litceysel.ru
добавить свой файл
1

НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»

http://sibac.info


К ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКАХ ПРАВА ВСЕМИРНОЙ ТОРГОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Опейда Звенислава Иосифовна

Старший преподаватель кафедры конституционного и международного права Донецкого национального университета, г. Донецк, Украина

E.mail: zopeyda@yahoo.com

Определение источников международного права традиционно остается дискуссионным вопросом в юридической науке. Своеобразный компромисс был достигнут с принятием Статута Международного суда ООН [5], ст. 38 которого определяет следующие источники международного права: 1) международные конвенции; 2) международный обычай; 3) общие принципы права, признанные цивилизованными нациями; 4) судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм (с учетом ст. 59 Статута, в соответствии с которой решения Суда обязательны только для участвующих в деле сторон и только по данному делу). Однако это не положило конец дискуссиям об источниках международного права. Одни ученые отказываются признавать общие принципы права как источники международного права (Т. Джил, Г. Морелли, Г. Кельзен, И. Лукашук), другие предлагают включить к ним решения международных органов и организаций (П. Фошиль, С. Кирилов, Д. Левин, В. Лисовский). Постепенно меняется позиция относительно судебных решений. Если ранее советская юридическая наука, а также сторонники континентального развития международного права в западной науке категорически не признавали судебные решения в качестве источников права, то сегодня большинство ученых соглашаются с тем, что они ими являются. Практика также достаточно неоднозначна: одни международные суды (в частности, Европейский суд по правам человека) выносит решения по делу на основании своих предыдущих решений (прецедентов), тогда как другие международные суды не считают себя связанными своими решениями. Следует также отметить, что разные международные организации и судебные органы выработали свои подходы к источникам международного права. Особого интереса в данном контексте заслуживает Всемирная торговая организация, регулирующая около 97% мировой торговли. Соответственно, право ВТО является не просто неотъемлемой составной частью международного торгового права, а тем фундаментом, на базе которого формируется современное международное торговое право. В этой связи представляется актуальным определить источники права Всемирной торговой организации.


Очевидно, что именно международные договоры являются основным источником права ВТО, поскольку они закрепляют основные права и обязанности членов ВТО [7, с. 47]. Главным источником права ВТО является Марракешское соглашение о создании ВТО, заключенное 15 апреля 1994 года и вступившее в силу 1 января 1995 г. Соглашение состоит из 16 статей, а также иных соглашений, которые являются приложениями к данному Соглашению. Так, Приложение 1А содержит более десяти соглашений, регулирующих торговлю товарами (включая Генеральное соглашение по тарифам и торговле), Приложение 1В содержит Генеральное соглашение по торговле услугами, Приложение 1С – Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности. В приложения 2 и 3 включены, соответственно, Договоренность о правилах и процедурах разрешения споров и Механизм обзора торговой политики, которые содержат процедурные нормы. В соответствии со ст. II:2 Соглашения о создании ВТО, соглашения, включенные в приложения 1, 2 и 3 являются неотъемлемой частью Соглашения о создании ВТО и обязательны к исполнению всеми членами ВТО [4].

Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) является одним из наиболее важных соглашений ВТО, устанавливающих основные правила относительно торговли товарами. В результате Уругвайского раунда ГАТТ 1947 года был заменен новым соглашением – ГАТТ 1994 года. Однако, несмотря на то, что формально ГАТТ 1947 не имеет юридической силы, его положения остаются составной частью нового соглашения. Обновленное соглашение ГАТТ 1994 – это не единое соглашение, оно представляет собой совокупность более двухсот соглашений, протоколов и т.п. В соответствии с пара. 1 ГАТТ 1994, ГАТТ 1994 содержит: 1) положения ГАТТ 1947; 2) положения юридических документов, вступивших в силу в период действия ГАТТ 1947 до вступления в силу Соглашения о создании ВТО (протоколы по тарифным обязательствам, получение членства и т.п.); 3) договоренности о толковании отдельных положений ГАТТ; 4) Марракешский протокол к ГАТТ 1994 [1].


