litceysel.ru
добавить свой файл
1


Национальный вопрос, централизация и русская социал-демократия

1. Очевидно, что национальные движения невозможно рассматривать отдельно, независимо от "всего", несмотря на относительную самостоятельность национального содержания.1 Разумеется, что "национально-освободительные движения несопоставимы однозначно (выделение мое, Б.И.) с социальными конфликтами в рамках какой-либо страны", - пишет Л.Гумилев2. Это совершенно справедливо для современной истории, когда национальные конфликты в экономически зависимых регионах, таких, как Югославия, Чечня, слабо связаны с внутренними социальными конфликтами, а вызваны извне - никаких вооруженных конфликтов не было бы, если бы не вооружения США и ФРГ, которые делят сферы влияния в Югославии, а Чечня в исключительной степени связана с Турцией (правда, здесь внешние экономические мотивы полностью вытесняют национальное начало). Таким образом классическая формула "национальное есть форма проявления классового" не срабатывает. Национальное здесь, скорее, повод.

Попытка Гумилева придать особый статус национально-этнической динамике понятна: как отмечали классики, история природы и история людей взаимно обусловливают друг друга. Невозможно понять социальную историю, не понимая специфики этнодинамики. Но и обратное справедливо: невозможно отделить этнодинамику от социальной истории. Однако в истории ХХ века либо используется вульгарно объективистский подход, где национально-освободительные движения редуцируются к абстрактно общим политэкономическим категориям, либо историки, не владея ни аппаратом политэкономии, ни макроэкономики, пытаются построить здание своей науки из описательно-созерцательного фактологического материала. Современные исследователи не считают необходимым подробно разбирать экономическую (политэкономическую) подоплеку национального (да и любого другого) вопроса, следовательно, лишают себя возможности адекватно оценивать исторические процессы в целом. Между тем "национальный вопрос должен быть поставлен исторически и экономически."3


Так, например, А.А.Громыко, говоря об ограничениях на право нации на самоопределение и о так называемом "включении права на отделение", подчеркивает, что оно "... выгодно местным политическим элитам, которые стремятся выйти из-под контроля центральной власти."4 Действительно, митинг неформалов-демократов в Свердловске летом 1988 г., посвященный Армении, собрал не более 50 человек и иссяк за полчаса, митинг в Перми весной 1989 г., посвященный памяти жертв тбилисской трагедии, собрал менее 300 человек (причем раздавались реплики: "Когда будет митинг, посвященный пермякам?", а участники митинга наседали на председателя горсовета Петрова по поводу местных проблем, не касавшихся Тбилиси), митинг РУХа в Донецке летом 1990 г. - не более 100 человек. Уже в 1990 г. в Литве среди литовцев вошло в обиход выражение "Пошел ты в Саюдис!". Народные Фронты в Кыргызстане, Узбекистане были "навеяны" эстонцами, а Белорусский Народный Фронт крайне быстро потерял поддержку населения и сейчас находится вне политического поля. Попытки организовать сверху национальное самоопределение все более теряют национальное содержание: Кирсан Илюмжинов угрожает отделить Калмыкию от России лишь в виду проверок налоговой инспекцией его финансовой деятельности, а Руслан Аушев, президент Ингушетии, объявляет 6.2.1999 указ о переподчинении силовых структур региона ему лично - лишь в связи с введением в Чечне прямого шариатского правления.

Достаточно сложна ситуация и в Турции, где самоопределения требуют курды. Советские справочники дают исключительно заниженные цифры о числе курдского населения в Турции и других странах. Так, в справочнике "Население мира" приведены следующие цифры5: в Турции проживают 5,5 млн курдов (по другим источникам, например6, - 4,5 млн), в Иране - 4,3 млн, в Ираке - 3,25 млн, в Сирии - 650 тыс. По данным, предоставленным Международным институтом стратегических исследований7, в Турции проживает 12,6 млн курдов, т.е. 20% населения Турции. На самом же деле по данным ООН в мире около 48 млн курдов, и по данным леворадикальных организаций 30 млн из этих 48-ми - в Турции. Разумеется, что турецкое правительство практикует исключительную дискриминацию курдов по этническому признаку. Курдам не разрешается даже называть себя курдами. Все они числятся турками. Однако турецкое правительство, ведя с ними войну, начавшуюся еще в 90-х годах прошлого столетия, борется не столько за каменистую гористую местность, где, в основном, живут курды. Турецкое правительство возмущено тем, что в стране "светского" ислама 70% наркотиков, продаваемых курдами для закупки оружия, выращивается на территории Турции, где климат крайне благоприятен для выращивания конопли. В результате Турция вплотную приблизилась к странам, чья экономика основана на торговле наркотиками, к центрально-американскому Мендильянскому наркокартелю.


