litceysel.ru
добавить свой файл
1

Материалы предоставлены интернет - проектом www.mydisser.com®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок


Содержание

Введение...3


Глава 1. Участие российских историков в первых международных


конгрессах исторических наук...16


§ 1. Организация первых международных конгрессов исторических наук. 16


§2. Секционное деление и тематика первых конгрессов...53


§3. Доклады российских историков на первых конгрессах...82


Глава 2. Подготовка четвертого международного конгресса исторических


наук...95


§ 1. Решение вопроса о созыве конгресса в Петербурге...95


§2. Частное и предварительное совещания по подготовке IV


международного исторического конгресса в Петербурге...107


§3. Предполагаемый план распределения секций IV международного


конгресса...136


§4. Работа Исполнительного, Финансового Комитетов и Комитета по


приему гостей по подготовке IV международного конгресса...143


Заключение...153


Источники и литература...159


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. История исторической науки начала XX в. в последние годы привлекает особое внимание исследователей. Дело в том, что советские историки если и обращались к изучению исторической науки того времени, то оценивали ее, в первую очередь, с позиций марксистской критики буржуазно-либеральной историографии и методологии истории, характеризовали ее состояние как период кризиса науки, из которого она вышла с утверждением марксизма. Научное творчество целого ряда выдающихся представителей исторической науки начала XX в. не только не получило в советской историографии объективной оценки, но и трактовалось преимущественно негативно. Только в конце XX в., в связи с отходом исторической мысли от признания марксистской концепции истории как единственно верной, возрос интерес к изучению других направлений историографии. Рассматривая отказ от марксизма как выход отечественной исторической науки из методологического кризиса, современные историки обратились к конкретному изучению состояния историографии начала XX в., к анализу научного творчества, теоретических идей, методологических принципов и методических приемов изучения источников многих выдающихся представителей отечественной науки. В 90-е гг. XX в. стали широко известны имена таких историков как А.С. Лаппо-Данилевский, А.А. Корнилов, А.А.Кизеветтер и многие другие, о которых прежде писали как о носителях буржуазной идеологии в науке.



Сегодня совершенно очевидна необходимость определить на каком качественном уровне находилось развитие российской исторической науки в начале XX в., какое место она занимала в общеевропейском контексте развития исторических исследований, в чем проявлялось взаимовлияние различных национальных школ и направлений в науке. Решая эту задачу, историки сегодня исходят из того, что отечественная историография начала


XX в. была составной частью мировой исторической науки, развивалась по многим направлениям на уровне ее лучших достижений. Весьма актуальным в этой связи является специальное изучение вопросов о международном статусе российской науки, о международных связях и контактах российских ученых, о формах сотрудничества и взаимовлияния школ и направлений. Значимость такой постановки вопроса особенно возрастает в связи с сегодняшним расширением форм международного сотрудничества российских историков, их участия в международных форумах, организациях ученых, совместных проектах. Исторический опыт подобной деятельности приобретает непосредственную практическую значимость, что также усиливает актуальность данного исследования.


Именно поэтому большой интерес представляет история первых международных контактов и связей отечественных историков, такой формы этих связей как их участие в работе международных конгрессов исторических наук в XX в. В советской историографии эта тема затрагивалась, как известно, в основном на материалах деятельности советских ученых на конгрессах, начиная с 20-х гг. Между тем сегодня интерес представляет начало этих контактов, выход российских историков на международную арену, что проявилось в их работе на первых международных исторических конгрессах.


Предметом настоящей диссертации является исследование форм международного сотрудничества отечественных историков, их связей с иностранными учеными в начале XX в.

Объектом исследования выступает такая форма международных научных связей, как первые международные конгрессы исторических наук и участие в данных конгрессах российских историков.



Хронологические рамки исследования определяются сроками созыва I международного конгресса исторических наук в Риме в 1903 г. и 1914 г. -временем, когда была прервана работа по подготовке IV международного


исторического конгресса, который должен был состоятся в 1918 г. в Петербурге.


