litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
И в забвении помнить


Автор: destri

Пейринг:ГП\СС

Рейтинг:NC-17

Диклаймер:все права у Роулинг

Саммари: память - странная штука

Глава 1

Через какое-то время дымка перед глазами начала приобретать вполне отчетливые очертания. Бледное лицо, темные брови, твердо сжатые явно побелевшие губы, волосы и глаза удивительно одинакового оттенка… "Цвет и вкус горького шоколада", - мелькнула смутная мысль. Изучая это лицо, юноша поймал себя на странном ощущении: он знал ее, точно знал, каждую черточку, искры беспокойства в глазах, даже маленький побелевший шрам около виска - знал, но совершенно не помнил.

"Хмм… кто же она? Вполне симпатичная, только…"

Прерывая мешанину мыслей, на парня обрушилась лавина звуков, среди которых явно преобладали просительные интонации.

- Ответь, ну ответь же, пожалуйста, скажи хоть что-нибудь! Гарри, ты слышишь меня?!

"Гарри???"

- Слышу, - вполне отчетливо прохрипел он.

Облегчение, столь явно появившееся на ее лице, немало позабавило молодого человека.

"Смешная девчонка. Хотелось бы мне узнать, в чем все-таки дело?"

Он неторопливо проинспектировал свои ощущения: кружится голова, подташнивает, впрочем, вполне терпимо, тяжесть в руках и ногах, очень хочется пить. Провел языком по губам - да, так и есть, сухие и потрескавшиеся.

*Восстановитель плюс сонное зелье*, - отстранено и как-то холодно отметил он про себя.

"Зелье???" - не унималась часть сознания.

- Слава Богу! - воскликнула девушка. - Мы все так волновались! Ты лежишь в коме уже две недели, а целители говорят, что ты почти здоров.

- Почти? - обозначил он свое участие в диалоге.

- Да, у тебя сотрясение головного мозга средней тяжести, ну и небольшое нервное перенапряжение.


- Ааа… "Стоит ее расстраивать или нет?"

Он не успел ответить сам себе на столь риторический вопрос.

- Гарри, я должна сказать остальным…

Что именно она хотела сказать этим самым остальным, осталось для молодого человека загадкой, так как девушка буквально вылетела из комнаты. Недоуменно уставившись на захлопнувшуюся дверь, он мысленно пожал плечами и попытался продолжить анализ окружающей действительности. Белый потолок, спокойного кремового оттенка стены, справа - высокой аркой окно, слева - дверь, все остальное закрывала ширма.

"Медкрыло, первая койка, - мелькнула отчетливая мысль, - слышу, вижу, ощущаю (правда плоховато), мыслю (немного бредово) - значит существую??? СУЩЕСТВУЮ! Уже неплохо!"

В коридоре послышались шаги. "Несколько человек", - машинально отметило сознание, и рука сама дернулась в поисках… "ЧЕГО???"

Распахнувшаяся дверь отвлекла его от процесса самокопания. Лица, лица, лица… Рыжая девчонка, древний седобородый старик, - "Господи! Да он старше Христа!!!", - русоволосый мужчина со странными золотистыми глазами, бледный холеный блондин, рыжий долговязый парень, пожилая обеспокоенная женщина, еще рыжеволосая парочка, - "Они, что, родственники?", - та самая девушка с, явно, медсестрой. Последним вошел высокий черноволосый мужчина, и что-то в глазах юноши дрогнуло при взгляде на него.

- Как ты, мальчик мой? - сочувственно спросил старик.

- Нормально, - с трудом отводя взгляд от зачаровавшей его фигуры, ответил юноша.

"Кто вы? Кто вы?? Кто вы все такие???" - бился в голове сквозь накатывающую панику вопрос. И тут же его заставила оцепенеть болезненная мысль: " Я не помню, кто я такой!".

***

Холодная часть его рассудка посоветовала прекратить таращиться на вошедших и, вообще, поменьше паниковать, а еще лучше нацепить на физиономию приветливое выражение и, в конце концов, поздороваться с этой оравой.


- Здравствуйте, господа, - прохладным светским тоном поприветствовал он вошедших.

- Поттер, я не думал, что пребывание в растительном состоянии так положительно повлияет на твои манеры, - насмешливо протянул блондин.

"Поттер?"

- По твоему внешнему виду вообще не скажешь, что ты способен думать о чем-либо кроме пестования собственной трепетной личности, - спокойно отпарировал парень.

Лица большинства присутствующих забавно вытянулись, и юноша с трудом сдержал рвущуюся наружу кривую усмешку: не стоило рисковать и так потрескавшимися губами.

Блондин открыл было рот, но седобородый мягко остановил его.

- Мистер Малфой, я думаю, Гарри немного устал и нуждается в покое. Мы все убедились, что он пришел в сознание. Давайте позволим мадам Помфри позаботиться о нем. Гарри, мы навестим тебя завтра, - улыбнулся он юноше.

