litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5



ОЛЬГА ЧУГИНА





КЛЮКВА В САХАРЕ


(непридуманные женские истории)


Папа на день


  • Мам, а у меня папа есть?- вдруг спросил меня Максимка, когда я в очередной раз забирала его из детского сада.

  • Что, милый?- переспросила я, делая вид, что не услышала вопрос, а сама просто оттягивала время.

  • Папа у меня есть?- спросил сын, глядя на меня широко открытыми голубыми глазами.

«Что же делать? Что сказать? Я, конечно, ждала, что когда-нибудь он меня спросит об этом, но не в три же года!»

  • А почему ты спрашиваешь, дорогой? На-вот, я купила твой любимый детский «Орбит».

Ребенок на какое-то время увлекся жевательной резинкой. Мы вышли из садика и сели в машину. И вот опять…

  • Ма…а…м.

  • Что, малыш?

  • Ну, папа есть?

  • А почему ты спрашиваешь?

  • Ну, Димка говорит, что папа есть у каждого ребенка, потому что без папы детей не бывает.

  • Да, это твой Димка верно подметил.


***

Мысли унесли меня в тот солнечный июльский день несколько лет назад.

Теплый песок ласкает ноги, на груди переливается ожерелье из ракушек, мокрые волосы прилипают к загорелым плечам. Я держу в своей руке крепкую и теплую руку Мужчины моей мечты, и мне очень хорошо. Я точно знаю, что через десять дней сказка закончится, и мы больше никогда не увидимся, но сейчас, когда мы идем по пляжу и любуемся звездами мне очень хорошо и легко. Вот мы остановились на минуточку, чтобы заглянуть друг другу в глаза. Он притянул меня ближе к себе и шепчет что-то про мои прекрасные глаза, его губы касаются моей шеи, плеч, он продолжает шептать мне нежные слова и его губы опускаются ниже. Мои соски обожгло горячее пламя, у меня подкосились ноги. Он опускается ниже, приседает на коленки, парео слетает с бедер, поцелуи становятся все более горячими, и вот языки пламени добрались до сердца вулкана… Мы занимаемся любовью под ритм ночного прибоя. Я забыла себя… Под утро мы дошли до нашего отеля, он поцеловал меня у моего номера и нежно прошептал: «До встречи на берегу». Так прошло десять дней.



  • Что ж, вы беременны!- сказал улыбающийся врач. Странные чувства охватили меня: я хотела этого ребенка больше всего на свете, но заведомо оставила малыша без папы.


****

  • Привет, Оль.

  • О, Привет,- ответила я, - рада тебя слышать. Мы с Ольгой дружим еще с института и это единственный человек, которому я могу рассказать о самом сокровенном.

  • Оль, Макс опять спрашивал меня про папу,- грустно сказала я, - и я не знаю, что ему сказать.

  • Ну и что ты сказала?

  • Ничего, замяла как обычно. Сделала вид, что не слышу его. Оль, у меня сердце разрывается, когда он говорит «папа». Я больше не могу. Ведь однажды он вырастет и скажет, что я плохая мать, что оставила его без отца, что всю жизнь обманывала его,- мои глаза стали мокрыми.

  • Ну, подожди, он никогда не скажет тебе, что ты плохая мать, никогда! С чего ты взяла? Ты ведь все время проводишь с ним, то в кино, то в парк, то в цирк, то к бабушке на дачу, у тебя ведь даже личной жизни никакой! С работы в детсад и домой. Да о такой матери ребенок может только мечтать.

  • Да ладно тебе, Оль…

  • Не «да ладно», а точно. Кстати, а как там у тебя с тем молодым красивым, м..м..?

  • Оля! Какой молодой красивый?

  • Ну, тот, с работы, Мишка что ли…

  • А…а, да так, видимся иногда, обедаем вместе.

  • Ну и что, только обедаете?

  • Ольга! Я тебя сейчас убью! Ну, о чем ты говоришь! У меня же ребенок! Кому я нужна!

  • А он знает о ребенке?

  • Нет, конечно, хотя наша бухгалтерия кому угодно все обо всех расскажет, так что наверняка знает.

  • Оль, у меня есть потрясная идея как успокоить твоего Максимку, а заодно и тебя.

  • Что еще за идея?

  • При встрече расскажу…


***

Столовая напоминала маленький муравейник, очередь была от самой лестницы, и я как обычно не торопилась.


