litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 15 16
Четыре года с губернатором Лебедем.



Буровский А.М.

Верхотуров Д.Н.


Книга ПОСВЯЩАЕТСЯ всем товарищам по несчастью – тем, кто поверил А.И. Лебедю и пошел за ним.

Авторы.

От авторов



Весной 1998 года в Красноярском крае состоялись выборы нового губернатора. В урочный день и час собрались кандидаты собрали подписи в свою поддержку, зарегистирировались и начали предвыборную гонку. Событие это, по меркам конца 90- х годов, рядовое и обычное.

Но те выборы были чем-то выдающимся, из ряда вон выходящим. Предвыборная кампания гораздо больше напоминала войну на улицах и площадях Красноярска и городов края, со своими окопами и блиндажами, со своими солдатами, капралами, офицерами и полевыми командирами. Всеми сторонами был выдвинут негласный лозунг, вполне в духе происходивших событий: «Патронов не жалеть!». Их и не жалели. «Боеприпасы», то есть листовки, газеты, плакаты, видеоролики, слухи, действительно расходовались во множестве. Деньги текли полноводной рекой из карманов финансистов кампаний, растекались реками и мелкими ручейками по карманам исполнителей. Были и жертвы. Были подмоченные репутации, были сломанные политические карьеры. Но были и герои кампании-98, победители, в числе которых главное место занимал победитель – Александр Иванович Лебедь, ставший губернатором Красноярского края.

Он был популярным политиком. На президентских выборах в 1996 году Александр Лебедь собрал более 14% голосов по всей России и занял третье место, уступив только таким признанным политикам того времени, как первый президент России Борис Ельцин и лидер коммунистов Геннадий Зюганов. После победы Ельцина, Лебедь становится на несколько месяцев председателем Совета Безопасности, и на этом посту заключает соглашение с чеченскими лидерами, вошедшее в историю как Хасавюртский договор.

В это же время А.И. Лебедь стал очень популярен и за границей. Такой известный деятель, как пан Ежи Помяновский, которого иногда называют «польским Солженицыным», не называл Александра Лебедя иначе, чем «человек будущего». «Националист Лебедь совершенно недвусмысленно сформулировал то, что отличает его от других. Он выдвигает критерий национальной принадлежности, который гарантировал бы целостность Российского государства, и при этом не замыкая его в границах Великого княжества Московского, в то же время давая соседям спать спокойно…. Дай нам Бог таких националистов!». Мнение пана Помяновского разделяли очень многие и в Польше, и в Германии, и в остальных странах Европы.


Но после скандала в Кремле, связанного с действиями Лебедя на посту председателя Совета Безопасности, отставной генерал-лейтенант был смещен со своей должности. Через некоторое время, перед началом выборов губернатора Красноярского края, Лебедь приехал в Красноярск, дал согласие баллотироваться на пост губернатора и вскоре был официально зарегистрирован кандидатом.

После жестокой и склочной предвыборной кампании, в которой сторонникам Лебедя удалось одержать убедительную победу, 5 июня 1998 года Александр Лебедь прошел инаугурацию, и сделался Губернатором Красноярского края. Судя по отзывам и в Российской центральной печати, и по вниманию иностранной прессы, событие это было каким угодно, только не «местным».

Четыре года правил Лебедь Красноярским краем, и только в последние полтора года начал спадать острый международный интерес к нему. Благодаря губернаторству Лебедя, многие вообще узнали, где находится Красноярск, и что это за город. Судя по отзывам международной прессы на смерть Александра Ивановича, он и в 2002 году оставался фигурой федерального и даже международного масштаба. Притом, что А.И. Лебедем интересуются и сегодня, красноярский период его истории остается чем-то совершенно загадочным. Собственно говоря, о Лебеде вообще мало что известно достоверно и точно.

Что вообще написано о нем? Серьезных исследований нет. Есть только несколько книг, написанных «придворными» писателями, которые паразитировали на личности Лебедя. В этих книжках много пафоса, много совершенно сказочных деталей, но очень, очень мало правды.

Уже в период губернакторства в Красноярске написана книги В.И.Малышкова «Сибирский вектор» [1], блестящее исследование А. Бархатова [2] и творение Полушина «Терновый венец миротворца» [3]. Однако, эти книги больше описывают Лебедя в «докрасноярский» период его жизни. Книга А. Бархатова вышла, когда Лебедь уже был Губернатором, но она – про события 1996-1997 годов. Книга Полушина тоже посвящена этому же времени: выборов Президента России, председательства в Совете Безопасности, переговоров с чеченскими лидерами и подписания небезывестного соглашения. О том, что делал Лебедь на посту губернатора Красноярского края, в этих книгах ничего нет.


К тому же, большая часть литературы о Лебеде написана, так скажем, «придворными» писателями, получавшими заказ на хорошую, имиджевую, как тогда говорили, книгу. Вопросом о точности и достоверности содержания тогда мало кто интересовался. Главное требование заключалось в том, чтобы авторы как можно более ярко и выпукло показали образ бравого генерала Лебедя в гражданском костюме. К сожалению, придворные живописцы редко рисуют правдивые портреты своих покровителей.

Книга В.И. Малышкова вообще вне всяких сравнений. Она не гвоорит о том, что происходило на деле, а рассказывает сказку о том, что было бы, если бы Лебедь не победил на выборах. Это книжка в весьма популярном ныне жанре «фольксгэшихте», или жанре рассказа о том, чего не было, но очень хотелось бы, чтобы было. Смотрится книга замечательно: блестящий твердый переплет с ярким коллажем, замечательная бумага очень белая и плотная, за 600 долларов за тонну. Нашлись ведь люди, которые не поскупились на издание такого творения. Даже в коммерческих изданиях чаще всего стараются использовать более дешевую. Яркое пятно на книжной полке, но использовать книгу невозможно ни для чего; даже подтереться – бумага неподходящая, слишком твердая.

Во всех этих книгах нет ни слова об избирательных технологиях, примененных во время кампании. Еще меньше говориться в них о реальных механизмах принятия решений, о кланах, которые делали политику в России конца 90-х годов ХХ века, об их деньгах, взаимоотношениях и делах. Что известно в России и в мире, например, о клане Анатолия Быкова и о его отношениях с Лебедем? О том, как Быков финансировал кампанию Александра Ивановича? О надеждах и чаяниях Быкова и его людей? О том, как разошлись и круто поссорились два бывших больших приятеля: алюминиевый магнат и бывший генерал, ставший губернатором?

Тем более в этих книгах нет ни слова о том, как и почему шли за А.И. Лебедем миллионы людей. Мы были одними из тех, кто шел за Лебедем, и пытались изо всех сил сделать его Губернатором и Президентом. Это был очень поучительный опыт. Разные люди, с совершенно разной психологией и жизненным опытом: ученые, инженеры, военные, бизнесмены, бывшие партийные работники, собрались в одну команду, которая поддерживала Лебедя, по мере сил и возможностей, двигала его сначала к губернаторскому, а потом уже к президентскому посту. Красноярская краевая организация движения «Честь и Родина», превратившаяся с лета 1998 года в штаб всероссийского движения, стала еще и неофициальным отделом Краевой администрации, связывавшая администрацию Лебедя со сторонниками на местах и с широкими народными массами. «Честь и Родина», через свою одноименную газету, честно делала паблисити губернатору на протяжении всего его правления, боролась с врагами и выигрывала выборы. В этом штабе работали простые люди, не отягощенные большими деньгами и властью, работавшие не только ради заработка, но и ради своего вождя.


