litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5
нечто, способное противостоять нашему растущему могуществу. И существует некто, способный пробудить эту силу. Увы, имена наших врагов зашифрованы в утерянном Послании. Они не известны даже нам. Будь мы лучше осведомлены в этом вопросе, уверяю вас, с противниками давно было бы покончено.


- Вы полагаете, что я скорее доберусь до необходимого вам документа и хотите иметь в моем лице союзника. Или вы подозреваете, что я уже владею тайной? Отсюда такое гостеприимство, попытки запугать, подкупить. Ведь вы полагаете, что я клюну на «власть и бессмертие»?

- Вам больше ничего не остается, товарищ. Скоро вы поймете, что я имею в виду. Поймете, какой выбор должны сделать.

- Нет силы, способной заставить меня перейти к вам. Просто потому, что я - другой.

Вождь снова расхохотался, приближенные захрюкали хором, как политбюро на выступлении Петросяна.

- Ты уже давно с нами, - ласково проговорил Сталин, когда веселье стихло. - Ты не другой. Ты один из нас. Дай левую руку. Ты видел это?

- Обычное родимое пятно. Я родился с ним. Во всяком случае, помню с детства, - Севан растопырил пальцы левой руки.

- С детства, проведенного в Гудермесском приюте? Да, мы осведомлены о твоем происхождении лучше, чем безумный пастух, у которого ты пытался выяснить обстоятельства собственного рождения. Твоя мать не зря пела печальные песни и качала младенца над пропастью. Она хотела убить тебя.

- Что вам известно? Мне необходимо знать это... - Севан напрягся, это было заметно даже по его спине.

- Не сейчас. Волонтер армии Алярмуса должен завоевать права на свою кровь делом. Вам все подробно объяснят, товарищ Вартанов. После того, как будет заключено соглашение.

Гость решительно поднялся:

- Я ухожу.

- Ты никогда не уйдешь от нас. Ведь ты догадываешься, кто ты и кем станешь. Что бы не оставалось сомнений в правоте моих слов, что бы ты смог узнать свое подлинное лицо, смотри сам! Прошу присутствующих снять маски, - рука Генералиссимуса двинулись к шее, прихватила край тягучего латекса. Пластиковые губы и усы поползли вверх, открывая нечто такое, отчего у Фили почернело в глазах и вопль ужаса застрял в складках пыльного бархата.



Жетон негодовал. Прождал часа два на морозе как полный м…, любуясь ночным пейзажем Речного порта. Хотел уже сматываться, как услышал пьяное мычание. Пошел на звук и обнаружил лежащего в снегу у бетонного ангарчика Фмлю в состоянии свинского опьянения. Отвез в его халупу в Люберцы, утром пивком пытался отпоить, но Теофил смотрел горячечно и повторял одно: - Уходи. Уходи от меня, Женька.

И ни слова объяснения. Жетон гордо удалился и два дня опасливо поглядывал на закрытый Теофилов киоск. Трошин явился под вечер третьего дня, с внешними симптомами едва отбушевавшего приступа белой горячки.

- Извини, что так долго молчал. Не хотел тебя в дерьмо втягивать. Прочти, теперь ты все поймешь сам, - он протянул Жетону напечатанный на какой-то допотопной машинке текст:

Евгений жадно схватил бумаги, пробежал взглядом страницу.

Размашистые смоляные брови поползли на казацкий лоб.

- Чегой-то я не вразумляю...

- Это ж черновик. Тезисы, - утешил его Филя. - Большая еще работа предстоит. Книгу буду писать. Я все понял – понял! – Глаза Фили искрились нездоровым блеском. Жетон уселся на свой табурет и развернул трактат.

РАЗМЫШЛЕНИЯ ЯСНОВИДЯЩЕГО

(Докладная записка по материалам Арт Деко) Заинтересованному лицу от непосредственного наблюдателя.

ПОСТАНОВКА ВОПРОСА:

1. ОНИ.

Зло многолико, но у него одна цель - деструкция, разложение.В процессе цивилизации происходит душевная и физическая мутация человека под воздействием внешней среды и скрытых сил истребления рода. Воздействия делятся на материальные и внематериальные, следовательно - духовные. Руководит последними некая мыслящая субстанция под условным названием Змей-искуситель, далее в моем контексте - Алярмус.

Род Алярмуса характеризуется наличием живучей плоти и полным отсутствием нравственного императива. Ему враждебны всяческие проявления, относимые человечеством к области духа. Нравственность, мораль, врожденное осознание того, что все, живущие на Земле - братья и сестры - главная опасность и основной объект нападок наших врагов. Главное их оружие - растление.


2. ИХ МЕТОДЫ. Главный принцип растления заключаются в размывании границ, отделяющих варвара от существа духовного, а следовательно в развенчании видовых ценностей человека мыслящего. Посягнуть на духовное начало, божественный разум - это прежде всего - убить Логос. Логос, как известно, полагаю, не всем, по-гречески означает «слово», «понятие», «разум». В философии - духовное первоначало, божественный разум. Погубить ЛОГОС - сделать человека тенью, неодушевленным предметом, куском мяса, стремящимся к самоистязанию и мучительству ближних. Дух и разум - любимая пища Змея. Это форма уничтожения человека в человеке через лишение его слова, смысла, идеи.

Воины Логоса изначально противостояли Алярмусу . Именно они отстаивали величие слабеющего духа, порождали стремление к жертвенности, любви, чистоте, вызывали брезгливость к подлости, учили уважать жизнь и самоценность отдельной личности. Уважать и беречь то, что есть мы сами перед совестью и сроком бытия своим. 3. СОСТАВ армии Алярмуса.