  • Привет! - раздался за спиной знакомый мужской голос.

  • А, привет, Миш.

  • Что, как всегда очередь, но думаю, горячее нам еще достанется, - сказал он, вытягивая голову и пытаясь рассмотреть, что сегодня на обед.

  • Ну да, - равнодушно ответила я.

За обедом Мишка как всегда смешил меня анекдотами и рассказами о случаях из жизни. И вот после очередного анекдота я вдруг спросила:

  • Миш, а как ты относишься к детям?

  • К детям? Ну, нормально, но лучше пусть это будут чужие дети, - ответил он с улыбкой, - А что?

  • Да так, ничего, просто спросила.

  • Насколько я тебя знаю, ты никогда ничего просто так не спрашиваешь, давай колись.

  • Понимаешь,- со вздохом сказала я, - есть один мальчик, ему три года и он очень милый ребенок, но у него нет папы. Зря я это начала, не слушай меня! Давай забудем. Извини. И спасибо за компанию,- я встала и бегом побежала на рабочее место, ругая себя по дороге, что я «просто идиотка».

Я сидела за рабочим столом и смотрела в окно, я не могла думать ни о чем кроме моего сынишки, а еще я жалела, что послушала Ольгу и задала Мишке этот дурацкий вопрос о детях. Вот дура!

«Вам письмо»,- сообщил мне монитор компьютера. «Интересно от кого?». Это было письмо от Миши. «Очередной анекдот, наверное», - подумала я.


«Ты так стремительно улетела из столовой, что я даже не успел отблагодарить тебя за компанию Спасибо, друг! А если серьезно, расскажи мне о том мальчишке. Наверно письменно тебе это будет легче сделать».


Я перечитала это короткое письмо несколько раз, но смысл от этого не изменился. Зачем ему это надо? Ну что ж, была ни была…

«Ему три. У него чудесные голубые глаза и белые кудряшки. Он очень сообразительный и даже несколько серьезный для своего возраста. И вот уже несколько недель он мучает свою глупую маму расспросами о существовании папы».


Ответ: «и что же мама?»

«А мама всячески уходит от ответа, боясь причинить малышу боль. Я бы хотела встретить его папу и рассказать ему о сыне, но поверит ли он, не знаю».

Ответ: «Может, я могу чем-то помочь? Раз уж ты начала этот разговор».

«Можешь…Стань ему папой на день. Я скажу, что ты вернулся из дальнего плавания, но скоро опять уплываешь. Ребенок увидит, что папа все-таки есть и успокоиться…».


***


  • Привет, Макс!

  • Привет. А вы кто?

  • Я? Я твой…твой папа.

  • ???

  • Да, Максимка, это твой папа, он капитан дальнего плавания, плавал по всему миру на большом белом корабле, а сегодня вот заехал к тебе. Ну, обними же его.

Мальчик несколько опешил и, недоверчиво посмотрев на Мишку, все-таки подошел к нему вплотную.

  • Если ты мой папа, то почему я раньше тебя не видел?

  • Ты видел, но был совсем маленький и даже ходить еще не умел, поэтому и не помнишь. На вот, примерь,- улыбаясь, сказал Мишка, и одел малышу на голову капитанскую фуражку. Где он ее раздобыл, мне было неизвестно. Зато мальчишка мой как-то потеплел и заулыбался.

  • Пап, а ты больше не уедешь? Ты останешься с нами.

  • Милый, папа завтра опять уплывает и…

  • Побуду с тобой недельку, но потом опять уплыву, - вмешался вдруг Мишка.

«Побуду?»,- подумала я, - «но как он это себе представляет?».


***

Шла третья ночь нашего совместного проживания с новонайденным папой. Максимка был очень счастлив. Мишка взял на работе отпуск за свой счет и целый день проводил с моим малышом. Я приходила с работы и видела счастливые лица обоих, но как к этому относиться я не знала. И тут позвонила Ольга.

- Ну, привет, мамаша. Как там папа? Что делаете?
  • Играем. Точнее они играют, и, похоже, я им не нужна. Оль, я ненормальная.


  • Почему?

  • Почему? Ты еще спрашиваешь? Потому что по твоему совету у меня в доме теперь живет посторонний мужчина. Муж-чи-на! Понимаешь?

  • Ну и?

  • У меня уже три года здесь не было никого!

