litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 6 7
Александр Мардань




Американская рулетка

(Номер четырнадцать)


Антикризисная комедия




Действующие лица:


Баба Оля, 65 лет

Ирина, ее племянница, 40 лет


Сергей, муж Ирины, 42 года

Олик, их сын, 18 лет

Изольда, их соседка, 60 лет

Светлана, подруга Олика, 23 года

Виктория, студентка, 20 лет

Почтальонша, Первая гостья, Вторая гостья


Действие происходит в наши дни.


Телефоны автора в Одессе: +38(048)718-06-03, 786-91-69, +38(050)316-34-30

E-mail:    forte@eurocom.od.ua


Действие первое


…Гостиная, в которую выходят двери нескольких комнат. По комнате разложены мягкие игрушки. На стене висит лозунг: «ЛУЧШЕ ХОДИТЬ БОСЫМ, ЧЕМ УКРАСТЬ БОТИНКИ. Че Гевара».

У журнального столика сидит Изольда. Она быстро раскладывает карты, смотрит на них, потом собирает и снова раскладывает. В комнату входит баба Оля. В руках у нее поднос, на котором стоят две чашки кофе.

ИЗОЛЬДА: Два туза – и оба козырных. Будет тебе дальняя дорога.

БАБА ОЛЯ: Верь после этого гадалкам! Мне говорили, что туз – это дело, а не дорога.

ИЗОЛЬДА: Я не гадалка, а ясновидящая.

БАБА ОЛЯ: А дорога точно мне? Не сестре? Она из Америки не нагрянет?

ИЗОЛЬДА: Для верности надо на сестру отдельно разложить, какая ей карта выпадет…

БАБА ОЛЯ: Уже выпала. Зеленая. Она десять лет назад грин-карту в лотерею выиграла. Замуж вышла за американца. Фамилия – не выговоришь. Картершпиллер.

ИЗОЛЬДА: Точно! Карты не врут. Жить твоей сестре за океаном, пока не надоест.

БАБА ОЛЯ: Что там еще?

ИЗОЛЬДА: Беда от огня.

БАБА ОЛЯ: Ой… Страховаться?

ИЗОЛЬДА: Сковородку с плиты снять.


БАБА ОЛЯ: Тьфу ты!

Баба Оля убегает на кухню. Возвращается.

БАБА ОЛЯ: Забыла про котлеты. (Смотрит в карты.) А дальше?

ИЗОЛЬДА: В доме у вас… неспокойно.

БАБА ОЛЯ: Через стенку доносится? Яснослышащая… Милые бранятся — только тешатся.

ИЗОЛЬДА: Милые? Тебе виднее…

БАБА ОЛЯ: Слышнее. А ты чего по ночам шуршишь? Полы циклюешь?

ИЗОЛЬДА: Циклюю, но днем.

БАБА ОЛЯ: А ночью? Все время кто-то скребется.

ИЗОЛЬДА: Да… А я думала – вы. Обои клеите.

БАБА ОЛЯ: По ночам? Делать больше нечего.

ИЗОЛЬДА: Кто же тогда скребется?

БАБА ОЛЯ: Аббат Фариа! В камеру к Дантесу пробирается.

ИЗОЛЬДА: Это который Пушкина убил?

БАБА ОЛЯ: Это который Монте-Кристо. Дюма читала? (Пауза.) Вопросов нет. ИЗОЛЬДА (рассматривает комнату): А обои я бы освежила.

БАБА ОЛЯ: Зачем? Эти еще не прокисли. Мы только с долгами рассчитались, на ремонт еще не накопили. И с номером надо проблему решать.

ИЗОЛЬДА: Если суеверные – зачем тринадцатую покупали?

