litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3
I. Введение



Права человека в настоящее время являются одним из важнейших императивов как международной, так и внутригосударственной политики. Их соблюдение и защита является своеобразным критерием, который показывает «зрелость» государства в отношении демократических и гуманитарных ценностей.

Соблюдение прав и свобод человека не только способствует раскрытию потенциала личности, её самосовершенствованию, но и, в конечном итоге, укреплению государства. Партнёрские отношения общества и власти, развитые институты гражданского общества являются непременными условиями цивилизованного разрешения политических и социальных конфликтов с учётом противоречивых и разнонаправленных групповых интересов, достижения и поддержания гражданского мира и социального согласия в обществе.

Права и свободы человека являются естественным общественным регулятором государственных интересов, они должны определять настоящую и перспективную государственную политику всех субъектов Российской Федерации, в том числе и Карачаево-Черкесской Республики.

В докладе по итогам деятельности Уполномоченного по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике в 2006 году затронуты наиболее актуальные проблемы обеспечения защиты прав и свобод граждан, гарантированных Конституциями Российской Федерации, Карачаево-Черкесской Республики, освещены наиболее характерные нарушения.

Данный доклад, пусть не в полной мере, но отражает нашу действительность. В основе его материалов использованы обращения и жалобы жителей республики, которых, что называется, сама жизнь заставила искать помощи у Уполномоченного. Их рассмотрение позволяет сделать вывод о том, что нарушения конституционных прав граждан, по-прежнему, остаются достаточно распространенным явлением.

В ряде случаев наличие этих нарушений обусловлено объективными причинами, характерными для государства и общества в целом и связанными, прежде всего, с отсутствием или некоторой неопределенностью законодательной базы, регламентирующей порядок реализации прав граждан, определенных Конституциями Российской Федерации и Карачаево-Черкесской Республики.


На объективные причины нарушений законных прав и интересов граждан накладываются факторы субъективного порядка. Как и ранее, это ненадлежащее исполнение должностными лицами своих обязанностей ввиду либо слабого знания ими законодательства, либо прямого игнорирования требований закона под предлогом невозможности или «нецелесообразности» его исполнения. Некоторые государственные органы и учреждения, их должностные лица не всегда и не в полной мере осознают, что защита, обеспечение и отстаивание прав и свобод человека и гражданина должны составлять основу их повседневной деятельности, что им самим необходимо инициировать защиту и восстановление прав и свобод человека. Наблюдаются и случаи безнаказанности или корпоративности в оценке деятельности работников, допустивших в отношении граждан действия, несовместимые с требованиями законодательства. Нередко в основе нарушений прав человека лежит правовой нигилизм и правовое невежество как тех, кто нарушает права человека, так и тех, чьи права нарушаются. В то же время, низкая правовая грамотность подавляющей части населения порождает его бессилие перед произволом должностных лиц.

Уполномоченный по правам человека считает, что работа по обеспечению и защите конституционных прав граждан - это не только задача Уполномоченного, но и других организаций и ведомств. Отношения с ними строились и будут строиться, как и прежде, на конструктивной основе, базироваться на точных выводах и оценках состояния правозащитной ситуации, уважительном отношении к правам и свободам человека и гражданина.

Доклад не претендует на полное и всестороннее изложение правозащитной ситуации в регионе, он основан на обобщении и анализе только тех фактов, с которыми Уполномоченный и сотрудники аппарата в течение года столкнулись в своей работе.

Надеемся, что предложения и выводы, содержащиеся в настоящем докладе, будут способствовать обеспечению и защите прав и свобод человека и гражданина, формированию гражданского общества и правового государства.



II. Анализ обращений, жалоб и заявлений, поступивших в аппарат Уполномоченного, опыт работы и проблемы.


В целом за 2006 год в аппарат Уполномоченного по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике обратилось 780 граждан, это практически столько же, сколько и в 2005 году, что подтверждает некоторую стабилизацию положения в республике.

Наибольшее количество обращений к Уполномоченному по правам человека составили жалобы:

- на органы государственной и муниципальной власти – 32%;

- на правоохранительные органы – 17%;

- на решения судов различных инстанций – 12%.