Поскольку вышло так, что мы сами работали в «Честь и Родине» на достаточно высоких постах, постоянно находились в центре формирования «лебедевской» политики, и оказывали на нее свое посильное влияние, хорошо зная механизм работы «команды Лебедя», решили, что нужно восполнить этот пробел. Нужно написать книгу, которая бы рассказывала о том, как именно и с помощью кого Александр Лебедь правил в Красноярске. Эта книга написана о том, как Александр Иванович Лебедь стал Губернатором Красноярского края, и что он делал после этого.

Попутно с главным героем мы рассматриваем и рассказываем о многих, очень инетерсных и чрезвычайно специфических общественных явлениях, которые наблюдались в России в 90-е годы. Не рассказать о них было бы большим упущением. Не зная о некоторых особенностях жизни этого еще недалекого, но достаточно хорошо забытого времени, можно не понять мотивов действий ведущих лиц нашей истории. Надеемся, что они, вместе с повествованием о губернаторстве Александра Лебедя, составят яркую и цельную картину общественной и политической жизни Красноярского края при губернаторе Лебеде.


Часть первая


Тучи на горизонте


  • Даю вводную!

Так очень любил говорить один из заместителей председателя Красноярского отделения «Честь и Родины» Игоря Евгеньевича Захарова по организационным вопросам Анатолий Николаевич Глушков. Он был военным, подполковником запаса, и служил вместе с Захаровым в танковых войсках. Оттуда они принесли в «ЧиР» любовь к четко организованному порядку, к кратким указаниям и вводной информации, с которой начиналась любая инструкция. Каждый работник «ЧиР», получавший задание от руководства, получал также и вводную информацию, вводившую его в курс дела.

И мы тоже последуем примеру Глушкова, и дадим вам вводную информацию о том, что такое Красноярский край, где он находится и что там делалось непосредственно перед приходом Лебедя. А также дадим вводную о том, кто такой Лебедь, и что за человек стал править Красноярским краем.



Глава первая

Красноярск и его окрестности


Широка страна моя родная,

Много в ней лесов полей и рек.

Я другой такой страны не знаю,

Где так вольно дышит человек.


Исаковский.


Послушайте ребята,

Что вам расскажет дед:

Земля у нас богата,

Порядка только нет.

Граф А.К. Толстой



Я ж секрет земного рая

Заучил как «пятью пять»:

Широка страна родная,

Долго можно продавать.

Б.Рябцев



Если сказать всего несколько слов, то как можно описать место под названием «Красноярский край»? Отбросив всякие мелочи, скажем так: Красноярский край – это могучий широкий Енисей, горы, покрытые светлой кедровой тайгой, это жаркое лето и суровая зима, это колоссальные богатства, спрятанные в горах и лесах Приенисейской Сибири. Чего тут только нет, начиная от бурого угля и кончая золотом, платиной и редкоземельными металлами.

Юг края – это жаркие и зимой почти бесснежные степи верхнего течения Енисея. Эти места были с глубокой древности обжиты людьми. То тут, то там, посреди степи возвышаются курганы, оставленные воинственными кочевниками древности. К слову сказать, эти самые кочевники создали здесь очень раннюю государственность. Когда в Риме еще не было императоров, и обращался к римскому плебсу Гай Гракх, когда на месте Москвы был густой лес, когда сами славяне еще даже не разделелись на племена, здесь, в Южной Сибири, на берегах Енисея уже было государство. На левом берегу стоял дворец, выстроенный в китайском стиле, а местная динлинская знать отправляла дары ко двору императоров Китая династии Хань и участвовала в набегах степняков на китайские провинции.

В VIII веке, когда у славян стала только-только зарождаться государственность, прямые потомки динлинов, енисейские киргизы, уже господствовали в Центральной Азии. Киргизская конница потрясала центральноазиатские степи, и китайские императоры династии Тан считали за честь лично принимать послов и состоять в родстве с киргизскими князьями. Но киргизам не повезло. Их государство рухнуло под ударом Чингисхана. На пятьсот лет енисейские степи стали владением монголов, пока на северо-западе не появились русские отряды.


В XVII веке между русскими с одной стороны, монголами и киргизами с другой, началась долгая, упорная борьба за обладание этими степями. После этой борьбы, растянувшейся на 70 лет, они достались русскими. Вскоре здесь появились русские поселения, пашни и дворы, а потом и русские города. Русские принесли с собой развитую земледельческую культуру. Этот край превратился в благодатную житницу.

Немного севернее, за отрогами Восточного Саяна, пересекающего край с северо-запада на юго-восток, идет полоса лесостепей. Здесь очень широко и привольно расселились русские, построившие такие крупные города как: Красноярск, Ачинск, Канск, Енисейск, Назарово, Ужур. Здесь же были основаны большие и старые села: Емельяново, Сухобузимо, Казачинское, Уяр, Козулька, Большой Улуй. Это сельскохозяйственные районы, на западе и востоке края зерновые, а в центре, вокруг Красноярска, – мясные. По этой территории проходит главные магистрали Красноярского края – Транссиб и автотрасса М-54 «Байкал».

А далее на севере начинается малообжитая территория, пересекаемая Енисеем и его большими правыми притоками, покрытая горами и бесконечной тайгой. Горы прорезают такие великолепные и красивейшие реки: Ангара, Подкаменная и Нижняя Тунгусски. Севернее Нижней Тунгусски начинается дикое плато Путорана. Жутковатое и красивое смешение причудливых гор, скал, обрывов, и густой тайги. Морозы здесь иногда достигают –60 градусов по Цельсию. На таком морозе почти не горит дерево и ломаются стальные инструменты.

А далее на север начинается уже лесотундра и тундра Таймырского полуострова, с его самой северной точкой всего Евразийского континента, мысом Дежнева. Это край жестоких зимных буранов, снега и сильного мороза, летних болот, скупой приполярной растительности и полчищ комаров. Здесь находится самый северный крупный город Красноярского края – Норильск, и мощный Норильский горно-металлургический комбинат.

Красноярский край пересекает всю Россию с севера на юг в районе 110-го мередиана. Южнее его остается только небольшая территория Республики Тыва, отделяющая Красноярский край от границы с Монголией. На этой дикой, таежной, малообжитой на севере земле свободно разместятся четыре Франции.


Вот такой он – Красноярский край, который выбрал себе Александр Лебедь. Описывать его красоты, удивительные места, образы и условия жизни можно бесконечно, написав при этом несколько толстых томов. Но мы не станем этого делать, поскольку считаем, что достаточно этого небольшого очерка для того, чтобы немного понять, где находится это замечательное место, в котором произошли все нижеописанные события.


