.31 Он справедливо отмечал, что, выступая вместе с русскими, черные клобуки никогда не сливались с ними и проявляли самостоятельность.32

Историк считал ошибкой мнение об ухудшении отношений с Русью во второй половине ХII в. Несколькими случаями лести, по его словам, это трудно объяснить. Кроме того, он указывал, что мы можем видеть события только с точки зрения русского летописца и никогда не знаем, что думали сами черные клобуки.33 Ученый справедливо отмечает близость и взаимовлияние черных клобуков и Руси.34

Историк обратил внимание на положение кочевников в Киевском

княжестве и отношения с киевским князем.35 Он указывает на наличие тюркской вспомогательной силы только в Киевском княжестве, хоть они и действовали в разных направлениях.36 Их влияние в Киевском княжестве, согласно Д.А.Расовскому, было исключительным.37 Отмечает подчиненность черных клобуков киевскому князю.38 Каждый киевский князь получал в свое распоряжение легкую черноклобуцкую кавалерию.39 Перевес всегда был на стороне князя, поддержанного черными клобуками.40 Великий киевский князь широко пользовался этой силой.41 Их ставили то в авангарде, то посылали в погоню.42 Было очень почетно, указывает Д.А. Расовский, ездить впереди с черными клобуками.43 Командование всегда принадлежало киевскому князю.44 Великий киевский князь защищает прежде всего свою столицу и свою власть в ней.45


Следует отметить, что во время написания работы Д.А. Расовского был накоплен уже богатый археологический материал. Были опубликованы работы Д.Я. Самоквасова, А.А. Спицина, Н.Е. Бранденбурга.46 Но Д. А. Расовский обратил внимание только на исследование Д.Я. Самоквасова.47

Приведенный детальный обзор работы Д.А. Расовского показывает, что он рассмотрел большое количество важных аспектов истории черных клобуков. Но не все вопросы были затронуты ученым.

Другие историки ХIХ-первой половины ХХ в.в. так же работали в этом направлении, хотя и не в такой степени, касались большого количества вопросов.

Они выделяли причины и последствия сближения Руси и торков. А.Я.Ефименко, В.В.Григорьев, М.С. Грушевский, как и Д.А. Расовский видели главную причину этого акта в противостоянии половцам и давлении со стороны последних.48 В.Г.Васильевский отмечал, что тюркские племена действовали в русле общей геополитики.49

Вопросы хронологии, начиная с ХIХ в. до современности решались почти единогласно. Начало союза историки признавали со второй половины ХI в., реже начала ХII в. Н.М. Карамзин связывал обоснование торков и печенегов на Руси со временем Владимира Мономаха.50 Н.И. Костомаров переход на русскую службу кочевников вел от победы над печенегами в 1036 г. «С тех пор уже набеги их не повторялись, - писал он. Часть печенегов поселилась в Русской земле, и мы в дальнейшие часы видем их рядом с русскими в войсках русских князей».51 М.С. Грушевский начальный этап поселения кочевников связывал с походом на торков триумвирата Ярославичей в 1060 г.52 В.В.Бартольд писал, что «начиная с середины ХII в. в русских летописях все тюркские народы Восточной Европы, за исключением кипчаков ( половцев), объединяются под названием “черные клобуки”».53 При этом он ссылается на статью Д.А. Расовского. С.А.Плетнева датирует поселение 70-ми годами ХI в. «Приблизительно в конце 70-х – в начале 80-х годов ХI в., пишет она, - они обратились к киевскому князю с просьбой предоставить им земли в приграничной области для поселения и кочевания».54 Б.А. Рыбаков, П.П.Толочко датируют начало службы торков русским князьям концом ХI в.55 Я.Е. Боровский говорит, что торки были известны на Руси еще в Х в., как союзники князя Владимира. «Во второй половине ХI в.,- пишет он, -они осели по р. Рось, и на Переяславщине».56


Ученые выделяли несколько этапов перехода кочевников в Русь. С.М.Соловьев считал, что первоначальное поселение осуществлялось насильственно в результате похода Ярославичей, но в 1116 г. кочевники сами пришли в Русь в следствии борьбы с половцами.57 М.С. Грушевский так же называет несколько дат, в результате которых кочевники обосновались на Руси, среди них 1103г, 1116 г.58 С.А.Плетнева отмечает, что все кочевники, которые осели в Поросье, в середине ХII в. создали союз черных клобуков.59 Объединение этих трех народов в союз М.П.Кучера датирует 40-ми годами ХIIв.60

Актуальным был и вопрос о составе союза.