И, тем не менее, стоит принять во внимание, что протест принял столь уродливую форму не без провокаций спецслужб развитых стран, которые всегда готовы криминализовать левые течения. В этом, в том числе в провоцировании наркоторговли, сегодня открыто признаются сотрудники спецслужб бывшего СССР. И если ООН в 1948 г. приняла решение (правда, под давлением Сталина, поскольку подавляющее большинство стран-членов ООН проголосовали против) о создании самостоятельного государства Израиль для 1 млн евреев, то сегодня вопрос о самоопределении 30 млн курдов даже не поставлен в ООН.

Однако наиболее ярко отсутствие национального содержания в национальных конфликтах проявилось в противостоянии Косово правительству Югославии. С одной стороны, очевидно, что правительство Милошевича подогрело конфликт, лишив Косово в 1989 г. автономии. Многие и многие сербы в период более менее мирного развития ситуации, до 4 апреля 1999 г. заявляли: "Косово - наша территория", хотя им ничего не принадлежит не только в Косово, но и в Белграде. Происходило множество этнических конфликтов на бытовом уровне. С другой же стороны, руководство Армии Освобождения Косово вовсе не ставило вопроса о самоопределении. Получая оружие от НАТО, руководство стремилось к "самоопределению" в НАТО.

Если еще в начале 1988 г. практически все леворадикальные (троцкистские, анархистские и пр.) организации отстаивали интересы "трудящихся Косово" и их право на самоопределение, то уже в конце года они убедились, что речь идет не об интересах трудящихся Косово, а о личных интересах руководства Армии Освобождения. Один из леворадикальных журналов даже озаглавил статью, посвященную Косово: "Независимость с благоволения НАТО?"8 Агрессия НАТО в Югославии привела к тому, что этнические конфликты переросли в террор, который принял государственный характер. Беспрецедентный рост шовинизма. Т.е. для такой зависимой - в отличие от СССР с прибалтийским, чеченским, грузинским конфликтами - страны, как Югославия, со стороны развитых стран достаточно было провокации, чтобы усилить этническую рознь, а затем на основании этой розни использовать право нации на самоопределение в качестве дубинки для реализации собственных интересов, как и любое абстрактное право или принцип, например, "права человека" или "общечеловеческие ценности". В данном случае абстрактное право наполняет содержанием наиболее организованная сила - НАТО.


Справедливо отмечая, что население, СССР, как правило, стояло в стороне от националистических группировок, Громыко тем не менее игнорирует экономический фон событий.

Что же показала практика? Попытка силового закрепления наций (их элит) внутри СССР (Политбюро) привела к усилению центробежных тенденций по старым схемам, намеченным в работах представителей РСДРП (см. ниже). Основной экономической пружиной распада СССР стал рост числа чиновников-посредников в виду роста числа экономических связей и обеднение последних (подробнее см.: Б.Ихлов, А.Сатонин, "Об экономических причинах национальных конфликтов в СССР и России", Тезисы межвуз.конф. "Национальный вопрос в прошлом, настоящем, и будущем России", Пермь, ПГУ, 1995, или "Взгляд", № 37, 1996).

2. Русская социал-демократия жестко привязывала содержание национальных движений к экономическим интересам правящих элит. "Капитализм требует сплочения внутреннего рынка"9, капитализму легче развиваться в национальных границах, следовательно, необходимо право нации на самоопределение вплоть до отделения. Казалось бы, существует объективная тенденция мирового капитала к централизации. В таком случае отделение нации противоречит этой тенденции, тормозит развитие капитализма. Однако невозможно рассматривать процесс однородным, не учитывая отставание ряда стран от тех, где капитализм находится в развитом состоянии. С другой стороны, "признание права на отделение уменьшает опасность распада государства"10. На что же ориентироваться – на прогрессирующие страны или на отстающие?

Внутри РСДРП постоянно происходили дискуссии на эту тему, однако их общим итогом всегда было резюме о праве на самоопределение вплоть до отделения в том числе в развитых многонациональных государствах. Так, осенью 1913 г. на совещании "верхов" ленинцев в Галиции вызвал большие прения вопрос о национально культурных автономиях, поднятый "ликвидаторами". Прения закончились, свидетельствует циркуляр охранки N106732, "истолкованием пункта программы партии "о праве нации на самоопределение" в смысле "права на полное отделение"."11


Политический смысл права нации на самоопределение для социал-демократов был очевиден, он является содержанием тезиса о пролетарском интернационализме: противопоставить объединение низов объединению верхов. "За" отделение до тех пор, пока самоопределение служит сближению низов, "против" - когда национальные границы становятся перегородками между низами.

