litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 12 13 14 15 16
Глава восьмая



Встреча с метаморфом взбудоражила Дениса. Детонатор, управляющая клетка... И так проблем выше крыши, а тут еще это!.. Единственная возможность справиться с Кэрол — поймать ее в ловушку — теряла смысл: бестия всегда сумеет выскользнуть, подорвав детонатор и уничтожив управляющую клетку!.. И как только подобная нечисть смогла на свет появиться?..

Перед своей конторой Денис увидел глайдер Макса — не иначе у того что-то новенькое. Ну, и ему есть чем поделиться с особистом.

Макс о чем-то тихонько беседовал с Глебом. Увидев вошедшего в кабинет Дениса, особист улыбнулся. Однако особой радости в его глазах не было. Точно — что-то стряслось...

— Привет...-Денис пожал Максиму руку. — Здорово, Глеб... Какие-нибудь новости?

— Не без того, — кивнул Макс. — Девушка исчезла.

— Некрасова? — быстро спросил Денис, садясь в кресло.

— Да, — подтвердил Макс. — Пропала сегодня утром.

— Я уже разослал всем ее фото, — добавил Глеб. — Темная история...

— Как же ее выпустили? — поинтересовался Денис, взглянув на Макса. — Ты ведь говорил, что у вас там отличная охрана?

— В том-то все и дело... — Макс задумчиво потер лоб. — Никто ее не выпускал, из клиники она не выходила. А внутри ее нет — все прочесали!.. Вот я и думаю: не помог ли ей кто?

— Если ты имеешь в виду нашего друга, то вряд ли — я только что с ним встречался. Уверен, он не в курсе... А вот Кэрол могла приложить к этому руку.

— И когда она успела? — поинтересовался Глеб. — По-моему, у нее прошлой ночью были другие заботы.

— Упустив гостя, решила отыграться на Некрасовой... — предположил Макс. — Если знала, где мы ее скрываем. За гостем мы следим, а Кэрол гуляет, где хочет.

— Хорошо, допустим, Кэрол, — тихо сказал Денис. — Тогда Некрасова мертва! Кэрол не могла вывести ее незамеченной. А вот съесть и скрыться — вполне в ее стиле.

— Жалко девчонку... — вздохнул Глеб. — Я же предлагал переправить ее на Виолу.


Глеб действительно неделю назад высказал такую идею. Его не послушали: никто не мог и предположить, что чудовище проникнет в тщательно охраняемый бункер! Потом ее, правда, перевели в клинику, а там меры безопасности не такие строгие... Опять просчитались!

— И что теперь делать? — спросил Денис. — Если гость узнает, что мы не уберегли девушку, он снова станет нашим врагом. Объединится с Кэрол, и тогда все, что было раньше, покажется нам цветочками.

— Мы уже почти закончили ловушку, — сказал Макс, взглянув на Дениса. — Уникальная вещь! Над ней работали лучшие специалисты.

— Боюсь, ловушка не поможет, — поморщился Денис. — Гость сказал, что в теле у Кэрол находится вот такая штука... — Он вынул из кармана и протянул особисту листок. Глеб вытянул шею, пытаясь рассмотреть рисунок.

— Детонатор? — В голосе особиста мелькнуло удивление. — Зачем?

— Сейчас расскажу...

Ситуация и в самом деле выглядела на редкость отвратно. Некрасова погибла, в лучшем случае — исчезла... До Кэрол не добраться из-за проклятого детонатора, который теперь придется как-то из нее выковыривать... Вдобавок гость потенциально способен превратиться в злейшего врага... Куда ни глянь, везде проблемы...

Макс ушел искать девушку. Денис и Глеб остались вдвоем.

— Что скажешь?

— Не знаю, — пожал плечами Глеб. — Странные нестыковки... Знаешь, пожалуй, возьму я отпуск недельки на три — пока все это не кончится.

— Отпуск? — Денис с недоумением глянул на Глеба и поймал его насмешливый взгляд.

— Попался! — рассмеялся Глеб. — Да, здорово было бы на самом деле махнуть куда-нибудь на пару недель! Отдохнуть, рыбку половить. Красота!.. — Глеб глубоко вздохнул и уже серьезно продолжил: — Думаю, тебе надо обо всем рассказать гостю. С ним шутить нельзя, тем более — лгать ему. Малейшая фальшь с нашей стороны — и он уйдет.

— Рассказать — плохо. Не рассказать — еще хуже... — Денис невесело усмехнулся. — Боюсь, он на месте меня и прикончит.


— Тогда я возьму твой глайдер. Не против?

Денис невольно усмехнулся. В этом весь Глеб: умудряется шутить даже в самые тяжелые минуты! А ведь его шутки действительно помогают...

— Я подумаю, — ответил Денис, глядя в смеющиеся глаза Глеба. — Ты прав — с гостем следует поговорить.

— Вот и ладно. А я пока поболтаю с подружками Некрасовой — может, они что знают? Если девушка сбежала, вполне могла пойти к кому-то из них.

— Попробуй, — без особого энтузиазма согласился Денис. — Думаешь, она еще жива?..


* * *


Я сидел в небольшом уютном баре и потягивал коктейль. Вдруг за мой столик подсел Рудаков. Весьма неожиданно!

О встрече мы не уговаривались... И как только он меня отыскал?.. Ах да — «горошина». Все верно, его навели по сигналу.

— Что-то случилось? — спросил я, с тревогой взглянув на капитана.

— Да. Алла пропала.

Я сразу подумал о Кэрол.

— Что значит «пропала»?

— Ее не нашли в палате сегодня утром. Но камеры слежения на входе не зафиксировали, чтобы она покидала комплекс.

— Кэрол... — пробормотал я, чувствуя, как в душе все обрывается. — Это Кэрол...

— Прости, что так получилось, — тихо сказал Рудаков. — Мы надеемся, что она жива, и сделаем все возможное, чтобы ее найти.

— Вы и так уже сделали все, что могли...

Я выкатил на ладонь «горошину», пару секунд смотрел на нее, потом раздавил и растер пальцами. Положив на стол банкноту в десять кредов, встал и пошел прочь.

Рудаков меня не преследовал — в его голове еще сохранились остатки мозгов. Я медленно шествовал по улице. Люди уступали дорогу — попробовали бы не уступить!..

Элли... В том, что Кэрол убила ее, я не сомневался. Военные глупы, но не настолько, чтобы из-под их опеки могла уйти неискушенная девушка. Нет, без Кэрол здесь не обошлось. А где Кэрол, там всегда смерть...

Я не знал, куда шел. Глубокое безразличие охватило меня. Лишь дойдя до перекрестка, остановился — в самом деле, куда иду-то? Что теперь делать? Элли мертва, а без нее и мне жить незачем... Вот если бы я мог убить Кэрол...

