litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4

Когда мы вышибли врага, его артиллерия и минометы до самого утра били по нашим позициям. Нам пришлось оттянуть живую силу несколько назад, оставив кое-где наблюдателей и пулеметы, которые, меняя позиции, всю ночь вели огонь. Утром, когда враг прекратил огонь, наши бойцы снова заняли оборону по переднему краю.

Старший инструктор политотдела бригады Урусов Александр Александрович проводил работу в подразделениях 1-го батальона и с бойцами передвигался к переднему краю. Во время этого движения он уклонился в сторону, обходя многочисленные торфяные места и ямы. Во время этого движения он встретил группу каких-то военных, но так как только светало, он их не рассмотрел, а они, увидя его, стали кричать: «Урус! Урус! Урус!»

Думая, что его зовут свои, Урусов направился к ним и только в десяти шагах рассмотрел, что это были немцы. Требовалось бежать от них, он ушел и от вражеского плена и от вражеских пуль, но от смерти он не ушел. Придя на командный пункт бригады и доложив, что им сделано, он рассказал о своей встрече с немцами. Все слушали его, смеясь над этим приключением, а я его пожурил, что он рискует жизнью и запретил ему самому ходить по фронту. Выйдя из землянки, он стал у подъезда торфяного барака. В это время на краю крыши барака разорвалась вражеская мина, и осколок мины попал Урусову в голову. Он был похоронен в городе Волхове в братской могиле и награжден посмертно орденом "Красное Знамя".

В этот же день был убит и лейтенант Попов – танкист 16-й танковой бригады. Почти весь ноябрь он сражался вместе с моряками, _____судьба его хранила, его танк был весь изранен /61/ осколками мин, но Попов был жив и невредим, он подбил за это время пять вражеских бронемашин. Моряки его знали и уважали за храбрость и стойкость в бою. В этот день он, как всегда, был в своей машине и вышел из нее размяться. А в это время рядом разорвалась вражеская мина, и он был сражен ею. Его танк был сразу уведен танкистами. Мы не протестовали против этого. Нам просто тяжело было видеть другого человека вместо Попова, так мы его все уважали.


После отбития вражеской атаки противника враг больше не пытался активизировать свои действия на нашем участке. Он все свое давление и боевые действия перенес на участок 310-й стрелковой дивизии, стремясь обойти город Волхов с северной стороны. Командование 54-й армии сюда подтянуло всю свою артиллерию и танки 16-й танковой бригады. Мы свой резерв держали на своем левом фланге на случай неустойчивости нашего левого соседа - 310-й стрелковой дивизии.

Начался спад активных действий противника. Стрельбу враг вел минометным огнем и на отдельных местах пулеметным огнем. В это время в одну из ночей пропал боец Иорданов, член партии, моряк. Я его знал еще с мирного времени в Кронштадте. Чтобы он добровольно перешел к врагу - даже думать нельзя. Не такой он человек, нет его среди убитых и раненым не поступал. Он был связистом телефонной связи. Предоставляем слово ему самому: "Я был батальонным телефонистом. Ночью, видно, пулей был перебит телефонный провод, связь со штабом бригады прекратилась. Я пошел по проводу, нашел порыв, соединил провод и только хотел подняться, вдруг меня кто-то накрыл плащ-палаткой. Несколько человек скрутили меня и поволокли. Сначала я думал, что это вражеская разведка тащит меня в качестве языка, но потом меня поставили на ноги и под руки повели. Все молчат. Я подумал, что это наши со мной подшутили - моряки частенько проводили такие шутки между собой. Меня вывели /62/ на дорогу - чувствую ногами, а потом подняли и посадили в грузовую автомашину. Сняли с меня плащ-палатку и русским языком говорят:

- Молчи, а то забьем кляп в рот.

Проехали километров пять. Завели в землянку, где вижу - наш, советский командир говорит мне:

- Что, попал в плен? - и смеется, - мы тебя взяли как морской экспонат, чтобы ты нам послужил. У тебя морская одежда есть? Отвечаю: - есть. Фуражка и фланелька.

- Ты сейчас отдыхай, а завтра утром поедешь по батареям и будешь бойцам рассказывать как дерутся моряки, матросы.


Так они задержали Иорданова в артполку месяц, сначала его стерегли, а потом он привык. После он окончил морское училище береговой обороны и служил во флоте офицером.

