litceysel.ru
добавить свой файл
1

ГЛАВА 6

МЕТАФОРА ПРОЖЕКТОРА И ИССЛЕДОВАНИЯ

ХАРАКТЕРИСТИК ЗРИТЕЛЬНОГО

ПРОСТРАНСТВЕННОГО ВНИМАНИЯ

Пространственная природа зрительного внимания • Методика под­сказки в исследованиях экзогенного и эндогенного внимания • Дина­мические характеристики «прожектора внимания» и проблема рас­пределения внимания • Структурные характеристики «прожектора внимания»: пространственный охват и градиент

На начальных этапах исследования психологи рассматривали зрительное внимание как пространственный отбор — выбор оп-ределенного места в зрительном поле и ограничение переработки зрительной информации этой частью поля. Определялось это ря-дом причин. Специфика зрительного внимания вообще такова, что оно «растворено» в зрении, в зрительном восприятии. Имен-но потому, что внимание растворяется в иных познавательных процессах, в психологии до сих пор обсуждается проблема суще-ствования внимания (см. Введение). Как человек обращает внима-ние на объекты внешнего мира? Сначала куда-то смотрит, что-то фиксирует, затем переводит взгляд, снова фиксирует на некоторое время и т.д. Впрочем, житейский опыт подсказывает, что многое можно заметить и без явных движений глаз: так, учитель, глядя в классный журнал, замечает, что кто-то из учеников списывает. Иными словами, направление внимания может измениться без внешних изменений положения глазных яблок.

В психологии внимания различают две формы «ориентировки», или направления, внимания.

Явная ориентировка внимания связана с движениями глаз и доступна внешнему наблюдению: мы делаем вывод о том, куда обращено внимание человека, на основании направления его взгля-да. Перенаправление внимания предполагает, что будет осуществ-лен перевод взора.

Скрытая ориентировка внимания не связана с движениями глаз, и в частности, с перенаправлением взгляда. Поэтому она недо-ступна внешнему наблюдению, и выводы о том, куда было на-правлено внимание испытуемого, исследователь может делать толь-ко на основании продуктивных критериев внимания (см. разд. 1.4).


Истоки этого различения можно найти в работах Г. Гельмголь-ца, который обнаружил, что человек способен обратить внима-

ние на объект, находящийся на периферии поля зрения, не пере-водя взгляда. Гельмгольц проводил на себе эксперименты по зри-тельному опознанию букв. Фиксируя взглядом точку в центре поля зрения, он смотрел на большой набор букв, предъявление кото-рого было настолько кратким, что движения глаз были исключе-ны. К удивлению своему Г. Гельмгольц обнаружил и впоследствии зафиксировал в «Учебнике физиологической оптики», что «даже без движений глаз и без изменений в аккомодации можно скон-центрировать внимание на ощущениях из некоторой части нашей периферической нервной системы и в то же самое время отвлечь внимание от остальных ее частей» [цит. по: 373, 423].

Подобные факты привели психологов к рассмотрению внима-ния как своего рода «внутреннего глаза» или прожектора, высве-чивающего различные части поля зрения при одном и том же направлении взора.

6.1. Пространственная природа зрительного внимания. Внимание как прожектор

Анализируя историю исследований зрительного внимания, можно выделить два источника представлений о его простран-ственной природе. В о-п ервых, это клинические данные — мно-гочисленные сообщения нейропсихологов и нейрохирургов о на-рушениях внимания при локальных поражениях головного мозга. Во-вторых — метафора прожектора, пришедшая в 1970-е гг. на смену метафоре фильтра.

6.1.1. Пространственная природа внимания: клинические данные

Представления о функционировании психических процессов в норме нередко опираются на данные об их нарушениях. На форми-рование теории зрительного внимания большое влияние оказал класс явлений избирательного невнимания, связанных с синдро-мом одностороннего пространственного игнорирования (см. разд. 1.1.2).

