litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 7 8



Указ Президента РФ от 20 февраля 1995 г. N 176


«Об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения»


В целях сохранения культурного наследия народов Российской Федерации постановляю:


1. Утвердить представленный Правительством Российской Федерации Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения.


2. Установить, что к объектам исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения относятся памятники истории и культуры, подлежащие охране как памятники государственного значения в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 г. № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников в РСФСР»…


4. Министерству культуры Российской Федерации и Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом с участием заинтересованных федеральных органов исполнительной власти по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации определить полный имущественный состав каждого объекта исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения в соответствии с правилами и порядком государственного учета памятников истории и культуры, иных объектов культурного наследия, предусмотренными законодательством Российской Федерации.


См. Федеральный закон РФ от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»

Полный состав движимого и недвижимого имущества особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации устанавливается в соответствии с Положением об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1992 г. № 1487 «Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации» (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1992, № 23, ст. 1961).



Президент Российской Федерации Б. Ельцин.

Москва, Кремль 20 февраля 1995 г. № 176


Псковская область

Гдовский район


Церковь Косьмы и Дамиана, с. Гвоздно

1912 г.


Ансамбль Покровской церкви, д. Кярово

1788-1789 гг.


Преображенская церковь, д. Прибуж

1755 г.




Кярово неразрывно связано с деяниями старинного дворянского рода Коновницыных. Оно собственно и являлось их родовой вотчиной наряду с имением Верхоляне. Были и другие владения Коновницыных в других местах государства российского, о которых известно значительно меньше.


Коновницыны в Гдове

и на северной Гдовщине


Документальный источник о пребывании Коновницыных на северной Гдовщине хорошо известен историкам. Это т.н. «Историко-статистические сведения о С.-Петербургской епархии». Первые два свидетельства относятся к общей редакционной части. Последующие относятся к т.н. «Запискам крестьянина Ефима Андреева», органично и полно входящим в общий текст издания. Без обиняков надо признать, что автор записок, Ефим Андреев, обладал незаурядными знаниями по истории и этнографии. Он упоминает о наличии у него большой по тем временам библиотеки. Известно, что он много путешествовал и наверняка вел род дневника. - В противном случае следует предположить у него феноменальную память на цифры, имена и даты.

О Ефиме Андрееве известно, что он был многие годы волостным старшиной и церковным старостой Выскатки (в волость при нем входило 119 населенных мест, а ранее, при образовании волости в 1803 году, было более 300, включая уездный Гдов). При его непосредственном участии и руководстве построены храм и училище в Выскатке. Он имел награды и благодарности царственной фамилии.



Сегодня краеведению известны два литературных труда Ефима Андреева и несколько статей в периодике того времени. В одном из материалов он упоминает о своей переписке (в т.ч. и с особами высочайшей фамилии). Возможно, что-то из его писем можно найти в архиве Великого князя Константина. Очевидно, Ефимом Андреевым было инициировано переименование одной из местных волостей в Константиновскую. По имени Константина было названо и народное училище Выскатки.




«Храм в (погосте) Рудно, во имя Великомученника Георгия, холодный, с теплым приделом (во имя) Рождества (Иоанна) Предтечи. Высота храма, с колокольнею - 14 сажень, ширина 6 сажень. Снаружи храм обшит тесом, выкрашен желтой краской; внутри обтянут холстом и выкрашен светло-голубой краской. Антиминс главного престола освящен митрополитом Исидором в 1865 году, сентября 19 дня; в приделе (антиминс) освящен митрополитом Антонием 1844 года, мая 28 дня. За иконостас главного престола отдано художнику Чернышеву 800 рублей серебром. Он в четыре яруса. Иконостас придела старый, в 2 яруса.

Из предметов утвари замечателен старый чугунный ко­локол, ныне не употребляемый. На нем надпись: «Sol. Deo gloria anno 1681» (очевидно, шведский колокол по контрибуции 1617 года, осуществлявшейся в рамках Столбовского договора; «Слава Богу Единому, 1681» - В.Б.). Из книг замечателен синодик, писанный в 7204 (1697) году от сотворения миpa и принадлежавший псковскому помещику Богдану Иоанновичу Коновницыну. На нем, между прочим, читаем: «Сия книга спасенная суть (?) и душеполезна, внейже написашася хотящий своим душам спасения... (в) страшный великий день грозного трепетного и Христова суда... и сими книгами избавися (от) муки вечные и причтися влике избранных угождших Христу, потрудившихся царства ради небесного и своего ради спасения, его же ради восприяша венцы нетленные и царствию небесному наследницы быша. Иже кто имеет род, или сердоболя, или чада, да тем оставят память творити по себе... Се же пишем вам, пастырем стада Христова, рекше игуменом и учителем. Иже кто от них паствы вашею нищетою духов­ною живя, и представися от жития сего и глаголете, яко не дал ухлада, не пишем его в синодик, то уже несть пастыри, но наемницы и мздоимцы, како дерзнете рещи пред Богом во страшной день: се аз и дети мои». Далее в Синодике поме­щены: 1) Притча Maкapия Александрийского о поминовении в 3, 9 и 40-й день, 2) указ, как подобает петь «парастас», т.е. панихиду. Здесь на великой ектении говорится: о великом ко­роле нашем N и благочестивых Государях, князьях и панах наших, и о всей палате; 3) порядок всенощного бдения, бываемого о умерших; 4) чин благословения икон Богородицы и разных Святых».