“Берендеи и Берендичи, народ был до прихода татарскаго,- писал В.Н.Татищев,- в Малой России поселен на разных местах, а больше по речке Рси, и названы разно, яко казары, торки, торпеи, черные клобуки, иногда поганые, зане булы не крещены, а по имени много махометане.Но во время пришествия татар имя оное погибло.61

П.В. Голубовский первым отождествил гузов восточных источников и летописных торков.62

Относительно состава союза в историографии возникали недоразумения. Так, В.Н. Татищев, М.Ф. Берлинский, М.И. Костомаров, Н.Полонская-Василенко в своих заметках по истории кочевников на Руси не выделяли черных клобуков, как обобщающее название союза, а понимали их, как одно из тюрксих племен.63

Историки спорили по поводу участия половцев в союзе черных клобуков. М.С.Грушевский писал: «То обстоятельство, что, начиная с 1146 г., летописец прилагает к половцам эпитет «диких», наводит на мысль, что может быть, около того времени в Поросье поселилась так же и часть половцев».64 В пользу этого он приводит названия населенных пунктов Киевской губернии, которые сохранились до его времени. Историк трактует название «дикие половцы» как противоположность половцам не диким, домашним, свойским, отмечая, что это свидетельствует о наличие половецких поселений на Руси под русским верховенством.65 Улучшение отношений черных клобуков с половцами в конце ХII в. он объясняет половецкой примесью.66


Мнения по поводу происхождения малых народцев, которые входили в состав союза были разными. Тот же М.С. Грушевский допускает в турпеях, ковуях, каепичах половецкие колена.67 А.Я. Ефименко не смогла уверенно выссказаться были ли эти племена отдельными родами тех же торков и печенегов или самостоятельными народцами.68

Д.А. Расовский в своем исследовании пропустил такой вопрос, как характер хозяйства черных клобуков, земельные отношения. Он обратил внимание, главным образом, на социальные и политические, а не экономические аспекты.

Историк указывал на подчиненность черных клобуков киевскому князю,69 но он не называл характер отношений с ним. Н.М. Карамзин характеризовал эти отношения как вассальные.70

Способ ведения хозяйства черных клобуков был важным аспектом темы. Оценивая характер хозяйства черных клобуков, А.Я.Ефименко не настаивала на оседлости членов объединения, обозначая своеобразную биукладность их жизни (полукочевую, полуоседлую – Т.Т.). “Расселяясь под защитой городов, оставляя привычки кочевой жизни в пользу оседлости, черные клобуки понемногу втягивались в земские и политические интересы того социального организма, к которому пристали волей-неволей.”71 М.С. Грушевский полагал, что черные клобуки кочевали неподалеку от русских городов.72

В ХIХ в. топографические исследования привлекают внимание историков. Они активно обсуждают происхождение древнерусских городов, в том числе и тех, где были локализованы черные клобуки. М.А. Максимович в одном из писем к М.П. Погодину размышляет по поводу происхождения летописного Дверена.73

На заседаниях Исторического Общества Нестора Летописца в Киеве, проходила дискуссия по поводу топографических ориентиров летописных городов, в частности города Торческа. П.Г. Лебединцев предложил свои соображения о месте летописного Торческа. Обращаясь к публикации Ревякина в «Киевских Губернских Ведомостях» за 1863 год (№ № 33 и 34), который принимал за достоверное, что Торческ находился «на левом берегу р. Стугны, в 15 верстах от Триполья, там, где с. Безрадичи», он отметил, что невозможно размещать город на р. Стугне.74 Сам он локализовал Торческ на р. Роси, на правом ее берегу. «В 110 верстах от Киева, писал историк, - в Таращанском уезде Киевской губернии, за р. Росью, в 10 верстах от нее, при речке Торчи, что впадает в р. Рось, существует село Торчин, со своим древним городищем, и есть древний город Торчин, которое получило свое название от р. Торчи».75 В.Б. Антонович представил возражения на реферат П.Г. Лебединцева. Он не отрицал вполне справедливости мысли П.Г. Лебединцева: «Торческ, писал он, - название города, которое происходит от названия народа торков, которые могли основать несколько городков с тем же названием. Но Торческ, известный половецкою осадою, нужно приурочить к другой местности. Догадка Ревякина не совсем необоснована, потому, что в Безрадичах он нашел Торческую гору». Торческ, по мнению В.Б. Антоновича, следует искать на левом берегу р. Стугны. На это П.Г. Лебединцев ответил, что реферат его про один Торческ – киевский, а не полесский или волынский, что Торческая гора, на которой когда-либо останавливались торки во время походов, могла быть и вне Торчина.76