Значительную часть поступивших жалоб и заявлений составили вопросы социального направления, пенсионного и лекарственного обеспечения, предоставления различных льгот, приватизации общежитий, неудовлетворительного состояния жилья – 21%.

Практически по-прежнему в процентном отношении остается количество обращений граждан по вопросам нарушения жилищных прав и коммунального обслуживания, очень много обращений, связанных с просьбами об оказании помощи по ликвидации последствий стихий 2002-2004 годов.

Увеличилось число обращений жителей республики на нарушения норм Градостроительного кодекса и права на благоприятную окружающую среду.

По всем обращениям были проведены проверки, давались рекомендации и заключения по устранению нарушений действующего законодательства. Многие заявления по подведомственности направлялись в правоохранительные органы для принятия мер реагирования. Есть письменные обращения, которые направлены по подведомственности в другие организации и органы государственной и муниципальной власти.

Имеют место случаи, когда к Уполномоченному граждане обращаются с вопросами, не входящими в его компетенцию или связанными с нарушениями прав граждан в других субъектах РФ, а иногда и в других странах, в каждом конкретном случае даются разъяснения о необходимых действиях заявителей для восстановления своих прав, оказывается практическая помощь. В то же время, если анализ конкретной жалобы показывает неординарный характер создавшейся ситуации, то в таком случае предпринимаются все меры для оказания эффективной и действенной помощи заявителю, организуется встреча с должностным лицом, от которого зависит решение данного вопроса, направляются запросы в другие субъекты РФ. Для ускорения разрешения поднятых в обращениях вопросов, касающихся нарушений прав заявителей в других субъектах РФ, запрашивается поддержка и помощь Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченных по правам человека в тех субъектах, где они имеются. Такое заявление остается на контроле вплоть до разрешения дела по существу поставленного вопроса.


На конец отчетного периода не разрешенных обращений осталось – 23.

Зарегистрировано входящей корреспонденции - 672, исходящей - 772.

В большинстве обращений, поступивших в адрес Уполномоченного, просматриваются нежелание чиновников различных структур и ведомств заниматься проблемами конкретного человека, игнорирование действующего законодательства и, как результат, произвол и беззаконие, попрание элементарных норм и правил, часто прикрываемые многочисленными нормативно-правовыми актами, а порою и халатным отношением чиновников к исполнению своих обязанностей.

Подход бездушного отношения к своим гражданам со стороны государства мы хорошо видим на характерном примере эволюции порядка присвоения звания «Ветеран труда».

В так называемые «застойные времена» это звание присваивалось практически всем, кто имел необходимый трудовой стаж, добросовестно относился к работе, достаточно было при оформлении трудовой пенсии обратиться с ходатайством в администрацию по месту жительства. Правда, нужно честно признать, наличие данного звания не давало особых материальных благ, приносило в основном только моральное удовлетворение. С резким падением жизненного уровня льготы, предоставляемые с присвоением звания «Ветеран труда», стали реально значимыми для граждан. Каждый стал стремиться к присвоению этого звания. Люди стали приходить к Уполномоченному за помощью и содействием. К великому сожалению, в этом вопросе произошли законодательные изменения, причем не в пользу многих граждан.

До введения в действие Федерального закона №122-ФЗ порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определялись Указом Президента Российской Федерации, предусматривавшие, что это звание присваивается органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по представлению документов органами социальной защиты населения по месту жительства. Федеральный закон №163-ФЗ «О внесении изменений в статью 7 Федерального закона «О ветеранах», по сути, не изменил существующую систему присвоения, определив лишь только то, что порядок и условия присвоения теперь возложены на субъекты Российской Федерации, то есть правительство Карачаево-Черкесской Республики, которое тут же пересмотрело их и внесло существенные поправки. С этого момента каждый гражданин, имеющий право на присвоения звания «Ветеран труда» должен представлять документы исключительно в министерство труда и социального развития Карачаево-Черкесской Республики, то есть не по месту жительства, а только лишь добравшись до столичного центра. Налицо просматривается «исключительная забота» о гражданах республики, в большинстве своем из социально незащищенных слоев населения и не имеющих средств на осуществление таких поездок. Кроме этого, удивляет и факт внесения в Порядок следующего текста: звание «Ветеран труда» присваивается только лицам «постоянно или преимущественно проживающим в Карачаево-Черкесской Республике». А как же быть тем, которые перед пенсией приехали на постоянное место жительства в республику? У них что же, теперь не имеется такого права? Вот такое на практике «не ухудшающее положение граждан» действие законов.


