litceysel.ru
добавить свой файл
1
Асп. В.Ю. Калашников


Пермский государственный

университет


ВАКУУМ И СУБФИЗИЧЕСКАЯ ФОРМА МАТЕРИИ

Во второй половине XX в. начал проявляться кризис современной физической науки, который выразился в невозможности построения единой физической теории на основе объединения квантовой механики и теории относительности, появлении сингулярностей в общей теории относительности. Основные понятия физики, такие как масса и энергия, в отличие от основных понятий, например, химии или биологии, до сих пор не имеют строгих научных определений при помощи понятий нижележащих наук.

Экспериментальная проверка физических теорий столкнулась с теоретическими и практическими препятствиями. Перешагнуть через планковские масштабы при помощи наличной техники, по-видимому, не удастся в ближайшем будущем.

Попытки истолковать трудности физической теории с точки зрения идеализма и агностицизма (например, толкование Большого взрыва как непостижимого для человека акта творения мира Богом) были отвергнуты крупными современными физиками. Например, С.Хокинг отвергает идею сотворения мира: «Пространство-время не имеет границы, и поэтому нет необходимости определять поведение на границе. Пространство-время не имеет границ, оно не имело начала, а значит, нет и момента сотворения. Можно было бы сказать, что граничное условие для Вселенной – отсутствие границ. Тогда Вселенная была бы совершенно самостоятельна и никак не зависела бы от того, что происходит снаружи. Она не была бы сотворена, ее нельзя было бы уничтожить. Она просто существовала бы» (1).

В отличие от Хокинга и других исследователей, отвергающих объяснение Большого взрыва как акта творения и считающих что до сингулярного существования материя находилась в качественно ином физическом состоянии, В.В.Орловым было высказано предположение о существовании субфизических форм материи и движения (2). Предполагается, что познание может обнаружить качественно новую реальность, где будут нарушаться фундаментальные физические понятия: «Вся теория современной физики строится так, как будто физическое является изначальным и предельным уровнем организации материи, ниже (или – проще) которого ничего нет. Основополагающие понятия физики – массы и энергии – имеют в этом смысле во многом феноменологический характер. Это позволило высказать радикальный прогноз – о неизбежности открытия, в обозримом будущем, субфизической формы материи…» (3).


Было высказано и предположение о том, что представляет собой эта качественно иная материя. «Современное физическое описание вакуума есть описание физического потенциального содержания новой формы материи и движения, которая предшествует физической, включена в нее, оказывает на нее определенное воздействие, и познание которой приведет к открытию принципиально новых свойств и законов природы» (4).

Понятие вакуума становится все более содержательным, его «объяснительный потенциал» (теоретическая применимость для объяснения огромного числа физических явлений) постоянно растет. Сложная структура и «странные», часто противоречивые свойства делают вакуум одним из реальных претендентов на роль субфизической формы материи. Основываясь на последних открытиях в астрофизике, И.Д.Новиков «уподобил Вселенную «кипящему вакууму», в отдельных местах которого случайным образом возникают пузыри – вроде нашей расширяющейся Метагалактики» (5).

В наших статьях (6) уже указывалось предположение А.Н.Коблова о том, что «понятие вакуума есть теоретический, пока еще смутный и нечеткий образ качественно новой формы (ступени развития) материи с иным типом организации и способом развития...» (7). Поэтому философский анализ понятия вакуума и реального, природного предмета, который оно отражает, становится актуальным для современной формы научной философии.

С вышеуказанной точки зрения интересной представляется статья Л.Г.Джахая о философских основах теории вакуума (8). Автор исследует современное состояние физической науки в части методологических принципов построения теории вакуума. Чрезвычайно интересные идеи автора кажутся нам спорными с некоторых позиций.

