litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 5 6

Виктория Ивченко. Дорогой Вечности к Тебе.





Виктория Ивченко.


ДОРОГОЙ ВЕЧНОСТИ К ТЕБЕ.


Просьба ко всем, чьи чувства отзовутся - помогите распространить эту книгу!

Просьба к издателям - помогите опубликовать!


ПРЕДИСЛОВИЕ

“Беспамятство… Самый страшный Бес посланный Тьмой на погибель Руси.”

Юрий Сергеев “Княжий остров”.


Ой, ты память, памюшка, дремлешь, что века?!

Просыпайся милая, пробуждай сердца!

Пробуждай ты душеньки от спячки вековой.

Пробуждай родименьких - ведруссов Род Святой!...

Книжечку откроете - в ней нить веков видна,

Всколыхнет в вас памюшку чувствами она.

Вспомните, родимые, кто вы, да отсель,

Вспомните свой Род – Боговых детей.


Необычным языком книга писана.

Слова вроде те же, да чувства будят непонятные, аль давно забытые.

Ведь душа то вечная! Помнит ваша душенька все пути свои!

Помнит воплощения, помнит жизни вешние, помнит боли, радости – все в себе хранит!

Что с времен то тех осталось нам?!

Поразрушились храмы дивные,

Позабылись песни звонкие,

Хороводы солнцу подобные…

Да глаза синевою полные…

Коли ведаешь, про что слово мое, для тебя, детка, книга писана.

Для ума в ней мало дивного, а для сердца - песня вешняя.

Коль позволишь, то поведаю,

Коль захочешь, то почувствуешь.

Отзовется коль, то пробудится

То, что дремлет в тебе, то, что вечное.

И любовь белой птицею распахнет сердце пламенно…


О любви книга ведает, что века назад зародилася.

И о жизни той, что живой рекой, словно песня, светом лилась здесь.


О разлуке, о кручинушке, что длиною в тыщу лет была…

О дивчине, о дивчинушке, что любовь ту искать по свету пошла.

Да о том, что старцы ведали, да о том, что ручьи пели ей. Да о том, что

птицы в небе глаголили. Да о том, что дольменов духи сказывали.

О любви она, аль о жизни той!?

А о жизни той, которой нет конца!

А о жизни той, где поет Душа,

Где глаза сияют светом искренним,

В тишине разлит где голос истины…


* * *

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.


Трудно, дети, мне сказать, какой се год.

Уже крестили Русь. Но оставались поселенья, где вдали от всех, народ жил

прежней верой. Утратилось, забылось от истоков много. Но старались

сохранить и детям передать ту мудрость, что века хранили…


Ой, да реки вы мои, ой да, горы, ой родимые мои вы, просторы! Ой, ты

матушка моя – земля вешняя, ой ты, батюшка родной, солнце нежное!!! Вы

родимые мои, вы хорошие, вы любимые, вы пригожие! Как не нежиться в

лучах солнца – Ярушки, как не спить воды с Земли-матушки! Ты подруга моя

– Славия, и в дольмен ушла, чтобы помнила я, что вокруг всё цветёт в

живушке, славьте, дети, славьте, милые!!!

Славьте серденьком жизнь вешнюю, славьте, деточки матерей, отцов, чтобы

жили вечно те!

Как касаются ножки травушки, так вливается в тело силушка! Как

ласкают глазки небушко, так сияньем Его наполняются! Так спасибо тебе,

Родненький, за творенья твои красивые, так спасибо тебе, Отче мой, за

любовь твою в сердце живильную!!! И головку к берёзке склонила вдруг, и

её обняв, Его обняла…нежность, нежность – божественна сила, что девам

Отцом любимым дана…..


Она наклонила голову и тихонько выглянула из-за ветки…

На поляне стояли олень с оленихой и маленьким оленёнком. И Лада, и эта


лесная семья пришли к ручейку.