Показательным примером «всеобъемлющей заботы» о гражданах нашей страны является и такой факт. В адрес Уполномоченного поступило письмо от жительницы города Черкесска следующего содержания: «Я являюсь «Ветераном труда», а за годы работы в Великую Отечественную войну награждена медалями «50 лет Победы над Германией», «60 лет Победы над Германией» и многими другими. Удостоверение к медали «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны» я получила 09.11.1994 года, а вот медали до сих пор нет. Хотя при вручении меня убедили, что я получу ее в течение короткого времени». Уполномоченный направил запрос в Управление Президента Российской Федерации по кадровым вопросам и государственным наградам, на который получен ответ за подписью заместителя начальника управления Президента Российской Федерации по кадровым вопросам и государственным наградам: «Комиссия по государственным наградам при Президенте СССР в 1990 году приняла решение о выдаче труженикам тыла только удостоверения к медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.»». Юбилейные рубли миллионами штампуем, а сделать оттиск медали, которую человек заслужил и мог бы носить на груди, возможности нет. Ну не понимают некоторые чиновники, что иногда человеку необходимо не «пользование льготами», а признание заслуг перед Отечеством, выраженное в холодном, но благородном металле, который хотя бы по праздникам можно одеть на грудь и с гордостью пройти по родным улицам на радость и удивление окружающим.

И таких обращений, касающихся элементарного внимания к общечеловеческим ценностям, немало, если не подавляющая масса. И здесь не предполагается приложение неимоверных усилий, напряжений и вливания значительных денежных средств, но, к сожалению, мы лишены простого человеческого чувства сострадания, сопереживания и восприятия духовности нашего гражданина, его потребности к уважению и признанию, а не тяге к материальному благополучию.

III. Правоохранительные органы, как единая система защиты конституционных и гражданских прав граждан.



В соответствии со ст. ст. 21, 22, 23 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления, никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Содержание конституционных положений соответствует Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948 года, Международному пакту о гражданских и политических правах от 16.12.1966 года. В этих актах международного права указывается, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах, никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии, подвергаться произвольному аресту, задержанию, а также изгнанию, и каждый имеет право на эффективное восстановление основных его прав в случае их нарушения.

Традиционная для любого государства охранительная задача, в основу которой положен приоритет общечеловеческих ценностей, сформулирована и в российском уголовном законодательстве. Объектами уголовно-правовой охраны являются: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный
строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества (ч. 1 ст. 2 УК РФ).

Следует признать, что степень развития демократического государства обусловливается не только признанием властью прав и свобод
человека, но и, в особенности, наличием эффективного и действенного
государственного механизма, осуществляющего их реализацию и защиту.

Важная роль в этом отводится правоохранительным структурам, в том
числе органам внутренних дел, сотрудники которых, согласно ст. 5 Закона

«О милиции», призваны защищать права и свободы человека, обеспечивать личную безопасность граждан России. Представляется, что достижение вышеуказанной цели возможно только благодаря законной и правомерной деятельности этих органов.


В целях обеспечения взаимодействия и сотрудничества в области обеспечения государственной защиты прав и свобод граждан в феврале 2005 года между Прокуратурой, Министерством внутренних дел Карачаево-Черкесской Республики и Уполномоченным по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике были заключены соглашения, предусматривающие регулярный обмен информацией, проведение совместных совещаний и выездных проверок.

Со своей стороны Уполномоченный по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике придерживается рамок подписанного соглашения: Министерство внутренних дел и Прокуратура Карачаево-Черкесской Республики информируются о тех или иных нарушениях прав граждан, направляются ежегодные доклады, специальные доклады и информации, копии обращений о нарушениях прав граждан работниками органов прокуратуры и милиции. Проведена проверка изоляторов временного содержания с участием работников Прокуратуры Карачаево-Черкесской Республики, РОВД. В целом со стороны Уполномоченного делается многое для координации совместных действий по восстановлению нарушенных прав граждан, объединению усилий по соблюдению законности и порядка.

