litceysel.ru
добавить свой файл
1









НА ОГНЕВЫХ РУБЕЖАХ





СОБАКИ-БОЙЦЫ





ГОРДЫЕ ЧИСТОКРОВКИ И ПРОСТЫЕ ТРУДЯГИ





СИМВОЛ МИРА





«ДОШЁЛ ЯШКА ДО БЕРЛИНА…»





ПАРТИЗАНЫ





СТРАННЫЕ ПРИХОТИ





В ТЫЛУ


«… СКОЛЬКО ТЫ НАРОДА СПАС…»





УСАТЫЕ МУРЛЫКИ





ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗООПАРКА




ЖИВОТНЫМ ГЕРОЯМ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ






ДИКАЯ ПРИРОДА И ВОЙНА





ИСТОЧНИКИ






НА ОГНЕВЫХ РУБЕЖАХ


СОБАКИ-БОЙЦЫ


Сколько сказано слов.

Может чья-нибудь муза устала

Говорить о войне

И тревожить солдатские сны…

Только кажется мне,

До обиды написано мало

О собаках-бойцах,

Защищавших нас в годы войны!


Стёрлись в памяти клички.

Не вспомнить теперь и мордашку.

Мы, пришедшие позже,

Не знаем совсем ничего.

Лишь седой ветеран

Ещё помнит собачью упряжку

В медсанбат дотащившую

С поля боя когда-то его!




На Параде Победы в Москве летом 45-го года наряду со всеми родами войск прошло подразделенье солдат с собаками. Солдаты вели овчарок, натренированных со взрывчаткой бросаться под танки. Конечно, нельзя сравнить собаку-камикадзе с противотанковой пушкой, ракетами знаменитых «Катюш», самолетами-штурмовиками, но были моменты в войне, когда и собаки смертью своей помогали выиграть бой. На волокушах собаки вытаскивали из-под огня раненых.




Первую и единственную в СССР Центральную школу военного собаководства «Красная звезда» создал ученый, генерал-майор Григорий Медведев. Уже к началу 1941 года эта школа готовила собак по 11 видам служб. Немцы с завистью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России». К началу войны на учете в клубах Осоавиахима их стояло свыше 40 тысяч, а к концу – Советский Союз вышел на первое место в мире по использованию собак в военных целях. В период с 1939 по 1945 год было создано 168 отдельных воинских частей, использовавшие собак. На различных фронтах действовали 69 отдельных взводов нартовых отрядов, 29 отдельных рот миноискателей, 13 отдельных специальных отрядов, 36 отдельных батальонов нартовых отрядов, 19 отдельных батальонов миноискателей и 2 отдельных спецполка. Кроме этого периодически участвовали в боевых действиях 7 учебных батальонов курсантского состава Центральной школы служебного собаководства.


На боевом счету частей военного собаководства свыше 300 подбитых танков, более 200 тыс. доставленных донесений в периоды, когда отсутствовали другие средства связи, размотали 7883 км. телефонного кабеля, подвезено на огневые рубежи 5862 т. боеприпасов, отыскали четыре миллиона мин и взрывных устройств, вывезли с передовой 680 тыс. раненых. В частях, где применялись нартовые упряжки, 95% тяжелораненых вывезено ездовыми собаками, а всего было вывезено красноармейцев (спасено) около 700 тысяч! Обследована территория в 15153 кв. км.

При разведке и разминировании минных полей, дорог, мостов и городов собаками-миноискателями было обнаружено свыше 4 млн. мин. В документах Северо-Западного фронта говорится, что собаки разыскивали мины всех систем и ни на одном из маршрутов, проверенных ими, не было случая подрыва живой силы и техники. Иногда животные обнаруживали фугасы, заложенные противником на глубине до двух с половиной метров. А вот что написано в донесении штаба Ленинградского фронта о собаках-связистах: «Шесть собак связи, используемых 42 Армией, заменили 10 человек посыльных, причем доставка приказаний в боевое охранение ускорилась в 4 раза. При этом даже тяжело раненная собака, как правило, доползала до места своего назначения и доставляла донесение».

С помощью четвероногих было разминировано 303 крупных города и населённых пункта, среди которых – Псков, Смоленск, Брянск, Львов, Минск, Киев, Сталинград, Одесса, Харьков, Воронеж, Варшава, Вена, Будапешт, Берлин, Прага, а также 18394 здания и обнаружено свыше четырёх миллионов мин. Овчарка Дик в годы Великой Отечественной войны обнаружила 12 тысяч немецких мин и огромную бомбу с часовым механизмом спрятанную в фундаменте Павловского дворца под Ленинградом. Талант и выдержка Дика спасли жизнь тысячам солдат.

За отличное выполнение боевых заданий ряд частей с минорозыскными собаками были удостоены высоких правительственных наград.

1-му отдельному полку специальных служб (командир полка полковник П. К. Мельниченко) было присвоено наименование "Рижский", и он был награжден орденом Красной Звезды;


2-му отдельному полку специальных служб (командир полка полковник В. Я. Покровский) было присвоено наименование "Келецкий", и он был награжден орденами Александра Невского и Богдана Хмельницкого;

27-й и 63-й отдельные батальоны собак-миноискателей были награждены орденом Красной Звезды.

С 12 мая по 5 июня 1945 г. минеры 2-го отдельного полка специальных служб продолжали очищать Прагу от оставленных фашистами "гостинцев".