Помимо вышеперечисленных соглашений ВТО, которые являются обязательными для всех членов данной организации, Соглашение о создании ВТО содержит также Приложение 4. Соглашения, включенные в него, также рассматриваются как неотъемлемая часть Соглашения о создании ВТО, однако они обязательны только для тех членов ВТО, которые присоединились к ним. Следовательно, присоединение к ним нельзя рассматривать как обязательное условие вступления в ВТО. Однако, как справедливо отмечает И.В. Зенкин, государство может вступить в ВТО лишь на условиях, согласованных между ним и другими членами ВТО, таким образом, ничто не мешает потребовать от государства присоединения к какому-либо факультативному договору в качестве условия вступления в эту организацию [2, с. 31-32].

Некоторые соглашения ВТО также содержат прямую отсылку к другим международным договорам. В частности ст. I:3 Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) содержит отсылку к Парижской конвенции (1967), Бернской конвенции (1971), Римской конвенции и Договоре об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем, а Соглашение о субсидиях и компенсационных мерах – к Соглашению по руководству официальных кредитов на поддержку экспорта, принятого Организацией экономического сотрудничества и развития. В деле United StatesSection 110(5) Copyright act группа экспертов отметила, что члены ВТО обязаны соблюдать инкорпорированные положения Бернской конвенции: «положения Бернской конвенции (1971), включая положения статей 11bis(1)(iii) и 11 (1)(ii), стали частью соглашения ТРИПС и как положения этого соглашения должны рассматриваться как таковые, которые применяются к членам ВТО» [21]. Таким образом, международные договоры, не являющиеся соглашениями ВТО, но отсылка на положения которых содержится в соглашениях ВТО, также являются источниками права ВТО.

Необходимо учитывать, что Орган разрешения споров ВТО своими решениями может дать правовую оценку действиям государства исключительно относительно их соответствия соглашениям ВТО. Так, в соответствии со ст.1 Договоренности о правилах и процедурах разрешения споров Орган разрешения споров ВТО рассматривает споры только относительно соглашений ВТО, а в соответствии со ст. 19 Договоренностей решение Органа разрешения споров является рекомендацией относительно приведения мер в соответствии с требованиями, предусмотренными соглашениями ВТО. Соответственно, остальные международные договоры, не являющиеся соглашениями ВТО и положения которых не инкорпорированы в соглашения ВТО, не создают прав и обязанностей для членов ВТО как таковых, и с этой точки зрения их, очевидно, не следует рассматривать как источники права ВТО. Тем не менее, они могут использоваться при толковании норм ВТО [16, с. 9-10]. В частности, Апелляционный орган в деле USGasoline отметил, что нормы ВТО «не следует рассматривать в полной изоляции от публичного международного права» [19]. Ст. 3 Договоренностей о правилах и процедурах разрешения споров в ВТО требует толковать соглашения ВТО в соответствии с общими правилами толкования, в частности, предусмотренными Венской конвенцией о праве международных договоров. П. 3 ст. 31 данной Конвенции предусматривает, что международный договор должен толковаться в контексте с «другими нормами международного права, которые применяются между участниками». Так, в деле US-Shrimp Апелляционный орган при определении термина «невозобновляемые природные ресурсы» принял во внимание положения Конвенции о биологическом разнообразии, которая не является соглашением ВТО [20].


Использование международного обычая предусмотрено ст. 3(2) Договоренности о правилах и процедурах разрешения споров, в соответствии с которой целью системы урегулирования споров в ВТО является, в частности, прояснение существующих положений соглашений ВТО «в соответствии с обычными правилами толкования международного публичного права». Следовательно, нормы касающиеся толкования являются на сегодня единственным примером инкорпорации международного обычая в право ВТО. Возможность использования других международных обычаев неоднократно рассматривалась группами экспертов и Апелляционным органом. Показательным является решение группы экспертов по делу Korea-Procurement, где было отмечено: «международный обычай широко применяется в экономических отношениях между членами ВТО. Он применяется в случаях, если стороны не исклюючили себя из него. Иными словами, в случае отсутствия конфликта или несоответствия, либо положения в соглашениях ВТО, которое предполагает иное, мы полагаем, что международный обычай применяется к соглашениям ВТО и к процессу принятия соглашения в рамках ВТО»[15]. Таким образом, международный обычай будет являться источником права ВТО, если он содержит права и обязанности дополнительные к тем, которые уже сформулированы в соглашениях ВТО и инкорпорированных в них международных договорах и не противоречит им. Апелляционный орган неоднократно применял международный обычай в своих решениях. В частности, относительно представительства частным адвокатом (EC-Bananas III[10]) и внутринационального права (India-Patents (US) [13]).