За десятилетие до совещания в Галиции этот политический смысл был основой критики Каутским лидеров II Интернационала Бернштейна, Кунова и Шиппеля. Приведем аргументы последних: "... С колониальной экспансией нельзя бороться. Ведь нельзя же бороться с тем, что признано необходимым (точнее, объективной, не зависящей в том числе от деятельности партий тенденцией, Б.И.). Перед дрезденским съездом Бернштейн писал в "Sozialistische Monatsheffe": "Без национальной экспансии нашего хозяйства нищета, которая существует ныне в Европе и которую мы стремимся искоренить, была бы бесконечно больше, а шансы на ее преодоление значительно меньше, чем это имеет место в настоящий момент... Если мы учтем даже весь тот ущерб, который причинили колониальные безобразия, то принесенные колониями выгоды все же много его перевешивают... Социал-демократия, совершенно не смущаясь, может рассматривать колониальные проекты со стороны их фактической ценности. В странах, не обремененных излишним количеством колоний, у социал-демократов нет экономических мотивов, заставляющих ее противиться тем колониальным планам, которые обещают действительный успех."12

Что же отвечает Каутский? "Товарищи ревизионисты так же, как и мы, хотят охранить пролетарские интересы, но они объединяются с буржуазными партиями за счет третьей стороны, а эта третья сторона находится под рукой и называется колониями. Пролетарию говорят: "Выйдем на вольный простор! Ограбим первобытные племена и разделим добычу, и тогда на нашу долю выпадет больше, чем сейчас! Поэтому колониальная политика, по-видимому создающая (т.е. создающая видимость, Б.И.) гармонию интересов между буржуазией и пролетариатом, играет большую роль, где ревизионизм додумывается до конца.""13.


Добавим, что Бернштейн и др. имели в виду преодоление нищеты колонизаторов за счет колоний, но вполне возможно иметь в виду отсталость колоний в сравнении с колонизаторами. Например, африканские страны вряд ли смогли бы в условиях саморазвития преодолеть вековое отставание от ведущих стран мира. Но и в этом случае работает схема: "за" - тогда, "против" - когда.

Итак, речь идет о том, что уж если существует объективная тенденция, то возможны два варианта: либо выступать с консервативных позиций, либо пытаться ликвидировать наиболее тяжелые последствия данной тенденции. Для Ленина схема была еще проще: "борьба против всяческого угнетения"14. Например, в вопросе о Соединенных Штатах Европы он прямо возражает тенденции к централизации: "С точки зрения экономических условий капитализма, т.е. вывоза капитала и раздела мира "передовыми" и "цивилизованными" колониальными державами, Соединенные Штаты Европы, при капитализме, либо невозможны, либо реакционны", потому что "равняются соглашению о дележе колоний." (Любопытно, что относительно такого слабо развитого государства, как Россия, Ленин, напротив, в статье "Грозящая катастрофа и как с ней бороться" выступает за насильственное синдицирование (как способ снижения издержек производства и ликвидацию коррупции вследствие ликвидации армии посредников)).

В то же время речь идет о том, что национальное начало может послужить дополнительным склеивающим пролетариат материалом - в том случае, если он уже "поляризован" внешним полем национального давления: "В вопросе о самоопределении наций нас интересует прежде всего и более всего самоопределение пролетариата внутри наций"15.

Что означает самоопределение пролетариата? Дифференциацию рабочего класса от класса собственников, вызревание его из класса-в-себе в класс-для-себя. То есть, проявление единых интересов как имманентных (противоречие внутри класса-для-себя), так и по отношению к классу собственников (внешняя инициация еще не вызревшего внутреннего противоречия).


Этот аспект проблемы был воспроизведен в совершенно отличных условиях свердловской секцией ОПО "Рабочий" на конференции "Политические формы национального возрождения", проведенной Уральским Народным Фронтом в августе 1988 г. в Свердловске: "Не только содержание (классовое) оформлено (в национальную оболочку), но и форма содержательна." (Стоит отметить, что это не первая попытка использовать марксистскую терминологию с целью оправдать тему национальной идеи. Например, как отмечает Крис Харман, "после промонархистских партий, которые собрали почти все голоса среднего класса в избирательной кампании, ключевой темой которой был германский колониализм в ЮгоЗападной Африке, часть руководства (СДПГ, Б.И.), включая Бебеля, начала искать оправдания "национальной защиты" и даже колониализма в марксистской терминологии."16. Позднее ту же тему поднимал Д.Лукач: необходимо слияние национального и рабочего движений17.) Иными словами, вместо традиционной прямой связи национального и классового - попытка использовать обратную связь. Следовательно, в условиях легализации отношений частной собственности и все большего освобождения рынка результат "возрождения" был очевиден: нарастание экономической конкуренции между национальными низами. Хотя бы в виду того, что в условиях нарастания легализации отношений частной собственности, когда еще только предполагалось формирование класса собственников нового типа, вряд ли можно было ожидать быстрого формирования рабочего класса-для-себя.

Авторханов убежден, что Ленин и не помышлял реализовывать декларацию о праве на отделение: "Ленин признает, и то условно, право наций на самоопределение при капитализме, но Ленин категорически отрицает право наций на самоопределение при социализме... Ленина интересует не создание национальных независимых государств, а создание марксистских национальных государств."18

Но, во-первых, например, Финляндия получила независимость уже 31 декабря 1917 г. внутри "социалистического" государства, более того, советская Россия отказалась от экспорта революции, когда в 1918 г. революция в Финляндии была подавлена. В августе 1919 г. была образована Литовская республика, хотя в конце 1918 г. на большей части территории Литвы была установлена советская власть. В Эстонии в конце октября 1917 г. была установлена советская власть, однако уже 19 мая 1919 г. Учредительное собрание провозгласило создание независимой Эстонской республики. В Литве советская власть учреждена 17 декабря 1918 г., но в начале 1920 г. власть переходит в руки буржуазии, и Литву "отпускают" в независимость.