«Hund vor recht!» («Собака справа!») — истошно закричал немецкий наводчик, увидев сквозь пелену дыма быстро приближающийся к их танку силуэт собаки. Пулеметная очередь взрыла песок перед гусеницами, но, несмотря на то, что одна из пуль попала в пса, было уже поздно. Огненный столб, взметнувшись под днищем «тигра», пронзил его. Прогремел взрыв, и танк замер в клубах черного дыма.

Собаки-истребители танков подорвали более 300 машин противника. Кстати, эти четвероногие были приняты на вооружение еще в 1935-ом году. В боевых условиях на них закрепляли взрывное устройство (около 12 килограммов тротила) и выпускали навстречу вражеской технике. Мина взрывалась под относительно тонким днищем, поэтому такие собаки каждый раз погибали.



Собаки подрывали вражескую бронетехнику в боях под Москвой, Ленинградом, Сталинградом, Брянском. Из директивы начальника инженерных войск Советской Армии всем фронтам от 17 ноября 1944 года: “В Ясско – Кишеневский операции взвод собак-миноискателей успешно выполнял задачу по сопровождению танков. Этот специально обученный взвод сопровождал танки во всю глубину зоны оперативных заграждений противника. Собаки привыкли к езде на броне танков, к шуму моторов и стрельбе из орудий. В местах, подозрительных на минирование, собаки-миноискатели под прикрытием огня танков производили разведку и обнаруживали минные поля”.

Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».


Настоящую славу «русской собачьей школе» принесла дворняжка Дина, о которой писали газеты всего мира. 9 августа 1943 года группа 37-го отдельного батальона миноискателей получила задание любой ценой уничтожить фашистский эшелон с техникой и солдатами. Немцы по всему пути его следования вырубили лес. Незаметно пустить на подрыв можно было только собаку-смертницу. Но беспородная Дина умудрилась подползти к эшелону, скинула взрывчатку и вернулась назад.



Сопровождали собаки в бою и разведчиков, помогая проходить им в тыл врага, работая при захвате языка быстро, четко и беззвучно. Причем сторожевые собаки, только натяжением поводка и поворотом туловища указывали направление грозящей опасности. Диверсионные собаки же подрывали железнодорожные составы и мосты. Обычно их сбрасывали на парашютах. У них на спине был закреплен разъемный боевой вьюк, который они оставляли на железной дороге перед самым подходом поезда и затем убегали. Для этого с боку вьюка, так чтобы собака могла дотянуться, крепилась деревянная палка, выдернув которую собака освобождалась от взрывчатки. Вот выдержка из одного еще довоенного отчета об испытании таких четвероногих: "Две немецкие овчарки, сброшенные с 300 метров, после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Они преодолели 400 метров по глубокому снегу за 35 секунд и сбросили седла с взрывчаткой на железнодорожное полотно, но у одной собаки по кличке Нелли после освобождения из короба седло упало на землю. Тогда она не растерялась, а подхватила его зубами и донесла до места».

Также использовались собаки и в отрядах Смерша для поиска диверсионных групп противника, особенно для поиска вражеских снайперов-“кукушек”. Так, угрюмый, недоверчивый пёс Барссовершил свой подвиг, открыв трех немецких автоматчиков, четвертый застрелил Барса, но тем самым выдал себя и был снят снайпером (из воспоминаний Ильи Эренбурга). Чаще всего в каждый из отрядов входили 1-2 стрелковых отделения, оперативный работник органов НКВД или НКГБ, связист с радиостанцией, и вожатый со служебно-розыскной собакой.


Были случаи, когда немецких собак, попавших в плен военные кинологи «перевоспитывали». Однажды немецкую овчарку взяли вместе со штабными бумагами. Она занималась низким делом: искала партизан. Пройдя курс переобучения этот пес, прозванный Фрицем, стал искать “кукушек””.

В 1974 г.в серии «О Родине, подвигах, чести» "Воениздата"вышла книга для детей "Девичья команда". Это был правдивый рассказ о 34 отдельном инженерном батальоне миноразыскников и истребителей танков, батальоне собаководов.

Спустя много лет Елизавета Александровна Еранина (Самойлович), сержант этого батальона вспоминала о подвигах своих боевых товарищей.

«Минные поля снимали, доставляли донесения, разматывали связь и раненых вывозили на упряжках. Овчарок запрягали по четыре. Дворняжек, лаечек - по пять-семь. Раненые, тяжелораненые целовали собак и плакали.

Мой Мигуля водил упряжку на передовую под огнем. Упряжка собак ползком подавала раненому нарты. Представьте только - сто-сто пятьдесят метров ползком. Туда и обратно - по рытвинам, по снегу, по земле. Один раз тяжелораненый, грузный мужчина кричит мне: "Стой, стой, сестра, стой!" Я думала надо перевязать. А он из последних сил говорит мне: "Сестричка, у меня колбаска в вещмешке и сахар, отдай собачкам. Сейчас, при мне отдай!" Моя упряжка вывезла на прорыве семьдесят два человека. И другие наши упряжки не меньше.»

Собак-санитаров начали массово использовать еще в Первую мировую войну, а в Великую Отечественную уже никого не удивлял появившийся на поле боя пес с санитарной сумочкой на спине. Писатель Илья Эренбург так вспоминает о собаках на войне: “На фронте встречал много бесстрашных собак. Связной пойнтер полз под пулеметным огнем – носил записки с переднего края на командный пункт. Санитар шотландская овчарка в защитном белом халате (дело было зимой), найдя раненого, ложилась рядом. У нее на спине была корзиночка с едой и водкой, потом она брала в зубы кожаную блямбу, подвешенную к ошейнику, и спешила к санитару, показывала, что кого-то отыскала, вела хозяина к раненому”.


