litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 15 16
Антон Медведев


Метаморф


Вы еще обо мне не слышали? Так я и знал. Впрочем, чего еще можно ждать от столь примитивных существ. Да, я говорю именно о людях. Удивительно примитивный вид, по какому-то забавному недоразумению возомнивший себя венцом эволюции. Хотя как раз от этого заблуждения я готов избавить вас очень быстро. Как и от многих других...

Что ж, позвольте представиться: метаморф, самое совершенное существо во Вселенной. Та самая вершина эволюции, до которой вам, увы, никогда не подняться. Не верите? Ваше право. Мне это даже нравится — я люблю тех, кто со мной не соглашается. Причем люблю во всех смыслах — обычно мой голод пробуждается как раз к концу дискуссии... Кажется, вы куда-то торопитесь? Ничего, я готов подождать, благо терпения мне не занимать. Так что не прощаюсь, мы еще с вами обязательно встретимся!


Часть первая


ЧУДОВИЩЕ



Глава первая


Все живые существа делятся на две категории: тех, кого я уже съел, и тех, кого я еще съем. Думаю, это справедливо. Если вы со мной не согласны, то мы могли бы как-нибудь встретиться и обсудить этот щепетильный вопрос. Большинство из тех, с кем мне довелось его обсуждать, почему-то не захотели разделить мою точку зрения. Но я на них не в обиде: утолив мой голод, они тем самым подтвердили мою правоту.

Увы, все это в далеком прошлом... А реальность такова, что я, Кролл с планеты Кордегон, лежу на теплом морском песке и греюсь в лучах местного светила. Немного урчит желудок — давненько не удается перекусить по-настоящему: с тех пор как меня высадили на эту планету мои мягкотелые соплеменники, я изрядно поработал с местной фауной. Не знаю даже, сколько прошло времени, — бессмертному существу время безразлично... Сейчас здесь тихо, а раньше...

Раньше здесь было хорошо. Много имелось пищи — вкусной, живой... И я ловил ее. Я охотился, ибо что может быть лучше охоты?.. Мои сородичи называли меня излишне жестоким, но их мнение — результат чересчур ограниченного кругозора. В конце концов, каждый в этой жизни занимается тем, чем может...


Жарко... Скользнув тонкой струйкой к морю, я принимаю обтекаемую форму, отращиваю хвост, три пары рулевых плавников и медленно скольжу в прозрачной воде. Пусто... Везде одно и то же... Хоть бы какая козявка мелькнула...

Опускаюсь глубже и — о радость! — вижу маленькую серую рыбку, суетливо пытающуюся спастись.

Это уже праздник!.. Медленно кружу вокруг беспомощной жертвы, наслаждаясь моментом — именно ради таких минут и стоит жить!.. Формирую рот, отращиваю три ряда белоснежных зубов, затем следует плавный вираж, отчаянные броски жертвы, и вот уже ее нежное тельце трепещет в моих зубах. Восхитительный, ни с чем не сравнимый вкус живой пищи!

Жаль, что удовольствие столь скоротечно... С надеждой оглядываюсь вокруг — увы, эта рыбка была одной из последних... если не последняя...

Всплываю и, растекшись по поверхности, тихо покачиваюсь на волнах, глядя в изумительно голубое небо. Оно прекрасно. Правда, оно было еще прекраснее, когда в нем парили стаи бесподобных на вкус птиц... Но все это в прошлом... Местным птицам оказалось не по силам соперничать со мной в скорости полета и точности маневра...

Я — совершенство, и это меня даже угнетает. Будь я менее проворен, менее ловок, менее умен, наконец, можно было бы растянуть удовольствие... Но ничего изменить невозможно: я — такой, какой есть...

С тех пор как на моей родной планете открыли Тканевый Модификатор, нашей расе нет равных... Вот только мои сородичи оказались на редкость глупы! С нашими новыми талантами мы могли бы владеть Вселенной, а Вселенная — это тысячи обитаемых миров, полных самых разнообразных тварей... Но меня не поняли...

А небо действительно голубое... И очень красивое... Впрочем, долой сантименты! Я вновь обретаю форму и плыву к берегу. Коснувшись дна, формирую ноги и хвост. Ну и, разумеется, зубы. Много зубов... Знаю, что вряд ли они мне понадобятся, но все же не могу удержаться от искушения. Выбравшись на берег, трусцой бегу к лесу. Кто его знает: а вдруг повезет?


В лесу тихо и сумрачно. И слишком безжизненно... Жаль, но надежды встретить какую-нибудь живность практически нет: уж слишком основательно я здесь поработал...

Пробую на вкус траву и тут же выплевываю. Нет, это совсем не то... Очень жаль... Что ж, пойду снова к морю...

Песок все такой же теплый. Я уже собираюсь лечь, как вдруг происходит нечто странное: тихий далекий звук... едва слышимый... Он идет откуда-то сверху... Птица?.. формирую уши. Нахожу на небосклоне точку. Вглядываюсь... Странно — там ничего нет! Разве только...

Быстро делаю поправку на скорость звука. Перевожу взгляд. Усиливаю зрение.

Вот и она — маленькая светлая искорка. Очень быстрая. Это корабль — двух мнений быть не может. Не иначе, обо мне вспомнили!

Оцениваю направление — все правильно: движется вдоль побережья, причем со снижением. Главное теперь — не отстать!

На то, чтобы отрастить крылья, мне требуются считанные секунды. Отталкиваюсь, взлетаю, уже в воздухе произвожу последние корректировки: убрать лапы, слегка укоротить хвост, придать телу обтекаемую форму...

Я спешу — светлая точка стремительно ускользает...

Быстрее, еще быстрее...

Набрав высоту, модифицирую крылья — теперь они рассчитаны на максимальную скорость...

Давно мне не приходилось летать так быстро... И все равно — слишком медленно! Светлая точка исчезла, растворившись за горизонтом...

Усиленно работаю крыльями. Энергия проглоченной рыбки уже давно истрачена. Приходится пользоваться собственными ресурсами. Это плохо — чувствую, как медленно, но неуклонно начинает сокращаться масса тела... Неприятно, но приходится терпеть: я не могу упустить добычу! Я просто обязан ее догнать!..


* * *

Атака была проведена по всем правилам военного искусства. Первым запылал крейсер охраны, не ожидавший от маленького торгового суденышка такой прыти. Звездолет казначейства попытался было уйти, но несколько точных выстрелов по двигателям корабля решили исход дела. Невредимой оставалась лишь громада зависшего по соседству танкера, команда которого с ужасом ожидала смерти: достаточно одного залпа — и их корабль превратится в маленькую, но очень яркую звезду!.. Впрочем, им повезло: те, кто находился на борту атакующего корабля, отнюдь не были самоубийцами.


Все кончилось меньше чем за минуту. Поверженный крейсер еще изрыгал из своего чрева струи огня, когда присоски абордажного шлюза пиратского звездолета впились в неподвижную тушу корабля казначейства. Тут же заработали мощные резаки, вспарывая броню корпуса. Мгновение — и сквозь вывалившийся стальной овал внутрь атакованного корабля хлынули люди.

Строго говоря, их было не так уж и много: абордажная команда насчитывала двенадцать человек. Закованные в броню бойцы делали свое дело быстро и слаженно. Не прошло и десяти минут, как весь экипаж корабля, включая капитана и представителей казначейства, оказался в большом грузовом отсеке. Дверь для надежности тут же заварили, исключив любые сюрпризы со стороны команды.

Затем началась тяжелая, но на редкость приятная работа по переправке на пиратский борт захваченных ценностей. Их хватало, а потому перегрузка заняла больше получаса. Впрочем, никто не жаловался.

Вот и все!.. Пиратский корабль отошел от поверженного звездолета, медленно развернулся. Отойдя на безопасное расстояние, включил маршевые двигатели. Сверкнула зеленая вспышка, и корабль исчез, унося в неведомые дали награбленные сокровища.


* * *


— Ник, это было здорово... — Голос Риты звучал тихо и спокойно. Глядя на стоящего перед ней капитана, одетого в устрашающего вида абордажный костюм, она улыбалась. — Скажу честно: я не слишком верила, что твой план сработает.

— Я никогда не ошибаюсь... — Бросив на диван шлем с массивным бронещитком, капитан Мейлер устало опустился в кресло. — Они не могли стрелять — боялись попасть в танкер. На том и строился расчет.

— И все-таки мы очень рисковали... Прости, Ник, но больше так не делай. Я боюсь потерять тебя... — Рита подошла к капитану.

— Брось, Рита! — отмахнулся капитан. — Это смешно.

— Нас будут искать, Ник... Слишком уж все серьезно... Кто-нибудь из команды обязательно проболтается.

— Не говори чепуху, — поморщился Мейлер. — Этого никогда не будет.


— Потому что ты обо всем позаботишься, правда? — Девушка улыбнулась и посмотрела капитану в глаза. Ее намек звучал недвусмысленно. Капитан нахмурился.

— Даже не думай об этом.

— Ну что ты, Ник... — Рита шагнула к капитану, села ему на колени, обняла и нежно поцеловала. — Ты только подумай: ты и я — вдвоем... У нас же теперь куча денег! Мы можем поселиться в каком-нибудь уютном месте и спокойно жить. Нам хватит этого на всю жизнь.

— Так нельзя, Рита. Я не могу.

— Перестань, Ник... — В голосе девушки проскользнуло плохо скрываемое раздражение. — Подумай о том, что с нами будет... Ведь твои кретины нас обязательно выдадут!

— Нет, Рита. Забудь об этом.

— У нас будут дети, Ник, — не сдавалась девушка. — Трое... даже четверо прелестных малышей! Тихий, уютный домик... хорошие соседи... Неужели ты не хочешь этого?