Я привел этот случай для того, чтобы было понятно, каким авторитетом пользовались моряки, будучи на сухопутном фронте.

Когда мы прибыли на новый участок фронта, наши новые соседи нередко присылали делегацию бойцов удостовериться, действительно ли рядом с ними сражаются моряки, или еж требовали, чтобы мы посылали своих бойцов, предварительно одев их в морскую форму, что мы охотно делали. Одежда у нас всегда была про запас для подобных случаев.

20.

Начиная с 20-24 ноября противник под городом Волховом стал менее активен. Его атаки наших стыков с соседями и совсем прекратились. Враг больше вел минометный огонь и изредка периодически стрелял из пулеметов. наша разведка переднего края противника ничего не дает. Решил в разведку пойти сам, но меня опередил комиссар штаба бригады Яковлев. Он сослался на то, что он разведчиков лучше знает, так как каждый день их контролирует. Разведка ушла в 22.00 25 ноября, а вернулась в 7.00 на другой день. Разведчики приволокли немецкого солдата, но он был мертв.

/63/ Когда его схватили, он пытался кричать, бойцы его придавили и задушили. Его документы говорили о том, что он минометчик 21-й пехотной дивизии. Наблюдение разведчиков показало, что перед моряками действуют два минометных подразделения врага, изредка стоят пулеметы в гнездах, а кое-где гнезда есть, а пулеметов нет. Пехоты противника совсем нет. посоветовавшись мы решили, что противник оттянул основные силы из-под Волхова. Но где он собирается нанести нам удар? Я поехал в деревню Плеханово, где располагался командующий 54-й армией. Доложил ему данные нашей разведки. Он говорит:

- Данные о противнике у нас сходятся, мы уже имеем сведения о противнике из других источников. Морякам сегодня придется сдать свою полосу обороны одному из полков 3-й гвардейской дивизии, находившемуся в моем распоряжении в резерве. Бригаду отведете в мой резерв в деревню Лисички, что северо-западнее города Волхова. Бригада отдохнет, бойцов помоете в бане, только не всех сразу на всякий случай. Помните, что у ____города Волхова до железнодорожной станции Войбокало ходит единственный бронепоезд. Других войск там нет.


Вечером 26-го ноября 6-я бригада морской пехоты была выведена из боя под городом Волхов. В 20.00 она уже была сосредоточена в деревне Лисички. Саперы бригады стали разминировать баню и готовить ее к топке для мытья личного состава. Бойцы, отказавшись от ужина повалились спать. Я же думал, отдых отдыхом, а что у нас делается в западном направлении. куда делись немцы? Решил послать разведку в сторону станции Новый Быт и Пупышево. Вызвал разведчика бригады лейтенанта Манохина и поставил перед ним задачу: разведку в составе отделения послать вдоль железной дороги до станции Пупышево для наблюдения и освещения местности. В бой не вступать. При обнаружении противника немедленно доносить. При движении противника в сторону города Волхова, разведке отходить, не спуская глаз с двигающегося противника. Разведчики ушли в 21.00.

/64/ Я проверил дежурную службу и дозоры, выставленные вокруг помещений, где отдыхал личный состав бригады и тоже прилег немного вздремнуть.

В начале третьего часа ночи 27 ноября прибежал один боец из разведки и доложил: - Все бойцы из разведки, командир отделения Литвинов, бойцы Верьков, Аверин и другие попали в засаду и схвачены немцами в плен. Я доложил об этом на КП армии в деревне Плеханово. Там уже знали, где оказался противник. Ответили мне, что к нам сейчас приедет офицер связи и поставит бригаде задачу. В 03.00 прибыл офицер связи. Он сказал, что сведения о противнике получили от начальника бронепоезда.

- Ваша задача - поднять бригаду по тревоге, двинуться в сторону железнодорожной станции Новый Быт и отбросить врага от железной дороги. Бригада была поднята по тревоге, но бойцы поднялись нехотя, с трудом. Когда же я им сказал, что противник обходит город Волхов справа, они собрались мгновенно.

В 5.00 мы достигли железнодорожной станции Новый Быт, где враг, зная о нашем приближении, рыл окопы в насыпи железной дороги, но мы его сходу атаковали, и он бежал в сторону деревни Тобино. Преследуя врага, мы овладели этой деревней и продвинулись дальше на юг.