Решение созрело совершенно неожиданно — странно, что я совсем забыл об этом человеке. Профессор Ферсман — вот кто сможет помочь! По крайней мере, я на это очень надеялся... Взяв в ближайшем прокатном пункте глайдер, погнал машину к дому профессора.

Увы, профессора дома не оказалось. Более того, Ферсман совсем покинул свой дом, и новый хозяин ничем не смог мне помочь. Холодно поблагодарив его, я отправился в Институт Внеземелья, размышляя о том, что профессор на редкость наивен, если не сказать больше. Неужели он всерьез рассчитывает от меня скрыться?

Стоявший на входе в институт охранник попросил показать пропуск. Пропуск, естественно, отсутствовал, однако его с успехом заменил короткий удар в челюсть.

— Помогите, человеку плохо... — обратился я к оказавшейся поблизости девушке. — Вызовите врача.

Не знаю, видела ли девушка, что именно произошло, — мелочи меня больше не волновали... Пройдя фойе, я поднялся по широкой лестнице на первый этаж, спросил у первого подвернувшегося человека — им оказался какой-то пожилой господин — о Ферсмане.

— Джордж должен быть у себя, — сообщил тот, взглянув на часы. — Седьмой этаж, восемнадцатый кабинет. А вы по какому вопросу?

— По личному... — ответил я и пошел к лифту. Интересно, обрадуется мне Ферсман или нет?

Восемнадцатый кабинет отыскал без труда. Толкнув дверь, вошел и сразу увидел профессора — Ферсман сидел за письменным столом в углу кабинета и жевал бутерброд, запивая его чем-то неприятно зеленым. Мое появление стало для него полной неожиданностью. Ученый муж поперхнулся, выпучил глаза, бутерброд выпал из его рук.

— Тоже чертовски рад вас видеть! — сказал я, подходя ближе. — Все собирался зайти и вот наконец выбрал минуточку.


— Пожалуйста... — пролепетал Ферсман, проглотив-таки застрявший в горле кусок. В его глазах застыл ужас. — Не надо...

— Ну-ну, профессор... Успокойтесь, я не собираюсь вас убивать.

— Да-да, конечно... — пролепетал он, его руки тряслись. — Я все понимаю...

— Да ни черта ты не понимаешь! — ответил я, глядя на дрожавшего профессора. — Наслушался того, что болтают по телевизору! Не я это, понимаешь? Тех людей — и из шахты, и в полицейском участке — убил не я!

— Не вы... — согласился профессор. — Конечно, не вы...

— Идиот! — зло произнес я. Так захотелось свернуть шею этому дрожащему комку слизи. — Это действительно был не я! Нас здесь двое, понял? Два метаморфа!

— Два? — переспросил профессор. В его глазах мелькнули искры рассудка. — Еще один такой же?

— Вы делаете успехи, — ответил я. — Нас двое, и второй метаморф — мой злейший враг. Как и ваш. Я хочу его убить, и вы мне поможете. Смогли хоть в чем-нибудь разобраться?

Профессор постепенно приходил в себя. Хлебнув из стакана ядовито-зеленой жидкости, он быстро кивнул.

— Да, немного продвинуться удалось.

— Не тяни, — предупредил я профессора.

— Я обсудил результаты своих опытов с Вишневским — это мой коллега из Института Физиологии. Простите, пришлось все ему рассказать.

— Мелочи, — успокоил я его. — Дальше.

— Проблема вашей смерти связана с физикой волновых процессов. Помните, я снимал квантовым томографом данные? Результаты оказались удивительные! Мы всерьез можем говорить о новой форме существования материи! Речь идет о возникновении в энергетической структуре пространства устойчивых точек сингулярности...

— Профессор, вы не поняли, — перебил я Ферсмана. — Меня не интересуют заумности. Ответьте на простой вопрос: вы способны создать штуку для убийства метаморфа?

— В принципе, да...

— Это не ответ, — жестко оборвал я профессора. — Да или нет?


— Да! — выдохнул профессор.

— Уже лучше. Когда?

— Ну, понадобится месяца два-три — не меньше. Требуется провести еще кое-какие исследования.

— Профессор, эта штука нужна мне сегодня. В крайнем случае — завтра или послезавтра.

— Невозможно! — вскинулся профессор. — Сам дьявол не сделает вам ее за два дня!

— Дьявол бродит по улицам Москвы и убивает людей. Вы можете их спасти. Постарайтесь, профессор! Уверен, благодарное человечество вас не забудет! Я работаю в контакте с властями. Если хотите — через час в вашем распоряжении будут лучшие умы планеты.

— Не поможет... — Профессор встал из-за стола и нервно прошелся по кабинету. — Им понадобится неделя, чтобы только ознакомиться с моими наработками.

— Тогда работайте сами. У вас еще есть больше суток.

— Хорошо, я попробую. Нужно снять энергетические параметры вашей управляющей клетки. Без этого ничего не получится.

— Так снимайте, я в вашем распоряжении!

— Тогда немедленно к Вишневскому! — засуетился профессор. — Что нам понадобится?..

— Мой глайдер у входа. Жду вас... — Повернувшись, я спокойно вышел из кабинета.

В фойе института было на редкость тихо. Впрочем, спокойствие оказалось обманчивым: едва выйдя наружу, я увидел направленные на меня стволы пистолетов. Чуть в стороне стоял полицейский глайдер — явное следствие моей «дружеской» беседы с охранником.

— Поднимите руки и встаньте на колени, — произнес сурового вида усатый полисмен, целясь мне в голову; его коллега стоял чуть в стороне. — Быстрее!

Они явно не знали, с кем имеют дело. Я решил было популярно им разъяснить, но не успел: рядом с глайдером полиции, глухо рыкнув двигателем, опустился знакомый синий «Квазар», из которого быстро выбрался Рудаков.

— Офицер, все в порядке, я забираю этого человека! — Рудаков подошел к усатому полисмену и показал ему удостоверение. — Опустите оружие.


— Вы из сыскной полиции, — сказал усатый, мельком посмотрев в удостоверение. — Я доставлю его в наше отделение, а потом уже решайте с начальством, что с ним делать.

— Он поедет со мной, — с нажимом повторил Рудаков и вынул из кармана небольшой овальный предмет.

Блеснули голографические отблески. Я заметил, как вздрогнул усатый полисмен при виде странной штуковины. Сглотнув, он опустил пистолет, его коллега сделал то же самое.

— Хорошо, он ваш, — произнес усатый.

— Рад, что мы договорились, — кивнул Рудаков, пряча в карман свой «аргумент». Потом взглянул на меня: — Садитесь в мою машину.

— Хорошо, — ответил я. — Но мы должны подождать профессора Ферсмана.