Но, к сожалению, такого стремления к взаимодействию и улучшению положения дел в вопросах соблюдения прав граждан работниками правоохранительных органов не усматривается ни со стороны руководства Министерства внутренних дел, ни со стороны руководства Прокуратуры Карачаево-Черкесской Республики. В работе вышеуказанных ведомств практически постоянно используется практика переадресации писем и запросов Уполномоченного по подведомственности в районы, ответы поступают за подписями тех работников, на действия (бездействие) которых и жалуются заявители. За редким исключением приходят ответы за подписями заместителей прокурора, да и те в большинстве своем носят формат элементарной отписки.

В 2006 году в адрес Уполномоченного по правам человека в

Карачаево-Черкесской Республике продолжали поступать обращения по вопросам обжалования деятельности органов внутренних дел, в том числе по вопросам проверки сообщений о совершении правонарушений.


Проблема нарушения прав и свобод человека и гражданина именно сотрудниками правоохранительных органов, вопреки тому, что они призваны охранять жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, продолжает оставаться актуальной и острой.

Применяемые правоохранительными органами в работе средства и
методы не всегда адекватны необходимым потребностям защиты прав
человека, а в ряде случаев не только не соответствуют установленным
правовым нормам, но и грубо нарушают существующее законодательство.

В своих жалобах граждане обращают внимание на неправомерные
действия сотрудников органов внутренних дел, недобросовестное исполнение служебных обязанностей, незаконное привлечение к уголовной
ответственности, отказ в возбуждении уголовного дела, а также выражают
сомнение в объективности проводимых проверок, в том числе в ходе
предварительного следствия, и т.д. Нередко граждане сообщают о волоките, допускаемой работниками милиции при разрешении тех или иных проблем, с которыми они столкнулись.

Существующая в республике ситуация свидетельствует об увеличении
количества не только должностных правонарушений, но и должностных
преступлений, таких как злоупотребление должностными полномочиями,
превышение должностных полномочий, халатность и т. п.

Необходимо отметить, что уголовное законодательство предусматривает возможность привлечения к уголовной ответственности должностных лиц в случаях, определенных Главой 30 Уголовного кодекса Российской Федерации, например, за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), халатность (ст. 293 УК РФ). Субъектом вышеперечисленных преступлений может являться только должностное лицо. Преступления, предусмотренные ст. 288 УК РФ — присвоение полномочий должностного лица и служебный подлог (ст. 292 УК РФ), могут быть совершены не только должностными лицами, но и обычными служащими государственных и муниципальных органов.


Остановимся на отдельных видах существующих нарушений прав и свобод граждан на территории республики (по материалам обращений к Уполномоченному по правам человека), которые непосредственно связаны со злоупотреблением или превышением должностных полномочий, халатностью должностных лиц и т. п.

Прежде всего, вот уже в который раз, хотелось бы остановиться на примере задержания гражданина Бабиева Б.К., который был задержан 30 июня 2004 года сотрудниками УБОП МВД КЧР в порядке статьи 91 УПК РФ, в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в порядке ст. 100 УПК РФ, а в последующем предъявлено обвинение в убийстве по ст. 105 ч.2 УК РФ.

22 июля 2004 года следователем прокуратуры города Черкесска Китоковым М.М. вынесено постановление об изменении Бабиеву Б.К. меры пресечения в виде заключения под стражу на подписку о невыезде.

В последствии, 5 октября 2004 года Бабиев Б.К. вновь был заключен под стражу по тем же основаниям и 14 апреля 2005 года начальник отдела по расследованию особо важных дел Прокуратуры Карачаево-Черкесской Республики Езаов А.И. в своем постановлении признал, что «у органов предварительного следствия исчерпаны все возможности для дополнительного сбора доказательств и привлечения к уголовной ответственности Бабиева Б.К., уголовное преследование в отношении Бабиева Б.К. подлежит прекращению за его непричастностью к совершению преступления, а избранную в отношении Бабиева Б.К. меру пресечения – заключение под стражу – необходимо отменить».