Дедушка её сказывал, что источник этот место силы рода. Дух

прародительницы Велены в нем живёт, чей дольмен разрушили. И кто испъёт

из него, тот силушку в себя вберёт, да мудрость, внутри сокрытую,

раскроет… Звери не могли это знать, но, доверившись своему природному

чутью, вожак приводил свою семью к этому ручью.


Из скалы вливался в реку маленький ручей,

Не пройди ты мимо, путник, а воды испей!

Напитает твоё сердце, разум успокоит,

мудрость, данную Отцом – всё в тебе раскроет!

Не спеши, присядь с дорожки, и омой водицей ножки,

чтобы ведали пути, как с Отцом сей путь пройти…

Не устал ли ты, родимый?! Отдохни, прошу, любимый,

я тебя так долго ждал – свет в себе хранить устал!

Для тебя ведь всё, родимый, для Тебя Отец любимый

сотворил сей Божий мир, чтобы в нём ты жил, творил!

Ты испей моей воды, станешь снова добрым ты,

мысли тёмные сотрутся, в сердце чувства встрепенутся!

Боженькино ты дитя, дай омою я тебя!

Притаилась Лада тихо, не мешать чтоб оленихе, не мешать чтобы оленю

– их общению с Веленой.


Это чудо происходило каждый год. Вожак стаи приводил семью и

молодое потомство сюда, к этому источнику. Олень подошёл первым, и

коснулся своими огромными рогами земли, замер на мгновение, а потом

подтолкнул своего оленёнка к воде. Молодой и игривый, он забежал в реку

и стал мотать головой, желая, чтобы с ним поиграли. Но отец подтолкнул

его к самому ручью. Малыш понял и испил воды. Затем вожак уступил место

оленихе, и только затем испил сам.

Лада любовалась этой парой. Всем своим сердцем она была счастлива

за их любовь, верность друг другу.

-Какая ты красивая, Олея! – так она звала олениху, - счастья тебе


милая, здорового потомства! Он любит тебя и уважает! –так мыслью девица

общались с оленихой.

С нежностью Лада любовалась ею. Олея видимо почувствовала тепло

идущее к ней и повернула голову. Их глаза встретились! И словно огонь

засиял вокруг. Невидимый свет наполнил пространство леса и всего живого

коснулась нега. За одно мгновение они сказали взглядом друг другу очень

многое. Олее передалась радость девушки за их любовь, а та передала Ладе

неясный образ. Она не могла разобрать его, но чувствовала очень родным.

Сильный свет и тепло исходили от него, согревая душу, наполняя собой и

принося животворящий покой. Но она не видела, что это, кто это. Образ

был невидимый, но наполненный нежностью.

Проходили дни, но Лада не могла забыть испытанное ею тогда в

лесу чувство. Невидимый образ, словно продолжал её согревать. Смотря на

небо, дева размышляла:


Что же я тогда узрела, что меня коснулось нежно, кто так сердце мне

согрел, приласкал…и улетел?!

Кто ты, кто ты, милый образ? От чего вдруг сердцу больно – показался и

ушёл, растревожил мой покой.

Думы, думы, летят мысли, устремляясь в сини выси,

Слышу песню в небесах, кто зовёт меня, куда?!


Тихо засыпало солнце. Его могучие лучи, прощаясь с землёй, ещё

раз нежно коснулись всего живого. Идя по своему вечному кругу, Ярило

утремился в бескрайние просторы живой звёздной плоти. Он унес с собой

свет огня, но он продолжал жить в сочной траве, в деревьях и листве,

проникнув внутрь через глаза птиц и животных, всех божьих тварей. Он,

этот свет, продолжал жить в их сознании, неся свой огонь далее, открывая

видение иного света, не менее живого. Света, в котором души предков

созерцают земную жизнь - света звёзд.