Синдром одностороннего пространственного игнорирования наблюдается обычно в результате поражения теменной коры пра-вого полушария (чаще всего — вследствие инсульта или травмы головного мозга) и проявляется в том, что пациент системати-чески не замечает ничего в зрительном поле со стороны, проти-воположной поражению, — обычно слева, поскольку проводя-щие пути в зрительной системе частично перекрещиваются на уровне подкорковых структур. Как правило, этот дефект сохраня-ется в течение нескольких недель после возникновения локально-го поражения коры головного мозга, а потом постепенно сходит на нет, оставляя отдельные нарушения внимания.



230

231




Классическая симптоматика
синдрома одностороннего про-
странственного игнорирования
включает ряд характерных по-
веденческих особенностей, свя-
занных с неспособностью чело-
века реагировать на объекты и
события в левой половине зри-
тельного поля. Больной система-
тически не замечает людей с
левой стороны от кровати, ос-
тавляет еду на левой стороне
Рис. 6.1. Результат выполнения теста тарелки, словом, ведет себя так,
«Перечеркивание линий» пациен- как если бы левой стороны про-
том с односторонним пространст- странства не существовало,
венным игнорированием [по 204] Помимо наблюдения за па-

циентом, разработан ряд кли-нических тестов, которые позволяют диагностировать данный син-дром [см. 49; 285]. Например, больного просят перечеркнуть все вертикальные линии на листе бумаги. Обычно он перечеркивает линии справа, не трогая линий слева (рис. 6.1), причем фаница между перечеркнутыми и неперечеркнутыми линиями не обяза-тельно проходит ровно посередине листа. Еще одна распростра-ненная методика состоит в том, что больного просят срисовать или нарисовать по памяти определенный объект. Обычно в таких случаях изображается только половина объекта: скажем, полови-на циферблата часов, куда больной пытается поместить все две-надцать цифр1.

Синдром одностороннего пространственного игнорирования считается нарушением именно внимания, а не зрительного вос-приятия, потому что игнорирование левой части зрительного поля не абсолютно. Если специальными средствами привлечь внима-ние больного к этой половине поля, то находящиеся там объекты будут замечены (хотя спонтанно эти объекты не замечаются). Да-лее, синдром носит надмодальный характер: элементы игнориро-вания левой части пространства наблюдаются и при восприятии пациентом собственного тела, что проявляется, в частности, в нарушениях схемы тела — обобщенного представления о его про-порциях. Симптомы игнорирования, аналогичные зрительным, описаны и для тактильной модальности [49].


1 Как правило, больные с синдромом одностороннего пространственного игнорирования не знают о своем нарушении, в отличие от пациентов, страдаю-щих более низкоуровневым нарушением со сходной симптоматикой — так назы-ваемой гемианопсией, повреждением проводящих путей, ведущих в первичную зрительную кору головного мозга.

Наконец, это нарушение проявляется даже при представлении той или иной знакомой обстановки или пейзажа. Итальянские пси-хологи Э.Бизиак и К.Луцатти [120] просили двух своих испытуе-мых, страдающих односторонним пространственным игнориро-ванием, представить хорошо знакомую им до болезни Соборную площадь Милана и описать все, что они видят, стоя на ступенях собора. Больные перечисляли все здания с правой стороны пло-щади, не упоминая зданий по левой ее стороне. Если же их проси-ли описать, что они видят, стоя на противоположной стороне площади, лицом к собору, то они называли здания, которых не упоминали в первой пробе, и, напротив, как будто не замечали зданий, упомянутых ранее. Таким образом, в отчет попадали только те объекты, которые приходились на половину пространства, со-ответствующую здоровому полушарию.