Именно в этот период содержания под стражей Бабиев Б.К. со своим адвокатом подали заявление о применении к нему со стороны сотрудников УБОП МВД КЧР Хыбыртовым М.Н. и Ешеровым А.Г. физического и психического насилия. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенном начальником по расследованию особо важных дел Прокуратуры Карачаево-Черкесской Республики Езаовым А.И., подтверждается, что «согласно заключению судебно-медицинской экспертизы №655 от 24.11.2004 года у Бабиева Б.К. имеются телесные повреждения в виде ссадины теменной области справа, кровоподтека на передней поверхности левого коленного сустава, которые причинены тупым твердым предметом». Выяснено также, что «согласно рапортов оперативных сотрудников УБОП МВД КЧР Ешерова А.Г., Хыбыртова М.Н. и Чотчаева М.Х. от 18.11.2004 года на имя начальника УБОП, Бабиев Б.К. попросился в туалет и при организации его сопровождения вырвался и несколько раз ударился головой об стенку с целью инсценирования причинения телесных повреждений сотрудниками милиции».


Все, казалось бы, выяснено и расставлено по местам. Факт избиения сотрудниками милиции обвиняемого как бы не подтвердился. Сделав анализ поступивших ответов, которые по многим позициям насторожили Уполномоченного (выходило, что Бабиев Б.К. занимается преднамеренным членовредительством), главному врачу Прикубанской центральной районной больницы Б.А-А. Байрамукову Б.А-А. был направлен запрос с просьбой дать информацию о вызовах бригады скорой медицинской помощи сотрудниками ИВС Прикубанского РОВД в период с 18 по 20 ноября 2004 года. Спасибо главному врачу за его честность и порядочность. Из полученного ответа видим: «действительно 19.11.2004 года в 12.15 часов по вызову дежурного РОВД в ИВС был осмотрен Бабиев Беслан Карабитович 1983 г.р. с жалобами на головную боль, тошноту. АД 140/110 от инъекции отказался, принял две таблетки коринфара под язык. DS: «НУД по гипертоническому типу, гематома в области правой теменной кости» был выставлен фельдшером СМП. Сигнальный лист передан невропатологу Озову Р.М.

В 18.00 часов 19.11.2004 года снова вызов работников СМП, дежурный фельдшер ставит диагноз: «Шейно-черепная травма, болевой синдром». Сделаны внутримышечные обезболивающие: 2,0 анальгина; 1,0 димедрола; 2,0 папаверина.

Осмотрен врачом невропатологом 19.11.2004 года DS: «Шейно-черепная травма, сотрясение головного мозга, ушибы и спазмы мягких тканей лица, гематома теменной области справа». А все это откуда? Опять повторная симуляция? Не слишком ли много для одного человека?

Более того, в день освобождения из-под стражи Бабиев Б.К. подвергается уже на улице воздействию электрошокового устройства, на теле имеются явные следы (акт №371 от 15.04.2005 г.). И никто не захотел увидеть, что во всем этом деле имеются явные нестыковки, предпринято все возможное и невозможное для сохранения чести мундира.

Может быть, сегодня уже и не надо бы ворошить прошлое, но ведь эта история оказалась далека еще от окончания. После обнародования специального доклада, подготовленного Уполномоченным, «О нарушениях конституционных и гражданских прав подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, режиме и условиях содержания в изоляторах временного содержания» почему-то вдруг засуетились работники прокуратуры Прикубанского района. А ларчик открывается очень просто: описанные выше действия происходили на территории Прикубанского района, преступление, которое хотели вменить Бабиеву Б.К., расследовалось под контролем районной прокуратуры и получило огласку. Отсюда и суета.


При подготовке спецдоклада, проверке действительного положения дел в ИВС появились дополнительные вопросы, на которые необходимо было получить хотя бы часть ответов. Один из вопросов: а насколько все же соблюдаются права граждан, помещенных в изолятор, со стороны следственных работников и как это выяснить. Уполномоченный направил запрос начальнику СИЗО ОФСИН по Карачаево-Черкесской Республике, поставив два вопроса:


  1. Проводится ли медицинское освидетельствование поступающих к ним граждан или нет?

  2. Сколько граждан поступило в СИЗО из ИВС с телесными повреждениями в течение 2006 года?