Модель России


По странному стечению обстоятельств, Красноярский край, словно на модели, может показывать все особенности российской жизни, присущие стране в целом. Край издавна заселялся выходцами из самых разных уголков России и бывшего Советского Союза. Здесь представлены, наверное, все национальности, которые только есть в России. По странному стечению обстоятельств, даже география их расселения по краю оказалась схожей с общероссийской. Если взять карту края и повернуть ее на 90 градусов вправо, так, чтобы «север» края оказался на «востоке», то можно увидеть, что он даже на первый взгляд очень похож на Россию.

На такой развернутой карте Красноярск находится примерно там же, где в России находится Москва. Нет, правда, Санкт-Петербурга, зато есть Ужур, вполне сходящий за Псков, и Назарово, вполне сходящий за Новгород. Ачинск находится примерно там же, где в России стоят города Архангельск и Мурманск. Шарыпово – аналог промышленных городов Северо-запада России: Петрозаводска и Костомукши.

Минусинск – это вне всякого сомнения, аналог Ростова. Канск – это некоторый аналог Волгограда, тогда как находящийся между Красноярском и Канском Уяр очень похож на города российского Нечерноземья. Вообще, вся эта область востока и юга Красноярского края очень сильно походит на аграрные районы Европейской части России.

Аналога Урала у нас, к сожалению нет, но зато есть города Енисейск и Лесосибирск, которые вполне могут сойти за уральские города. Аналог мощных уральских промышленных городов воплощен в нескольких «закрытых» городах: Железногорске и Зеленогорске. А дальше на север идет почти полный аналог самой Сибири: огромные и малонаселенные пространства. На самом севере стоит Норильск, весьма похожий по своему положению на Владивосток в России. Есть даже аналоги отделившихся республик в виде Хакасии и Тывы, находящихся примерно там же, где находятся на карте бывшего Советского Союза Украина, Белоруссия и прибалтийские республики.


Такое странное совпадение на сегодняшний день является труднообъяснимым географическим феноменом. Однако, нужно сказать, что сей феномен работает, и работает достаточно хорошо. Всероссийской избирком оценивает предварительные итоги любых всероссийских выборов по результатам голосования в Красноярском крае.

Промышленный регион



Теперь о том, что собой представляет край в эконом-политическом смысле. Он – место развития военно-промышленного комплекса. Как хозяйственный район, как отдельный территориально-промышленный комплекс, Красноярский край поднялся во время войны. Сюда, целыми эшелонами гнали оборудование эвакуированных заводов. На большой площадке правого берега Енисея, напротив тогдашнего Красноярска, стали один за другим расти новые цеха. Заводы постепенно оккупировали весь правый берег Красноярска, от самого Енисея до отрогов Восточного Саяна, подходящих прямо к городу.

Волею случая, в Красноярске оказалось производство боеприпасов и частей к самолетам. Это обстоятельство было использовано, и вот в начале 50-х годов на правом берегу Енисея стал строиться новый индустриальный гигант – Красноярский машиностроительный завод, сокращенно Красмаш. Завод был секретным, но все в городе знали, что на нем делают. Красмаш производил ракеты и ракетные двигатели самых разных типов.

Совсем рядом, на том же правом берегу Енисея, на Красноярском химкомбинате «Енисей» производились пороха и твердое ракетное топливо. В конце 60-х годов открыли еще одной крупное предприятие – сверхсекретный Красноярский химико-металлургический завод, который выплавлял редкие и редкоземельные металлы. Работал завод «Сибсталь», производивший высококачественные стальные детали. Все это, как вы догадываетесь, для нужд обороны. Кадры оборонщиков укрепили созданием Красноярске сначала техникума, потом института, а ныне Академии космонавтики и самолетной техники. Одним словом, в Красноярске была создана законченная производственная цепочка ракестроения.


Производство ракетной техники решено было укрепить собственной сырьевой базой. В конце 50-х годов под Красноярском возводится огромная и знаменитая на весь мир плотина Красноярской ГЭС имени 50-ти летия СССР, мощностью в 6 млн. кВт. Уже на левом берегу Енисея, северо-восточнее города, в середине 60-х годов стали строиться еще два металлургических гиганта: Красноярский алюминиевый завод, сокращенно КрАЗ, и Красноярский алюминиевый механический завод, сокращенно КрАМЗ. Если первый занимался выплавкой алюминия, то второй производил алюминиевый прокат. Группу металлургических заводов пополнил вскоре Красноярский завод цветных металлов, сокращенно Красцветмет. Он занимался выплавкой драгоценных металлов и производством проката всех цветных металлов, особенно меди. Для кадрового укрепления красноярской цветной металлургии, из Москвы был переведен Институт цветных металлов и золота, а теперь Красноярская Академия цветных металлов и золота.

Цветная металлургия сыграет в дальнейшей истории Красноярска выдающуюся роль.

Время, когда строились и вводились в строй все эти мощные предприятия, вошли в историю Красноярского края как «красноярские десятилетки». В это время крайком КПСС превратился в мощный хозяйственный штаб по руководству промышленным и бытовым строительством. Первые секретари крайкома: Валерий Олегович Долгих и Павел Стефанович Федирко стали крупными хозяйственными руководителями и строителями, помимо партийного руководства большим и богатым краем.

Планы у Госплана СССР в отношении Красноярского края были, по всей видимости, наполеоновскими. Мощь красноярской цветной металлургии их не устроила, и вскоре был возведен и пущен в ход мощный Саянский алюминиевый завод, сокращенно СаАЗ. Энергию он брал с не менее мощной, чем Красноярская, но более совершенной Саяно-Шушенской ГЭС. В конце 70-х годов была начата стройка Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса, сокращенно КАТЭКа. Была открыта широкомасштабная разработка канско-ачинских бурых углей, и строительство первой очереди системы ГРЭС.


Планы были большими, но они так и не были доведены до конца. Началась перестройка. Оказалось, что на воплощение амбициозных проектов просто нет денег. Строительство КАТЭКа сначала затормозилось, а потом и вовсе встало. В Красноярске памятником былым временам осталось огромное незавершенное здание «КрасноярскНИИКАТЭКугля» на Стрелке, в исторической части города. Двадцатипятиэтажный небоскреб, увенчанный «шапкой» с вертолетной площадкой на вершине, так и остался пустой и незаселенный. Рядом стояла до недавнего времени пустая и недостроенная гостиница. Теперь в ее огромном трехэтажном вестибюле разместился целый «Китайский торговый город».

Производственные кланы



Бурное хозяйственное развитие Красноярска наложило четкий и неизгладимый отпечаток на всю его жизнь. Не осталось людей, так или иначе связанных с тем или иным производством. Город, выросший за последние полвека в десять раз по населению и в четыре раза по территории, стихийно делился на производственные кланы и сообщества: «кразовцы», «красмашевцы», «шинники»1, «речники»2, «железнодорожники»3, и многие многие другие. В Ачинске, с постройкой Ачинского глиноземного комбината и Ачинского нефтеперерабатывающего завода, население стихийно поделилось на большинство «глиноземщиков» и меньшинство «нефтяников». Специализация достигала того, что представители одного производства жили в своих районах с характерными названиями «Шинники», «пос. Энергетиков», «пос. ГЭС». Особняком стояли работники Норильского комбината.