Степень изученности темы. Первые международные конгрессы исторических наук имеют свою историографию. Этапы исследования указанной проблематики совпадают с периодизацией российской исторической науки в целом. Условно можно выделить три этапа в исследовании данной темы: дореволюционный период, советская историография 20 - 80-х гг. XX в. и современная историография с начала 90-х гг. до настоящего времени.


Отечественная историография по данной теме представлена преимущественно статьями, опубликованными в исторических журналах, других периодических научных изданиях и сборниках научных работ.

Дореволюционная литература представлена работами российских историков — участников первых международных конгрессов. Работы опубликованы как в научных исторических и общественно-политических журналах начала XX в. («Журнал Министерства народного просвещения», «Научный исторический журнал», «Голос минувшего», «Исторический Вестник», «Русская мысль», «Вестник Европы», «Гермес» и др.), так изданы отдельными брошюрами. В них, прежде всего, обобщен опыт личного участия ученых, но наряду с этим содержатся интересные содержательные оценки как состояния отдельных отраслей исторической науки начала XX в., так и места в их развитии российской историографии, в ряде случаев дается довольно подробный анализ проблематики исследований, представленных на конгрессах. Эти работы следует рассматривать и как начало историографии темы, и как ее источники. Таковыми являются статьи П.Н. Ардашева, Н.М.Бубнова, Д.Н. Егорова, Б.М. Колюбакина, Ю.А. Кулаковского, А.С. Лаппо-Данилевского, Н.Н.Любовича, П.П. Митрофанова, М.И. Ростовцева, Е.В. Тарле, М.М.Хвостова, Л.Ю. Шепелевича.



Советский этап характеризуется несколькими исследовательскими работами историков. Интерес к теме в это время несколько ограничен, прежде всего, в силу идеологических предубеждений, которые владели историками, когда они обращались к вопросам, касающимся так называемой либерально-буржуазной историографии начала XX в. Историки-участники первых международных конгрессов в большинстве своем, несомненно, принадлежали именно к этому течению исторической общественно-политической мысли. Статья А.Г. Слонимского «Участие российских ученых в международных конгрессах историков» («Вопросы истории». 1970. № 7. С. 95-108) - единственная работа в советской литературе, полностью посвященная дореволюционным конгрессам. Рассматривая историю первых международных исторических конгрессов, а также подготовку несостоявшегося IV конгресса, автор привлекает довольно широкий круг отечественных источников - статьи участников конгресса, архивные материалы (фонды целого ряда российских и украинских архивов). Он анализирует, прежде всего, организационную сторону работы конгрессов, делая при этом акцент на участии в них отечественных историков, особое внимание уделяет такой важной теме, как борьба за права русского языка на первых международных конгрессах, подчеркивает значение Лондонского конгресса, на котором авторитет российской науки получил всеобщее заслуженное признание. А.Г.Слонимский не использует иностранные источники — труды конгрессов, статьи иностранных ученых о конгрессах, не дает содержательного анализа проблематики докладов российских историков, ее места в общем контексте научных идей и дискуссий на конгрессах. Автор не углубляется в анализ каких-либо отдельных вопросов истории первых международных конгрессов, ограничиваясь ее общим обзором. Но в целом данная работа представляет историографический интерес, как постановкой темы, так и весьма ценной источниковой базой.

Авторы других работ советского периода рассматривают, как правило, те международные конгрессы, в которых принимали участие советские историки, поэтому в них история дореволюционных конгрессов занимает незначительное место. Это журнальные статьи: редакционная - «Русские и советские ученые на первых международных конгрессах историков» (Вопросы истории. - 1955. - №8), И.А. Желениной «Из истории международных конгрессов исторических наук» (ВИ. — 1964. - № 9), В.Г. Сарбея «Из истории утверждения русского языка на международных конгрессах историков» (Украинский исторический журнал. - 1960. - № 4), а также статья И.А. Желениной о международных конгрессах историков в Советской исторической энциклопедии (1966. - Т. 9). В редакционной статье «Вопросов истории» и статьях И.А. Желениной содержится практически сходный и ¦, весьма незначительный фактический материал о первых конгрессах. Названы три-четыре фамилии российских историков, темы двух-трех докладов (в некоторых случаях темы указаны не точно). Статья в энциклопедии содержит ссылки на труды конгрессов и на статьи их российских участников (по каждому конгрессу — ссылка на одну статью). В.Г. Сарбей, исследуя решение вопроса о международных правах русского языка на конгрессах (доводит историю вопроса до 1960 г.), дает лишь краткое упоминание о начале его обсуждения на первых конгрессах.



