litceysel.ru
добавить свой файл
1

Глава двадцать первая



Монеты




Геральдический знак



На рис. 21-1 и 21-2 перед нами фотографии двух старых монет. Первая из них выглядит определенно старше: качество чеканки более грубое. В то же время есть и одна деталь, которая сближает эти монеты и говорит о теснейших связях правителей, выпустивших их; эта деталь – геральдический знак, изображенный на монетах.


Точнее, это все-таки два разных знака, но различия между ними незначительные. В обоих случаях они очень похожи на букву Ш, но в первом хвостик внизу чуть длиннее, а во втором средняя палочка кончается наверху кружочком.


Небольшие различия в геральдических знаках характерны для правителей в рамках одной династии. Может быть, мы наткнулись как раз на такой случай?


Попробуем сравнить эти наблюдения и ожидания с известными данными, которыми располагает историческая наука. Оказывается, что первую монету (на рис. 21-1) чеканил болгарский царь Михаил Шишман (1323-1330), а вторую – киевский великий князь Ярослав Мудрый (1018-1054).


Таким образом данные современного “учебника истории” как бы разрушают ожидания, созданные проведенными выше рассуждениями. В самом деле, выходит, что первая, с виду более старая монета, сделана на целых 300 лет позже второй. И кроме сотен лет, Михаил Шишман и Ярослав Мудрый удалены друг от друга и сотнями километров; так что какая может быть связь ранних киевских “Рюриковичей” с поздними болгарскими Шишманами?


Но верна ли современная официальная версия истории?


Монеты против исторической школы ХІХ-ХХ вв.


Разрушенные болгарские церкви являются важным археологическим свидетельством того, что нынешняя официальная версия истории Балкан и Византии несостоятельная. Естественно ожидать, что найдутся и другие подобные материальные находки, опровергающие "учебник истории"; и прежде всего – среди монет.

Сейчас мы убедимся, что такие действительно есть. Причем несколько неожиданно оказывается, что монетные аргументы в пользу "новой хронологии" Фоменко являются очень яркими и убедительными.



Рассмотрим монеты, изображенные на рис. 21-3, рис. 21-4, рис. 21-5, рис. 21-6 и рис. 21-7. Это - соответственно "златник" Владимира первого типа, "сребреник" Владимира первого типа, "сребреник" Владимира второго типа, "серебряник" Ярослава Мудрого и монета болгарского царя Михаила Шишмана (1323-1330).


В первых двух случаях на лицевой стороне монет, а в остальных - на обороте, ясно видны изображения геральдических знаков соответствующих правителей; все они похожие на букву "Ш" - и друг на друга.


Сравнив их более внимательно, приходим к выводу, что сходство первых четырех с пятым очень большое. Выше мы уже отмечали “родовую”, или “династическую” устойчивость геральдических знаков: существовала преемственность от одного поколения к другому, и обычно знак сына совсем немного отличался от знака отца, а в рамках рода в целом сохранялась общая схема и общие детали (KOCHR).


Но тогда несомненная схожесть знаков Владимира, Ярослава и Михаила Шишмана на монетах, изображенных на рис. 21-1 - 21-7, наводит на мысль, что либо это - редкое случайное совпадение, либо ...


Этим вторым "либо" мы займемся ниже и продолжим в следующей главе, начав с "нечитаемых" надписей на одной не идентифицированной монете.

Находки старых русских монет



Когда в начале XIX в. в Пинске, Могилевской губернии, были найдены старые монеты, они не произвели особого впечатления. В русском императорском Минцкабинете четыре из них, золотые, определили не совсем точно как "четыре монеты малого размера, готские, т.е. варварские, неизвестные ("quattuor numi minimi moduli gothici, incogniti").


Из-за их кириллических надписей с палеографией и орфографией, которые считаются староболгарскими, сначала сочли, что эти монеты чеканил болгарский князь Владимир Расате (889-893); предполагали также, что они – сербского происхождения.