По производственным кланам делилось и руководство края. Вообще, оказалось, что даже всесильная в советские времена партийная власть тоже зависела от этих производственных кланов. Традиционно сильные «норильский», «строительный» и «алюминиевый» кланы успешно выдвигали своих предствителей в руководство административными и партийными органам края. Первым секретарем крайкома очень долго был Валерий Долгих, бывший директор Норильского комбината. Сделали блестящую партийную и государственную карьеру выдвиженцы «строительного» клана: Олег Николаевич Шенин и Сергей Кужугетович Шойгу. «Алюминиевый» клан с успехом обживал управление Красноярском, Саяногорском и Ачинском.


Нельзя понимать производственные кланы, как что-то вроде партии. Скорее это были сообщества, объединяемые общими рабочими интересами. Члены сообщества помогали друг другу решать сложные проблемы на работе, помогали в партийной работе, и помогали партийному росту своих знакомых и друзей. Между кланами не было антагонистической борьбы. Представители кланов, конечно, враждовали между собой, отстаивали свои ведомственные и местные интересы, занимались «толкачеством» в высших инстанциях. Но, в то же время, довольно свободно приходили друг другу на помощь, чем-то делились, достаточно легко договаривались. Со временем сложилось сложное неписаное «лествичное» право занятия должностей, преемственности и решения разных вопросов, которое соблюдали все кланы.

Например, при перевыборах бюро и первого секретаря крайкома, представители всех наиболее крупных кланов, которые, конечно же, были представлены в составе работников крайкома КПСС, предварительно договаривались и приценивались к предлагаемой кандидатуре: как будут при новом первом секретаре решаться важные вопросы. Рано или поздно согласие достигалось и закреплялось единогласным голосованием на заседании бюро крайкома. В то время на высоком уровне стояло искусство договариваться без ссор и скандалов, в тиши кабинетов, по-партийному и по-товарищески.

Демократы



Когда же началась перестройка, и в политику пошли массы, выдвинувшие новых политических деятелей, эта отлаженная система стала раз за разом давать сбои и отказывать. Жизнь поставила перед партийной и хозяйственной номенклатурой новые вопросы, ответы на которые они не знали. Зато ответы на эти новые вопросы быстро умели находить люди из противоположного политического лагеря – демократов. Основной костяк красноярских демократов составляли выходцы из ВУЗов города.

В первые и последние в России по-настоящему демократические выборы 1990 года в народные депутаты России, оппозиционерам из демократического лагеря удалось провести в часть Советов своих представителей. Чем крупнее был Совет, тем больше в нем было демократов. На Съезде народных депутатов России в июле 1990 года демократы составили большую фракцию, которая дала решительный бой партийной номенклатуре, сумела провести в председатели Верховного Совета России Бориса Ельцина и Декларацию о государственном суверенитете.


Примерно то же самое случилось в Красноярском крае. На выборах 1990 года местные демократы провели большую и активную группу депутатов. Их было мало, но активностью они сумели завоевать преимущество. Фракция депутатов-демократов в Крайсовете под руководством Вячеслава Александровича Новикова сумела не только противостоять партийному большинству. Новиков был избран Председателем Крайсовета. Образованный для решения текущих дел Малый Совет из 30 депутатов, наполовину состоял из демократов. Они стали проводить через Крайсовет свою политику. Это, конечно, крайне не нравилось представителям номенклатуры. Обе стороны готовились к решительной схватке за власть над страной.

Просачиваются сведения о том, что готовилась отдельными товарищами основа для вооруженного сопротивления демократам. Создавались незаконные отряды, накапливалось оружие и боеприпасы. По отдельным и практически непроверяемым сведениям, в окрестностях Красноярска существовало несколько бункеров, в которых были спрятаны тысячи автоматов, сотни пулеметов, гранатометы и боеприпасы к ним. Неизвестно, сколько точно было этого оружия, кто его готовил и для какой цели. Ходят другие, столь же туманные и непроверяемые слухи о том, что вооруженные отряды создавались и демократическими группами. В них, по некоторым сведениям, могло быть до 50 человек, вооруженных автоматами. Это все, конечно, слухи, но слухи весьма показательные. Есть все основания утверждать, что в них имеется доля истины.

Сначала, в ходе быстрой и напряженной парламентской борьбы 1990-1991 годов партийная номенклатура утратила только часть своих полномочий и привилегий. Но после путча августа 1991 года, роспуска КПСС, стало ясно, что былая власть потеряна. В дни путча, когда в Москве на улицах стояла бронетехника, в Красноярске очевидцы отметили повышенную активность неизвестных вооруженных людей. Но их действия ограничились только снятием красных флагов и выносом бюстов Ленина. Жертв не было. Гражданская война, вспышки которой так боялись, не состоялась. Россией стали править сторонники Ельцина, бывшие еще за год до этого в меньшинстве и оппозиции.


Новые люди пришли в Администрацию края и в Красноярске. Глава администрации края в 1993-1998 годах Валерий Михайлович Зубов вышел из группы новосибирских ученых, привезенных с собой ректором КГУ Соколовым. Одной из идей Венеамина Сергеевича было неукоснительное расширение Университета. В 1980 году создали «экономическую группу» на математическом факультете, в 1982 – самостоятельный экономический факультет. Тогда–то в команде Университета появился и Зубов. До событий 1991 года он работал в университете, постепенно поднявшись до декана экономического факультета.

В смутном 1991 году Зубов работал на бирже «Тройка». Это был тот самый период, когда бирж в СССР и Российской Федерации оказалось больше, чем во всем остальном мире.

Потом, явно не без помощи главы «Тройки», матерого партбюрократа Коновальцева, стал во главе любопытного учреждения, которое тогда называлось Главное планово–экономическое управление. Одновременно он стал и заместителем Аркадия Филимоновича Вепрева – губернатора Красноярского края. В декабре 1992 года Вепрев, уставший от работы на посту губернатора, подал в отставку, в начале 1993 года отставка была принята, а Зубова Аркадий Филимонович, уходя, оставил вместо себя. С февраля 1993 года Валерий Михайлович стал исполняющим обязанности Главы Администрации Красноярского края. А весной 1993 года Валерий Михайлович легко выиграл избирательные бои у Валерия Ивановича Сергиенко, бывшего видным хозяйственным работником и председателем крайисполкома, и стал законным губернатором Красноярского края.


Шанс для номенклатуры

Однако, для номенклатуры вскоре появился шанс. При потере своей политической власти, подавляющее большинство директоров производств, организаций и фирм, возникших еще при Советской власти, остались на своих местах. Тогда, кроме старой советской, никакой другой экономики еще не было, а рыночная экономика была еще только декларацией. Смещение всех советских хозяйственников грозило полным параличем экономики, и новая власть на этот шаг не пошла.


В это смутное время началось тайное, фактическое растаскивание заводов и предприятий, ценностей и имущества по рукам членов бывшей номенклатуры. Началась «дикая приватизация», главными действующими лицами которой стали директора заводов. В Красноярске жертвой «дикой приватизации» пал Красноярский телевизорный завод, производивший телевизоры и радиотехнику для военных. В 1992 году значительная часть оборудования была тайно демонтирована и продана по цене металлолома. Пустые площади цехов стали сдаваться в аренду многочисленным дочерним фирмам и предприятиям. Держались только военные цеха, но в 1998-1999 годах и они стали закрываться. Бывший секретный военный завод практически развалился.

