litceysel.ru
добавить свой файл
1
Владислав Граковский



МАЛЕНЬКИЕ СКАЗКИ


ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. ТЕМНОТА


Темнота.


Т-с-с...

Что? Что?

Не включай свет. Если включишь свет, все сразу исчезнет.

Все?

Ну конечно. Все.

А... если не включить свет, я ничего не увижу.

Увидишь. Ну?


Пауза.


Я ничего не вижу.

Ага... Хорошо. Значит, действительно, ничего не видно.

А что же тогда делать?

Ну... Давай грызть орешки.

Орешки?

Ты не любишь грызть орешки?

Я...

Ты не любишь грызть орешки?!

Я хочу ска...

Так ты говоришь, что ты не любишь грызть орешки?!!

Люблю...


Пауза.


Ты меня напугал.

Это ты меня напугал.


Включается свет.


Зачем ты включил! Сейчас же все исчезнет!

А, испугался! Глазки закрыл!


Пауза.


Я не хочу, чтобы все исчезло.

А это, дорогой мой, от тебя не зависит. Может, давно уже все исчезло, а ты этого и не знаешь. Ты ведь проверить не можешь, правда? Вот так глаза открыть и проверить? Не можешь? Ха-ха, не можешь, не можешь. А все давным давно уже исчезло. И Вовка,

и Толстый, и комната твоя, и двор, и чашка вот эта твоя дурацкая, и штучки-дрючки эти... А? Исчезло, исчезло!

Сам ты...

Ну, что дальше? Что примолк?

Ничего не примолк. Сам ты дурацкий.

А, ревешь...

Ничего я не реву.

Ревешь, ревешь. Ну ладно.


Свет выключается.


Можешь открыть глаза.

Нет.

Открой, серьезно. Я свет выключил.

Нет.

Да правда!

Я тебе не верю.

Слушай, вот ведь тяжело с тобой. Как с тобой вообще все общаются? Я такого зануды никогда в жизни еще не видел.



Пауза.


Ну что ты молчишь?


Пауза.


Э-эй!


Пауза.


Ну и молчи.


Пауза.


А я вот возьму и уйду.


Пауза.


Э-эй! Я ухожу. Ну и как хочешь. Вот зануда...

Не уходи.

А ты глаза откроешь?

Я уже давно открыл. Ты не видишь. Темно ведь. Что ты смеешься?

Да, действительно, темно.

Давай свои орешки.


ИСТОРИЯ ВТОРАЯ. НА СТОЛЕ.


Все они стоят или лежат на моем рабочем столе – заводная мышь, плюшевый заяц, лакированный плод граната, камешек из Рима, красный лондонский омнибус, обломок гипсового креста, фотография надгробия Грибоедова, марка с изображением немецкой актрисы Хильдегард Кнеф...

Время - чуть позже полуночи.


МЫШЬ. Э-эй!

ЗАЯЦ. Нну?

МЫШЬ. Если он сегодня уйдет пораньше, у нас будет возможность... Ну?

ЗАЯЦ. Нну?

МЫШЬ Ну... встретиться!

ЗАЯЦ. Мы и так рядом. Встречайся – не хочу.

МЫШЬ. Ты не романтик.

ЗАЯЦ. Угу. Я реалист.

МЫШЬ. Ну и ладно...


Пауза.


А вот...

ЗАЯЦ. Нну?

МЫШЬ. А ты не боишься?

ЗАЯЦ. Чего?

МЫШЬ. Тго, что в один прекрасный момент... он решит здесь убраться... и выбросит тебя! Выбросит вон! Ха-ха!

ЗАЯЦ. Или тебя.

МЫШЬ. Меня-то за что? А ты – самый пыльный здесь!

ЗАЯЦ. Я не пыльный. Я запыленный. Ну-ну. Не выбросит.

КАМЕШЕК. Все под Богом ходим.

МЫШЬ (смотря на обломок креста). Под этим, что ли?

ЗАЯЦ. Это? Это не Бог, это обломок какой-то. Никогда не знал, что это такое.

МЫШЬ. А это? (Кивая на фотографию Пантеона церкви Св. Давида.)