По мере выздоровления пациента одностороннее простран-ственное игнорирование может смениться нарушением, получив-шим название «угасание» [см. 325]. Больной уже нормально вос-принимает объекты в любой части зрительного поля, но либо слева, либо справа. Но если перед ним одновременно находятся два объек-та, один из которых расположен справа, а другой — слева, то объект слева не воспринимается. Его образ как бы «угасает», по-давляется восприятием объекта, доступного здоровому полушарию мозга (аналогичным образом «угасает» ощущение от прикоснове-ния к телу пациента с левой стороны, если оно осуществляется одновременно с прикосновением с правой стороны).

Однако показана возможность имплицитного, неосознанного, восприятия «угасающего» зрительного объекта. Например, предъяв-ляя справа неоднозначное слово (такое, как «ключ» или «коса»), «угасающим» словом слева можно повлиять на истолкование это-го слова пациентом — так же как содержанием нерелевантного канала в эксперименте с дихотическим предъявлением можно повлиять на трактовку сообщения, подаваемого по релевантному каналу (см. разд. 5.2.2). Это сопоставление наводит на мысль о том, что в случае правостороннего поражения головного мозга наблю-дается подобие вынужденного отбора информации по простран-ственному признаку. При этом «отбор» происходит на довольно позднем этапе переработки информации, после анализа значе-ний предъявляемых объектов.


Синдром одностороннего пространственного игнорирования оказался для психологов не только аргументом в поддержку гипо-тезы о пространственной природе внимания, но и особым мате-риалом для проверки следствий этой гипотезы. С больными, стра-дающими данным синдромом, проведено немало эксперименталь-ных исследований в рамках направления, изучающего внимание как пространственный отбор. Далее нам еще предстоит обратить-ся к результатам этих исследований.

233

6.1.2. Метафора прожектора в современной когнитивной

психологии

При обращении к проблеме «скрытой ориентировки» внима-ния перед психологами встает вопрос: неужели для ее объяснения придется допустить существование некоторого «внутреннего глаза», который осуществляет все эти незаметные стороннему наблюда-телю фиксации и переключения внимания да еще и позволяет видеть фиксируемое в данный момент лучше, а все остальное — хуже? Если рассуждать подобным образом, то можно прийти к дурной бесконечности: каждый «внутренний глаз» потребует та-кого же глаза внутри себя. Чтобы избежать этого, психологи ис-пользовали метафору, которая, как нам уже известно, схватывает все важнейшие свойства зрительного внимания (см. разд. 2.5). Это метафора прожектора'.

Именно сравнение внимания с прожектором повлекло за собой идею пространственной природы внимания, его привязки к тополо-гии зрительного поля. Прожектор — устройство, которое последо-вательно освещает некоторую территорию, находящиеся на ее участ-ке объекты, затем направляется дальше, на следующий участок территории, и т.д. Стали предполагать, что зрительное внимание выбирает («высвечивает») и удерживает именно места в простран-стве, выполняя тем самым обе свои ведущие функции.

В общем и целом это сравнение оказалось весьма плодотворно для когнитивной психологии внимания. Во-первых, оно по-влекло за собой разработку огромного количества методических процедур для изучения различных параметров внимания как луча света, испускаемого прожектором. Во-вторых, было получено немало фактов, описывающих разные характеристики этого «луча», или «пятна света», которое он создает на обследуемой террито-рии. Эти характеристики были сопоставлены со свойствами вни-мания. Наконец, было показано, что во многом функциониро-вание зрительного внимания совсем не похоже на работу про-жектора.


Вспомним основные вопросы, которые ставит* перед исследо-вателями внимания метафора прожектора. Условно их можно объе-динить в две группы, описывающие внимание как состояние (осо-бенности метафорического «пятна света» в каждый данный мо-мент времени) и внимание как процесс (перемещения этого «пят-на света», соответствующие сдвигам и переключениям внимания).

• Каковы характеристики внимания как пятна света? Одно-родно оно или гетерогенно? Каковы его размер и форма? Может

Считается, что зачатки этой метафоры можно найти в античных теориях зрения, где оно рассматривалось как результат испускания из глаз особых лучей, которые освещают отдельные предметы окружающего мира.