«К первой части (погоста Рудно) принадлежат деревни: Завражье, Гверездно, Лычно, Луг, Новоселье, Кислино, Ждовли, Засторонье, Воронино, Великое Село, Наволока, Климотино, Малышева Гора, Косыгин Лог, Пустынька, мыза Завастье, прежде князя Дондукова-Корсакова, а потом — Коновницына. Тут была прежде церковь, ра­зоренная Литвою; часовня, бывшая на месте церкви, перенесена в 1830 году в Косыгин Лог».


«Церковь Архангела Михаила

в погосте Сижно


Погост Сижно находится в 180 верстах от Петербурга и в 45-ти от Гдова, у речки Сиженки, близ проселочной дороги из Луги в Нарву. Церковь построили гг. Хвостовы и Коновницыны. Церковь каменная, из булыжника и плиты, по­священная сперва чуду Архистратига Михаила (6 сентября), потом — празднику 8 ноября. Впоследствии пристроены: теплый придел Рождества Богородицы и холодный придел — Николая Чудотворца».



(В некоторых источниках подчеркивается родственная связь Хвостовых и Коновницыных. Между тем, Хвостовы известны своим храмоздательством в селах Прибуж, Вейно и Сижно. Вот, что по этому поводу известно в Прибуже: «Храм Преображения построен в 1753 году. В прошении императрице Елизавете полковник Иван Стефанов Хвостов, чье имение находилось в с. Прибуж, просит разрешить построить церковь, так как старая дере­вянная обветшала. С высочайшего позволения он начал строить камен­ную церковь, но не достроил, и дело доводил до конца брат его Семен. Возле церкви была установлена пуш­ка, как атрибут военной профессии владельцев этого имения. Стреляли из нее по большим праздникам, вплоть до самой революции. А затем новая власть увезла ее, вероятно, с целью использования по прямому назначе­нию». О храмоздательстве Хвостовых в прибужском храме была старинная надпись на медной доске. К сожалению, сегодня она утрачена. Храм сохранился отлично и имеет старинное убранство, поскольку никогда не был закрыт даже в богоборческие времена. С 1960 года в нем настоятельствует архимандрит отец Лев - благочинный Гдовского округа и храмоздатель Гдовского собора во имя Соборной Божией Матери и храма в селе Дубяги, где он некогда служил.



Храм в Вейно, к сожалению, разрушен в годы последней войны. Сегодня Татьяна Степановна Рудяк, инициативная жительница села, радеет о постройке деревянного храма на месте бывшей усадьбы Бландовых, в парке при реке Веенке, - не на храмовом месте, что было на сельском погосте. От старого храма сохранился в огромном количестве битый кирпич и прочий материал. Эти руины пока разобрать некому.


Сиженский храм со значительными переделками и утратами до сих пор служит людям. Сегодня в нем настоятельствует отец Сергий (Кутузов). Храм закрывался в тридцатые и пятидесятые годы. Вновь отдан православным в девяностые годы. Неоднократно усердствующие атеисты и власти порывались разрушить уникальное в своем роде сооружение, творение безвестных каргопольских мастеров.


Краткие историко-статистические сведения

о церквях и приходах

Гдовского уезда


Из записок крестьянина Ефима Андреева


Гдов. Соборная церковь


«Соборная церковь, опустошенная шведами, долго оставалась в бедственном положении, но древние иконы были спасены, или в последовавшие времена мира написаны, того неизвестно. Думаю, что, судя по их древности и стилю, они принадлежат к царствованию Алексея Михаиловича. Надпись под иконою Святого Димитрия свидетельствует, что иконы написаны и иконостас устроен господином Григорием Петровичем Коновницыным и женою его, Евфимией Кирилловной, в 1737 году. Надпись эта более принадлежит иконостасу, чем иконам и скорее может относиться к их возобновлению. Притом она составлена уже в 1811 году».

«Древнейшая церковь в погосте Рудном находилась в 2 верстах от настоящей, при деревне Пустынька… (от запустения церкви так названной), где находится древнее кладбище и признаки ее основания. Впоследствии она построена на настоящем месте и в 1696 году уже существовала, но в 1790 году сгорела. Причина пожара была следующая: в мае месяце, в ближней деревне Лог, женщина вываривала для беления холсты близ рассадника (т.е. высокого деревянного сруба, с крытою площадкою наверху, где сеяли капустное семя для рассады, что делали для сохранения молодых всходов от мошек) и, оставив незагашенным огонь, сама ушла к со­седу. В это время ветер сообщил силу огню и загорались ближние строения. Пламень клубами поднимался в вихре и перенесся чрез две версты на соседний погост Рудный; селение и церковь были его жертвою, но утварь и иконостас спасены. В числе книг, спасенных от пожара, есть ру­кописный синодик, - подаяние Псковского помещика Богдана Ивановича Коновницына, в 7204 (1697) году, в храм Святого Великомученника Христова Георгия, в погост Рудный. После пожара, церковь вновь построена в 1795 году, с приделом Рождества Святого Иоанна Крестителя, приятной архитектуры, дере­вянная. Иконостас в ней устроен новый. Из древних икон, местная, мерой и подобием с чудотворной Смоленской Божией Матери, отдана в частные руки и находится там в обновленном виде...