Парень кивнул и, когда все вышли, позволил себе расслабленно откинуться на подушку.

"Гарри, Поттер, Малфой, Помфри, - он прислушался к себе. Никаких эмоций ни одно из этих имен не вызывало. - Судя по всему, меня зовут Гарри Поттер".

*Мдааа… может стоило попросить блокнотик, - съязвило что-то внутри него, - и зеркало заодно!*

"А вот это разумная мысль", - решил молодой человек.

Осторожно, стараясь не привлечь внимание медсестры, причитающей в своем кабинете, юноша выбрался из кровати. Решив, что дверь в конце палаты скорее всего ведет в ванную, быстро пересек комнату и тихонько запер за собой замок. Вот и зеркало.

Что он надеялся почувствовать, взглянув на себя? Радость? Шок? Может рассчитывал, что память вернется?

Равнодушно скользнул по чертам: немного худое лицо, черные волосы, челка закрывает лоб, сквозь нее виден зигзагообразный шрам. Еще один пересек левую бровь. Прямой нос, зеленые глаза… глаза… Удивительный серебристый ободок закрывает почти половину радужки. Странный феномен. Что это?


*Это иней*, - убийственно спокойно понял он.

"Это невозможно. Так не бывает. Я не сплю, не в сказке и, кстати, совершенно не похож на снеговика!"

Юноша приблизил лицо почти вплотную к зеркальной поверхности, но наваждение не проходило. Микроскопические, серебристо-голубые кристаллики льда чуть-чуть искрились под ярким отраженным светом. Это придавало глазам отрешенное, холодное выражение, удачно скрывая очередную волну паники, что накатывала на юношу. Они не таяли и, хотя не приносили физического дискомфорта, выглядели инородно, совершенно неестественно.

"Что здесь происходит? В чем, черт возьми, тут дело?" - почти беспомощно подумал Гарри.

*Вот только сопли распускать не надо, - тут же одернуло его, - и, кстати, о плачевном состоянии памяти тоже оповещать не стоит. Выжди время, присмотрись, а глупостей натворить ты всегда успеешь*.

Пытаясь успокоиться, парень закрыл глаза и прислонился лбом к зеркалу. "Эта девчонка забыла упомянуть в диагнозе о шизофрении, - хохотнул он про себя, - в классическом ее проявлении".

В дверь совсем не деликатно постучали.

- Мистер Поттер, немедленно выходите. Вам еще нельзя вставать с постели!

Эта самая мадам, как ее там…

- Извините, мадам Помфри, очень хотелось пить, - крикнул Гарри, - я выйду через минуту.

Уже у самой двери он окинул еще раз взглядом ванную комнату. Он видел и видел отчетливо. "Почему это так необычно для меня", - в очередной раз озадачился Гарри, возвращаясь в палату.

- Ложитесь, молодой человек... вот так, - голосом профессиональной наседки приговаривала женщина, - Ваше зелье.

Юноша покорно проглотил похожую на отраву жидкость и тут же начал проваливаться в приятную полудрему.

"Если я и так был в коме, почему меня поили сонным зельем?" - мелькнула запоздалая мысль. Последнее, что он запомнил, были внимательные глаза медсестры.

Глава 2

Было почти темно. Послушные тени скользили по ковру, заглядывали в углы комнаты, перебирали бесконечные корешки старинных книг, прогоняли робкие блики света с полированной поверхности стола и потемневшей бронзы подсвечников. Сегодня свечей не было. Лишь уютный огонек ночника позволял Гарри смутно видеть отражение своего лица в окне. Слегка улыбаясь, он вглядывался в темный парк за стеклом. Ни одной звезды не было видно на небе.

"Скоро будет дождь", - успел подумать он, прежде чем почувствовал чужое присутствие за своей спиной. Ни единого звука не доносилось до слуха юноши, но Гарри знал - он там. Теплые пальцы коснулись кистей, ласкающе поднялись по рукам и слегка сжали плечи под тонкой рубашкой. Едва заметно пощекотали шею и скользнули на грудь, замыкая объятия. Не поворачиваясь, Гарри откинул голову на чужое плечо и медленно выдохнул невольно задержанный воздух.

- Я скучал, - чуть слышно прошептал он.

Тепло и темнота обволакивали юношу обманчивым покоем. Время стало густым и тягучим. Каждая секунда, словно капля сладчайшего нектара, стекала и разбивалась о бесконечность. Пульс времени слился с биением сердца: медленно… еще…медленнее… Гарри постарался сбросить блаженное оцепенение и прислушался. Звук, неотчетливый вначале, нарастал. Шипящий и чуть похрустывающий, казалось, что стремительный ручей перебирает мелкую гальку, выискивая драгоценные сердолики. Пробился запах. Да, явно не ручей. Он был терпким, сухим, вызывал инстинктивное чувство опасности. Давно позабытым могуществом веяло от него, животной страстностью и ненасытной жаждой. Хотелось испить его до дна, поглотить и позволить пожрать себя…

Пространство плыло и колебалось вокруг обнявшейся пары…

- У меня есть для тебя сюрприз, - прошептал голос фантома, - расслабься.