I

ли оно расщепляться на несколько частей или только растяги­ваться?

• Как происходит «движение» внимания в зрительном поле? Какова скорость движения? Перемещается ли «прожектор» от од-ного места к другому в «выключенном» или во «включенном» со-стоянии, «освещаются» ли им те объекты, которые попадаются по пути следования внимания от одного целевого объекта к дру-гому? Наконец, каким образом осуществляется управление дви-жением?

6.2. Исследования экзогенного и эндогенного внимания с использованием методики подсказки

Одной из наиболее распространенных методик исследования пространственного внимания, основанных на метафоре прожек-тора, стала методика подсказки, которую разработали Майкл Поз-нер и его коллеги из Орегонского университета Мэри Ниссен и Уильям Огден [301]. Эта методика была предназначена прежде всего для изучения «скрытой» ориентировки внимания, не связанной с движениями глаз. (Она применяется и в исследованиях «явной» ориентировки внимания — см. разд. 6.3.2). Данная проблема может быть разделена, в свою очередь, на ряд частных вопросов.


  1. Если «луч внимания» заранее направлен туда, где будут по-являться целевые объекты (если заранее подсказать человеку, где они появятся), будут ли эти объекты иметь преимущество в обра-ботке по сравнению со стимулами в других местах зрительного поля? А если «луч внимания» направлен совсем не туда, где они появятся (например, на противоположную половину зрительного поля), какими будут дополнительные затраты времени на их об-наружение?

  2. Каково различие между вниманием, направляемым куда-то произвольно', и вниманием, привлекаемым в определенную часть зрительного поля непроизвольно, внешними воздействиями? В современной когнитивной психологии эти два вида вни-мания принято называть соответственно эн-догенным (внимание «внутреннего проис-хождения», подчиняющееся целям и стрем-лениям познающего субъекта) и экзоген-ным (внимание «внешнего происхожде-ния», привлекаемое и управляемое собы-тиями извне) [см. 303; 232 и др.].

  3. Сколько времени занимает перемеще-ние «луча внимания» от одной точки зри- М.Познер


234

235

тельного поля к другой? Зависит ли это время от расстояния, которое должен пройти «луч»?

6.2.1. Методика подсказки и ее модификации

Существует целый ряд разновидностей методики подсказки. Рассмотрим общие черты этого класса методик.

В экспериментах по методике подсказки испытуемый решает обычно задачу обнаружения простого зрительного стимула. В на-чале каждой пробы испытуемый фиксирует центральную точку экрана, а исследователь с помощью специального прибора осу-ществляет запись движений его глаз и исключает из дальнейшего анализа все пробы, где такие движения присутствовали. Испытуе-мый должен как можно быстрее нажать на кнопку, как только справа или слева от точки фиксации появится целевой стимул. Измерению подлежит время, затраченное испытуемым на ответ'.


Уже из названия методики следует, что испытуемый получает подсказку о том, где появится целевой стимул. Тип подсказки зависит от вопроса, на который отвечает исследователь.

1. Для выявления различий между произвольно и непроизволь-
но привлекаемым вниманием подсказка может быть:

центральной — например, стрелка в центре экрана вместо фик-сационной точки или над ней; испытуемый должен интер-претировать этот знак и произвольно направить внимание в соот-ветствующую сторону (рис. 6.2, а);

периферической — например, яркая подсветка рамки, в которой должен появиться целевой стимул, или неожиданное появление в этом месте какого-то другого стимула; внимание, привлеченное этим внешним событием, перемещается в соответствующее место экрана непроизвольно (рис. 6.2, б).

2. Для сравнения затрат на переработку стимулов, попадающих
именно в то место зрительного поля, куда обращено внимание,
по сравнению с местами, куда оно не обращено, подсказку мож-
но сделать:

верной — подсказка действительно указывает т\да, где появит-ся целевой стимул;

неверной — целевой стимул появляется с противоположной стороны от подсказки.