  • Подожди, но ведь ты же с кем-то встречалась иногда…

  • Но я никогда не приводила их домой, это были короткие ночи в гостиницах, либо у него (кто бы он ни был) на квартире. А теперь «этот»,- я сделала маленькую паузу и украдкой заглянула в комнату,- спит у меня на полу, ест на моей кухне, моется в моей ванной и мой ребенок от него просто без ума!

  • Ну и чем ты недовольна?

  • Оль, ты не понимаешь? Меня совесть мучает, что соврала Максу, да еще впутала Мишку…

  • Не волнуйся. Макс вырастет и все поймет. Главное, что он теперь чувствует себя полноценным ребенком, у которого есть семья.

  • Да, но надолго ли…А знаешь, что самое противное во всем этом, Оль?

  • Что?

  • По-моему я влюбляюсь в этого вымышленного папочку, и, похоже, всерьез…


***

Мы с подругой сидели в кафе (в коем – то веке я выбралась, ведь у меня теперь есть «нянька», хоть и временная) и мило беседовали, как вдруг подошла официантка и поставила нам на стол два бокала с мартини.

  • Девушка, простите, мы ничего не заказывали,- возмутилась я.

  • Это просили передать на ваш столик

  • Кто просил?

  • Молодой человек, он сидит за столиком возле окна.

Я повернулась, чтобы увидеть загадочного молодого человека и когда мой взгляд остановился на его глазах, меня словно током ударило. Это был он! И он улыбался мне. Он был все также красив и сексуален как тогда на пляже, только на этот раз его прекрасное тело пряталось под шикарным шелковым костюмом. Я неотрывно смотрю в его глубокие глаза, я в них ныряю, а они медленно и плавно приближаются ко мне.
  • Привет, красавица, - говорит он мне, а я застыла как памятник и ничего не соображаю.


  • Вообще-то нас здесь двое, - улыбаясь, вмешалась Ольга, но мы словно ее не слышим.

  • П…привет…,- тихо прошептала я,- а…откуда …ты…здесь?

  • Так, мимо проезжал и вот сижу, смотрю по сторонам, и вдруг увидел тебя.

  • Оля, это Андрей, - сказала я подруге,- мы давние знакомые, очень давние.

  • Ольга. Очень приятно. Ой, я ж совсем забыла, мне же надо забрать ребенка из садика, я побежала. Счастливо оставаться…

Ольга так быстро упорхнула, что я ничего не успела ей сказать.

Повисла неловкая пауза. Он рассматривал меня, а я прятала глаза в стол, лишь изредка посматривая на него и пытаясь улыбаться. Это был он. Мужчина моей мечты. Отец моего ребенка.

  • Как живешь? Что делаешь? Чем занимаешься?

  • Столько вопросов сразу, я даже растерялась. Живу. Работаю. Учусь. Все по-старому.

  • Не густо. А муж имеется?

  • Нет, я не замужем.

  • А друг есть?

  • Не задавай глупых вопросов,- ответила я немного сердито.

  • Знаешь, все это время я пытался тебя найти. Я думал о тебе, вспоминал наши встречи, мне ведь было хорошо с тобой, очень…

  • Андрей, это сейчас ни к чему. Много воды утекло с тех пор. Многое изменилось.

  • Но ведь наша встреча не случайна. Я безумно рад, что наконец встретил тебя. Ты стала еще красивее, утонченнее, серьезнее что ли.

  • Да? Спасибо.

  • Слушай, не отталкивай меня. Я понимаю, что тогда не хорошо получилось, я уехал и не оставил даже телефона, но я тогда думал, что это обычный курортный роман и ничего больше…

  • Что же изменилось потом? Почему ты вдруг понял, что это было больше, чем курортный роман.

  • Не знаю. Почувствовал. Почувствовал, что потерял голову, что ты та самая, та неповторимая, долгожданная. И это меня напугало.

  • Хм… мужчины такие пугливые.
  • Не язви. Мне тяжело было признаться самому себе, что я влюбился в тебя, а тем более сказать это тебе.


  • Андрей, это было так давно, давай не будем ворошить прошлое.



Меня переполняли странные, смешанные чувства. Я всегда так ждала этой встречи с ним, так хотела сказать ему, что любила его безумно все это время, что у него есть сын. Но вот сейчас он сидит напротив, а меня разъедает обида и злость. Незаметно пролетел час, я собралась уходить. Он напросился проводить меня до дома. Я неохотно села в его машину, сказала адрес, и мы поехали. Всю дорогу я думала, зачем ему это надо? Может это чья-то шутка?