Во-вторых, у русской социал-демократии до 1924 г. не было намерений провозглашать возможность построения отдельного социалистического (марксистского) государства. Исходя из стандартного марксистского положения, что капиталистические производственные отношения не могут быть отменены до тех пор, пока не разовьются все те прогрессивные экономические силы, которым они дают простор, большевики видели революцию в России лишь началом всемирной революции, "разрывом слабого звена".

Выступая на IV Съезде РКПб депутат Стуков заявляет: "Социалистическая революция возможна только в общемировых размерах." Бухарин, в "Азбуке коммунизма": "Коммунистическая революция может победить только как мировая революция." Степанов-Скворцов, в книге "Электрификация", вышедшей под редакцией Ленина: "Пролетариат России никогда не думал создавать изолированное социалистическое государство. Самодовлеющее "социалистическое" государство - мелкобуржуазный идеал. Известное приближение к нему мыслимо при экономическом и политическом преобладании; в обособлении от внешнего мира она ищет способ для закрепления своих экономических форм, которые новой техникой и новой экономикой превращены в самые неустойчивые формы."

VII Съезд РКПб: "Если смотреть во всемирно-историческом масштабе, - подчеркивает Ленин, - то не подлежит никакому сомнению, что конечная победа нашей революции, если бы она осталась одинокой... была бы безнадежной."

На заседании ЦИК 29 апреля 1918 г. Ленин утверждает: "Едва ли и ближайшее будущее поколение, более развитое, сделает полный переход к социализму." Весной 1920 г. на Съезде земледельческих коммун он повторяет: "Сейчас вводить социалистический порядок мы не можем, дай бог, чтобы при наших детях, а может быть, и внуках, он был установлен у нас."

И еще раз, на конференции завкомов 23 июля: "Первая роль пролетариата России объясняется не хозяйственным развитием страны; как раз наоборот: отсталостью России... Русский пролетариат ясно осознает, что необходимым условием и предпосылкой его победы является объединенной выступление рабочих всего мира или некоторых передовых в капиталистическом отношении стран."


Через год на X съезде партии Каменев, разумеется, согласовав свой доклад с Лениным, Каменев заявляет: "Никогда мы не ставили своей задачей построить коммунистический строй в одной изолированной стране."

В-третьих, логическим выводом из схемы пролетарского интернационализма (т.е. из невозможности синтеза из ничего, из стран с неразвитым капитализмом, с одной стороны и необходимости объединения низов против интернационализующихся верхов) является лозунг поражения собственного правительства. Авторханов прав относительно части социал-демократии, например, Плеханова ("Россия принадлежит не царю, а трудовому народу, защищая ее, он защищает себя, дело своего освобождения"19), или относительно части РКПб, возражавшей заключению Брестского мира и требовавшей либо обороны, либо войны до победного конца, как это делал Милюков или даже Кропоткин.

Сталин до 1924 г. также придерживается позиции Ленина, но уже в 1926 г. на Исполкоме Коминтерна говорит совершенно противоположное: "Наша партия не имеет права обманывать рабочий класс, она должна была бы сказать прямо, что отсутствие уверенности в возможности построения социализма ведет к отходу от власти и переходу нашей партии от положения правящей к положению оппозиционной партии." Позицию Сталина поддерживает Коминтерн в своей резолюции: "Отрицание... возможности социалистического общества в отдельной стране... есть не что иное, как как отрицание предпосылок для социалистической революции в России."

Обратимся к аргументации Сталина: революция должна черпать силы прежде всего среди рабочих и крестьян самой России, иначе получается, что основные силы революция черпает на международной арене.

Здесь очевиден софизм, логическая ошибка - насколько бы активны ни были социальные слои внутри отсталой страны, ее будущее определяется независимо от них на международной арене. Но из этого вовсе не следует вывод, что население отсталой страны должно пассивно ожидать экономических преобразований извне. Авторханов абсолютно прав, когда говорит о "марксистском" государстве, где забыли о праве нации на самоопределение, но его критика относится к периоду правления Сталина, но никак не периоду до 1924 г.


Действительно, в 1919 г. на VIII Съезде РКПб Бухарин выступает против нации на самоопределение, мотивируя провозглашением курса на пролетарскую диктатуру, причем опирается на заявление Сталина на III Съезде Советов. Бухарин предлагает самоопределение трудящихся классов каждой национальности. Его поддерживает Пятаков: "Раз мы экономически объединены, строим один аппарат, один ВСНХ, одно управление железными дорогами, один банк и т.д., то это пресловутое "самоопределение" не стоит выеденного яйца." Томский: "Я думаю, в этом зале не найдется ни одного человека, который сказал бы, что самоопределение наций, национальное движение является нормальным и желательным. К этому мы относимся, как к неизбежному злу." Осинский: лозунг права наций на самоопределение является демонстративным. Рыков: объединение Советских республик не имеет "ни малейшего отношения к праву наций на свой язык, на свою религию и культуру". Тем не менее в принятой съездом программе значится право на государственное отделение.