Анализируя понятия «мир», «Вселенная», смысл, в котором их употребляют в философии и частных науках, Л.Г.Джахая приходит (как нам кажется) к верному выводу о том, что современная физическая наука, космология и астрономия имеют дело лишь с наблюдаемой частью физической Вселенной («конкретным материальным образованием»), которую терминологически правильно называть «Метагалактикой». Однако нельзя согласиться с тем, что в ближайшем будущем внеметагалактическая материя «будет представлять для нас лишь абстрактно-теоретический интерес, как нечто, о чем можно пофилософствовать на досуге» (9). Никакого мировоззренческого преимущества представление о том, что мы живем на «метагалактическом острове», не дает и дать не может, т.к. «наш остров» находится в океане внеметагалактической материи, взаимодействуя с ним, законы жизни на нем основаны на законах жизни в этом «океане», и познание этих законов является необходимым для практического овладения «нашим домом» – Метагалактикой. Пытаясь ограничить философское исследование вакуума рамками Метагалактики, автор не учел, что метагалактический, физический вакуум, по-видимому, не является «вакуумом в чистом виде». Он уже претерпел значительные изменения вследствие воздействия возникшей из него физической формы материи, для которой он является внешней средой. Поэтому, хотя метагалактический вакуум есть оптимально развитый, высший вакуум, который содержит в себе все богатство свойств и качеств этой формы материи, изучение внеметагалактического вакуума (вакуума в его первозданном состоянии) будет представлять для науки несомненный онтологический, познавательный, методологический, и самое важное, практический интерес.


Вторым интересным аспектом, затронутым автором, стало соотношение вакуума и пространства. Бесспорно, что эти два понятия нельзя отождествлять: «даже самый глубокий космический вакуум не есть «пустое пространство», это реальная физическая среда, где, кроме разреженного вещества (потоков нейтрино, других элементарных частиц, ионизированного газа), присутствуют еще гравитационные и электромагнитные волны («поля»)» (10). Рассматривая пространство и время как фундаментальные атрибуты материи, более фундаментальные, чем вещество или поле, Л.Г.Джахая формулирует гипотезу о существовании более фундаментальных физических форм материи, в отличие от предложенной В.В.Орловым и другими авторами (11). «…Материя гораздо богаче и сложнее, нежели одно только вещество или поле: реальное, космическое, метагалактическое пространство может быть протяженностью иной, невещественной материи, а именно – более глубоко лежащего уровня материи, причем это ее безвещественное, безмассовое состояние отнюдь не будет ни ньютоновским «чистым, ничем не заполненным пространством», ни эйнштейновским отрицанием существования мира, когда нет уже ни грамма вещества, ни одного электрон-вольта электромагнитной и гравитационной энергии. Просто это совсем другой, «субквантовый» уровень материи…» (12). «Если отказаться от физически заполненного пространства, то метагалактический вакуум действительно может показаться «чистым пространством», в котором материальные, физические процессы принимают характер метрических («геометрических») свойств пространства» (13). Здесь автор не делает шага к субфизической форме. Ему трудно отказаться от мысли, что «субквантовый» уровень материи может обладать качественно другой, но все же физической природой.

Однако нельзя не заметить, что идея автора о том, что замена в некоторых высказываниях известных физиков слова «пространство» на слова «физический вакуум», являясь практически бесполезной для согласования новой терминологии и диалектико-материалистической методологии, заключает в себе более глубокий теоретический пласт. По нашему мнению, такое фундаментальное понятие философии и частных наук, как «пространство», не может не отражать степень изученности, разработанности, соотношения между субфизической и физической формами материи, Метагалактикой и внеметагалактическим пространством, вакуумом и реальными физическими объектами. Конечно, само «пространство» – это абстрактное понятие, которое на разных уровнях развития науки вглубь, ко все более глубоким субфизическим формам материи, будет отражать соотношение протяженности вышележащих и нижележащих уровней объективной реальности.