— Подождем, если нужно... — устало ответил Рудаков и полез в глайдер.


Пока летели к Институту Физиологии, Ферсман оживленно болтал с Рудаковым. Присутствие офицера сыскной полиции сказалось на профессоре самым благотворным образом — судя по всему, он наконец-то уверовал в то, что я сотрудничаю с властями. Ферсман просто светился радостью! Я невольно усмехнулся: как мало надо человеку для счастья...

Глайдер опустился на крышу института. Охрана безропотно нас пропустила — Ферсман успел позвонить своему коллеге, да и присутствие Рудакова здорово все упрощало.

Игорь Вишневский оказался полноватым человеком лет пятидесяти. На меня он смотрел с явной опаской и в целом мне не понравился. Если Ферсман был бесхитростен, то к Вишневскому подобное определение не подходило никак. Его глаза смотрели холодно и настороженно, колючий взгляд не могла смягчить фальшивая улыбка.

— Я все подготовил, — сказал Вишневский после обмена приветствиями. Взглянув на меня, добавил, указывая на стул: — Пожалуйста, сядьте сюда.

Я сел, с опаской разглядывая установленный на столе странный аппарат. Ферсман и Вишневский начали готовить его к работе, Рудаков устроился на стуле чуть поодаль. Вскоре Ферсман взглянул на меня.


— Поместите управляющую клетку вот сюда. — Он указал на небольшую круглую пластину в нижней части аппарата. — Сможете? И чтобы другие клетки мешали как можно меньше.

— Для вас, профессор, все что угодно...

Откинувшись на спинку стула, я сконцентрировался и перетянул управляющую клетку в кончик указательного пальца. Приложив палец к пластине, выпустил из него тоненький усик с клеткой на конце.

— Замечательно... — сказал Вишневский, прильнув к окулярам прибора. — Великолепно... Джордж, вы только посмотрите!

— А ну-ка... — Ферсман приник к окулярам. — Изумительно!

— Можете пока закрыть глаза и расслабиться, — предложил Вишневский, взглянув на меня. — Мы просканируем клетку — это займет несколько минут.

— Делайте что требуется, — ответил я, удобнее устраиваясь на стуле. Посмотрел на Рудакова — тот тихонько разговаривал с кем-то по линкому. Я уловил имя «Глеб». Тот смешной полицейский...

И тут произошло то, к чему я совсем не был готов: мир вокруг внезапно померк... Я ощутил слабый импульс боли. Оценил свои ресурсы — минимальны: управляющая клетка и крохотный комочек тканей... Очевидно, ученые слегка перемудрили со своей аппаратурой.

Кое-как сформировал крошечные глаза и огляделся. Ага, я в какой-то прозрачной комнате... Стенки неровные, загнутые... Не иначе в стеклянной пробирке?! Вряд ли это соответствовало программе эксперимента! Пытаясь разобраться в том, что происходит, сформировал орган слуха... Эй, люди? Что за шутки?

Увы, какие там штуки! Я ощутил движение пробирки, затем различил громадное и на редкость безобразное человеческое лицо, искаженное гнутым стеклом. Потом раздался громоподобный голос.

— Вот и все, — сказал Вишневский и усмехнулся (я видел его огромный поблескивавший глаз). — Уж теперь-то, голубчик, никуда ты от нас не денешься!


* * *

Укрывшись одеялом, Элли вслушивалась в приближавшиеся шаги. На мгновение ее охватил страх — что, если они уже узнали? Вдруг сделали какие-то анализы, пока она была без сознания?..


Тревога оказалась напрасной. Открылась дверь, в палату вошла знакомая пожилая медсестра. Судя по манерам, она не один десяток лет отдала армии — гражданские так себя не ведут!.. Медсестра принесла лекарственный коктейль и не отошла, пока Элли его не выпила. Вежливо поблагодарив, Элли снова откинулась на подушки и закрыла глаза, ожидая, когда же старая ведьма наконец уйдет.

Она ушла через несколько минут. Было хорошо слышно, как щелкнул дверной замок... Слава богу, в палате нет видеокамер! Согласно специальному закону наблюдение за пациентами считается нарушением прав личности... А вот в коридорах они есть наверняка!

Вслушиваясь в удалявшиеся шаги, Элли думала о том, как ей незаметно выбраться из клиники. Может, связать медсестру и попытаться уйти вместо нее?.. Нет, тогда военные будут разыскивать ее как преступницу — можно не сомневаться... Что-то похитрее надо придумать... Притвориться мертвой?.. В обычной клинике прошло бы, но здесь ее непременно разрежут на тысячу кусочков и потом годами будут исследовать в каких-нибудь институтах. Таким путем не выбраться...

Плохо, что у нее совсем нет времени! Бежать надо не когда-нибудь, а сегодня, сейчас!

Поднявшись, Элли подкралась к двери. В ней имелось маленькое смотровое окошко, через которое медперсонал мог наблюдать за пациенткой. Со стороны палаты окошко покрывал зеркальный слой, не позволявший разглядеть, что творится снаружи.

Прижавшись ухом к двери, Элли прислушалась. Слух у нее тоже заметно улучшился. Элли расслышала далекие голоса. Мужчины... Довольно далеко...

Почти восемь вечера... Дежурный врач заглянет к ней ровно в десять. Если она будет спать, в палату не зайдет — Элли успела изучить привычки персонала. За ночь может наведаться еще раза два, а может и не прийти вовсе — все зависит от того, кто именно дежурит.

Когда за две минуты до десяти в палату заглянул врач, Элли лежала в постели. Увидев его, натянуто улыбнулась — дежурил Казимир, совсем еще молодой человек.


— И как мы сегодня? — с улыбкой спросил он.

— Замечательно! — ответила Элли. — Мне гораздо лучше. Только спать хочется...

Она демонстративно зевнула, прикрыв рот ладошкой.

— Сон дает здоровье, — важно заметил Казимир. — Не буду мешать, Алла Викторовна. Отдыхайте...

Улыбнувшись, он удалился.

Элли прислушалась: идет, остановился... Тихий короткий писк — очевидно, электронный замок. Открылась дверь... Голоса охраны... Все стихло — закрыли...

Уйти отсюда невероятно сложно!.. На мгновение Элли заколебалась: не зря ли она все затеяла?.. Столько дверей, охрана — как выбраться, чтобы никто ее не заметил?..

Казимир молод и весьма обязателен — непременно наведается хотя бы еще один раз... Обычно он приходит сразу после полуночи. Значит, снова надо ждать...


Дежурный врач объявился в половине первого ночи, Элли хорошо слышала, как он подошел к двери. Глянув в окошко и убедившись, что пациентка мирно спит, убрался. Следующий визит — часа в четыре. В ее распоряжении всего три часа!..