- Что сегодня?

Любимые губы приблизились к уху, вызвав волну невольной дрожи.

- Сегодня - огонь…


Захлебнувшись собственным криком, Гарри буквально вытолкнул себя из сна. Сердце бешено колотилось. Влажные простыни комком сгрудились под поясницей. И было жарко, невыносимо жарко… Опаляющий воздух врывался в легкие, не принося ни прохлады, ни облегчения. Страх, боль и вожделение сотрясали тело юноши. А в голове неумолимо бился вопрос: "Кто???… Кто… ОН??? И почему я так уверен, что это именно ОН???"…..

***

ОН сидел в мягком кресле почти вплотную к камину. ОН не чувствовал жара пламени. Огненные всполохи отчаянно тянулись к мужчине в бесплотной попытке утешить, ободрить, пообещать… Смертельный лед сковал сердце жалящими тисками. Как холодно, ужасающе холодно. Лед и огонь одинаково больно обжигают. Как ЕГО мальчик сможет вынести это? Лед и огонь, лед и огонь, лед и огонь… Интересно, как долго надо повторять это, чтобы страшная правда потеряла свой смысл?… Лед и Огонь…

ОН, словно завороженный, протянул руку и подставил ладонь пламени. Яркий оранжевый язычок ласкающе обхватил длинные пальцы, игриво прошелся по линии жизни и скользнул выше. Странные шрамы, браслетом опоясывающие запястья мужчины, вспыхнули неожиданно холодным белым светом. Старинные символы плыли, переплетались и складывались в заклятия, полные несокрушимой древней мощи. Они несли чувство вечной красоты, совершенства, очищения и… надежды.

***

Вежливый стук в дверь оторвал Северуса Снейпа от изучения содержимого собственного стакана. "Кого там еще принесло?" - недовольно подумал он.

Профессор Дамблдор приветливо улыбнулся на его раздраженную гримасу.

- Северус, возможно сейчас не самое подходящее время, но нам пора поговорить.

Снейп передернул плечами и приглашающим жестом распахнул дверь.

- Скотч, директор?

- Да, пожалуй, мне сейчас стоит выпить.

Дамблдор подвинул второе кресло ближе к камину и уютно расположился в нем.

Сколько длилось тягостное молчание ни одни из них не смог бы точно определить. Оба всматривались в янтарную жидкость, играющую в стакане, и каждый видел в ней свою печаль, свою вину, свою тревогу.


- Северус, ты не можешь, дольше скрываться в своих подземельях, - начал экзекуцию Дамблдор.

- Альбус, еще целая неделя до окончания рождественских каникул. У меня есть право на отдых?

- Есть, - грустно согласился директор, - но ты нужен ему.

- Он и сам неплохо держится. Четвертый день, как Поттер пришел в сознание, а никто из его дружков так и не заподозрил об истинном состоянии его памяти, - хмыкнул Снейп.

- Но остались сны.

- После того первого раза не было больше ни одного всплеска силы.

- Его друзья не помогут ему с этим справиться. Только ты…

- Мне надоела это банда гриффиндорцев! - прервал директора Мастер Зелий, - Черт возьми, Альбус, какого дьявола они крутятся тут? Да еще эти близнецы Уизли каждый день шатаются по замку! Какого дементора им не сидится в их проклятом магазине в Хогсмиде?!

- Вот об этом я и хотел бы поговорить с тобой, - удовлетворенно вздохнул Дамблдор, - видишь ли, как ты верно заметил, до конца каникул еще неделя, и я так ненавязчиво посоветовал ребятам поехать отдохнуть.

- "Ненавязчиво", - саркастически хмыкнул Снейп.

- Я убедил их, что Гарри необходимо восстановить силы, и лучше всего это ему сделать в тишине и покое.

- Ага, и они послушались?

- Ну да! Насколько мне известно, мистер Рон Уизли уехал в гости к мисс Грейнджер. Кстати, они прихватили с собой Джинни и Драко Малфоя.

- Ну и чему тут радоваться, - недовольно пробурчал Снейп, - то же мне "сладкая парочка"! Интересно, что скажет Люциус, когда выйдет из тюрьмы?

- А ты так уверен, что он оттуда скоро выйдет? - с неподдельным интересом спросил Дамблдор.

- А вы сомневаетесь? - поддел Северус.

- Полтора года - большой срок, а Драко нужен отец.

Снейп счет за лучшее не комментировать последнее замечание главного романтика Хогвартса. Ему трудно было понять вечный альтруизм Дамблдора. Кроме того, Люциус совершенно не претендовал на звание "лучший отец десятилетия". Да и Бог с этими Малфоями, они друг друга стоят. Кое-что в словах директора заслуживало особого внимания. Гарри действительно нужна поддержка … поддержка настоящего Повелителя Стихии.