Интересны наблюдения Эренбурга о том, что собак для типа службы подбирали по их характеру. “Есть собаки по природе своей приветливые, общительные, они незаменимые помощники санитара. Было это возле Суханичей. Шотландская овчарка Боб в белом халатике ползла по поляне. Короткая пауза между атакой и контратакой. Раненые попрятались в ямах или в воронках. Боб отыскал шестнадцать раненых. Найдя человека среди снега, Боб ложится рядом и громко, взволнованно дышит: я здесь. Боб ждет, не возьмет ли раненый перевязку: на спине у собаки походная аптечка. И Бобу не терпится: скорей бы взять в зубы брендель (кусок кожи, подвешенный к ошейнику, – знак того, что собака нашла раненого) и поползти к санитару: иди сюда! Боб нашел семнадцатого – лейтенанта Яковлева. Когда собака поползла за санитаром, начался обстрел из минометов. Осколок оторвал у Боба сустав передней лапы. Он все же дополз до хозяина, не выпуская изо рта бренделя, торопил: скорей за мной!»

Привязанность и благодарность человека к собаке особенно проявлялась в том, что многих собак-спасателей помнили в лицо, узнавали и принимали как друзей, знали по имени. “Как не вспомнить рыжего эрдельтерьера Каштанку? Раненая в голову, с разорванным ухом, истекая кровью, Каштанка подползла к вожатому: доставила в батальон донесение. Ее забинтовали и отослали назад: другой связи не было. Две недели, забинтованная, она поддерживала связь с резервом. Было это возле Нарофоминска. Там Каштанка и погибла от снаряда. Многие бойцы ее помнят”, – описывал Илья Эренбург в своем очерке “Каштанка”, опубликованном в 1942 году в газете “Красная звезда”.

Четвероногим солдатам в знак признания боевых заслуг устанавливаются памятники: в 1971 года пограничники увековечили в бронзе розыскную собаку Дойру. А недавно в Новосибирске на территории одной из частей внутренних войск, участвовавшей в боевых действиях в Чечне, появился обелиск овчарке Дэзи. Обнаружив немало фугасов и растяжек, она подорвалась на радиоуправляемой мине.


В ряду немногочисленных памятников погибшим на войне собакам особое место занимает памятник на Украине в селе Легедзино. «Остановись и поклонись!» подвигу 250 (150 по некоторым данным) собак, вступивших в смертельный бой с врагом. Это беспрецедентный бой в истории не только Великой Отечественной войны, а и мировой истории.

Среди отступавших порядков Красной Армии был отдельный батальон Коломийского пограничного отряда, располагавший 250 служебными собаками. В ходе затяжных боев вышестоящее начальство неоднократно предлагало майору Лопатину овчарок отпустить, но он не делал этого, хотя и сложно было кормить и содержать в порядке четвероногих «пограничников».

В самый критический момент нескончаемых немецких атак близ села Легедзино, когда командир почувствовал, что больше не устоять, он послал в атаку на фашистов... собак.

Старожилы до сих пор помнят истошные крики, панические вопли, лай и рык, звучавшие окрест. А очевидцы говорили, что раненые хвостатые бойцы даже в предсмертной судороге вцеплялись в горло врага.

Не ожидавшие такого оборота, немцы стушевались и отступили.

Памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников был установлен 9 мая 2003 года на окраине села, в том месте, где окончился памятный бой.





ГОРДЫЕ ЧИСТОКРОВКИ И ПРОСТЫЕ ТРУДЯГИ


Несмотря на то, что Вторую мировую войну называли войной моторов, конница играла в ней немаловажную роль.

В войну лошадей применяли и как транспортную силу, особенно в артиллерии. Упряжка в шесть лошадей тянула пушку, меняя огневые позиции батареи. Перед глазами встают кадры фронтовой кинохроники: красноармейцы из всех сил выталкивают застрявшую телегу со снарядами, запряжённую лошадьми. Особенно любили лошадей-тяжеловозов артиллеристы— эти без проблем буксировали даже огромные гаубицы! И здесь особенно отличались владимирские тяжеловозы — гордость отечественного коневодства. Примечательно, что когда во время Великой Отечественной войны наши артиллеристы, использовали трофейных упряжных лошадей, то постоянно удивлялись: вроде здоровые кони, а через несколько дней работы почему-то падают. А всё просто немецкая лошадь привыкла к тому, чтобы ее регулярно и сытно кормили, а владимирец пол-Европы пройдет, питаясь соломой с крыш.




Однако не только пушки и снаряды были заботой лошадей. Без коня солдата не накормишь — ведь обозы с продовольствием и полевые кухни доставляли на позиции именно лошади. Кстати, именно для этих (и некоторых других целей) даже в стрелковом полку по штату полагалось иметь триста пятьдесят лошадей. Невозможно представить себе командиров батальонов и полков без их верных четвероногих помощников. Бойцы, назначенные связными, также часто предпочитали коня мотоциклу. А сколько раненых обязано своей жизнью этим скромным труженикам войны! Ведь большинство лазаретов и медсанбатов также были "на конной тяге". Нередко бывало и то, что пехота выезжала на позиции не на грузовиках, а на конных подводах. Ну, а перемещения и рейды партизанских отрядов без подобного вида транспорта вообще невозможно представить.