Из ответа начальника ФГУ ИЗ 9/1 подполковника внутренней службы Асланова М.М. явствует: «в течение 2006 года с телесными повреждениями поступили в следственный изолятор №1: из ИВС г. Черкесска – 6 человек, из ИВС Зеленчукского района – 1 человек, из ИВС Урупского района – 1 человек, из ИВС Усть-Джегутинского района – 1 человек, из Черкесского городского суда – 1 человек».

И это только те, кто был переведен из ИВС в СИЗО, а о количестве тех, к кому применили силовые методы, но они были отпущены на свободу, остается только догадываться.

Проанализировав поименно список граждан, которым были нанесены телесные повреждения, вдруг устанавливаем, что 01.02.2006 года в ходе расследования уголовного дела (того же самого) сотрудниками УБОП МВД КЧР (теми же самыми) Бабиев Б.К. вновь задержан в порядке ст.91 УПК РФ за ранее совершенное преступление, через девять дней переведен в ФГУ ИЗ-9/1 и через семь дней вновь освобожден из под стражи. Вот только опять просматривается старый испытанный способ ведения допросов: в следственный изолятор №1 из ИВС г. Черкесска Бабиев Б.К. поступает «с телесными повреждениями». «Не знали» сотрудники УБОП МВД КЧР, что в ИЗ-9/1 все поступающие в изолятор граждане в соответствии с приказом проходят обязательное медицинское освидетельствование. Прокуратура же по-прежнему безмолвствует, упорно не замечая нарушений прав задержанных.


Другой пример превышения должностных полномочий сотрудником милиции. К Уполномоченному с заявлением обратились родители несовершеннолетнего Э. с жалобой о нарушении его прав сотрудниками Усть-Джегутинского РОВД. Как выясняется из заявления, исполняющая обязанности начальника отделения по делам несовершеннолетних Усть-Джегутинского РОВД вместе с сотрудником ИДН в ходе опроса несовершеннолетнего, подозреваемого в краже сотового телефона, по мнению отца опрашиваемого, применила к нему меры физического воздействия. По возвращении домой пострадавшему вызывалась скорая помощь, он был в тот же день госпитализирован в Усть-Джегутинскую ЦРБ с диагнозом ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, который подтвержден актом судебно-медицинского освидетельствования №1196. Но как всегда веры показаниям родителей нет, нет веры и акту судебно-медицинского освидетельствования, а сотрудники милиции отрицают данный факт. В результате рассмотрение данного дела прекращено за отсутствием события преступления, никто не понес никакого наказания. А в результате пострадал подросток, причем не только физически, но, что самое страшное, и морально.

Подобные факты порождают абсолютное недоверие граждан к сотрудникам правоохранительных органов, утверждают их мнение в полной безнаказанности противоправным поступкам.

Еще один пример, к Уполномоченному обратилась гражданка Чиркун М.А. с просьбой о защите интересов ее матери Булаевой Т.Н., помещенной в ИВС г. Черкесска. Из заявления усматривается, что к задержанной с целью получения необходимых показаний применялись меры физического воздействия, в проведении медицинского освидетельствования в бюро судебно-медицинской экспертизы отказано.

Данное заявление по подведомственности было направлено Прокурору Карачаево-Черкесской Республики. Постановлением от 18 ноября 2006 года в возбуждении уголовного дела было отказано за отсутствием события преступления, основываясь только на показаниях самих сотрудников правоохранительных органов. Возникает закономерный вопрос: почему же все-таки так и не провели медицинское освидетельствование содержащейся под стражей потерпевшей? Почему показания сотрудников милиции обязательно являются правдивыми, а показания свидетелей подвергаются сомнению? Не проще ли было для объективности рассмотрения поднимаемого вопроса прибегнуть к помощи независимых экспертов? К сожалению, ответов на подобные риторические вопросы, увы, нет…