Осенью 1992 года вышло постановление правительства о приватизации. Оно определяло порядок приватизации и должно было поставить предел незаконному разгосударствлению. Кое-что удалось изменить, но эти законы не изменили социальную суть приватизации. Главным действующим лицом продолжали оставаться бывшие номенклатурные работники, хозяйственники и директора, обладавшие нужными связями и деньгами для приватизации. Они-то и стали собственниками почти всех приватизированных в Красноярском крае предприятий. Кого из новых собственников не поскреби – окажется или партийный, или комсомольский работник.

Вот тогда-то и началась самая интересная эпоха в жизни Красноярского края. Приватизировав и акционировав крупные и мелкие предприятия, почуяв вкус больших денег, бывшие партийные работники и хозяйственники стали переустраивать жизнь по-своему. Стали заниматься бизнесом. К ним быстро нашли дорогу оборотистые дельцы, которые разъяснили все выгоды торговли алюминием, медью, никелем, и множеством других материалов, производившихся в Красноярском крае. Началась эпоха международного сырьевого бизнеса.

Привыкшие в советские времена значительную часть своих дел делать в обход закона, путем договора с соответствующими органами, новые собственники занялись бизнесом с полным пренебрежением к законам. Собственники и управляющие металлургическими заводами первыми стали участниками незаконных сделок с алюминием, системы толлинга, аферами с чеченскими банковскими авизо, нашумевшими в те времена по стране. Бизнес был настолько грязным, что сегодня о нем мало кто хочет вспоминать.


Там, где есть грязный и незаконный бизнес, там неизбежно появляются бандиты. Уже в 1992-1993 годах новые собственники производства обзавелись крепкими связями в уголовных кругах, стали делиться с ними частью прибыли в обмен на «крышевание», то есть защиту бизнеса от посягательств. Крупная промышленность волей обстоятельств оказалась тесно связанной с преступным бизнесом и уголовщиной. Этот альянс был временным и отчасти вынужденым. Уголовный мир мог быстро достать наличные деньги на приемлимых условиях и помочь завести новые связи, необходимые для успешного ведения бизнеса, в том числе и за рубежом.

Край после октября 1993-го



Тем временем, бывшие члены номенклатуры организовали новое политическое движение, которое развернуло в 1992-1993 годах борьбу с ельцинским правительством, и в октябре 1993 года попыталось осуществить государственный переворот. Ельцину удалось справиться с ними только расстрелом здания Верховного Совета России из танков и штурмом. В Красноярске путч октября 1993 года прошел очень тихо и в чем-то даже по будничному. 17 октября 1993 года был распущен Крайсовет. В это время уже шла подготовка к выборам в Госдуму. На них КПРФ, прямо не участвовавшая в путче октября 1993 года, взяла значительный процент голосов. Сенсацией выборов была победа Владимира Жириновского и его ЛДПР. Новый парламент стал антипрезидентским. Коммунисты, вместе с националистами, одержали убедительную победу на парламентских выборах. Демократические же партии с треском проиграли выборы.

В такой ситуации, демократы, стоявшие во главе распущенного Крайсовета и руководящие Администрацией Края, предпочли договориться с лидерами красноярских коммунистов: Владиславом Юрчиком, Юрием Абакумовым, Петром Романовым и Владимиром Севастьяновым. В последующие годы практически не было серьезных конфликтов между властью в крае и коммунистами. Некоторые знатоки местной политической жизни утверждают даже, что в те времена Красноярским краем правил не губернатор Валерий Зубов, а Владислав Юрчик со товарищи из своего кабинета в крайкоме КПРФ.


Действительно, для такого рода суждений были свои основания. Лидеры коммунистов были крупными хозяйственниками и партийными руководителями. Они не были при Советской власти людьми первой величины, но выдвинулись после падения прежних вождей. Особенно высоко поднялся Петр Васильевич Романов, директор Красноярского химкомбината «Енисей». В 1992-1993 годах он финансировал и помогал различным оппозицонным Ельцину партиям и движениям, был сопредседателем Русского Национального Собора, и входил одновременно в ЦК КПРФ. После событий октября 1993 года он стал видным деятелем в комфракции первой Госдумы и членом Политбюро ЦК КПРФ. Все 90-е годы по Красноярску ходили упорные слухи о том, что влияние Романова основывается на масштабном спиртовом бизнесе, начинавшимся из ворот его комбината. Правда, слухи эти ни разу не подтверждались, но и не опровергались.

Это время, 1993-1994 годы, были временем расцвета новых собственников-предпринимателей из числа старой партийной номенклатуры. Тогда они обладали максимумом власти, большими деньгами и огромными возможностями, пользовались авторитетом в обществе и могли влиять на местную и государственную политику. Однако, эта эпоха быстро завершилась. На авансцену выступили другие действующие лица.

Бывшие члены номенклатуры все конфликты улаживали между собой путем переговоров. Крайне редки были более или менее открытые конфликты, а уж о вооруженных стычках и речи быть не могло. Этот слой общества был тихим и спокойным. Но он помог быстро подняться и обрести силу другому слою: представителям уголовных кругов. Сотрудничество новых собственников и бандитов привело к тому, что последние стали быстро обзаводиться деньгами, новыми связями, и еще большими возможностями, чем имели раньше. Уголовные авторитеты усиливались на глазах, и скоро стали делить сферы влияния между собой. Этот дележ сопровождался кровавыми разборками и убийствами. При этом старые уголовные авторитеты, воры в законе, предпочитали держаться в стороне от нового бизнеса. Карьеру делали в основном новобранцы, люди, недавно оказавшиеся в уголовных кругах.


Быков



В Красноярске самым ярким представителем этого рода людей был Анатолий Петрович Быков. Он сыграет потом одну из самых ярких ролей в нашей истории выборов и правления Лебедя в Красноярске.

Анатолий Петрович Быков родился в маленьком городке Назарово, на западе Красноярского края 17 января 1960 года. Что известно о карьере Быкова совершенно официально: закончил факультет физического воспитания Красноярского педагогического института. Два года работал он учителем физкультуры в средней школе в городе Назарово. Потом переехал в Красноярск, где занялся коммерцией. Так же официально известно, что Быков стал одним из акционеров Красноярского алюминиевого завода, дающего порядка 20% всего мирового алюминия. В 1996 году Быков стал депутатом Назаровского горсовета, а в декабре 1997 года собрал 70% голосов на выборах в Законодательное Собрание края по одномандатному округу в Назарово.

В Красноярском крае, особенно в западной группе районов, у него огромная известность как мецената и спонсора, кормильца старушек и помогающего людям достойным, но бедным. О нем говорят, что Анатолий Петрович не забывает земляков из Назарово.

О том, как именно стал Быков главой Совета директоров КрАЗа, ходит невероятное количество самых невероятных слухов. В каждом отдельном случае никакой официальной информации нет. Больше всего информации о Быкове и его покровителях содержится в размещенном в Интернете сайте «Коготь-2». Происхождение этого источника более чем сомнительно. Но с другой стороны все, что известно из открытой печати, нисколько не противоречит этому источнику.