БАБА ОЛЯ: В первую ночь мы проснулись от того, что ворона каркает. Жутко. Я — к соседу, в твою квартиру. Спрашиваю: тут что-то плохое было? Он говорит: в войну снаряд попал. Потом что-то перестраивали… А хотите, говорит, номерами поменяемся? Вы будете четырнадцать, а я – тринадцать. Только не даром… Договорились. Он деньги взял. Мы номер поменяли. А он, аферюга, тебе квартиру продал – и съехал.

ИЗОЛЬДА: Подлец.

БАБА ОЛЯ: Согласна. И что теперь?

ИЗОЛЬДА: Оля, я в тринадцатой не могу. Клиентов растеряю. Знаешь, сколько я за эту квартиру колод перетасовала?

БАБА ОЛЯ: А меня как жизнь тасовала! Только не те короли рядом попадались. Вот и осталась на старости лет в проходной комнате.

Звонит мобильный Изольды.

ИЗОЛЬДА (по телефону): Вернулся? А я вам что говорила? Поднимайтесь.


БАБА ОЛЯ: Кто вернулся?

ИЗОЛЬДА: Батюшка. К попадье.

БАБА ОЛЯ: Разве им к гадалкам… прости, — к ясновидящим можно?

ИЗОЛЬДА: Дорогу к правде не закроешь. Извини, рабочий день начинается.

Баба Оля провожает Изольду и возвращается в комнату, смотрится в зеркало, хлопает себя по щекам. В комнату входит Олик. Заспанный, зевает. Он тихо подходит к бабе Оле, которая стоит к нему спиной. Берет лежащего на диване плюшевого зайца и похлопывает его лапой по ее плечу.

ОЛИК (громко): Тезке привет!

БАБА ОЛЯ (вздрагивает): Ой! Весь аутотренинг поломал! (Отнимает у Олика зайца, бросает обратно на диван.)

ОЛИК: Что тренируем? Мышцы лица? (Тоже смотрится в зеркало.) Ужас! (Пятерней «расчесывает» волосы.) Где Кефирчик? Кс-кс-кс…

БАБА ОЛЯ: Отнесла соседке. Ее кошка орет третьи сутки.

ОЛИК: Последнее дело – тварь бессловесную в женихи отдавать. Вот тебя бы взяли и отнесли в другую квартиру?

БАБА ОЛЯ: Философ… Завтракать будешь?

ОЛИК (тяжело вздыхает): Ты же знаешь, что я утром не ем.

БАБА ОЛЯ: Опять водой набулькаешься....

ОЛИК: Стакан воды, медленными глотками, насыщает, как завтрак.

БАБА ОЛЯ: Смотреть не на что. Худой, как велосипед.

Олик подходит к зеркалу, рассматривая себя.

ОЛИК (громко): Красотища!

БАБА ОЛЯ: Не кричи!

Олик складывает руки, как зайчик, и прыгает из комнаты в коридор.

Из спальни выходит женщина лет сорока, в деловом костюме.

ИРИНА: Чего кричите? То муж гирями стучит, то вы по подиуму расхаживаете…

ОЛИК (возвращается в комнату, тащит велосипед): Уже одиннадцать. Сколько можно спать?

ИРИНА: Кто воевал – имеет право.

ОЛИК: С кем в этот раз, работник культуры?

ИРИНА: С французскими бульдогами. Уши огромные! Еле фату одели!

ОЛИК (напевает марш Мендельсона): Пара-парам, пара-парам!.. А теперь, молодые, обнюхайте… ой, простите… оближите друг друга. И не грызитесь! Обменяйтесь ошейниками… Ну, совет вам да любовь. Кстати, папа когда приезжает?


ИРИНА: Самолет в девять тридцать. (Уходит в ванную).

ОЛИК (разглядывает велосипед.): Опять восьмерка… Символ бесконечности.

БАБА ОЛЯ: Послушай, философ! Ты когда воззвание уберешь? (Кивает на лозунг, висящий на стене.) Говорил, что на неделю, а висит второй месяц.

ОЛИК: Эта фраза будет жить в веках.

Раздается резкий звонок в дверь. Олик вздрагивает и роняет велосипед. Баба Оля идет открывать. Возвращается с женщиной лет сорока.