***

Тишина. Наконец-то тишина.

"Я устал, устал, устал…", - бездумно повторял про себя Гарри, направляясь на ночлег в больничное крыло.

*Ради Создателя нашего, заткнись, пожалуйста*, - не менее устало попросил Поттера Голос.

За эти несколько дней Гарри почти привык к чужому ментальному присутствию. И даже находил его более предпочтительным, чем все приятели, с которыми он имел несчастье заново познакомиться, к полнейшему их неведению, кстати. По крайней мере, он открывал свой хмм… "рот" намного реже остальных. После пары приступов вполне обоснованной паранойи, юноша понял: это был не внутренний голос и не второе "я", так что статус "больного" ему пока не грозил. Напротив, это был кто-то намного веков старше и на несколько тысячелетий мудрее. И еще он казался ему… родным.

"Бред", - в очередной раз взбрыкнул Гарри.

*Это называется голос крови. Ты никогда не поумнеешь, Поттер *, - обречено заключил Голос.

"Ну, раз все попытки сделать из меня "человека" тебе кажутся бесполезными, почему бы тебе не отправиться восвояси?"

*Ты сам призвал меня. К сожалению*

"Не выжимай из меня слезу. Тебе это не поможет", - съязвил молодой человек.

*После длительного общения с тобой мне уже никто и ничто не поможет*, - не остался в долгу его оппонент.

"Раз я тебя призвал, я тебя и отзываю. Проваливай, у меня и без тебя голова раскалывается".

*Она у тебя раскалывается, потому что пустая*.

"Нда, и кто же в этом виноват?"

*На риторические вопросы не отвечаю!*

От неожиданности Гарри сбился с размеренного шага и замер в оцепенении.

"Ты знаешь! - дошло до него. - Ты, чертов маразматик, все помнишь и молчишь!!!"

*И как же мои знания помогут тебе, позволь спросить?*

"Ты можешь мне все рассказать!" - не унимался юноша.

*Если я не ошибаюсь, ты проявил просто чудеса изобретательности, добиваясь того, чтобы тебе поведали твою собственную жизнь. Чего и добился в десятке интерпретаций и даже в стихах!* - хохотнул Голос. И Гарри невольно покраснел, вспомнив "невинную" шутку близнецов.


"Ты можешь рассказать мне то, чего они не знают! То, что не знает никто!!!"

*А ты, значит, уверен, что это что-то есть?* - вкрадчиво поинтересовались у молодого человека.

"Да, - задумчиво сказал Гарри, - есть".

*Тогда прими мой совет. Не бойся снов. Прекрати блокировать их. Поверь, в них ключ к твоей памяти и твоей силе*.

"Силе…"

Глава 3

Удобно расположившись на почти родной кровати и дожидаясь мадам Помфри, Гарри постарался подвести краткий итог всей обрушившейся на него информации.

Итак: он волшебник.

*Ценное наблюдение*.

"Заткнись!"

Говорят, что великий волшебник…

*Ценнейшее наблюдение*.

"Заткнись!"

И главная заноза в заднице какого-то Вольдеморта.

*Ха-ха-ха*.

"Заткнись-заткнись-заткнись".

*Поттер, на данный момент - на данный - Вольдеморт - наименьшая из твоих проблем*.

"А наибольшая какая?"

*Твоя непробиваемая бестолковость! Право, теперь я не удивляюсь, что Стихия позвала меня!*

Этот содержательный мысленный диалог прервала мадам Помфри с дымящимся кубком в руках.

*Приятных снов, Поттер*, - явно ухмыляясь, попрощался Голос.

"И тебя туда же", - мрачно ответил Гарри.

Выпив неизменную сонную отраву, юноша впервые со сладким предвкушением погрузился в сон. И не заметил, как над ним склонилась высокая черная фигура.

- Что сегодня?

Любимые губы приблизились к уху, вызвав волну невольной дрожи.

- Сегодня - огонь…

И последний свет погас.

Больше всего это было похоже на полёт. Сердце замирает, проваливается и начитает биться судорожным пульсом под ложечкой. Наверное, так себя чувствуешь на карусели… Только дыхание не перехватывает… его просто нет…Гарри сам стал дыханием, легчайшим и стремительным потоком… вихрем чистейшего ослепительного пламени. Холодный огонь звезд, жаркая река лавы, резкая вспышка молнии… "И все это Я, … я… я …", - билось восторженное осознание. Боль, свет, истома, покой, тьма…. Он видел, но у него не было глаз, он чувствовал, но у него не было тела… У него не было сердца, но он любил…


Сила развеяла его на молекулы и собрала снова.

Гарри очнулся, стоя в огненном кольце. Глубоко вздохнул, пропуская через сознание потоки энергии, медленно раскинул руки. И пламя взвилось стеной, приветствуя своего нового Повелителя.