Ехали практически молча. Иногда он посматривал на меня в зеркало, иногда задавал какие-то вопросы, пытаясь начать разговор, но я отвечала однозначно - «да», «нет». Я пыталась понять, что со мной происходит, но это было бесполезно. Мозг мой был временно недоступен. Но вот появился знакомый поворот на мою улицу, вот и дом, подъезд.

  • Приехали, - тихо сказал он.

  • Да. Спасибо.

  • Могу я тебе позвонить?- спросил он как будто бы ненавязчиво.

  • Не надо.

Я потянулась к дверце, но он схватил меня за руку и быстрым, легким движением притянул к себе. На секунду наши взгляды встретились, и он меня поцеловал. Губы сопротивлялись не долго. Они предательски ответили на желание и унесли меня в тот жаркий июльский день…

  • Никогда так больше не делай,- сказала я, выпрыгивая из машины, и, конечно, забыла сумочку, обнаружив это уже дома. «Черт!», - выругалась я про себя, - «вот дура!»


***

Утром он позвонил мне.

  • Привет, золушка! Ты так вчера торопилась, что забыла у меня в карете не туфельку, но тоже немаловажную вещь,- промурлыкал он в трубку.

  • Да, извини. Видимо там ты нашел визитку.

  • Да и еще кое-что. В твоем паспорте вписан ребенок,- он сделал паузу.

  • И что?

  • А то. Ты мне соврала!

  • Что ты имеешь в виду?

  • Я посмотрел дату рождения и все просчитал. Это может быть и мой сын.


  • Боже, какая сообразительность!- разозлилась я, - Вот только мечтать не вредно! Это не твой ребенок, успокойся. Давай встретимся, и ты вернешь мне мою сумочку, хорошо? Во сколько тебе будет удобно?

  • В семь. Я встречу тебя внизу у твоего офиса.

  • Хорошо.

Я весь день ломала голову, следует ли говорить ему о сыне. Эх, если бы я знала раньше, что он объявиться, я не просила бы Мишку об услуге побыть «папой», а спокойно бы представила ему настоящего отца и кто знает, может, у нас было бы все хорошо.

Он встретил меня у входа, как и договорились. Улыбался как котяра, ох уж эта его улыбочка, она любую обезоружит.

  • Где сумочка?

  • Во – первых, здравствуй, а во- вторых, она в машине. Не буду же я с дамской сумочкой по улице разгуливать.

Мы прошли к машине, и он предложил подвести меня до дома. Я согласилась, с условием, что руки его будут исключительно на руле.

  • Так ты познакомишь меня с малышом?

  • Я считаю, что это лишнее.

  • Почему?

  • Потому что это не понравиться человеку, с которым я сейчас живу.

  • А то, что тебя подвозит до дома незнакомый мужчина ему нравиться?

  • Не язви. Он об этом не знает.

  • Ты не ответила - это мой сын?

  • НеТ. Нет. Нет. И еще раз нет. Успокойся! Ты не единственный мужчина на этом свете. Да и зачем тебе это нужно. Ты же не любишь детей и никогда не хотел обзавестись потомством.

  • Видимо, старею. Становлюсь сентиментальным.

  • Ой, не смеши меня. Мне и так тяжело. До сих пор не верю, что это ты.

  • А ты поверь…

  • Слушай, по-моему, ты куда-то не туда едешь?

  • Решил немного изменить маршрут.

  • Останови, пожалуйста, я поеду домой.
  • Сначала мы зайдем с тобой в один ресторанчик. Я что-то очень голоден. Да и ты наверняка тоже.


Что же это такое. Мое прошлое, которое начала забывать, явилось в настоящее и снова тянет куда-то. Я ничего не понимала. Я пошла за ним. Он был великолепен, такой уверенный в себе и в своей привлекательности. Он заметил, как я смотрю на него глазами полными желания. Мы присели за столик, он сделал заказ.

  • Хочешь чего-нибудь выпить?

  • Пожалуй. Немного красного вина не помешало бы.

Ужин прошел как-то скомкано. Мне совсем не хотелось есть, я пила. Мне не хотелось разговаривать, я слушала. Я была в растерянности. Я давно мечтала об этой встрече, представляя, как я расскажу ему о сыне, как мы начнем жить вместе. И вот сейчас, он сидит напротив, а я даже видеть его не хочу.