ЗАЯЦ. Это фотография.


КАМЕШЕК. Но на ней тоже крест. Господи наш Иисусе Христе.

ГРАНАТ. Как вы глупы, юные друзья мои.

ЗАЯЦ. Ох, только не надо... Сейчас начнется. Вас, наш умный друг, никто к беседе и не приглашал. И вашего мнения никто не спрашивал.

КРАСНЫЙ ЛОНДОНСКИЙ ОМНИБУС. Би-би-и-и-п!

МЫШЬ. И этот туда же...

ЗАЯЦ. А, видишь? Вот тебе и вся романтика! «Приходи ко мне, Глафира...»

МЫШЬ. Да уж... Кстати, я не Глафира.

ГРАНАТ. Так вот, мои юные друзья. Судя по тому, что за все прошедшее время он нас никуда не выбросил, это значит, что мы чем-то ему дороги. А если мы ему дороги, значит, в нас есть что-то, что ему нужно. А если в нас есть то, что ему нужно...

ЗАЯЦ. ...он нас не выбросит. Успокоил.

ГРАНАТ. Ну и как хотите.

МЫШЬ (кивая на марку с изображением Хильдегард Кнеф). Зато эта всегда молчит.

ЗАЯЦ. Ага, всегда.

КАМЕШЕК. Все под Богом ходим.

КРАСНЫЙ ЛОНДОНСКИЙ ОМНИБУС. Би-би-и-и-п!

ЗАЯЦ. Так. Все ясно. Рано он сегодня не уйдет.

МЫШЬ. Он, наверное, никогда не уйдет.

ЗАЯЦ. Смешная ты. Уйдет, рано или поздно. Должен же он спать.

МЫШЬ. А когда уйдет - я пробегусь маленько. Что-то сегодня ножки затекли.

ЗАЯЦ Лапки.

МЫШЬ Спасибо за комплимент.

КАМЕШЕК. Это очень грустно, что мы должны зависеть от кого-то. Это ужасно. Моя судьба представляется мне невероятно печальной. Я не должен был так... Всю жизнь делать вид, притворяться... Всю жизнь демонстрировать отсутствие своей души. Иметь возможность только раз в сутки...

КРАСНЫЙ ЛОНДОНСКИЙ ОМНИБУС. Би-би-и-и-п!

ГРАНАТ. Уберите его кто-нибудь! Заткните ему рот!

ЗАЯЦ. Клаксон.

ГРАНАТ. Какая разница? Заткните ему что-нибудь!

КАМЕШЕК. Так вот, вся моя жизнь...

ЗАЯЦ. ...представляется тебе невероятно печальной. Слышали уже.

КАМЕШЕК. О Боже! Невероятно грустна судьба моя...

МЫШЬ (тихо, Зайцу). Она какое-нибудь другое прилагательное, кроме «невероятно» знает?

ЗАЯЦ. Вероятно.

МЫШЬ. Что?

ЗАЯЦ. Ничего. Кстати, это наречие.

МЫШЬ. Что?!

ЗАЯЦ. Короче, неважно.

МЫШЬ. И откуда ты все знаешь?

КАМЕШЕК. Откуда он все знает? Во многом знании много печали, и тот, кто преумножает знания...

ЗАЯЦ. ...преумножает скорбь. Слышали.

КАМЕШЕК. Это невыносимо!

ГРАНАТ. Тише, друзья мои! Мне кажется, он что-то почуял...

ЗАЯЦ. Он замер.

КАМЕШЕК. Он смотрит на нас...

МЫШЬ. Сейчас как вот возьмет всех нас, и...

ГРАНАТ. Тебя в первую очередь, ты самый пыльный.

ЗАЯЦ. Не пыльный, а запыленный. Почувствуйте разницу...

МЫШЬ. Вот и полетишь ты, запыленный, в иные запыленные миры...

КАМЕШЕК. А я? А мне – ничего не грозит?

ГРАНАТ. Вы заткнете свои клаксоны когда-нибудь?

КРАСНЫЙ ЛОНДОНСКИЙ ОМНИБУС (робко). Би-би-и-и-п!