Капитан не ответил. Мягко отстранив девушку, он встал с кресла, подошел к иллюминатору. Молча вгляделся в окутавшую корабль белесую мглу. Там, снаружи, ничего не угадывалось: идущий на маршевых двигателях корабль принадлежал сейчас иным пространствам. Белесая мгла была просто обманом зрения...

Вот и его тоже подбивали на обман... Предать тех, с кем он провел столько времени, с кем вместе делил беды и радости... Да, команда у него не идеальна. Но убить их- ради денег и прелестей Риты?.. На такое он пойти не мог!

Наверное, девушка это поняла. Подойдя к капитану, нежно обняла его.

— Ладно, Ник, не дуйся, я пошутила... У нас и так все будет нормально. Спрячем груз, переждем немного... А потом уж начнем жить в свое удовольствие. Точно, Ник?

— Да, Рита. Все будет нормально. Я обещаю...


Эту планету Мейлер присмотрел уже давно. Расположенная вдали от основных трасс, ничем не примечательная, она не посещалась никем уже несколько сотен лет. Галактическое захолустье...

Впрочем, для Мейлера отсутствие привлекательности как раз и было главным и единственным достоинством этой планеты. Все очень просто: они спрячут добытые богатства и разбегутся по домам. А через год, когда полиция прекратит активные поиски, вернутся обратно. Не слишком-то и долго, если речь идет о таких деньгах. Можно подождать...


У него не было карты планеты, поэтому Мейлер просто снизился до двадцати километров и стал выбирать подходящее место. Корабль миновал большой материк, несколько минут летел над океаном. Мейлер уже подумывал вернуться назад, когда заметил чуть в стороне большой остров, сплошь покрытый лесом. Идеально!..

Вдоль береговой черты тянулся узкий песчаный пляж. Именно на него капитан и посадил корабль. Посадил ювелирно: левый борт звездолета навис над водой, правый — почти касался деревьев.

— До чего густая растительность... — произнесла Рита, глядя в иллюминатор. — Не думала, что на Грате такие джунгли... Здесь может быть опасно.

— Ты права. Пусть все будут с оружием... Первым на трап ступил Мейлер. Вдохнув воздух чужой планеты, поморщился.

— Анализатор не врал: здесь слишком много кислорода, — сказал он, взглянув на Риту. — Дыши медленно, а то опьянеешь.

Он осторожно сошел на песок. Правая рука капитана машинально ласкала рукоять пистолета. Следом спустилась Рита, за ней остальные члены команды, исключая Джонни: сидя в боевой рубке, он был готов при первой опасности поддержать своих огнем.

— Мне здесь не нравится... — Рита нервно покусывала губы. Кобура ее пистолета была расстегнута. — Ник, давай улетим отсюда.

— Зачем? — усмехнулся Мейлер. — Отличное место. Думаю, часа за два управимся... Ирвин! — Капитан повернулся к высокому голубоглазому бойцу. — Возьми Бориса и Нормана, поднимитесь на этот холм и осмотритесь. Густав, Крис, вы — вдоль берега... Контрольный срок — пятнадцать минут.

У него и в самом деле были отличные ребята. Глядя на то, с какой готовностью они бросились исполнять его приказы, капитан испытал удовлетворение. Хоть в огонь, хоть в воду!.. Разве можно предать их?

— Почему здесь так тихо? Даже птиц не слышно... — Голос Риты заставил его вздрогнуть. Опять она со своими глупостями...

— Просто мы их распугали, — ответил Мейлер. — Не волнуйся, здесь все в норме...


И в самом деле все было нормально. Вернувшиеся через четверть часа бойцы доложили о результатах разведки. Им положительно везло: чуть дальше, за холмом, отыскалась неглубокая ложбина. Трудно подобрать для контейнера более подходящее место.

— Хорошо, Ирвин, теперь сходим с тобой — я хочу посмотреть сам... Рита, готовь контейнер к выгрузке.

— Да, Ник... — Неприязненно взглянув на джунгли, Рита скрылась в чреве корабля.

Мягкая почва слегка пружинила под ногами. Присмотревшись, Мейлер понял, что идет по сплошному травяному ковру.

— Капитан, возьмем левее — так ближе будет... — Ирвин указал направление. — Срежем угол.

Они прошли мимо огромного дерева с длинными узкими листьями. Внезапно Ирвин остановился.

— Вот это да! — произнес он и взглянул на капитана. — Ну и зверюга...

Действительно... Глядя на опутанный травой скелет, Мейлер тоже поразился его размерам.

— Метров пять будет, а то и шесть... — словно слушая его мысли, сказал Ирвин. — А какие клыки!.. — Подойдя к огромному черепу, он толкнул его ногой. — Явно не травой питался.

— Надо быть осторожнее. Пошли... — Еще раз взглянув на останки неведомого зверя, Мейлер шагнул вперед.

Найденное Ирвином место и в самом деле подходило идеально. Оглядев ложбину, капитан удовлетворенно кивнул.

— Хорошо, Ирвин. Оставайся здесь — примешь контейнер. И держи пистолет под рукой! — посоветовал Мейлер, прежде чем двинуться в обратный путь.


* * *


Я понял, что они здесь, как только увидел остров. Хорошее место! Мне оно всегда нравилось. А какая здесь была охота!..

Снизившись, я летел вдоль береговой черты до тех пор, пока не увидел корабль. Странный какой-то — я таких и не видел... Он стоял на узком песчаном пляже. Других подходящих для посадки мест здесь просто не имелось... Чтобы меня не заметили, я принял защитную окраску и взял правее, в глубь острова. Летя над самыми кронами, подобрался поближе и плавно скользнул в подходящий просвет среди деревьев.


В лесу было тихо. Оценив направление, я принял подходящую форму и медленно двинулся в сторону корабля, чувствуя, как охватывает меня азарт охоты. Волшебное, неописуемое чувство!

Голоса я услышал еще издали. Тоже странные, незнакомые... Посмотрим, кого это занесло в мою скромную обитель...

Они стояли рядом с кораблем. Бог мой, до чего же уродливые создания!.. Я чуть не засмеялся, увидев своих «гостей». Воистину, каких только тварей не встретишь во Вселенной!.. Всего две опорные конечности — и как только они не падают?.. Плюс пара хватательных — в верхней части тела. Ни когтей, ни приличных зубов у «гостей» не наблюдалось... Наверное, в их родном мире совсем нет межвидовой конкуренции, раз этим простеньким существам удалось выжить.

Я вздохнул — снова не повезло... Просто скучно охотиться "на столь примитивный вид. Ну никакого удовольствия!.. Оставалось надеяться, что они хотя бы вкусны...

Их шансы заметить меня равнялись нулю. Понаблюдав несколько минут за группой странных созданий, я удовлетворенно хмыкнул: две особи отделились от стаи и пошли в глубь леса. Именно этого я и ждал. Неслышно скользя следом, я шел за ними буквально по пятам, наслаждаясь преследованием. Вот они остановились. Ага, наткнулись на кости... Этого зверя я прикончил уже довольно давно. Он был одним из последних...

Так, идут дальше... Очень хорошо. Сейчас я познакомлюсь с ними поближе... Впрочем, просто убивать их не имеет смысла. Надо действовать умнее. Прежде всего нужно понять психологию диковинных существ, их язык, обычаи — возможно, предстоит довольно длительное общение с этой расой... Что ж, с исследования и начну.

Остановились... Хорошо, постою и я... Что-то обсуждают... До чего же странный язык!.. Так, один уходит — великолепно!.. Которого выбрать-то? Лучше, наверное, того, что остался...

Видимо, у этих существ хорошо развита интуиция. Кажется, моя добыча чего-то опасается: одна из хватательных конечностей касается оружия, глаза внимательно обшаривают окрестности.


Ну, заметить меня он все равно не может... Медленно приближаюсь к нему, обхожу с тыла. Встаю за спиной во весь рост и деликатно покашливаю.

Он рывком оборачивается — и замирает. Его взгляд наполняется ужасом... Что, неужели я так плохо выгляжу?

Его правая конечность медленно тянется к оружию... Увы, друг мой, сегодня явно не твой день!.. Продемонстрировав своему визави три ряда великолепных зубов — просто так, ради полноты эффекта! — я молча хватаю его за голову. Некоторое время он еще трепыхается, но быстро замирает. Мои сенсоры уже внедрились в его мозг, выкачивая информацию.

Информации много — похоже, обнаруженные существа не столь примитивны, как я думал. Люди, человечество — так они себя называют... Не слишком древняя цивилизация. Но довольно вкусны — я вползаю под одежду своей жертвы, обволакиваю ее и быстро поглощаю еще трепещущую плоть.

Его зовут Ирвин. Вернее, звали... Я поднимаюсь и быстро отбегаю в сторону. Затем скидываю в овраг неудобоваримые останки моего безмолвного друга. Потом принимаю нужную форму — с этим у меня никаких проблем! Память несчастного Ирвина служит великолепным подспорьем. По сути, это уже не его память, а моя. Я помню все — вплоть до мельчайших подробностей жизни этого существа. Я — это он.

Внимательно оглядываю себя. Одежда бедняги Ирвина сидит на мне великолепно. Нигде ни пятнышка крови — я всегда ем аккуратно... Слегка подтягиваю ремень, критически оглядываю себя — не так уж и плохо.

— О-го-го... — произношу я, прочищая свое новое горло. — Человек, человечество, цивилизация...

Простые и такие родные слова! Они легко слетают с моего языка. Я — Ирвин Уоллес. Мне тридцать два года. Не женат... А сейчас надо торопиться: вот-вот мой горячо любимый капитан подвезет контейнер. В нем — золотые слитки, банкноты и много-много маленьких мешочков с бриллиантами. Люди их очень ценят... Странные они все-таки существа! Ах, как не терпится познакомиться с ними поближе...