Или такой пример бездушного, совершенно черствого подхода к решению проблем задержанных по подозрению в совершении преступлений. В СИЗО №1 г. Черкесска поступает задержанный по подозрению в совершении кражи (ст.158 УК РФ) Терещенко К.В. Фельдшер медпункта СИ 1 на основании осмотра доставленного и диагноза дежурного хирурга республиканской больницы сообщает о невозможности содержания в изоляторе Терещенко К.В. и необходимости его лечения в стационарных условиях. На основании рапорта фельдшера начальник ФГУ ИЗ-9/1 Асланов М.М. направляет письмо начальнику УВД г. Черкесска Салпагарову Р.А. с отказом в приеме Терещенко К.В., мотивируя свое решение поставленным диагнозом: открытый перелом левой лучевой кости в дистальной трети, внутрисуставный перелом головки лучевой кости, посттравматический остеомиелит левой лучевой кости, множественные резаные раны левого предплечья и кисти с дефектом кости. Тут же, в этот же день появляется новое заключение хирурга, но уже совершенно с другим заключением: может содержаться в СИЗО. Интересно, что произошло за сутки с подозреваемым, если хирург так резко меняет свое решение, вчера – стационар, сегодня – СИЗО? И совершенно не важно, может быть суд и установит вину задержанного, но ведь это совсем не основание для того, чтобы лишать человека квалифицированной медицинской помощи, подвергая опасности ампутации руки. Прямо каким-то средневековьем запахло.

Возникает вопрос: почему подследственного везут в республиканскую больницу для установления диагноза оба раза после 18 часов, когда невозможно собрать консилиум врачей, хирургов? Для чего и кому это надо? Получив заявление матери Терещенко К.В., Уполномоченный посчитал необходимым встретиться с ним в СИЗО, убедиться визуально в необходимости квалифицированного медицинского обследования. Удивление вызывает отстраненное от всего этого поведение Прокуратуры Карачаево-Черкесской Республики, надзирающей за соблюдением прав содержащихся в СИЗО. Начальник ФГУ ИЗ-9/1 обеспокоился здоровьем доставленного в изолятор, а Прокуратура нет. И только благодаря усилиям матери, обратившейся за помощью к Уполномоченному, удалось при активном содействии Министерства здравоохранения республики получить комиссионное заключение о действительном состоянии здоровья задержанного, принятию мер по оказанию действенной медицинской помощи.


Не менее показательным выглядит и другой пример отношения работников правоохранительных ведомств к расследуемым делам. В ходе расследования уголовного дела по факту убийства гражданина Копсергенова Ю.О. прокуратурой Хабезского района было установлено, что пострадавшему согласно заключению судмедэксперта были причинены телесные повреждения, которые имеют признаки легкого вреда здоровью, в причинной связи со смертью не состоят. На основании этого в отношении обвиняемого Джандубаева А.Р., страдающего параноидной формой шизофрении, уголовное дело, возбужденное по факту убийства по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ, было переквалифицировано по ч.2 ст.115 УК РФ – умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья. Постановлением Хабезского районного суда уголовное дело в отношении Джандубаева А.Р. было прекращено по основаниям ч.2 ст.443 УПК РФ, предусматривающей: «если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Одновременно суд решает вопрос об отмене меры пресечения».

Родственники не согласились с таким решением, не смирились с тем, что убийца гуляет на свободе. Благодаря их многократным обращениям в Прокуратуру Хабезского района, следователем прокуратуры была назначена повторная комиссионная экспертиза, согласно заключению которой «смерть пострадавшего наступила в результате механической асфиксии вследствие закрытия дыхательных путей аспирированной кровью, явившейся осложнением черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга и кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку. Совокупность телесных повреждений повлекла за собой тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и смерть состоит в прямой причинной связи с комплексом описанных телесных повреждений.

Результат предыдущего судебно-химического исследования крови и частей внутренних органов абсолютного значения не имеет, так как данное исследование на наличие технической жидкости проведено с нарушением инструкции о порядке проведения судебно-химических исследований и нарушением технологии исследования».


Понятно, что в силу каких-то объективных или субъективных обстоятельств эксперты могут давать в чем-то отличающиеся друг от друга заключения. Но чтобы настолько! По мнению Уполномоченного, этого просто не должно быть, поскольку последствия могут быть страшными и ужасающими, коренным образом меняющими судьбы людей. Давая заключение, эксперт обязан знать и помнить о том, что от его решения зависит очень многое, он должен нести ответственность за проведенную экспертизу по всей строгости законов.