Относительно происхождения Торческа. М.С. Грушевский высказался о нем, как о русском городе, в отличии от Д.А. Расовского, который называет его молодым черноклобуцким поселением.77

Об использовании кочевниками древнерусских населенных пунктов сказано мало. М.С. Грушевский утверждал, что черные клобуки использовали крепости и города, около которых обитали, только во время опасности, все остальное время они кочевали около них. Названия этих городов связаны, по его мнению, именно с тем, что черные клобуки обитали около них.78 Вопрос этот не был реально разработан историками. Он остался открытым.

Ни Д.А. Расовский, ни предыдущие историки не обратили должного внимания на населенные пункты, которые находились в так называемой области «Черные клобуки», хоть это направление является очень важным для понимания действительного положения черных клобуков на Руси.

Исследователи отмечали связь черных клобуков с Киевской землей и значительную их роль там. Мысли о роли черных клобуков в Киевщине были разными. Историки давали как позитивные, так и негативные оценки. Так, Е.Щепкина, М.С. Грушевский, Д.А. Расовский указывали на важную роль черных клобуков в жизни Киевского княжества.79 По мнению М.С.Грушевского, особенно это значение возрастало во время борьбы за Киев и было одной из причин этой борьбы.80 Историк отмечал, что черноклобуцкая старшина подчинялась киевскому князю.81 С.М. Соловьев указывал, что наличие торков способствовало сохранению общественного строя Киевской земли.82 И. Самчевский отмечал такие моменты, как участие черных клобуков в выборе князя наравне с обитателями Киевщины, значение помощи союзных кочевников, что обеспечивало перевес того или иного князя.83 Он указывал, что черные клобуки признавали киевского князя своим властелином.84

Е.Ф. Павлов считал, что черные клобуки способствовали упадку Киевской земли.85 Д.А. Расовский указывал, что черные клобуки ускорили падение Киева в 1169 г.86


Слабо был разработан такой важный вопрос, как отношения черных клобуков с киевской общиной. В.И. Сергеевич не разделял черных клобуков и Киевскую общину, называл их вместе.87 М.С. Грушевский писал: «В первой половине и в середине ХII в. черные клобуки держатся вместе с киевской громадой, поддерживают ее любимых князей. Во второй половине ХII в. они начинают лестить, сближаться с половцами вместо сближения с русскими» 88 Вопрос этот требует более тщательной разработки, но важным было то, что он был поставлен.

Для историографии ХIХ-начала ХХ в. характерно то, что история черных клобуков рассматривалась только в связи с тем или иным вопросом, например, когда касались общей истории кочевников Северного Причерноморья – хазаров, гузов, печенегов, половцев. Вопрос же возникновения и развития союза «русских» кочевников оставался малоисследованным.

Проблема черных клобуков вставала на повестку дня в связи с проведением археологических исследований. Не имея прямой цели исследовать историю союза, историки и археологи вынуждены были остановиться на ней в связи с этнической идентификацией Поросских курганов. Погребения были кочевнические, и они вызвали много вопросов среди ученых.

В связи с изучением материальной культуры кочевников, возникали новые вопросы и новые направления исследований. Раскопки показали социальную неоднородность черноклобуцкого общества, ярко выраженную в погребениях разного уровня. Увеличилось внимание к бытовым подробностям жизни тюрксих племен на Руси.

Быт черных клобуков был подобен общему быту кочевников и все же отличался от последнего, потому, что они жили в других условиях, другой среде, чем остальные тюркские народы Северного Причерноморья. Даже те представители тюркоязычных племен, которые получили земли в пределах Византийской империи, Болгарии или Венгрии, имели отличные условия жизни, схожие, но зависимые от той среды, куда они попали.

Археологами детально фиксировались подробности полевых работ, но они не были достаточно разработаны в историографии того времени.