* * *


Корабль пилотировала Рита. Мейлер находился в грузовом отсеке. Потом, стоя у открытого люка, он руководил спуском контейнера: довольно простая операция, но лучше все проконтролировать самому.

Внизу маячил Ирвин. Задрав голову, он махал рукой, призывая спуститься ниже. Повинуясь его указаниям, махина корабля зависла над кронами деревьев.

— Отлично, Рита, держи так... — Отняв от губ линком, Мейлер кивнул стоящему у пульта управления подъемником Густаву: — Опускай...

Дрогнув, опоясанный цепями контейнер медленно пополз вниз. Томительные секунды ожидания, и вот он уже на земле. На то, чтобы отцепить контейнер, Ирвин потратил меньше минуты. Крюк подъемника опять ушел вверх, к нему прицепили маскировочную сеть и спустили ее вниз. Накинув сеть на контейнер, Ирвин поправил все аккуратно, затем вскочил на крюк и махнул рукой.

Закрутился барабан лебедки. Ирвин медленно возносился к кораблю. Он небрежно держался за трос одной рукой, в зубах у него дымилась сигарета. Мейлер улыбнулся — хороший он парень, этот Ирвин.

— Горит, как свечка... — Ирвин с неприязнью взглянул на сигарету, затушил ее о трос и небрежно бросил окурок в закрывающийся люк. — Больше пламени, чем дыма.

— Просто здесь много кислорода, — отозвался Мейлер. — Как там, все нормально?

— Без проблем... — Ирвин лениво махнул рукой. — Лишь бы самим потом найти. Я свободен?

— Да, Ирвин. Летим домой...

Шли вторые сутки полета. Команда отдыхала. Капитан разрешил расслабиться — они это заслужили. Сокровища спрятаны, абордажный шлюз и орудийные башни демонтированы. Никто и никогда не узнает, что «Пегас» — скромный торговый кораблик — имел какое-то отношение к этому ограблению.

В кают-компании шла веселая пирушка. Выпивки не жалели. Пили за здоровье капитана и его очаровательной подруги, пили за удачу. За то, чтобы в будущем они никогда не теряли друг друга... Все были веселы и счастливы...


О том, что начались неприятности, Мейлер понял в тот момент, когда увидел вошедшего в кают-компанию Джонни. Его красивое холеное лицо было невероятно бледным. В руках он сжимал пистолет.

— Там... с Эриком... что-то случилось...-произнес он. Его заметно трясло.

Мейлер нахмурился. Увы, золото всегда плохо действует на людей. Очень жаль... Он надеялся, что его команда выше этого.

— Опусти пистолет, Джонни... Что с Эриком? — Капитан поднялся из-за стола.

— Не знаю... Он на камбузе... Только я не пойду туда... — Джонни прошел в конец кают-компании и сел на диван. В глазах его читался страх. Оружие он продолжал держать в руках.

— Борис, Густав — за мной. Остальные здесь... — Сжав зубы, Мейлер решительно шагнул вперед, размышляя о том, что могло так испугать Джонни. Не так давно этот малый на его глазах перерезал глотку одному не в меру расшумевшемуся бугаю — и ничего: уже через пять минут он чистил тем же ножом яблоко. А тут... Странно все эго.

Пистолет Мейлер доставать не стал — глупо. Не в кого здесь стрелять!

Впрочем, уже через минуту капитан изменил свое мнение, расстегнул кобуру и достал оружие. То же самое сделали Борис и Густав.

— Проклятье... — прошептал Борис, его голос слегка дрожал. — Что с ним, Ник?

— Не знаю... — Мейлер тяжело сглотнул и снова взглянул на то, что еще час назад было Эриком.

Такого он не видел никогда. Корабельный кок лежал у шкафа с посудой. В первую секунду капитан подумал, что это чья-то глупая шутка — просто кто-то взял и нарядил скелет в костюм Эрика. Еще через мгновение он понял, что все обстоит гораздо хуже.

Это и в самом деле был Эрик — точнее, то, что от него осталось. Розоватые кости скелета сияли невероятной чистотой — Эрика хоть сейчас можно было выставлять в качестве учебного пособия... На левом запястье темнел браслет с часами. И узкое золотое колечко сиротливо блестело на белой костяшке пальца. Самое удивительное — нигде не обнаружилось ни капли крови.


— Кто это мог сделать? — спросил Густав, настороженно поводя стволом.

— И как? — добавил Борис. — Похоже, его окунули в кислоту.

— У нас нет кислоты... — мрачно ответил Мейлер.

Осторожно обойдя несчастного кока, он выключил бурлившую на плите кастрюлю, затем внимательно проверил печь, шкафы, холодильник.

— Здесь никого нет, — сказал он, закончив осмотр. — Вернемся к ребятам...

Их возвращения ждали. На лицах бойцов читалась тревога.

— Ник, там что... действительно скелет? — спросила Рита.

Судя по всему, Джонни уже рассказал о том, что видел на камбузе. В настоящий момент он сидел со стаканом в руке. Его лицо заметно порозовело. Не иначе проглотил добрую порцию выпивки.

— Там действительно скелет, — мрачно ответил Мейлер. — Остается найти того, кто это сделал... — Капитан взглянул на побледневшую Риту.

— Ник, что ты? Мы же все были здесь... Я сама резала торт...

Мейлер задумался. Она права. Эрик принес праздничный торт, Рита его разрезала и потом все время была здесь, с ними. Эрик ушел к себе час назад — у него там что-то варилось... Это, конечно, не Рита сделала.

— Кто выходил отсюда? — спросил Мейлер, оглядев притихших бойцов. — Кто покидал кают-компанию после того, как Эрик принес торт?

— Я выходил... — сказал Ирвин, слегка поперхнувшись. — Мы с Густавом покурили, потом я зашел в туалет. Минут через пять вернулись сюда и больше не выходили.

— Да, верно, — подтвердил Густав. — Я ничего необычного не заметил, ожидая Ирвина... Ник, ты ведь не думаешь, что за пять минут можно сделать такое с человеком?

— Кто еще выходил? — мрачно спросил Мейлер.

— Я... — подал голос Иенсон. — У меня голова разболелась, и я ходил в каюту за таблетками. Вот они... — Он торопливо добыл из кармана несколько капсул. — Эрика я не видел.

— Ник, мы почти все выходили, — подал голос Нейл. — Неужели ты думаешь, что это кто-то из нас?


— Здесь, кроме нас, никого нет. Кто же еще?

— Я могу взглянуть? — спросил Нейл.

— Да. Только не ходи один. Пусть Боцман с тобой прогуляется.

— И я схожу, — заявил белобрысый Виктор. — Чушь какая-то получается...

Они вышли. Капитан вздохнул. И в самом деле — чушь... Допустим, это все же кто-то из них... Но так обработать тело?!

— Ник... — Борис провел ладонью по волосам и посмотрел на капитана. — Может, какие-нибудь насекомые? Скажем, муравьи?.. Я где-то читал, что они и слона способны обглодать.

— За час? — грустно усмехнулся Мейлер. — Неужели Эрик не справился бы с муравьями?

— Як примеру говорю... Мы могли что-нибудь подцепить, когда прятали контейнер.

Мейлер задумался. В словах Бориса и в самом деле был смысл. Какие-нибудь ядовитые насекомые — сначала убивают человека, потом обгладывают труп... Вполне правдоподобно!

Вернулись Нейл, Боцман и Виктор. Было заметно, что останки Эрика произвели на них впечатление. Боцман налил себе целый стакан виски и залпом выпил. Потом взглянул на капитана.

— Ник, я не знаю, кто это сделал, но выглядит хреново. Мы можем сесть где-нибудь пораньше?

— Мальчик уже в штаны наложил, — подал голос молчавший все это время Тонга. Его темное лицо выражало презрение.

— Пошел ты... — огрызнулся Боцман. — Сходи посмотри...

— Никому не отлучаться! — отрезал Мейлер. — До Меоты еще три дня. Должно хватить, чтобы отыскать эту мразь, кем бы она ни была... Возможно, действительно какие-то насекомые... Будьте внимательны. Меньше чем по двое никому никуда не ходить. Крис, Ирвин, вытащите Эрика в шлюз. Тонга и Боцман — с вами. Оружие всем иметь при себе. Остальным разбиться по два-три человека и прочесать корабль. Мы с Ритой проверим пилотскую. Выполняйте...

Слово капитана было законом. Желающих возражать не нашлось. Не прошло и десяти минут, как останки бедного кока оказались в шлюзе. Убедившись, что внутренний люк заперт, Мейлер взглянул на экран видео. Голова несчастного Эрика скалилась неестественно белыми зубами. Что ни говори, а он был хорошим коком и неплохим человеком... Отключив маршевые двигатели, капитан подождал, пока белесая мгла за боротом сменится усыпанной блестками звезд чернотой космоса, затем дал с пульта команду на открытие внешнего люка. Рванувшийся наружу воздух вытянул из шлюза то, что еще недавно было Эриком. Облаченный в костюм скелет некоторое время находился в поле зрения видеокамеры, а потом исчез из виду. Закрыв люк, Мейлер снова включил двигатели и устало вздохнул.


Все это время Рита сидела рядом. Ее лицо было необычайно бледным. Вот она повернулась к нему, блеснули ее глаза.

— Кто это мог сделать, Ник? — тихо спросила она. — Кто?


* * *


Мое знакомство с коком оказалось коротким, но на редкость приятным. Пока глупый Густав ждал меня у туалета, я по вентиляционным коробам проник на камбуз, где и увидел усыпанного мукой Эрика. Мука ничуть не испортила его вкус. Вернувшись тем же путем обратно, я вновь облачился в глупую людскую одежду и вышел из туалета к Густаву. Этот туповатый верзила гарантировал мне стопроцентное алиби. Вернувшись в кают-компанию, с интересом стал ожидать развития событий.