Согласно и сайту «Коготь-2», и по воспоминаниям жителей Назарово постарше, свою карьеру предпринимателя Анатолий Быков начинал куда так скромно, в 13-14 лет у кинотеатров своего родного Назарово он отнимал копеечки у ребят помладше. Мальчик подрос, и добывал средства к существованию делом достаточно вульгарным – рэкетом. В современных Российских условиях рэкет и организация организованной преступной группы, или ОПГ, далеко не всегда ведет в тюрьму. Скажем, Анатолий Петрович Быков вместо каторги угодил в директора КрАЗа. При том, что не занимался он отродясь ни производством алюминия, ни финансами, ни другими областями экономической науки и практики.


Уже в Назарово Быков сколотил «бригаду» из спортивной молодежи, а в 1990-1992 году возглавил, как принято говорить, организованную преступную группировку. Отдадим должное незаурядному уму Быкова, в его «бригаду» попадали люди молодые, без судимостей, непьющие и в большинстве даже некурящие. В результате до 1993 года Быков оставался почти вне какого-либо внимания правоохранительных структур и отделов по борьбе с организованной преступностью.

В начале-середине 90-х годов выращивание преступных организаций было чуть ли не официальной установкой, неукоснительно выполнявшейся на местах. Краевое МВД приняло своеобразную концепцию «борьбы с преступностью руками самих преступников». Генерал милиции Борис Викторович Петрунин и начальник краевого УОП В. Агеев, а затем М. Егоров, сделали ставку именно на Быкова. Генерал-полковник КГБ А.Е. Сафонов назначил руководителя, и, своего рода, наставника Быкова – полполковника ФСБ С.И. Мутовина. Мутовин даже получил в криминальных кругах кличку «Дядька», прямо как свой брат, уголовник. В 1992 году Сафонов сделался заместителем министра безопасности Российской Федерации, и вошел в группировку «Красноярское землячество» вместе с М. Егоровым, начальником Управления по борьбе с контрабандой и коррупцией В. Цехановым, заместителем начальника Управления экономической контрразведки генерал-майором Н. Налобиным.

Вот такие фигуры федерального масштаба и двигали Быкова к власти. Без из поддержки, без лоббирования ФСБ и МВД никогда не сделаться бы ему преступником такого масштаба.

Кстати, эти же лица прикрывали финансовые интересы другого преступника, близкого друга Быкова, некого Иванькова, известного больше под кличкой «Япончик». Процитируем сайт «Коготь-2»: «Используя поддержку силовых структур и их информационные возможности, Быков организовал убийства практически всех известных авторитетов, претендовавших на лидерство в Красноярске.

Органы милиции Красноярского края на все «разборки», чинимые в интересах Быкова, смотрели сквозь пальцы, даже заранее получая информацию о подготовке очередного заказного убийства. В итоге к концу 1994 года Красноярск оказался под полным контролем Быкова. Оставшиеся в живых авторитеты предпочли покинуть город или отойти от дел».


На Бадалыке, главном городском кладбище Красноярска появилась целая «Аллея героев» в престижном месте, у входа на кладбище. Аллею составили огромные помпезные склепы, поставленные над прахом не обладающих вкусом, но сказочно богатых разбойников.

В 1993 году Быков установил контроль над Красноярским алюминиевым заводом. По официальной версии, сам Центр дал установку выдавить братьев Черных из алюминиевой промышленности Красноярска. Это оправдывало применение абсолютно любых методов. На самом КрАЗе его тогдашний генеральный директор Юрий Колпаков хотел потеснить позиции британского холдинга «Trans-World Group» (TWG). Не рассчитывая на помощь государства, он обратился к Быкову, единственному, кто обладал реальной силой в криминальном мире. Со своей стороны, Колпаков ввел Быкова в состав акционеров производственно-коммерческих фирм «Металэкс» и «СТМ», владеющих 17, 4% акций КРАЗа. Тут имеет смысл вспомнить, что еще в 1990 году крестными отцами Быкова в организованной преступности изначально, с 1990 года были лидеры узбекской ОПГ Салим Абдулаев по кличке «Салим» и Тофик Арифов по кличке «Тофик». Оба они из окружения Льва Черного.

Но фактически речь шла не о вытеснении Черных, а о перестановке фигур на сцене алюминиевого бизнеса: уже сами преступники хотели убрать самых одиозных типов, поставить у кормила новых действующих лиц. Быков слетал в США, и заручился поддержкой самого Иванкова-«Япончика». Так что Быков не рисковал поссориться с самыми важными и отпетыми бандитами международного класса. В Красноярске началась «алюминиевая война».

Что сказать об «алюминиевой войне»? По одним данным, «Аллея героев» на Бадалыке пополнилась примерно на 200 могил. По другим данным даже на 300. Характерно, что приход Быкова на КрАЗ плохо кончился для самого Колпакова: в конце концов, его выгнали с КрАЗа, а на освободившееся место уселся сам Быков.

КРАЗ – это сотни миллионов долларов прибыли, оседающих в карманах «своих». Кроме этого, неконтролируемый и не облагаемый налогами доход «группы Быкова», по разным данным, составляет от 40 до 60 миллионов долларов США в год. Распоряжаясь такими средствами, Быков к 1996 году окончательно сделался чем-то вроде губернатора, только теневого, незаконного.


Причем все инспекции, все проверки Центра приводили только к укреплению положения Быкова, и в криминальном мире, и в официальной политической структуре. В январе 1997 года в Красноярском УВД работала комиссия МВД Российской Федерации. В апреле 1997 года – комиссия центрального аппарата ФСК. Трудно поверить, что членам обоих комиссий так уж неизвестно, как появилась на Бадалыке «Аллея героев», и кто ее активно пополнял.

Трудно поверить также, что комиссии осталось неведомо: дочь Петрунина стала любовницей Быкова, и постоянно живет в США на его деньги. Что глава красноярского МВД получает от «крестного отца» дорогие подарки, и что сам Петрунин сын участника литовского Сопротивления. В свое время Петрунин скрыл это обстоятельство, устраиваясь на работу в МВД.

По данным сайта «Коготь-2» после инспекции 1997 года Быков подарил Колесникову памятный подарок: хрустальное ведро с розами и «килограмм зеленых денег», то есть 100 тысяч долларов. По-видимому, кое-какие данные, заставляющие откупаться, у комиссии все-таки были.

Стремясь укрепить свои позиции, Быков создал Транснациональную алюминиевую компанию «ТаНАКо». Производство алюминия энергоемко. И ТаНАКо естественнейшим образом протянула свои щупальца к источникам энергии. К ОАО «Красноярскэнерго», Ачинскому глиноземному комбинату – единственному источнику сырья для КрАЗа, к Красноярской ГЭС, к Бородинскому угольному разрезу.

Впрочем, бизнес Быкова более разнообразен, чем принято полагать. Есть основания думать, что он протянул руки даже к международной торговле оружием, и что хранение и переработка ядерных отходов могут стать частями его бизнеса.

Процитируем еще раз «Коготь-2»: «Таким образом, в Красноярском крае, крупнейшем и богатейшем субьекте Российской Федерации, сложился альянс местного коррумпированного чиновничества и теневого бизнеса с иностранным капиталом, за которым стоит международная организованная преступность. Деятельность этого альянса чревата опасностью для России потерей ведущих предприятий в ключевых отраслях экономики, а также становлением в крае диктатуры криминалитета, направляемой из-за рубежа».