1. Отряд волонтеров.

Армия Змея велика и выступает под разными личинами. К ней относятся борцы за очищение Логоса от гнили, образовавшейся в процессе тысячелетней эксплуатации. Да, да – высокие идеи и вечные ценности подлежат порче. Не надо забывать, что самые прекрасные слова порой скрывают наиболее подлые идеи, в розовом кусте, полном красот и соловьиных трелей, появляются осиные гнезда фальшивого пафоса.

Под знаменами освобождения слов от лживого смысла сплотились непримиримые противники. Одни умерщвляют Логос, как тоталитарного тирана, другие защищают его с таким усердием, что от слов остаются лишь затертая шелуха.

2. Передовые силы.

Истинным пожирателям Логоса свойственна врожденная, генетически унаследованная от Алярмуса конструкция личности. Это особи с задатками антилюдей, с ощущением своей инородности, исключительности, происходящей от прогрессирующей атрофии духовности.

Осознанно или нет, стихийно, либо же оправдывая свои действия различными мотивами (коньюнктурой, игрой, требованиями художественного прогресса), Пожиратели наносят целенаправленные удары Логосу. Основные силы Пожирателей сосредоточены в сфере искусства. Среди Пожирателей Логоса есть подлинные вожаки, наделенные трехжильной выносливостью и дьявольской изощренностью. Эти не просто гадят в цветнике «вечных ценностей» обычным, до пошлости банальным образом. Они предпочитают при этом совокупляться с козой на глазах кружка юных любителей животных, или вступают в связь с трупом собственной матери в условиях церемонии церковного отпевания. Они убеждены в главном - субъект становиться садистом не вопреки человечности, а благодаря ей. Значит - надлежит искоренять человечность, низвергая Логос - смысл, идею, веру. Десемантизация мира - цель воителя из армии Алярмуса.


«Не надо сопротивляться гнойно безумно разлагающемуся сочащемуся кровавой спермой насилия хую тоталитаризма, а надо уметь отдаваться ему с наслаждение и использовать для общего дела». Автор этих строк ( игриво подписанных «Ленин») концептуалист Воронин, относит к «гнойно, безумно и т.д. разлагающемуся» смыслу - весь опыт мирового Логоса - литературного слова.

«Смелость» истинного Пожирателя увлекает в ряды Алярмуса мелких «мастеров слова», ориентирующихся на «прогрессивные процессы». Воинствующие литературные мозгляки с призванием революционера, во все времена охотно подхватывают знамена спасения мировой Идеи. Этим все равно, что разрушать, их идеал - хаос. Другую категорию представляют приспособленцы, торопящиеся присоединиться к революционному авангарду. Тонкокожий эстета пуще всего боится быть причисленным к ретроградам, списанным в отход и он, тишайший и нежный - мухи не обидит, кидается доказывать, что мир - нужник, а нас всех, улыбающихся солнышку, кормящих щенка или растящих дитятю - сильно надули.

Все группы Пожирателей исходят из основного тезиса: лживый монстр - тоталитарный ЛОГОСА, порабощающий человеческий мозг, должен быть уничтожен.

4. ПЕРСПЕКТИВЫ

Пожиратели живучи и чрезвычайно заразны, увлекая слабых духом - бесхребетных идолов толпы - поющих, орущих, хрипящих, провозглашающих себя разрушителями ложных ценностей - сострадания, милосердия, любви. Какие бы термины не изобретали теоретики культурного процесса, изощряясь в анализе творчества слуг Алярмуса, характеристику своему племени Пожиратели придумали сами - говноеды.

Полагаю, Алярмус объявил войну Лгосу неспроста - существует кодовое сочетание звуков и смыслов, способное погубить антимир, остановить наступление глобального разложения.

Найти его - вот главная задача Посвященного.

18

- Ну, что сказать? Довольно забавно... - с некоторой растерянностью резюмировал свои впечатления от прочитанное Жетон, не перейдя к основной части. - А если честно - не очень. Пафосная фигня. Вопль юного семинариста.


Теофил взял листки, сложил, сунул в карман куртки:

- Это не смешно. Это страшно. И вообще, докладная записка по делу «Арт Деко». Для Севана, не для тебя. – Он гордо удалился, ибо уже решил, что непонятость – удел провидца.

Главное - реакция Севана. Что он-то скажет? Кто он? С кем? Вот теперь все и выяснится. В отделе НЕХИВО Трошину сообщили, что Вартанов в командировке. Он снова звонил и снова получал тот же ответ. Отчаявшись, Филя запечатал свои исследования в конверт и отправил заказное письмо в институт Земли. Понимал, что поступает рискованно. Получит Севан записки и поймет, что Филе и про бункер и про встречи его с Алярмусом известно. Если свой он - возьмет в помощники. Если враг - попытается убрать. Интересно, как? От одних размышлений о методах воздействия сообщников Алярмуса, Филю начинала колотить дрожь и даже свежайшие беляши, принесенные продавщицей Жанной, не лезли в горло. Он исхудал, замкнулся и все время затравленно озирался.

...Однажды вечером, в час необычайно теплого и слякотного апрельского заката, нарисовался из вредного московского смога прямо перед киоском Фили странный человек и он с минуту молча таращился на него через стекло испуганные глаза, а потом выскочил на воздух и шумно задышал.

- Я.. я... Я звонил, хотел лично передать... Написал тут соображения... Пакет отправил на Институт. Исключительно по материалам ясновидения...