Новые две находки монет - в Нежине, недалеко от Киева, в 1852 г., и в самом Киеве в 1876 г., привели к решительной перемене оценки. С тех пор уже почти никто не видел на них изображения болгарских и сербских владетелей. Мнения ученых сосредоточились на киевских князьях Владимире Святославовиче и Владимире Мономахе (1113-1125). Другие монеты этих находок начали связывать со Святополком Владимировичем ("Окаянным") и Ярославом Мудрым (1018-1054), а также с некоторыми из его наследников.



Появление обширного труда 28-летнего нумизмата-любителя графа Ивана Ивановича Толстого в 1882 г. отметило первую в русской научной литературе попытку собрать и систематизировать весь наличный к тому времени нумизматический материал. Граф И. И. Толстой привел ряд доказательств тому, что большую часть монет чеканил князь Владимир Святославович. В его труде описаны и представлены в сопровождении с иллюстрациями 170 монет, т.е. больше половины всех известных в то время монет этой группы, и большинство из них, по мнению автора, чеканил Владимир Святославович.


Убедительные доводы графа Толстого научная общественность встретила критически, но со временем накопление фактического материала показало, что он прав. Теперь исследователи считают, что чеканка монет этой группы продолжалась до 1020 г., и что после этого Ярослав и его наследники XI и XII в. перестали выпускать монеты. Научные поиски привели к успеху в ряде случаев, и в результате о большинстве монет этой группы удалось выяснить, кто именно из правящих в Киеве князей чеканил их.


Исключение составляют два типа монет, обозначаемые как I-го и II-го типа Ярослава по классификации графа Толстого. О них в середине 1980-ых годов болгарский ученый А. Чилингиров написал интересную работу ...

Монета болгарского царя Петра I



На рис. 21-8 дана прорисовка монеты, которую относят к "I-ому типу Ярослава". На всех пяти дошедших до нас экземплярах, слева и справа от изображенной фигуры, два раза читается имя ПЕТРОС. Большинство ученых считает, что эти монеты чеканил Святополк Владимирович (Окаянный). Некоторые исследователи пытались связать их со Святополком-Михаилом Изяславичем и Ярополком-Гаврилом Изяславичем, но эти попытки были отброшены из-за противоречий с позднейшими находками (подробнее см. ЧИЛ2 с. 6-8 и ЧИЛ5).


Особые проблемы специалистам создает, однако, "II-ой тип Ярослава", представленный на рис. 12-9.

Таких монет до нас дошло 12; 11 из них были в обнаруженном в 1852 году Нежинском кладе из 200 монет Владимира и Святополка, а 12-ая найдена около Переяславля в 1912 году вместе с 4500 другими арабскими, индийскими, западноевропейскими и русскими монетами. Вокруг них действительно очень много неясного - как в отношении хронологии, так и происхождения.



В целом у них много общего со всеми монетами киевских князей конца X – начала XI в.: состав металла, вид и стиль изображений, палеография и орфография кириллических надписей, форма и величина (отличные от формы и величины современных им византийских миллиарисиев и арабских и сасанидских дирхем). Изображение на обеих сторонах близко к изображению на сребренике Владимира II типа и на монетах Святополка. В то же время у них есть и на первый взгляд незначительные, но в то же время с некоторой точки зрения важные отличия от совокупности монет с именами Владимира и Святополка. Это - надписи на лицевой и обратной сторонах, которые считаются (см. СПА с. 92) "нечитаемыми", а также "княжеский знак" - его нельзя считать вариантом знака Святополка, так как здесь левая боковая сторона "двузубца" симметрична правой, с небольшим крестом наверху и с полумесяцем в середине.


Откуда эта монета и что именно на ней написано?


Аргументированный ответ на этот вопрос дан в работе А. Чилингирова ЧИЛ2 (см. Также ЧИЛ5). Перед тем как сформулировать его результаты и рассказать об его рассуждениях, остановимся на судьбе его статьи.