Да и кавалерию, как оказалось, рановато было отправлять в архив. Лошади оказались незаменимы для стремительных рейдов по тылам противника, для налетов и диверсий. А все потому, что хотя конь бежит со средней скоростью не более 20 км в час и может преодолеть не более 100 км за сутки, но он может пройти там, где не пройдёт никакая техника — и сделает это незаметно. Вот что писал в своей докладной записке немецкий генерал Гальдер: «Мы постоянно сталкиваемся с конными соединениями. Они так маневренны, что применить против них мощь немецкой техники не представляется возможным. Сознание, что ни один командир не может быть спокоен за свои тылы, угнетающе действует на моральный дух войск».


Только один конный корпус советского генерала Льва Михайловича Доватора сковал тылы целой армии. Дивизия генерала Блинова спасла 50 тысяч военнопленных, заперла дорогу на Дрезден. 7-й гвардейский корпус взял города Ратенов и Бранденбург, а 3-й гвардейский корпус взял Рейнбург и встретил на Эльбе союзников.


Какие же породы лошадей преобладали в кавалерии во время Великой Отечественной войны? Самые разные. Любая кавалерийская часть располагала в первую очередь породами лошадей, которые были популярны в местах формирования подразделения. Донские казаки отдавали предпочтение донской породе. Лихие джигиты с Кавказа больше всего ценили кабардинских лошадей.

Гордые наездники из Средней Азии обычно восседали на ахалтекинцах. Сибиряки не могли нарадоваться на кузнецкую породу. Но бывало и так, что конные части приходило пополнение из метисов и полукровок. И, надобно заметить, в большинстве случаев они также честно несли службу, как и их "чистопородные" собратья.

Следует заметить, что у противника в начале войны лошадей было меньше, хотя кавалерийские части были и в Вермахте. Однако, попав из Западной Европы на российское бездорожье, немцы быстро осознали преимущества "четвероногой" тяги, и количество лошадей в немецкой армии сильно возросло, в основном за счет оккупированных территорий.

Сохранилось множество свидетельств, что немецкие кавалеристы и ездовые очень тепло и уважительно отзывались об отечественных породах лошадей. Так что наши кони могут гордиться — их и противник уважал (а такое случается не часто).

Сколько же лошадей "проходили службу" в рядах Советской Армии в годы войны? Сложно сказать. По официальным данным штатная численность лошадей в войсках составляла 1,9 миллиона голов. Однако немало из них в "списках не значились".

Кого-то просто не успевали записать на довольствие, ведь жизнь лошади на войне не была особенно долгой. Она, например, не могла спрятаться в траншеи или укрыться в блиндаже от пуль и осколков снарядов. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. Впрочем, потери среди конского состава были бы несравненно больше, если бы не четко организованная ветеринарная служба, действовавшая на фронте. Подавляющее большинство раненых и заболевших лошадей после лечения возвращались в строй.


Четкость работы ветеринарной службы в годы войны вызывала искреннее восхищение. Раненных лошадей никогда не бросали, а собирали после каждого боя и отправляли в специальные ветеринарные лазареты. Для доставки самых тяжелых раненых и больных во фронтовой тыл использовался автотранспорт, имевшийся в специальных эвакуационных лазаретах. В армейских и фронтовых лазаретах были хирургическое, терапевтическое и инфекционное отделения, которые возглавлялись квалифицированными специалистами. Тяжело раненным лошадям здесь делали операции, а потом много месяцев лечили их и выхаживали до полного выздоровления. Так что раненные лошади были окружены такой же заботой и вниманием, что и бойцы.



И все-таки много лошадей пало на полях сражений. Лошадь не могла спрятаться в траншеи или укрыться в блиндаже от пуль и осколков снарядов. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. И в отличие от людей, имена этих скромных тружеников фронта практически никому не известны. Погибших лошадей не награждали орденами, не присваивали геройских званий… Выживших, впрочем, тоже.

СИМВОЛ МИРА


Столетьями, до появления телефона и радио, средством надежной и быстрой связи служили на войне голуби. Когда то наша великая предшественница княгиня Ольга продемонстрировала, как можно с помощью птиц наносить поражение врагам. И хоть голубь это символ мира, использовали его совсем не для этого.

В 1941 года кандидат биологических наук Александр Колосов предложил Буденному использовать голубей для уничтожения вражеских объектов. Тот одобрил и уже в том же году были разработаны голубиные зажигательные снаряды ГЗС-7. Они представляли собой спрессованные призмы из термитного состава весом 120-130 граммов Одновременно в том же ЦАГИ были сконструированы голубиные кассеты для крепления под фюзеляжем самолета СБ (АНТ-40). Каждая кассета вмещала 24 голубя в боевом снаряжении: под крыльями птиц крепились термитные заряды.




Принцип действия ГЗС-7 таким: при выпаривании голубей из кассеты над объектами немцев чека освобождала ударник взрывателя. Когда птица садилась на цель на 15-20 секунд, вспыхивала зажигательная шашка. Пламя высотой в 50 сантиметров при температуре 3000 градусов прожигало железо толщиной в 2,5 миллиметра или дюраль-алюминий.

Приучали голубей садиться на цистерны с горючим или бронетехнику – путём ежедневной прикормки на тренировочных макетах или оборудования голубятни в виде бензобака самолёта. Голубь плохо видит вблизи, поэтому и летел, думая, что это его голубятня или место кормёжки. Помимо материального урона от подобных атак имелся эффект психологический. Голубиные налеты подавляюще действовали на психику солдат и офицеров вермахта.

Первые бои Великой Отечественной войне показали, что проводная связь действовала только на расстоянии 3 км, радио – 5 км. Зачастую техника выходила из строя.