Для начала требовалось выбраться из палаты. Отсюда ей замок не открыть — значит, надо действовать иначе. У Элли было время продумать, что и как делать. Освободив столик от графина с водой, подняла его, подошла к двери, размахнулась и ударила углом столешницы в дверное окошко.

Удар получился настолько сильным, что Элли даже испугалась. Вылетевшее целиком стекло упало в коридор, наделав немало шума. Надежда была лишь на то, что дверь в коридоре помешает охране что-либо услышать... Несколько минут Элли ждала, напряженно вслушиваясь в доносившиеся до нее звуки, затем облегченно вздохнула — не услышали...

Поставив столик у двери, осторожно встала на него, запустила руку в отверстие. Еще немного... Проклятие, не дотянуться!.. Попробовала просунуть голову, чтобы как следует рассмотреть замок — тоже не получилось: слишком мало окошко... Снова попыталась нащупать замок — ну же, еще немного!


Внезапно ее обдало жаром: Элли почувствовала, что рука стала немного длиннее. Да, определенно вытянулась!.. Жуткое ощущение, но Элли пересилила страх. Нащупала замок... Господи, как же он открывается?..

Замок открывался с помощью специальной карточки или был настроен на конкретных лиц. Поняв это, Элли задрожала. Вот неудача! Снова ощупала замок — да, так и есть...

Замок не открыть... Следовательно, не выбраться из палаты... Или... можно?

Наверное, решимость ей придало понимание того, что отступать поздно: Казимир увидит выбитое окошко и все поймет. Ее объяснения примут, но контроль усилят, и тогда ей ни за что не сбежать!..

Элли осторожно приблизила голову к окошку. На мгновение ей показалось, что ничего не выйдет, сознание захлестнула волна отчаяния. И в этот момент Элли аккуратно скользнула вперед...

Необычайное ощущение! Тело стало бескостным, мягким и податливым... Смесь восторга и ужаса — вот что испытывала Элли, выбираясь в коридор. Дальше, еще дальше... Сейчас она упадет... Ух, обошлось: коснувшись пола руками, изогнулась и плавно поднялась на ноги. Глянула на себя и увидела, что стоит нагишом — больничная пижама и белье остались в палате. Пришлось запустить в окошко руку и нащупать упавшие на столик вещи. Торопливо оделась, стесняясь своей наготы. Если ее поймают — полбеды. Но если поймают голой...

Теперь можно было оглядеться. На счастье Элли, видеокамер не оказалось. Но ее все равно могли увидеть: дверь в конце коридора тоже имела окошко. За дверью находились охранники — прислушавшись, Элли легко различила их голоса и смех. Двое или даже трое... Стоит кому-то из них глянуть в окошко — и она пропала! Надо торопиться...

Выбитое стекло лежало на полу, покрытое густой сетью трещин. Оно не рассыпалось на куски благодаря вклеенной в него прозрачной пленке. Стекло Элли подняла и аккуратно бросила в свое узилище. Огляделась — куда теперь?.. То, что через главный выход не уйти, она поняла сразу. Может, здесь есть другая дверь?


Двери были — целых семь! И все вели в обычные палаты. В них — никого: очевидно, ее тут держали в одиночестве. Оно и понятно — не каждый день в руки медиков попадает подружка метаморфа.

Идти некуда... Элли запаниковала. Что делать? Постучать охране, а там — как повезет? Или вернуться назад?

Охранники ее наверняка не выпустят... О возвращении в палату, не хотелось и думать... Не может быть, чтобы не было другого выхода...

Взгляд девушки упал на вентиляционную решетку. В коридоре их две, но обе слишком узкие, чтобы через них пролезть. Человеку такое не по силам... А ей? Это единственный шанс!.. Элли с отчаянием взглянула на светящееся окошко входной двери и снова уловила взрыв смеха. Им смешно, у них хорошее настроение. Пока...

Самым сложным оказалось справиться с декоративной решеткой — Элли провозилась несколько минут, пока поняла, что крепится она примитивными защелками. Аккуратно сняв решетку, заглянула внутрь — получится или нет?

Еще раз посмотрела на дверь и, не раздумывая больше, скользнула в вентиляционное отверстие...

Элли никогда не испытывала ничего подобного! Ей было страшно, но страх вытесняло ощущение неведомой силы... Чтобы понять, как двигаться в железном коробе, ей понадобилось всего несколько секунд. Невероятным образом изогнувшись, Элли развернулась и выглянула напоследок наружу.

В коридоре по-прежнему царила тишина. Подняв решетку, Элли аккуратно вернула ее на место — теперь никто не догадается, какой дорогой она ушла. Могла бы удрать и из палаты — там тоже есть вентиляция. Жаль, что не догадалась раньше...

Элли скользнула вперед, но быстро притормозила — опять выскользнула из одежды! Возвращаться не стала — все равно одежду по этим стальным коробам не утащить...

Поворот... Изогнувшись, Элли без труда скользнула в новом направлении. Было очень темно, но зрение действовало безотказно. Чувствовался слабый и приятный ток воздуха.

Миновав больше двух десятков метров, Элли наткнулась на черную пористую перегородку. Очевидно, какой-то фильтр... Ну да, так и положено быть: закрытый уровень, и воздух здесь должен быть очень чистым. Чтобы никакая зараза ни сюда не попала, ни отсюда...

Перегородка попалась весьма прочная и упругая. Пришлось вспороть ее специально выращенными для этой цели когтями. Элли ощутила настоящее удовольствие! Действительно здорово! Далее встретилось еще несколько похожих препятствий — с ними Элли разделалась тем же образом.

Снаружи короба находился механизм подачи воздуха. Элли всем телом ощутила его работу — видимо, использовались гравитационные панели, гнавшие воздух в нужном направлении. Впрочем, тяга была весьма слабой, и Элли без проблем миновала опасный участок.

Впереди появилась развилка: более узкая часть воздуховода уходила вправо, другая загибалась вверх и на высоте нескольких метров сворачивала влево. Подумав, Элли двинулась направо. Миновав с десяток метров, уперлась в тупик. Трубу заглушили прочной металлической перегородкой. Элли с неудовольствием разглядела головки пронзивших металл болтов... Вернуться?.. Или постараться выбраться здесь?

Что-то подсказывало Элли, что выход именно тут... Несколько минут она вслушивалась в тишину, пытаясь понять, что там снаружи. Вроде бы никого нет... Элли слегка отползла, без труда развернулась в узком коробе и, собравшись с духом, изо всех сил ударила ногами в перегородку.

Грохот показался ей совершенно оглушительным!.. Глянула на преграду — выбить не удалось, но с одного края болты вылетели и появилась узенькая щель. Большего Элли и не требовалось: она уже вполне освоилась со своими новыми талантами.