Мы уже убедились на некоторых приведенных выше примерах, что странное невезение преследует исследования в области русско-болгарских религиозных и политических связей далекого прошлого: они "исчезают", их запрещают, на них не ссылаются, их объявляют "околонаучными" и т.д. Поэтому неудивительно, что А. Чилингирову пришлось преодолеть очень большие препятствия, чтобы опубликовать статью ЧИЛ2 в Болгарии. На нее официальная историческая школа не отреагировала никак - в то время подобные "отклонения" от официального русла не приветствовались.


А теперь вернемся к монете "II-го типа Ярослава".

Надписи на 12 экземплярах монеты несколько отличаются друг от друга, но не из-за того, что изображения стерлись от употребления, а из-за того, что их чеканили разными матрицами, изготовленными не очень опытным(и) мастером(ами). Некоторые буквы перевернуты, другие отчеканились недостаточно четко, возможно, из-за слишком твердого металла, в котором мало серебра.



Тем не менее, надпись на лицевой стороне справа (рис. 21-9) читается сверху вниз без особых затруднений: ПЕТЪР. Возражения может вызвать лишь предпоследняя буква, чья графема в виде треугольника не встречается в русских письменных памятниках того периода. Но нужно принять во внимание и то, что она далека от О и других гласных старой кириллицы; подобное написание буквы Ъ появляется в старославянских - в частности болгарских – кириллических рукописях (читателям, интересующимся деталями, рекомендуем ознакомиться с работами ЧИЛ2, ЧИЛ5 и ТАБ8).


Перейдя к надписи слева, сталкиваемся с большими трудностями. Формальный подход обнаруживает "слово" IТИР и возникает соблазн прочитать его "итир". Но что может означать "итир"? Кроме того, возникает естественное возражение: наша современная буква "и" во времена Киевской Руси никогда не писалась в виде И.


А. Чилингиров догадался, что именно эта "буква" И является ключом к правильному прочтению. Его идея состоит в том, что в результате плохой работы гравера (и, возможно, твердости металла) вместо буквы Ц (которая раньше часто писалась как современная буква Ч), появилась графема И (подробности читатели могут найти в ЧИЛ2, ЧИЛ5 и ТАБ8).


Итак, в результате этих рассуждений появляется возможность прочесть нижние две буквы левой надписи как "ЦР".


Но ведь "ЦР" - широко распространенное стандартное сокращение слова ЦАРЬ !


Надеемся, что это краткое объяснение передает в первом приближении основные идеи подробной аргументации Чилингирова, и приглашаем интересующихся читателей ознакомиться с самой его работой (см. ЧИЛ2) и с выводом, к которому он приходит.


А вывод этот состоит в том, что на лицевой стороне монеты написано "ЦАР ПЕТЪР".


Но кто такой "цар Петър", являющийся примерно современником Владимира?

Очевидным кандидатом № 1 для роли этого "царя Петра" является болгарский царь Петър (927-970). По-видимому, рассматриваемую нами монету чеканили в Болгарии во время его правления.



Этот факт направляет наше внимание к Болгарии и династии болгарских правителей, но прежде всего, опираясь на Хронологическую Гипотезу, мы обратимся за подтверждением вывода Чилингирова к версии XIV века. В главе девятой мы видели, что в ХІV веке царь Петр под именем “герцог Белаур” был современником сербского “царя сербов, болгар и римлян” Стефана Душана. На монетах Стефана Душана (1331-1355) лигатура ЦР тоже часто появляется со схожими деформациями, и даже часто в справочниках ее обозначают примерно как ZP (РАЗ с. 332-335) и даже как LP.


Как лигатура ЦР (или ЦРЬ), являющаяся сокращением слова “царь”, так и варианты геральдических знаков “из серии Ш” (т.е. по форме близких к Ш) присутствуют на ряде болгарских монет ХІV в. Фотография монеты царя Ивана Шишмана (1371-1393), на которой видна лигатура ЦРЬ, представлена на рис. 21-10. Эта же лигатура повторяется дважды на монете Ивана Срацимира на рис. 12-11; по-видимому, в этом случае повторение означает “царь царей” и связано с Иисусом Христом.