Лада покинула свою ночную обитель и подошла к своей любимой

берёзке. Локоны длинных волос, покрывая девичьи плечи, небесными

потоками ниспадали до коленок. Стоя босиком, она ощущала радость ночной

росы. Нежным движением она провела ладошками по траве и коснулась своего

лица, омывая его, оставляя на нём капли, в которых мгновенье назад

отражались звёзды далёких миров и галактик, отдавая земле и живущим на ней любящим существам всё самое лучшее, что есть во вселенной. Её глаза тоже сияли, но иным светом. Светом божьего дитя. Светом девы, светом первозданной чистоты и нежности.

Тонкие пальчики перебирали локоны, сплетая из них косы. А глаза устремлялись ввысь неба,

а душа в трепетном порыве обращалась к Отцу:


-Отец! - сказала нежно дева,

А дале песня полилась.

Она ласкала всё живое,

Душа с природою слилась.

Дул ветер, локоны лелея,

И замер в неге лес ночной.

Он песни чудной и прекрасной

Вбирал в себя свет и покой.

Она стояла, ствол обнявши

Берёзки, что садил отец.

А в волосах её из трав

Сиял божественный венец.

-Твой свет средь трав!

Твой свет повсюду!

В листве, цветах,

В росе, в земле!

Твой свет животворящий, Папа,

Сияет здесь на всей земле!

Луна и звёзды, души предков

Взирают радостно на нас.

И знают, коли помнят дети,

Придёт их воплощенья час!

Отец родной! Да будет правда!

Сиять в цветенье душ и глаз!

Отец, к прекрасному творенью

Я устремляю мысль сейчас.

Отец, ты даровал нам вечность,

И сотворение миров!

Себе подобными родил нас

Любовью искренней богов.

Отец, я вижу – жизнь творится,


Земля живёт в твоей мечте!

Стремлюсь я быть тебе полезной,

Помочь, отец, тебе везде…


И птицы зазвучали звонко,

Листва запела в кроне кедр.

И голосом всего живого

Ей отвечал тогда Отец:


-Дитя родимое моё!

Как счастлив слышать радость в сердце!

И видеть мысли светлые твои,

Подобно солнцу, согревающие мир вокруг.

Ты знаешь, за рекой в лесу стоит сторожка, славный домик,

В нём девица живёт одна.

Ты навести её, прошу тебя.


-Конечно, славный мой Отец!

Я рада сделать то, что просишь ты!

Благодарю тебя, Отец, за жизни свет

И за мечты живые, что рождаются во мне,

И в трепетном своём порыве, устремляясь в неба высь,

Сливаются с тобой.

Пусть ярче светит солнце!

Ему мы радость дарим,

Его благодарим за жизнь,

За доброе начало!

Ведь завтра праздник! День Светлояра-

Сиянья каждого из нас.

Я позову её, ту деву с нами.


Ещё разок её глаза коснулись нежно небосклона,

И счастья тёплая слеза с щеки в листву скатилась

И растворилась в ночной росе.

И ощутило всё живое трепет сердца, радость и покой.

-Ты отдыхай, земля родная, - тихонько говорила дева, - испей ты

запахов луны, и светом ярких звёзд наполнись, а завтра новый день

придёт, он будет добрым и весёлым. Он будет ярким светом сиять у каждого

в груди, ведь праздник Светлояра завтра будет.

-Доброй ночи, друзья мои, - сказала Лада, обнимая берёзы

стройненькой листву. И пеньем дивным, и шорохом, и звуком, ей отозвался

лес ночной.

-Иди же отдыхать, родная, ведь завтра праздник Светлояра!


* * *

День наступил таким, как все мы ждали. И это ведь не волшебство. Мы


просто помечтали, и в мысли доброй и прекрасной всё радо воплотиться, а

значит быть добру, добром всё претворится!