Существенно расширяют историографию темы статьи современных авторов — Е.А. Кравченко «Участие русских и советских историков в первых международных конгрессах историков (МКИН)» (Россия в XX веке. Судьбы исторической науки. - М., 1996), Н.И. Приймак «О несостоявшемся Международном конгрессе историков в России в 1918 году» (Вестник СПбГУ. Сер. 2. - СПб., 1998. - Вып. 4), Е.А. Ростовцева «Деятельность А.С. Лаппо-Данилевского в Российской академии наук» (Источник. Историк. История. - СПб., 2001. - Вып. 1).


Е.А. Кравченко опирается в основном на данные дореволюционной историографии, и ничего существенного к содержащейся в них информации не добавляет. Е.А. Ростовцев, кратко раскрывая историю подготовки IV международного конгресса, рассматривает деятельность по его организации А.С. Лаппо-Данилевского.


Наиболее полно этот вопрос рассматривает Н.И. Приймак. Ее работа основана на новых неизвестных ранее материалах, содержащихся в фонде А.С. Лаппо-Данилевского архива Российской Академии наук. Автор освещает следующие вопросы — принятие резолюции о созыве конгресса в Петербурге и организационная работа по его подготовке (приведен в сокращенном виде состав участников частного и предварительного совещаний, их решения). Таким образом, в новейшей литературе только работа Н.И. Приймак вносит существенно новое в изучение рассматриваемой темы и указывает направление дальнейшего изучения истории IV конгресса.


Данный историографический обзор дает основание для вывода о малоизученности вопроса об участии российских историков, в первых международных конгрессах исторических наук. Эта тема в литературе только поставлена, намечены основные вопросы, которые требуют специального изучения.

Основной целью данного исследования является определение на основе изучения деятельности отечественных историков на первых международных конгрессах исторических наук места российской исторической науки в системе международных связей, контактов, форм сотрудничества ученых, ее вклада в развитие европейской науки начала XX в.



В соответствии с этой целью в работе ставятся следующие задачи:


- рассмотреть организационную и научную стороны работы первых международных конгрессов исторических наук;


- выяснить формы и степень участия в работе данных конгрессов российских историков;


- на основе историографического анализа докладов российских участников международных конгрессов сопоставить уровень развития проблематики отечественной исторической науки на фоне европейской историографии;


охарактеризовать подготовку четвертого международного исторического конгресса, который должен был состояться в Петербурге в 1918 г., как общеевропейское признание уровня российской науки, ее места в развитии интеграции и международного сотрудничества историков.


Методология и методы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные принципы историзма и научной объективности. Наряду с применением описательного метода, в ходе анализа применялся ряд общеисторических методов: проблемно-хронологический, сравнительно-исторический,


ретроспективный, историографический. В работе применены конкретные методы источниковедения.


Научная новизна работы определяется, прежде всего, тем, что это первая попытка целостного исследования роли отечественной исторической науки в становлении такой формы международных научных связей как международные конгрессы исторических наук. Через характеристику деятельности первых конгрессов, проблематики, научных идей и направлений, организационно-практических мероприятий по подготовке намечавшегося конгресса в России дается сравнительный анализ состояния российской исторической науки в общем контексте европейской науки начала XX в., который показывает ее высокий общетеоретический, историографический, организационный потенциал, соответствовавший уровню мировой науки.