- Получил только сегодня. Прости, что исчез. Поездить пришлось. Может посидим на воздухе? - Севан обмельчал и как-то сник. Даже глаза выцвели. И завитков никаких нет- коротко стриженный бобрик, торчащий перьями как у мокрого ворона. Или это раньше казался куратор доверчивому Филе раскрасавцем - богатырем?

- Посидим. Отчего ж... - не попадая в рукава, Филя всунул свое вдруг озябшее тело в куртку и несколько раз по уши обмотался непомерно длиннющим шарфом.

Они углубились в сырую, довольно мрачную аллею начинавшегося за метро парка. Отыскав скамейку, Севан застелили ее обнаружившейся в кармане прессой. Сели, помолчали. Севан жадно затянулся. Филя не угостился сигаретой и не подал вида, что удивлен курением Вартанова. Филя сурово взглянул на собеседника: - Мне важно знать ваше... твое мнение. Насчет видений. Сейчас же.


- Идет. Время у меня сегодня полно, - Севан бросил взгляд на свои темные часы и воздел глаза к голым веткам, поблескивающим в свете неонового фонаря.

- В общем, ты верно усек тенденцию. Если нельзя уничтожить, надо растлить. Это еще Аллен Даллас про Россию заметил. Вытащил стержень главный, на котором все держится и отдыхай - обездушенные люди уничтожат себя сами. Выморочный род, уходящий... Ведь приглядываться к окружающему страшно. Газеты читать, телевизор смотреть - страшно. Подавляющая энергетическая парадигма - садизм, презрение к жизни... Я тоже думал обо всем этом и наблюдения записывал. Дам тебе на экспертизу.

- Про Алярмуса? С большим любопытством ознакомлюсь, - пошел вабанк, дерзко глянув на горбоносый профиль Филя и в паническом ужасе думая: «Так было это все или не было? Привиделся фантазеру бункер – головка то от рождения фиганутая» Но дрогнул Севан – сник: - Ты был там, я знаю... Видишь ли, Теофил, по изначальной профессии я разведчик. И в общем-то, человек недоверчивый. Знаю, что если кто и срывает маску, то совсем не обязательно для того, что бы показать истинное лицо. Зачастую - что бы открыть другую маску.

Филя с сомнение посмотрел в печальные глаза человека, ведущего плохую игру и вымолвил глухо, одервеневшими губами:

- Покажи руку, Севан.

Севан поднялся, несколько мгновений раскачивался на носках, глядя на Трошина, словно прицениваясь - а стоит ли? Потом молча протянул левую пятерню с растопыренными пальцами. В углублении между средним и безымянным Филя увидел лиловое пятнышко не больше рисинки.

- Что это? Пароль, символ принадлежности к их роду?

- Знак возможного, а скорее - неизбежного перерождения. Порой пятно может даже исчезнуть на время, а иногда прогрессирует очень быстро. Кто-то рождается с отметиной, кто-то получает ее в процессе неправедной жизни. Я видел списки, где мутанты, отмеченные историей, распределены по рангам. Всякие, знаешь ли, попадаются имена... Прежде чем рубить голову Потрошителю или Робеспьеру, следовало бы поинтересоваться их руками. А ведь именно эта опасность сплотила масонов! Самая тайная заповедь Каменщиков - оборона от Глубокого подземелья. Ритуалы же посвящения имеют целью избежать внедрения в общество зараженных вирусом Алярмуса. Следы сопротивления Алярмусу можно найти и в других союзах, тайных обществах, утративших свое истинное значение.


- Люди разучились различать врагов?

- Они потеряли бдительность. А потом... Видишь ли, парень, настоящих людей осталось не так уж много. Пожиратели Логоса внесли свой вклад. Вседозволенность - великое завоевание свободы. Она позволяет не быть человеком. Вои и плодились под ее крылом человекообразные монстры. Те, кто сеет смерть и воспевает ее. Маньяки, наемные убийцы, фанаты-террористы всех видов, сатанисты, наемные труженики искусства... Все, кто разрушает заповеди Творца, уничтожают Смысл - ответственность личности перед собой и миром, - принадлежат армии Аляруса. Ты же сам написал, что свобода от Смысла, есть победа деструкции, хаоса...

- Значит, я прав? - с горячностью прервал куратора Филя. - Но ведь не все так плохо! А если читать не криминальные сводки, а про спасателей, руководителей кружков «умелые руки», врачей, ученых? Да пусть хоть про обычного булочника иди библиотекаря вспомнить! Если слушать симфонический концерт или хор пожарников, исполняющих «Вечерний звон» или серенаду Шуберта в школе слепых? Если задуматься хоть на минуту о величии человека, сующего тебе в рот бормашину, собирающего яблоки для повидла или просто присмотреться к лицам прохожих? Человеческие же лица! Они что - тоже слуги Алярмуса?

- Нет, они еще живые, но опасность перерождения велика. По внешним признакам отличить человека от монстра зачастую вообще невозможно. В этом и парадокс! Мы видим их каждый день в уголовных сводках - никаких примет вырождения - обычные черты, проникновенный взгляд, крест на груди. Такой симпатяга душит пятилетнюю девочку, топит в ванне малыша, кромсает и насилует плоть, а потом с обстоятельно объясняет на следственном эксперименте, как делал это! Другой вдумчиво травил старика-отца, что бы освободить комнату, оставил пол кило тротила в вагоне метро, взрывал жилье людей, бросал бомбы на города...Экспертиза утверждает - здоровый индивидуум - полная психическая норма! И никакой отметины! - Севан посмотрел на свою растопыренную ладонь и медленно сжал скрюченные пальцы, словно пытаясь задушить зверя.