Киевские князья и болгарские цари



Отметим сразу отчетливое болгарское влияние на орфографию монет Владимира и Святополка, где встречаем болгарскую форму "сребро" и "злато" слов "серебро" и "золото"; на более поздних киевских монетах ее нет, она "исчезла" с них. На этом основании В. Погорелов даже считал, что на первых монетах киевских князей были просто болгарские надписи.

К этому нужно добавить и царские регалии князя Владимира. Договор с Византией дал ему только титул архонта (князя), а не кесаря (царя), который он получил бы от византийцев, если бы его жена Анна действительно являлась дочерью византийского императора и родной сестрой Василия II. А титул архонта не давал ему право на царские регалии, в том числе и право чеканить монеты. В то же время такие регалии он мог получить от болгарского патриарха; возможно, что наряду с ними он получил из Болгарии и сами матрицы, и мастеров, что позволило ему начать чеканку первых киевских монет. Такое предположение подтверждается тем, что изображение трона Владимира на монетах отличается от подобных изображений на византийских художественных памятниках и похоже на изображения, найденные в болгарской столице Преславе; в частности на изображение Христа Вседержителя на бронзовой матрице в Преславском музее. Подчеркнем особо, что



"Ни государственная власть в Византии, ни Цареградская патриархия признавали царский титул Владимира и решительно противопоставлялись его канонизации, которая осуществилась только в XIII в., после того как Русская церковь отбросила гегемонию Царьграда." (ЧИЛ2 с. 18)


Напомним, что на самом деле чеканка монет в Киевской Руси приостановилась во время Ярослава (1015-1054), как только Византии удалось усилить свое влияние в Киеве.


Таким образом, навряд ли чеканка монет в Киеве является "подарком" Византии.


Теперь обратим наше внимание на очень важную деталь - "княжеский знак" на монетах Владимира и его наследников. Не случайно именно эта деталь является ключевым моментом работы Чилингирова. Действительно, сравнение знаков друг с другом, со знаком на монете Петра и с другими изображениями и орнаментами, типичными для Болгарии эпохи Петра и его сына Романа - Симеона, приводит к важным выводам, особая сила которых состоит в том, что они основываются на подлинном археологическом материале.


Сначала рассмотрим изображение геральдического знака болгарского царя Петра, восстановленного по рассмотренной выше монете на рис. 21-9. Оно похоже на перевернутую букву П (буквой П начинается имя Петр) и ее появление на монете не является изолированным явлением. Это видно из изображений на орнаментальных фризах церкви в Патлейне, недалеко от Преслава на рис. 21-12, на пластинке из ожерелья (золото и эмаль) на рис. 21-13 и на медальоне из ожерелья (золото и эмаль) на рис. 21-14; последние две представляют собой часть так называемого "Преславского сокровища", хранящегося в Национальном музее в Софии. В частности, на орнаментальных фризах видим "двузубцы" и "трезубцы", весьма похожие на знаки Петра и киевских великих князей конца Х – начала ХІ вв.

Теперь перейдем к отмеченному в самом начале этой главы сходству "трезубцев" Владимира и некоторых из его наследников с "трезубцами" болгарских Шишманов XIV в. Рассмотрим еще несколько "трезубцев" болгарских владетелей XIV в. на рис. 21-15 – рис. 21-16, 21-17 и 21-18.



Среди них монета царя Ивана Александра (1330-1371) на рис. 21-15 выделяется интересным решением художника представить знак “Ш” в виде рисунка замка с тремя башнями.


На рис. 21-16 и 21-17 прорисовки монет царя Ивана Шишмана (1371-1393) показывают разнообразие вариантов знака царя – буквы Ш с поперечной черточкой, - а также вариантов сочетания этого знака с лигатурой ЦР. Фотография такой монеты представлена на рис. 21-18.


Для того, чтобы читатели могли сделать сравнения с изображениями на монетах киевских великих князей, приводим две фотографии монет Владимира на рис. 21-19 и 21-20.