- Где ты? - крикнул в пустоту Гарри, - Ты слышишь меня?

- Я всегда слышу тебя, - прошептал ему на ухо призрачный голос возлюбленного.

- Ты нужен мне! Нужен как никогда!

- Я всегда с тобой. Ты - Огонь. Я необходим тебе.

- А ты? Кто же тогда ты?

- Я - Воздух…. Твой Воздух, любимый…

Гарри медленно открыл глаза и попытался осознать, что изменилось. Так странно и знакомо было ощущение раскаленной мощи в теле. Огненные струи рвались с кончиков пальцев, просились на волю, чтобы выплеснуться неуправляемым буйством. И юноша понял. Мир вернулся, его мир. Стал таким же ярким, большим, опасным.

И не хватало только одного. Он так и не увидел лица… лица человека, без которого ему этот мир был не нужен.

***

Северус мягко выскользнул из сновидения юноши. Он сидел на полу, положив голову на постель Гарри и слегка сжав его руку. С трудом поднялся и выпрямил затекшую спину. Мужчина молча стоял, не в силах отвести взгляд от юного лица, что значило для него так много. "Твой Воздух, любимый…", слабым эхом угасал его собственный голос. "Он не вспомнил! Не вспомнил о нас! - билась отчаянная мысль. - Мне не пробиться сквозь Лёд. Эта чужая Стихия и для него, и для меня. Но для моего мальчика Вода особенно опасна". Возвращаясь в подземелья, Северус машинально массировал ноющие запястья… Сегодняшняя ночь далась ему не легко.

***

*Ты вспомнил*, - Голос не спрашивал.

"Да, почти все. Почти. Мне больно".

*Понимаю. Знать, что любишь, но не помнить кого*.

"Мне кажется, еще чуть-чуть, один взгляд, один шаг, и я увижу … узнаю ЕГО".

*А ты уверен, что действительно хочешь этого?*


"Не знаю. Страшно. Почему у меня такое чувство, словно я потерял его?"

*Может это действительно так*.

"Нет. Он жив, я уверен. И он в Хогвартсе!"

*Иногда, потеря не означает смерть, Поттер*, - еле слышно прошептал Голос.

Оставалось еще полчаса до завтрака, и молодой человек надеялся, что успеет осуществить маленькую идею, мелькнувшую в уме.

Гарри стал лихорадочно одеваться. Он не будет сидеть и ждать чуда. Он все выяснит, сделает все, что задумал, не забудет всех, кто поможет, а с остальными!!!!! "Боже! - задохнулся Гарри от внезапно накатившей ярости, - Откуда это?! Это не мои эмоции!"

*Гарри, Гарриии! Успокойся, - пытался пробиться к сознанию юноши Голос. - Контроль, Поттер! Ты не можешь терять контроль! Возьми себя в руки. Вот так. Умница!*

"Что это?? Что еще за хренотень на мою голову? - дрожащим голосом возмутился Поттер.

*К тебе пытались пробиться. Неужели не понятно? И использовали для этого Стихию*.

"Это был не Огонь!"

*Что ж, значит, это была другая Сила", - заключил Голос.

"Господи! Только этого не хватало! Мне нужно побыстрее узнать, что случилось две с половиной недели назад. Я не могу вспомнить, как получил травмы. И совершенно непонятно, что у меня с глазами, - юноша чуть помедлил, раздумывая. - Кажется, я догадываюсь, кто может мне многое рассказать".

***

- Ремус, можно побеспокоить тебя? - Гарри с нежностью заглянул в такие родные золотистые глаза.

- Конечно, Гарри, проходи, - Профессор по Защите от темных сил приветливо распахнул дверь своего кабинета. Гарри с удовольствием огляделся, еще раз поразившись царящему здесь аскетизму. Стол, заваленный, без сомнения, домашними работами студентов. "Наверное недавно было полнолуние, и Рем не успел все проверить". Жесткий стул, кресло, в котором сам Гарри не раз засыпал перед камином, маленький буфет и книжные стеллажи, занимающие все свободные стены. Юноша любил бывать здесь.


- Ты чем-то обеспокоен, Гарри, - голос Люпина прозвучал немного напряженно.

- У меня возникло несколько вопросов, Рем. Возможно, ты сможешь на них ответить.

Профессор Люпин откинулся на спинку стула и еще раз внимательно вгляделся в лицо Гарри.

- Ты вспомнил, - нейтральным тоном произнес он.

- Не все. Так ты знал?

- О твоей памяти? Да. Все преподаватели знали.

- Вот как, - протянул Гарри, - что произошло, Рем, почему я потерял память?

- Гарри, не уверен, что я тот, кто должен тебе это рассказать. Да я и не знаю всего.

- Расскажи, что можешь. Пожалуйста, для меня это очень важно!

Некоторые время царило молчание.

- Давай договоримся, - наконец произнес Люпин, - ты будешь задавать вопросы. Если смогу, я отвечу тебе. Если нет… Обещаю не лгать. А ты обещай не настаивать на ответе, если это будет не в моих силах.