- Но ты не такой, хотя и с отметиной! - Филя вскочил. - Значит, не в отметине дело. Здесь какая-то путаница!

Севан глубоко затянулся догорающей сигаретой:

- Я родился в горном селе у обезумевшей от ужаса девчонки. Очевидно, зачала она не обычным образом и стремилась избавиться от дитяти. Но старшие берегли младенца. Тогда она подбросила его в кузов грузовика, уезжавшего в город. Подкидыш вырос в детдоме, проявил способности в математике и биологии. Директор ходатайствовал о приеме мальчика в институт. Так я попал в Москву и вскоре познакомился с заинтересовавшимися моими способностями людьми. Это были сотрудники военной разведки - Главного разведывательного управления Генштаба... Уверен, среди них есть агенты Алярмуса, опекающие отпрысков своего рода. Может, они и способствовали моему продвижению в специальное подразделение, занимающееся аномальными явлениями?

Тогда я ничего не знал о своем происхождении. Но заподозрил неладное. Так начинающие врачи находят у себя симптомы самых страшных заболеваний. Стал копать, выяснил про грузовик, доставивший меня в детдом…Увы, факты печальны. Я появился на свет с кровью рода Алярмуса. Не знаю, какого ранга был мой отец. Скорее всего - человекообразный мутант в переходной стадии. Все начинается от пятнышка между пальцами. С совершенной подлости.

- Но твое пятно осталось крошечным!

- Но я не в силах избавиться от метки! Я уже с ними. Я сказал, что Пожиратели наступают. Иллюзия, Теофил! Они побеждают. Они уже победили.

- Не верю тебе. Не хочу. Не могу. И таких как я много. Очень много! Ты знаешь, знаешь, когда я плакал по-настоящему? Так, что болело под ребрами и или гордость небывалая распирал грудь... Я –человек! Мы все – человеки! Это было у донорского центра. Когда взорвали бомбу в переходе на Тверской - погибли и были ранены совершенно невинные люди. По «ящику» объявили, что пострадавшим нужна кровь. Я пришел пораньше, полагая, что окажусь в горстке героев. А там длиннющая очередь! Парни, мужчины, девчонки - сотни, тысячи! Совершенно обыкновенные, многие даже вовсе хилые и некрасивые! Они выстаивали часами, что бы отдать свою кровь совершенно чужим людям! «Просили больше не занимать, - сказала мне тетка в конце очереди. – Ждем вот на всякий случай»... Я стоял в больничном скверике и даже не понимал, что щекотка в глазах и падающие на свитер капли - это и есть слезы... Не веришь? Господи... Тебя же вырастили в приюте! Кто-то мыл твою попку, кормил, учил ходить, думать. И не говори, пожалуста, что все плохо, что кругом воры и злодеи, а воспитатели - садисты. Неправда! Не все. Каждую минуту - кто то спасает ближнего - акушерки, пожарные, милиционеры, водолазы, да вообще - самые обыкновенные люди! Кто-то отдает свою кровь, лезет на крышу за котенком, вытаскивает из воды пьяного алкаша - рискует собственной жизнью из-за чужой боли, потому что по-другому не может! Почему ты смеешься? Да они счастливы в эти минуты за тех, кому помогли. А те - изувеченные, испуганные, спасенные - становятся лучше! Они ощущают Любовь! Ту Любовь, что есть Бог, что правит миром... Ты безумен, Севан! Безумен... Прощай. - Теофил вскочил.


- Постой, - сильная рука легла на его плечо. - Я не издеваюсь и не смеюсь. Просто я не умею плакать. Слезы - бальзам для ран. Это то, что отнял у меня Алярмус.

Севан поднял лист и долго рассматривал его, как драгоценность.

- Месяц назад я был в Америке. В клинике ФБР находилась женщина, которую я мог бы полюбить. Да и любил, наверно. Как дивно любили! Так я думал тогда, благодаря за подарок жизнь и Творца... Прошло несколько месяцев - и они отомстили нам за иллюзию. Мишель Роуз была изнасилована гигантским червем.- Севан долго молчал, собираясь с духом и спокойно продолжил:

- Я уже знал, что нечто подобное произошло с моей матерью и помчался к Мишель, что бы объяснить - ребенок может вырасти нормальным, если сумеет победить в себе монстра...

Я опоздал - мисс Роуз уже родила и лежала совсем без сил. Никогда ни у кого я не видел таких глаз. Мишель сжала мою руку и заговорила тихо, но так горячо и убежденно, что у меня зашевелились волосы на темени.

« - Они победили! Нет ни любви, ни добра, ни тепла. Холод и темнота. Если человек способен произвести на свет это – надеяться не на что. Я ведь ждала, что мой организм восстанет, убьет жуткий плод. Пусть вместе со мной. Но все произошло совершенно нормально! Нормально! Я – мать монстра! У меня открылись глаза - я поняла: все мы - обманутые, обреченные, замороченные иллюзиями красоты, покоя, счастья... Мы – обманутые, обреченные на вымирание дети ада» - Шептала она искусанными губами и это было похоже на бред или прозрение.