Источниковая база исследования. Источники по теме данного исследования представляются нам недостаточно изученными. В работе нами в научный оборот вводится широкий массив опубликованных и неопубликованных источников по истории исторической науки, которые условно могут быть разделены на следующие большие группы. Первая -труды первых международных исторических съездов и официальные делопроизводственные документы, относящиеся к организационной стороне их проведения и подготовки IV конгресса, содержащие существенную информацию об организации и структуре науки, связях историков, направлениях и проблематики общеевропейских исследований. Вторая - статьи российских и иностранных историков, участвовавших в работе международных конгрессов, изданные в различных исторических журналах в начале XX в. Эти, непосредственно историографические источники, дают возможность раскрыть итоговый характер докладов на конгрессах, понять, какие проблемы истории участники конгрессов считали наиболее важными для международного обсуждения, почему доклады носили информативный характер, как определялись перспективы дальнейшего развития науки. Третья группа — источники личного характера. Это, прежде всего, воспоминания участников конгрессов, раскрывающие атмосферу работы международных съездов и дающие представление о личности ученых, о других, помимо конгрессов, формах научных контактов, о личном общении, переписке, обмене информацией и других формах научного общения. Эти источники ценны также и тем, что в них зафиксированы научные проблемы, оценки научной информации, научные идеи, возникшие в ходе неофициального общения историков.



К первой группе источников относятся труды первых конгрессов -«Atti del Congresso intemazionale di scienze storiche» (Римский конгресс), «Kongress — Tageblatt» (Берлинский конгресс), «International Congress of Historical Studies: Programme of papers and list of readers»

(Лондонский конгресс) и другие. Труды конгрессов дают официальную информацию, исходящую от организационного комитета того или иного съезда — списки участников конгресса, темы докладов, официальные речи председателей конгресса. Данная информация нуждается в определенной коррекции, так как не отражает ситуаций, связанных, например, с отсутствием на конгрессе некоторых заявленных участников или со снятием ранее запланированных докладов. Объем информации, содержащийся в трудах различен: по итогам Римского конгресса были изданы труды в 12 томах, содержащие, в том числе и резюме докладов; по итогам Берлинского и Лондонского — программа занятий конгресса, список докладчиков и ежедневный бюллетень.

В Российском Государственном Историческом Архиве (РГИА) в ряде фондов (Ф. 696. Толстые; Ф. 733. Министерство народного просвещения; Ф. 746. Русское историческое общество; Ф. 789. Академия Художеств; Ф.796. Канцелярия Синода; Ф. 797. Канцелярия Обер-прокурора Синода; Ф. 1284. Министерство внутренних дел) содержатся материалы, касающиеся организации IV международного конгресса. Большую часть данных материалов составляет официальная переписка по поводу разрешения созыва конгресса, по вопросу подготовки предварительного совещания. Ценные документы содержатся в фонде Канцелярии конференции Академии наук (Ф. 2 Санкт-Петербургского филиала архива Российской академии наук). Это переписка Канцелярии, выписки из протоколов заседаний Историко-филологического отделения Академии наук, переписка Непременного секретаря Императорской Академии наук с министрами внутренних дел и народного просвещения, управлением Санкт-Петербургского градоначальника, с учебными заведениями и научными обществами по поводу созыва международного конгресса в Петербурге и предварительного совещания по его подготовке. Ценные сведения содержатся также в личных фондах Санкт-Петербургского филиала архива


Российской академии наук (СПбФ АР АН) - Ф. 103. Личный фонд М.М. Ковалевского; Ф. 113. Личный фонд академика А.С. Лаппо-Данилевского; Ф. 885. Личный фонд И.И. Любименко. В них содержатся многочисленные документы, отражающие участие А.С. Лаппо-Данилевского в Римском и Берлинском международных исторических конгрессах (выписки из протоколов заседаний историко-филологического отделения Академии наук по поводу командирования А.СЛаппо-Данилевского на данные конгрессы, тексты его речей, программы, списки участников), а также - документы по подготовке IV международного конгресса в Петербурге: протоколы частных и предварительного совещаний, списки их участников, списки членов подготовительных комитетов, переписка А.С. Лаппо-Данилевского по вопросам подготовки конгресса - в том числе с иностранными учеными. В фонде И.И. Любименко находятся интересные материалы о Лондонском и Брюссельском конгрессах - программы заседаний, списки членов организационного комитета и секций, списки докладов, резюме докладов, приглашения на различные приемы, обеды и мероприятия развлекательного характера, сопровождавшие Лондонский конгресс, правила для докладчиков, карта Лондона, план размещения участников конгресса в ресторане, дающий интересную информацию о личном общении участников конгресса.