- Обещаю, Ремус… И спасибо тебе, - Гарри в который раз поразился волне тепла и любви, что исходила от его любимого преподавателя.

"Может это ОН, мой возлюбленный?"

*Хорошо бы!* - хмыкнул Голос.

- Начинай, - тепло улыбнулся Люпин.

- Что собственно произошло? Вольдеморт в очередной раз наткнулся мордой на палку?

- Почти, Гарри. Темный Лорд опять инициировал вашу встречу, только на этот раз в ход была пущена какая-то сила, природу которой я не понимаю.

- Именно этот удар и спровоцировал потерю памяти?

- Не совсем.

- Ремус…..

- Ну хорошо. Ты ответил ему. Я не понимаю, как и чем именно. Но это был почти катаклизм. Ужасное зрелище, должен сказать. Мне до сих пор это снится. Ты и Темный Лорд, и огненный шар, поглощающий вас… а потом тишина, - Люпин нервно передернул плечами.

- Сила Стихий, - пробормотал Гарри, - Вольдеморт жив?

- Это пока неизвестно.

- А что у меня с глазами?


- Я действительно не знаю. Это появилось после того, как тебя уже нашли. Когда ты пришел в себя, Дамблдор велел всем не тревожить тебя вопросами.

- Кто нашел меня?

- Тебя принес в Хогвартс профессор Снейп.

- Вот как, - поразился юноша, - Профессор Снейп…

- Ладно, Гарри, нам пора на завтрак.

- Хорошо, Рем, но мы еще не закончили наш разговор.

- Скорее твой допрос, - улыбнулся Люпин.

Гарри не ответил. Его лицо озарилось хищной улыбкой. Поттер не привык отступать. Он добьется ответов. Юноша уже наметил себе новую жертву.

Глава 4

Назвав профессора Снейпа своей жертвой, Гарри, конечно же, погорячился. Высокий черноволосый бледнолицый мужчина совсем не походил на легкую добычу. Сидя чуть наискосок от профессора за общим обеденным столом, Поттер исподлобья рассматривал Мастера Зелий. Отточенные неторопливые движения, нахмуренные брови, явственная аура высокомерия и холодности. Гарри очень плохо помнил, каким был последние месяцы этот мужчина. Некоторые события и люди в них были словно покрыты легким туманом в его памяти. Этот туман то редел маленькими просветами, то опять сгущался, и не было времени сфокусировать сознание и четко разглядеть тайны памяти. А дымка на всем, связанном с Мастером Зелий, была особенно густа. Гарри продолжал отрешенно наблюдать за ним и поймал себя на мысли, что любуется этим загадочным человеком. Теплая волна поднялась в глубине тела юноши, ладони потеплели, в зеленых глазах прибавилось сияния, а непослушная чёлка начала чуть-чуть шевелиться, как от легчайшего дуновения ветерка. "Как мне все это знакомо, - успел подумать Гарри, - как…"

- Поттер, Вам еще не надоело пялиться на меня? - спросил его раздраженный голос Снейпа.

И в тот же момент ясное зачарованное небо в Большом Зале озарилось мощным ослепительным разрядом молнии. А профессор Снейп внезапно схватился за охваченные обжигающей болью запястья.


Гарри вздрогнул от неожиданности, сбросил с себя странное оцепенение и огляделся. Сильно пахло озоном. Большинство преподавателей вскочили с мест, явно не понимая происходящего. Только Дамблдор сохранял полное спокойствие и не отрывался от своего любимого мусса из взбитых сливок. Да Мастер Зелий сидел неподвижно, ошарашено и с какой-то совершенно непонятной надеждой не сводил глаз с Поттера.

*Да, парень, умеешь ты привлечь к себе внимание*, - вынырнул из сладкого забытья Голос.

"А я-то здесь при чем?" - нашел в себе силы возмутиться Гарри.

*Ну конечно, ягненочек, ты совершенно ни при чем! Подумаешь, швырнулся парой молний! Так, мааааленькая разминка после завтрака!"

"Это не я!" - категорично отказался от проступка юноша.

*Ага, это я, наверное!*

"Наверняка".

*Ты не наглей, - на всякий случай предупредил Поттера Голос, - лучше взгляни-ка на Снейпа. Что-то он взбледнул больше обычного*.

"Да здесь все взбледнули, включая и меня".

*Нет, он не испугался. Да взгляни ты повнимательнее. Ему больно!*

Северус Снейп, все еще не отрывая полыхающего взора от Поттера, чуть прикусил губу и постарался выровнять дыхание. Когда глаза Гарри вернулись на его лицо, он опустил взгляд, поспешно поднялся из-за стола и, извинившись, стремительно покинул Большой Зал.

А Гарри оставалось только заворожено смотреть на несколько ярко красных кровавых капелек, оставшихся на белой салфетке профессора.