К ужасу Элли, за перегородкой была пропасть — шахта лифта. Осмотревшись, она слегка успокоилась, думая, как ей подняться.

Лифт стоял далеко вверху. Элли видела его дно. Стены шахты гладкие, но по сторонам сделаны направляющие для кабины — небольшие узкие канавки. Еще сутки назад Элли не поверила бы никогда, что сумеет тут подняться. Теперь же это показалось ей вполне естественным.


С трудом выбралась из вентиляционного короба — буквально просочилась через узкую щель!.. Змеей скользнув к канавке, Элли закрепилась в ней и не без страха отпустила край короба — ничего, не упала... Теперь вверх! Упираясь волнами тела в стенки канавки, Элли начала медленно подниматься. До лифта добиралась меньше пяти минут. Проползла вдоль стенки и с комфортом отдохнула на крыше.

Пора наведаться в коридор. Собравшись с духом, Элли спустилась к дверям лифта. Так, резиновый уплотнитель... А чуть выше?

Узкая щель нашлась у верхней кромки створок. Миновать наружные двери оказалось еще проще. Выпустив в коридор тонкий усик, Элли сформировала глаза и осмотрелась. Все тихо. Тусклое дежурное освещение придавало коридору на редкость унылый вид... Вдруг Элли подумала, что тишина, возможно, связана с отсутствием у нее органов слуха. Сформировала уши — и до нее донеслись негромкие голоса. Говорили где-то в стороне и непонятно о чем...

Итак, отсюда можно попасть в фойе, далее — входные двери, а за ними — свобода!..

Свобода манила и страшила...

Элли вспомнила, что у нее нет одежды...

У входа наверняка охранник — как миновать его?..

Ладно, рассуждать некогда! Элли осторожно выскользнула наружу, коснулась пола. Чтобы превратиться в человека, ей потребовалось всего несколько секунд...

Как же уйти незамеченной?..

Голоса доносились со стороны фойе — плохо!.. Впрочем, эту проблему она решит потом, а для начала надо найти одежду...

Осторожно ступая босыми ногами, Элли медленно пошла вдоль коридора, вглядываясь в таблички на дверях. Наткнуться бы ей на какой-нибудь гардероб — должно же здесь быть место, где хранится одежда пациентов?

В коридоре послышались чьи-то торопливые шаги. Элли бросилась к ближайшей двери. Дернула ручку — заперто! Рванула изо всех сил — послышался треск, и дверь распахнулась. Прыгнула внутрь, прикрыла дверь и замерла, прижавшись к холодному пластику...


Кто-то пробежал совсем рядом, послышались голоса, топот ног... А вот и лифт пополз вниз... Не иначе ее побег обнаружили.

Элли облизнула губы, огляделась. Небольшой кабинет, какие-то приборы, пара кушеток... О, вешалка с белым медицинским халатом... Окно!

Элли быстро оделась. Халат придал уверенности. Ну, с богом...

Окно легко открылось. Снаружи имелась изящная пластиковая решетка. Пластик был прочнее стали, однако Элли он не помешал — она аккуратно скользнула меж прутьев, не забыв придержать халат. Осторожно спрыгнув, метнулась к ближайшим деревьям. Отдышалась и побежала прочь. За зарослями каких-то кустов обнаружилась ажурная витая ограда... Все! Ура! Она свободна!..

А куда теперь?.. Эх, найти бы Андрея...

Подумав о нем, Элли опять испытала смятение — он же убийца!.. Что же делать?

Оставаться у клиники нельзя... Элли торопливо пошла, кутаясь в тонкий халат. Через несколько часов рассветет, и она сразу привлечет внимание людей. Надо бы спрятаться, переждать где-то несколько дней... Только где?..

Улочка, по которой шла Элли, была тихой, но дальше начинались совсем другие места — людные, хорошо освещенные... Ну как она появится там в таком виде — босая, в одном халате?

Размышляя, Элли не сразу расслышала тихий свист работающего двигателя. Лишь когда внезапно вспыхнули фары нагнавшего ее сзади глайдера, она испуганно вскрикнула и отшатнулась. Рядом опустился глайдер-такси. Сквозь приоткрытое боковое стекло Элли разглядела лицо явно довольного шуткой водителя.

— Подвезти, красавица? — спросил он, с интересом разглядывая Элли. — Вижу, трудная ночка выдалась?

— Да... — тихо отозвалась Элли. — Трудная...

— Может, я чем помогу? — с ухмылкой осведомился таксист, окидывая взглядом ее стройную фигурку, — У меня как раз смена заканчивается.

Сладенького, значит, захотел... Можно было наказать нахала сразу, но Элли передумала. Улыбнувшись, обошла машину, распахнула дверь и села рядом с таксистом.


— И куда полетим, котик? — спросила Элли, захлопнув дверь. — К тебе?

— Можно и ко мне! — обрадовался таксист, жадно скользя глазами по ногам Элли. — Я Георгий. Или просто Гоша.

— А я Ольга. Поехали, Гоша. Надеюсь, у тебя найдется бутылочка вина и какая-нибудь закуска?

— Обижаешь, Оленька! — радостно осклабился Гоша, поднимая машину. — Мы отлично проведем время! А?

— И я так думаю, — ответила Элли, мягко улыбаясь.


Глава девятая


Я всегда считал, что ученые — умные люди. Профессор Вишневский оказался непроходимо глуп! Он надеялся удержать меня в хрупкой стеклянной пробирке... Можно было расколоть ее сразу, но я сдержался, услышав голос Рудакова: интересно, как же поведет себя мой союзник?

— Профессор, вы идиот! — сказал Рудаков, вырастая в моих глазах. — Немедленно откройте пробирку!

— И не подумаю! — Вишневский прижал добычу к груди. — Вы не понимаете, о чем просите. Чудовище у нас в руках, теперь ему никуда не деться!

— Я не собираюсь вас уговаривать... — Рудаков вынул пистолет и направил ствол в голову профессора. — Откройте пробирку и положите туда! — Он кивком указал на стул с оставшимся от меня комком одежды, перепачканным серыми кляксами. Основная часть моих клеток уже стекла на пол, образовав вокруг башмаков густую серую лужу.

— Мы не имеем права его отпускать! — Профессор пятился от Рудакова, его руки заметно дрожали — я это чувствовал очень хорошо. — Он же чудовище!

— Игорь, отпусти его... — Ферсман был явно озадачен произошедшим. — Ты не понимаешь, что делаешь!

— Зато понимаю, что вы с ним заодно! — Голос Вишневского зазвенел. — Я сейчас же звоню в полицию!

Выстрел почти не был слышен -так, тихий щелчок... Огненная молния скользнула над головой профессора и разбилась о стену, оставив на ней черное дымящееся пятно. Вишневский испуганно вскрикнул.