Среди села, по до­лине, пробегает речка Руденка, впадающая в (реку) Рудну. Предание говорит, что Литва прошла мимо Рудного и не разрушила погоста, но, в 5 верстах далее, есть значительное кладбище, свидетельствующее, что она отошла к другому месту, к селу Завастью (к владению Коновницыных – В.Б.), где была, уже после Литвы, или в ее время, домовая церковь на господском окладе».


«Округ Самро находится в северо-восточной части Гдовского уезда и получил свое название от озера того же имени. Он окружен с востока рекой Лугой и Лужским уездом, с юга — Лужским уездом и озером Долгим, с запада и севера — рекой Долгой, выходящей из Долгого озера.

В Смутное время 17-го века шведы завладели Сомерской волостью, пытались удержать ее за собою и уже, через 8 лет, в 1617 году, по Столбовскому и Плюсскому договорам воз­вратили ее. Войска Иоанна III-го и Иоанна IV-го следовали через Сомру в Ливонию и к Нарве; войска Федора Иоанновича, Алексея, Михаила и Пeтpa Великого шли этим путем из Новгорода. Жители помнят предание о 40 полках Петровых воинов и о 10 тысячах подвод для них, выставленных во время войны со шведами, в 1700 году, о мостах, которые они мостили по непроходимым болотам, и о работах в Кронштадте, где 10 лет они трудились по очереди, созидая твердыню Петрову. Петр Великий, в походе своем под Нарву и обратно, проходил через Сомерскую волость. Путь его был из Новгорода на Медведь, Заполье, на Татищев Пелешок в Бобровском приходе, где он обедал у г. Татищева, и оттуда — на Хар­ламову гору (в Заянском приходе), где ночевал, и на Песье, при озере Самро, где (он) пробыл 2 часа, и оттуда — в Дретно, у Пенинскаго погоста и озера, где был тогда городок (Острожек) и начальствовал думный боярин Иван Иванович Щепин, и тут же находился Богдан Иванович Koнoвницын, - предок нынешних графов этой фамилии, имевший тогда мызу и свою церковь в Завастье, близ погоста Рудного. Из Дретно Петр пошел ночевать за границу, за речку Киношенку, на берег Луги, и оттуда ехал водою до Ямбурга и потом уже прибыл под Нарву».



Об авторе записок имеется сноска: «Ефим Андреев, крестьянин села Выскатки, составил эти записки по поручению члена комитета, протоиерея Ивана Гавриловича Покровского, в 1865 г. Ему же принадлежат и описание погоста Выскатка. Записки богаты историческими данными о судьбе гдовских цер­квей и заметками о быте прихожан. Редакция надеется, что будет интересна статья, написанная человком, не учившимся в школах. Само собою разумеется, что все исторические показания остаются на ответственности автора записок…

Редакция».




В 1777 году в Пскове проводилось учредительное собрание дворян вновь образованного Псковского наместничества. О его решениях сегодня мало кто знает. Между тем, в списках участников опять фигурирует один из представителей рода Коновницыных, - его гдовской ветви.


Список дворянству Псковского наместничества,

бывшему при первом собрании в 1777 году


«Псковское наместничество образовалось в царствование Екатерины Великой, в декабре месяце 1777 г., на основании изданного в 1775 г. учреждения для управления губерний. В состав его вошли 10 уездов; а именно: Псковский, Островский, Новоржевский (называвшийся ранее Пусторжевским), Великолуцкий, Торопецкий, Холмский, Порховский, Лужский (Луцкий) и Гдовский.

При утверждении Псковского наместничества Холмский посад переименован городом; на реке Луге учрежден новый город и назван Лугою, а на большой дороге из Пскова в Великие Луки основан Новоржев. Присутственные места открыты были при самом образовании наместничества; Советники, Асессоры и др. служащие большею частью переведены были из других мест. – Дворянство Псковское в конце декабря 1777 г. созвано было в первый раз для избирания из среды своей лиц более опытных для занятия мест предводителей, судей и заседателей. В издаваемом ныне списке показаны как дворяне, бывшие в Пскове при балотировании, так и лица, занимавшие разные должности в Присутственных местах. – Список этот перепечатан с соблюдением всей орфографии, с первого издания его, напечатанного в С.-ПБ в вольной типографии Вейтбрехта и Шнора.



Предводитель дворянства Псковского наместничества господин Генерал-Порутчик, Сенатор и Кавалер Ларион Матвеевич Голенищев-Кутузов.


Гдовского уезда.


Предводитель, Артиллерии Майор Афанасий Кондратьевич Елагин.

Бывший коллежский Ассесор Григорий Трофимович Тишин.