Для полноты картины необходимо еще одно условие — нейт-ральное, когда испытуемый не получает подсказки о месте появ-ления целевого стимула, но должен фиксировать центральную

1 Использование именно этого показателя неслучайно: М.Познер [296] стал одним из активных пропагандистов метода умственной хронометрии (от греч. Xpovo£ — время и цехрёю — измеряю) в исследованиях внимания. Этот метод позволяет оценить время протекания внутренних психических процессов на осно-ве внешне регистрируемых показателей ответа на внешние стимулы [см. 11].

236


Рис. 6.2. Методика подсказки:


о — «центральная» подсказка: испытуемому предъявляется стрелка в центре экра-на, которая указывает на наиболее вероятное положение целевого стимула; б — «периферическая» подсказка: незадолго до появления целевого стимула испыту-емому предъявляется вспышка, которая непроизвольно привлекает его внима-ние к месту вероятного появления стимула

точку и как можно быстрее нажать на кнопку в момент появления целевого стимула где бы то ни было. Именно по сравнению с нейтральным условием можно оценить и «выигрыш» системы пе-реработки информации в том случае, когда подсказка верна, и «проигрыш», если она неверна.

Методика подсказки М.Познера позволяет ответить и на упо-мянутый ранее в связи с моделями отбора вопрос о том, когда именно переработка зрительной информации сменяется с па-раллельной на последовательную (см. разд. 4.2.4). Если механизмы зрительного внимания сродни механизмам внимания слухового, но функцию фильтрации выполняет определенное направление внимания в зрительном поле, то внимание, подобно прожекто-ру, должно последовательно перемещаться от одной части зри-тельного «входа» к другой. Если же зрительное внимание не ведет к временному отказу от переработки информации, но лишь уси-ливает информацию об одной из частей зрительного поля, то все его части могут обрабатываться параллельно.

Если допустить, что обработка параллельна, то в условии с верной подсказкой должен наблюдаться «выигрыш» в скорости ответа по сравнению с отсутствием подсказки (за счет усиления соответствующей части входа). Но когда подсказка неверна, «про-игрыша» быть не должно: информация о целевом стимуле перера-батывается автоматически с равной эффективностью и в том слу-чае, когда подсказки нет вообще, и когда она не соответствует месту предъявления целевого стимула.

Если же обработка последовательна, то вместо описанной ситуации «выигрыш без проигрыша» должна наблюдаться си-туация «как проигрыш, так и выигрыш». Когда подсказка верна,


237

направленное в соответствии с ней внимание приводит к «выиг-рышу» в скорости ответа. Но если подсказка неверна, то испыту-емый должен будет перенаправить внимание туда, где появится целевой стимул. А это займет больше времени, чем в случае отсут-ствия подсказки, поскольку «лучу внимания» предстоит пройти при этом больший путь.

6.2.2. Центральная и периферическая подсказки: основные результаты исследований. Феномен «торможения возврата»

В первой работе М.Познера с коллегами [301] изучалось действие центральной подсказки — стрелки, которая в 80 % случаев указывала в верном направлении, а в 20 % — в неверном. Если бы количество верных и неверных подсказок о месте появления целевого стимула было одинаковым, то испытуемый мог бы вовсе не обращать внимания на эти подсказки. Поэтому исследователи были вынуждены давать больше верных подсказок.

Выяснилось, что в случае верной подсказки испытуемый дает ответ в среднем на 30 мс быстрее, чем в нейтральном условии. В случае неверной подсказки ответ примерно настолько же медленнее (рис. 6.3).