В этом плане показательным является сражение при форсировании реки Великая в 1944 г. Наши войска захватили плацдарм и оторвались от основных частей более, чем на 25 км. Связи на таком расстоянии не было, и быть не могло. И тогда были применены голуби. Они ежечасно приносили сведения с немецких позиций и корректировали огонь.

Известен случай, когда с парализованной, лежавшей на дне английской подводной лодки выпустили голубку. В записке, принесенной птицей на базу, сообщались координаты терпевших бедствие. Энергичными действиями экипаж лодки спасли.

Голуби представляли собой такую угрозу для врага, что нацисты специально отдавали приказы снайперам отстреливать голубей и даже натаскивали ястребов, которые исполняли роль истребителей. В состав экипажа каждого британского разведывательного самолета и бомбардировщика в годы войны входил голубь; почтовые птицы использовались и Королевским военно-морским флотом, и сухопутными войсками, и шпионами, и французским сопротивлением.


Известны и имена самых отважных голубей. В их числе голубица по имени Мэри Эксетерская, вернувшаяся из одного из военных полетов с раздробленным крылом и тремя ранениями, за что была награждена медалью Марии Диккин.

Медалью за храбрость был награжден почтовый голубь Коммандо, выполнявший ответственные задания во время Второй мировой войны. Коммандо входил в число 200 тысяч голубей, "записавшихся" в Национальную голубиную службу. Работая на британских агентов, он совершил три вылета на территорию оккупированной нацистами Франции с важнейшей разведывательной информацией. В 1945 году за свою отвагу крылатый почтальон получил медаль Диккин.


«ДОШЁЛ ЯШКА ДО БЕРЛИНА…»


Во время тяжелейших боев под Сталинградом в Астрахани формировалась 28-я резервная армия, укомплектованная пушками. Однако двигаться в путь было невозможно: во всей округе -- ни грузовиков, ни лошадей. Осмотревшись, командование решило привлечь в качестве тягловой силы верблюдов. Местные власти выловили почти всех диких животных, передав их воинским частям. Солдатам пришлось непросто, многие видели двугорбых в первый раз, а здесь предстояло управлять такой махиной на передовой. Да и скверный характер животные проявляли при каждой попытке общения. На помощь пришли мальчишки-пастухи. За короткое время с их помощью красноармейцы обучили животных носить упряжку, возить повозки и полевую кухню, тащить орудие, вес которого превышал тонну. Верблюды славились выносливостью, поэтому вместо трех пар коней, полагающихся для перевозки пушек, запрягали две пары верблюдов.

«…После окружения фашистов в Сталинграде наша резервная армия получила приказ двигаться в направлении Ростова. Можно только удивляться, каким образом удалось по распутице, через Сальские степи пройти столько километров. Наши войска наткнулись на танковую группировку Манштейна, которая после неудачной попытки прорвать кольцо окружения вокруг Сталинграда отступала в направлении Ростова. 771-й артиллерийский полк держал оборону у реки Маныч. Бой был коротким, но очень кровавым. На поле боя полегло 90 процентов верблюдов-тягачей». По воспоминаниям фронтовиков, солдатам удалось укрыться в окопах, а массивные животные стали живой мишенью для немцев. Верблюды падали под выстрелами и жалобно кричали. Не помог и стог сена, у которого астраханец Иван Коротков спрятал своих «Володек». Так он ласково называл прирученных им верблюдов. После фашисты бродили по полю битвы между телами людей и животных. Раненых и отставших от полка животных отстреливали -- «Дас ист руссиш танк».


Уже в Ростове уцелевшую часть астраханской резервной армии переформировали и укомплектовали техникой. Часть пушек получили машины-студебеккеры, часть перевели на конную тягу. Ну а верблюды? Бойцы, сумевшие приручить своенравных и гордых животных, чувствовали их бескорыстную преданность. Солдаты не захотели расставаться со своими любимцами. Многих передали в хозяйственную часть, которая имелась в каждом полку, и отныне они выполняли бытовую работу - тащили повозки с боеприпасами, перевозили походные кухни. Мирные животные приспособились и к боевым условиям жизни.

…«Вот верблюд тянет походную кухню, из трубы вьется дымок, варится каша, которую так ждет наступающая впереди пехота. И вдруг воздушный налет. Фашистские стервятники утюжат нас прямо по головам. Кругом разрывы бомб. Верблюды по команде ездовых вместе с кухней мчатся в заросли деревьев, ложатся на землю, закрывают глаза и вытягивают ноздри, чтобы пыль от разрывов не мешала дышать. Налет кончился и по команде двугорбые бойцы спокойно поднимаются, продолжают путь. Привал. Повар что-то шепчет верблюду на ухо и тот издает трубные звуки, возвещающие пехоте о готовности каши. И вот вереницей с передовой тянутся солдаты с котелками и термосами за едой, а верблюд принимает от благодарных солдат сахар. Кстати, это была верблюдица и звали ее Тамарой».