Остро ставя проблему – «все есть вакуум или все из вакуума» (14), – Л.Г.Джахая пытается выяснить, что же все-таки представляет собой метагалактический вакуум. Средняя плотность вещества в нем составляет приблизительно 10-29 г/см3. Вакуум является низшим энергетическим состоянием квантовых полей, в котором все квантовые числа равны нулю. В вакууме происходят постоянные процессы рождения пар виртуальных частиц, которые способны под действием внешних физических воздействий актуализироваться, превращаться в реальные частицы. «Признание реальности вакуума, его сложной структуры и фундаментального значения в иерархии материи – бесспорный и очевидный факт в современной физике, астрофизике и космологии» (15). Необходимо подчеркнуть и влияние понятия вакуума на передовые физические теории. «… Вакуум в явлениях виртуальности и тоннельного перехода, сверхпроводимости и других эффектах вблизи абсолютного нуля температуры, вакуум в кварковой модели нуклона в виде «вакуумного мешка», вакуум в процессе «раздувания» в теории «раздувающейся Вселенной», вакуум в теории «Сверхвеликого объединения» всех типов взаимодействий и т.д.» (16).

Одним из наиболее любопытных свойств вакуума является то, что фундаментальные физические понятия массы и энергии приобретают в нем «удивительные» для физических тел свойства. Например, расширение Метагалактики объясняется при помощи гравитационного отталкивания вакуума с отрицательной плотностью энергии, испарение черных дыр – путем поглощения ими виртуальных частиц с отрицательной массой и энергией, которые рождаются в квантовых флуктуациях вакуума рядом с горизонтом событий (17).

В.В.Орловым высказано предположение о том, что сами «попытки выйти из современного кризиса физической теории с помощью экзотических понятий отрицательной энергии и отрицательной массы, о рождении массы и энергии из глубокого вакуума – серьезные основания для высказанной гипотезы» (18) – гипотезы субфизических форм материи. Такое расширение понятия массы и энергии имеет под собой довольно веские основания. Так, понятие отрицательной гравитационной массы, введенное Пирсоном и Фепплом еще в XIX в., породило целый ряд предположений, о существовании особой «кинетической массы» (Кемпффер), «которая имеет один и тот же знак, как для материи, так и для антиматерии и исчезает, как для материи, так и для антиматерии в состоянии покоя» (19). Высказывались и еще более «экзотические» гипотезы, например, представление массы в виде тензора второго порядка. К сожалению, точность экспериментов пока не позволяет проверить все эти предположения. Однако само разнообразие пониманий такого фундаментального физического понятия, как масса, которое было исследовано, например, М.Джеммером (20), произвол при его определении, неясные методологические принципы и невозможность их экспериментальной проверки указывают на то, что определение физических понятий требует опоры на понятия наук, изучающих нижележащую, субфизическую форму материи. «В настоящее время бытие «реальных масс», как они рассматриваются в физике, все еще не может считаться объясненным… Несмотря на всю свою первостепенную важность для всех областей физики и несмотря на статус необходимого концептуального инструмента научного мышления, понятие массы представляется как бы уклоняющимся от всех попыток полного и исчерпывающего объяснения и свободного от логических и научных возражений определения… Нужно признать, что, несмотря на совместные усилия физиков и философов, математиков и логиков, не достигнуто никакого окончательного прояснения понятия массы» (21).


Наверное, нельзя полагать, что вакуум, как субфизическая форма материи, не имеет структуры или внутренней организации или последняя аналогична структуре физической форме материи. В одной из наших работ (22) уже делалось предположение о том, что суперструны есть прообраз субфизической формы материи. «Понятие вакуума является также очень важным и для теории суперструн. Фактически струны пронизывают физический вакуум, наполняют его содержанием, передают физические взаимодействия между частицами, которые отделены вакуумом друг от друга. Поэтому наполненный струнами вакуум будет наиболее точным теоретическим прообразом субфизической формы материи. Теория суперструн, таким образом, является нечетким, смутным образом новой теории (субфизической теории), которая подводит предел физике и открывает нам новую реальность, в которой не действуют физические законы и принципы» (23). Можно подметить ряд свойств теории суперструн, которые делают ее реальным претендентом на роль субфизической теории.