Эти данные указывают, что внимание действительно функцио-нирует наподобие прожектора, последовательно «обрабатывая» один участок зрительного поля за другим. Но насколько быстро происходит перемещение его «луча»? М. Познер и его коллеги [301] ввели задержку между подсказкой и предъявлением целевого стимула, которая варьировала от 50 мс до 1 с. Как предположили исследователи, пока этот временной интервал будет меньше времени перемещения «луча прожектора», или переключения внимания, испытуемый не будет успевать перенаправить внимание в соответствии с подсказкой до момента появления це-



Верная Нейтральная Неверная


Рис. 6.3. Результаты исследований М.Познера и его коллег [301]: скорость ответа на стимул после верной (левый столбик) и неверной (правый столбик) центральной подсказки по сравнению с нейтральным условием (центральный столбик)

левого стимула. Значит, не будет ни «проигрыша», ни «выигры-ша» в скорости ответа по сравнению с нейтральным условием. Но по мере увеличения интервала задержки и «проигрыш», и «выигрыш» будут постепенно возрастать, пока не достигнут предельного уровня.

Результат полностью соответствовал ожиданиям: «выигрыш» в случае верной подсказки постепенно возрастал и достигал предела (наиболее быстрого ответа) примерно через 400 мс после появле-ния подсказки. Следовательно, именно столько времени необходи-мо для того, чтобы полностью завершить сдвиг внимания. В слу-чае же неверной подсказки «проигрыш» тоже постепенно возрас-тал (время ответа замедлялось), достигая предела примерно 200 мс спустя после предъявления подсказки.

Однако эти особенности характерны только для «центральной» подсказки, адресованной произвольному вниманию. Оставался от-крытым вопрос, отличается ли от нее периферическая подсказка, привлекающая внимание автоматически. Экспериментальное срав-нение двух видов подсказок осуществил американский психолог Джон Джонайдес [216]. Он обнаружил, что периферическая под-сказка работает:


  • по принципу «выигрыш, но не проигрыш», что характерно для параллельной переработки информации: верная подсказка ускоряет ответ, а неверная не замедляет его по сравнению с ней-тральным условием;

  • приблизительно в два раза быстрее, нежели центральная под-сказка;
  • независимо от намерений испытуемого. Например, мы мо-жем снизить вероятность верной подсказки до случайного уровня (50 % случаев). При работе с центральной подсказкой испытуемый может перестать ею пользоваться, и в результате в его работе не будет ни «проигрышей», ни «выигрышей». Но при работе с пери-ферической подсказкой верная подсказка приведет к «выигрышу» даже тогда, когда испытуемый получит специальную инструкцию игнорировать подсказку (табл. 6.1).


Таблица 6.1



Подсказка

Центральная

Периферическая

Информативная

(80 % верных подсказок)

В+П+

В+П-

Неинформативная

(50 % верных подсказок)

В-П-

в+п-

Примечание. В — «выигрыш» в решении задачи обнаружения целевого стимула в случае верной подсказки, П — «проигрыш» в случае неверной подсказки.


238

239

Таким образом, за эффектом периферической подсказки стоит, вероятнее всего, параллельный механизм переработки зритель-ной информации, обеспечивающий усиление обработки части ин-формации при сохранении скорости обработки всей остальной информации.

В экспериментах с периферической подсказкой было замечено еще одно любопытное явление. Если временной интервал между подсказкой и целевым стимулом превышал 300 мс, то в случае верной подсказки ответ испытуемого был даже медленнее, чем в случае неверной подсказки. Этот феномен получил название тор-можение возврата и был подробно изучен в начале 1980-х гг. М.Познером и Иоавом Коэном [298], однако и до сих пор про-должает оставаться объектом пристального интереса психологов и нейрофизиологов [234].


Рассмотрим условия торможения возврата. Как только возни-кает периферическая подсказка (например, подсвечивается кон-тур квадрата, в котором появится целевой стимул), внимание, подобно лучу прожектора, сдвигается по этому сигналу в соответ-ствующем направлении. Если целевой стимул действительно по-явится там, ответ на него будет ускорен. Но если его все нет и нет, то внимание быстро возвращается обратно — возможно, потому, что подсказка может быть и неверной, или вследствие инструк-ции удерживать внимание в точке фиксации. Казалось бы, из этой центральной точки внимание должно достигать любого из потен-циальных мест появления целевого стимула с равной скоростью. Однако обнаружилось, что зрительная система предпочитает ме-ста, на которые внимание еще не было обращено.