Как я и думал, печальная кончина Эрика произвела на моих новых друзей гнетущее впечатление. Что ж, я разделял их озабоченность и с удовольствием принял участие в поисках убившего кока мерзавца. Нельзя сказать, что я искал плохо, но так никого и не нашел. Впрочем, неудачу потерпел не я один, что немного меня утешило.

Разделавшись с коком, я неплохо подкрепился, а потому настроение мое значительно улучшилось. Тело налилось силой. Я с оптимизмом смотрел в будущее. Видит бог, оно обещало быть прекрасным!

Оставалось решить, что делать с моими милыми и на редкость вкусными друзьями. Можно было убить их всех — на это понадобилось бы минут десять, не больше. Но я не сторонник бессмысленного насилия — убиваю лишь тогда, когда хочу есть или когда мне скучно...

В тот момент я был сыт, а что касается скуки... Ее я не чувствовал, вдохновленный знакомством с представителями новой для меня цивилизации. Многое в людях удивляло, в частности то, что они так отличались друг от друга. Дело, разумеется, не во внешности — они отличались по характеру, по своим привычкам и взглядам на жизнь. Они действительно были разными, и это их ничуть не смущало!.. Там, у меня дома, любое отличие от окружающих считалось предосудительным. Меня и выгнали-то за то, что я посмел иметь собственное мнение...


У людей собственное мнение не считалось чем-то ненормальным. Да, у них не было принято перечить начальству. Порой они скрывали свою точку зрения, опасаясь неприятностей. Тем не менее все они считали возможным иметь личное суждение по тем или иным вопросам. На мой взгляд, восхитительный порядок! Ну какой смысл беседовать с существом, заранее зная, что оно скажет?..

Обдумав ситуацию, я решил не форсировать события. Так даже интереснее... Лететь одному — просто скучно!..

Неудачные результаты поисков снова вызвали разговоры о том, что бедного Эрика убил кто-то из своих. Как он это сделал — второй вопрос... Возможно, именно потому капитан Мейлер и приказал никому никуда не ходить поодиночке — чтобы члены команды могли наблюдать друг за другом... С его распоряжением все согласились, в том числе и я. Тоже мне — помеха!.. Я исходил из того, что трудности делают охоту только интереснее...

Итак, после гибели кока их осталось двенадцать человек: капитан Мейлер, его подружка Рита, Борис, Норман, Густав, Крис, Джонни, Иенсон, Нейл, Боцман, Виктор и Тонга. Я был тринадцатым, и это показалось мне глубоко символичным!..

Следующие часы полета не принесли никаких неожиданностей. Корабль шел на автопилоте. Мейлер запер рубку и уединился с Ритой в своей каюте. Густав оказался моим соседом по кубрику. Волей-неволей пришлось терпеть его общество. Мы сели играть в карты — невыносимо скучное занятие! С моими талантами я мог обыграть любого, однако приходилось изображать из себя посредственного игрока, дабы не вызвать у Густава подозрений своим внезапно возросшим мастерством. В конце концов, мне это надоело, и я, не отрываясь от игры, стал думать о Рите.

Единственная женщина в команде — она необъяснимым образом притягивала меня. Дело было не в гастрономических пристрастиях. Просто память несчастного Ирвина подсказывала, что из общения с женщинами можно вынести очень много приятного...

Сейчас Рита с капитаном... Интересно, чем они там занимаются?


Чтобы узнать это, мне даже не понадобилось покидать каюту. Сидя за столом и с улыбкой поглядывая на Густава, я сформировал на ноге оптический рецептор и огляделся. Ага, проскользну вот здесь, вдоль стены...

Густав, увлеченный игрой, так ничего и не заметил. Тонкая упругая струйка с глазом на конце проползла под столом, поднялась по переборке за спиной партнера и скользнула в вентиляционную отдушину. Часть моего сознания занимали карты, тогда как другая его часть с ползущим по вентиляционному коробу щупальцем устремилась к капитанской каюте. Пришлось преодолеть больше пятнадцати метров! Удлинившееся щупальце «съело» всю мою левую ногу и часть правой. Уверен, Густав очень бы удивился, загляни он под стол!..

Я почти достиг цели. Еще немного, и вот она — капитанская каюта...

Капитан и Рита сидели за столиком и тихо разговаривали. Интересно — о чем?.. Я поспешил вырастить рядом с глазом пару не слишком симпатичных, но на редкость чувствительных ушей...


* * *


Поиски убившего Эрика существа ни к чему не привели. Рита и Ник поневоле пришли к выводу, что это сделал кто-то из членов команды. Слишком лакомым казался куш! Имелись все основания полагать, что негодяй тщательно подготовился к своей миссии. Убив кока, он одним этим внес раскол в некогда дружную команду, заставил подозревать всех и каждого. Очень скоро он начнет действовать снова: ему надо торопиться — ведь в его распоряжении всего два дня!

... Закончился корабельный совет. Члены экипажа разошлись по своим каютам. Тщательно закрыв дверь — раньше Рита этого никогда не делала, — она села за столик и взглянула на мрачного капитана.

— Вот видишь, — сказала она, — а ты говорил, что им можно доверять... Зря ты не послушался меня.

— Перестань... — оборвал ее Ник. — Если среди нас и завелась одна сволочь, то это не повод подозревать всех. Гада мы обязательно вычислим!

— Как?

— Пока не знаю, но уверен, что он себя чем-нибудь выдаст. Все сейчас в своих каютах, никто никуда не сможет выйти без присмотра напарника. У него просто связаны руки.


— Ну хорошо, — кивнула Рита. — Допустим, мы долетим до Меоты, никто больше не погибнет... А ты не боишься, что, когда через год вернешься на Грату за контейнером, там уже ничего не будет?

— Не боюсь... — Мейлер почему-то улыбнулся, его глаза блеснули. Улыбался он редко, и Рита почувствовала какой-то подвох.

— Почему? — спросила она, понизив голос.

— Потому что мы были не на Грате... — Ник тихо засмеялся. — Если даже кто-то захочет меня обмануть, он все равно ничего не найдет.

— Мы были... не на Грате? — Рита даже побледнела. — Ты шутишь?

— Это была совсем другая планета. Какая именно — знаю я один.

— Ах ты хитрец... — Губы Риты расползлись в улыбке. — То-то я смотрю, что ты такой спокойный!

— Теперь понимаешь, что все твои страхи необоснованны?

— Понимаю... И где же мы были? — Рита встала из-за стола и, подойдя к капитану, села ему на колени. — Мне-то ты скажешь?

— Ну разумеется. Мы были на Мессине.

— Это правда? — Рита заглянула Нику в глаза.

— А ты как думаешь? — Капитан в упор посмотрел на Риту и снисходительно улыбнулся. — Не беспокойся, никуда твои денежки не денутся... Вот, успокоится все — слетаем и заберем их.

— В смысле только мы с тобой? — Рита ласково чмокнула капитана в щеку.

— Нет, — покачал головой капитан. — Мы полетим вместе. Честно все поделим, а там уж пусть каждый поступает как знает.

— И тот, кто убил Эрика, тоже сможет получить свою долю?

— В этом я сомневаюсь... — Ник снова помрачнел. — Я его вычислю. Одно убийство для него не имеет смысла — ему нужно расправиться со всеми нами. Подумай, когда он сможет незаметно выйти из каюты? Ну?

— Ночью? — В голосе Риты чувствовалась неуверенность.

— Умница. Ночью, когда сосед по каюте заснет, убийца попытается незаметно выбраться. Вот тогда-то я его и выловлю.

— Как? Будешь ночью бродить по кораблю?


— Встань... — Ник заставил Риту подняться, встал сам и подошел к шкафу. Открыв дверцу, достал маленькую черную коробочку.

— Что это? Видеокамера? — Было видно, что Рита удивлена.

— Да. Рассчитана на тридцать шесть часов записи. Я установлю ее в конце коридора за вентиляционной решеткой. Двери кают будут под наблюдением. Если кто-то ночью выйдет из своего кубрика, мы об этом обязательно узнаем.

— Ник, ты умница! Дай я тебя поцелую... — Рита взъерошила капитану волосы, обняла и поцеловала его. Потом, с улыбкой глядя на Ника, начала медленно расстегивать свой комбинезон...


* * *


Не скрою, разговор капитана с девушкой оказался для меня весьма познавательным. Но еще более заинтересовало то, что последовало за разговором. Рита сняла комбинезон, оставшись в тонких черных трусиках и столь же невесомом бюстгальтере. Я поспешно вырастил второй глаз, чтобы как следует все рассмотреть. Улыбаясь, девушка снова села Нику на колени, руки капитана скользнули по ее спине, нащупывая застежку. Мгновение, и черный комочек ткани обрел свободу...

Наверное, память несчастного Ирвина чересчур глубоко въелась в мое сознание. Иначе как объяснить тот факт, что обнаженное тело Риты вызвало у меня такие бурные чувства? Мне стало совсем не по себе, когда рядом с лежащим на полу бюстгальтером упали и черные кружевные трусики. Глядя на то, как капитан уложил девушку на кровать, я едва не потерял сознание. Такого со мной еще не бывало.

Что и говорить, она была прекрасна. Не только память Ирвина, но и мои личные чувства подтверждали это. В конце концов, я умею по достоинству оценить красоту! В самом деле милашка! Эти волосы, эта шея, эта божественная грудь... А какие ноги... Пожалуй, не стоит есть ее сразу.

— Ты что, заснул?

Толчок в плечо заставил меня очнуться. Я и не заметил, как сосредоточил все свое внимание на прелестях Риты.

— Так, задумался... — Вздохнув, я с глубоким сожалением покинул Риту, чтобы вернуться к глупой карточной игре. Втягивая вытянувшееся на пятнадцать метров щупальце и глядя на глупо ухмылявшегося Густава, я окончательно решил, кто станет моей следующей жертвой...


