litceysel.ru
добавить свой файл
1


СОДЕРЖАНИЕ



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ 2


Общая характеристика карачаево-черкесской республики 2

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 4

Межнациональные отношения 4

ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСТВА ВЛАДИМИРА СЕМЕНОВА 10

Оценка экономической ситуации в республике 10

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
В РЕСПУБЛИКЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ 14


Межнациональные отношения в республике на современном этапе 14

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В РЕСПУБЛИКЕ 17

Политические партии в республике 17

ПОЛИТИКА ФЕДЕРАЛЬНОГО ЦЕНТРА
В КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССИИ 20


Политика федерального центра в Карачаево-Черкессии 20

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ



Карачаево-Черкесская Республика образована 12 января 1922 года как Карачаево-Черкесская автономная область. В апреле 1926 года разделилась на Карачаевскую автономную область и Черкесский национальный округ (с апреля 1928 года - автономная область). В 1943 году Карачаевская автономная область была упразднена, а в 1957 году создана объединенная Карачаево-Черкесская автономная область в составе Ставропольского края. В июле 1991 г. получила статус республики.

Республика расположена на северном склоне Большого Кавказа. Расстояние от Черкесска до Москвы - 1674 км. Располагает запасами нефти, каменного угля, минеральных строительных материалов и др. Главная река - Кубань.

Карачаево-Черкесская Республика находится в составе Северо-Кавказского экономического района Российской Федерации. Основные отрасли промышленности: химическая и нефтехимическая, промышленность строительных материалов. Получили развитие легкая, пищевая промышленность. Производство продукции сосредоточено в основном в городах Черкесске, Карачаевске, Курджинове, Усть-Джегуте.


Земли сельскохозяйственного назначения составляют 47% всех земель республики, из них пашня занимает 24%. Сельское хозяйство специализируется на животноводстве (в том числе горно-пастбищном) мясо-молочного направления, овцеводстве, коневодстве. На севере республики выращивают сахарную свеклу, кукурузу, подсолнечник, а также пшеницу. Развиты плодоводство, овощеводство и картофелеводство. Орошаемые земли расположены вдоль Большого Ставропольского канала.

В Карачаево-Черкесии развит горный туризм. Здесь находятся известные курорты Домбай, Теберда, Архыз. На территории республики организовано Юго-Восточное лесничество Кавказского биосферного заповедника и создан Тебердинский биосферный заповедник.

Территория республики - 14,1 тыс. км2 (0,08% территории РФ, 83 место в РФ).

Административный центр - г. Черкесск (120 тыс. человек). Наиболее крупные города: Усть-Джегута (32 тыс.) и Карачаевск (21 тыс.).


Районы

Города

Городские

Поселки

Сельские




Всего

в т.ч. республиканского подчинения

районы и округа

городского типа

администрации

8


4

2

-

8

75


Численность населения составляет 435 тыс. человек (0,3 % населения РФ, 74 место). Плотность населения республики - 31 человека на 1 км2.


Все население

в том числе

В % ко всему населению

(тыс. чел.)

городское

сельское

городское

сельское

435

194

242

44

56

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ



Национальный состав населения Карачаево-Черкесии


На территории республики проживает более 60 национальностей (по данным микропереписи 1994 и 1998 гг.). Большинство населения составляют русские. Коренные национальности - карачаевцы и черкесы. В регионе живут также абазины, ногайцы, украинцы, осетины, татары, армяне, греки, белорусы, кабардинцы и др. Большинство национальностей республики имеют свои общины.

Народы Численность, Доля,


тыс. чел. %

_______________________________________

карачаевцы 129,5 31,2

черкесы 40,2 9,7

русские 175,9 42,4

абазины 27,5 6,6

ногайцы 13 3,1

украинцы 6,3 1,5

осетины 3,8 0,9

татары 2,5 0,6

армяне 2,4 0,6

греки 1,6 0,4

белорусы 1,3 0,3

кабардинцы 1 0,25

 

Карачаевцы (самоназвание – кърачайлыла) – коренной народ Карачаево-Черкесии. Карачаевский (карачаево-балкарский) язык относится к кыпчакской группе тюркских языков; письменность на основе русского алфавита. Вместе с балкарцами карачаевцы составляют карачаево-балкарскую этническую общность.

Численность карачаевцев в Российской Федерации – свыше 150,3 тыс. человек. Большинство карачаевцев (86,1%) живет в Карачаево-Черкесии; живут они также в Средней Азии, Казахстане, Турции, Сирии, США. Доля сельского населения – 67,4%. Верующие – мусульмане-сунниты.

97,7% карачаевцев считают родным карачаевский язык; русским языком свободно владеют 79,8% карачаевцев.

Черкесы (самоназвание – адыгэ) – коренной народ Карачаево-Черкесии. Черкесский язык относится к абхазско-адыгской группе кавказских языков; письменность на основе русского алфавита. Вместе с адыгейцами, кабардинцами и шапсугами черкесы составляют адыгскую (черкесскую) этническую общность.