Его превосходительство Псковского наместничества Господин правитель Христофор Романович фон Нолкен.


Полковники.


Дмитрий Васильевич Дубровской.

Павел Иванович Пахомов.

Коллежский Советник Иван Меньшей Харламов.

Подполковник Матвей Рокотов.

Артиллерии майор Матвей Коновницын».


Из Хвостовых упомянуты: секунд-майор Степан Хвостов и поручик Мирон Хвостов




Из ведомости СПБ епархии Гдовского уезда

села Кярово одноприходной церкви во имя Покрова Божьей Матери, о штатных и заштатных священноцерковнослужителях и их семействах

за 1822 год


«Священник - Константин Несвицкий (будующий тесть Святого Праведного отца Иоанна Кронштадского – В.Б.), 27 лет, из великороссиян, сын дьякона. С 1806 по 1821 год обучался в СПБ Александро-Невской Духовной Семинарии поэзии, риторике, истории церковной и гражданской, географии, математике, философии, Богословию, языкам еврейскому, греческому и латинскому. 1821 года декабря 18 дня поступил Гдовского уезда к Покровской церкви с. Кярово священником и имеет грамоту.


Жена его - Анна Петрова, 23 года. Дочь их - Екатерина 1-го месяца.

Дьячек - Василий Васильев, 29 лет, из великороссиян, сын священника, обучался в Гдовском и Ямбургском Духовных училищах. 1811 года июня 12 дня определен Ямбургского уезда в с. Сойкино пономарем. 1812 года назначен был в Стокгольмскую миссию, но задолговременно неотправлением посольства отправлен того же года апреля 17 дня в Кронштадский собор для отправления дьяческой должности впредь до истребования. 1817 года июля 3 дня определен по мнению Консистории Его Преосвященством утвержденному к сей церкви дьячком, в стихарь посвящен, грамоту и надьяческие должности виды имеет.



Пономарское место праздно.


При вышеозначенной Покровской церкви штатное положение причта: священник, дьячек и пономарь. Родства между ними не имеется.


Просвирническое место праздно.


Писанный в прошлом году пономарь Кирилло Михайлов выбыл в Ямбургского уезда село Ястребино дьячком.


От Консистории 200 верст, от Духовного правления 8 верст, ровно и благочинного.


Ближайшие к сей церкви Гдовские градские (церкви – В.Б.) отстоят в 8 верстах, погост Каменно во имя Святителя и Чудотворца Николая в 7 верстах.


Приходских дворов 30. Душ 467 мужского пола, 558 женского пола, обоего пола 1025 (соотношение дворов и количество проживающих в них представляется спорным; налицо какая-то статистическая ошибка или ошибка переписчика; обычным во все времена прошлого считалось 5-6 человек на двор – В.Б.).


В прихожанах состоят Его Сиятельства графа Коновницына (семья и крестьяне – В.Б.) и гвардии Поручика вдовы Агафьи Григорьевны Корсаковой (семья и крестьяне – В.Б.). А прочие казенного ведомства и разных помещиков крестьяне.


Приход в расстоянии от церкви в 8 верст.


Жалование денежное и хлебное производится из Дому Его Сиятельства Петра Петровича Коновницына в год священнику 30 (рублей – В.Б.), хлеба разного 12 четвертей; дьякону и пономарю 25 (рублей – В.Б.), хлеба разного 10 четвертей. На просвирническую часть 2 четверти. Сверх всего с крестьян получается с женатого по 2 четверика (хлеба – В.Б.) в год, большею частью ярового хлеба.


Земли под церковь и сенокосы не отмежевано.


Опись церковного имущества ровно и исповедные росписи, метрические и обыскные книги имеются и хранятся в церкви.


Поучения по Воскресеньям и праздничным дням народу читаются.

Раскольников в приходе не имеется.


Благочинный Пятницкой церкви священник Николай».

Изыскания Н.Н.Наумовой.


Касательно отца Константина Несвицкого имеется известное свидетельство епархии, опубликованное в Записках уже упомянутого Ефима Андреева: «В соборной церкви (города Гдова) находится древний образ Святого Иоанна Крестителя. Он написан в память победы, одержанной над немцами при Кушельском озере в 1341 г., и принесен в гдовский Николаевский монастырь в 1754 г. и оттуда — в собор, протоиереем Костантином Петровичем Несвицким

в 1846 году».


Битва при Кушеле отмечена псковской летописью. Образ же Иоанна по местным легендам после 1754 года чудесным образом возвращался в старинную часовню Кушелы, жители которой не желали переноса чтимой иконы из известного встарь псковского села в уездный город. По летописи образ этот был написан псковским посадником Карпом Даниловичем Кольком, который собственно и разбил немцев при Кушеле и сразу тогда же стал храмоздателем губного села, выстроив древнейшую, упомянутую в летописи, по крайней мере, часовню края. Фотография иконы Св. Иоанна Крестителя имеется в одном из дореволюционных изданий. В настоящее время судьба ее не известна. Скорее всего икона погибла в безбожное лихолетье или в годы войны.