В исследовании использованы материалы, находящиеся в пяти центральных архивах России и .Украины — Российский государственный исторический архив (РГИА), Петербургский филиал архива Российской Академии Наук (СПбФ АР АН), Центральный исторический архив г. Москвы (ЦИАМ), Центральный государственный исторический архив Украины (ЩЦАК) и Государственный архив г. Киева (ДАК). Использованы материалы фондов московских и петербургских библиотек.


Ко второй группе источников относятся работы отечественных историков начала XX в. по истории конгрессов. В них можно выделить два

аспекта: информация общетеоретического характера и информация историографическая. В них содержится описание организационной и научной работы данных съездов, которое ценно не только описанием событий, но и теми субъективными оценками, которые дают историки тем или иным сторонам работы конгрессов. Наряду с этим в статьях раскрывается содержание докладов, дается характеристика дискуссий, оценивается общий уровень докладов с научной точки зрения, фиксируются научные идеи и новые проблемы. Несколько статей (например, Н.И. Кареева) посвящены вопросам подготовки IV международного исторического съезда, в них можно видеть анализ недостатков работы предыдущих конгрессов, предложения автора учесть их при подготовке Петербургского конгресса. К данной группе источников следует отнести так же статьи иностранных историков — участников конгрессов, таких как J.F. Jameson, G. Monod, F. Simiand, Т. Hojer, J.B. Novak, Ch. Bemont, опубликованные в «Revue historique» (Франция), «American historical review» (США), «Historische Vierteljahrschrift» (Германия) и в других журналах. Они содержат примерно такую же информацию, что и работы российских историков, но иные оценки.



Кроме вышеназванных групп источников привлекались источники эпистолярного жанра (личная переписка — А.С. Лаппо-Данилевского с П.Г.Виноградовым, Дж.Ф. Джеймсоном и другими); периодическая печать (газеты «Речь», «Новое время», «Правительственный Вестник» и другие). Печать, помимо официальной информации, дает существенные сведения об отношении российской общественности к истории подготовки Петербургского конгресса.


Круг источников, используемых в работе, достаточно репрезентативен, чтобы делать научно обоснованные выводы по теме. Вместе с тем, отметим, что полученные в ходе исследования результаты можно значительно

дополнить, расширить и уточнить после изучения большого комплекса документов, отложившихся в зарубежных архивах.


Основные положения диссертации, выносимые на защиту:


1. Международные конгрессы исторических наук в начале XX в. сформировались как одна из важнейших форм международного сотрудничества, наряду с существовавшими ранее — международными связями на уровне учебных учреждений, обществ и международных связей частного характера. В этих структурах органически присутствовала российская историческая наука.


2. Российская историческая наука в начале XX в. не была в состоянии кризиса, как утверждалось в советской историографии, а интенсивно развивалась: структура научных направлений, проблематика исследований, разработка методологии, теории истории, специальных дисциплин соответствовали общеевропейскому уровню, испытывала влияние европейской науки и влияла на ее развитие.


Практическое значение диссертации в том, что ее результаты важны для дальнейшего объективного целостного изучения истории исторической науки начала XX века. Могут быть использованы в учебных курсах лекций по истории исторической науки, историографии, источниковедению.

Апробация работы. Полученные результаты обсуждены на заседании кафедры Отечественной истории и культуры ННГАСУ, изложены в форме докладов на серии конференций: Шестая нижегородская сессия молодых ученых (санаторий «Голубая Ока», 25-29 сентября 2001 г.); Пятая межвузовская научно-практическая конференция «Дискуссионные вопросы российской истории в вузовском и школьном курсах» (30-31 мая 2002 т.); Региональная межвузовская научно-практическая конференция «Отечественная история XIX-XX в.: историография, новые источники» (28-29 ноября 2002 г.); опубликованы в форме сообщений и статей.