Ещё лишь первый луч коснулся небосвода, а Лада уж проснулась. И в

озере кристальной чистоты, в котором отражался лес и облака, раздевшись,

окунулась. И протянув ладони, луч ловила первый солнца, а затем ладошкою

и взглядом погладила живое всё вокруг. Ещё спало всё здесь, средь

глубины деревьев и листвы, но ощутило свет живое всё. Он лился из

ладони, подобно солнцу был тот свет, но более живой и нежный. Всё

встрепенулось к этой ласке, и просыпаться начал лес ночной, запели

птицы. И соловей, сев на сосну, запел всем в радость пробужденья гимн.

-Вставайте звери, птицы! Все сюда! Мы встретим новый день в любви!

И первыми пришли олень и лань.

-Ты звала нас? - спросил он мыслью.

Давно уж выйдя из воды, вобрав в себя всю мудрость утра, Лада отвечала:

-Сегодня праздник светоносного начала каждого живущих на земле

людей!

-О, дева, - отвечал олень, - твою я доброту и доброту твоих сестёр

и братьев, матерей всех знаю. Но бывал в краях иных я. Знаю, там люди

есть, которые не слышат света сердца, а злость и ярость источают…Убить

меня хотели, рога и шкуру их вожаку преподнести в дары. Но духи леса

меня хранят. Укрыли от очей меня их.

-Знаю, что правду говоришь. Такие люди есть, их много и больше всё

становится вдали от нас, забывших бога и отцов, иным богам моливши

ставши… Поэтому и праздник сотворили мы сейчас. Эгрегор бога Светлояра,

чтоб светом чувств всех напитать, чтоб мог заблудших он детей к добру и

свету возвращать. Сегодня песен много будут петь, играть на гуслях,

танцевать и хороводы строить, в единое сливая мысль, и образы творя.


Потом пойдут те песни барды петь в округе, чтобы людей позвать к любви в

друг друге, и в Отце.

- Благие ваши помысли, - сказал ей мыслею олень, - зверей оповещу

о том. Дары из леса принесём. На праздник ваш семьёю всей, хорошая,

придём.

Олея ласково взглянула деве в очи и вновь прекрасный образ

ощутила Лада. О ком ты говоришь, родная? На сердце стало горячо и

благостно, души коснулась нежная волна, и в неге тихой дева продолжала в

глаза смотреть, благодаря, не понимая, что же видит вновь она или кого.

А время шло. И в лес за реку Лада устремилась, в тот дом, что

указал Отец. Открыла дверь ей мала дева. Глаза - два озера лесных.

Во взгляде нежность и надежда, в косе весны первоцветы.

-Тебя я ждала, - дева отвечала, - Яруша я, я Воли дочь.

А Лада удивлённо так смотрела, и продолжала тогда дева:

-Мне сон приснился ночью: видела тебя, глаза твои большие,

полные добра. Ты улыбалась, ласково смеясь, сестрой моею назвалась. Я

тут одна. Отец мой, Воля его имя, он в лесу, а брат Ядвиг средь гор

могучих волхв, о нём ты слышала поди. А мать моя ушла уж в навь, оттуда

помогает мне. Укус змеи, её мы не спасли, но ей пора было идти…Как

звать тебя, сестра, позволь тебя так мне назвать.

-Я Лада. Будет так. Ты младшею сестрой мне будешь.

Яруша-значит жизнь воды, дожди и реки и ручьи тебя все знают. Ведунья

водных ты стихий.

-Откуда ведаешь ты это?

-В глазах твоих читаю и вижу чистые ручьи.

-Но я ещё не знаю этого.

-Ты знаешь, лишь сердцем посмотри. А сколько лет тебе сейчас?

-Я в этом теле 9 лет, душа ж моя, как солнце вечна, и жизнь

свою иную помню. Я в Индии жила, монахиней была, искусство пений, танца,

ворожбы я в храмах познавала и мудрость прошлых воплощений в себе храню,


преумножая.