В конце 1996 года ситуация успокоилась. Быков стал владеть алюминиевым бизнесом. Большинство его конкурентов погибло в ходе «алюминиевой войны». Были заново отлажены отношения с зарубежными компаниями. Бизнес стал стабильным и начал приносить большие доходы. На эти доходы Быков расширял свои экономические владения в крае. Вокруг него и его группы приближенных возникли круги зависимых от него людей, тех, кому он когда-то чем-то помогал. С помощью зависимых людей, Быков постоянно расширял сферу своего влияния и вскоре не осталось области, где бы не было его контроля и участия.

Быков быстро и успешно сделал себе привлекательное паблисити. Став очень богатым человеком, он охотно жертвовал и выделял деньги на самые разные нужды, уделяя особенное внимание спорту. В 1997 году он проходит депутатом в Законодательное Собрание края, где становится председателем комитета по промышленности. На глазах уголовный авторитет превращался в респектабельного политика.

Демократы, которые теперь уже были таковыми больше по названию, чем по существу, из Краевой администрации Зубова, быстро нашли общий язык с новым хозяином в крае. Быков стал теперь главным контрагентом власти, отодвинув на задний план могущественных еще вчера промышленных вожаков от компартии.

Казнокрадство


Разумеется, что этот разгул «экономической деятельности», сопровождавшийся массовым и повсеместным нарушением законов, при слабости центральной государственной власти, был не только на верхах общества, но и в низах. В середине 90-х годов в крае бушевало совершенно невиданное за последние лет сто казнокрадство. Миллиарды и триллионы государственных бюджетных средств исчезали из бюджета. Финансировались несуществующие «закупки» и «завозы», всевозможные программы. В массовом порядке не стала выплачиваться зарплата, особенно в бюджетных сферах: медицине, образовании, жилищно-коммунальном хозяйстве. Население вынуждалось жить впроголодь, со своего огорода, или перебиваться случайными заработки, в том числе и криминального свойства.


Обстановка в крае складывалась сложная, мрачная, хотя прожить было еще можно. Однако, всем, кто не был связан ни с криминалом, ни с бывшими партийными вожаками, путь к деньгам и благосостоянию был прочно закрыт. Это, понятно, очень многим не нравилось. Впоследствии, именно эти невостребованные в середине 90-х годов люди приведут к власти Александра Лебедя.

Выражение «прожить было еще можно» нужно уточнить. Можно было прожить в Красноярске, в крайнем случае, в городах края. В сельских же районах края, в глубинке, прожить было, сплошь и рядом невозможно, по совершенно объективным причинам. В сельских районах царила нищета.


Нищета


Под словом «нищета» можно понимать весьма разные вещи: от состояния голодной смерти, до временных перебоев со снабжением черной икрой и омарами. В 1992 году одна немецкая газета опубликовала фотографию, изображавшую огромный стол, «отсюда до горизонта», ломящийся от тарелок с едой. За столом сидели весьма упитанные люди и с аппетитом поедали эту еду. «Der russische Hunger» – «Русский голод», вилась подпись под этой фотографией.

В России привыкли подшучивать над байками про «Русский голод», потому что нехватки или перебои с поставками сыра с плесенью бывают, но чтобы продуктов не было вообще или чтобы они были недоступны, такого все-таки не бывает и население таких голодовок не помнит. В Красноярске такого не было очень давно, наверное, со времен войны.

А вот в районах Красноярского края доводилось видеть самый настоящий голод. При агитации в районах, нам, агитаторам, иногда доводилось видеть яркие и показательные случаи. Например, женщину, упавшую в голодный обморок. Вышла она к нам, агитаторам за Саара, кандидата Лебедя, в каком-то почти прозрачном, застиранном халатике. Держась за стенку, прошла, присела на завалинку, вдруг замолчала, и эдак р-раз, и сползла по стенке, прилегла на завалинку. Кинулись мы к ней – обморок. Побрызгали водой. Женщина встала, оправила халат, очень смущенно себя повела, мол вот, создала лишние хлопоты. Ситуация оказалась простая: девятеро детей, старшей дочери всего пятнадцать. Мужа убили год назад; заработков никаких, живут огородом, а в огороде еще ничего не поспело. Дети, от пятнадцати до трех лет, лежали на полу, на каком-то вонючем тряпье. Для этой женщины мы «выбили» мешок муки из фонда избирательной кампании, в обмен на ее голос, разумеется.


Голодный обморок был в деревне, лежащей в 30 километрах от Каратузского, райцентра Каратузского района. Там, где есть дороги, магазины и хоть какая-то работа.

Вот там, где нет ни промышленности, ни крупного, рентабельного сельского зозяйства, там совсем худо. В том же Каратузском районе много деревень, брошенных на произвол судьбы. Деревень, где никакого производства вообще нет. Особенно плохо там, где основным «структурообразующим» предприятием был леспромхоз. Теперь добывать лес «невыгодно». Нет средств на любые объекты социальной сферы, нет средств на транспорт.

В древние советские времена от любого леспромхоза и лесхоза до Каратузского три раза в неделю ходил если не автобус, то уж наверняка «будка», то есть попросту говоря, леспромхозовский ГАЗ-66, с фанерной будкой в кузове и с сиденьями для пассажиров. Но с 1993 или с 1994 года никакая «будка» и совершенно никуда не ходит. В те же древние времена каждый день во все, самые маленькие деревушки ходила машина со свежевыпеченным хлебом, а очень часто и с другими товарами. Но в 1992-1993 годах магазины в деревнях «приватизировали», а владелец за товарами ездит нечасто, и о поездках никого не извещает.

Это, не говоря о том, что «будка» тоже не всем по карману.

Судьба жителей таких «депрессивных» деревень невесела. Кто мог, давно сбежал, и хорошо если в город. Судьба остальных отвыкать от благ современной цивилизации, от принадлежности к огромному народу и государству, да заодно и от труда.

Там, где нет рентабельных хозяйств, преобладают методы натурального хозяйства. В депрессивных, обездоленных селах формируется особый тип людей - лишних людей конца ХХ столетия. Где-то над ними, вне них идет какая-то созидательная работа, делается какая-то политика. Но к ним все это не имеет никакого отношения. Они чувствуют, что никому не нужны, и это тоже формирует их сознание. Достаточно поговорить с людьми из брошенных на произвол судьбы сел, и не со стариками. Все они доживают с психологией советских людей. А люди помоложе, особенно молодежь, это люди уже другого типа. Ироничные, озлобленные, не верящие никому, они давно прошли все мыслимые стадии безнадежности. Это своего рода идеальные зеки, которые не верят, не надеются, не просят. Спокойное, выношенное годами отчаяние на лицах, в голосах, в словах. Странно и жутко видеть совсем молодых парней, девушек лет по 20, уже поставивших на своей судьбе крест. Если они не выберутся отсюда, то ничего не будет в жизни, кроме огорода, нищеты, дикости.



Очень разные районы


Для жителя краевого центра, тем более для жителя Европейской России все мелкие поселки словно сливаются в одно пятно, где мало различимы оттенки: все это сплошная глубинка.