Никого абсолютно не заинтересовал данный факт, ни следователей, ни надзирающий орган – прокуратуру, никаких выводов по данному факту вынесено не было.

Тем не менее, уголовное дело все равно было прекращено по причине того, что согласно заключению психолого-психиатрической судебной экспертизы, проведенной ФГУ ГНЦ ССП им. В.П. Сербского, Джандубаев А.Р. страдает хроническим психическим расстройством в форме остаточной шизофрении, в период совершения деяния не мог осознавать общественную опасность своих действий. И вновь убийца находится на свободе, причем теперь уже с помощью медиков. Цитата из справки экспертов: «учитывая отсутствие у него в настоящее время психотических расстройств, постоянных опасных тенденций он не обнаруживает. Совершенное им общественно опасное деяние (ООД) было спровоцировано неблагоприятной ситуацией, которая к настоящему времени разрешилась. Это делает маловероятным повторное ООД и позволяет рекомендовать в качестве принудительных мер медицинского характера амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра». Оказывается по мнению медиков все очень просто, ситуация разрешилась, человек убит, повторение подобного маловероятно, можно лечиться на дому.

И опять абсолютно непонятна позиция прокуратуры. Родственники просят, умоляют провести еще одну экспертизу, ответ: «в назначении и проведении повторной стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы нет необходимости». Интересно бы узнать, почему же это? Немного ранее мы уже осветили два совершенно противоположных заключения экспертов о причинах смерти. Показали, что ошибки допускаются.


Родственники, доведенные до отчаяния равнодушием правоохранительных органов, вынуждены были обратиться к Уполномоченному по правам человека. В настоящее время данный вопрос находится на рассмотрении суда. Время покажет, чем завершится эта история.

Сегодня нельзя не сказать о том, что очень много жалоб от граждан поступает на невозможность записаться на прием ни к Прокурору Карачаево-Черкесской Республики, ни к Министру МВД Карачаево-Черкесской Республики, ни к Председателю Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики.

Не лучше обстоят дела и в работе Управления ГИБДД по Карачаево-Черкесии. В адрес Уполномоченного обратился гражданин Лиев М.Х., водитель легкового автомобиля, по вопросу нарушения его конституционных и гражданских прав сотрудниками дорожно-патрульной службы, которые при изъятии водительского удостоверения и выдаче временного разрешения на право управления транспортным средством в графе категории написали оскорбительное слово: «осёл». Видимо сотрудникам ГИБДД просто было весело и захотелось пошутить, но они забыли, что находятся при исполнении должностных обязанностей.

На направленный в органы ГИБДД запрос был получен ответ за подписью генерал-майора милиции В.В. Скиба о том, что «опровергнуть или подтвердить факт… производства записи во временном разрешении на право управления транспортным средством… не представилось возможным». Любому мало-мальски сведущему человеку понятно, что, прежде всего, самому водителю абсолютно невыгодно делать подобные записи, во-вторых, невооруженным глазом видно, что запись произведена теми же чернилами и тем же человеком, который заполнял разрешение. Вот только чиновникам не хочется признавать очевидное. Для наглядности предоставляем изображение разрешения:


Вместо того чтобы действительно заниматься обеспечением безопасности движения на дорогах, отдельные сотрудники ГИБДД уклоняются от своих прямых обязанностей.


Об этом свидетельствуют и такие факты, как безнаказанная езда по самому центру республиканского города Черкесска. Раньше по ул. Первомайская в зоне центрального парка проезд был запрещен. Данный район был предназначен исключительно для прогулок и отдыха горожан. Теперь же, вроде и огорожен этот район и шлагбаумами и оцеплением милицейских постов, а машины разъезжают здесь на огромной скорости. Где же пресловутая принципиальность милицейских работников?

И такие безобразия творятся сплошь и рядом.

Хотелось бы верить, что все-таки удастся в рамках подписанных с МВД Карачаево-Черкесской Республики и Прокуратурой Карачаево-Черкесской Республики Соглашений совместными усилиями добиться позитивных перемен в вопросах соблюдения работниками правоохранительных органов действующего законодательства, наведению порядка с соблюдением конституционных и гражданских прав граждан.



следующая страница >>