Санкт-Петербургские духовные ведомости


В выпуске ведомостей № 34 за 2004 год имеются статьи разных авторов о Гдове, его храмах, о Кярово и о Коновницыных. Упоминаются священники Кярово отцы Петр Стейшин и Константин Несвитский.

«…К началу XIX века причт гдовского собора состоял из протоиерея, священника, диакона, 2 дьячков и 2 пономарей. Среди соборного духовенства можно было видеть выпускников не только С.-Петербургской, но и Псковской и даже Новгородской семинарий (географически Гдов равноудален от С- Петербурга и Новгорода), а один из настоятелей собора первой четверти XIX века протоиерей Петр Николаевич Стейшин, имел высшее духовное образование - он окончил Александро-Невскую академию. В 1826 - 1831 годах соборный клир возглавлял протоиерей Иоанн Петрович Кедров (умер 31 августа.1860), выпускник С.-Петербургской Духовной семинарии первого выпуска (1811). Он был сыном священника с. Керстово Ямбургского уезда…»



«…После пере­вода о. Иоанна Кедрова к Преображенскому собору Нарвы настоятельское место при гдовском соборе занял его младший брат, о. Константин Несвитский, возведенный в сан протоиерея (иногда случалось, что при определении в Духовные школы родные братья получали разные фамилии). О. Константин окончил столичную духовную семинарию на 10 лет позже своего брата Иоанна. В 1821-1831 годах священствовал в Покровской церкви села Кярово под Гдовом. Эта церковь в родовой вотчине Коновницыных первоначально, в XVIII веке, числилась приписной к Гдовскому собору…»


«…В 1822 году скончался один из героев войны 1812 года граф П.П. Коновницын, и о. Константин участво­вал в погребении его тела в кяровском храме. Здесь же, в Кярове, в 1829 году у о. К. Несвит­ского родилась дочь Елизавета. Ее детство и отрочество прошли в Гдове, затем она жила в Кронштадте, куда перемести­ли о. Константина. В 1855 году протоиерей К. Несвитский вы­шел на покой, а 26-летнюю Ели­завету выдали замуж за будуще­го всероссийски чтимого пасты­ря и праведника о. Иоанна Кронштадтского - тогда всего лишь молодого кандидата бого­словия И.И. Сергиева. Елизаве­та Константиновна на полгода пережила мужа. 4 мая 1909 года она справила свое 80-летие, а 22 мая тихо скончалась.

Настоятелем гдовского со­бора о. К. Несвитский прослу­жил 17 лет (с 1831 по 1848). О его пастырской ревности здесь долго напоминал стопудовый колокол, перели­тый из старого, меньшего веса, и серебряная риза, укра­сившая житийную икону Св. Иоанна Предтечи - древ­нейшую в Гдове. Младшим соборным священником при о. Константине 10 лет состоял о. Феодор Андреевич Быстреевский, выпускник столичной семинарии 1823 года. Ранее, в 1825-1838 годах, он был настоятелем церкви Быстреевского погоста Гдовского уезда, где, вероятно, и родился».

(Очевидно, колокол был перелит тщанием отца Константина, равно и серебряная риза могла быть сделана на его средства; о переносе же местночтимой иконы из Кушелы известно, что именно отец Константин Несвицкии инициировал перенос ее в уездный Гдов; очевидно, сделано это было с приличествующей случаю торжественностью; икона же эта была древнейшая и одна из самых почитаемых во всем крае – В.Б.).



А.К. Галкин.




В связи с упоминанием в предыдущей главке кяровского и гдовского священника, впоследствии благочинного Гдовского уезда отца Константина Несвицкого, приведем сведения и о дочери его Елизавете, на долю которой Господь дал необычайную судьбу, - быть супругой и другом всероссийского батюшки, Святого Праведного отца Иоанна Кронштадского, неоднократно посещавшего Гдовщину, и, возможно, самое Кярово.


Известно, что в 1900 и 1901 годах отец Иоанн свершал освящение нового, самого крупного в уезде храма, его приделов и часовни в селе Пенино (территория современного Сланцевского района). С его благословления была учреждена и благоустроена Свято-Покровская Поречская женская община (впоследствии монастырь) в селе Козья Гора. Достоверно известно о пребывании батюшки в погостах Доложском и Старополье. Верующие же присамрянских деревень хранят память о том, как батюшка останавливался в деревне Кошелевичи, где для него в доме зажиточных крестьян Федосеевых была сооружена специальная молельня, обитая кисеей и голубым шелком. В память приезда отца Иоанна Кронштадского в эти места жители Кошелевич завели обычай особо памятные дни, проведенные ими с досточтимым батюшкой, отмечать молитвенными собраниями в доме Федосеевых, дабы прикоснуться к дорогим предметам, которых касалась рука праведника.