Ужин прошел очень тихо — без обычных шуточек и подначек... Приготовленная Норманом еда заметно подгорела, и все члены команды немедленно почувствовали, как сильно им не хватает Эрика. Он был не только хорошим человеком, но и неплохим коком.

Я полностью разделял настроение команды: у меня стряпня Нормана комом застревала в горле. Но приходилось терпеть, надеясь на то, что скоро я смогу полакомиться чем-нибудь более вкусным.

На ночь — «ночью» на корабле называли время с двадцати двух до шести утра — Мейлер назначил дежурных по кораблю.

Первые четыре часа вахту должны были нести Тонга, Виктор и Иенсон. Им вменялось в обязанность каждый час выходить из каюты и делать обход корабля.

Вторую смену возглавил невысокий коренастый Боцман. Ему в помощники Ник отрядил Нейла и Бориса. До меня и Густава очередь не дошла, чему я был несказанно рад.

Спать я лег в начале одиннадцатого. Проклятый Густав долго болтал о том, где он поселится по прибытии и что будет делать со своей долей добычи... Я-то знал, что ему ничего не улыбается, но расстраивать дурачка не хотелось.

Густав заснул лишь около полуночи. Убедившись, что он действительно спит, я осторожно выпростал оптический рецептор и уже привычно скользнул в вентиляционную отдушину...

Моя милая, нежная Рита спокойно спала, укрывшись одеялом. В каюте горел ночник. В его мягком свете девушка показалась мне еще очаровательнее. Да, в людях действительно есть что-то еще, помимо вкусной плоти. И особенно это касается женщин.

Конечно, я мог познакомиться с Ритой прямо сейчас. Но пришлось отложить это мероприятие на несколько минут.

Я не стал будить девушку. Скользнув тонкой струйкой к полу, без проблем дотянулся до двери и аккуратно повернул блокиратор замка. Убедившись, что дверь не заперта, снова скользнул в вентиляционную отдушину.

Густав продолжал спать. Я ничего не имел против. Меня в тот момент интересовал не столько он сам, сколько его костюм: сняв со спинки стула китель и брюки, я быстро облачился в чужую одежду. Не забыть башмаки... Теперь пояс с кобурой... Вроде бы все.


Принять облик Густава было совсем не трудно. Глянув на себя в зеркало, я остался вполне доволен увиденным. Уверен, сам Густав тоже оценил бы мое перевоплощение по достоинству!..

Отжав блокиратор замка, я осторожно выглянул за дверь. Было тихо, меня никто не видел. Ну, то есть почти никто- я помнил о спрятанной капитаном видеокамере, но мне она ничуть не мешала.

Что ж, пора идти. Еще раз взглянув на Густава, я крадучись выскользнул из каюты, аккуратно притворил за собой дверь и медленно пошел по коридору. Дежурная смена закончила обход четверть часа назад, поэтому я не опасался кого-нибудь встретить. Все в моем плане было продумано до мелочей.


* * *


Ей снилось что-то страшное. Именно поэтому Рита так громко вскрикнула, ощутив чье-то прикосновение. Совсем не во сне — Рита убедилась в этом окончательно, когда крепкая мужская рука зажала ей рот.

— Тише, милая, тише... Не кричи... Я и не знал, что ты такая нервная...

Это был Густав. Рита могла лишь догадываться, как он оказался в ее каюте. Впрочем, ее больше интересовало другое: что он здесь делает?

Собрав силы, Рита снова попыталась вырваться. Ничего не получилось: Густав был гораздо сильнее ее. Пришлось на время отступить.

— Огонь, а не баба... — ухмыльнулся Густав. — Давай договоримся: обещай, что не будешь кричать, и я тебя отпущу. Договорились?

Рита медленно кивнула.

— Вот и отлично, — осклабился Густав. — Но учти: попытаешься выкинуть фокус, и я тут же сверну тебе шею. Ты меня поняла?

Девушка снова кивнула.

— Замечательно... — Густав медленно отнял ладонь. — Умница... Не возражаешь, если я сяду?

— Нет... — Рита покачала головой, пытаясь понять, чего ей ждать от него. Если Эрика убил он...

Если Эрика убил он, то ждать можно чего угодно! Звать на помощь — бессмысленно: негодяю всегда хватит времени с нею разделаться... Разве попытаться обмануть его? Скажем, прошмыгнуть в коридор...


Густав уловил ее неосторожный взгляд в сторону двери. Тихо засмеявшись, он подтянул стул и сел. Закинув ногу на ногу, удовлетворенно вздохнул.

— Не догадываешься, зачем я здесь?

— Нет, — ответила Рита. — Но если Ник узнает об этом, тебе не жить.

— Не узнает. Ведь ты ему ничего не скажешь, верно?

Рита не ответила. Ее взгляд сделался спокойным и внимательным. Шок уже прошел, и теперь она думала об одном: как перехитрить этого негодяя? Если бы ей удалось добраться до пистолета...

Пистолет лежал в кобуре на краю стола — требовалось только протянуть руку... Но вряд ли Густав позволит ей это сделать.

— Что тебе надо? — спросила Рита, нарушив затянувшееся молчание. Впрочем, она уже знала ответ на свой вопрос, заметив, с каким интересом Густав рассматривает ее грудь. Можно было прикрыться одеялом, но Рита этого не сделала.

— Просто решил поближе с тобой познакомиться, — ответил Густав. — Ты мне очень понравилась.

— В самом деле? — усмехнулась Рита. Ее страх начал медленно проходить. Похоже, она имеет дело всего лишь с глупым похотливым самцом.

— Точно, — подтвердил Густав. — Понимаешь, еще вчера в отношении тебя у меня были совсем другие планы. Но сегодня я решил изменить их. Я не буду тебя убивать.

Рита вздрогнула. Итак, это действительно он.

— По крайней мере, сегодня, — добавил Густав и улыбнулся. Привстав, он подтянул поближе стул, затем сильным рывком сдернул с девушки одеяло. Рита вскрикнула.

— Кажется, я предупреждал тебя? — с улыбкой осведомился Густав. — Не надо кричать... — Он дотронулся до ее ноги, аккуратно провел ладонью по бедру, коснулся черных кружевных трусиков.

Сжав зубы, Рита терпела. Тело ее напряглось.

— Да не дрожи ты так. Не съем же я тебя, в самом деле, — сказал Густав и почему-то засмеялся. — Ты действительно хороша. И кожа у тебя такая гладкая... — Он посмотрел Рите в глаза и с явным сожалением убрал руку. — Не бойся, я не хочу брать тебя силой. Ты отдашься мне сама.


Рита снова прикрылась одеялом, прижавшись к спинке кровати. Впрочем, очень расчетливо — это заметно приблизило ее к пистолету.

— Расскажи мне о себе, — сказал Густав, внимательно глядя на девушку. — Например, где ты родилась? Ну?

— На Виоле, — тихо ответила Рита.

— Для начала неплохо, — улыбнулся собеседник. — "Что ты предпочитаешь — вино, виски?

— Вино. Земляничное.

— Не пробовал, — снова улыбнулся Густав. — Но мы это упущение обязательно исправим, не так ли?

— Может быть.

— Умница. Такой ты мне нравишься... — Глаза Густава блеснули. — Теперь скажи, какой у тебя любимый цвет?

— Красный.

— Никогда бы не подумал. А почему?

Рита молчала, думая о том, что зря пооткровенничала. Это для нее красный цвет — память об алых розах, которые она любила с детства. А для Густава наверняка всего лишь цвет крови.

— Я жду... — напомнил Густав.

— Просто я люблю красные розы, — ответила Рита.

— Учту, — кивнул Густав. — Твое любимое блюдо?

— Салат из креветок с норкисами.

— Что, это действительно вкусно?

— Очень... — Рита поправила одеяло и словно невзначай придвинулась к столу.

— Ладно, поверим пока на слово...

Густав неожиданно повернул голову к двери и прислушался. Риту не интересовало, что он там услышал. Метнувшись к пистолету, она вырвала его из кобуры, вскинула оружие, одновременно снимая флажок предохранителя. И когда Густав снова взглянул на нее, в грудь ему уже смотрел темный зрачок ствола.

— Мразь... — процедила Рита и нажала на курок. Огненный плевок прошил грудь Густава и разбился о переборку.

— Замечательно, — обронил Густав, взглянув на аккуратную, дымящуюся дырочку в груди. — Люблю девушек с характером. Ты именно такая... — Он, глядя на Риту, засмеялся.

Сказать, что Рита удивилась, значило бы ничего не сказать.. Она просто оцепенела от увиденного. Ее сознание отказывалось верить столь поразительной нелепости. Этого просто не могло быть! Рита смотрела на Густава, не понимая, что произошло... Когда ее палец вновь начал нажимать курок, было уже поздно.


Как в каком-то кошмаре рука Густава неожиданно удлинилась и тугой плетью выбила оружие из ее ладони. Пистолет отлетел в сторону. Рита закричала. Вернее, попыталась — за мгновение до того странные конечности Густава зажали ей рот. Затем ночной гость приблизил к ней свое лицо. Рита увидела жуткий зеленоватый череп с огромной пастью и тремя рядами ослепительно белых зубов, неестественно большие черные глаза... Она забилась в стальных объятиях и... потеряла сознание.

Наверное, она пробыла без чувств лишь несколько секунд. Очнувшись, вскинулась — и снова увидела рядом с собой Густава.

— Тише... — Он приложил палец к губам. Обычный палец, нормальный... Может, весь тот ужас ей просто привиделся?

Рита торопливо кивнула. Ее била дрожь.

— Вот и умница. Обещаю — я ничего тебе не сделаю. Если будешь молчать и никому не скажешь ни слова... Ты будешь молчать?

Рита опять кивнула. А что еще ей оставалось?