Численность черкесов в Российской Федерации – 50,8 тыс. человек. Большинство черкесов (79,1%) живет в Карачаево-Черкесии. Доля сельского населения – 63,9%. Верующие – мусульмане-сунниты.

91,5% черкесов считают родным черкесский язык; русским языком свободно владеют 77,2% черкесов.

Абазины (самоназвание – абаза) – коренное население Северо-Западного Черноморья, в XIV-XVII веках переселились в верховья рек Кубани, Лабы, Урупа, Теберды, Малого и Большого Зеленчуков. Абазинский язык относится к абхазско-адыгской группе кавказских языков; письменность на основе русского алфавита. Вместе с адыгами (адыгейцами, кабардинцами, шапсугами, черкесами) и абхазами составляют абхазо-адыгскую этническую общность.


Общая численность – около 44 тыс. человек, в том числе в Российской Федерации – 33 тыс. человек; больше половины абазинов (62,5%) живут в Карачаево-Черкесии. Доля сельского населения – 59,6%. Верующие – мусульмане-сунниты. 93,9% абазин считают родным абазинский язык; русским языком свободно владеют 78,5% абазин.

Ногайцы (самоназвание – ногъай) – коренное население степной зоны Предкавказья, этническую основу которого составили тюркоязычные и монголоязычные кочевники Прииртышья, Северо-Западной Монголии, Средней Азии и Предкавказья. Ногайский язык относится к кыпчакской группе тюркских языков; письменность на основе русского алфавита.

Общая численность – 75,6 тыс. человек; в Карачаево-Черкесии проживает 17,2% ногайцев, являющиеся отдельной субэтнической группой – кубанскими ногайцами. Крупные компактные поселения ногайцев есть в Дагестане, Ставропольском крае, Чечне, Астраханской области. Верующие – мусульмане-сунниты.

Считают родным ногайский язык 90,4% ногайцев, свободно владеют русским языком – 79,8%.

 

Проблема межнациональных отношений


Сложность этнодемографической структуры республики, территориальные и социальные проблемы, этническая «чересполосица», а также особые трудности, вызванные тяжелым историческим наследием (массовое переселение черкесов и абазин во второй половине XIX века, депортация карачаевцев в 1943-1957 годах) и произвольными изменениями административных границ, породили множество проблем и конфликтных узлов.

Наиболее остро строит проблема основного этноса региона - карачаевского народа. После восстановления Карачаево-Черкесской АО часть исторической территории Карачая осталась в составе Ставропольского края, другая часть карачаевских земель была заселена славянскими переселенцами. Являясь вторым по численности народом области, карачаевцы до конца 80-х годов фактически находились в неравноправном положении и испытывали дискриминацию при выдвижении на руководящие посты.


Резкое увеличение числа руководителей-карачаевцев в начале 90-х годов вызвало недовольство русского населения, представители которого прежде занимали более половины всех руководящих постов, в первую очередь – наиболее важные должности в партийных и административных органах области. Дискомфорт русской общины еще более усугубили активизация национальных движений, выход Карачаево-Черкесии из Ставропольского края, принятие Декларации о суверенитете и т.п.

Черкесы были также обеспокоены «засильем карачаевцев» в новом руководстве республики и недостаточным представительством в республиканских органах власти. Формирование парламента и правительства на основе "демократического" принципа пропорционального представительства фактически привело бы к отстранению от реального участия в управлении черкесов, абазин и ногайцев, составляющих, соответственно, около 10%, 6,6% и чуть более 3% населения Карачаево-Черкесии.

В 1990-1992 годах общественно-политические движения, представляющие интересы этнических групп, пытались найти решение этих проблем в выделении этнических территорий или районов компактного проживания из Карачаево-Черкесии и создании отдельных автономий. Первыми по этому пути пошли карачаевцы. Вслед за карачаевцами вопрос о выходе из Карачаево-Черкесии поставили казаки (русские). А вслед за ними в местный «парад суверенитетов» включились абазины, черкесы и ногайцы.

Таким образом, к концу 1991 года на сравнительной небольшой территории Карачаево-Черкесии были провозглашены пять республик (Карачай, Черкесия, Абаза, Баталпашинская и Зеленчукско-Урупская) и три автономии (Абазинский и Ногайский районы и Баталпашинский отдел), размежевание которых практически невозможно из-за серьезных территориальных проблем. Учитывая эти обстоятельства, власти Карачаево-Черкесии отвергли все требования о разделе КЧР и стали укреплять административно-управленческие структуры республики. А для того, чтобы заручиться поддержкой в марте 1992 года руководство Карачаево-Черкесии провело референдум о сохранении единства Карачаево-Черкесии, с положительными результатами которого согласились практически все общественно-политические движения. Лишь радикальная часть национальных движений продолжала добиваться автономии Карачая. Однако уже к 1993 году радикалы окончательно потеряли массовую поддержку населения.