Воспоминания о Елизавете Несвицкой написаны почитателями ее памяти и памяти отца Иоанна. Ныне организовано общество его имени. Потомки Несвицких внесли свою неоценимую лепту в написание воспоминаний о матушке Елизавете и о ее дражайшем супруге


Чистая сердцем

«Елизавета Константиновна родилась в городе Гдове Петербургской губернии. Ее дед и отец были священниками этого уезда. После окончания Духовной Семинарии в Санкт-Петербурге в 1820 году ее отец Константин Петрович Несвицкий начал свое служение Богу в сане дьякона в церкви села Силорицы Царскосельского уезда. Через год, в 1821 году, Константин Петрович был рукоположен во священника в церкви Покрова Пресвятой Богородицы в селе Кярово Гдовского уезда, где поселился вместе со своей горячо любимой супругой Анной Петровной.



4 мая 1829 года в имении героя Отечественной войны 1812 года графа Петра Петровича Коновницына, расположенном в живописном месте срединной России, в семье Несвицких, родилась девочка, которую при крещении назвали Елизаветой. Неисповедимым Промыслом Божиим ей суждено было стать супругой великого всероссийского пастыря - Святого Праведного Иоанна Кронштадтского и вместе с ним нести нелегкий крест служения Господу и людям. Сам батюшка Иоанн родился в том же году.


В сентябре 1999 года мы посетили Гдовский уезд. При въезде в Кярово увидели родную нашему сердцу маленькую белую церковь, погост, хозяйственные постройки, заросший овраг с жур­чащей речкой, окруженный густыми зарослями кустарников, не­большой старый церковный дом. В чистом воздухе веяли запа­хи трав, осенней листвы и цветов, посаженных на могилах вокруг церкви. Всюду царили покой, трогательная красота и благодать.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы была построена в XVII-XVIII веках как домовая церковь имения графа Коновницына. Добрый верующий христианин Петр Петрович был погребен в ней в 1822 году у левого клироса.

Церковь закрылась во время Великой Отечественной вой­ны 1941-1945 годов и в трудные для русского православия послевоенные годы почти разрушилась. С начала 1990-х годов в ней проводятся богослужения, началась реставрация, кото­рая до сих пор не завершена.

Когда мы входили в церковь, нас охватило светлое чув­ство радости при виде икон, церковного убранства и всего того, к чему когда-то прикасался наш прадед и родственники. Мы представили, как здесь крестили маленькую Лизу, как она с Анной Петровной бывала на церковных службах, молилась, при­чащалась Святых Христовых Тайн. Очевидно, что во время частых прогулок по этим прекрасным местам впечатлитель­ная детская душа Лизы глубоко впитала в себя неповторимую красу бескрайних просторов русской природы, ее божественное очарование и умиротворенность. Так формировался уравнове­шенный, вдумчивый характер, отзывчивое и доброе сердце бу­дущей матушки, бесконечно любящий эту землю и ее людей.



Из Кярова протоиерей отец Константин с семьей переехал в Гдов - маленький уютный приветливый провинциальный городок, утопающий в зелени садов, с древними храмами, крепостными стенами, расположенный на живописном бере­гу Чудского озера. Этот город славен своей многовековой историей.

Отец Константин начал служить в Дмитровском соборе горо­да Гдова и вскоре стал благочинным Гдовского уезда.


Любимая родителями Лиза росла в патриархальной атмо­сфере строгого христианского благочестия. В детские годы ее воспитанием занималась мать Анна Петровна, которая приви­вала своей дочери благоговейное отношение к Святой Церкви и постоянно бывала с ней на богослужениях. Лиза с самого раннего детства росла серьезным, послушным, нежным и от­зывчивым ребенком. Девочка рано научилась читать, с удо­вольствием помогала матери в домашних делах, нянчила и помогала воспитывать младших братьев и сестер.

Елизавета Константиновна всегда с любовью вспоминала о матери, светлый образ которой сохранился в ее сердце с младенчества. Мать была для нее непререкаемым авторитетом. Благодатному примеру ее жизни Она всегда старалась следовать и побуждала к этому своих воспитанников; это мож­но отнести и к ее племяннице Руфине, и к детям Руфины.


Среди окружающих Анна Петровна почиталась как глубо­ко верующий, образованный, энергичный и волевой человек. Ее брак с Константином Петровичем был основан на высоком взаимном чувстве. Вера в Бога без сомнений, жертвенная пре­данность материнскому долгу как святому послушанию воле Божией - эти редкостные качества души своей матери Елиза­вета Константиновна ценила более всего, всегда стремилась им подражать и говорила о них с неизменным почтением.

Анна Петровна воспитала свою дочь истинной христиан­кой, девушка была смиренной и благонравной. Заложенные таким воспитанием душевные качества помогли Елизавете Константиновне стать достойной спутницей Святого Праведно­го Иоанна Кронштадтского на протяжении 53-х лет совмест­ной жизни. «Моя жена - ангел», - не раз говорил батюшка Иоанн о любимой супруге.



Родители дали дочери хорошее образование Она овладела иностранными языками, музицировала, пела. Обладая тонким художественным вкусом и трудолюбием, Елизавета Констан­тиновна, по старинной русской традиции, мастерски и с увле­чением вышивала. Пелены и платы, вышитые ею, были укра­шением церкви. Она была и прекрасной домашней хозяйкой.