В деревне Тобино нам колхозники рассказали, что в эту деревню немцы привели несколько человек наших бойцов, допрашивали их и били, всячески над ними издевались. И показали их трупы. Это были наши разведчики - Литвинов, Аверин, Верьнов и два других бойца.

Об издевательствах над нашими разведчиками нам рассказали местные жители.

В этом месте мы отбивали вражеские атаки три дня. 30 ноября утром обнаружили, что врага против нас нет. Он опять куда-то ретировался.

/65/ Доложили командованию. приказали: "Ждите на месте". Целый день мы приводили части бригады в порядок, дали людям немного отдохнуть, дважды накормили горячей пищей и обогрелись в теплых избах. Мы были благодарны колхозникам деревень Тобино и Пупышево за из заботы.

21.

Во второй половине дня 30 ноября было получено приказание начальника штаба 54-й армии генерал-майора Сухомлина Александра Васильевича: "С получением сего немедленно бригаде двигаться в район деревень Бабаново, Речка и другие, что северо-западнее станции Войбокало. К месту назначения прибыть утром 1-го декабря, где получите задачу дополнительно".

Это приказание было получено в 17.00. Созвал комиссаров частей, рассказал им о новом задании, особо обратил внимание на меры обеспечения в походе. Враг мог в любом месте напасть на нас внезапно. Идти нам вдоль железной дороги было удобно - она служила ориентиром, и путь был значительно короче, но грозила внезапность вражеского нападения. Поэтому мы решили идти в обход. Лесной тропой направились на север и вышли на основную магистраль, что вела в сторону Ленинграда, т.е. на запад. Вел нас боец Стручков - житель города Волхова.

Стоял лютый мороз, температура - 40-41 градС. Местные жители дали бойцам кому платок, кому полотенце, чтобы обернуть ими лицо. Мы вышли в 20.00. Бойцы, подбадриваемые политработниками, коммунистами и командирами дружно покинули теплые гостеприимные избы колхозников, хотя все они, как один, хотели хоть одну ночь провести в тепле, отоспаться. Но, понимая необходимость и опасность создавшегося положения, немедленно собрались в поход.


Куда двинулся противник? Противник потерял надежду взять город Волхов с юга и с запада. Все его попытки были отбиты активно /66/ контратаками моряков бригады. Моряки сражались весь ноябрь с одним и тем же врагом, хоть и отходили перед его превосходящими силами, но огрызались стойко, часто переходя в контратаки и отбрасывая его назад. Враг решил уйти с этого участка фронта. Он двумя дивизиями двинулся к станции Кобона, что на восточном берегу Ладожского озера. Врага тянуло сюда следующее: от мыса Осиновец, что на западном берегу Ладожского озера, в сторону деревни Кобона оборудовалась ледовая дорога. В лесах вблизи деревни Кобона было сосредоточено большое количество продуктов для питания жителей и воинов Ленинграда. Враг стремился овладеть восточным берегом Ладожского озера, нарушить ледовую дорогу и овладеть запасами продовольствия, сосредоточенными в этих местах.

Сделав за ночь 80 километров, мы еле пришли к деревне Бабаново и Речка. Дело в том, что после 24.00 подул южный ветер, повалил снег. Температура резко поднялась на плюсовую. Шинели наши стали мокрые, тяжелые. И в силу этих причин под конец нашего похода мы еле брели. В момент, когда мы были уверены, что врага здесь не встретим, он оказался тут как тут. Его передовые подразделения двигались перпендикулярно нашему движению и, благодаря нашему охранению, которое первым заметило врага, инициатива была перехвачена нами. Внезапно для врага по нему был открыт огонь из легких пулеметов. Сорок вражеских солдат осталось на поле боя, сраженные насмерть. Остальные бежали за железную дорогу Волхов - Мга. Мы так устали, что не могли их преследовать. Выставив охранение, мы разместились по домам деревни.