Основными объектами струнных теорий выступают не частицы, а некие структуры вроде бесконечно тонких кусочков струны, не имеющие никаких измерений, кроме длины. Концы этих струн могут быть либо свободными (так называемые открытые струны), либо соединены друг с другом (замкнутые струны). То, что раньше считалось частицами, в струнных теориях изображается в виде волн, бегущих по струне. Испускание и поглощение одной частицы другой отвечает соединению и разделению струн.

Теория суперструн – это теория, объединяющая квантовую гравитацию и калибровочную теорию элементарных частиц. Она является наиболее сложной и амбициозной теорией в современной физике и возникла как наиболее многообещающий кандидат на роль квантовой теории всех известных взаимодействий.

В теории суперструн решена знаменитая проблема – ультрафиолетовые расходимости в квантовой теории поля, которая долгие годы была в центре внимания физиков-теоретиков. Решена также и другая фундаментальная проблема – о включении квантовой гравитации в единую схему вместе с известными калибровочными теориями элементарных частиц.


«Суперструны обладают намного большим набором калибровочных симметрий, чем любая другая физическая теория; возможно даже, что этот набор достаточен для устранения расходимостей квантовой теории гравитации. Симметрии теории суперструн не только включают симметрии ОТО и теории Янга-Миллса, они также содержат в качестве подмножеств симметрии супергравитации и теорий Великого Объединения (ТВО)» (24). Теория суперструн предсказывает явления на совершенно немыслимых для современной физики энергиях. «Было бы легкомысленно предполагать что в «пустыне» между 100 и 1019 ГэВ не встретится никаких неожиданностей. Новые, совершенно неожиданные явления неизменно обнаруживались при увеличении предельных энергий ускорителей. Теория суперструн, однако, делает предсказания, относящиеся к следующим 17 порядкам величины энергии, что неслыханно в истории науки» (25).

Следует подчеркнуть несколько характерных проблем, связанных с субфизической формой материи, подмеченных В.В.Орловым, и проанализировать их по отношению к вакууму и суперструнам, как прообразам субфизической формы материи.

Одной из важнейших проблем является проблема пространства и времени. Согласно одной из точек зрения «за пределами сингулярного состояния пространства и времени вообще не существует, они возникают вместе с видимой Вселенной» (26). С другой позиции они «имеют качественно иной характер», например, пространство может быть «неметрическим», может потерять свой «координатный» характер. Оставив в стороне вопрос о всеобщем или невсеобщем характере пространства и времени, следует заметить, что такие свойства теории суперструн, как представление струны в виде одномерного объекта, непротиворечивость теории в пространстве с числом измерений больше чем четыре (в 10-мерном пространстве), действительно заставляют поверить в то, что пространство на субфизическом уровне коренным образом отличается от привычного нам пространства макромира. С точки зрения субъективного критерия сложности пространство субфизических форм материи оказывается более сложным, более трудным для изучения. Однако с точки зрения объективного критерия сложности движение одномерного объекта (струны) в 10-мерном пространстве гораздо проще осуществить, чем движение трехмерных тел в трехмерном пространстве. С этой точки зрения не только «бильярдный шар несравненно сложнее электрона» (27), но и электрон, движущийся в трехмерном пространстве, значительно сложнее струны, двигающейся в 10-мерном пространстве.