В 1848 году протоиерея Константина определяют на новое место службы с другими обязанностями: ключарем Андреев­ского собора в Кронштадте. К этому времени в семье Несвицких было уже восемь детей. Елизавета Константиновна была одной из старших дочерей и первой помощницей своей горячо любимой матери.

В 1855 году семью постигает большое горе - внезапно умирает Анна Петровна. Здоровье отца Константина ухудша­ется, подорванное тяжелой утратой. Все заботы о детях па­дают на Елизавету Константиновну, которая старалась по мере сил заменить своей сестринской любовью и неусыпной забо­той мать, вспоминая ее уроки воспитания. С этих пор Елиза­вета Константиновна отверглась себя и жертвенно отдавала свою жизнь окружающим ее родным и близким.


На одном из вечеров в Санкт-Петербургской Духовной Академии Елизаве­та Константиновна познакомилась со студентом Иваном Ильичем Сергиевым (будущим отцом Иоанном Кронштадтским). Она ему очень понравилась своей скромностью, духовностью, миловидность. Вскоре он сделал ей предложение. Принять окончательное решение его побудило то, что он видел во всем происходящим с ним явную волю Божию. По окончании учебы они обвенчались.


12 декабря 1855 года отец Иоанн был рукоположен пре­освященным Христофором, епископом Винницким, во свя­щенники.

После этого его жизнь была связана с Андреевским со­бором в Кронштадте.

Андреевский собор был построен в 1805-1817 годах по проекту А. Д. Захарова и К. Камерона. 26 августа 1817 года он был освящен. Первую литургию в Андреевском соборе отец Иоанн Кронштадтский служил в воскресенье 17 декабря 1855 года. В соборе хранилось мно­жество святынь, среди которых был крест с частицей мощей святого апостола Андрея Первозванного. Настоятелями со­бора в разные годы были: протоиерей Василий Нектарьевский (ум. 2 января 1857 года), протоиерей Павел Трачевский (с 1858 по 1894 годы); с 1894 по 1908 год настоятелем собора был протоиерей Иван Ильич Сергиев. В 1931 году собор был за­крыт, а в 1932 году - взорван.



С самого начала совместной жизни отец Иоанн упросил Елизавету Константиновну посвятить себя служению Богу, Церкви, людям, блюсти девство и жить в супружестве, как живут брат и сестра. Чистота его жизни и молитвенный под­виг раскрыли для него духовный мир во всей его реальности, и он в молодости с первых дней своего пастырского служе­ния стяжал дар различения духов и искусства борьбы с не­чистыми силами, которые невидимо толкают людей на различ­ные грехи и отступления от заповедей Божиих.

Наша бабушка Руфина Григорьевна вспоминала: «Когда она (Елизавета Константиновна) выходила замуж, на ее попе­чении находились престарелый отец, трое взрослых братьев и двое сестер; все жили вместе, и на долю Елизаветы Кон­стантиновы, исполняющей обязанности хозяйки и матери, выпало немало забот и хлопот. Через несколько лет братья ее получили обеспеченные места, давшие им возможность поселиться отдельно, а сестер своих матушка выдала замуж за учителей Петербургской Духовной Семинарии, впослед­ствии священников, причем все попечения об их устройстве и обзаведении приняли на себя отец Иоанн и Елизавета Кон­стантиновна».


Постепенно менялось к отношение сослуживцев к отцу Иоанну: они начинали относиться к нему с большим уважени­ем и почтением как к опытному священнику и великому мо­литвеннику.


Отец Иоанн прожил в Кронштадте долгую плодотворную жизнь, отдавая себя целиком служению Богу и людям.

Что же представлял из себя Кронштадт в те годы?

В 1860-х годах этот город служил местом высылки непра­воспособных в силу своей порочности граждан, преимуще­ственно мещан и разного сброда. Эти люди носили название «посадских».

Жили «посадские» на самых глухих улицах, в землянках... Здесь была темнота, грязь, грех... Сюда ни один священник не приходил с молебнами даже в Светлое Воскресение.

Позже в «Кронштадтском вестнике» за 1872 год (№№ 3 и 18) отец Иоанн писал: «Причин кронштадтской нищеты и бедности множество, вот главные: бедность от рождения, бед­ность от сиротства, бедность от разных бедственных случа­ев, например, от пожара, от кражи, бедность от неспособнос­ти к труду по причине старости или болезни, или калечества, или по маловозрастности, бедность от потери места, бедность от лености, бедность от пристрастия к хмельным напиткам и, в небольшой части случаев, от недостатка труда и от недо­статка средств, с которыми можно было бы взяться за труд: порядочной одежды, обуви, насущного хлеба, инструментов...


Вы заранее отказываетесь ее (нищету) видеть, вы отво­рачиваете лицо. Не гнушайтесь... ведь это братья наши, хотя и непривлекательные по наружному виду».


Батюшка ежедневно бывал среди бедняков и нищих Крон­штадта, утешал их, беседовал с ними, по мере своих сил слу­жил больным, ухаживал за ними, помогал материально. Духо­венство Андреевского собора зачастую не понимало его, и Елизавете Константиновне говорили: «А твой-то сегодня опять босой пришел». Раздавал деньги отец Иоанн до тех пор, пока от его жалования и доходов не оставалось ни одной копейки даже на обед дома.