ЗАЯЦ. Теперь точно все.


Пауза. Затемнение.


МАРКА С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ХИЛЬДЕГАРД КНЕФ (поет).

Für mich soll es rote Rosen regnen
mir sollten sämtliche Wunder begegnen
die Welt sollte sich umgestalten
und ihre Sorgen für sich behalten...


ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. ЛЕТАТЬ


Пролетая.


Летать, в принципе, просто...


Грохот, шлепок


ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ. БРИЛЛИАНТИК


Он выпал из маленького колечка и лежал на обочине дороги уже много лет назад. Блестел, как и все остальные бриллианты... он помнил о них, потому что на колечке их было несколько. А выпал – он.

И теперь лежал, покрытый придорожной пылью, в компании невнятного песка, серых и суровых камней гравия, мелкой и вздорной гальки, тусклых обломков гранита и камней, чье происхождение установить не представляется возможным.


И весь его блеск, устоять перед которым было невозможно... когда-то было невозможно... да и блеска, как такового, практически не осталось. Разве что когда шел дождь.

Тогда остальные камни смотрели на чужака с недоумением и легким раздражением. Легким – потому что, в принципе, до этого самого бриллианта никому не было никакого дела.

Думал ли он, что когда-нибудь вернется туда, откуда появился на обочине? Не знаю. Думаю, никто не знает. Наверное, думал. Хотя, может, ему было вполне комфортно и среди других своих собратьев.

В любом случаем, обратно он не вернулся никогда, и никто не знал, что здесь лежит он, маленький бриллиант, которому в мире людей уделяется так много внимания.

И более того, лежащий неподалеку кристаллик кварца в лучах солнца выглядел ничуть не хуже его.


ИСТОРИЯ ПЯТАЯ. ДВА ОБЫЧНЫХ ЧЕЛОВЕКА


Выходят Первый и Второй.


ПЕРВЫЙ. Вот посмотри – вот он летает, да? Вот он так летает. Вот он так цепляется и потом у него вот так из рук вот эта вылетает, и он ей цепляется и дальше летает, да?

ВТОРОЙ. Да. Паутина.

ПЕРВЫЙ. Ну да, паутина. И он может вот так по стене ползти, правильно? И быстро так может, потому что у него вот тут, да, вот тут, правильно, вот эти есть, он ими цепляется и наверх ползет. Или вниз.

ВТОРОЙ. Или вниз.

ПЕРВЫЙ. Точно.

ВТОРОЙ. Присоски.

ПЕРВЫЙ. Что? А, да, присоски. А ведь сначала-то он вовсе нормальный, простой, правильно?

ВТОРОЙ. Правильно.

ПЕРВЫЙ. Он простой, а потом его этот кусает, и у него начинается все меняться, и он замечает...

ВТОРОЙ. Я видел все это. С тобой вместе и видел.

ПЕРВЫЙ. Правильно. (Вздыхает). А этого никто и не кусал даже. Его в науке придумали...

ВТОРОЙ. В лаборатории.

ПЕРВЫЙ. Ну да, в лаборатории. Как овечку Долли. Она жива вообще, ты знаешь?

ВТОРОЙ. Нет, не знаю. Наверное, жива. Что с ней будет-то?

ПЕРВЫЙ. Наверное, жива. Да... Но с этим лучше, чем с овечкой. Представляешь, ты просто вот так – раз, и что хочешь. И даже присоски эти твои не нужны...

ВТОРОЙ. Это не мои присоски.

ПЕРВЫЙ....и вообще ничего не надо, то есть крылья, конечно, надо, ну крылья у него всегда под рукой, то есть, на спине, то есть, ну неважно, и как только они тебе понадобятся....

ВТОРОЙ. Это не мои присоски.

ПЕРВЫЙ....ты можешь – раз! – и полететь, куда тебе надо. И еще здоровые они, правда? Это-то откуда у них взялось, ты мне объяснить можешь?

ВТОРОЙ. Это не мои присоски.

ПЕРВЫЙ. Ну да, да, не твои. Это его присоски. И паутина его, и крылья... То есть крылья – это другого, но это неважно. Правда ведь, неважно? А?