...На рассвете ее не стало. Мне показали то, что произвела на свет эта женщина... Нет, Фил, я зря надеялся. Он было мало похож на человека - плод изнасиловавшего ее червя. Мишель родила монстра. Я увидел омерзительный симбиоз ребенка и лилового слизняка. ОНО смотрело на меня вполне осмысленно! Человеческие глаза на заостренном вытянутом черепе, покрытом сиреневатой чешуйчатой кожей... Именно тогда я понял бесповоротно: все, что Мишель говорила - правда. - Севан поднялся и пошел по аллее голых лип – черных и мокрых в сетке моросящего дождика. Он даже не оглянулся на приросшего к скамье Теофила.


19

Крым и в апреле - все равно Крым. А бывшая совминовская дача и без Совмина пуста не бывает. Отремонтировались, конечно, новые хозяева, обставились - все на уровне.

А что официантка подает блюда в кружевной наколке - это даже волнует, цепляет ностальгией по «Книге о вкусной и здоровой пище», которая была бестселлером в полном дефицитов детстве Никиты.

Дефицит - где ты, ау! Ишь, как все переменилось! При даче магазин деликатесов - не хуже, чем к каком-нибудь Париже. И ресторан - с доставкой заказов в номера или на пикник среди природы - как пожелаете! На клумбе перед столовым корпусом - натуралистическая скульптура «Леда». Это вместо шагающего в соц. даль гранитного Ильича. На плацу для собраний - поющий фонтан. Не лупят вечерами отдыхающие по тугому баскетбольному мячу, не затевают турниры в пинг-понг. Оттягиваются по-другому. «Киллербол» - не дешевая затея, зато какая разрядка, особенно для кабинетного работника, нашпигованного стрессами, как взрывчаткой!

Геннадий Пинкер - хозяин одного из московских банков - главный затейник и тренер. Он сколотил две команды из круга наиболее активных отдыхающих, обеспечил совсем не дешевыми причиндалами - техника, костюмы, оружие - все американское. Объяснил тактику боя, раздал снаряды - пластиковые шарики, наполненные красителем и вывез участников к заброшенной железнодорожной ветке. И развернулся там, в декорациях сталкеровской «зоны» очень даже серьезный триллер! Хари масок страшенные, «пушки» совсем как настоящие! Мокруха вышла страшная - справа летят зеленые снаряды, слева - красные. Бой на полное уничтожение. Очин мочил противников, обряженных в униформу бойцов «звездных войн» с полной самоотдачей. Воображал всех, кто заслуживал пулю в лоб - занудного шефа-генерала, зажимающего повышение, капитана Пахайло, измучившего недопониманием тонкостей политики в серии «Арт деко», гипотетических исполнителей гнусных унитазных убийств, даже соседа по даче, выгуливающего свору своих слюнявых мастивов под его резными дубовыми воротами.


Каким далеким кажется вся эта дребедень на кушетке, под умелыми пальцами массажистки, как далеко Москва, когда за деревьями вздыхает и шелестит черная гладь южного моря! Потом чинный ужин в столовой ресторанного типа и отдых в собственных трехкомнатных апартаментах. Званный ужин, с гостем – симпатичным Геннадием Пинкером. Внизу, за кипарисами играло ласковой волной совершенно черное море, у фонаря толклась мошкара, запах поджаренного с дымком мяса не портил букет, свойственный южной ночи, когда уже расцвело нечто бурно кустистое, ароматное, светящееся во тьме. Доставленные официанткой шашлыки по спецзаказу источали на мельхиоровое блюдо ароматный сок.


  • Не слабо мы сегодня на «Киллере» оттянулись. До сих пор в голове что-то стреляет, - изящно капизничала жена Леля, переодевшаяся к вечеру в платье из миланского бутика.

- В самый раз мяском подкрепиться, - Очин сгрузил на тарелку Геннадия кусочки поджаристого мяса. - А вот мы его с помидорчиком! И винца по стаканам – вон оно какое, мамочка, прохладненькое. Возвышенный момент, не правда ли, господа?

Чистый Бетховен или Рафаэль какой-нибудь, - заулыбался Пинкер даме, - Вам, Елена Владимировна, игра понравилась? Сейчас, знаете ли, столько вполне изысканных дам ею увлекаются. Особенно, кто на службе перенапрягается - в бизнесе, на ниве искусств. Главное, чтобы финансы позволяли и тяга к этому делу обозначалась.

- Дамы в вашей команде сегодня были, уж извините, как переодетые мужики. У меня другой стиль, - Елена провела ладонью по обтянутым искристым трикотажем пышным формам. Увы, женственность сейчас не в моде. - Она вздохнула, опустив бархатные ресницы.

- Это, Леленька, вечное, - Очин с аппетитом жевал сочное мясо. - Вот я на днях отчет эксперта по одному нашему делу получил. Насчет нравственного, так сказать, аспекта всякой видео продукции с изобилием насилия и секса.

- Котик, это ж разные вещи! Эротика необходима искусству.


- Насиловать подгнивший труп - это искусство?

- Господи, при чем здесь секс! И вовсе не к столу, - наморщила короткий вздернутый нос Леночка. Она была младше мужа на двадцать лет, усвоила тон капризной дочки, и рискованные приемы кокетства весьма темпераментной женщины.

- Не секрет, что выброшенные на мировой рынок американцами видеоигры категории «бифштекс с кровью» самым прямым образом провоцируют преступления, - Очин сурово посмотрел на разнеженных ужином и теплой ночью собеседников. Ох, и неплохо было бы встряхнуть голубков выразительным рассказом про Лоран Дженкинс и мистера Коберна. Это господину банкиру не игрушечная перестрелка красящими шариками. Не крысиная возня с поддельными счетами - абстрактными цифирками в компьютерных пасьянсах. Приятно было бы пугануть разрезвившегося и явно положившего глаз на Елену господина. Но Очин ограничился многозначительной паузой во время которой принял доставленную официанткой вторую порцию шашлыка. Банкир тоже молчал, ощущая прильнувшее колено Лели.