— В следующий раз возьму чуть ниже, — предупредил Рудаков.


— Вы за все ответите... — пробормотал профессор. — Вы ведь могли убить меня...

— Это никогда не поздно сделать. Ну!

— Я расскажу обо всем премьер-министру!

Вишневский подошел к растекшейся по полу серой массе, нагнулся. Открыв пробирку, брезгливо бросил ее и отошел в сторону.

— Вас накажут, помяните мое слово...

Поведение Рудакова мне понравилось. Вряд ли он знал, что я способен выбраться из пробирки.

... Обиженные отсутствием хозяина, клетки встретили мое возвращение бурным ликованием. Я тоже был рад им. Восстановив контроль над клетками, быстро разобрался с одеждой и обувью и спустя несколько секунд уже имел обычный вид — с некоторых пор я считаю своим именно человеческий облик.

— Сожалею, что так получилось, — сказал Рудаков, не без опаски глядя на меня. — Обещаю, что больше такого не повторится.

— Надеюсь на это, — ответил я. Поднявшись со стула, поправил костюм, потом взглянул на Вишневского — тот вздрогнул и попятился.

— Еще месяц назад, профессор, — тихо сказал я, — такая шутка стоила бы вам жизни. На ваше счастье, вы мне нужны живым. Но знайте — я не всегда бываю терпеливым. Продолжим работу, и не дай вам бог с ней не справиться!..


Мы пробыли у Вишневского больше двух часов. Ферсман и его глупый коллега произвели все необходимые замеры. Оставалось надеяться, что мозгляки сделают то, что от них требуется.

Рудаков вел глайдер к дому Ферсмана. Профессор сидел рядом с ним. Я расположился на заднем сиденье в грустных раздумьях... Да. Вместе с полицией, особистами и этими головастиками мы, пожалуй, справимся с Кэрол. А что потом? Элли нет; без нее жизнь потеряла всякий смысл... Хотя бы Ферсман и второй придурок создали оружие, способное меня прикончить! Тогда бы вопрос разрешился сам собой...

Глайдер опустился на площадку перед домом профессора. Ферсман торопливо выбрался из салона. Видимо, мое присутствие его все еще пугало.


— Возьми... — Рудаков протянул мне линком. — Взял специально для тебя. Нам нужна связь, мой номер ты знаешь. Звони, если что.

— Хорошо... — Я сунул линком в карман. — Знаешь, пока сидел в пробирке, появилась одна идея. Кажется, я знаю, как лишить Кэрол ее преимуществ.

— И как?

— Я об этом чертовом детонаторе...


Чтобы объяснить Рудакову новый план, потребовалось несколько минут. Да, поймать Кэрол сложно, но можно. С этим почти согласился и Рудаков.

— Я посоветуюсь с Максом, — сказал он. — Идея вроде хорошая — если все обстоит так, как ты думаешь.

— Уверен, что все так и есть!.. Ладно, пойду, пожалуй.

— Подожди... — остановил меня Рудаков. — Мы можем предоставить тебе несколько квартир — выбирай любую. А вот деньги — тебе же надо на что-то жить.

Впервые за сегодняшний день я улыбнулся — деньги в руке полицейского выглядели очень нелепо.

— Спасибо... Я достаточно состоятельный человек и вполне могу о себе позаботиться... Будьте осторожны, капитан: Кэрол может добраться и до вас...

Я вылез из машины и неторопливо пошел к своему глайдеру. Запустив двигатель, поднял машину в воздух. На душе было муторно — может, именно поэтому первым делом отправился в один из знакомых баров. Поставил глайдер на стоянку, зашел в зал, заказал выпивку — сразу двойную порцию. Слегка перестроил организм — дабы алкоголь смог подействовать. Отыскал свободный столик.

В баре провел больше двух часов, несколько раз повторив заказ, однако ожидаемого эффекта не получил — на душе было все так же гадко...

Нужно поискать жилье...

Расплатился с барменом и вышел на улицу. Хмуро глянув по сторонам, устало вздохнул — как-то глупо все выходит. Найти жилье в Москве не проблема, но ведь и Кэрол меня сразу отыщет...

Снимать квартиру на длительный срок не стал — какой смысл?.. Оплатив в агентстве недвижимости недельное проживание, уже через двадцать минут вселился в хоромы на сороковом этаже старенького небоскреба. На первом этаже находился торговый комплекс — как нельзя кстати. Спустившись, набрал продуктов, затем у себя как следует подкрепился. Захотелось спать... Я совсем собрался завалиться в кровать, но в дверь позвонили.


Вообще-то гостей я не ждал, а потому к двери подошел с некоторой опаской — уж не Кэрол ли? Впрочем, того ощущения, которое сопровождало ее прошлые появления, не было. Возможно, кто-то из любознательных соседей решил познакомиться с новым жильцом. Не спрашивая, кто пожаловал, просто открыл дверь.

На площадке стоял высокий незнакомый мужчина лет сорока. За его спиной маячили два крепыша... М-да, явно не соседи.

— Здравствуй, Джонни! — Человек улыбнулся. — Наверное, не ждал нас?

Мужчина был в кожаной куртке, правую руку держал в кармане, вид имел весьма грозный. Его компаньоны тоже не походили на представителей высшего света — один лыс и с серьгой в правом ухе, второй небрит и коренаст.

Я быстро сообразил, кто эти люди. Все верно: Вячеслав Эрихман не выполнил на Виоле заказ, и те, кого он не по своей воле кинул, наверняка обиделись. Меня, точнее, Эрихмана, чьим обликом и документами я пользовался, эти люди знали под именем Джона Рейна. Ко мне пожаловал Клаус. Сопровождение — шестерки.

— Всегда приятно увидеть старых друзей! — ответил я, отходя в сторону. — Прошу...

Боевики вошли, я запер дверь. Клаус так и не вынул руку из кармана.

— Сюда... — Я провел головорезов в гостиную. — Присаживайтесь. Может, пива?

— Пиво мы выпьем потом, — хмуро сказал Клаус, не садясь. — Сеньор Гарфилд очень обиделся на тебя, Джонни. Ты не выполнил контракт.

— Если речь о деньгах, готов вернуть, — ответил я. — Даже с процентами.

— Ты не понимаешь, Джонни... — Клаус сокрушенно покачал головой. — При чем тут деньги? Из-за тебя у сеньора Гарфилда возникли очень большие проблемы. Тот человек должен был умереть, Джонни.

— Передайте сеньору Гарфилду мое глубокое сожаление, — сказал я, понимая, что договориться с этими ребятами не удастся. Рано я пообедал...

— Боюсь, сеньору Гарфилду этого будет мало, — ответил Клаус, вынимая пистолет. — Ему нужна твоя голова, Джонни. И мы ее ему отнесем.