ВТОРОЙ. Неважно.

ПЕРВЫЙ. А может, вот во мне что-то такое спрятано тоже? Откуда я знаю? Они ведь тоже ничего о себе такого не знали сначала? А потом – раз! – и появится. Что-нибудь.

ВТОРОЙ. Жди.

ПЕРВЫЙ. Ну почему жди? Почему? Не надо ничего ждать. Они же ничего не ждали, а потом – раз! – и все само собой получилось. Ты заметил, что когда ты чего-то очень ждешь, этого никогда не происходит? А когда не ждешь, тогда – пожалуйста. Главное, наоборот, не ждать, и тогда-то оно и произойдет.

ВТОРОЙ. Слушай. Ты же прекрасно понимаешь, что это все ерунда. Что так быть не может. Что это сказки вообще, ты понимаешь? Если бы это так было, то все, понимаешь, все были бы такие – и по стенам лазали, и по небу летали, и все на свете. А так – нет этого. Ты это где-нибудь в жизни видел? Видел, спрашиваю? Вот то-то. И все это, ждать, не ждать – какая разница? Хоть уждись, хоть не уждись, разница какая, если этого все равно не будет? Вот мы с тобой такие вот, простые, обыкновенные, нормальные, правильно? Вот и все. И не надо ничего. И класс.

ПЕРВЫЙ. А тебе никогда самому не хочется?

ВТОРОЙ. Нет! Мне – не хочется.

ПЕРВЫЙ. Значит, простые?

ВТОРОЙ. Простые.

ПЕРВЫЙ. Обыкновенные?

ВТОРОЙ. Ну да.

ПЕРВЫЙ. Нормальные?

ВТОРОЙ. Ты что, издеваешься? Ну конечно, нормальные. А какие еще?

ПЕРВЫЙ. Да... А жаль.


Второй идет вперед, Первый немного задумавшись, остается стоять.


ВТОРОЙ. Ну давай, пошли, что застрял?

ПЕРВЫЙ. Да...


Второй уже почти ушел, как вдруг Первый взлетает.


ВТОРОЙ. Эй-эй! Ты куда? Эй, так не бывает! Куда ты?


Первый улетает, Второй остается стоять на месте.


ВТОРОЙ. Ерунда какая-то. Не бывает так. Не бывает, и все. Мы простые, обыкновенные, нормальные люди. И все.


Второй уходит.

ИСТОРИЯ ШЕСТАЯ. ДОБРЫЙ КАКТУС


Входит Добрый Кактус.


ДОБРЫЙ КАКТУС (Прохожим). Здравствуйте! Я - Добрый Кактус.

Прохожий испуганно отходит в сторону.


Здравствуйте!

ПРОХОЖИЙ. Здорово, здорово... Ага... И чего это тебя к нам занесло?

ДОБРЫЙ КАКТУС. Я просто прогуливаюсь.

ПРОХОЖИЙ. Ага. Прогуливаешься.

ДОБРЫЙ КАКТУС. Ну да.


Прохожий быстро уходит.

ДРУГОЙ ПРОХОЖИЙ. Но зачем же ты у нас прогуливаешься, Злобный Кактус?

ДОБРЫЙ КАКТУС. Вы ошибаетесь. Я - Добрый Кактус.

ДРУГОЙ ПРОХОЖИЙ. Ха-ха-ха!

ДОБРЫЙ КАКТУС. Странно.

ДРУГОЙ ПРОХОЖИЙ.Слушайте, посмотрите-ка на этого Злобного Кактуса! Он говорит, что он... я не могу... что он – Добрый!

ПРОХОЖАЯ. Это действительно смешно.

ДОБРЫЙ КАКТУС. Послушайте, ничего смешного. Я действительно - Добрый...

ПРОХОЖАЯ. Нет. Это скучно.

ДОБРЫЙ КАКТУС. Нет, это не скучно. Это обидно. Я не успел и двух шагов сделать, как мне...


Другой Прохожий и Прохожая уходят. Выбегают Дети.


ДЕТИ. Злобный Кактус, Злобный Кактус!

ДОБРЫЙ КАКТУС. Прекратите сейчас же!