В настоящее время, несмотря на сохранение достаточно сложных межнациональных отношений, большинство населения республики из всех национальных групп считает получение республикой статуса отдельного субъекта федерации безусловным достижением. Идеи разделения или присоединения региона к другим территориям не имеют популярности и не служат более серьезным политическим аргументом.


Выборы как фактор межнациональной нестабильности в Карачаево-Черкесии. Электоральная история республики


Острота межнационального размежевания начала 1990-х годов привела к отказу от выборности главы республики. Поэтому первый президент КЧР Владимир Хубиев был назначен на свой пост в 1994 году с согласия парламента Карачаево-Черкесии (Народного Собрания) указом президента России Борисом Ельциным. Хубиев, карачаевец по национальности, возглавлявший регион еще с советского времени, проводил достаточно умелую политику балансировки разнонаправленных национальных интересов. Несмотря на преобладание карачаевцев, кадровая политика (основной политически значимый вопрос в республике) Хубиева не позволяла конфликту развиваться. Карачаево-Черкесия по сравнению с соседними северокавказскими республиками, где выборы, обусловленные не менее напряженными межнациональными отношения, неизменно приводили с острому конфликту, выглядела некоторым островком стабильности.

Однако необходимые по закону первые демократические выборы Президента республики в апреле 1999 года естественным образом привели к национальному противостоянию. В то же время никто в республике по сути не ожидал, что избирательная кампания может привести к вспышке межнациональных противоречий, поставить республику на грань катастрофы. Суть конфликта – борьба за высший пост в республике который ассоциируется административно-политическими и хозяйственными элитами (и населением) с полным контролем за распределением власти и собственности, т.е. достижением (или сохранением) определенного этносоциального приоритета или баланса.


Своих кандидатов на пост главы региона выдвинули большинство национальностей КЧР. Кроме того, не смогли консолидировано поддержать единую кандидатуру и основной этнос - карачаевцы. Разделенные на пять доминирующих кланов (тейпов), а так же раздираемые внутренними противоречиями, карачаевский электорат был разделен между действующим президентом, бывшим главком Сухопутных войск генералом Владимиром Семеновым (карачаевцем наполовину) и судьей Конституционного суда РФ Борисом Эбзеевым.

В результате проигрыш лидера Карачаево-Черкесии Владимира Хубиева на выборах уже стал отправной точкой затяжной межклановой и межнациональной борьбы. Поддержанный большинством черкесов глава компании «Меркурий» (одного из основных налогоплательщиков региона) и мэр Черкесска Станислав Дерев в первом туре занял первое место. За ним с сильным отрывом следовал Владимир Семенов. Но состоявшийся второй тур удивил наблюдателей резкой сменой настроений. Доселе разобщенный карачаевский электорат, а так же уверенная поддержка русских, доселе не имевших собственного популярного лидера, консолидировали вокруг Семенова большинство населения республики. Этому немало способствовало и использование административного ресурса. Поэтому результат в более чем 70% голосов избирателей в пользу Семенова стал дополнительной причиной острого политического кризиса, продолжавшегося еще спустя много месяцев. Республика после достаточно долгого перерыва стала фактически разделенной на карачаевцев и черкесов, чьи лидеры Семенов и Дерев оспаривали результат выборов (вплоть до Верховного суда РФ). Раскол по этническому признаку распространился на парламент, правительство, Верховный суд и избирком. По региону прокатилась волна волнений и вооруженных стычек.

В ситуацию, накалявшуюся день за днем, пришлось вмешаться федеральному Центру. В республику были ведены внутренние войска и Центр назначил временного исполняющего обязанности президента Валентина Власова. Лишь после соблюдения большинства судебных процедур и воле Кремля, в итоге безапелляционно поддержавшего Владимира Семенова, в октябре 1999-го генерал смог стать легитимно избранным президентов Карачаево-Черкесии.


ИТОГИ ПРЕЗИДЕНТСТВА ВЛАДИМИРА СЕМЕНОВА




Оценка экономической ситуации в республике



За время президентства Владимира Семенова экономическая ситуация в Карачаево-Черкесии, и так одной из самых депрессивных территорий страны, только ухудшилась. Имеющиеся незначительные позитивные сдвиги не являются заслугой действующего президента, а объясняются улучшением общей экономической ситуации в России и регулярными и своевременными поступлениями средств из федерального бюджета. Так, по данным Счетной палаты РФ, опубликованным в начале апреля, за время президентства Владимира Семенова удельный вес финансовой помощи из федерального бюджета в доходной части республиканского бюджета в 2002 году достиг 95,2%. Эти данные не включают в себя сумму около 700 млн. рублей выделенную на ликвидацию последствий стихийных бедствий в прошлом году. Таким образом, действующий президент в области экономики «перекрыл» крайне плохой результат в 70% дотаций предыдущего главы республики Владимира Хубиева.