По воспоминаниям фронтовиков, они тяжело переживали не только потерю сослуживцев, но и преданных безответных тварей. Когда советские войска форсировали Одер почти без боя, фашисты в панике бежали. Вместе с передовыми войсками на плацдарм, где находился населенный пункт Гроссноендорф, переправились и хозяйственные части. Наутро немцы подтянули сюда последние резервы, бросили в бой танки, в небе появились самолеты. Пришлось временно отступать. Часть животных оказалась положенной там, на плацдарме -- почти на открытом месте, понуро опустив голову к убитой подруге, стоял верблюд…





Часто не только верблюды защищали своими телами солдат, но и бойцы, рискуя жизнью, бросались на помощь двугорбым товарищам. По воспоминаниям командира 902-го полка, Героя Советского Союза Григория Ленева, во время этого же боя на открытой местности, простреливаемой фашистами, бойцы увидели двух верблюдов. Солдаты вывели их из опасной зоны и поместили в подвал. Правда, для этого пришлось расширить вход по высоте и почти насильно затаскивать их внутрь. Верблюдов звали Мишка и Машка, и они остались живы. Верблюдов Машу и Мишу из посёлка Нижний Баскунчак в 1941 году «призвали» на фронт в качестве тягловой силы. Выносливые животные дошли до Берлина вместе с солдатами. А 8 мая 1945 года расчёт орудия, передвигаемого верблюдами, защищал воинов, водружавших Знамя Победы над рейхстагом.

Весной 1945-го часть артиллеристов участвовала в сражениях за Берлин, с ними был и верблюд Яшка. Назвали животное по месту его рождения – он поступил на службу из калмыцкого села Яшкуль. Он из тех немногих, кто дошел до заветной цели, а ведь отправлялось из Астрахани 350 животных. Грудь Яшки была увешана орденами немецких генералов. Советские солдаты с гордостью сказали, что этому верблюду за героизм нужен настоящий орден, а не фашистские побрякушки. И водрузили на спину животного заслуженный плакат с надписью «Астрахань–Берлин». По воспоминаниям ветеранов, после войны дошедших до Берлина верблюдов перевезли в один из московских зоопарков, где они доживали свои последние годы.





ПАРТИЗАНЫ



Может показаться странным, но для военных действий предлагалось использовать даже ...лосей.

С первых дней войны началось формирование партизанского движения. Специально подготовленные сотрудники НКВД оставались на оккупированных территориях для организации диверсионных отрядов.

Одной из приоритетных задач, с которую им предстояла решать, была задача легендированной транспортировки грузов и живой силы на большие расстояние. Применение лошадей зачастую приводило к расшифровке дислокации расположение базового лагеря: отпечатки подков лошади были хорошо заметны в лесу.

Тогда и появилась идея использовать для этой цели лосей. Следы лося не вызывали подозрений. Лось может питаться тонкими ветками деревьев, а лосиное молоко обладает целебными свойствами.

Определённый опыт в этом направлении уже был. В шведской армии были лосиные войска, а первая попытки одомашнивания лосей в СССР были предприняты ещё в 1930 году.

Для подготовки лосей была создана специальная группа. Лосей объезжали и приучали к выстрелам.

Большого распространения применение в военных целях лоси не получили- связано это было в основном с понятными трудностями по организации обучения бойцов. Тем не менее, около двадцати лосей были направлены в разведотделы армии. Известны случаи успешных рейдов наших разведчиков на лосях в тыл противника.


СТРАННЫЕ ПРИХОТИ

Интересны экзотические случаи использования в войне животных. Вот любопытная запись в дневниках Константина Симонова. «Полковник рассказал, как он мучился на войне с оленьим транспортом. «Уж слишком неприхотливые животные! Такие неприхотливые, что ничего, кроме своего ягеля, не жрут. А где его возьмешь, этот ягель? Даешь сена - головой мотает, даешь хлеба - головой мотает. Дай ему только ягель. А ягеля нет! Так я и воевал с ними, с оленями. Я на себе груз таскал, а они ходили свой ягель искали».



В ТЫЛУ


«… СКОЛЬКО ТЫ НАРОДА СПАС…»



Недавно в Архангельске был установлен необычный памятник. Инициаторами создания его выступила общественная организация "Дети опаленные войной". Слишком много воспоминаний связано у них с тюленем. На постаменте надпись "О, сколько ты народа спас от голода и хо лода!".Жир и мясо тюленя во время Великой Отечественной войны спасли от голодной смерти тысячи жизней архангелогородцев.

Весной 1943 года добытые в промысловых экспедициях мясо и сало тюленя сразу же направлялось для массовой продажи голодающим жителям Архангельска, Молотовска (ныне Северодвинск) и в другие населенные пункты области. В 1944 году железнодорожными цистернами и водным транспортом из Архангельска в Ленинград для ликвидации последствий блокады было отправлено 1000-1200 тонн пищевого и медицинского жира из тюленьего сала. В последующие годы жир отправлялся в Ленинград для производства маргарина.

Памятник установлен на Набережной Северной Двины прямо напротив Вечного огня. Под памятником замурована капсула с именами тех, кто принял участие в сборе средств на его сооружение


УСАТЫЕ МУРЛЫКИ


Иногда тихие с виду домашние животные проявляют такие чудеса мужества и отваги, какие и не снились их хозяевам.

Так, легендой стала ленинградская кошка. Предчувствую беду, она вынесла своих котят из дома, в который через два часа уничтожил взрыв бомбы. На странное беспокойное поведение кошки обратили внимание и жильцы дома. Они покинули свой дом вместе с кошкой. Вот так предчувствия кошки спасли жизни людям.






Во всём мире стала известна кошка Фейт (Вера). Первая кошка, отмеченная медалью за мужество. Свой подвиг она совершила в сентябре 1940 года, когда во время Второй мировой войны английская столица подвергалась массированным бомбардировкам германской авиации. В 1936 году она нашла приют в одной из лондонских церквей, в благодарность, отлавливая мышей.