ЖЕНЩИНА: Я вчера вам звонила… По поводу свадьбы.

БАБА ОЛЯ: Свадьба? Присаживайтесь, минутку подождите… Хотите кофе?


ЖЕНЩИНА: Да, спасибо. (Садится на диван.)

БАБА ОЛЯ (Олику, тихо): Убери ты его отсюда! Неудобно… (Выходит.)

Олик вытаскивает велосипед в коридор. Входит Ирина, она вытирает лицо полотенцем.

ИРИНА: Здравствуйте.

ЖЕНЩИНА: У моей девочки… проблема с женихом.

ИРИНА: Убежал? Или увели?

ЖЕНЩИНА: Увели. Напрасно мужчины думают, что они всё решают.

ИРИНА: Решает тот, у кого в руках поводок.

ЖЕНЩИНА: Точно! Понимаете, там… с его новой подругой… они уже живут вместе. Но может, еще не поздно что-то предпринять?

ИРИНА: А зачем вам этот жених? Я подберу другого. У меня обширный каталог. Мы можем посмотреть прямо сейчас.

ЖЕНЩИНА: Но моя девочка его так любит… Ночами не спит!

ИРИНА: Воет?

ЖЕНЩИНА (смущенно): Практически.

ИРИНА: Не беспокойтесь. Найдем ей нового жениха, и все будет отлично! Она какой породы?

ЖЕНЩИНА: Нашей, какой же еще!

ИРИНА (с удивлением): Служебная? Сторожевая? Охотничья?

ЖЕНЩИНА: Вы о ком?

ИРИНА: О вашей суке.

ЖЕНЩИНА (вскакивает, кричит): Не смейте так о дочери!

В комнату заглядывает Олик.

ИРИНА: Какая дочь? Я про собаку.

ЖЕНЩИНА: Вы издеваетесь? При чем здесь собака?


ИРИНА: Я распорядитель фирмы «Собачьи свадьбы».

Женщина растерянно молчит. Входит баба Оля с подносом в руках.

ЖЕНЩИНА (смотрит на Ирину): Изольда?

ИРИНА: Начинается!

ЖЕНЩИНА (достает бумажку): Садовая, 20, квартира 14?

ИРИНА: И соседняя – тоже.

ОЛИК: Понимаете… Короче… В общем, тут две четырнадцатых.

ЖЕНЩИНА: Аферисты!

Выходит. Хлопает входная дверь.

ИРИНА: А кто ее впустил?

БАБА ОЛЯ: Я. Она про свадьбу сказала…

Баба Оля ставит на стол поднос с двумя чашками. Ирина берет одну.

БАБА ОЛЯ: Я на нее тоже сварила. Две выпьешь?

ИРИНА: Пусть Олик выпьет. (Олику.) Кстати, ты почему не на занятиях? Опять первая пара – физкультура?

ОЛИК: Угадала. Я на третью пойду. Реферат защищать. «Событие, которое изменило судьбу России». Нужно выбрать известное событие и смоделировать, что стало бы со страной, если бы его не было.

ИРИНА: И что ты выбрал? Смерть Ленина? Рождение Горбачева?

ОЛИК: Продажу Аляски.

ИРИНА: Холодно.

ОЛИК: Жарко. Во-первых, «золотая лихорадка» помогла бы России избежать социализма. Авантюристы искали бы золото, а не справедливость…

БАБА ОЛЯ: Ты лучше расскажи, когда домой пришел?

ОЛИК: Не помню.

БАБА ОЛЯ: А я помню. В половине пятого!

ОЛИК: Бабуль, ты плохо спишь, потому что пьешь кофе. В твоем возрасте вредно.

ИРИНА: Кошмар! Бродишь до утра, потом лекции пропускаешь! Где ты был? Опять мосты развели?

ОЛИК: Мосты не при чем. Я просто гулял.



следующая страница >>