— Я знал, что ты умная... Корабль в моей власти. Я убью всех, кто на нем находится. Сначала был Эрик, час назад — Ирвин, а завтра — все остальные. Кроме тебя. Ты — красивая и нравишься мне. Ну, а кроме того, — монстр как-то странно улыбнулся, — я не смогу в одиночку посадить корабль. Просто никогда этого не делал... Так что будь умной девочкой, и с тобой все будет в порядке. Я обещаю. Договорились?

Рита кивнула.

— Не слышу.

— Договорились...

— Вот и славно. Но учти: проговоришься кому-нибудь — хоть бы и своему Нику — и тебе конец. Я тебя съем — в самом прямом смысле слова. Приготовлю из тебя салат с норкисами... — Монстр тихо засмеялся и поднялся со стула. — В общем, веди себя спокойно и останешься невредимой... Завтра утром я устрою небольшой спектакль. Только попробуй раскрыть рот!.. А теперь можешь спать. Приятных сновидений...

Издевательски улыбнувшись, Густав повернулся и вышел за дверь.

У нее почти не было сил. Тем не менее Рита проворно соскочила с кровати и заперла дверь. Потом быстро подняла пистолет, думая о том, что стрелять, наверное, следовало в голову... Так она и сделает, если он войдет сюда снова.


Монстр не вошел. Отойдя от двери, Рита села на кровать. Ее трясло. Теперь она понимала, что кошмарное видение не было сном и что Густав — вовсе не Густав. Более того, он не человек. Чудовищно, немыслимо, тем не менее сущая правда.

Пистолет в ее руках дрожал. Сидя на кровати, Рита думала о том, как ей поступить. Без сомнения, чудовище очень опасно — особенно если учесть, что его нельзя застрелить. А ей нужно делать выбор: либо сейчас же рассказать обо всем Нику, либо... либо договориться с монстром!

Рита вспомнила оскаленную пасть и жуткий зеленоватый череп. Ее передернуло... Нет, с монстром она договариваться не станет!..

К тому же в этом все равно нет смысла: место, где спрятаны сокровища, знает только Ник... Что ни говори, а он поступил с ними всеми нечестно! По крайней мере, с ней, Ритой... Уж ей-то он мог открыть, где на самом деле спрятаны ценности! Он говорит, что на Мессине... А если врет? Наверняка ведь врет... Увы, Ник оказался умнее, чем она думала...

Итак, ставку нужно делать на Ника. У него — деньги!.. Если рассказать ему о чудовище, то ситуацию вполне еще можно спасти!

Значит, надо идти к Нику. Он дежурит в пилотской, предупредив команду, что будет стрелять в каждого, кто попытается войти к нему ночью... Оно и понятно: после гибели Эрика Ник никому не доверяет. Даже ей...

Конечно, обидно... Но тут ничего не попишешь: в конце концов, Ник — капитан, именно он отвечает за корабль и его экипаж. И если он сказал, что доведет корабль до места, то так и будет... Вряд ли Ника обрадует ее ночной визит, но ждать до утра она просто не имеет права.

Пора действовать!..

Быстро облачившись в комбинезон, Рита подошла к выходу, прислушалась. Вроде тихо... Не выпуская из рук оружия, повернула пуговку замка, медленно приоткрыла дверь. Ей было очень страшно. Тем не менее Рита пересилила себя и вышла в коридор. Медленно прошла по нему, держа пистолет наготове, столь же осторожно поднялась по ведущей на следующий ярус лестнице. Еще каких-то десять шагов — и она у Ника...


— Ник... — Рита осторожно постучала в запертую дверь пилотской кабины, — Ник. открой... Пожалуйста!

— Рита?

— Это я. Открой, прошу тебя.

— Я предупреждал, что никого сюда не впущу.

— Ник, это очень важно! На корабле чужой, я видела его! Пожалуйста, Ник!

Ник не ответил — вероятно, обдумывал ситуацию. Затем тихо щелкнул замок, дверь приоткрылась.

— Это я, Ник, я... — Рита с готовностью перехватила пистолет за ствол и протянула капитану. — Пожалуйста, верь мне!

— Зайди... — Не пытаясь взять у нее пистолет, Ник пошире приоткрыл дверь. Рита быстро вошла. Снова щелкнул замок. Ник повернулся и внимательно посмотрел на Риту. — Слушаю тебя.

— Это Густав, Ник! Точнее, это какое-то страшное существо... Если бы ты видел его зубы, Ник...

— Существо? — с сомнением переспросил Ник. — Что за бред, Рита? Тебе просто что-то приснилось.

— Ты считаешь меня сумасшедшей? — Рита тихонько всхлипнула. — Он пришел ко мне в каюту... Не знаю, как ему удалось открыть замок... Сначала я думала, что это Густав, но потом...

— Что «потом»? — Глаза Ника смотрели холодно и сурово.

— Я видела сто... Видела, какой он на самом деле. У него зеленая голова — очень страшная — и много-много зубов!.. Я стреляла в него Ник, но ему хоть бы хны! Он забрал у меня пистолет и попытался со мной договориться. Сказал, что всех убьет, а меня пощадит.

— И чем ты заслужила его расположение? — В голосе капитана слышался сарказм.

— Ник, не надо так... Я не знаю, что ему от меня нужно... Возможно, я ему просто понравилась.

— Почему ты так решила?

— Просто видела, как он смотрел на меня... — Рита опустила взгляд. — А еще он сказал, что не сможет сам посадить корабль.

Ник ничего не ответил... Отойдя в сторону, немного постоял, всматриваясь в туманную мглу за бортом, потом снова повернулся к Рите.

— Говоришь, это Густав?

— Да, — подтвердила Рита. — Он сказал, что завтра утром устроит небольшой спектакль, и просил ему не мешать.

— Хорошо... — задумчиво произнес Ник. — Если тебе это не приснилось, то видеокамера должна была все записать. Он не мог пройти к твоей каюте незаметно. Жди здесь и никого не впускай.

— Я с тобой, Ник!

— Жди здесь... — холодно повторил Ник и вышел из пилотской.

Он все еще ей не доверял... Вздохнув, Рита быстро заперла за ним дверь. Было ли ей обидно? Да... Сколько раз Ник говорил, что любит ее — так почему же не верит?!

Невеселые мысли... Тем не менее Рита понимала, что сама виновата. Все началось тогда, когда она попросила Ника избавиться от команды... Ник ничего не забыл.

... Его не было больше двадцати минут. Рита уже начала беспокоиться. Потом в дверь тихо постучали. Девушка вскочила с кресла и торопливо открыла замок.

— Надо спрашивать, прежде чем открывать! — сказал Ник. В руке он сжимал видеокамеру. — Это мог быть и чужой.

— Прости... — Рита быстро закрыла за ним дверь. — Я волновалась за тебя... Почему так долго?

— Осматривал корабль. Вроде все тихо.

— Мог бы и предупредить, что задержишься... Есть что-нибудь? — Девушка указала на видеокамеру.

— Да... — нехотя согласился Ник. — Ты права. Это Густав.

— Я могу взглянуть?

— Конечно...

Ник раскрыл тонкую пластинку экрана, нажал кнопку воспроизведения. Запись уже была перемотана. Рита увидела, как Густав осторожно пробирается по коридору, подходит к ее каюте. Склонился к замку, что-то сделал, затем медленно распахнул дверь.

— Как это у него получилось? — прошептала Рита, взглянув на Ника.

— Не знаю...

Ник немного перемотал запись. Рита увидела, как монстр выходит из каюты. Вот он прикрыл дверь, повернулся и медленно пошел к себе.

— Стой! — воскликнула Рита. Ник быстро нажал кнопку паузы. — Посмотри на его спину! Ты видишь?!


— Нет... — Ник вгляделся в экран.

— Да вот же, вот... — Рита коснулась экрана пальцем. — Это след от моего выстрела!

— Теперь вижу... — задумчиво отозвался Ник. — Ты прожгла ему китель.

— Я выстрелила ему в грудь, а он только усмехнулся... Что нам с ним делать, Ник?

— Не знаю, — тихо ответил капитан. — Но мы что-нибудь обязательно придумаем...


* * *


Утро на корабле началось с чьих-то отчаянных криков. Кто-то звал на помощь, стучал в двери кают. Не проснуться было невозможно.

Это оказался Густав. Когда Рита вышла из каюты — не забыв вооружиться, — в коридоре уже собралась вся команда. Последним из пилотской пришел капитан.

— Что случилось? — спросил Ник, его лицо было на редкость мрачным. — Ну?

Навстречу ему шагнул бледный Густав. Он был в одном белье, босой, его заметно трясло.

— Я этого не делал, честно... Я клянусь! Я просыпаюсь, а он лежит... — по щекам Густава поползли слезы.

— Ирвин погиб... — сказал Боцман, взглянув на капитана. — Все то же самое.

— Я не виноват! — Густав схватил капитана за руку. — Я не знаю, как это получилось!

— Перестань... — Ник вырвал руку и прошел к каюте. Команда послушно расступилась.

Зрелище и в самом деле выглядело неприятно: на кровати лежал одетый в трусы и майку скелет, рядом валялся пистолет. Скелет был удивительно чист, нигде — ни капли крови.

— О боже... — прошептала заглянувшая в каюту Рита. — Как же это...

— Разберемся... — Капитан вышел из помещения, обвел взглядом притихшую команду. — Никто ничего не видел?

— Нет, — отозвался стоявший у иллюминатора угрюмый Нейл. — В первую смену все было спокойно. Мы ничего не заметили.

— Я просто спал! — закричал Густав. — Я ничего не делал!

— Тебя никто ни в чем не обвиняет, — отозвался капитан. — Перестань ныть.

— Да... — Густав попытался взять себя в руки. — Конечно...


— Уже лучше. Помоги мне... — Пристально взглянув на Густава, капитан снова зашел в каюту. — Берись за простыню, отнесем его в шлюз...