Исследователи предположили, что причина этого явления — продолжающееся в течение некоторого времени торможение ото-бражения места в пространстве, только что обследованного внима-нием. Поэтому для того чтобы вернуться туда, вниманию потребу-ется больше времени, чем для перенаправления на новое место1.

Торможение возврата может быть полезно с эволюционной точ-ки зрения: для повышения эффективности адаптации к окружаю-щему миру полезнее обследовать новые места зрительного поля, а не возвращаться много раз к старым. Представим себе племя кочев-ников, которое совершает опустошающие набеги на окрестные деревни. После набега на одну из них логичнее совершить набег на другую, а не на ту же самую: едва ли там что-то осталось, и едва ли жители успеют оправиться от набега в ближайшее время. По мнению М.Познера, сходным образом действует и зрительное внимание.

1 Это касается и «скрытой» ориентировки внимания, не связанной с движе-ниями глаз, и его «явной» ориентировки: взгляд сходным образом не возвраща-ется в течение некоторого времени к тем местам в зрительном поле, которые только что были обследованы. Поэтому в торможении возврата различают ком-понент внимания и глазодвигательный компонент [203].


6.2.3. Мозговые механизмы пространственного зрительного внимания

Результаты исследований с использованием методики подсказки оставляют открытым вопрос о том, как именно осуществляется сдвиг внимания, уподобляемый перемещению луча прожектора. М.Поз­нер предположил, что этот сдвиг включает в себя три операции, осуществляемые системой ориентировки внимания (см. разд. 3.1). Согласно нейропсихологическим данным, эти операции можно связать с работой трех мозговых структур.

Отвлечение, или «высвобождение», внимания связывается с функ­ционированием заднетеменной коры, повреждение которой при­водит к игнорированию левой части пространства (см. разд. 6.1.1).

Собственно движение внимания осуществляется при участии верхних бугров четверохолмия — структуры среднего мозга, при поражении которой нарушаются и произвольные движения глаз1.

Привлечение, или «зацепление», внимания соотносится с ра­ботой определенных центров в таламусе (в частности, такой его структуры, как «подушка»).

Это предположение подтверждается данными, полученными на больных с односторонним пространственным игнорированием. М. Познер и его коллеги [306] предположили, что у таких боль­ных сохранны и перемещение внимания, и его «зацепление», тогда как «высвобождение» внимания нарушено. В частности, больному трудно отвлечь внимание от объекта со стороны, соответствующей здоровому полушарию, и перенаправить его на объект в проти­воположной стороне. Это предположение позволяет Понять одну особенность выполнения больными теста с зачеркиванием ли­ний (см. разд. 6.1.1). Как мы помним, пациент обычно зачеркивает линии с одной стороны (справа) и оставляет незачеркнутыми с другой стороны (слева). Но если дать пациенту ластик и просить не зачеркивать, а стирать линии, то постепенно он сотрет все линии (хотя работа будет начата с «сохранной» стороны). Следова­тельно, за нарушением внимания больного действительно может стоять физическая невозможность отвлечь, высвободить внимание.


В экспериментах с использованием методики подсказки, в ко­торых участвовали больные с односторонним пространственным игнорированием, были получены похожие результаты [305; 306]. Испытуемому предъявляли три квадрата: центральный, который следовало фиксировать, и два периферических. Он должен был

1 Отсюда следует вывод о тесной связи движений глаз с вниманием, несмот­ря на то, что в экспериментах с подсказкой движения глаз не нужны, а пробы с их наличием выбрасываются из дальнейшего рассмотрения. В разд. 6.3.2 мы будем обсуждать «премоторные теории внимания», согласно которым произвольное внимание и произвольные движения глаз контролируются одним и тем же меха­низмом.


240

241