Структура диссертации и объем глав определяются поставленными в исследовании целью и задачами. Она состоит из введения, двух глав, заключения и спиока источников и литературы.


16


ГЛАВА 1. Участие российских историков в первых международных конгрессах исторических наук


§ 1. Организация первых международных конгрессов исторических наук


Рубеж XIX-XX веков - время расширения и упорядочения международных научных связей. На данный период приходится всплеск интереса к общетеоретическим вопросам исторической науки — методика и методология истории находятся в центре внимания научной общественности. Развитие исторической науки требует расширения возможностей получения научной информации, обмена мнениями, постановки глобальных научных задач. Безусловно, сохраняют свое значение международные научные связи частного (личного) характера (переписка, помощь при работе в архивах, приглашение для чтения лекций и так далее). Однако, вышеназванные предпосылки способствовали возникновению также следующих форм организации международных научных связей: 1. международные организации и общества (как организации, объединяющие научную работу нескольких стран — Международный союз академий, Международный социологический институт, так и учреждения и общества, способствовавшие налаживанию связей России с одной из стран — Французский институт в Петербурге, Русско-английское общество и так далее); 2. международные съезды ученых, занимающихся тем или иным направлением исторической науки (международные конгрессы ориенталистов созываются с 1873 года, первый съезд по истории дипломатии в Гааге был созван в 1898 году и другие); 3. международные конгрессы исторических наук.


Налаживание международных научных связей в начале XX века решало, в основном, следующие задачи: обмен научной информацией, обмен мнениями, совместные научные издательские проекты (например,

Международный союз академий в течение многих лет издавал полное собрание сочинений Г.Ф.. Лейбница, а также список судов, проходивших через Зунд в XV — XVII веках, с российской стороны в данных проектах участвовал А.С. Лаппо-Данилевский1, который наводил соответствующие справки в русских архивах, а также являлся организатором участия Российской академии наук в финансировании изданий).2



Прежде всего, представляется важным понять, какие задачи решались с помощью данной формы организации международных научных связей,3 а затем на конкретном материале рассмотреть насколько успешно проходила реализация данных задач. Российские участники первых международных конгрессов выделяли, как правило, две основные задачи: 1) научная задача, заключающаяся в подведении определенных итогов состояния исторической науки и определении дальнейших научных задач. Данная задача должна была реализовываться путем чтения рефератов о


1 Лаппо-Данилевский, Александр Сергеевич (1863-1919) — историк (отечественная история). Окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. С 1899 года адъюнкт Академии наук, с 1902 года — экстраординарный, с 1905 года — ординарный академик. Член Международного социологического института, участник первых международных конгрессов исторических наук. Научные интересы - московская эпоха проблемы истории XVIII века, археография (дипломатика частных актов), методология истории.


2 См. Ростовцев, Е.А. Деятельность А.С. Лаппо-Данилевского в Российской академии наук / Е.А. Ростовцев // Источник. Историк. История: Сборник научных работ. - СПб., 2001. - Вып. 1. - С. 238-244.

3 Следует отметить,, что целесообразность проведения вышеупомянутых крупных научных мероприятий по тем или иным причинам нередко ставилась под сомнение. Наиболее распространенные замечания скептиков сформулировал в статье, посвященной Римскому международному историческому съезду, российский историк Л.Ю. Шепелевич: «Все то, что делается съездами для науки, может быть достигнуто, говорят, и иным путем. Рефераты могут быть напечатаны в виде ученых статей, а обсуждение их может вестись печатными критическими разборами лучше, чем импровизированными словесными прениями. Организация выставок, без сомнения, полезна, но приурочение их к съезду носит на себе случайный характер. Лихорадочная деятельность во время съездов, связанные с ними развлечения и угощения менее всего способствуют правильной научной работе. Польза съездов сводится лишь к личным знакомствам участников и счетам по местничеству, едва ли удобным в ученой корпорации...». (Шепелевич, Л.Ю. Международный съезд историков в Риме, в апреле 1903 года / Л.Ю. Шепелевич // Историко-литературные этюды. - СПб., 1905. - С. 173).