В 10.00 1-го декабря в расположение бригады прибыл член Военного Совета 54-й армии Сычев Василий Андреевич. Я его до этого лично не видел. Коротко заслушав мой доклад о моральном состоянии бригады, он дал следующее указание:

- Бригада моряков скоро получит боевое задание на решительное наступление на врага. Два /67/ батальона готовьтесь двинуть в тыл врага. Пусть они перережут ему пути отхода. В тыл пошлите лучшие батальоны, особо стойких командиров. Скоро к вам прибудет командир бригады полковник Синочкин, вам будет легче работать. Сейчас дайте отдых людям.


Да, обратите внимание на ваш тыл, там в лесу продовольственные склады, брошенные охраной и их руководителями. Много спирта в бочках. Смотрите, чтобы ваши бойцы об этом не пронюхали, могут перепиться и этим беды наделать.

Сычев уехал, и мне больше этого человека не пришлось видеть. После его посещения мне показалось, что у меня побывал близкий человек, которому я поведал все свои беды и переживания. Он меня не осудил, осторожно подправил, морально поддержал, наставил, подсказал. пПосле его ухода мне хотелось немедленно броситься в бой. Такой был этот человек - коммунист, руководитель.

Враг, отброшенный нами за железную дорогу, занял деревни Овдокала, Опсала и Падрила. Он укрепил их, готовясь к обороне. Его тяжелая артиллерия открыла огонь по деревням, занятым моряками. Стрельба велась издалека, беды особой нам не причиняя. Только один снаряд влетел в избу, занятую политотделом бригады. Он застрял в печке, но не разорвался.

Левее нас действовала 311-я стрелковая дивизия. Командир ее полковник Бияков. Она действовала в направлении совхоза "Красный Октябрь" и большого села Шум, занятого противником.

22.

БОЙ МОРЯКОВ У ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЙ СТАНЦИИ ВОЙБОКАЛО ПО ЗАЩИТЕ ЛЕДОВОЙ ДОРОГИ У ДЕРЕВНИ КОБОНА

Вы шли за крестами,

Что вам обещали -

Рыцарские, железные,

А, может, из стали…

Так вот, получайте

Пока деревянные…

К вечеру 1 декабря прибыл новый командир бригады, назначенный Военным Советом 54-й армии. До этого он был начальником штаба 123-й танковой бригады. Фамилия его была Синочкин Дмитрий Александрович. Прапорщик старой армии. Член партии. Как впоследствии оказалось, он был всесторонне грамотный человек. В бою держался храбро и стойко. Но был немного заносчив, особенно перед старшими начальниками. Это снижало его достоинство. Характерная его черта была делать наоборот все то, что приказывало начальство. Делал он не во вред, но не так, как приказывали. Этим он навлекал на себя неприязнь, его обходили в наградах и званиях.


Он быстро понял дух бригады: первую роль в бригаде играли политработники, он с ними наладил военную учебу, перед каждым боем он с ними проигрывал все его этапы. Был всегда трезв. Перед едой немного выпивал. В обращении с людьми был прост и доступен. Все это сделало его любимцем бригады.

На другой день после его прибытия был получен приказ о наступлении на деревни, занятые противником. предлагалось заслать в тыл противника один батальон и перерезать дорогу в его тылу. Большая Влоя, Малая Влоя, идущие на деревню Падрила. Командир послал в тыл два батальона под командованием капитана Трофимова и комиссара Григорьева. Одним батальоном под командованием ст.л-та Лялина и минометным батальоном атаковать противника с фронта. 4 декабря командиры батальонов доложили, что они заняли исходное положение для наступления.

Получилось вроде окружения врага. Но его не было: нельзя окружить две вражеские дивизии одной бригадой. А враг чувствовал, что он окружен. Моряки перерезали в тылу врага дороги, а русская зима - снег и лютые морозы при плохой одежде вражеских солдат не дали врагу возможности двигаться вне дорог.

5 декабря батальоны перешли в наступление, но враг первые наши атаки отбил. В тылу моряки были оттеснены с дороги вражес- /69/ кими бронемашинами. Они были вынуждены отойти в лес и только наблюдали за дорогой.

8 декабря подошла наша артиллерия с западного берега Ладожского озера. Она первой пошла по ледовой дороге и благополучно перебралась. Артиллерия немедленно вступила в бой. Начальник артиллерии бригады майор Шутов, один из смелых артиллеристов, облазил лично передний край и буквально установил каждое орудие и задачу ему. Все пушки били прямой наводкой по противнику. Я с группой разведчиков в количестве 20 человек, взяв с собой два пулемета ДШК, отправился в расположение батальона, находящегося в тылу врага. Пройти туда было нетрудно, так как сплошного фронта не было. Враг занимал деревни, а в лес боялся заходить. Трудность и опасность была в другом. Когда враг наступал, наша инженерная служба армии минировала возможные места продвижения врага. В спешке они не составили схемы, где ставились мины.