"Говорят, что требовалось единство аппарата, - пишет Ленин в статье "К вопросу о национальностях и об автономизации". - Но откуда исходили эти уверения? Не от того ли самого российского аппарата, который... заимствован нами от царизма и только чуть-чуть подмазан советским миром."

В декабре 1922 г. Сталин разворачивает кампанию принятие плана автономизации, согласно которому Закавказье должно войти в состав РСФСР на правах автономии. План проваливается. В 1923-м Сталин продолжает попытки - и снова терпит неудачу.

Итак, в дооктябрьский период у социал-демократов логика, казалось бы, соблюдена: объединение низов во всемирном масштабе, но до смены производственных отношений во всем мире - право нации на самоопределение как условие, обеспечивающее наиболее быстрое развитие капиталистических отношений. До самоопределения низов внутри наций: "Дифференцировался ли германский пролетариат от буржуазии? Нет!... Откинуть самоопределение наций и поставить самоопределение трудящихся совершенно неправильно, потому что такая постановка не считается с тем, каким извилистым путем идет дифференциация внутри наций."20. То есть, экономическое содержание права на самоопределение все же превалирует у Ленина над политическим. Невозможно формирование рабочего класса как класса-для-себя в отсутствие экономической основы проявления единого (не одинакового) социального интереса - основы в виде развитого капиталистического производства. Даже в 1929 г. его точкой зрения согласен тот же Бухарин - в работе "Программа Октября"21.


Однако обратим внимание на один момент - внутренние, имманентные процессы в развитой стране (территории) Ленин считает первичными (т.е. определяющими в целом), и в вопросе об автономиях даже смешивает национальное и территориальное: "34. Автономия областей и местное самоуправление = общий принцип демократического строя. Границы? Национальные + хозяйственные + бытовые etc."22 Следовательно, Ленин отдает себе отчет в том, что базой власти центра может быть только самоуправление, следовательно, только право собственности в каждой общественной ячейке, в том числе территориальной и заводской. Программа РСДРП 1917 г. допускает частичное право собственности (в форме распоряжения): "...передача их (земель)... крупным органам местного самоуправления, объединяющим городские и сельские округа, причем земли, необходимые для переселенческого фонда, а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, передаются во владение демократического государства."23 И, несмотря на это, автономия подразумевает все, что угодно, но не право на отделение территории или на распоряжение предприятием.

Что прямо противоречит "контролю снизу", обозначенному в "Апрельских тезисах": можно контролировать только опосредованно, через государство. При росте управленческого аппарата такая система становится крайне неустойчивой, что и показал распад СССР. Несмотря на пример, стоящий перед глазами, 22 мая 1996 г. ГосДумой РФ принят, а 5 июня 1996 г. одобрен Советом Федерации Федеральный Закон "О национально-культурной автономии", в котором отсутствует право на самоопределение вплоть до отделения, а вместо права собственности указывается, что "Федеральные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления могут (курсив мой, Б.И.) передавать национально-культурным автономиям... государственное и муниципальное имущество в собственность или аренду в порядке, установленном законодательством РФ..."

Тезис о собственности трудового коллектива, точнее, построения власти (и, соответственно, бюджета и плана снизу вверх, а не наоборот, как это практиковалось в СССР) выдвинут шляпниковской оппозицией. Ленин окрестил его анархо-синдикалистским уклоном. Аргументация Ленина известна и верна, однако она привязана к исключительным условиям того времени и не может иметь места сегодня (подробнее см.: Б.Ихлов, "Есть только КиФ! За него и держись", Взгляд", №39, 1996.). Стоит отметить, кстати, позитивный опыт "красных бригад" в Италии, которые ранее вовсе не были заняты террором. Первоначально это вооруженные отряды рабочих, борющиеся против коррупции на предприятиях. Тем не менее все современные российские компартии, как и демпартии, одинаково негативно относятся к непосредственному контролю снизу на предприятиях (т.е. праву собственности со стороны трудового коллектива), идентифицируя лозунг "фабрики - рабочим" либо как анархию, либо как большевизм. Или же как противопоставление плана и рынка24.


И все же, несмотря на вероятное понимание экономической необходимости местного самоуправления, Ленин делает акцент на юридической, а не экономической стороне дела: самоуправление, автономия есть общий принцип демократического государства.

В чем же дело, почему Ленин возражает развитию капитализма на базе хозяйственного самоуправления регионов в плане собственности на средства производства и пр., но яростно отстаивает право нации на отделение для развития того же капитализма в национальных рамках? Гумилев вводит дополнительные переменные в общественную динамику, своего рода "этнический заряд" - пассионарность, наподобие флогистона или теплорода. Но что дополнительно к региональному делению Ленин вкладывает в понятия "нация", "этнос"? Дополнительное национальное угнетение? Но ведь мог же он добавить, вслед за давлением города на деревню, дополнительное угнетение провинций центром, министерством (наркоматом) - предприятия?