- У меня шестнадцатилетний сын, я обязан быть бдительным, - продолжил полковник, думая о том, что повторяет сейчас свой доклад в высшей инстанции. Серия «Арт деко» была признана им в результате проделанного кропотливого исследования, провокацией изощренных противников, а весь акцент перенесен на критику растлевающего влияния СМИ.

- Некоторые видеоигры этого жанра не только развращают фантазию, но и пробуждают совсем нездоровые инстинкты, - Очин с внезапным отвращением отодвинул подальше блюдо с мясом и продолжил, обращаясь к банкиру:

- И вот интересно мне, чего же это народ вдруг так озверел? Представьте: в видео играх предусмотрен один моментик - уровень кровавости устанавливает по своему усмотрению сам ее участник. От играющих, стало быть, зависит, сколько трупов они хотят получить. И что вы думаете? До максимума доходит почти каждый. Наше подрастающее «будущее» смакует жестокость не хуже Чекотилы. Поколение «Ч»!


- Просто тошнит слушать, - Леля обратила к молчаливому банкиру разрумянившееся лицо. - Я не согласна с Никитой. Сейчас другое время, другие запросы молодежи. Уж лучше им у компьютера разрядиться, или как вы сегодня, чем осуществлять свои мечты и чаяния на практике.

- Да ведь они упражняются в садизме, как ты не поймешь, Леля! - завелся Никита Сергеевич. - Это прививает неуважение к жизни. «Замочить» человека - теперь раз плюнуть. Посмотри мои сводки.

- И не стану, не стану, не стану! Всегда урла была, всегда криминал буйствовал. Только теперь об этом все время талдычат.

- Молодежь нуждается в ниспровержении одряхлевших ценностей и кумиров. И в собственном пути поиска. Полном, непременно же, своих проб и ошибок. Своих! Нормальный процесс, - Геннадий спорил вяло, без всякого энтузиазма. Похоже, его устраивала и поза и охватившее тело истома, - Веяния, как всегда, поступают из Штатов. Там молодежь потребительская система так задолбала, что они готовы из жира дам взрывчатку варить и ею свое благополучие подрывать.


  • Возьмите их кино. Да и наше теперешнее не лучше! - не успокоился Очин. - Ведь это же учебник для подрастающих садистов!

- Сниму ремень и выпорю своего балбеса за милую душу, если за чем-нибудь подобным застану, - лениво отреагировал банкир. - Вы, Никита Сергеевич, правильно все говорите. Но надо различать тонкости. Особо агрессивные видеоигры и триллеры, конечно же, способствуют тяге к уничтожению. «Киллербол» совсем другое дело! Он учит сопротивляться и гасить негативные эмоции в игровой ситуации. Вот, допустим, Елена Владимировна, посмотрели вы «Дикую орхидею» и от сексуальной озабоченности избавились. Никаких фантазий насчет интима уже нет. Можете спать спокойно.

- Ну, это... - возмущенно фыркнула дама. - Это спорно.

- Если честно - не надо нам вашего Киллербола! Казаки разбойники, жмурки, спортивные соревнования в конце-то концов! Баскетбольным или теннисным мячом еще никого н убили, да и цели такой не имели! Ясно же, как божий день - насилие и бизнес в одной связке. Ты потрафляешь дурным инстинктам и загребаешь бабки. Пример - наркобизнес. Насильственные видеоигры, кино и литература, пропагандирующие садизм - то же самое, из одной бочки разливали. Из сатанинской. - Упорно гнул Очин, уводя дискуссию в сторону от эрогенных тем.


- Ну не все же становятся убийцами! Не все замужние дамы - Эммануэлями, - Банкир проводил волнующую подстольную игру, касаясь коленом упругого бедра соседки. - Кроме того, это не наша проблема. Это проблема продавцов и родителей. Если мы начнем запрещать все, что провоцирует убийство, то должны начинать с Библии.

- И кого там убили? - округлил глаза Очин.

- О, сплошные трупы. Не считая главного, конечно, - Геннадий горестно усмехнулся и резко прервал трапезу и флирт. - Отбой, господа. Пора переходить к водным процедурам и здоровому спортивному сну.

20

До завтрака Очин совершал пробежку вдоль моря по Царской тропе - усыпанной мелким гравием совершенно ровной дорожке. Справа круто поднимался берег, заросший цветущими кустами, слева сквозь редкие стволы пирамидальных тополей синело море. На пляже чинными рядами выстроились пустые топчаны, вскипали у пирса с надстройкой солярия шипучие волны, похрустывали под кроссовками камушки. Во она, жизнь, о которой мечтают миллионы в зловонных тюремных камерах, десятки миллионов по месту службы или нищенского проживания - в шахтах, в цехах, в траншеях, в разгромленных домах, жалких избах, в смердючих больничных палатах, залах заседаний, торговых палатках, на рыночных рядах... А что понадобилось Очину для успешного взлета? Упорство, смекалка, желание выбиться и мудрая, ох мудрая жизненная тактика. Он не встревал в серьезные гешефты, не напрягал себя масштабными сделками с совестью. Крымский санаторий - не собственный дом на Кипре. Но ведь и взаимовыгодные связи с деловыми кругами - еще не коррумпированность. Вот помог Геннадию провернуть выгодный контракт с зарубежным партнером, загнал следствие по гибели содиректора банка в тупиковый лабиринт, да и сейчас - махнул рукой на Лелькин флирт. Разве стоит она этаких деньжищ, что осели при содействии Геннадия Пинкера на потаенном счету Очина?