Значительное влияние черных клобуков на ход событий в южной Руси Н.И.Костомаров,89 С.М. Соловьев90 связывали с их большой численностью. Аналогичного мнения придерживался и М.С. Грушевский.91 Другие историки, как и Д.А. Расовский, обращали внимание на взаимное влияние черных клобуков и Руси. М.С. Грушевский пояснял выделение черным клобукам городов в держание влиянием русского земского строя.92 А.Я. Ефименко указывала на этническое влияние тюркского населения в южных русских землях.93 По мнению М.С. Грушевского, небольшие колонии, которые оставались после татарского нашествия, не оказывали влияния на русский этнический тип.94

В связи с возрастанием интереса к истории козачества, историки ХIХ – начала ХХ в. старались найти корни этого явления истории восточных славян. С этой целью они часто обращались к древнерусскому времени. Многие из них находили аналогии в организации военного устройства черных клобуков. А.И.Ригельман, пытаясь отыскать корни козачества, обращался к истории торков, печенегов, но он видел в них славянское происхождение.95 Н.И.Костомаров, как и Н.М. Карамзин, считал черных клобуков предвестниками козачества.96 «Кажется, будет справедливо, - писал Н.И.Костомаров, - искать в этом чужом племени предвестников казаческого общества».97 Д.Н. Бантыш - Каменский считал, что казаки переселились за Днепр с Кавказа, к ним присоединились местные переселенцы.98 И.Е. Забелин выводил украинское козачество от бродников.99

Д.А. Расовский не заинтересовался дальнейшей судьбой союза кочевников на Руси, в то время, как предшествующая историография дает широкий спектр трактовки этого вопроса. А.И. Ригельман, М.Ф. Берлинский старались проследить дальнейшую судьбу печенегов. Но А.И. Ригельман просто отмечает, что половцы и печенеги были уничтожены татарами: «С того времени имя половцев и печенегов истребилось, но только в памяти имя хазар в Малой России осталось».100 М.Ф. Берлинский предлагал другой вариант печенежской судьбы: «Печенеги с этого времени больше славились опустошениями греческих провинций, а в последующие века составляли часть обитателей в Таврии, известных до этого времени под именем крымских татар».101 Следует отметить, что в отличии от А.И. Ригельмана, который пишет, что «печенеги выселились там, где ныне пребывание свое имеют ногайские татары и половцы в Тавриде»,102 М.Ф. Берлинский упустил начальную и среднюю стадии истории печенегов, выводя их уже под другим именем несколько столетий позднее на историческую сцену снова (вспомните его хазар и печенегов, которых он снова выводит под именем торков и берендеев).103


М.С. Грушевский думал, что гипотезу о полной ассимиляции черных клобуков с русским населением нельзя признать правдоподобной. Более правдоподобным он считает, то, что черные клобуки были унесены снова в степь татарским нашествием.104

Н. Полонская-Василенко судьбу черных клобуков после монголо-татарского нашествия не определила четко, говоря, что черноклобуцкая примесь могла сохраняться в Болоховских землях.105 А.Е. Пресняков отмечал преемственность тактики древнерусского правительства – увеличивать свои силы в борьбе с восточными врагами, привлекая на службу отряды из их же среды. Выходцев из Орды Витовт селил в разных местах – на юге, около Черкас и Канева и по реке Роси, где раньше жили черные клобуки, на Волыни, около Острога. Набеги ордынцев побудили литовцев сосредоточить внимание на юге.106 Следом за Ляскоронским он отмечает, тождественность путей, по которым Витовт совершал свои походы, с походами киевских князей.107

В 1934 г. вышла в свет книга Б.Я.Владимирцова, которая рассматривала внутреннее развитие кочевого общества на примере Монголии, но ее автор многократно обращается и к истории кочевников ХII – ХШ в.в. Он рассматривает процессы, которые происходили в кочевом обществе по мере формирования феодальных черт; отмечает аильно-куренной принцип формирования кочевого общества. Автор рисует классовые категории тюрок на разных ступенях феодализма; уделяет вниманию и организации кочевого войска.108

Б.Я. Владимирцов писал: «Естесственно, не могло быть и речи о монголизации завоеванных стран, в данном случае Дешт-и-Кипчака» Крепкие были старые турецкие элементы на юго-востоке Европы...кипчаки оставались основной массой кочевников Дешт-и-Кипчак».109

В работах В.В. Бартольда рассмотрена история тюркских племен, которые впоследствии стали членами объединения (гузов, кыпчаков), по мере их продвижения на Запад в Причерноморские степи и во взаимной связи с другими тюркскими народами.110