— Нехорошо огорчать Гарфилда, — согласился я. — Тем не менее, ребята, предлагаю вам уйти. Поверьте, это будет самое разумное решение в вашей жизни.

— Не, ты глянь? — Лысый компаньон Клауса угрожающе качнулся в мою сторону, в руке его сверкнул нож. — Месяц его искали, а теперь эта падла нам еще и угрожает! Может, не убивать его сразу?

В ответ щелкнул выстрел — Клаус не любил терять время.

Наверное, он очень удивился, увидев, что я не падаю. Прожженная выстрелом рубашка слегка дымилась. Потрогав пальцем дырочку на груди, я взглянул на Клауса и улыбнулся:

— Тебе придется заплатить за испорченную рубашку. У меня она всего одна...

Не знаю, о чем там думал Клаус, однако он с настойчивостью профессионала поспешил довести работу до конца, методично всадив мне еще три выстрела в грудь и один в голову. Было неприятно, но я намеренно не уходил от выстрелов.

Труп никак не желал падать! Наверное, эти ребята впервые столкнулись с таким несговорчивым клиентом. У Клауса отвисла челюсть. Лысый выронил нож и тоже потянулся за пистолетом. Третий боевик медленно попятился к окну.

— Лучше бы вы пива выпили, — произнес я, спокойно глядя на Клауса. — Я же предлагал...

Играть в войну расхотелось. Быстрым движением я вырвал у Клауса пистолет, не забыв наградить недоумка хорошим ударом в челюсть. Он рухнул на пол, а я занялся его коллегами. Лысый успел разок выстрелить, за что я и сломал ему руку... Третий попытался прошмыгнуть к двери- пришлось догнать его и тоже ненадолго отключить.

Все было кончено за какие-то секунды. Клаус лежал. Лысый сидел у стены, поддерживая сломанную руку и стеная... За ногу подтащив к ним третьего боевика, я отошел в сторону, сел в кресло и несколько минут думал о том, что с ними делать. Убивать их не, хотелось, отпустить — опасно... Похоже, без полиции не обойтись. Почесав затылок, я достал линком и набрал номер Рудакова.

* * *



Всю дорогу таксист вожделенно поглядывал на Элли, предвкушая грядущие утехи. Увы, его мечтам не суждено было сбыться...

Дом у него оказался вполне приличный. Зайдя внутрь, Элли облегченно вздохнула: спасена! Здесь ее точно никто искать не будет.

— Может, коньячка для начала? — Таксист обнял Элли, его потные ладони скользнули под халат... Как такое стерпеть?

— А может, не надо? — на всякий случай спросила Элли, аккуратно освободившись от объятий любвеобильного кавалера. — Посидим, поговорим, чайку попьем...

— Чайку? — нахмурился Гоша. — Ты что, сдурела? Я тебя чай сюда пить привез? Ты это брось, со мной такие шутки не проходят! Иди сюда... — Он снова попытался обнять Элли. — Не бойся, деньгами не обижу...

— Ну хорошо, — согласилась Элли. — Раз ты просишь...

Она заглянула таксисту в глаза и провела по его щеке длинным изогнутым когтем...

Было забавно наблюдать за тем, как менялось выражение лица Гоши. Злость и жажда обладания сменились удивлением и непониманием, потом в глазах хозяина дома мелькнул ужас. То, что он узрел, не могло быть явью...

— Иди же ко мне, милый... — улыбнулась Элли, продемонстрировав ослепительно белые клыки. — Или ты уже не хочешь меня?

Гоша сглотнул ком слюны и медленно попятился, не отрывая глаз от стоящей перед ним ведьмы. Ну да, это же та ведьма из сериала! Но там кино, а тут...

— Я проведу тебя к вратам ада... — прошептала ведьма свою знаменитую фразу, и ее звонкий смех наполнил комнату.

— Не надо... — пролепетал таксист, продолжая пятиться. — Пожалуйста, не надо... Прости меня...

Отсмеявшись, ведьма на мгновение отвернулась и тряхнула головой. На Гошу опять смотрела хрупкая миловидная девушка.

— Мне понравилось, — сказала она. — Вот не думала, что это так здорово!

Прижавшийся к стене таксист явно не разделял ее радости. Его все еще трясло, в глазах застыл ужас. Выходит, ведьмы на самом деле существуют!..


— Да не трясись — не съем! — произнесла девушка. — Хотя, наверное, могла бы... — Она улыбнулась. — Кажется, кто-то обещал накормить меня и угостить шампанским?

Или я ошиблась?

— Я... я принесу...-Торопливо кивнув, Гоша вдоль стенки начал пробираться к столовой. — Сейчас...

— Только не пытайся сбежать! — попросила Элли. — Не думай даже, я тебя везде найду. От сил зла еще никто не уходил! Лучше договоримся по-хорошему.

Страх — хороший стимул... Удобно расположившись за столом, Элли ела горячую аппетитную пиццу и с удовольствием наблюдала за тем, как суетится хозяин. Все-таки быть ведьмой не так уж плохо. Хотя бы иногда!..

— У меня еще консервы есть...-пролепетал Гоша, с опаской взглянув на Элли. — Рыбные.

— Терпеть их не могу! — ответила она. — Плесни-ка мне лучше еще шампанского.

— Да, конечно... — Таксист взял бутылку, наполнил бокал и осторожно подал его ведьме. — Пожалуйста...

— С тобой приятно иметь дело, — ответила Элли. — Ты такой милый. Я у тебя задержусь ненадолго.

Гоша вздрогнул. Элли удовлетворенно рассмеялась... Теперь бы еще немного поспать. Но как быть с таксистом?

— Вот и все... — Она поднялась из-за стола, демонстративно потянулась. Тонкий халат почти не скрывал ее тела. — Самое время заняться любовью, да?

Хозяина дома затрясло, на лбу выступили капельки пота.

— Отпустите меня... — попросил он. — Пожалуйста...

— Я тебе не нравлюсь? — огорчилась Элли. — Жаль... Придется спать одной. А тебя, мой котик, я пока запру в ванной. Можешь взять себе матрасик, чтоб не так жестко было...


Проснулась она поздно. Отыскала взглядом настенные часы — второй час дня... Сонно потянулась, поднялась, огляделась... Ах, да, она же у Гоши... Как он там, кстати?

Дверь в ванную была приперта тяжелым шкафом. Без труда отодвинув его, Элли открыла «камеру». Сидя на матрасе и прижавшись к стене, таксист со страхом смотрел на ведьму.


— Как спалось, дорогой? — осведомилась она. — Кошмары не мучили?

Гоша ничего не ответил.

— Ладно, не трясись, — успокоила его Элли. — Дай мне какую-нибудь одежду, и я уйду...