Общий климат для развития бизнеса в республике оценивается даже местными специалистами как крайне неблагоприятный. Наблюдается бегство частных капиталов из республики, опасающихся республиканского властного и преступного рэкета, в соседние российские регионы. Представители бизнеса, которые остались в республике по объективным и субъективным причинам, вынуждены адаптироваться к «правилам», установленным руководством республики и распространенным на все сферы жизни: давать взятки, уклоняться от налогов, пробивать неположенные льготы. Высочайший уровень коррупции на сегодняшний день является основным тормозом дальнейшего экономического развития республики.

Экономика республики не развивается еще и потому, что находится в относительно беспокойном регионе (непосредственное соседство с Чечней и Абхазией), непривлекательном для региональных и иностранных инвесторов. В республике имеется ряд успешно действующих крупных предприятий. Но это нельзя поставить в заслугу властям республики. Экономика Карачаево-Черкесии развивается не благодаря усилиям президента Семенова и правительства республики, а скорее вопреки ним.



Оценка социально-политической ситуации в республике


Тяжелое положение в экономике не могло не сказаться на общем уровне жизни и социальном самочувствии населения. Население живет крайне бедно, пессимистические настроения жителей усугубляется муссирующимися в СМИ фактами коррупции, буквально пронизавшей все общество. В то же время люди постепенно приспосабливаются к ситуации. И, как об особенной ценности, говорят об установившемся мире в межнациональных отношениях, об относительной экономической стабильности.

В этой связи и в народе, и в региональной элите существует опасение, что предстоящие выборы могут нарушить сложившийся статус-кво. Конфликт продолжает существовать в латентной форме, и потому спекуляции на национальной почве могут найти отклик у части населения и взорвать обстановку в республике.

В то же время основные проблемы, волнующие сегодня жителей республики, непосредственным образом связаны с экономическим положением – и своим и общерегиональным. По последним данным социологических опросов, среди проблем, требующих первоочередного решения, две трети населения (71,1%) называют безработицу, каждый второй (54,9%) - низкий уровень зарплат и пенсий, каждый третий (31,6%) - рост цен. В районах с преимущественно русским населением на третье по частоте упоминания место вышла проблема алкоголизма и наркомании. Рядовые жители считают эту проблему прямым следствием экономического застоя в республике. Жители также считают, что кроме экономических проблем в Республике достаточно остро стоят вопросы, входящие в компетенцию правоохранительных органов: каждый пятый (21,0%) упоминает преступность, каждый шестой (17,7%) - коррупцию во власти. Кроме того, экономический развал в регионе является крайне благоприятной почвой для развития ваххабизма.


Текущая популярность и влияние Владимира Семенова

Президент Семенов, придя к власти, получил большой кредит доверия, связанный в первую очередь с его заслугами на федеральном поприще. Достигнутые при помощи Кремля в первый правления Семенова социальный мир, стабильность, отсутствие межнациональных противоречий стали основными факторами, играющими на поддержание популярности нового президента среди населения.


Согласно последним социологическим опросам рейтинг Владимира Семенова составляет около 32%. По сравнению с другими регионами это достаточно низкий показатель для инкумбента, доминирующего в региональной политической системе. Но стоит учитывать, что Семенов прежде всего пользуется поддержкой карачаевцами (рейтинг в этой национальной группе чуть менее 60%), которые численно преобладают в республике. В других национальных группах Семенов мало популярен. У русских его рейтинг составляет 20%, у черкесов и абазин - менее 10% голосов.

Но за счет доверия карачаевцев Семенов имеет наиболее высокий рейтинг популярности среди республиканского электората. Поэтому, если бы выборы состоялись в ближайшее время, с большой долей вероятности можно утверждать, что Владимир Семенов был бы переизбран на новый срок. В первую очередь, это связано с отсутствием на политическом поле республики сопоставимой с ним по яркости и авторитету фигуры.

Вместе с тем, в регионе растет число недовольных его деятельностью. В республике, где каждому действию или бездействию придается национальная окраска, стали говорить о «карачаевизации» власти. Другие этносы уверены, что их представители сознательно не допускаются к управлению республикой и Семенов не учитывает их интересы. В целом динамику популярности Семенова можно оценить как ниспадающую. Снижение популярности президента так же связано с волюнтаристским стилем управления, экономической несостоятельностью, коррумпированностью президента и его окружения, зависимостью от криминализированной команды.

Экономическая и административная несостоятельность Семенова в последние год руководства республикой вызвало абсолютное падение его авторитета на региональную политическую элиту. Результатом этого стала полная политическая несостоятельность региональной администрации. На последних выборах глав местного самоуправления Семенову практически не удалось провести лояльных ему людей (лишь в 2 из 10 муниципалитетах выборы выиграли поддержанные президентом кандидаты). Несмотря на то, что назначенные главы, по определению, более лояльны Семенову, а избранные - более независимы, все не так однозначно. Даже среди назначенных глав, имеющих управленческий опыт, и уверенных в себе, растет плохо скрываемое недовольство и раздражение нынешним руководством республикой.