Поставив пулеметы на сани, а сами, став на лыжи, мы в 16.00 двинулись в тыл врага. Мы 16 часов двигались под угрозой, что взлетим на воздух от своих мин. Но нас, видно, спасло то, что выпавший снег лег толстым слоем и _________идя на лыжах почти не проваливались. Только в двух местах мины, задетые концами лыж, взорвались, но эти взрывы никому вреда не причинили, только лыжи испортили.

10 декабря в 8.00 вышли мы на дорогу Падрила - Большая Влоя и наткнулись на наших патрулей, наблюдавших за дорогой. Оказалось, батальоны только наблюдали за дорогой, но не оседлали ее.

Противник по этой дороге курсировал бронемашинами и сопровождал подразделения снабжения своих частей. Под огнем этих бронемашин наши батальоны покидали дорогу - нечем было их бить. Осмотрев дорогу с командирами батальонов, заметили места, где нужно сделать заграждения и взялись за топоры. Стали подрубать деревья и валить /70/ их на дорогу. Установили крупнокалиберные пулеметы, по одному в разных направлениях. Не успели мы еще загромоздить дорогу, как с Большой Влои показался вражеский обоз. Его сопровождало пять бронемашин. Подпустив врага на выгодную дистанцию, мы открыли огонь из ДШК. Было подбито две бронемашины. Вражеский обоз остановился, потому что свернуть с дороги нельзя было – глубокий снег. Впереди горели две бронемашины, а позади развернуться трудно. Но все-таки они кое-как развернулись и ушли.

На 20 вражеских повозках были продукты и до трехсот солдат, которые шли за повозками.

Наши батальоны атаковали вражескую пехоту и буквально уничтожили ее, так как вражеские солдаты были уверены, что мы в плен никого не берем и живыми не сдавались.

Пополнив запасы продуктов за счет врага, главным образом, хлебом и распакованными по коробкам порциями масла (это поступило в подарок).

Закончили заграждение дороги, установили охранение. После этого разрешили людям развести костры, согреться и поесть.

Настроение людей резко изменилось. Они теперь смело занимали оборону по дороге и готовились бить врага.


11 декабря враг вторично попытался прорваться к своим. начал вести наступление из деревни Падрила, но действовал он вяло, неактивно. Мы решили, что это наступление отменяется или следует ждать наступления из деревни Большая Влоя.

Оставив небольшой заслон перед противником, выступившим из деревни Падрила, мы остальных бойцов повернули против Большой Влои. Здесь противник повел наступление всеми силами. Впереди его пехоты двигались два танка и восемь бронемашин. Двигались они в колонну по одному по дороге. видно было, что враг боится свернуть с дороги, попасть в болота или наскочить на минные поля. Все наши попытки вывести из строя вражеский танк не увенчались успехом. ДШК не /71/ смогли пробить его броню. Я дал команду отойти в лес, давая дорогу врагу. Танки двинулись на наше заграждение, но они не смогли преодолеть дорогу, заваленную деревьями. Они связали деревья, но идти по ним не могли. Деревья были подрублены и держались на пне.

Нашим пулеметам ДШК удалось пробить бортовую броню танка противника. Второй танк повернул вспять, бронемашины вернулись за ним. Вражеская пехота в это время развернулась в боевой порядок и повела наступление, стараясь охватить наш левый фланг. Батальоны наши стали отходить, боясь быть окруженными. В это время вражеская пехота, наступая по свежему снежному насту без лыж, стала проваливаться по пояс в снег, и в двух местах подорвались две мины. Этим _____действия вражеской пехоты были парализованы. Враг понял, что он попал на минное поле, свернул свои подразделения и ушел в сторону деревни Большая Влоя. Мы сопровождали врага огнем своих пулеметов, но не преследовали его.

23.