Если в определении нации (как "исторической категории, принадлежащей определенной эпохе, эпохе развивающегося капитализма") Сталин подменяет понятие нации абстрактным общим, отходя от определений Маркса, Энгельса, Ленина (причем определение Сталина используется различными правящими верхами, напр., в Японии25), на что и указывает Гумилев, то здесь Сталин абсолютно точно использует "юридический" недочет: "Предлагают связать разбросанные меньшинства, - пишет он, - в единый национальный союз. Но меньшинства нуждаются не в искусственном (!) союзе, а в реальных правах у себя на месте. Что может дать им такой союз без полной демократизации? Или: какая необходимость в национальном союзе при полной демократизации?"

Как же понимает Сталин право "на месте"? Как угодно, но не как право собственности: "Что особенно волнует национальное меньшинство? Меньшинство недовольно не отсутствием национального союза, а отсутствием права родного языка. Дайте ему пользоваться родным языком - и недовольство пройдет само собой. Меньшинство недовольно не отсутствием искусственного союза, а отсутствием у него родной школы. Дайте ему такую школу - и недовольство потеряет всякую почву."26. Таким образом, пресекается попытка "пройти за факт" недовольства всяческим отсутствием, а сам факт (явление) выдается за суть вопроса.


Оказывается, что современная Абхазия, несмотря на наличие собственного языка, пожелала отделиться от Грузии. Что национальная напряженность возникла в Татарстане в Набережных Челнах в конце 80-х при наличии 30% татарских школ (от общего количества школ). Что в середине 90-х из Казахстана ежегодно выезжают сотни тысяч русских, несмотря на принятие русского языка наряду с государственным (правда, здесь нужно говорить, скорее, о недовольстве казахов присутствием русских "оккупантов").

Помимо дискриминации по национальному вопросу существует дискриминация провинции со стороны центра. Так, средняя зарплата по Москве - порядка 4000 р. в месяц, тогда как в среднем по России - порядка 1000. Москва забирает из провинции научные кадры. Производительность труда в Москве ниже, чем в среднем по России. Это было еще до перестройки, и данные об этом впервые обнародовал Ельцин, став 1-м секретарем МГК. Чуть позже, укрепившись в этой должности, Ельцин заявил, что Москва много помогала союзным республикам, ныне союзные республики должны помочь Москве. В одной из своих статей Ельцин публикует цифры об удельном снабжении (на душу населения) городов России и приходит к выводу, что Москва - далеко не в числе первых. Что естественно - сравнение идет с такими привилегированными городами, как, например, Загорск. Журнал "Континент" отпечатывает таблицу, приведенную Ельциным и замечает, что привилегированность столицы - первый способ удержания власти.

Сегодня в виду усиления дискриминации из центра население городов Урала весьма благожелательно относится к идее Уральской республики, выдвинутой губернатором Екатеринбурга Э.Росселем. Формулировка носит радикальный характер: право на отделение России от Москвы. Таким образом, как мы видим, центробежные тенденции не зависят от национальной формы и от чьего-либо идеологического влияния. (Вряд ли можно предположить, что Россель знаком с трудами анархистов, он использует формулу "Уральская республика", предложенную, кстати, Ельциным в 1990 г.27).


3 марта в программе генерала Громова "Военная тайна" ("RenTV") видный деятель в сфере информационного анализа Игорь Панарин обнародовал свою давнюю теорию распада США к 2010 г. Уже сегодня в Техасе существуют сепаратистские военизированные группировки, планирующие убийство Клинтона. На роль еще одного кандидата в сепаратисты претендует Калифорния, стремящаяся к самостоятельности как более развитая область с высокими технологиями. Кстати, теория не нова, распад США предсказывал еще в конце 40-х - начале 50-х Ллойд Гарриман.

Совершенно в новом свете встает вопрос и об объединении Европы. Ленин, отмечая, что "ассимиляция наций капитализмом" является прогрессом, особенно для России, в то же время был убежден, что национальные государства являются правилом, а многонациональные - исключением. Современная ситуация подтверждает тезис, несмотря на то, что правилом являются полиэтнические государства - США, Аргентина (хотя в странах бывшего СССР существует тенденция к образованию моноэтнических государств). Однако на роль гигантского исключения, многонационального конгломерата, претендуют страны Европы, подписавшие Маастрихтское соглашение (окончательный вариант подписан 14 июня 1997 г. в Амстердаме), которое устанавливает единую европейскую валюту, общий минимальный прожиточный минимум и упраздняет границы (ранее свобода от границ регламентировалась Шенгенским соглашением, охватывавшим Францию, Германию и страны Бенилюкса и ограничивалась тремя месяцами со дня выдачи визы).