Похожие отношения складываются у властной группировки Семенова с Народным Собранием. Так, Семенову не удалось провести в региональном парламенте решение о переносе даты выборов на март следующего года. В результате выборы были назначены депутатами на 15 июня 2003 года. Для президента дата выборов имеет принципиальное значение. Будучи совмещенные с президентскими или думскими Семенов тем самым решает принципиальный вопрос поддержки своей кандидатуры Кремлем и тем самым гарантирует свое переизбрание. Центр, скорее всего, будет сильно опасаться вероятного конфликтного фона выборов в Карачаево-Черкесии и ради общего результата и скорейшей стабилизации обстановки в регионе поддержит Семенова.

Это понимание существует и у всей региональной элиты, по сути саботирующей принятия подобного решения. В настоящее время президент и оппозиционные депутаты судятся по поводу сроков назначения выборов в местном Верховном суде, однако, скорее всего, дело вскоре будет рассматриваться уже российским Верховным судом. В качестве компромиссной даты называется 15 июля (на месяц позже), но и это станет победой «бунтующей» региональной элиты. Приемлемым сроком выборов для бывшего генерала может быть только дата в районе декабря 2003-го (думские выборы) или марта 2004-го (выборы президентские).

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
В РЕСПУБЛИКЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ



Поддержанной Кремлем администрации Владимира Семенова удалось несколько сгладить остроту национального конфликта в республике. Свою лепту внесло и «вынужденное» Центром компромиссное назначение Семеновым в 2000 году своим представителем в Совете Федерации – основного конкурента на выборах и лидера черкесов Станислава Дерева.

Между тем, политика Семенова на посту Президента никак не способствовала межнациональному примирению, более того, конфликт продолжает зреть. Это грозит тем, что любой политический, экономический или бытовой инцидент может привести к межнациональной конфронтации.


В республике среди некарачаевских народов бытует мнение о новой волне «карачаевизации» власти и экономики, которые приобрели при Семенове очень широкий масштаб. По мере приближения к новым выборам нарастают антикарачаевские настроения: открытых конфликтов еще нет, но напряжение растет. Наибольшее недовольство «карачаевизацией» высказывают русские. Миграционные процессы последних лет привели к тому, что карачаевцы стали активно занимать населенные пункты, где в прошлом компактно проживали русские.

Черкесы и абазины в подавляющем большинстве считают, что в последнее время их стали вытеснять из политической и экономической жизни республики. Этим объясняется и достаточно низкая для инкумбента популярность президента во всех этнических группах, кроме карачаевцев. Им льстит, что Семенов - карачаевец, поэтому многие из рядовых жителей не готовы к объективной оценке его деятельности.

Вероятность того, что на предстоящих выборах региональная политическая элита попытается разыграть в своих интересах национальную карту, остается довольно высокой. В первую очередь это выгодно именно Владимиру Семенову. Яркого лидера среди не карачаевцев в Карачаево-Черкесии сейчас нет, а электоральное поле Владимира Семенова в настоящее время во многом ограничено лишь избирателями-карачаевцами.

В то же время на предстоящих выборах возможны следующие варианты раскола карачаевцев: появление яркого кандидата - карачаевца или появление нескольких других фигур этой же национальности, которые «разнесут» карачаевский электорат. Это существенно снизит популярность Семенова и станет серьезным препятствием для продления полномочий созданной им властной группировки. Поэтому действующему президенту становится выгодно эксплуатировать страх карачаевцев перед возникновением межнационального противостояния. Не исключено провоцирование правящей группировкой роста межнациональной напряженности в различных формах, чтобы вновь сплотить вокруг Владимира Семенова на выборах в первую очередь карачаевцев.


Другая значимая национальная группа – черкесы - после поражения их лидера Станислава Дерева, подчинившегося «воле Москвы», фактически потеряла возможность избрать собственного руководителя республики. Тяжесть проигрыша, а так же глубокое недовольство политикой Владимира Семенова привели к тому, что сильно консолидированные черкесы готовы довериться любому, даже карачаевскому лидеру, способному убедить их в будущей справедливой национальной политике, суть к которой заключается в сбалансированном представительстве русских, черкесов и других этносов в управленческих структурах.

Несмотря на свое численное превосходство (около 35-40%), русское население республики, в отличие от других этносов, характеризуется крайней пассивностью. «Русские политики» слабо представлены в региональной политической элите и не являются яркими общественными лидерами. Во многом это объясняется продолжающимся исходом русских из региона. Точные данные будут возможны только после обнародования результатов переписи населения 2002 года, но, по оценкам местных специалистов, за последние 5 лет (и особенно после конфликтного 1999 года) доля русского населения снизилась на 10%. Русские семьи как правило стараются переезжать в более благополучные регионы пограничные с КЧР – Ставропольский и Краснодарский края. Поэтому в республике среди русских преобладает «инертное большинство», которому в большей своей массе свойственен патернализм и электоральная пассивность.

Во время прошлых президентских выборов русская община не смогла выдвинуть значимого кандидата, а сам электорат оказался раздробленным и не отличается способностью к консолидации, наблюдавшейся у черкесов и карачаевцев. В русской среде популярным является тезис о необходимости возврата времен руководства республикой русскими «назначенцами из Москвы». Но очередные выборы и отсутствие на них яркого кандидата способствует дроблению симпатий между конкурирующими карачаевскими черкесскими кандидатами.