Ей до Земли поклон отдала Лада. Пред ней стояла Гита, звёздная её сестра,

теперь сестра земная.

-Сегодня праздник Светлояра! Пойдём со мной.

-Пошли.

Две девы за руки взялись и, весело смеясь, пошли тропинкою

лесной на праздник с чистою душой.

А в небе звонко пели птицы, оповещая род людской, покинув

дом, прийти гурьбой сюда в поля, где вся в цветах цветёт земля. Круг

рода - это вечный круг богов, живая суть ведруссов. Бог Род нас всех

оберегает, своею мудростью питает. А первый круг, то солнца круг. И дети

за руки взялись и первый круг гурьбой кружись! Второй же круг, то

старики, что за руки старушек взяли, но только старости следов на ликах

их не отыскали б. Держали на руках детей малых, иные малыши в траве

игрались, смотрели в стороны, ведь в центре круга оказались.

Круг третий девы молоды, и косы - космы до земли. Вдруг к

хлопцам дружно повернулись, венки одевши, улыбнулись. И закружился

хоровод – светил небесных вечный ход. И за руки они взялись и до земли в

поклон слились, и руки к небу возвели:


Ты, радость, к Солнышку лети!!!

Лети, лети, лаская вечность!

Лети, лети, свет преумножь,

Чтоб каждый из живущих деток

Дорогу к дому бы нашёл.

В тот дом, где свет сияет сердца

В гармонии лесов и рек,

Где мир чудесный и волшебный

Творит мечтою человек.

Сияй же ярче! Ты прекрасен!

Ты свет дающий бог отец,

Сияй же детям ты заблудшим,

Им светоносный дай венец.

Чтоб мысли к свету обратились,

Чтоб сердце к богу расцвело,

И чтоб с любовью сотворили

Пространство на земле своё,

Где предки их в листве и в ветре,

Где голос праотцов, их дух,


Питает души поколений

Даёт им мудрость свою, Ух!


Так песня дивная летела, лаская жизни мир вокруг. Так мысль

общая взлетела и образ сотворился вдруг. Живой он был и был повсюду.

Светился радостью сердец. Он бестелесый дух творенья, он воплощенье

мысли всех. Он Светлояр, он дух свободы, он светоносный перводух, он

воскресит, поможет многим, открыть в себе вновь сердца слух. Чтоб

слышать мир душою вечной, во всём, чтоб видеть мысль Творца, и чтобы

многие смогли в жизнь воплотить мечту Отца!

Ну, так смелей, не бойся правды! Уж улетел луч от земли. И он

вернётся в сердце нежно, ты вместе с ним живи, твори!

Вот так проблему мы решали. Мы правду мыслей сотворяли и

чувствами её питали, и отдавали ввысь, к Отцу.

Уж вечер близился, к закату день устремлялся и летел. У

каждого на сердце радость от сотворенных дум и дел. Все у костра

большого сели и песня звонко полилась. Запели девы все сердечно, и

подхватила вся семья. А дети малы танцевали, смеялись, прыгали в траве,

по уголькам они скакали, босыми, словно по росе. Их старшие им не

мешали, то очищенье духа, тел, они игрою принимали, но понимали суть-то

все.

Уж солнце ярое заснуло. И звёзды на небе зажглись. И взявшись

за руки всем родом, душой все, чувствами слились.

И мысль их взметнулась в небо, и засияла там звездой, и

Светлояр и души предков с небес дарили им покой. В покое том сиянье

неба, и музыка небесных сфер. И воединое с любовью, слились в порыве

все теперь. И на мгновенье всё затихло - Отец всех обнимал душой, и

тихая слеза катилась, вновь ведали любви покой.

Молчанье – это песнь мысли, и чувств прекрасных хоровод. И в

благости рождалась вечность, божественный души полёт.