Когда Густав и капитан вынесли останки бедного Ирвина, команда почтительно расступилась. Кто-то прошептал слова молитвы. Простыню с костями доставили к шлюзу. Боцман услужливо нажал кнопку. Внутренний люк распахнулся. Густав и капитан втащили скелет Ирвина в шлюз.

— Свяжи углы простыни, — велел капитан. — Совсем не обязательно, чтобы его кости разлетелись по всей галактике.

— Да, конечно... Я сейчас... — Густав нагнулся к простыне.

Капитан вышел в коридор. Спустя мгновение мощный броневой люк шлюза с шипением опустился на место.

— Ник? — Густав отпустил простыню и подошел к люку. — Ник, открой!

— Мразь... — процедил Ник, глянув на прильнувшего к окошку люка Густава. Потом повернулся к команде: — Это он убил Эрика и Ирвина.

— Ник, ты уверен в этом? — спросил Боцман. — Густав, хороший парень. Он бы никогда этого не сделал.

— Верно, — поддержал Боцмана Нейл. — Я его не первый год знаю.

— У меня есть доказательства, — ответил капитан. — Рита, принеси видеокамеру. И выруби двигатели.

— Да, Ник. Я быстро... — С ненавистью взглянув на маячившего за стеклом люка Густава, Рита быстро пошла в пилотскую.

— Откройте! — Густав стукнул кулаком по стеклу. — Это не я!

Ник подошел к люку, глядя на Густава.

— Скажи, что у тебя с кителем?

— С кителем? — переспросил Густав.

— Принесите его китель! — велел Ник. — Быстрее!

По корпусу корабля прошла слабая дрожь, за иллюминаторами проступили звезды — Рита отключила маршевые двигатели.

Принесли китель Густава. Взяв его, Ник с удовлетворением указал на два небольших обожженных отверстия.

— Как ты это объяснишь? — Ник продемонстрировал Густаву его китель. — Откуда дыры?

— Не знаю! — выкрикнул Густав. — При чем здесь китель?! Выпустите меня! — Он снова забарабанил по люку.

— Эти дыры проделал мой пистолет! — раздался голос подошедшей Риты. — Я стреляла в него ночью, но не смогла убить. Тому, кто не верит, лучше взглянуть на это... — Рита откинула экран видеокамеры и включила воспроизведение.

На записи Густав шел по коридору. Вот он остановился у каюты, нагнулся, что-то сделал с замком. Потом открыл дверь и вошел внутрь.

— Он заходил ко мне... — пояснила Рита. — Там я в него и выстрелила.

— Но ведь он жив? — неуверенно заметил кто-то.

— Жив. Потому что он не человек.

— Что за чушь... — пробормотал Боцман. — И кто он тогда?

— Не знаю, — ответила Рита. — Взгляните еще и на это... — Она перемотала запись, и бойцы увидели спину уходящего Густава. — Дырка на кителе — от моего пистолета, но это не главное. Сейчас... — Рита подождала, пока на экране Густав подойдет к двери своей каюты, затем нажала кнопку паузы. — Взгляните на его руки.

— Проклятье... — пробормотал Боцман. — Ну и дела...

Руки Густава не были руками человека. Морщинистые, с неестественно длинными пальцами и кривыми когтями, они внушали отвращение. Трудно было найти более убедительное доказательство.

— Вот же дрянь... — сказал всегда мрачный Нейл. — А мы ему верили.

— Теперь вы видите, что я прав? — произнес капитан. — Мы должны сказать спасибо Рите — это она его вычислила... Остается решить, что с ним делать. — Ник кивком указал на прижавшегося к стеклу люка Густава.

— За борт его! — холодно процедил Боцман. — Там ему самое место.

— Я думаю так же, — согласился капитан. — Наверное, ученые выложили бы за него кучу денег, но я предпочитаю навсегда избавиться от этой твари. У кого-нибудь есть возражения? — Капитан обвел взглядом команду. Ответом ему было молчание. — Я так и думал.

— Не делайте этого! Вы ошибаетесь! — В голосе Густава слышалось отчаяние. — Отпустите меня, я не виноват! Это заговор!


— Не трудись! — холодно ответил Ник. Подойдя к шлюзу, он сдвинул защитную шторку, набрал код открытия наружного люка. Затем медленно и демонстративно нажал большую красную кнопку.

За стеклом послышались вопль и шипение воздуха, мелькнуло в последний раз перекошенное лицо Густава. Затем все стихло.

Рита прильнула к иллюминатору — как раз вовремя, чтобы рассмотреть маленькую, показавшуюся ей удивительно жалкой фигурку Густава. Раскинув руки и медленно вращаясь, неудачливый монстр отправился в свой последний путь. Чуть в стороне белела простыня с останками бедного Ирвина — жаль, что его не удалось похоронить по-человечески: он и в самом деле был неплохим парнем.

— Вот и все, — сказал Ник и облегченно вздохнул. — Как думаете, не выпить ли нам по этому поводу?


* * *


Оставшаяся часть пути прошла без происшествий. Рита была счастлива. Ее радовало, что через несколько часов они навсегда покинут проклятую посудину и окунутся совсем в другую жизнь. Это будет действительно другая жизнь — комфортная и счастливая... Да, некоторое время придется побыть с Ником — до тех пор, пока не удастся получить свою часть сокровищ. А может, и немного больше...

Мысль о том, как бы заполучить больше того, что ей причиталось, не оставляла Риту в течение всего полета. Уговорить Ника расправиться с компаньонами не удалось — увы, он оказался излишне щепетилен... Но разве это повод для того, чтобы расстраиваться?..

План Риты был прост — как все гениальное. Через несколько часов они сядут на Меоте, продадут за бесценок корабль и разбегутся, чтобы через год в строго оговоренное время встретиться снова... Но почему бы не навестить старых друзей немного раньше? Отыскать их будет не так уж сложно: чьи-то адреса у Риты имелись; кого-то можно вычислить через знакомых; иных — и вовсе через адресную службу... Чем меньше народа, тем больше куш! Эта простая истина приятно грела сердце... Нет, всех бывших коллег она убивать не станет — Ник может заподозрить ее... Но сократить раза в два число претендентов на ценности вполне ей по силам...


Команда корабля пребывала в отличном настроении. Да, было немного жаль Ирвина и Эрика, но такова, в конце концов, жизнь! Кому-то удается выжить, кому-то нет...

Посадка прошла на редкость буднично. Месту выбрали по той простой причине, что здесь не существовало въездного контроля. Она считалась истинным раем для контрабандистов и мошенников всех мастей — таким либеральным законодательством не могла больше похвастаться ни одна планета. Больше половины товарооборота Меоты приходилось на нелегальную торговлю. Кроме того, Меота славилась своими верфями, на которых старую прогнившую посудину при нужде быстро переоборудовали в первоклассное контрабандное судно. Да и купить корабль здесь было так же просто, как и продать, Что самое приятное — гут никто и никогда не спрашивал никаких документов.

О времени и месте новой встречи договорились еще во время полета. Поэтому орошались не слишком долго. Переодевшиеся в гражданскую одежду, бойцы спокойно спустились по трапу и по старой выщербленной бетонке направились к зданию космопорта. Рита была уверена, что никого из них через несколько часов на Меоте уже не будет.

Ник вышел из корабля последним.

— Купи два билета до Виолы, — сказал он, протянув девушке тысячную купюру. — Я пока продам корабль.

— Да, Ник, — улыбнулась Рита. — Как скажешь...


К огорчению Ника, взять билеты в одну каюту Рите не удалось. С Меоты как раз уезжали сезонные рабочие, так что корабли были переполнены.

— Я думал, мы проведем эти два дня вместе, — сказал Ник, задумчиво глядя на девушку. — Может, подождать денек-другой, а пока пожить в гостинице?

— Ну что ты, Ник! — улыбнулась Рита. — Каких-то два дня... Они пролетят быстро, вот увидишь! Потерпи немного... — Девушка потянулась к Нику и поцеловала его.

— Ладно, никуда не денешься... — Ник поудобнее перехватил сумку с вещами. — Пошли, наша калоша через сорок минут отправляется...

Корабль и в самом деле набили под завязку. Очутившись на борту, Рита подумала о том, что зря не согласилась на предложение Ника. Обнаружив в каюте пятерых попутчиц, она почувствовала всю затруднительность своего положения. Причиной ее затруднений был мешочек с бриллиантами, аккуратно упакованный и спрятанный в глубине чемодана. Рита «позаимствовала» камешки при грабеже корабля казначейства — в царившей тогда суматохе все получилось весьма просто... Теперь же бриллианты сделались нешуточной проблемой: таскать чемодан с собой в тот же ресторан не будешь, а бросить его в каюте — значит рисковать остаться ни с чем... На Ника тут надежды никакой: узнает о бриллиантах — первым открутит ей голову...

Пришлось пойти на хитрость. Сказавшись больной, Рита сунула чемодан подальше от чужих глаз и почти всю дорогу пролежала в постели. Даже с Ником в ресторан не ходила, а когда он собрался позвать врача, объяснила этому кретину, что ей просто надо немножко отдохнуть...

Два дня путешествия показались ей вечностью... Рита вздохнула с облегчением, только когда опоры корабля наконец-то коснулись бетонки родного космодрома.

Ник уже успел сойти и встречал ее внизу, у трапа.

— Сделаем так... — сказал он. — Я забегу к себе, посмотрю, все ли там в порядке, улажу кое-какие дела. А вечерком приду к тебе — устроим праздничный ужин... Ты не против?

— Ну что ты? — улыбнулась Рита: предложение Ника было ей на руку — как раз успеет спрятать бриллианты. — Приходи часам к семи. И захвати вина. Остальное я приготовлю.