Таким образом, русские, абазины и черкесы морально готовы голосовать за карачаевца, не связанного с действующей республиканской властью. Противниками режима Владимира Семенова стала так же значительная часть карачаевского населения. Но самое главное, подавляющее большинство региональной экономической и политической элиты всех национальностей крайне неудовлетворенно существующей ситуацией, и последние 2 года фактически саботируют любые действия властной группировки Семенова. Лишь страх перед непредсказуемыми последствиями открытого политического противостояния президенту является действенным сдерживающим фактором текущего момента.


В то же время, национальные движения республики не являются серьезной силой на местном политическом поле. Большая часть ОПО (общественно-политических организаций) со временем стали «игрушкой» в руках национальных элит и выражают скорее мнение отдельных политиков и общественных лидеров. Но в наиболее острые моменты истории республики именно национальные движения играли значимую роль при консолидации того или иного национального электората.

Особого рода проблему составляют межконфессиональные отношения. В республике, в отличие от многих других регионов Северного Кавказа, наблюдается мирное сосуществование двух основных конфессий - ислама и православия. Карачаево-Черкессия не имеет богатых религиозных традиций, и потому церковь не имеет сильного влияния ни на межнациональные, ни на политические отношения. Ислам в республике носит бытовой характер, не отличаясь ортодоксальностью.

Между тем это стало причиной «идеологической экспансии» радикальных религиозных течений, и в первую очередь радикального ислама – ваххабизма. Ваххабизм нашел питательную почву в виде идейного вакуума у населения, а также глубоких социально-экономических (обнищание части населения, безработица) и межнациональных проблем. Многие жители легко попадают под влияние «проповедников» ваххабизма. Особенно сильны позиции ваххабизма в молодежной среде в силу особой восприимчивости молодежи к радикальным идеям.

Несмотря на официальные заверения властей, в республике существуют подпольные отряды вооруженных исламских экстремистов. Однако «местные» ваххабиты не представляли бы серьезной опасности, если бы не их подпитка извне. В свою очередь общее негативное отношение населения республики к радикальному исламу имеет тесную связку и с ситуацией в соседней Чечне. Чечня является действенным примером, поэтому люди, опасаясь за собственное благополучие и установившееся спокойствие, откровенно не доверяют чеченцам, количество которых сильно увеличилось за последние годы и достигло, по некоторым оценкам, 5% всего населения республики. Кроме того, влияние, которое оказывает на президента республики Владимира Семенова жена, чеченка по национальности, для многих является раздражающим фактом.


В связи с этим даже существует мнение, что руководству республики известны ваххабистские базы, численность и вооружение ваххабитов, и даже объем продуктов питания, доставляемых им местным населением. Но для их нейтрализации не хватает политической воли.

Таким образом, карта выххабизма вполне может быть разыграна в политических целях и стать одним из способов намеренного раскачивания ситуации и межнациональной напряженности. В итоге федеральный Центр для удержания контроля над ситуацией вновь может столкнуться с необходимостью жесткого (или даже силового) вмешательства.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В РЕСПУБЛИКЕ



На сегодняшний день в Карачаево-Черкесии практически отсутствует партийная система. Роль федеральных партий и движений в региональной политической системе крайне незначительна, и влияния на развитие ситуации они не оказывают. В то же время в республике присутствуют отделения большинства основных фаворитов избирательной кампании по выборам в Государственную Думу следующего созыва. К их услугам достаточно часто прибегают различные политические. Президент Владимир Семенов использует региональное отделение СПС, с которым он сумел найти общий язык. А оппозиция – отделение «Яблока», традиционно нелояльного региональным авторитарным режимам. Но наиболее влиятельными федеральными партиями, с точки зрения существующей или потенциально активной роли, в Карачаево-Черкесии являются лишь КПРФ и «Единая Россия».


Структура электората республики (на основе данных голосований за политические партии и кандидатов в президенты на федеральных выборах )


Годы выборов

Число голосов за прокоммуни-

стические партии и кандидатов в президенты (в %)

Число голосов за центристские партии и кандидатов в президенты (в %)


Число голосов за демократические партии и кандидатов в президенты (в %)

1991

24,7

2,5

62,8

1993

49,4

20,8

9,6

1995

51,1

20,8

6,7

1996

(16 июня)

56,6

27,4

3,6

1996

(3 июля)

46,9

50,7

1999

45,5

36,5

7,3

2000

Данных нет



КПРФ

Карачаево-Черкесия является одним из регионов, традиционно отдающим предпочтение на выборах КПРФ. Между тем электорат партии сильно ограничен в большей мере русской частью населения республики, а так же его маргинальной частью. Несмотря на сохраняющуюся тенденцию ухудшения социального самочувствия местного населения, рейтинг коммунистов имеет тенденцию к снижению и колеблется около среднероссийских 25%.