Кроме многих интересных работ, посвященным отношениям с черными клобуками, имеются и такие, которые, рассказывая об истории того времени, совсем не касаются, даже не упоминают черных клобуков. М.Н.Покровский, рассказывая о выборах киевского князя 1146-1147 г.г., и участии в них разных слоев киевского населения, ни разу не упоминает активную роль в них именно черных клобуков.111 Даже некоторые современные работы имеют такой недостаток. Авторы популярного исторического очерка по русской истории IХ - середины ХУШ в.в. пишут, что войне между Изяславом Мстиславичем и Юрием Владимировичем принимали участие русские князья, венгры и половцы.112 В приведенных примерах пропущен такой важный элемент, как черные клобуки, без учета которых невозможно правильное понимание южнорусской истории этого времени. Массовая, популярная литература формирует представления большинства населения, поэтому нужно очень внимательно подходить к отбору фактов, это отмечал и В.П.Шушарин.113

Научная база темы, как мы видели, была заложена еще в ХIХ в.- первой половине ХХ в. Но во многих случаях исследователями были только поставлены вопросы, намечена канва научной проблематики.

В таком виде тема перешла в 50-е годы, когда историки снова начинают уделять больше внимания истории союза черных клобуков. На повестку дня ставятся новые, не рассмотренные Д.А. Расовским и его предшественниками, вопросы. Историки обратили внимание на четкую организацию сотрудничества между Русью и черными клобуками, что могло быть обусловлено только наличием договорных отношений между сторонами. Б.Д. Греков не колебаясь указывал на наличие такого соглашения.114

Вот еще несколько интересных замечаний Б.Д.Грекова по поводу отношений торков, русов и печенегов: “ Печенеги впервые названы в “Повести” под 915 г. как враги. Мы можем думать, что торки раньше вступили в договорные отношения с Русью. Торки и берендеи помогали Руси отбивать печенегов, так же, как несколько позднее сами печенеги вместе с торками и берендеями стали помогать Руси отбивать половцев.”115 Он отождествляет гузов с туркменами.116


Современные историки уделяли и уделяют значительно больше внимания изучению общественного строя, характера хозяйства черных клобуков. Были ли черные клобуки кочевниками, занимались ли они земледелием? Как влияла феодальная система Древнерусского государства на черных клобуков? Какие изменения происходили в кочевом обществе? На эти вопросы стараются ответить историки. Не всегда они находят единогласные ответы на поставленные вопросы.

Б.Д. Греков писал: «На данном этапе наших знаний мы можем только сказать, что половцы, как хазары и гузы Х в., не говоря уже о «черных клобуках» и печенегах ХI в., жили уже в системе перехода к ранним стадиям феодального общества».117 Историк отмечал, военную организацию черных клобуков в Древнерусском государстве.118 Что касается хозяйственого уклада, он указывал, что «посаженные на русскую территорию кочевники, несомненно, изменяли кочевой образ жизни».119

Г.А. Федоров-Давыдов, выссказываясь относительно общественного строя черных клобуков, отмечал сохранение у торков и печенегов черт родоплеменного деления.120 По его мнению, гузы были более развиты, чем печенеги. А противоречия возникали между теми кочевниками, которые были более развиты и теми, которые сохраняли еще родовые черты.121

С.А. Плетнева говорит о разных уровнях черноклобуцкого общества.122 В ее работах сделана попытка разделения кочевых племен на несколько степеней кочевания. Согласно этой классификации, черные клобуки были отнесены ко второй стадии кочевания, когда они сохраняли еще кочевые черты, но у них уже появляется тенденция к оседлости.123 Следует отметить, что черные клобуки состояли из разных племен, имели разный уровень развития и прошли разный путь к союзу, поэтому вряд ли можно обобщать их в такой схеме. С.А.Плетнева называет их полукочевым союзом.124 Она считает, что эти народы осели только под влиянием обстоятельств.125 По социальному устройству торков и печенегов она относит к военной демократии.126


Много мнений выссказывалось в историографии по поводу отношений черных клобуков с древнерусским правительством. С. А. Плетнева называет отношения с древнерусским правительством вассальным. «Руси были не выгодны, - пишет она, - федеративные отношения с кочевниками, которые давали им большую свободу действий на Руси».127 По мнению Н.Ф. Котляра, союз племен торков был подчинен Руси.128 М.П. Кучера так же отмечает подчиненность черных клобуков киевскому князю.129