В машине меня немного укачало и я заснула. Видимо перебрала с вином. Меня разбудил нежный поцелуй, на который я ответила. Нежные, горячие руки ласкали мою грудь, опускаясь ниже по телу. Я поддалась поглощающей страсти…С губ слетели слова любви. Просыпаться не хотелось, но все когда - нибудь кончается.

  • Твоего друга зовут Миша?- вдруг спросил он.

  • Какого друга. Ты о чем.

  • Когда я ласкал тебя, ты назвала меня Мишей. Я не Миша.

И тут я все поняла! Я как прозрела. Я представляла, что я с Мишкой, а не с ним. Что я наделала!

  • Миша отец моего ребенка, - соврала я, - и он хочет, чтобы мы оформили отношения…

  • А ты что же, все думаешь?

  • Думала. Но теперь решила точно. Прощай, Андрей. И давай забудем обо всем. Что было, то было. Пожалуйста, не преследуй меня, прошу.

Я пулей вылетела из машины и побежала домой. Дверь мне открыл «папа Миша».

  • Что-то вы поздно, мамаша.

  • Ой, только не надо читать мне лекции о морали! Без тебя тошно, - резко ответила я.
  • Понял, не дурак. Максимка спит. Ужин, если захочешь, в холодильнике, - он заглянул в комнату Макса, тихо собрал свои веши и начал обуваться.


  • Ты к…куда?- спросила я, сидя на табуретке в коридоре.

  • В дальнее плавание, - ответил Мишка и хлопнул дверью.

Минуту я сидела в оцепенении, но вдруг я поняла, что произошло – я обидела его. Почти неделю он нянчился с Максом как с родным человеком, исполнял роль папы, по моей просьбе, чтобы только мой ребенок был счастлив. А что я делала всю неделю? Я искала принца на белом коне. И мне казалось, что я нашла его. Но я ошиблась. Мой принц все это время был так близко, что разве слепой не заметит.


***

Уже несколько дней Мишка не отвечает на мои электронные послания, избегает встречи со мной за обедом, а если мы и сталкиваемся в коридоре, то отвечает что-то неразборчивое и быстро удаляется. Я чувствую себя ужасно виноватой перед ним. Сынишке я, естественно, сказала, что папа снова уплыл в далекое плавание и когда вернется я пока не знаю. Надо было что-то делать и срочно!

  • Миш, - сказала я в трубку, набрав по внутреннему телефону его номер, - пожалуйста, поговори со мной, это очень важно.

  • Это служебный телефон, поэтому если у тебя что-то по делу, то говори, а если нет, то извини, у меня полно работы.

  • Миш, пожалуйста, давай сегодня вместе пообедаем, мне очень тебя не хватает, как-то пища не усваивается…

Произошло чудо, и он согласился составить мне компанию, мы сели за самый дальний столик, я не хотела, чтобы нас кто-либо слышал.

  • Миш, мне надо извиниться перед тобой. Я очень нехорошо поступила тогда. Прости.

  • Да, ладно, забыли. Ни к чему это теперь. Как там Макс?

  • Нормально. Я сказала, что ты, то есть папа, уплыл…

И тут у меня из глаз полились слезы. Я подумала, что я сделала ужасную вещь - я обманула своего ребенка, он поверил мне, а теперь я не знаю как быть дальше. Ведь Мишка не сможет так долго исполнять роль его отца, ведь когда-то этот обман обязательно раскроется и тогда произойдет катастрофа. И в это момент наши взгляды встретились, Мишка смотрел на меня своими большими добрыми серыми глазами, которые излучали такое тепло, что я не могла оторваться от них.


  • Я люблю тебя,- тихо прошептал он…


***

Теплый морской песок ласкает мои ноги, на груди переливается ожерелье из ракушек, мокрые волосы прилипают к загорелым плечам. Я держу в своей руке крепкую и теплую руку любимого мужчины, и мне очень хорошо. Где-то неподалеку бегает мой сынишка собирает ракушки. И вот мы с любимым останавливаемся, он нежно прижимает меня к себе, я смотрю в его большие серо-голубые глаза, я в них тону.

- Я люблю тебя, - говорит Мишка и, не дав мне опомниться, дарит мне нежный поцелуй.


Личное дело №…


  • Мария Александровна, я вас не отпущу! Вы очень ценный сотрудник, замечательный человек, просто невероятная женщина. Отдел без вас погибнет.