У Фейт в 1940 году родился котенок, которого Фейт почему-то ни за что не хотела оставлять в домашнем уюте и упорно уносила в подвал. Три дня спустя после очередных налетов от церкви остались только руины. Отец Генри Росс отыскал под завалам Фейт, прикрывавшую своим телом детеныша.

Эта история стала известна прихожанам, а пять лет спустя она дошла и до Марии Диккин, учредившей в военные годы медаль, которой награждались животные, мужество которых спасало жизни людей. Фейт не попадала в такую категорию, но для нее сделали

В Англии большой популярностью пользуется кот-герой Саймон. Когда 20 апреля 1949 года корабль британского военного флота "Аметист" был обстрелян в Китае. Корабль был задержан на реке Янцзы в 1949 году, и течение ста дней корабль считался пленником революционного Китая.





Саймон тоже пострадал: его ранило шрапнелью, и он сильно опалил шерсть. Однако, несмотря на травмы, он не только поднимал боевой дух моряков, но и всеми силами способствовал сохранению продовольственных запасов на борту судна отлавливая корабельных крыс.


Черно-белый беспородный Саймон стал одним из зверей, награжденных медалью Дикин. Эта медаль для животных является аналогом высшей британской награды - Креста Ордена Виктории.

Саймон стал одним из самых известных животных Британии, получивших высокую награду. После того, как 5 августа 1949 года в газете Times написали о награждении кота, на корабль пришло огромное количество писем от его почитателей. Капитан корабля даже вменил в обязанность одному из членов команды отвечать на приходящие послания.



Кошки связали и два города Тюмень и Ленинград. После блокады в Ленинграде расплодились крысы, ведь кошек жители блокадного города съели. Поэтому в Тюмени и области собирали кошек для ленинградцев, отправили несколько вагонов (больше тысячи кошек). Поэтому можно считать, что все питерские кошки - потомки сибирских. В память об этом событии существует парк сибирских кошек и открыт памятник им.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗООПАРКА


22 августа, в канун 65-летия освобождения Харькова, в зоопарке торжественно открыли памятник его обитателям: и спасшимся, и погибшим в годы войны. Зоопарк сделал его за собственные средства.

На постаменте три скульптуры обезьянок — Гектора, Розы и Дези: символ животных, переживших оккупацию в года Великой Отечественной войны. Такой памятник открыли в Харьковском зоопарке.



Когда разбомбили обезьянник, уцелели лишь пять его обитателей. Часть из них разбрелась по территории зоопарка, не зная, куда им деться. Они старались не уходить далеко от помещений, к которым уже привыкли: там всегда были еда, уход и ласка.


Животных, которых удалось собрать и разместить в уцелевших помещениях обезьянника, подкармливали сотрудники зоопарка. Но зимой 1943 года было очень холодно, паровое отопление не действовало, а печурки не могли обогреть помещение. Обезьяны тесно прижимались друг к другу, пытаясь согреться.

Однажды утром три макака резуса Гектор, Роза и Дези прорвали сетку и убежали в сад им. Шевченко. Позже выяснилось, что прыткие беглецы спрятались в здании Госпрома, забившись в шкаф одной из комнат. Обезьянок вскоре заметили сердобольные харьковчане.

Люди, которые жили на пр. Правды, на улицах имени 8-го съезда Советов, на Данилевского и на Пушкинской, приходили в Госпром и подкармливали их. А ведь харьковчанам и самим есть было нечего!

А однажды обезьянок обнаружил полицейский и выстрелил, ранив одну из них. К счастью, она выжила, но испуганные животные после этого перебрались в жилой дом, расположенный неподалеку, переждали лютые морозы на чердаке, а весной вернулись в Госпром.

После освобождения Харькова скитальцев вернули в зоопарк. До войны Харьковский зоопарк был крупнейшим в Союзе: коллекция формировалась еще в те времена, когда город был столицей Украины. На момент освобождения в зоопарке уцелели лишь четыре медведя, пять обезьян и один волк. Частично были разрушены здания слоновника, обезьянника и аквариума, сломаны все изгороди.

Очень показательно, что сразу же, как только выбили немцев из города, главнокомандующий войсками, освободившими Харьков, приказал срочно отреставрировать зоопарк, чтобы он заработал через неделю. Было очень важно поднять моральный дух в освобожденном городе.

Зоопарк восстанавливали несколько тысяч советских солдат — и уже 29 августа 1943 года он открылся.


ЖИВОТНЫМ ГЕРОЯМ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Медаль Марии Диккин равнозначна высшей военной награде в Англии - Кресту Ордена Виктории. Награждать животных, которые вместе с людьми принимают участие в войнах, предложила в 1943 году Мария Диккин, основательница организации PDSA (Народный госпиталь для больных животных). Во время Второй мировой войны воевали не только люди, но и собаки, голуби, мулы и даже коты. Они спасли множество жизней и проявляли редкостное мужество. Мария посчитала несправедливым, что для этих героев нет специальной награды.






Первые награды получили почтовые голуби, носившие секретные сообщения.

Всего с 1943 года было вручено 63 награды имени Марии Диккин. После окончания войны награду не вручали почти 50 лет. Но в 2000 году к медали Диккин был посмертно представлен ньюфаундленд по кличке Гэндер, который ценой жизни спас солдат в 1941 году. О его подвиге люди узнали спустя много лет.

Тремя медалями были награждены собаки-спасатели, искавшие людей на развалинах Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. А самая последняя награда была вручена спрингер-спаниелю Бастеру, служившему в Ираке.