Для современной исторической литературы, посвященой племенам, входящим в состав союза черных клобуков, характерно стремление проследить причины возникновения союза и предпосылки этого акта. Историки обращаются к предшествующей истории кочевников накануне приема их на русскую службу. Б.Д. Греков отмечал, что в военных действиях против Руси печенежского времени принимали участие не только печенеги, в состав печенежского войска могли входить представители других тюркских племен.130 Историк считал, что торки входили в состав русского войска еще во времена Владимира Святославича. Анализируя летописную статью 985 г., он писал: «Стало быть уже в состав Владимирова войска, как обычно для того времени сухопутного, как конница входили и торки». Он отмечал, что это мог быть не первый случай совместных действий Руси и торков.131

Важным является комплексный подход к вопросу, когда привлекаются результаты разных исторических дисциплин – археологии, этнографии, топонимики и т.д.

Археологические работы, которые проводились в разных местах древней «Русской земли», позволили локализовать черных клобуков только в южной Киевщине, где найдены не только курганы, но и поселения, где размещались кочевники. Опираясь на результаты археологических исследований, С.А.Плетнева отметила, что в других местах кроме Киевской земли, не удалось проследить какие-либо остатки тюрксих племен, хотя летописи свидетельствуют о пребывании там кочевников.132 Она справедливо отмечает, что кочевники оставляли ритуальные сооружения и могилы только в безопасных, защищенных местах.133 Историки отмечают, что древние народы придавали огромное значение месту рождения и захоронения.134


Раскопки древнерусского поселения у с. Шарки, которое Б.А. Рыбаков отождествил с летописным Торческом,135 дали богатый материал историкам для размышлений и наблюдений. Ученые сейчас имеют возможность немного лучше понимать, как реально происходило сосуществование черных клобуков и Руси.

Относительно происхождения города Торческа, мнения не единогласны. Б.А. Рыбаков, П.П. Толочко, опираясь на результаты археологических исследований, называют Торческ древнерусским городом.136 Б.А. Рыбаков в своих работах рассматривает ряд вопросов, касающихся истории черных клобуков.137

И.М. Шекера связывал основание Торческа, как и других городов крепостной линии со временем Ярослава Мудрого.138 С.А. Плетнева указывает, что Торческ был основан кочевниками на месте бывшего скифского городища.139

Находки смешанных могильников подтвердили общение русов и черных клобуков на разных уровнях.140

С.А. Плетнева называет древнерусскими городами летописные Шарукань, Сугров, Балин. Считает остатки поселения у села Гайдары остатками одного из этих городов.141

Проведенные археологами работы позволили уточнить локализацию отдельных племен, которые входили в союз.142

Е.Ч. Скржинская указывала на своеобразное разделение по Днепру – черные клобуки жили на правой, русской стороне Днепра, половцы – на левой.143 Как причину отказа идти на половцев, отмечала, то, что черные клобуки не хотели переходить на левую, половецкую сторону, когда там были половцы.144

С.А. Плетнева отмечает то, что печенеги все чаще упоминаются вместе с торками, указывает на слияние двух народов.145 Как пример такого слияния она отмечает Саркельский могильник. По ее мнению могильник, который был раскопан Н.Е. Бранденбургом у села Каменка принадлежал половцам. С.А.Плетнева считает, что там погребены половцы с сильно смешанным черноклобуцким населением.146 Она указывает, что малые этносы вроде ковуев, турпеев, каепичей археологически не выделены.147

Историки опять обращаются к козацкой теме. Говоря о влиянии черных клобуков на русскую жизнь, С.А. Плетнева отмечает, что именно во время существования в южных землях союза черных клобуков тут начал формироваться военный уклад, характерный позднее для козачества, и это привлекало русских.148