В настоящее время региональное отделение партии является самым многочисленным и влиятельным. А его лидер Михаил Якуш, славянин с местными корнями, работает мэром столицы республики города Черкесска. Позиция компартии на будущих президентских выборах в республике пока что не определена. Якуш, будучи главой муниципального образования, предпочитает занимать предельно осторожную позицию. Но в случае принятия центральным аппаратом КПРФ и Геннадием Зюгановым стороны того или иного кандидата, поддержка компартии может стать весомым, однако вряд ли решающим фактором.


«Единая Россия»


На сегодняшний день республика является единственным регионом, где отсутствует региональное отделение прокремлевской партии. А на недавнем съезде партии, прошедшим 29 марта, Карачаево-Черкессия стала единственным субъектом федерации, не имевшим своего представителя.

В республике фактически действуют три различные организации – «Отечество» и два альтернативных «Единства» - оспаривающих друг у друга право на приоритет. Конфликт начался более полутора лет назад, задолго до начала объединительного процесса движений «Отечество» и «Единство». Депутат Госдумы от республики Магомед Текеев, заручившись поддержкой части лидеров прокремлевской партии, объявил о создании регионального отделения «Единства». Параллельно с этим глава республики так же заявил о создании ячейки партии. При этом в республике продолжали действовать отделения «Отечества» и «Всей России», ориентацию на которых регион сохранил еще со времени предыдущих выборов. С началом процесса интеграции «Единства», «Отечества» и «Всей России» конфликт разгорелся с новой силой.

Партия «Единая Россия» до сих пор не объявила о свей поддержке Семенова на президентских выборах, что является четким свидетельством неоднозначной позиции Кремля. Между тем, приобретение влияния на региональное отделение «Единой России» является одной из приоритетных задач для Владимира Семенова. Это стало бы страховкой для слабеющего президента на случай, если федеральный Центр решит использовать партию в борьбе с его региональным политическим режимом. Кроме того, контроль над «Единой Россией» становится потенциальным инструментом торга с Кремлем по стратегическим вопросам. В случае получения республиканским лидером контроля над региональным отделением партии, поддержка Центра и гарантированное переизбрание Владимира Семенова на второй срок, скорее всего, будет «обменено» на использование административного ресурса для высокого результата партии в республике в ходе думских выборов в декабре 2003 года.


ПОЛИТИКА ФЕДЕРАЛЬНОГО ЦЕНТРА
В КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССИИ



У федерального Центра на сегодняшний день не существует четко выраженной политики по отношению к Карачаево-Черкесии, как, впрочем, и по отношению ко всем республикам Северного Кавказа. Действия Центра отличаются ситуативностью и скорее отвечают на вызовы и угрозы, исходящие со стороны беспокойных республик, нежели формируют целенаправленную стратегию их развития и интеграции в общее политическое пространство страны. Кремль еще не принял решения относительно складывающейся системы отношений с национальными республиками, и потому Центр избегает активно вмешаться во внутренние дела регионов Северного Кавказа, опасаясь нарушить хрупкий межнациональный баланс.

Суть подхода Москвы к ситуации в национальных республиках, полностью оправданный в том числе и по отношению к Карачаево-Черкесии, сводится к следующей схеме: невмешательство Центра в региональные дела в обмен на поддержание стабильной и предсказуемой социально-политической обстановки в регионе. В этих условиях лидер национального региона и его ближайшее окружение становятся для Москвы гарантом равновесия между основными национальными кланами, предохраняющим от возможных нежелательных этнополитических конфликтов. За это местное руководство получает определенный карт-бланш на установление правил регионального политического режима. В результате до последнего времени северокавказские лидеры были практически не сменяемы. В республиках, главы которых лояльны федеральной власти и хорошо контролируют местную ситуацию, Центр оказывает поддержку действующим президентам. Таким в свое время был и президент Карачаево-Черкесии Владимир Хубиев.

Но в последнее время всему политика Кремля на Северном Кавказе стала претерпевать некоторые изменения. Типичные внутренние проблемы для всех северокавказских режимов - раскол элит по национально-клановому признаку, перетекающих в межнациональный конфликт, и снижение рейтинга инкумбентов – дали федеральному Центру возможность некоторого маневра. Такими примерами могут послужить проигрыш на выборах многолетнего лидера Адыгеи Аслана Джаримова, в поддержке которому Кремль отказал. А в прошлом году Центр фактически впервые повел в одном из северокавказских регионов - республике Ингушетии - собственную игру. Кремль жестко пресек возможность победы доминирующей властной группировки «грозненских ингушей» - бывшего президента республики Руслана Аушева в союзе с «нефтяником» Михаилом Гуцериевым. Между тем, эти редкие примеры волевой политики Центра имеют успех лишь в том случае, когда ослабевшее региональное руководство не способно контролировать ситуацию и большая часть региональной элиты готово поддержать действия Кремля.