ДЕТИ. Злобный Кактус!


Дети убегают.


ДОБРЫЙ КАКТУС. Это не смешно и не обидно. Это как-то грустно... Они все время вспоминают о каком-то Злобном Кактусе. К чему?

ДЕВОЧКА. А ты на самом деле не Злобный Кактус?

ДОБРЫЙ КАКТУС. Нет. Я Добрый.

ДЕВОЧКА. А какая разница?

ДОБРЫЙ КАКТУС. Какая разница?

ДЕВОЧКА. Это я спросила.

ДОБРЫЙ КАКТУС. Какая разница...

ДЕВОЧКА. Это я спросила!

ДОБРЫЙ КАКТУС. Я не знаю.

ДЕВОЧКА. А раз ты не знаешь, значит ты и есть...

ДОБРЫЙ КАКТУС. Нет, почему же! Я знаю. Он - Злобный, а я - Добрый! Это же огромная разница...

ДЕВОЧКА. Ну, если так...

ДОБРЫЙ КАКТУС. Точно, точно!

ДЕВОЧКА. Нет, я все-таки не понимаю. Вдруг ты просто так говоришь, что ты Добрый, а на самом деле... О-го-го! Я тебя боюсь.

ДОБРЫЙ КАКТУС. Не надо...

ДЕВОЧКА. Не подходи ко мне! Я тебя боюсь!


Появляются Прохожие.


ПРОХОЖАЯ. Так. Теперь этот тип напал на ребенка.

ДОБРЫЙ КАКТУС. Я...

ПРОХОЖИЙ. Думаю, пора его отправить восвояси. Он никому тут у нас жить не дает. Ага.

ДРУГОЙ ПРОХОЖИЙ. Всех обманывает.

ПРОХОЖИЙ. Ага.

ПРОХОЖАЯ. Детей пугает.

ПРОХОЖИЙ. Ага.

ДРУГОЙ ПРОХОЖИЙ. Всех пугает. Всем жить мешает...

ПРОХОЖИЙ. Ага.

ДРУГОЙ ПРОХОЖИЙ. А чего это он примолк?

ПРОХОЖИЙ. Что это он насупился?

ПРОХОЖАЯ. Что это он... свои иголки выставил?


Прохожие разбегаются.


ДОБРЫЙ КАКТУС. Наверное, они правы, и я - Злобный Кактус...


Входит Добрый Дракон.

ДОБРЫЙ ДРАКОН (Кактусу). Здравствуйте. Я - Добрый Дракон.



ИСТОРИЯ СЕДЬМАЯ. БАБАЙ


Брынди брынди балалай

Под столом сидит бабай

Тесно страшно под столом

То коленом, то носком

Балала й - не балалай

Не услышат, так и знай

Это горе боль моя

Отпустите бабая

Воля-волюшка, бабай

Понеслася душа в рай

Больше он не бабаё

Не мое и не твоё

Бабы бойтесь бабая

Что нибудь он натворя

Брынди брынди балалай

(Так) громче музыка играй

Победу, мы победили

И враг бежит, бежит, бежит

Так за Совет Народных Комиссаров

Мы грянем громкое...

Эх, бабай

Бабай бабай

От судьбы не убегай

Хочешь пой хочешь лай

Все равно придет бабай

Баю баюшки баю

Вот приходит бабаю...

Брынди, брынди, балалай

Под столом сидел бабай


ИСТОРИЯ ВОСЬМАЯ. БИВРЁСТ


Появляются Девушка и Парень. Он тащит ее за руку, Она упирается.


ДЕВУШКА. Нет, не хочу!.. Пусти!...


Парень внезапно отпускает Девушку. Пауза.


ДЕВУШКА. Пусти, тебе говорят! Я дальше не пойду! Пусти!

ПАРЕНЬ. Ты дура.


Пауза.


Ты дура, понимаешь?


Пауза.


Все, успокойся. Никуда я тебя больше не потащу. Пришли уже, все. Можешь здесь остаться – твое дело. Только я вот точно дальше пойду. (Пауза. Протягивает ей фляжку). Хочешь?


Пауза.


Как хочешь.