Другой проблемой является закономерный вопрос о том, «не наблюдаем ли мы, не отдавая себе в этом отчета, каких-либо проявлений этого мира (субфизического. – В.К.) в макромире?» (28). По мнению В.В.Орлова, такими проявлениями могут быть и корпускулярно-волновой дуализм, и странное поведение некоторых частиц, например нейтрино. По нашему мнению, микрообъекты и их странные свойства (корпускулярно-волновой дуализм, большая проникающая способность нейтрино), могут и не быть «макроскопическим выражением … субфизической реальности». Однако следует допустить, что эти «странности» могут быть выражением того «уровня», «слоя» реальности, в который проникли наши приборы, т.е. могут зависеть от уровня развития техники. Бильярдный шар описывается простыми и достаточно точными уравнениями Ньютона еще и потому, что данный макрообъект исследуется нами с помощи огромного количества фотонов, падающих на шар и отражающихся от него без существенного изменения движения шара (хотя свет оказывает давление). Затем этот огромный поток фотонов оказывается на анализаторах приборов или нашего глаза. На основе этого и рождается достаточно точная картина мира. В случае микрообъектов в непосредственный контакт с микрообъектами, как предметами изучения, вступают такие же микрообъекты, которые обладают такими же свойствами и, по-видимому, значительно изменяют состояние исследуемых объектов. Возможно, отсюда вытекают и квантово-волновой дуализм, и вероятностный характер квантовой механики, и соотношение неопределенностей, и странные свойства нейтрино.

Можно сделать следующее предположение. Если бы мы «облучали» микрообъект потоком каких-нибудь субфизических «нанообъектов», не изменяющих природы микрообъекта, например, гораздо меньших его, то мы могли бы избежать огромных неточностей и неопределенностей в его описании. Поэтому, как нам кажется, следует дополнить предположение В.В.Орлова о том, что в будущей системе наук «для новой, субфизической реальности вся физическая реальность выступит в качестве своего рода прибора» (29). В будущей системе наук также и субфизическая реальность выступит в качестве прибора для физической реальности.


Таковы, по нашему мнению, философские основы теории вакуума, которые, как это могло показаться, упираются все больше и больше в проблему экспериментального изучения более глубинных областей природы. Но это задача уже другой науки.

___________________________


  1. Хокинг С. Краткая история времени. СПб., 2001, С.192.

  2. Орлов В.В. Марксистская концепция материи и теория уровней // Философия пограничных проблем. Пермь, 1970. Вып. 3.

  3. Орлов В.В. История человеческого интеллекта. Ч.3. Современный интеллект. Пермь, 1999. С.16.

  4. Коблов А.Н. Диалектико-материалистическая концепция развития и современная физика. Иркутск, 1987. С.162.

  5. Руткевич М.Н. Эвристическое значение философии для естествознания // Новые идеи в философии. Пермь, 2003. Вып.12 (1). С.191.

  6. Калашников В.Ю. Конец физики или новая теория // Там же. С.168-175.

  7. Коблов А.Н. Диалектико-материалистическая концепция развития и современная физика. 1987. С. 162.

  8. Джахая Л.Г. Философские основы теории вакуума // Философия и общество. 2002. №1. С. 88-112.

  9. Там же. С. 89.

  10. Там же. С. 97.

  11. См.: Калашников В.Ю. Конец физики или новая теория.

  12. Джахая Л.Г. Философские основы теории вакуума. С.98.

  13. Там же.

  14. Наан Г.И. Проблемы и тенденции релятивистской космологии // Эйнштейновский сборник 1966. М., 1966. С.351.

  15. Джахая Л.Г. Философские основы теории вакуума. С.110.

  16. Там же. С.111.

  17. Хокинг С. Краткая история времени. СПб.: Амфора, 2001, С.151-152.
  18. Орлов В.В. Эвристический потенциал современной научной философии // Новые идеи в философии. Пермь, 2002. Вып.11. С.15.


  19. Джеммер Макс. Понятие массы в классической и современной физике. М.: Прогресс, 1967. С.139.

  20. Там же.

  21. Там же. С.229-230.

  22. Калашников В.Ю. Конец физики или новая теория. С.168-175.

  23. Там же.

  24. Каку М. Введение в теорию суперструн. М., 1999. С.12.

  25. Там же. С.28.

  26. Орлов В.В. Эвристический потенциал современной научной философии. С.15.

  27. Там же. С.16.

  28. Там же.

  29. Там же. С.21.




 © В.Ю. Калашников, 2004