Ситуация в Карачаево-Черкесии вполне отвечает «требованиям» Кремля к возможности эффективного и безопасного вмешательства в политическое обустройство региона. С одной стороны, имеются убедительные свидетельства несостоятельности Владимира Семенова. С другой стороны, региональная элита в основной своей массе считает, что Семенов исчерпал себя как глава региона, и фактически саботирует все его действия. А главной характерной чертой предстоящих выборов станет не межнациональное противостояние, которое имело место в 1999 году, а скорее «межкарачаевское».

Карачаевцы способны представить значительный набор конкурирующих с Семеновым кандидатов, поддержанных тем или иным тейпом, а так же русскими, черкесами и другими региональными этносами. Это бывшие советские функционеры (Теймиров и Баташев), успешные предприниматели и управленцы (Сафронов, Каитов, Тлябичев, Дерев), бывшие и действующие силовики (Волкодав, Бурлаков, Демин, Коробейников), и фигуры федерального статуса (Хапсироков, Эбзеев). Кроме того, уже фактически начал избирательную кампанию, быстро набирает популярность, консолидирует элиту и находит поддержку у русских и черкесов глава регионального отделения Центробанка Мустафа Батдыев. Скорее всего, борьба между Семеновым и Батдыевым станет основой будущей избирательной кампании в республики.

В то же время уже сейчас решающим для региональной элиты и для населения остается «выбор Москвы». Отношение к федеральным властям в республике достаточно уважительное. И вмешательство Москвы видится населением как ключ к решению многих насущных проблем. Влияние этого фактора приведет к тому, что любой кандидат, поддержанные Кремлем, будет иметь серьезные преимущества перед другими кандидатами. Поддержка Центром теряющего влияние Владимира Семенова на пост президента на второй срок, скорее всего, серьезно дискредитирует федеральную власть перед региональной элитой и значительной частью населения республики. Готовность элит к самостоятельной «смене лидера» сдерживается лишь угрозой межэтнического противостояния. В этой ситуации главную роль играет позиция третейского судьи - Кремля. Поэтому поддержка из Центра одного из кандидатов может, скорее, стать причиной добровольного отказа баллотироваться для самого Владимира Семенова.


Ключевую роль в определении политики Кремля в республике способно сыграть полномочное представительство президента в Южном ФО под руководством Виктора Казанцева. В свое время во многом благодаря Казанцеву удалось завершить противостояние Семенова с Деревым. Полпред сначала взял черкесского лидера работать к себе заместителем в аппарате полпредства, а затем «усадив» враждующих за стол переговоров, помог достичь между ними договоренностей, частью которых стало назначение Дерева сенатором от президента республики. Поэтому Казанцев и аппарат полпредства пользуются в республике высоким авторитетом и влиянием. И, в целом, отношение к институту полпредства и самому Казанцеву крайне уважительное.

Между тем, отношения президента Семенова с полпредом президента в ЮФО, несмотря на «военное родство» (оба являлись генералами армии), не сложились. Явных противоречий между ними не существует, однако, общий фон является скорее негативным. Аппарат Казанцева фиксирует общее недовольство итогами правления Семенова, поддерживает контакты с большинством элитных группировок и, судя по всему, достаточно адекватно представляет себе возможные сценарии будущих выборов.

Но позиция полпредства полностью зависит от окончательного решения Кремля в пользу поддержки или «работы» против Владимира Семенова и в настоящее время способно лишь «держать руку на пульсе». Прежняя политика Центра по отношению к Семенову пока сохраняется, о чем так же можно по характеру действий полпредства – республиканский Главный федеральный инспектор (ГФИ) является номинальной фигурой, фактически подчинен республиканской властной группировке и не играет в осуществлении текущей политики полпредства в округе практически никакой роли. По этому факту можно определить, что Центр пока не готов активно действовать в регионе. Между тем, при четком определении задач и выборе приемлемого кандидата, способного к консолидации региональной элиты и отвечающего требованиям Кремля, полпредство способно стать основным «переговорщиком», согласующим кандидатуру между всеми национально-клановыми группировками.


В связи с началом большого избирательного сезона политика федерального Центра вновь принимает прежние черты – сохранение статус-кво по отношению к действующим региональным режимам и поддержка инкумбентов в обмен на гарантированное сохранение межэтнического равновесия. С одной стороны, ситуация вокруг президента республики представляет шанс достаточно безболезненно сменить этого неэффективного и «неугодного» регионального лидера, что отвечает общим установкам Кремля по федеративной реформе и стратегическому направлению региональной политики.

С другой, перемена в отношениях с национальными республиками может вылиться в серию совершенно ненужных накануне думских и президентских выборов конфликтов. В связи с этим достаточно сложно ожидать резких движений Центра по отношению к президенту Владимиру Семенову. Федеральный Центр занимает скорее выжидательную позицию. Если региональной элите удастся убедить Кремль в успехе «революции» и прогарантировать сохранение межнационального равновесия в ходе выборной кампании, Центр с высокой долей вероятности сможет повторить в республике ингушский или адыгейский вариант.