*Ну что ты застыл? - взвыл Голос, - Догони его, пока остальные тут суетятся*.

"Зачем? Судя по его физиономии, ему сейчас будет точно не до меня".

*А может как раз наоборот, именно сейчас ты сможешь что-нибудь вытрясти из него*.

"Пару непростительных заклятий, например", - насмешливо фыркнул юноша.

*Ты бы не скалился, а лучше спросил бы себя: почему Снейп отреагировал на спонтанный всплеск твоей Стихии так… болезненно?*


"Это, конечно, вопрос… Он как-то связан с Огнем… Но ведь это невозможно! Я точно знаю, что может быть только один Повелитель Стихии. И только после его смерти Сила выберет другого носителя. И то, если захочет!"

*Значит, эта связь другого порядка*.

"Какая у меня может с ним быть связь?" - недоуменно вопросил Поттер.

*Тебе виднее*, - дипломатично заметил Голос.

"Надо найти этого… Профессора".

Гарри, чуть нервничая, поднялся со стула и под несмолкаемый шум причитаний выскользнул за дверь. Сердце бешено колотилось в горле, пока он бежал к подземельям. Он бежал, совершенно не думая о дороге, сворачивал в нужные коридоры, взлетал по знакомым лестницам; подсознание вело его. С неосознанным предвкушением он постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, распахнул ее. Увиденное заставило юношу на мгновение застыть, а затем с коротким вскриком подскочить к скорчившемуся у камина мужчине. Снейп сидел на коленях. Невыносимое страдание было написано у него на лице. Шрамы на руках Северуса горели нестерпимым бело-голубым светом. Кровь стекала крупными тяжелыми каплями и, подсвеченная этой феерией, добавляла алые блики в плывущие по стенам белые всполохи. Гарри со всхлипом рухнул рядом с Мастером Зелий и протянул свои дрожащие ладони к его рукам. Огненная Сила, послушная его желанию, плавно потекла к израненным запястьям мужчины. Вновь открывшиеся рубцы, постепенно исцелялись, оставляя после себя белые старые шрамы. Боль утихла, свет погас. Черные глаза Снейпа пристально взглянули на юношу, и он увидел слезы, вытекающие из абсолютно ясных чисто-зеленых и таких любимых глаз. Пугающий серебристый ободок исчез. Руки Гарри давно знакомым жестом легли на бледные щеки мужчины, ласкающим движением скользнули выше и зарылись в черные волосы. С безотчетной нежностью пальцы ласкали длинные пряди, и юноша всем телом приник к Северусу.

- Сев…, - с тоской успел прошептать Гарри, прежде чем потерять сознание.

***

Теплые волны удовольствия кружили голову. Молодой человек еще крепче сжал пальцами простынь и выгнул спину навстречу рукам и губам, что жалили сзади опьяняющими прикосновениями. Один позвонок, второй, третий…Руки методично спускались вниз. Казалось, еще мгновение и… Короткий разочарованный полувсхлип полустон вырвался из горла юноши, когда они исчезли. Но губы тут же заменили собой руки и повторили это сладостное исследование. Тягучие нежные поцелуи замерли на соблазнительной впадинке внизу спины, и мужчина слегка подул на влажную дорожку.

- Пожалуйста, возьми меня, - молил Гарри.

- Терпение, любовь моя.

- Сев, ты мучаешь меня.

- Ты такой нетерпеливый, такой юный…Ты мой.

Короткий рывок, и Гарри вскрикнул, почувствовав желанное вторжение. Медленные сладкие толчки плоти внутри него, его собственная эрекция захваченная умелой рукой. Воздух и Огонь в неразрывном объятии, таком же тесном, как и сплетенная пара на смятой постели… Все кружит-кружит-кружит…

Гарри медленно выплывал на поверхность, приходя в сознание…

***

Нахальный луч солнца все-таки пробился сквозь плотно задернутый полог и упал точно на лицо юноши. Гарри чуть приоткрыл глаза, и холодный иней остро сверкнул из-под темных ресниц. Медленное кружение в голове постепенно успокаивалось. И было хорошо. Впервые за последние несколько дней было действительно хорошо. Тело расслабилось и упивалось ласковой истомой. Губы сами собой расползались в нежной полуулыбке. А нос улавливал знакомые, давно любимые запахи свежей мяты, календулы и острые ароматы сухих трав.

Полог вдруг распахнулся, и появившийся в проеме мужчина взволнованно вгляделся в юношу. Черные глаза встретились с зелено-серебристым взором, и Снейп чуть пошатнулся, с трудом сдержав стон отчаянья.

"Лед, лед! Опять лед в его глазах!"

- Северус…

Снейп вздрогнул от неожиданности. Холодный взгляд Гарри совсем не соответствовал хриплым возбуждающим ноткам в его голосе. С трудом погасив снова вспыхнувшую надежду, равнодушно произнес:


- Мистер Поттер, если я не ошибаюсь, я не давал Вам никакого повода к подобной фамильярности.