Пьет сам. Пауза.

Когда идешь, когда проходишь все это, то как-то не думаешь о том, что ждет. Надо просто идти. То есть нет, думаешь, но оно представляется не таким. А теперь... Пришли вот, и... Все не так. Хотя нет, еще не пришли, раз. А во-вторых – не «не так», а «не совсем так».


ДЕВУШКА. Я вообще не хотела никуда идти. Это Он, который пришел тогда, все и забаламутил... Ты и повелся...

ПАРЕНЬ. Ты не хотела никуда идти? Это я не хотел. Ты же меня просто...

ДЕВУШКА. Сначала пришел Этот. Мы ведь без него ничего не знали, правда?

ПАРЕНЬ. Я догадывался.

ДЕВУШКА. Ну... Догадывался. Мы же все обошли, правильно?

ПАРЕНЬ. Все. Но далеко от нашего колодца мы не ходили.

ДЕВУШКА. Но мы поднимались на гору. И ничего не видели.

ПАРЕНЬ. Да, не видели.

ДЕВУШКА. Потом ты сказал, что у озера могут остаться... кто-то...

ПАРЕНЬ. Мне так показалось. И там тоже никого не было.

ДЕВУШКА. Никого. И ничего. Даже озера...

ПАРЕНЬ. А потом?

ДЕВУШКА. Потом был туман. (Закрывает глаза.) Сначала туман. Такой туман, что ничего не видно.

ПАРЕНЬ. Да, туман. Странно, правда? Ведь воды-то почти не осталось. Откуда тогда туман?


Пауза.


Тебе было страшно?

ДЕВУШКА. Да. Когда Он пришел. Мы ведь даже и не видели, откуда он пришел.

ПАРЕНЬ. Ты это мне рассказываешь?

ДЕВУШКА. Нет. Себе. И мы решили идти.

ПАРЕНЬ. Так что, страшно было?

ДЕВУШКА. Сначала да. Мы же тогда еще с Этим были. С ним пошли.. Неприятно как-то, да. Тревожно. Слушай, вспомнила картинку, у нас дома висела. Какой-то город с какими-то башнями, а вокруг – туман. Называлась – «Тревога». Туман – это тревога?

ПАРЕНЬ. Не знаю. Может быть. Но может, это просто вода. Тогда было много воды.

ДЕВУШКА. А у нас зола.

ПАРЕНЬ. Зола... Ненавижу золу!

ДЕВУШКА. Почему? Я привыкла.

ПАРЕНЬ. А я ненавижу.

ДЕВУШКА. Ты не привык к золе?

ПАРЕНЬ. Да привык... Но ненавижу, и все.

ДЕВУШКА. Ну, жаль...

ПАРЕНЬ. А потом ручей, да?

ДЕВУШКА. Да. Ручей... Этот там остался. Сказал, что останется там.


ПАРЕНЬ. Ты тоже хотела остаться.

ДЕВУШКА. Конечно! А вдруг мы больше ничего бы не нашли? Может, он и прав. ПАРЕНЬ. А хорошо было, когда еще кто-то с нами был.

ДЕВУШКА. Ты не привык к одиночеству?

ПАРЕНЬ. Привык... Просто с ним так странно было. Необычно...

ДЕВУШКА. А теперь этот мост.


Пауза.


Ты уверен, что нам туда?

ПАРЕНЬ. Да. Надо идти дальше. Идти тихо. Тихо. Тихо... (Достает что-то из кармана, показывает Девушке). Вот.

ДЕВУШКА. Что это?

ПАРЕНЬ. Не знаю. Нашел. Неплохо выглядит, да?

ДЕВУШКА. Черт его знает. Что это?

ПАРЕНЬ. Нашел там, еще у нас. Там, где улица Кирова была. Понравилась, я взял.

ДЕВУШКА. А... ничерта не понять, что это. Оплавилось совсем.

ПАРЕНЬ. Ну да. Что у нас вообще не оплавилось? Мне понравилось. Я и взял.


Пауза.


Пойдем, а? Теперь... теперь осталось совсем немного. Надо пройти по этому мосту. И все.

ДЕВУШКА. Ты думаешь?