Свет растворился лучом в каждом, и каждый благость ощутил,

теперь же в песне, в пляске, танце, всему живому вновь дарил. Так мыслил

человек от рода, что получал, преумножал. И чувствами и чистой волей

живому радость отдавал. И мир, взлелеянный любовью, сиял, светился,

цвёл, и пел! И в этом мире первозданном любовию жил человек…


… Весна уже позвала лето. Трава, листва были в цвету. И

девы, песни запевая, встречали жаркую пору…Земля дышала светом деток и

источала жизни суть. И соками её, и силой, налился лес, поля вокруг. И

каждый занят был делами. Творил, и мыслил, и мечтал. И к сотворению в

любви всё вдохновенье призывал.


…Отца искала Лада. Глаза прикрыла и увидела она родной и близкий образ

среди леса, под дубом вековым. Летела али шла, понять нам трудно дети.

Душа летела, тело ж походкой лёгкою, как ветер, земли ногой касаясь

босой, к отцу бежала, кружась и песню запевая.

Отец, отец родной мой, славный!

Наш Святозар - ты Рода сын.

Отец, отец, ты воин света-

Ведрусс, творящий мыслью мир.


Притихла Лада. Размышляя, отец сидел здесь на траве и взор он обратил в

пространство, что видит и летает где? Тихонько Лада села рядом, не смея

мысли прерывать, глаза закрыла и душою с отцом стремилася мечтать.

Заговорил он сам:

- Возник в тебе вопрос: зачем я так назвал тебя, дитя. Зачем тебя назвал

я Ладою тогда.

- Богини имя дал мне с матерью, отец ты. Но стремлюсь познать себя я,

суть свою, кто есмь я, откуда я пришла?

Слегка задумавшись отец сказал:

- Ещё до твоего зачатья бродил в лесу вот так вот я, и размышлял о сути

мирозданья, о Роде и о том, что сотворить могу я для других. Я знал,

настанет час, ответственен за род наш буду я. Я Святозар, отец нарёк


меня и мать, тем самым силу дали мне отцов, их мудрость и благословенье.

Уже давно её я видел - Живу. Она прекрасною была. В то утро у ручья её я

песню слушал:


Бог мой, мой отец! Прекрасны как твои творенья, мир прекрасен!

Отец, во всём гармония твоя и свет!

Отец! Мечтаю о прекрасном сотворении с тобою вместе чтоб!

Чтоб радость миру принесло творение моё,

Прекрасным было чтоб оно, достойным

Всех других твоих творений.


Её я песню слушал. Как мечты похожи наши! Как глаза прекрасны, очи как

ясны. Готов был слушать я её и слушать. С того дня мечтать и думать стал

о ней и о её мечтах. Уже я видел нас вдвоём. Сказать о чувствах же своих

я не решался. Случай нам помог.

Был праздник памяти отцов. Младые девы, парни, в лесу, в садах своих

собрали ягод и даров с деревьев и перед деревом, древнее что других, все

собрались. По кругу деды сели. Ах, слово то какое: деды. Знаешь ты

сама, на ликах старости их не было следа. А молодые подносили, угощали

их плодами, и говоря при этом: «Сей сад века назад Якравий заложил, али

Данил». И кое-кто из старцев лет-века, им говорил:

-А, помню, я его! Он добрый, славный был! Да вот же улыбается из нави

нам. И тут же начинал весёлый свой рассказ о тех неблизких временах,

когда был чуточку моложе и дружил он с ним. А вспоминал весёлое, да

озорное. То шутку, то весёлый случай в деяниях товарища и брата. И все

смеялись, свет рождая. А иногда, кто из мальцов, вдруг говорил

рассказчику:

-Не серчай ты брат родимый, уж просто весело я жил. Уж лучше ты плодов

отведай, из сада, что я заложил. И все смеялись, понимая, он подле них,

живёт он тут. Ведь память добрая детей нас воплощает снова на земле.