Первая буква имени Шишмана



Относительно происхождения геральдических знаков киевских князей бытует "варяжская" теория о том, что знак с формой "Ш" является перевернутой скандинавской руной EHWAZ, которая в таком перевернутом виде приобретает отрицательный смысл, близкий к "застою", "отставанию" (ТАУ и BLUM). Конечно, весьма сомнительно, что кто-либо, и тем более киевские князья, могли взять для

геральдического знака символ с таким смыслом.


Гипотеза о "короткой хронологии", конкретно выраженная Хронологической Диаграммой, дает более естественное объяснение происхождения геральдического знака "Ш": это - первая буква династического имени болгарских Шишманов. В "короткой хронологии" Шишман - это Симеон Великий, болгарский царь (894-927) и римский император, получивший императорскую корону от византийского патриарха. В Воденской надписи царя Самуила он упомянут как "старый кавган" из города Тырново.


В то же время в версии XIII-XIV в. находим данные о том, что он – куманского (половецкого) происхождения, а некоторые старые первоисточники отождествляют куманов с русскими.

Конечно, происхождение Шишмана - Симеона любопытно. Но кем бы он ни был по национальности, он и его династия - часть нашей старой истории. И в этой истории национальность того или иного действующего лица – второстепенная деталь. Куда важнее другое - свидетельства о старых связях династий и культурных элит Болгарии и Киевской Руси. Возможно, что именно эти связи породили общий письменный "старославянский" язык, являющийся искусственным смешением русских, болгарских, сербских и т.д. диалектов. По-видимому, в районе нынешний Молдавии и по нижнему течению Днестра и Днепра была старая – размытая - граница болгарских и украинских диалектов и соответственно княжеств.



"Киевским" потомкам Шишмана уделим больше внимания в следующей главе.


Рис. 21-1. Старая монета.


Рис. 21-2. Старая монета.


Рис. 21-3. "Златник" Владимира первого типа (ЧИЛ2 с. 2).


Рис. 21-4. "Сребреник" Владимира первого типа (ЧИЛ2 с. 2).


Рис. 21-5. "Сребреник" Владимира второго типа (ЧИЛ2 с. 2).


Рис. 21-6. "Серебряник" Ярослава Мудрого (ЧИЛ2 с. 9).


Рис. 21-7. Изображение на монете болгарского царя Михаила Шишмана (1323-1330) (ДОЧ с. 231).


Рис. 21-8. Прорисовка монеты, которую относят к "I-ому типу Ярослава". (ЧИЛ2 с. 9)


Рис. 21-9. Прорисовка монеты "II-ого типа Ярослава" (ЧИЛ2 с. 9).


Рис. 21-10. Медная монета царя Ивана Шишмана. Национальный исторический музей, София. (СПИ с. 122)


Рис. 21-11. Медная монета царя Ивана Срацимира. Национальный исторический музей, София. (СПИ с. 122)

Рис. 21-12. Изображения орнаментальных фризов церкви в Патлейне недалеко от Преслава (ЧИЛ2).



Рис. 21-13. Пластинка из ожерелья (золото и эмаль). Из "Преславского сокровища", хранящегося в Национальном музее в Софии (ЧИЛ2).


Рис. 21-14. Медальон из ожерелья (золото и эмаль). Из "Преславского сокровища", хранящегося в Национальном музее в Софии (ЧИЛ2).


Рис. 21-15. Прорисовка изображений на одной из монет Ивана Александра (1330-1371) (ДОЧ с. 234).


Рис. 21-16. Прорисовка изображений на одной из монет царя Ивана Шишмана (1371-1393) (ДОЧ с. 239).


Рис. 21-17. Прорисовка изображений на одной из монет царя Ивана Шишмана (1371-1393) (ДОЧ с. 239).


Рис. 21-18. Медная монета царя Ивана Шишмана. Национальный исторический музей, София. (СПИ с. 122)


Рис. 21-19. Фотография монеты Владимира Великого (SOTS).

Рис. 21-20. Фотография монеты Владимира Великого (SOTS).