ПАРЕНЬ. Ну.... я помню, я читал когда-то... Только идти надо очень тихо. Он слышит. Он все слышит. Он никогда не спит.

ДЕВУШКА. Он нас пропустит? Если заметит?

ПАРЕНЬ. Не знаю. Но выхода нет. Обратно мы не пойдем.

ДЕВУШКА. Да. Там все равно...

ПАРЕНЬ. Да, там все...

ДЕВУШКА. Пошли?

ПАРЕНЬ. Подожди.


Пауза.


Пошли.


ИСТОРИЯ ДЕВЯТАЯ. КОЛДУНЬЯ


Она приходит на этот берег и плачет. Представляете? Сидит и плачет. Колдунья, точно. По-другому быть не может. А потом, когда она уходит, мы ищем. И всегда находим. Это ее слезы. Они застывают, и превращаются в эти вот. Ну, как их назвать? В общем, в эти. Красиво, да? А мы их продаем по десять рублей штука. Многие берут.


ИСТОРИЯ ДЕCЯТАЯ. ЧУЖОЙ ЧЕЛОВЕК

За столом – Первый, Вторая и Третий. Со стороны подходит Чужой Человек.



ПЕРВЫЙ. Подходите, подходите!

ВТОРАЯ. Не надо топтаться в стороне, присоединяйтесь к нам.

ТРЕТИЙ. Присаживайтесь.

ПЕРВЫЙ. Закусывайте.

ВТОРАЯ. Хотите мяса? У нас сегодня чудесное мясо.

ТРЕТИЙ. Или вы предпочитаете овощи?

ЧУЖОЙ. Овощи?

ПЕРВЫЙ. Ну, если хотите, овощи.

ВТОРАЯ. Мясо очаровательное!

ЧУЖОЙ. Мясо?

ТРЕТИЙ. Вина? Вот вино.

ПЕРВЫЙ. Наливайте, не стесняйтесь.

ЧУЖОЙ. Вы шутите? Я не вижу никакой еды, никакого вина, никакого мяса...

ВТОРАЯ. Ну, раз так, попробуйте вот этот персик. Не правда ли, он очарователен?

ТРЕТИЙ. А потом перейдем к кофе и десерту.

ПЕРВЫЙ. Под десерт и кофе лучше всего обозревать окрестности.

ВТОРАЯ. Давайте, давайте обозревать окрестности!

ТРЕТИЙ. Какая замечательная погода!

ПЕРВЫЙ. А этот пейзаж просто восхитителен!

ВТОРАЯ. Очарователен!

ЧУЖОЙ. Пейзаж?

ТРЕТИЙ. Он хотел сказать – ландшафт.

ЧУЖОЙ. Ландшафт???

ПЕРВЫЙ. Ну, вид вот этот. Вот эти холмы, эта речка,

ВТОРАЯ. Это озеро.

ТРЕТИЙ. Пусть будет озеро. Этот кустарник вдоль берега, эти...

ПЕРВЫЙ. Деревья.

ВТОРАЯ. Ага, деревья. Очень красиво. Очаровательно.

ЧУЖОЙ. Подождите! Какие холмы? Какие деревья? Какой ландшафт?

ТРЕТИЙ. Ландшафт? Вот этот.

ЧУЖОЙ. Я не вижу никакого ландшафта. И вида никакого не вижу.

ПЕРВЫЙ. Не видите?.. (Пауза. Обводит всех взглядом.) Н-да...

ВТОРАЯ. Слушайте, а что, если нам пойти искупаться? Погода просто очаровательная.

ТРЕТИЙ. Замечательная идея!

ВСЕ. Пойдемте, пойдемте!

ЧУЖОЙ. Да, давайте пойдем и искупаемся в этом озере, или в этой реке, возле этих деревьев или кустарника вдоль берега, и в этом самом ландшафте!

ВСЕ. Пойдемте! Конечно, пойдемте!


ЧУЖОЙ. Но сначала я выпью немного вина, съем вот этот кусок мяса и еще вон ту дыню! Ведь это дыня, не правда ли?

ПЕРВЫЙ. Дыня.