Результаты археологических работ позволили внести коррективы в существующие версии дальнейшей судьбы черных клобуков. Согласно со своей классификацией Г.А. Федоров-Давыдов проследил динамику распространения торческих и печенежских кочевнических древностей. В I и II периодах погребения типов БI-БШ сосредотачивались, главным образом в Поросье – 85%.149 Период, когда в степях Восточной Европы господствовали печенеги и торки, характеризовался распространением погребений типов БI-БШ.150 Погребения этих типов позднее прослеживаются географически – в Поволжье, нижнем Подонье, западнее – в Нижнем Подестровье.151 Он связывает изменение географии с Киевщины на Поволжье этих типов погребений с золотоордынским господством.152 Увеличение же населения в Поднестровье, согласуется с резким уменьшением кочевнического населения в Поросье. «Мы можем допустить, что часть поросских племен переместилась в Молдавию»,- отмечает исследователь.153 Кочевники, которые переместились в Поволжье, по мнению ученого, превратились из вассалов киевского князя в подвластных золотоордынских ханов (укаган-богал), черные клобуки изменили свои кочевья и начали кочевать там, где им было приказано, откочевали по принуждению своих завоевателей к политическим центрам Золотой Орды.154 Не все кочевники оставляли свои места вынужденно. Зажиточная часть черноклобуцкого населения могла это делать добровольно, значительная их часть стала в монгольском войске темниками, сотниками, и т.д. Бедные кочевники, которые зависели от черноклобуцких феодалов, делали это вынуждено.155

Но анализ археологических находок, проведенный Г.А.Федоровым-Давыдовым, так же показал, что не все кочевники покидали Поднепровье после монгольского нашествия. 60% погребений торческо-печенежского типа оставались на прежних местах обитания.

Г.В.Вернадский виделял несколько уровней общения восточнославянского населения Древнерусского государства с кочевниками евразийских степей.156 Свидетельствами тесных контактов восточнославянской и степной культур он называет использование киевскими князьями титула “каган”; сведения русской летописи о знакомстве восточных славян с языком и бытом печенегов; интегрированность черных клобуков в киевскую социальную структуру, активность тюркского объединения в леостепных районах Руси, лояльность по отношению к ним русской знати, торговые связи со степью.157


К истории кочевников обращались ученые, изучающие историю других стран – ориенталисты, византинисты и т.д. Это не удивительно, потому, что тюркские племена, кочуя на значительном расстоянии, вмешивались в жизнь многих стран - Волжской Богарии, Хазарии, Византии, Великой Болгарии, Венгрии и т.д. Розработка смежных вопросов геополитической истории в средневековом мире дает возможность выяснить те или иные аспекты, найти параллели, схожие подходы. Историки неоднократно отмечали, что выделение земель кочевникам практиковалось в разных странах средневекового мира – Византии, Болгарии, Венгрии.158 Ученые стараются проследить ту роль, которую играли печенеги и гузы в отношениях между Византией, Хазарией, Болгарией, в треугольнике “Византия-Болгария-Русь”. Степной регион, протянувшийся от равнин Венгрии на восток через Русь и север Каспия, был очень важен в имперской дипломатии.159 В русско-византийской войне 965-972 годов печенеги, как известно, принимали активное участие. Они действуют вместе со Святославом, выступают против русов и даже убивают князя в порогах.

Существуют разные мнения по этому поводу. А.П.Новосельцев, Т.М.Калинина считают, что набег на Киев 968 г. был инициативой не Византии, а Хазарии, которая после поражения в войне со Святославом старалась ослабить своего противника – киевского князя.160 Н.Ф.Котляр также писал о враждебном заговоре хазарской верхушки с Византией и печенегами против Святослава. ”Примирив печенегов, Святослав решил окончательно расправиться с Хазарией. И хоть Повесть временных лет и другие летописи об этом не рассказывают, восточные источники дают возможность так думать.”161 Одновременно с Хазарией, по мнению историка, Никифор Фока направил печенегов на Киев для того, чтобы отвести внимание Святослава от Византии.162 Другие ученые отмечают, что действовали две разные орды. Одна принимала участие в войне на стороне Святослава, другая была враждебна русским.163 А.П.Новосельцев, опираясь на сообщения восточных источников, делает вывод, что удар по Поволжью в 965 г. наненсли огузы-торки Ибн-Месхавейха и Ибн-ал-Асира.164


Интересные исследования сравнительного характера проведены М.В.Бибиковым. Анализируя сообщения Ипатьевского свода и византийских источников, он рассмотрел историю византийско-печенежских отношений конца ХI – первой половины ХШ в.в., войны с печенегами императоров Алексея Комнина и Иоанна Комнина.165

Таким образом, мы можем видеть, что изучение истории черных клобуков проходит интенсивно в разных направлениях, накоплены важные знания по этой теме.



<< предыдущая страница   следующая страница >>