Главной задачей общих принципов права является восполнение пробелов в международном праве. Они могут применяться для регулирования международных отношений, только если они не противоречат их природе [6, с. 180]. Группы экспертов и Апелляционный орган неоднократно ссылались на общие принципы права для обоснования своего решения (например, принцип надлежащей правовой процедуры, принцип пропорциональности, принцип не-ретроактивности).


Решения группы экспертов и Апелляционного органа обязательны только для сторон спора и не являются прецедентами. В решении по делу Japan-Alcoholic Beverages II Апелляционный орган провел параллель с практикой Международного суда ООН: «Следует отметить, что статут Международного суда правосудия содержит четкое положение, статью 59, которая имеет такой же эффект. Это не препятствует развитию судебной практики, которая в значительной мере полагается на предыдущие решения …Принятые решения групп экспертов являются важной частью ГАТТ. Они часто принимаются во внимание последующими группами экспертов. Это создает законные ожидания для членов ВТО и, таким образом, должны приниматься во внимание в случаях, когда они относятся к спору» [12]. Действительно, в преобладающем большинстве случаев решения групп экспертов содержат ссылки на решения Апелляционного органа, а Апелляционный орган преимущественно принимает во внимание свои предыдущие решения. В этом смысле решения группы экспертов и Апелляционного органа можно рассматривать как некий «необязательный прецедент» [18, с. 401].

Правовая доктрина сыграла важную роль в становлении международного права и традиционно рассматривается как один из важных источников международного права. Как справедливо отмечал В.М. Корецкий, «наука международного права не просто констатирует применение тех или иных правовых норм. Собирая и изучая нормы, она не простой свидетель, удостоверяющий существование норм … она подготавливает, содействует формулированию норм международного права, она собирает их (подвергая критической проверке), уточняет, кристаллизирует их, вводит отточенными в какой-то мере в международный обиход и тем самым содействует их закреплению» [3, с. 235]. Однако в целом в международном праве уменьшается тенденция обращения к ученым для толкования норм международного права. Эту функцию достаточно успешно перебрали на себя международные суды, комитеты международных организаций [8, с. 140]. В докладах групп экспертов и Апелляционного органа ВТО нечасто встречаются ссылки на мнение ученых. В некоторой степени это можно объяснить тем, что в работе группы экспертов принимают участие преимущественно юристы-практики и специалисты с опытом административной работы, а не представители академической науки [7, с. 57]. Несмотря на то, что в последние годы правовая доктрина стала использоваться чаще, она, тем не менее, остается вспомогательним средством, которое используют для толкования норм права [17, с. 86]. Чаще всего группы экспертов и Апелляционный орган ссылаются на труды Дж. Джексона, К. Хигет, М. Кази, Я. Броунли, Ф. Росслера, Э. Петерсманна, Д. Камерона, Д. Абучара.


Вопрос о правовой природе решений международных органов и организаций долгое время оставался дискуссионным в международном праве (от категорического непризнания до безусловного признания). Сегодня в науке международного права преимущественно исходят из того, что решения международных органов и организаций являются вспомагательными, неосновными источниками международного права. Однако в ВТО общепринятой считается позиция, что решения органов этой организации, которые дают официальное толкование норм ВТО, являются источниками права ВТО [9, с. 56]. В соответствии со ст. IX:2 Соглашения о создании ВТО исключительные полномочия по толкованию положений ВТО принадлежат Конференции министров и Генеральному совету ВТО. Такие решения принимаются большинством в три четверти голосов членов ВТО. Толкование, которые дают данные органы, принято рассматривать как официальное толкование норм ВТО [11, с. 803]. Соответственно такие решения создают права и обязанности для членов ВТО и являются обязательными для исполнения. Остальные решения органов ВТО формально не являются юридически обязательными для исполнения, однако, как правило, группы экспертов и Апелляционный орган следуют этим решениям. Так, в деле India-Quantitative Restrictions, группа экспертов отметила, что поскольку комитет по балансу платежей уже рассмотрел этот вопрос, они последуют его решению [14].