Женской одежды у таксиста не имелось. Пришлось удовольствоваться джинсами и рубашкой. Обувь оказалась слегка великоватой, ну да ладно... Глянув на себя в зеркало, Элли, в целом, осталась довольна.

Гоша стоял чуть поодаль, затравленно глядя на ведьму. Элли тряхнула головой, поправила волосы:

— Ну и как я тебе?

— Вы... очень красивая... — ответил он.

— Вот видишь, — улыбнулась Элли, — а ты отказался от такого счастья!.. Дай линком.

— Сейчас...

Гоша принес линком. Подумав, Элли набрала номер одной из подружек, с которой работала в магазине. Арина была дома.

Поговорив недолго, Элли вернула трубку хозяину и улыбнулась.

— Вот и все, — сказала она. — Я ухожу. Последняя просьба: подбрось до Площади Искусств. Или дай десять кредов на такси.

— Сейчас... — Гоша торопливо начал шарить в карманах. — Вот... — Он протянул Элли найденные купюры. — Возьмите все...

— Не жалко? — осведомилась Элли, беря деньги. — Здесь кредов триста!

— Нет... — замотал головой таксист. — Если надо, еще принесу...

— Да ладно, — улыбнулась Элли, пряча деньги в карман. — Поцелуемся на прощанье? — Она пару секунд смотрела на таксиста, усмехаясь. — Ну, живи! И будь пообходительнее с женщинами. Ведь никогда не знаешь наперед, кем окажется новая подружка...


* * *


Клауса и его коллег увезли в полицейский участок.

— Наверное, узнали меня в баре, — пояснил я Рудакову. — Эрихман в свое время частенько туда захаживал. Потом проследили, куда пошел, и сообщили этим типам. Они уже месяц ищут киллера.

— Кто же простит такое? — невесело усмехнулся Рудаков. — Я прослежу, чтобы их пока подержали. Но предъявить им ничего не смогу — иначе у тебя тоже возникнут проблемы. К наемным убийцам у нас относятся строго.


— Делай с ними, что хочешь, — ответил я. — Просто не хотелось убивать, вот и позвонил тебе.

— Забудем... — улыбнулся Рудаков. — Час назад я говорил с Максом: через пару дней все будет готово. Дом на окраине города. В соседних зданиях разместим наших сотрудников.

— А Ферсман? — спросил я.

— Мы не можем ждать, — тихо ответил Рудаков. — Сегодня в одной из высоток нашли еще три скелета — Кэрол убила всю семью!.. К тому же глупо надеяться на машинку профессора — неизвестно еще, как она себя поведет. Вариант с ловушкой выглядит понадежнее.

Рудаков хмурился. Мне показалось, что он чего-то недоговаривает.

— Что-то случилось? — спросил я.

— Да... — нехотя кивнул он. — Мы обследовали клинику, из которой исчезла Алла. Ее одежду нашли в воздуховоде.

Вот и все... Ждал ли я чуда? Может быть... После слов Рудакова вера моя испарилась. Слишком часто я сам пробирался подобными тропами, чтобы не понимать смысла находки.

— Человек там не пролезет? — безнадежно спросил я.

— Нет.

Там побывала Кэрол — никаких сомнений!

— А кости нашли?

— Пока нет, — покачал головой Рудаков. — Воздуховод очень длинный, его еще обследуют.

Я кивнул. В принципе, подробности не имели значения. Элли мертва! Единственное, что я мог для нее сделать, — расквитаться с Кэрол.

— Мне ехать в подготовленный дом? — Я взглянул на Рудакова.

— Не спеши. Я позвоню, когда там. все устроят... Ну, мне пора.

— Удачи...

Проводив Рудакова, закрыл замок и вернулся в гостиную. Долго сидел на диване, глядя в пол ничего не видящим взглядом...

Утром проснулся в прескверном настроении. Меня не покидали мысли об Элли. Я винил себя в ее гибели. Зачем доверился людям? Почему посчитал, что в подземном бункере Элли будет в безопасности?.. Глупо, наивно... Разве можно укрыться от метаморфа?

При мысли о Кэрол в душе что-то шевельнулось. Я вздрогнул. Показалось? Нет, вот опять... Как в прошлый раз... Или не так?


Странное какое-то чувство. Не страх, нет... Словно кто-то тихонько зовет... Мне хотелось идти, бежать навстречу этому зову...

Я тряхнул головой -бред, нелепость!.. Скорее всего, проделки Кэрол — эта стерва хочет заманить меня в ловушку...

Зов стих, я облегченно вздохнул. И тут же вздрогнул — опять...

Не знаю, что это такое, но терпеть выше моих сил!.. Торопливо одевшись, сунул в карман линком и выбежал из дома. Глайдер стоял там, где я его оставил. Запустив двигатель, поднялся в воздух, описал небольшой круг, прислушиваясь к себе. Да, мне туда... Глянув на слепящий шар солнца, выжал ручку газа.

Машина неслась к западной окраине города. Я нарушил множество правил, игнорируя встречные транспортные потоки. Наплевать! Нужно было спешить — я чувствовал это...

Уже совсем близко... Сбросив скорость, повел глайдер на снижение. Парковая зона... Как на грех, в поле зрения — ни единой стоянки! Ну и ладно... Опустив машину прямо на тротуар, выбрался из салона и огляделся. Близко, совсем близко... Там...

Я шел по тротуару, в любой момент готовый к бегству, — понимал, что Кэрол сильнее. Здесь не место для глупой храбрости — в зачет идет только результат! Для Кэрол я — слабый несмышленыш. Она старше меня как минимум в несколько раз! Но ведь и я живу на свете далеко не первый век...

Она сидела на скамейке, сжавшись и закрыв лицо руками. Простые синие джинсы, темная рубашка... Я не видел лица девушки, и все же что-то в ее облике заставило меня вздрогнуть. Зов шел отсюда... Подойдя ближе, я остановился.

— Элли...

Девушка вскинула голову. Милое лицо, почему-то очень печальное, непривычно темные карие глаза... Я смотрел на нее и не верил.

— Элли...

— Ты?.. — выдохнула она, медленно поднимаясь со скамейки.

Это действительно была моя Элли! Я не знал, как такое возможно, каким чудом она тут оказалась. Но это она, она! — Я не сомневался ни секунды!


Медленно шагнул Элли навстречу, заглянул в ее глаза. В них плескались боль и страх. Осторожно обняв девушку, я прижал ее к себе.

— Она убила его... — прошептала Элли, тихо всхлипывая. — Она хотела схватить меня, а он не дал... Велел мне бежать, а сам...

— Кто — он? — спросил я, все еще не в силах поверить в свое счастье.

— Тот полицейский... — Элли уткнулась мне в плечо и заплакала.



<< предыдущая страница   следующая страница >>