Нет, жаловаться грех, грех портить удовольствие самоедством и брюзжанием. И чего вчера на молодежь бочку покатил? Хреновая, по большому счету, молодежь и развращают ее очень хитрожопые дяденьки. Так что теперь - грудью на амбразуру переть, «Арт Деко» раскапывать? Ведь состряпанное дело! Мастерами состряпанное! Кому-то очень нужно сделать из «органов» козлов отпущения и напустить мистического дыма. Может, кому и не терпится поднажать, докопаться до правды-матки. Так ведь стремное это дело - правдоискательство. Только в кино всякие там «крепкие орешки» справедливость устанавливают и то в последнем кадре. Не жизненный пример, не убедительный. Убедителен банковский счет, сладость в груди от сознания собственного благополучия и удачливости. Вот и блаженствует сейчас полковник Очин в крымском раю, а не потеет перед начальством в московских кабинетах, добиваясь серьезного расследования вместе с бедолагой Вартановым.


Каждому свое. Кому вечный бой и соответственно - вечная память, а кому и покою довольно. Утречка этого беззаботного. А птички то, птички! Вот Божьи твари - так и заливаются, оглашая мир радостью. Молчит пришпиленный у пояса мобильник. Молчит. Значит ничего не произошло в Москве, хотя на носу Первомай. И зря распинался окончательно сбрендивший Вартанов. Ворвался в кабинет, устроил спектакль. Монолог пылкий произнес про нашествие змеев-искусителей, про лиловые пометки на руках обреченных. Шаркал ботинками по ковру, изображая, какие следы оставляет тело незримого врага - вроде метлой махнули... Запугивал, запугивал, господин агент... Вот не понять только, на кого работает? Но свою линию гнет четко. Чего только не нагородил. Ушел, оставив официальное донесение с описанием всех этих ужасов. Не стал Очин пускать дело в ход, спалил листы тут же на подносе из нержавейки и включил кондиционер на полную мощь. А потом сделал запрос на срочную госпитализацию гражданина Вартанова в спецбольницу для перенапрягшихся умственно кадров и отбыл в Крым по заранее намеченному расписанию. Если и разыгрывал представитель НЕХИВО роль по чье-то указке, то не запугал, не спровоцировал Очина на решительные действия. Обмишурился.

- С добрым утречком! - прервал размышления Очина трусивший навстречу Геннадий.

- Приветствую вас, вождь зеленокровых! - засмеялся разрумянившийся физкультурник притормозив ход, и протянул ладонь лодочкой.

Банкир ответил на рукопожатие, подмигнул, продолжил свой маршрут.

Очин же не двинулся, онемев всем телом. Вот она, инфекция безумия - навязчивая идея Севана. Примерещилось полковнику, что мелькнула на руке Геннадия - левой, предусмотрительно убранной за спину, лоснящаяся лиловая кожа. Неужели перчатка при такой-то погоде!? Полковник обернулся, но бегуна и след простыл, лишь остались на песке волнистые разводы, точь в точь, как от жесткой метлы. Фу... чур, чур меня...

Вмиг покрывшись холодным потом, Никита Сергеевич опустился на скамейку и набрал московский номер.


- Очин беспокоит. Соедини с Вартановым. Немедленно. Пусть найдут. Как так вообще пропал? Оттуда не пропадают. Да ты в своем уме, Пахайло!? - не дослушав объяснения капитана, Очин отключил связь. И вдруг понял - все его вчерашние пылкие монологи о зреющих ужасах - не поза блюстителя нравственности. Прячущаяся в подсознании правда. Задушенный показной бодростью страх прорвался в благодать южной ночи, что бы усыпить совесть. Совесть!? Откуда явилось словечко затертое, да не в обычном замызганном облачении докучливого пердуна-моралиста, а в сверкающих доспехах карающего Архангела? Скверно, муторно, зябко. И чего так нагло кричит воронье?

...А тем временем в спальне люкса Очина, рядом с включенным пылесосом, лежала без сознания пожилая горничная Полина Андревна. Она только что отворила дверь в ванную комнату и тихо пискнула: то, что произошло с супругой товарища Очина не подлежало ни осмыслению, ни описанию. Витал в номере кипарисовый ветерок, взметая тонкие шторы в балконной двери, соскользнул на пол атласный лиловый халатик Лели. Под ним оказалось такое, что ни в силах человеческих вынести. И рухнула семипудовая тетка на бежевых кафелинах, по которому шли мутные разводы, словно мели пол окровавленным веником.

21

Отсчитывая сдачу за «Караван историй», Филя буркнул в открывшуюся за спиной дверь: - Сквозит же! Не стой в дверях, Евгений. Твой нелицеприятный отзыв на мое исследование прощаю. Мир. Мир и чай.

- Пожалуйста, закрой окошко, - прозвучало глухо и повелительно.

Резко обернувшись, Филя обомлел - не Евгений посетил его с целью перемирия, а странный визитер. Одет в пальто с чужого, узкого плеча, взгляд лихорадочный, затравленный. Небрит и черен исхудавшим лицом.

- Я сбежал, но меня достанут. Я пытался предупредить. Ты должен рассказать всем. Ты можешь. Я видел твои руки... Линии жизни... Мне кажется, это ты! - Севан смотрел на Теофила больными, сумасшедшими глазами. - Ты тот, кого они боятся.