Дошёл и мой черёд:

- Я Святозар. Принёс, отцы, плодов я вам из сада Живорода - далёкий он

отец мой. Все притихли. И один он, Яг, сказал:

- Его все помним, добрые дела его и думы. Когда мы с севера пришли,

сказал он: жить нам тут. Сады посадим, дерева взрастим. Любовью землю

напитаем мы своей. Он говорил, а сам смотрел в глаза мне. Я за единый

миг узрел себя в том… и вспомнил всё. Я вспомнил жизнь свою - жизнь

Живорода. Слеза катилась, душу омывая. Тут дева Жива подошла и нежно

улыбаясь промолвила вдруг мне:

- Позволь, отведаю плодов из сада твоего я, Святозар. И дева плод взяла и

с мыслью быстрой и прекрасной, которую века назад моя душа вложила в

сад, соприкоснулась Жива. Та мысль проста была, но обжигала сердце,

порыв в ней был, мечта во вдохновенье:

- Мечтаю я, чтобы единою семьёй был род всегда, как и века назад к

истокам, так и в грядущие лета. Ибо в единстве мудрость та. Ибо в

единстве сила духа. Ибо единые, подобны мы Отцу. И песни гусляры запели,

и дивна речь текла рекой, и нежно дева запевала, питая образ тот душой.


Могуче древо - древо рода,

Тебе мы радость отдаём,

Тебя питаем мы любовью

И наполняем свет-мечтой.

Как лепестки с тобою слиты,

Так дети верные твои.

И коли, опадают листья,

Пора пришла быть не во плоти.

Но за зимой весна и лето,

И вечен воплощений круг,

Мы вновь придём душой на землю,

И будет рядом брат и друг.

Мы все единое являем!

Рождая образы душой,

Мы мир средь яви сотворяем,

Чтобы в любви жил род большой.


Лилась, лилась рекою песня, а я смотрел, смотрел в глаза. Ведь в сердце

вечном и могучем любви свет нежный ощущал. И Жива, опустив свой взор,


мне протянула свою руку. Ладонь раскрыла, а в ладони…лежали семена

яблока того, которое отведала она:

- Давай с тобою вместе их посадим, чтоб также, чрез века, собравшись

родом всем, пускай в ином обличье, вкусить прекрасные плоды и вспомним

снова всё. Единство мыслей, устремлений наших позволят рядом всем

родиться, как о том мечтаем. И дружбе крепкой зародиться вновь!

С тех пор общаться стали мы, гулять по лесу и мечтать. Прожитый день в

добре мы провожали и новый мыслию творили. Менялся мир добром лишь, лишь

добром. И новый день встречая, Жива говорила:


-Мой славный, добрый, вечный миг!

Позволь наполнить тебя светом.

И лучиком своим из сердца

Ласкала всё вокруг.

Хотя и так всё в ласке пребывало.

Но Жива ведала и знала,

Пространство чувствами питала.

Любовию своей она пространство

Сотворяла для дитя,

О нём мечтал с ней вместе я.

И вот однажды я один в лесу гулял

И сам с собою размышлял и вдруг…

Богиня Лату – других Богов проматерь

Снизошла ко мне, не в силах был стоять я рядом,

Свет слепил, я рукавом глаза закрыл…

Она так нежно посмотрела,

Отвернувшись, я плакал,

А она рекла и долго я стоял, молчал.

Не в силах был я шевелиться,

А она, всё говорила, говорила

Мне без слов, ведь я тогда

Учил свой род,

Её богиню, славить и любить,

И по законам её жить.

Но никогда её, богиню, воочию не видел.

А знания богов впитал я сызмальства,

С отцов речей, поступков и деяний.

Я знал, необходимо

Чтоб род единой был семьёй,

В гармонии великой пребывал чтоб.


…Я долго слушал, а она

Младенца на руки дала


И тихо так сказала:

-Вот возьми. Пускай родится дочь

И нареки её ты Ладой,

Земная мать - твоя жена,

Ну а небесная, пусть я.