Отец Иоанн не умел отказывать. Из-за этого нуждался не только он, но и его супруга: ей не на что было вести хозяйство.

Понимая что он не имеет права заставлять нищенствовать cynpyгу, отец Иоанн распорядился что жалованье по законоучитетьству выдавали ей.


К супругам Сергиевым в гости в Кронштадт часто приезжали сестры матушки Елизаветы. В один из таких приездов у сестры Елизаветы Константиновны Анны в квартире отца Иоанна родилась дочь которую нарекли Руфиной и через некоторое время увезли домой

В 1872 году умер отец Руфины и Анна Константиновна осталась без средств с двумя маленькими детьми. Отец Иоанн видя такое плачевное и беспомощное состояние ее семьи предложит Елизавете Константинове «Детей у нас нет, возьмем Руфину к себе и воспитаем ее как дочь»

С этого времени Руфина оказалась на попечении дяди и тети (так она называла отца Иоанна и Елизавету Константиновну)

Они очень любили Руфу, заботились пеклись о ней, берегли ее, души в ней не чаяли, относились к ней как к родной дочери. Елизавета Константиновна была с ней необыкновенно ласковой, но вместе с тем требовательной и строгой.

Отец Иоанн с трех лет начал вести с Руфой обстоятельные беседы о Боге, заботиться о воспитании ее души, приучал ее к молитвам и к церковному богослужению.

Елизавета Кон­стантиновна всегда брала Руфу на службу в Андреевский собор. Песнопения и молитвы радовали девочку. Елизавета Константинова усердно занималась с племянницей, спала с ней в одной комнате, следила за поведением, приучала к аккуратности и опрятности.


С пяти лет тетя начала обучать девочку грамоте и французскому языку. Руфа тянулась к знаниям была понятливой и усидчивой Любила рисовать петь а когда научилась читать книжки то ее нельзя было оторвать от них. Вместе с Елизаветой Константиновной они вырезали из бумаги фигурки жи­вотных, которых видели в прочитанных книжках Елизавета Константиновна тщательно готовила Руфу к поступлению в гимназию. Много занималась с ней сама и приглашала учителей, а по Закону Божиему ее готовил отец Иоанн.


Дядя сам отвел Руфу на вступительный экзамен в гимназию, который она выдержала успешно. Особое внимание Елизавета Константиновна уделяла образованию Руфы. Кроме занятий в гимназии, она брала уроки немецкого и французского языков, музыки и рисования. Девочка оказалась любознательной, пылкой и способной.


Результатом трудов тети, дяди и стараний Руфы стало блистательное окончание ею гим­назии с золотой медалью.


Елизавета Константиновна была сердечной, заботливой и внимательной супругой. Много внимания всегда получал от нее прежде всего отец Иоанн. Она очень заботилась о нем. Руфина вспоминала «К своему великому супругу-молитвенни­ку тетя всегда относилась с благоговейной любовью и почтитетьностью. Когда он усталый приезжает домой с треб или из храма, она торопилась снять с него сапоги, помочь раздеться и заботливо укрывала его, укладывала отдохнуть в постель. Тогда мертвая тишина водворялась в квартире, так ревниво оберегала тетя кратковременный отдых труженика-пастыря».

Отец Иоанн всегда считал, что семья - храм Божий и должна быть свята, как храм.

Елизавета Константиновна относитесь к своей семье как к особой святыне, которую самоотверженно, заботливо и бе­режно охраняла. Она была очень подвижна - вечная хлопоту­нья с добрым благообразным лицом. Как вспоминала наша бабушка, она любила всех обласкать, пригреть и накормить «Как сейчас смотрю на нее, - рассказывала она — подвязан­ную белым передником, делающей сладкий пирог на кухне, любила она постряпать, сама покупала провизию, сама за всем присматривала, чтобы все было чисто и вкусно Сколько раз помню, дядя, отведывая любимый яблочный пирог, приговари­вал:«Мастерица ты у меня стряпать пироги». Приветливая, всегда ровная и ласковая в поведении, Елизавета Константи­новна любила, когда кто-то из знакомых навешал ее, тогда она прямо закармливала гостя или гостью, а дядя, видя ее госте­приимство и искренность, не раз говорил про нее: «Настоящая она матушка».



Будучи вообще слабого здоровья, отец Иоанн часто хво­рал, и тогда Елизавета Константиновна превращалась в неутомимую сиделку, проводила все ночи напролет у постели боль­ного, а днем сама готовила для него кушанья. Однажды отец Иоанн опасно занемог у него оказалось двустороннее воспа­ление легких. Целыми часами он лежал в забытьи, с закры­тыми пазами, а когда приходил в себя, то жаловался на не­выносимую головную боль. Елизавета Константиновна сидела около него и горько плакала. Открыв глаза, отец Иоанн по­смотрел на нее и сказал «Не плачь, Лиза, Бог даст поправлюсь а если нет, Бог и добрые люди не оставят».


Святой Праведный Иоанн Кронштадский. Проповеди, воспоминания современников

и родственников.





следующая страница >>