Таким образом, право ВТО представляет собой достаточно развитую и сложную иерархично выстроенную систему норм. С одной стороны, это вполне самодостаточная система, построенная на соглашениях ВТО, а также решениях групп экспертов, Апелляционного органа и иных органов данной организации, которые путем толкования и применения развивают и совершенствуют эту систему. С другой стороны, право ВТО является частью международного права, непосредственное влияние на него оказывают иные международные договоры, международный обычай, общие принципы права и правовая доктрина.


Список литературы:


  1. Генеральное соглашение по тарифам и торгове (редакция от 15.04.1994) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.wto.ru

  2. Зенкин И.В. Право Всемирной торговой организации. Учебное пособие. – М.: Междунар. отношения, 2003. – 248 с.

  3. Корецкий В.М. Памятник русской науке международного права. Избранные труды: в 2 кн. Кн. 2. Киев, 1989. – 567 с.

  4. Марракешское соглашение о создании Всемирной торговой организации (редакция от 15.04.1994) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.wto.ru

  5. Статут Международного Суда ООН // Международное право: Сборник документов. Выпуск 1. – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. С. 191-198.

  6. Толстых В.Л. Курс международного права: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2009. – 1056 c.

  7. Мережко О.О., Неліп М.І. Правове регулювання світової торгівлі в системі ГАТТ/СОТ. К.: Наукова думка, 1999. – 101 с.

  8. Міжнародне право. Основи теорії: Підручник / За ред. В.Г. Буткевича. – К.: Либідь, 2002. – 608 с.

  9. Bossche P. The Law and Policy of the World Trade Organization. Text, Cases and Materials. Cambridge University Press. – 2005. – 737 p.

  10. EC – Bananas III (WTO Doc WT/DS27/R/USA of 22 May 1997, DSR 1997:II, 943)

  11. Ehlerman C., Ehring L. The Authoritative Interpretation under Article IX:2 of the Agreement Establishing the WTO: Current Law, Practice and Possible Improvements // Journal of International Economic Law. - 2005. – N 8 - pp. 803-824

  12. Japan-Taxes on Alcoholic Beverages (WTO Doc WT/DS8, 10&11/AB/R of 4 October 1996)
  13. India – Patent Protection for Pharmaceutical and Agricultural Chemical Products (WTO Doc WT/DS50/AB/R of 19 December 1997)


  14. India – Quantitative Restrictions on Imports of Agricultural, Textile and Industrial Products (WTO Doc WT/DS/90/R of 22 September 1999)

  15. Korea-Measures Affecting Government Procurement (WTO Doc WT/DS163/R of 1 May 2000)

  16. Marceau G. Fragmentation in International law: the Relationship between WTO Law and General International law – a Few Comments from a WTO Perspective. // Finnish Yearbook of International Law - 2006. – Vol. XVII - pp. 5-20

  17. Matsushita M., Schoenbaum T., Mavroidis P. The World Trade Organization: Law, Practice, and Policy. Oxford University Press. Second Edition. – 2006. – 989 p.

  18. Palmeter D., Mavroidis P. The WTO Legal System: Sources of Law // American Journal of International Law. – 1998. – Vol.92. – N3 . – pp. 398-420.

  19. United States – Gasoline WT/DS2/R, as modified by Appellate Body Report, WT/DS2/AB/R, adopted 20 May 1996, DSR 1996:I, 3

  20. United States – Import Prohibitions of Certain Shrimp and Shrimp Products, Recourse to Article 21.5 of the DSU by Malaysia (WTO Doc WT/DS58/AB/RW of 22 October 2001)

  21. United States – Section 110(5) of the US Copyright Act (WTO Doc WT/DS160/R of 15 June 2000)




Материалы международной заочной научно-практической конференции

«СОВРЕМЕННАЯ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ»

20 ИЮНЯ 2011 Г.