Но переезжаешь из района в район, например из Каратузского в Ермаковский, и поражаешься, как многое меняется. Каратуз - райцентр: поселок городского типа, и Ермаковское тоже. Но Каратузское производит впечатление совершеннейшей «дяревни». Нет в нем ни одного магазина, который работал бы после 8 часов вечера. Тем более нет никаких суетных развлечений! И люди одеты «по сельскому» и так себя и ведут.

А в Ермаковском несколько магазинов торгуют по ночам. Заходят люди, отнюдь не прожигатели жизни, обычнейшие обыватели, успевшие привыкнуть, что есть такая услуга. В бархатистой темноте, над улицами залитого луной поселка, над огромными тополями льется музыка. Хорошая музыка из динамиков. Проходит нарядно, вполне «по городскому» одетая молодежь.

Характерная цифра: Ермаковский район, в котором 26 тысяч жителей «дает» порядка 12 тысяч избирателей. Каратузский - 14 300 избирателей при численности населения в 22 тысячи. Причина? В Ермаковском районе больше рождается детей. Верящие в завтрашний день становятся папами и мамами. Люди без будущего детей не заводят - это старая истина.

И вообще по сравнению с Каратузским районом тут все живее, энергичнее, бойчее. Потому что сельскохозяйственное же производство в Ермаковском районе стоит на несравненно более высоком уровне, чем в Каратузском. В основном потому, что тут сохранилось несколько мощных хозяйств, на которых многое и держится.

При этом даже в депрессивном Каратузском районе есть рентабельные производства, есть и весьма обеспеченные люди. Вывозится лес, ведется добыча золота на реке Амыл. Но происходит это независимо от воли населения и помимо него. Это – как совершенно иной сектор экономики, не имеющий прямого отношения к району. Еще в 1991 году можно было констатировать, что в Российской Федерации возникло два сектора экономики: валютный и картофельный. С деньгами, ориентированными на доллар, и картошкой в качестве законного платежного средства. В Каратузском районе эти два сектора экономики были видны очень ярко.


Нет централизованной заготконторы, которая создавала бы рынок сбыта, и позволяла бы развивать частное подворье. Сегодня засилье перекупщиков-спекулянтов делают невыгодным разведение скота и зерновое и масличное хозяйство. Вывоз непереработанного сырья, безконтрольный вывоз золота и леса обогащает кучку спекулянтов, но ничего не дает району и его жителям.


Заброшенность


А краевому начальству, вообще жителям крупных богатых городов на этих людей наплевать. Во-первых, самим бы выжить. Во-вторых, а какое нам дело до этих диких и нищих личностей? Наверное, они не умеют зарабатывать деньги, и вообще ждут помощи от государства. Пусть не ждут, пусть позаботятся о себе сами.

Как надеялись эти люди на Лебедя! Как хотелось им, чтобы хоть кто-то ими заинтересовался! Эта вера в доброго батюшку-Лебедя и сделала отдаленные районы главной его опорой, дала основную массу голосов, которыми он пришел к власти.

Да, согласны, что эти люди психологически не самостоятельны. Да, они ждут доброго барина. Да, эти люди несут в своем сознании феодализм. Все так, но ведь и отношение образованных и богатых к ним совершенно аморально.

Заброшенность населения проявляется хотя бы в такой истории: в самом начале 1999 года население Каратузского района отозвало главу района Михаила Федоровича Зуевского. С точки зрения многих жителей района, Зуевский использовал район в качестве своего рода трамплина, а его махинации с золотом и лесом достаточно широко известны. В Краевой администрации нашлись доброхоты, и порадели «нужному человечку», «пристроили» Зуевского в Краевой администрации. В Каратузском районе это крайне непопулярная мера.

После прихода Лебедя к власти, даже запускался документ о злоупотреблениях Зуевского. Народ искренне верил в то, что вот пришел к власти тот, кто «разберется» с плохими людьми, накажет преступников, поможет в районе. Разумеется, на петицию жителей района Лебедь не отозвался. Никак. Карьера М.Ф. Зуевского, сделанная уже во время губернаторства Лебедя, произвела очень скверное впечатление на жителей района.



Бесправие


В современной России рядовой человек ненормально, унизительно бесправен. Но и бесправие имеет свои градации. Москвич, даже житель Красноярска неизмеримо лучше защищен законами, несравненно больше преисполнен чувства собственного достоинства, чем обитатель «глубинки».

В Сухобузимском районе мы видели людей, которые последний раз получали заработанные деньги в 1993 году. С того времени они получают все необходимое от директора «акционерного общества», прежнего совхоза или колхоза. Нужна рубашка? Ткань на белье? Печеный хлеб? Курево? Перочинный нож? Новый топор? Пожалуйста! Начальство выдаст тебе все, что ты просишь. В пределах заработанного тобой, разумеется. Тебе выдадут все, но тут же запишут на твой счет, и как правило, оказывается, что твоего заработка еле-еле хватает на самое необходимое. Да и самого заработка ты в глаза не увидишь, тебе все выдадут натурой. Заболел, будут лечить, но тогда за тобой появится долг. Отношения примерно такие же, как и отношения крестьянина и помещика до 1861 года.

Помещик, чаще всего, тот же самый директор совхоза советских времен, мог сидеть под портретами Ленина. В его кабинете стоят томики Ленина и Маркса, сборники Материалов XXIII и XXIV съездов КПСС. Но они в то же самое время помещики, всесильные феодалы, привыкшие решать все вопросы по своей воле. По своей прихоти, если угодно.

Закон? Официальная власть? Милиция прекрасно знает, кто в районе настоящий хозяин. Это же, тем более, знает власть представительская.

«На территории моего совхоза находится три местных совета», – так сказал один крупный современный феодал, разливая ароматный кофе после планерки. В правлении его владений в восемь часов утра он собрал своих работников, поставил их по работам, а заодно дал выступить перед этими работниками Сибину, выдвигаемому «Честь и Родиной» на пост главы района. К девяти здание правления обезлюдело, и хозяин охотно разлил кофе городским агитаторам, с которыми интересно поговорить.


Вечером того же дня, начавшегося с кофепития в обществе современного помещика, мы беседовали с доярками другого «акционерного общества», агитировали за Сибина. Произошел такой, очень показательный разговор:

– Да что меня агитировать? Я помру скоро.

– Не говорите глупостей! Вы вон какая здоровая и сильная, а выборы через две недели!

– Не-а… У меня астма, а ингалятора нет.

Проблема, оказывается вот в чем – необходим ингалятор стоимостью в 120 рублей, примерно 3,9 долларов по курсу того времени. Начальник почему-то денег этих тратить на «Нюрку» не хочет, почему-то он «Нюркой» не доволен. И поживет эта женщина еще на земле, или путь ее пресечется в 28 лет, зависит от этого начальника.


Вот таким выглядел Красноярский край непосредственно перед приходом в него Лебедя. Край с огромными богатствами, с мощным производственным комплексом. Край с колоссальными контрастами: от сверхбогатых даже по российским меркам владельцев КрАЗа до голодающих жителей села; от полной свободы, не ограниченной даже писаными законами, до крепостного состояния и полного бесправия перед совеременным помещиком-феодалом.



следующая страница >>