В ноябре 2004 года в Лондоне был открыт памятник всем животным, воевавшим вместе с людьми, на монументе есть изображение и медали Марии Диккин.



После Второй Мировой войны две другие британские организации – "Собаки-профессионалы" и "Национальная лига защиты собак" стали тоже награждать собак за храбрость и заслуги перед человечеством. Первая из этих благотворительных организаций ежегодно награждает собак Золотой медалью "За преданность долгу" или "За спасение жизни".

Первыми получили эти награды собаки морской пехоты. 1 ноября 1943 года на тихоокеанский остров Бугенвиль под сильным артиллерийским и ружейным огнем противника была произведена высадка первого взвода военных собак Корпуса американской морской пехоты. Вскоре командир десантного полка доложил, что «их действия имели невероятный успех...». Взвод находился на острове до 23 января 1944 года, и за это время ни один патрульный отряд не попал в засаду, если при нем находилась собака, а японцы ни разу не сумели тайно проникнуть в охраняемые четвероногими бойцами лагеря.


21 июля 1944 года на остров Гуам был высажен взвод служебных собак, входящий в состав 4-го полка морской пехоты США, а чуть позже — еще два подобных взвода. Задачей собак были разведка, дозоры и прочесывание острова в поисках замаскированных опорных пунктов противника, а также предупреждение о засадах и готовящихся атаках. За время боев 25 четвероногих морских пехотинца погибли, еще 45 получили ранения разной степени тяжести. Впоследствии собаки принимали участие в ликвидации японских войск ряде других островов Тихого океана, в том числе — в захвате Окинавы в апреле-июне 1945 года. В декабре 1945 года 232 четвероногих морских пехотинца вернулись на родину, в США. Их ждал реабилитационный центр для ветеранов на территории базы морской пехоты в Кэмп-Леджен.

21 июля 1994 года, в день 50-летия высадки американцев на Гуам, собакам был открыт памятник. На плите черного камня под девизом морской пехоты США «Semper Fidelis» (англ. «Always Faithful» — «Всегда верный») высечены золотом имена 25 четвероногих морских пехотинцев, погибших в боях за остров. Поверх плиты отлита фигура добермана в натуральную величину. Его имя — Курт — первое в списке.


ДИКАЯ ПРИРОДА И ВОЙНА

Для войны человек приспособил лишь нескольких животных, но косвенно всего живого война касалась. Вспоминаются 40-е («роковые») годы. Из-за того, что не было в то время ни охотников, ни ружей, повсюду сильно расплодились волки. Там, где война проходила, собирали звери кровавую дань. И собаки дичали. В тех же дневниках Симонова читаем: «Идешь и видишь - собака бежит и тащит человеческую кость. Но усталость такая, что даже лень в нее выстрелить...»

Во все времена войны благодеянием были для воронов. Умная птица, кажется, даже заранее чувствует поживу («Черный ворон, черный ворон, что ты вьешься надо мной...»).

Дикая природа от войны, конечно, страдала, но не очень заметно. Соловьи весной пели как ни в чем не бывало, даже если рядом ухали пушки. Летели над фронтом весною и осенью гуси и журавли. А вдалеке, где ни взрывов, ни стрельбы не было, волки теряли страх перед человеком и, случалось, на людей нападали. Ученый-охотовед Михаил Павлович Павлов, приводя письменные свидетельства, рассказывает о нападении волков во время войны и сразу после нее на людей в Кировской области.


Удивительно много было зайцев в 40-е годы. Их плодовитость охотой не укрощалась. Помню: в любое время в поле можно было спугнуть рысака. А к ночи зайцы собирались в сады покормиться корою яблонь и поиграть при луне. Их тропы усыпаны были орешками помета. Мой друг, чье детство прошло вблизи Оренбурга, рассказывает: «Заячьим пометом топили печки. С салазками мы, ребятишки, отправлялись в кустарник и вениками сметали орешки. По мешку привозили!»

И тут же надо сказать: без счета для провизии фронту били в Сибири и на Камчатке медведей.

Много было случаев и бережного отношения к животным как к символам жизни, хрупкость которой на войне человек чувствует особенно остро. Вот один такой пример, как во время позиционных боев под Полоцком вдруг сразу с обеих сторон прекратилась стрельба. Оказалось, на нейтральную полосу выбежал заяц и стал беспечно чесать задней лапой линявший бок.


Материал подготовлен на основе


1. Статьи журнала "ЛЕВ" за 2005 год . Из истории Минно-розыскной службы России.

2. Интернет ресурсов:

http://account.livejournal.ru/

http://animalpicture.ru

http://ad.yieldmanager.com

http://www.bagnet.org

http://bigwar.msk.ru

http://biz.advertarium.com.ua

http://www.bochkavpechatleniy.com

http://camelus.info

http://www.diary.ru/

http://foretime.livejournal.com/

http://forum.slovnik.org/

http://forum.worldoftanks.ru/i

http://www.gudok.ru/

http://www.kp.ru/

http://www.livejournal.ru/

http://muzey-factov.ru/

http://myrt.ru/

http://www.netall.ru/

http://www.poltava.pl.ua/

http://pomnite-nas.ru/

http://www.pravda.ru

http://sanchoroz.livejournal.com/

http://shkolazhizni.ru/

http://www.specnaz.ru/

http://www.stranamam.ru/

http://talk.lg.ua/

http://the-best-of-thebest.diary

http://ubr.ua/

http://vecherniy.kharkov.ua/

http://waralbum.ru/

http://zoohelp.org/