Отцом её ты добрым станешь на века!

Пройдёт немало лет, дочь подрастёт, а ты вопрос услышишь от неё:

-Скажи, Отец, кто я?

Откуда я к тебе пришла?

И кто родители мои?

-Не удивляйся ни чему.

Тебя отцом она считает,

Но сердцем и душой, она

Ещё и ощущает, что есть

Мир и другой. И тоже он родной.

Небесная живёт где мать,

Отец небесный.


-В любви порыве мы тебя зачали,

И каждый день, пока во чреве ты росла,

Был чудом, откровеньем.

В любви тебя рожала Жива.


-Отец! Я помню всё!

-Всё помнишь?!

-Миг рожденья моего в душе моей на вечность отразился!


Вдруг Лада встала, руки к груди прижала и заговорила:

Я дева леса, рождённая в лесу,

В траве, цветах, в улыбке утра!

И первое, что я почувствовала,

Руки мамы, они меня ласкали,

Росою умывали.

Я улыбнулась и узрела небо,

Как мамины глаза лучистые,

Оно сияло, радовалось, пело,

Всё ликовало, меня встречая.

На мгновенье замолкли птицы,

Когда свой первый звук произнесла,

И звуком этим я сказала:

- Здравствуй небо, и милая моя Земля!

Душа моя во мне вся пела,

И счастьем ликовала.

Отец, ты улыбнулся, обнял маму,

Сказал так ласково:

- Смотри, она красавица лесная,

Дитя цветов, дитя любви!

Моя, родная, ты прекрасна,

Ты подарила миру дочь.

Пускай же ныне и навечно,

Родным ей будет в мире всё!

Ты замолчал, и обнял маму.

И тихо, дивно песню пел.


И замер лес, притихли травы,

Ты образ нежный в ней узрел:

Она – росинка, жизнь, рожденье,

Она прекрасна - дочь твоя!

Её душа - Отца творенье,

Как яркая небес звезда.

И ты молчал, внимал сиянью,

Что истекало от дитя,

Прекрасным светом первозданным

Он наполнял всего тебя.

И нега душу обнимала,

А не хотелось говорить,

И ярким светом озарилось,

То место, где смогла родить.

И ангелы вокруг летали

И пели песню о любви.

Они красавицу встречали

И восхваляли жизнь в любви.


Шёл год, за ним вновь шли годочки. А Лада девица росла. И в

этой жизни воплощенья пришла семнадцата весна…

В глазах больших сияло чудо, ведь чудный мир во всём вокруг.

Ну а в душе её прекрасной гармонии был вечный круг. Пора пришла ведунье

деве всю мудрость предков получить, чтобы продолжить дело рода, и род от

злого оградить. И на вечернем песнопенье мать к кругу деву позвала и

говорил ей Святозар, которого отцом рекла:

-Дочурка милая моя! Ты Лада - жизни вечный круг, гармония во

всём! Ты Лада, дочь моя. Спросил совета старого я Кина. Он сказал, что в

горы тебе надо пойти, волхва Ядвига отыскать, чтоб силу данную от рода

лишь в мудрости нам открывать. Ты видишь, что вокруг творится: земля по

кровушке пошла, и в дальних поселеньях рода суть от гармонии ушла.

-Ты можешь, доченька, помочь нам. Ты сердцем, чувствами чиста,

чтоб возродить в сердцах всех правду до светоносного венца!

-Отец! Отец! Конечно, папа! Я с радостью его найду, поведав

суть и мудрость предков, её домой я принесу. Живём мы в правде, жизнь

лелея, сажая семена добра, но в крае, что далёк отсюда, уж проросли

семена зла. Отец, я рада буду ведать и мудрость в сердце вновь раскрыть,

чтобы увечащих свободу без крови, светом победить.

День близился уже к закату. Дочь подозвал к себе отец, и


следующая страница >>