- Почему я?… - Теофил уронил и снова посадил на переносицу кривые очки.

- Я угадал, давно угадал, Любимец Бога! Они бояться тебя! - захохотал больной, сотрясаясь в ознобе. Он очень старался не слететь с катушек - было заметно, как судорожно напряжено вздрагивающее тело, как, высоко подняты плечи и сжаты засунутые в карманы руки. А короткий бобрик на голове словно посыпан пеплом - седина!

- Меня кололи всякой дрянью. Но я все понимаю. Слушай внимательно: ты должен скрыться. Скорее, у меня машина...

- Севан... Мне некуда бежать.. Я... Я запутался. Я слабый, маленький. Я не воин, не альтруист. И, кажется, мне очень страшно, - Филя содрогнулся от напавшего нервного озноба.

- Надо попытаться прорваться... Поехали! Быстрей же! Это последний шанс! - встряхнул его за плечи гость.

Филя замер, мучительно морща лицо. Было очевидно, что Севан сбежал из психушки и не совсем здоров. И вовсе не понятно, что следует делать. Ясно одно - ему надо помочь.

- Ладно. Поехали ко мне. Там тебя не найдут и мы сможем все обдумать, - Филя натянул куртку и вместе с озиравшимся Севаном, покинул киоск. Через пару минут они сидели в «мерседесе» самой новенькой модели. Севан резко стартанул и погнал машину по шоссе, ведущему загород.

- Это... это твоя машина?

- Угнал. Мы едем не к тебе... Я передумал. Мы едем ко мне, - он бурно расхохотался и внезапно умолк, споткнувшись о какую-то тяжкую мысль. - Мне нельзя задумываться. Нельзя спорить. Нельзя разрываться надвое. Никаких сомнений! Поздно, поздно... Тсс... Тихо - никаких вопросов. Смотри и смекай. Я хочу, что бы ты, наконец, понял все сам.

- Тебе надо успокоиться. Сворачивай к Люберам, Севан, - с нарочитым спокойствием попытался остановить» безумца Теофил.

- Хорошо, я попробую объяснить. Только не перебивай и не лезь с глупостями. У нас мало времени. Голова трещит и мысли путаются... Сволочи... Я в самом деле болен...


«Это верно» - подумал Филя, дрожа от захлестывающей его паники - кисти Севана, тяжело лежавшие на руле, обтягивали кожаные перчатки! Он начал рассказывать, стараясь говорить спокойно и вразумительно.

- Род Алярмуса состоит из особей разного вида в зависимости от рангов. Высший ранг - совершенное существо, имеет вид толстого червя - нечто среднее между осклизлым лиловатым вспухшим человеческим телом и гигантской полуразложившийся сарделькой. Из слизи могут отделяться короткие, как плавнички, но цепкие щупальца - четыре, шесть. Это венец популяции, состоящей из мутировавших людей и их потомков. Они питаются существами низших рангов, вырабатывая вещество, близкое по составу сильному наркотику и способное чрезвычайно долго поддерживать жизнедеятельность организма. Не знаю, что представляет собой сознание этих существ. Но полагаю, что они обладают способностью воссоздавать любую виртуальную реальность и безраздельно царить в ней. Это - каста Высших. Основную массу составляют особи помельче, земляного окраса с разной степенью приближения к человеческому облику. Есть даже такие, кого трудно отличить от обыкновенного землянина той или иной расы. Змеи оплодотворяют земных женщин. Женщины рожают детей. Дети становятся землянами на определенный срок, чтобы разнести семя. И постепенно видоизменяются, - Севан торопился, произнося слова скороговоркой. Теофил застыл, боясь сбить рассказчика.

- Твои пожиратели Логоса - потомки червей. Черви проникают везде, не оставляя никаких следов - лишь шершавые зигзаги от извивов тел... Чем больше тело... - Севан на секунду зажмурился, сделал глубокий вдох и продолжал:

- Род Алярмуса многолик. Его флюиды заразны, а семя плодовито и живуче.

Мир Алярмуса - подземные города, связанные по принципу Мёбиуса с компьютерными сетями. Изобретатель этого трюка стал Генеральным преобразователем рода. Это нелюди, Теофил. И они представляюта более высокую ступень организации живой материи, чем мы с тобой.


- Конечно, ведь у них нет души! - съязвил Теофил, но сраженный взглядом Севана, поспешил заверит: - Я не спорю! Пожалуйста, говори! - Он вцепился в подлокотники, не замечая, какие опасные виражи делает автомобиль, лавируя между грузовиков на подмосковной трассе. Севан смотрел прямо перед собой, словно робот.

- Думай, парень, думай. Но не забудь вывернуть свои мозги наизнанку. Не забудь, ты обитаешь в аду, а что бы противостоять ему надо все поменять местам - высокое и низкое, прекрасное и отталкивающее, доброе и злое. Постарайся воспринимать с радостью открытия то, что покажется ужасным, отталкивающим, мерзким. Наслаждайся разложением, возлюби пустоту, мрак.

- Не обещаю справиться, но буду внимательным. Ого! Мы чуть не врезались в бетономешалку! - Филя зажмурился и втянул голову в плечи.

Севан вновь заговорил торопливо, напористо: - Размножение рода Алярмуса происходит не только половым путем. Высший ранг этих существ способен вырабатывать вирус, чрезвычайно заразный и неистребимый. Эйфория разложения, гниения, смрад бойни - вот симптомы зараженного вирусом. Физическое преображение - вторая стадия перехода человека в


<< предыдущая страница   следующая страница >>