— Тогда до вечера... — Чмокнув Риту в щеку, Ник подхватил свою сумку и уверенно направился в сторону транспортного терминала.

Дом Риты находился на окраине города. Район считался очень престижным: иметь здесь собственность мог позволить себе лишь очень состоятельный человек. Рита никогда не располагала большими средствами, однако острый и изворотливый ум позволил ей заполучить небольшую, но весьма уютную виллу. Сделано все было очень просто: подыскав подходящего болвана, Рита сумела довольно быстро очаровать его. Свадьбу сыграли в одном из лучших ресторанов города. Дальше оставалось уличить незадачливого мужа в супружеской неверности, что и было исполнено при неоценимой помощи двух местных проституток. Расплатившись с девицами — те и в самом деле отлично сделали свою работу, — Рита устроила мужу грандиозный скандал. О совместной жизни не могло быть и речи!.. Согласно заботливо составленному брачному контракту, она и сделалась в одночасье владелицей симпатичного домика. Но на его содержание требовались немалые деньги — красивая жизнь оказалась ужасно дорогой. Именно тогда Рита и встретила Ника...


Стрелка часов подбиралась к семи вечера Праздничный стол был уже накрыт. Рита облачилась в купленное днем платье — красивое, дорогое, Нику наверняка понравится... Стоя перед зеркалом, Рита задумчиво рассматривала свое отражение. Напоить бы его хорошенько да выведать, где именно спрятаны бриллианты... Увы, Ник — стреляный воробей: он даже стер координаты планеты из памяти корабельного компьютера... Где находится контейнер, теперь знает только он один...

Звонок раздался ровно в семь — секунда в секунду. Рита даже удивилась такой пунктуальности: обычно Ник не утруждал себя точностью.

Да, то был он, Ник. В модном дорогом костюме и совершенно умопомрачительном галстуке, на ногах — добротные башмаки из шкуры Илионского углозуба. В левой руке Ник сжимал сумку с бутылками, а в правой... В правой он держал роскошный букет алых роз.

— Прошу, — сказал Ник, вручая ей букет. — Увидел их и не смог удержаться от искушения.

— Спасибо... — прошептала Рита. Букет стал для нее полной неожиданностью: раньше Ник никогда не дарил ей цветы — его интересовала исключительно она сама. — Как ты узнал?

— Что именно? — спросил Ник, закрывая дверь.

— Что я люблю розы? Я тебе об этом не говорила.

— Считай, что угадал, — загадочно улыбнулся Ник. — Красивый букет, верно? А какой у него запах! — Ник нагнулся к букету и всей грудью втянул воздух. — Я и не думал, что цветы могут так здорово пахнуть. Как там у нас с ужином?

— Все готово, — улыбнулась Рита. — Проходи, я поставлю цветы в вазу...

Когда Рита вошла в гостиную, Ник уже сидел за столом с бокалом в руке.

— Великолепное вино! — заявил он, жестом приглашая Риту сесть — Никакого сравнения с той дрянью, что мы пили на корабле. Эрик был неплохим поваром, но в винах не разбирался совершенно.

— Мог бы и подождать, — недовольно заметила Рита, присаживаясь.

— Милая, без тебя этот вечер вообще не имел бы смысла... — Ник отхлебнул из бокала, на секунду закрыл глаза. Снова взглянул на Риту. — Изумительно!


Рита нахмурилась, однако предпочла не ссориться. В конце концов, ей еще нужно выведать, где спрятан контейнер. Если удастся, то вообще можно будет ни с кем не делиться. Включая и этого урода...

— Почему ты такая грустная? — спросил Ник. — Выше голову — такого вечера у тебя больше не будет... Это что, креветки с норкисами? — Ник взял вилку и потянулся к блюду в центре стола.

— Да, — отозвалась Рита. — Может, ты и мне вина нальешь?

— Ну, разумеется... — Сунув в рот кусочек креветки, Ник взял бутылку и, наполнив бокал, протянул его Рите: — Прошу... Креветки ничего, есть можно... Что касается норки-сов... — Ник отложил вилку, подцепил острым изогнутым когтем коричневый кружок, осторожно надкусил его, разжевал. — Что касается норкисов, то большей дряни я еще не видел... — Кинув недоеденный кружок обратно, Ник взглянул на Риту и улыбнулся: — Думаю, самое вкусное блюдо останется у нас на десерт. Я прав?

Лицо Риты сделалось бледным как мел. Она чуть не потеряла сознание. Не упасть в обморок стоило ей огромных усилий. Вцепившись в край стола, Рита с ужасом смотрела на развалившегося в кресле самодовольного монстра.

— А как же... Ник? — одними губами прошептала Рита.

— Ник? — Монстр отхлебнул из бокала, его глаза блестели от удовольствия. — Увы, Нику не повезло: его кости сейчас болтаются где-то между Меотой и Мессиной... А может, это была и не Мессина... — Монстр засмеялся, затем снова хлебнул вина.

— Как ты сумел все подстроить? — еще тише спросила девушка. — Выходит, Густав...

— ...был совершенно ни при чем...-закончил за нее монстр. Его лицо зашевелилось, и Рита увидела перед собой Густава. — Признаюсь, мне осточертело сидеть на той планете, когда я встретил вас... — Он улыбнулся — теперь лицом Ирвина. — Первым пал Ирвин: я откушал им у контейнера. Потом пришлось утолить голод коком. Третьим съел бедного Ника. Он как раз полез за видеокамерой — тут-то мы и встретились... — Словно извиняясь, монстр пожал плечами. — Дальше уложил его кости в постель Ирвина, придал им должный вид, после чего вернулся в пилотскую... — Монстр снова принял облик Ника.


Рита тяжело дышала. Ей было очень страшно, тем не менее она пыталась найти выход из ситуации. Может, еще удастся договориться...

— Вы меня убьете? — спросила Рита, со страхом глядя на монстра.

— Вероятно. Вы не выполнили условий нашего уговора.

— Но ведь мой... обман изначально был частью вашего плана!

— Согласен, — улыбнулся монстр. — Но это ничуть не умаляет вашей вины. Между прочим, бедный Ник придерживался о вас не столь уж хорошего мнения.

— Вы лжете! — воскликнула Рита. — Ник любил меня!

— Да — как любят красивую игрушку... Верьте мне. Ведь память Ника — теперь моя память. Если говорить откровенно, он считал вас лживой продажной девкой. Каковой вы, честно говоря, и являетесь.

— Это неправда! Он не мог так думать!

— Думал, поэтому и не доверял вам ни на йоту... Между прочим, он знал и о вашем мешочке с бриллиантами. Кстати, куда вы его спрятали?

Рита молчала. В ее сердце медленно закипала ненависть. Ненависть ко всем — к Нику, к его команде, к этому отвратительному чудовищу.

— Не хотите говорить — не надо, — с улыбкой заметил монстр. — Все равно через пару часов я узнаю ваш секрет. Так что не надо нервничать — от этого у мяса портится вкус.

— Вы не можете меня убить! — Рука Риты сжала вилку. — Вы не имеете права!

— О, это очень давний спор, — кивнул монстр. — Однажды о вопросах права со мной беседовал один очень ученый человек, точнее, одно очень ученое существо. Пыталось убедить меня в том, что я не имею права отнимать жизнь у других разумных существ. Хотите знать, чем все закончилось?

— Вы его убили.

— Убил или съел... — пожал плечами монстр. — Его доводы показались мне неубедительными. Суть, собственно, вот в чем: считается, что разумное существо может себе позволить питаться неразумными тварями, например этими креветками... — Собеседник Риты подцепил когтем креветку и отправил ее в рот. — Считается, что у бессловесных созданий нет чувств, эмоций, а главное — нет права на жизнь. Вы определяете, съесть вам креветку или нет, вы выращиваете на мясо телят и поросят, едите их и полагаете это вполне нормальным только потому, что обладаете так называемым разумом. Смею заметить, разумом очень примитивным — я могу судить о вас беспристрастно... Но вот появляюсь я — существо высшего порядка. И что же? Вы кричите, пытаетесь убедить меня в том, что я не имею никакого права вас есть. Но я воспринимаю ваши аргументы, как вы — визг приговоренного вами к смерти поросенка. И там и тут результат одинаков...


Монстр встал из-за стола. Рита вскочила и выставила перед собой вилку.

— Не подходи!

— Иначе что? — усмехнулся монстр. — Ты убьешь меня?

Он обошел стол и пошел к Рите. Та инстинктивно кинулась прочь. Но убежать ей не удалось — руки монстра вытянулись, стали похожи на тугие гибкие плети. Обвив Риту, монстр притянул ее к себе. Бесполезная вилка упала на пол.

— Не кричи... — Монстр коснулся пальцем губ Риты. — Я не люблю крика. К тому же я не собираюсь есть тебя сразу... — Он подхватил Риту на руки и понес в спальню.

— Отпустите меня... — прошептала Рита. — Пожалуйста...

— Что значит «отпустите»? — усмехнулся монстр. — У меня сегодня первый вечер на Виоле, у тебя, — последний. Так давай наслаждаться этим и не портить друг другу настроение... О, да у тебя новая кровать!

Кровать и в самом деле была новой — Рита купила ее незадолго до последней «операции».

— Замечательно... — Монстр аккуратно уложил Риту и начал методично освобождать от одежды.

— Что вы делаете... — попыталась сопротивляться Рита. — Не надо...

— Что я делаю... — передразнил монстр, стягивая с Риты бюстгальтер. — Пытаюсь получить удовольствие по полной программе. Сначала, извиняюсь, плотское...

Он отбросил бюстгальтер в сторону, коснулся ладонями грудей. Его лицо приобрело довольное выражение.

— Ну, а закончим мы все, безусловно, делами гастрономическими. И пусть кто-нибудь скажет мне, что я не имею на это права...

Монстр улыбнулся и жадно припал к губам девушки.



следующая страница >>