Во вторую половину дня я с разведчиками уходил в обратный путь. Мы уносили с собой шесть тяжелораненых бойцов, уложив их на сани, приспособленные для этого. С нами уходило десять легкораненых бойцов. Обратный путь был нам знаком, но груз наш, крайне нужный, был нелегкий. Приходилось все время укутывать раненых людей, чтобы они не замерзли.


Расставив охранение, мы двинулись в путь. Во время движения наш правый дозор наскочил в лесу на землянки, где скрывались колхозники из деревень, занятых врагом. Дело во время войны обычное. Но в наскоро вырытых ямах были дети, вывезенные в начале войны из Ленинграда. Когда фронт приблизился, обслуживающий персонал куда-то бежал, забрав своих детей, а остальных бросили в деревнях. Колхозники забрали этих детей и ютились вместе с ними в этих землянках. Многие из детей были оборванными, плохо одетыми. Всех детей мы не смогли /72/ забрать, но наиболее пострадавших взяли. Бойцы под шинели поддели ватные фуфайки. Они сняли их, одели на детей, посадили их в заплечные мешки инесли за плечами. А те, что оставались, были взяты после. Наши медики их подлечили. Когда им стало лучше, мы снабдили их питанием и от города Волхова отправили в тыл. Отправляли санитарным поездом.

16 декабря противник пытался прорваться из своего окружения, двигаясь не назад, а вперед. Повел наступление на батальон старшего лейтенанта Лялина, а в это время у него на КП был капитан Задорин, начальник оперативного отделения бригады. Они с бойцами батальона контратаковали противника, он бежал обратно в деревню. В этой контратаке погибли Лялин и Задорин. Посмертно они награждены орденами «Красного Знамени».

15 декабря начала работать Ледовая дорога через ладожское озеро. В Ленинград пошли продукты, боезапас и все то, что нужно было защитникам города.

Из Ленинграда стали вывозить жителей и все то, что было не нужно там и крайне нужно в тылу. В это время Ленинградский фронт направил по Ледовой дороге ряд войсковых соединений из Ленинграда в состав 54-й армии. Например, 80-я стрелковая дивизия – командир полковник Захаров, 115-я стрелковая дивизия – генерал-майор __________ и 177-я стрелковая дивизия – командир дивизии полковник Козиев. Эти соединения (сначала их подкормили, дали отдохнуть) были направлены в район железнодорожной станции Погостье, что по линии Мга-Кириши. Враг о нашей перегруппировке войск, конечно, не знал. Боясь, что его могут окружить, он 19 декабря оставил город Тихвин и бежал в направлении к Киришам. 30 декабря враг бежал из-под города Волхов.


/74/

ЧТО ЖЕ ДАЛО НАМ ВОЗМОЖНОСТЬ УДЕРЖАТЬ Г.ВОЛХОВ, НЕ ДАТЬ ВРАГУ ВОЗМОЖНОСТЬ СОЗДАТЬ ВТОРОЕ КОЛЬЦО БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА ПО РЕКЕ ВОЛХОВ

1. Оборона города Волхова была сосредоточена в одних руках генерала Федюнинского И.И., человека стойкого и решительного.

2. Партийные и советские организации города Волхова и района сумели объяснить населению города и района и мобилизовать его на создание целого ряда оборонительных сооружений – ДЗОТов и окопов. От деревни Заречье до Новой Ладоги было построено 52 ДЗОТа. Опираясь на эти сооружения, нам удалось целый месяц – ноябрь 1941 года – сдерживать превосходящие нас силы врага без артиллерии, действующей в боевых порядках пехоты. Своей стойкостью _________ вывести из строя значительные силы врага, его живой силы.

3. Большую роль сыграло то, что ни одно промышленное сооружение города не было взорвано. Это давало понять защитникам, что город нельзя сдавать, и он не будет сдан. Дальше отходить нам было некуда. Я больше всего боялся этой поспешности или провокации.

4. На подступах к городу Волхову на передний край обороны вышли в подразделения все политработники, начиная с комиссаров соединений, и коммунисты. Они силой личного примера в бою показали бойцам необходимость отбить все вражеские атаки и отстоять город.

5. Большую роль играло, что на главном направлении обороны города сражались моряки 6-й бригады морской пехоты. Они своей стойкостью и резкими контратаками отбивала превосходящие силы. Служили примером для других защитников города – армейских частей.


<< предыдущая страница