- Северус, я сегодня уже успел сказать, как я люблю тебя?

- Гарри, - поперхнулся Снейп, - что ты говоришь?

- Я говорю, что люблю тебя, - прошептал Поттер.

- ТЫ вспомнил?! - все еще не верил в очевидное Северус.

- Знаешь, мне кажется, я до конца и не забывал. Я уверен, и в забвении, и в смерти мое тело и моя душа будут помнить, ждать и звать только тебя, Северус. Нет, я не забывал. Мне снились темные непонятные сны. Я, Огонь, Воздух, руки, объятия и поцелуи. Я чувствовал страсть, текущую вместо крови по венам, ожоги на местах поцелуев, всю вселенную внутри себя и оглушающую пустоту вокруг нас. Все это видел, чувствовал и знал… только сквозь тонкую оболочку льда. Раньше этого не было. Не было этой боли. Этого холода. Что со мной, Северус?

Снейп чуть помедлил, а затем осторожно присел на край кровати. Протянул руку и нежно прошелся по лицу Гарри, словно стараясь убедиться в его осязаемости. И острое пронзительное счастье заполнил его до краев. Его мальчик, его любимый, самый важный для него человек. Здесь, рядом!

- Это тот шанс, что выпадает только таким счастливчикам, как ты, - наконец улыбнулся Мастер Зелий.

- А подробнее?

- Что ты помнишь про Стихии?

- Ну… знаю, что я Повелитель Огня… ты - Воздуха. И мы едины.

- Верно. И природа твоей Стихии такова, что только между нами возможен симбиоз. Но ведь Стихий четрые.

- Погоди! Вольдеморт. Он тоже Мастер Силы? Да?

- Вода…

- Ну и что? - недоуменно спросил Гарри.

- Не догадываешься? Огонь-Вода… Вы полные антиподы… Только у Воды несколько воплощений… Вольдеморт предпочел Лед.

- Послушай, я понимаю, мы с ним противоположности. Но ведь у меня нет никакого желания полностью его уничтожить. Почему же его так распирает?


- Стихия накладывает отпечаток на личность своего носителя. Она несет определяющее качество, свойственное ей.

- Какое качество, - запутался Гарри.

- Хмм… Что ж, тебе необходимо это знать. Земля олицетворяет надежность, твердыню. Воздух - жизнь. А вот Вода может существовать в трех состояниях, и начало Льда - власть.

- А Огонь? Что представляет собой Огонь?

- Огонь - это сила, Гарри.

- Сила, - задумчиво протянул Гарри, - Северус, но ведь раньше не было таких противостояний. Я имею в виду, мы же не первые в истории носители.

- Не первые, конечно. Но за все время наследования Сил, только один раз одновременно жили все четыре Повелителя Стихий. До этого времени.

- Основатели, - потрясенно прошептал Гарри.

- Точно, - нежно улыбнулся Северус.

- Ты, я, Вольдеморт… кто четвертый?

- Дамблдор, конечно. Пока он жив, Хогвартс - его твердыня - не падет. И еще, никогда ранее ни один Повелитель не мог завладеть Силой другого. Тебе же это как-то удалось.

- Ты хочешь сказать, что иней в глазах…

- Это знак. Ты подчинил себе чуждую и, заметь, враждебную Силу. И для тебя это не прошло бесследно.

- Но ведь ты тоже смог сделать подобное. Эти шрамы на твоих руках - это символы Огня, заклятия, позволяющие призывать мою Стихию.

- Это сделал не я, а ты.

- Что ты хочешь этим сказать? Я не помню нападение.

- Когда на меня напал Вольдеморт, он использовал Силу Льда, а ты вытолкнул меня из-под удара. Что между вами произошло дальше, никто не видел. Но результат у тебя на лице. Вернее в глазах, - хмыкнул Снейп, - хотя я даже не могу предположить, во что это выльется.

- Думаю, это выяснится со временем.

Гарри откинулся на подушку и устало прикрыл глаза. Вид у него был измученный. Еще бы, вся эта потрясающая информация требовала немалого времени для усвоения. Северус нежно укутал задремавшего юношу. Теперь все будет хорошо. Все вернется. Гарри справится с чуждой Стихией. Он, Северус, поможет своему любимому. Никому и ничему он не позволит вновь встать между ними. Мужчина осторожно прикоснулся губами к виску юноши, провел дорожку из невесомых поцелуев вниз по щеке к еле заметной ямочке на подбородке. И, наконец, приник к губам Гарри нежным касанием. Молодой человек слегка приоткрыл рот, приглашая к дальнейшему исследованию. И язык Снейпа ворвался в сладкое знакомое пространство. Тягучие, как и прежде, секунды послушно замедляли свою капель на чашу весов времени, позволяя двум мужчинам слиться в прежнем восторженном единении.

И только еле заметная холодная нотка нарушала эту гармонию…



следующая страница >>