Соглашение не поддержала Великобритания - в виду зависимости от США, а также в виду более низкого прожиточного минимума , чем средний европейский, а также Дания. Великобритании, вероятно, хватает давления и со стороны ЕвроСоюза, который в 1998 г. устраивает новое административно-территориальное деление внутри страны, возможно, в виду проблемы Ольстера28. Австрия также намеревалась занять выжидательную позицию, в виду того, что австрийский прожиточный минимум выше среднеевропейского, соглашение могло привести к его понижению и, соответственно, к социальным потрясениям.


Левые партии, как и столетие назад, поделились по вопросу об объединении Европы. 14 июня в Амстердаме Лигой коммунистов (осколок троцкистского 4-го Интернационала, так называемые манделисты - по имени лидера Эрнста Манделя) организовано 30-тысячное шествие против принятия соглашения. В шествии участвуют различные профсоюзы, в том числе постоянно отмежовывающийся от политической активности шведский анархо-синдикалистский профсоюз SAC. Другая троцкистская группировка, французская "Рабочая борьба", не только не принимает участия в акции, но и приветствует Маастрихтское соглашение. Российское политобъединение "Рабочий" пытается внести конструктив и предлагает лозунг "Противопоставить объединению буржуазии объединение рабочих". (Если Лондонская Конференция I Интернационала 1865 г. основывала желание путем союза между нациями положить конец войнам, "которые только ... вносят раздор между нациями и народами, заинтересованными (курсив мой, Б.И.) в согласии"29, скорее, на энтузиазме, то, возможно, более развитое современное европейское производство, а, следовательно, и национальные низы, окажутся более способны к интеграции). Лозунг принят троцкистским Международным Союзом Трудящихся (моренистским, по имени лидера - Морено). Но лишь лозунг - никаких практических действий в плане организации прямых контактов между трудовыми коллективами стран Европы со стороны МСТ не следует. Наконец, австрийская компартия занимает промежуточную позицию, поддерживая линию правительства на "неприсоединение". В планах правительства - образование зоны неприсоединения "Австрия-Дания-Венгрия".

Противники соглашения мотивируют свою точку зрения тем (вероятно, в духе ленинской работы "О лозунге Соединенных Штатов Европы"), что монополизация Европы приведет к усилению эксплуатации, причем внутри стран Европы. То есть, в очередной раз отрицается тенденция капитала к централизации. На самом деле, как это еще отметил в 1890 г. лидер Американской Федерации Труда Сэмюэль Гомперс, "монополия обеспечивает высокую зарплату и стабильную занятость"30. Можно было бы аргументировать тем, что хотя формально колонии не существуют, бывшие колониальные страны находятся в жесткой экономической зависимости от старых владельцев, и с их объединением давление на них, а также на страны Латинской Америки или Россию, например, усилится. Но в виду уже существующего усиления давления со стороны США после распада СССР Маастрихт может, наоборот, послужить предохранительным щитом, коль скоро объединенная Европа вполне способна - и вынуждена после распада СССР - составить США экономическую конкуренцию.


Оказывается, что период вызревания капиталистических отношений далеко еще не закончен и в развитых странах. Наряду с объединением европейских стран в относительно развитой Канаде требует самоопределения Квебек. В то самое время, когда начинается очередной виток централизации финансового капитала, уже в общемировом масштабе, названный в мировой литературе "глобализацией" (см., напр., статьи: Labour Focus of Eastern Europe, №58, Autumn 1997) и предсказанный еще в 50-е Крисом Харманом. В плане глобализации Маастрихт выглядит как "анархо-синдикалистский уклон"... Как и требование российских компартий избавить Россию от опеки МВФ...

Что это означает? Что центробежные тенденции возникают на каждом качественно новом уровне развития экономики, связаны с необходимостью самоуправления (см., напр.: А.И.Колганов, "Коллективная собственность и коллективное предпринимательство", М., ТОО "Экономич. демократия", 1993) и не имеют отношения ни к анархии, ни к национально-этническим отношениям. Дело в том, что рост монополии, как снижение издержек производства, так же, как и дробление труда на частичный для повышения производительности, имеет предел. Во-первых, в виду обеднения хозяйственных связей управленческим аппаратом, как показано в работе: Б.Ихлов, А.Сатонин, "Об экономических причинах национальных конфликтов в СССР и России", Тезисы межвуз.конф. "Национальный вопрос в прошлом, настоящем, и будущем России", Пермь, ПГУ, 1995, или "Взгляд", № 37, 1996, а во-вторых, в виду изменения содержания труда, движения труда от абстрактного к конкретному. Таким образом "освобождение труда" связано не только с его характером (наемным), но и с содержанием (снижением доли обезличивающего труда). Это движение требует формирования собственного плана, а, следовательно, общего плана "снизу вверх", поэтому оно обусловливает центробежные тенденции, носящие циклический характер.

Вот этот момент, связанный с противоположностью абстрактного обезличивающего ("рабочего") труда и творческого (более конкретного) в том числе в смысле хозяйственного творчества, и не был учтен русской социал-демократией в вопросе о праве на самоопределение, несмотря на общепринятое в ее среде "социальное творчество".