ВТОРАЯ. И очаровательная!

ЧУЖОЙ. А десерт я уж потом, после купания, ничего?

ТРЕТИЙ. Да ради Бога.


ИСТОРИЯ ОДИННАДЦАТАЯ. ЦВЕТОК


ОН. Это тебе.

ОНА. Что это? Какой красивый...

ОН. Эти цветы растут только в Аргентине, в сельве, зацветают осенью и только на один день. Для того, чтобы сорвать такой цветок, я договорился с местными пастухами гаучо ходить с ними, полгода пас коров, ел только асадо - так называется жареный на вертеле бык. Представляешь себе – целый бык жарится на вертеле, а они стоят вокруг и специальными кривыми ножами отрезают себе огромные куски мяса, красное пламя освещает их лица, все тихо, только слышно – треск пламени, шорох ветра, и иногда вой... У-у-у, у-у-у... местная живность... Койоты, лисицы...

ОНА. Здорово...

ОН. Наверное, здорово. Мясо видеть больше не могу. Каждый день – мясо. Стану вегетарианцем.

ОНА. И ягуаров видел?

ОН. А как же. Как раз тогда, в ту ночь, как я его видел, я и сорвал этот цветок. Это было на Игуасу, уже возле Бразилии. Мы ночевали неподалеку от самого большого водопада, Гарданта дель Дьябло называется, и там я услышал крик птицы... Такой одинокий и грустный, что я проснулся. Некоторое время я лежал и смотрел в черное южное небо. Потом крик повторился. Я поднялся и пошел на него. Хотел посмотреть, что это за птица кричит так жалобно. И когда вышел на поляну около водопада, увидел его. Ягуара.

ОНА. А причем тут птица?

ОН. Так это ягуар и кричал. Я не знал, что он может так, а на утро гаучо рассказали мне, что ягуар может кричать как любая птица или животное в сельве. Так он заманивает свою добычу...

ОНА. Когда я смотрю в твои глаза, мне кажется, что я вижу ягуара. Точно ягуар.

ОН. Я не ягуар. (Пауза.) Ягуар немного постоял напротив меня. Мы посмотрели друг на друга, а потом он повернулся и ушел. А я увидел этот цветок. И сорвал его.


ОНА. Как же ты его принес мне, если они цветут в Аргентине и только один день?

ОН. Так вот и принес. (Показывает руку.) Видишь рубчик?

ОНА. Что за рубчик?

ОН. Надо было обязательно разрезать себе руку и вставить туда стебль цветка. Только так он может выжить. Вот и привез.

ОНА. Ужасно. Но цветок и в самом деле красивый.

ОН. Но не такие красивый, как сакура мацури.

ОНА. А это еще что такое?

ОН. Это уже в Японии, на горе Ёсино-яма... Там растут вишневые деревья, целый лес вишневых деревьев, сотни тысяч по всем склонам... Каждую весну вся Япония ждет, когда там впервые появится первый цветок сакуры, и как только она начинает цвести – все идут туда. Но идти на гору можно только пешком, появиться там на каком-либо виде транспорта запрещено под страхом смертной казни... Да никто из японцев и не подумает туда поехать, только идти! И вот представь себе: гора покрыта дымчато-розовым туманом, а к ней со всех сторон стекаются тысячи, сотни тысяч, миллионы японцев...

ОНА. Хочу сакура мацури.

ОН. Я тебе его обязательно принесу.


ИСТОРИЯ ПОСЛЕДНЯЯ. (ВОЗМОЖНО, ПОСЛЕ БИВРЁСТА)


Вот он, вот он, город.

Его улицы – чисты, как золото и прозрачны, как стекло. Стены его домов - яшма, сапфир, халцедон, изумруд, оникс, сердолик, хризолит, берилл, топаз, аметист. Ну, вы знаете.
И войдут в него многие... может, и те, о которых здесь написано... И ночи там не будет.

_________________________________________________________________

© Grakovskiy Vladislav Stuttgarter Str. 29 73734 Esslingen e-mail: vgrakovskiy@yahoo.de

Telefon +49 (0) 711 8209987 Handy +49 (0) 176 63114411