Второй момент, который не учитывали, и не могли учитывать социал-демократы в России начала века, заключается не столько в том, что они не дооценили уровень, необходимый для такого развития капитализма, который требует национального самоопределения, сколько в той форме эксплуатации, которая существовала в тот период на уровне всеобщего. А именно: в форме изъятия прибавочной стоимости для личного потребления, в результате чего общественное противоречие приобрело форму "хижины - дворцы", в результате чего "экспроприация экспроприаторов" стала целью вместо того, чтобы быть средством. До сих пор троцкистские, например, организации выдвигают лозунг "организации хозяйства в интересах трудящихся в смысле перераспределения благ. Между тем современные миллиардеры не столь много тратят на личные нужды. Точно так же, как и государство в СССР, они направляют основную массу прибыли на развитие производства, чем способствуют в том числе росту зарплаты рабочих. И этот рост наблюдается с прошлого столетия, что заставило Маркса в конце концов отказаться от тезиса о росте абсолютного обнищания рабочего класса. Суть новой формы эксплуатации состоит не в изъятии прибыли в личное пользование, а в личное распоряжение. Вспомним, что отношения собственности еще со времен римского права подразделялись на владение, пользование и распоряжение. Примечательно, что Ленин, которого мало смущали традиционные теоретические схемы, в декабре 1922 г. в одной из последних статей "К вопросу о национальностях или об автономизации" предугадывает генезис формы эксплуатации: "Причем не следует зарекаться никоим образом, чтобы в результате всей этой работы вернуться на следующем съезде Советов назад, т.е. оставить союз советских социалистических республик лишь (здесь и далее курсив мой, Б.И.) в отношении военном и дипломатическом, а во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов."

Борис Ихлов, ОПО "Рабочий"

Январь-февраль 1999 г.



http://rpr.ur.ru/article/NVCRSD.doc


© Политучеба. Екатеринбург, 2007.

При полном или частичном использовании

материалов ссылка на http://rpr.ur.ru обязательна.


1 Л.Н.Гумилев, "Этногенез и биосфера Земли", Ленинград, ЛГУ,1989.

2 Л.Н.Гумилев, "Этносфера. История людей и история природы. М., Экопрос, 1993, с.29.

3 В.Ленин, "Тезисы реферата по национальному вопросу", ПСС, т.24, с.385.

4 А.А.Громыко, "О пределах "права на самоопределение", "Советская Россия", №84, 23 июля 1996.

5 "Население мира", М., "Мысль", 1989 г., с.411.

6 Большой энциклопедический словарь, М., "Советская энциклопедия", 1991, т.2.

7 "The Military Balance 1997-1998", Oxford University Press, Lonlon WC2E 7NQ, p.67.

8 Bulletin of the International Leninist Current, N4, Vienna, 1998, p.20.

9 В.Ленин, "Тезисы реферата по национальному вопросу", ПСС,т.24, с.385.

10 В.Ленин, "О праве наций на самоопределение", М., 1956, с.29.

11 "Большевики", М., Изд. политической литературы., 1990, с.216.

12 И.Ленц, "История II Интернационала", М., "Правда", 1931, с.124-125.

13 Там же.

14 В.Ленин, "Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов", М., Изд. политической литературы, 1984.

15 В.Ленин, "О праве наций на самоопределение", М., 1956, с.35.


16 А.Авторханов, "Империя Кремля", АО Московского общества избирателей и фирма INPA, Вильнюс, 1990, с.15.

17 Цитируется по статье О.Цапиевой "Патриот", "Советская Россия", N63, 30.5.1998.

18 В.Ленин, ПСС, т.38, с.180.

19 Н.Бухарин, "Избранные произведения", М., Изд. политической литературы, 1988, с.445

20 В.Ленин, "Тезисы реферата по национальному вопросу", т.24, с.392.

21 Chris Harman, "The Lost Revolution", London N4 2DE, 1982, p.18.

22 Д.Лукач, "Ленин", М., "Международные отношения", 1990.

23 Сборник российских политических программ 1917-1955, "Посев", архив автора, 1989.

24 К.Самари, "План, рынок, демократия", М., ТОО "Экономическая демократия", 1992.

25 Tetsuzo Fuwa, "Stalin and Great-Power Shauvinism", Japan Press Service, Tokio, 1983.

26 И.Сталин, "Марксизм и национальный вопрос", М., "Партиздат ЦК ВКП(б), 1934, с.43.

27 Пиллар Боннат, "Провинциал в Кремле", "Урал", N4, 1990.

28 Peter Truscott, "Russia's Future Role in Europe, Regionalisation in the UK and Russia", Labour Focus of Eastern Europe", №59, Spring 1998.

29 Генеральный Совет I Интернационала 1864-1866 гг., Лондонская конференция 1865 г. М., Госиздат полит. литературы, 1961, с.320.

30 А.И.Уткин, "Теодор Рузвельт", Свердловск, УрГУ, 1989, с.75.