  • Сан Саныч, я так больше не могу! Я - подполковник милиции и не могу, извиняюсь, купить себе колготки! Все, хватит! Пожалуйста, подпишите рапорт!

  • Маш, ну ведь до пенсии еще три года!- улыбаясь, сказал Сан Саныч,- Может, потерпишь? Ведь только благодаря тебе этот отдел не закрыли, у тебя талант! Посмотри, скольких оболтусов ты превратила в людей! А потом чем ты займешься, когда выйдешь на пенсию?

Когда Сан Саныч переходил на «ты» и просто называл её Машей, она чувствовала себя маленькой папиной дочкой.

  • Сан Саныч, у меня ведь финансовое образование, это только из-за отца я пошла в органы, он очень хотел, чтобы кто-то продолжил семейное дело. Может, я работала бы сейчас в банке или в какой-нибудь компании финансистом или экономистом, получала бы прилично, и мне не надо было бы, унижаясь, выпрашивать премию или матпомощь. Надоело!

  • Маш, давай так: ты придешь сегодня домой пораньше…

  • Пораньше? Это во сколько?- перебила его Мария,- Не в три ночи, а в одиннадцать?
  • Можешь уйти после обеда. Придешь домой, отдохнешь, все еще раз взвесишь, а утром дашь свой положительный ответ,- Сан Саныч улыбнулся доброй улыбкой, как отец улыбается дочери, и в голове Маши промелькнул образ улыбающегося отца. Ведь все эти одиннадцать лет она исполняла долг дочери, пообещав отцу, что продолжит его дело. Когда-то он работал в особом отделе МУРа.


И хотя дел было по горло и надо было еще составить отчет для Главного Управления, Мария поехала домой.


***

В обычной «двушке» обычной пятиэтажки раздался звонок.

  • Ой, мам, ты, что так рано?

  • А ты, что кого-то прячешь? Обними маму, возьми сумки и отнеси их на кухню.

Мария прошла в комнату и плюхнулась в старое кресло. Голова шла кругом. Нужно было принять решение, которое ее успокоит. Что выбрать? Остаться на низкооплачиваемой работе, где все тебя уважают и ценят, выполнять долг дочери, или уйти и начать что-то заново. «А ведь мне только тридцать шесть». Конечно, если бы осталась со своим бывшим, жила бы сейчас без забот, купаясь в роскоши, так нет же, я же борец за правду, ну не могу я жить с финансовым махинатором, работая в отделе по борьбе с экономическими преступлениями МВД. Вот и получила - за что боролась, на то и напоролась. Кажется, ночь предстоит бессонная…


***

Утро началось как обычно. Дочь, убегая в школу, разбудила маму и закрыла за собой дверь. Мария в полусонном состоянии засыпала кофе в кофеварку, через несколько минут кухню наполнил бодрящий аромат. За ночь она практически не сомкнула глаз и поэтому решила, что пусть все идет своим чередом, решение придет само. Ведь еще только среда, а с понедельника она напомнит о своем рапорте об увольнении.

***

«Доброе утро, Мария Александровна!»

«Доброе утро, Маш!»

«Здрась-те, Мария Александровна!»,- раздавалось в коридорах, пока она шла к своему кабинету.

«Как же мне все это надоело, и до чего же я это люблю»,- подумала Мария, осматривая с порога свой кабинет, на стенах которого висели многочисленные грамоты и несколько фотографий ее коллег, среди которых нашлось место и для фото Президента, все как положено. Не успела она включить компьютер, как зазвонил телефон. И вот он не умолкает уже пол часа. «Что-то Сан Саныч не вызывает на оперативку, может, забыл обо мне хоть на сегодня?».


Перед глазами лежал очередной отчет для главного управления, фамилия составителя не внушала доверия, этот лейтенант Дроздов опять напутал тысячи и сотни. И чему его только учили в школе?

В кабинет ворвался капитан Шкурин, человек плотного телосложения, с редеющими волосами и огромной «трудовой мозолью» в области талии, словарный запас Шкурина ограничивался словами «типа», «конкретно», «бабло», «пахан» и т.п.

«Мария Санна, мне надо, это, ну как в тот раз, но только, больше…»,- начал он с порога.


  • Капитал Шкурин, во-первых, когда вы научитесь стучаться в дверь, прежде чем зайти, а во-вторых, доброе утро,- перебив его красноречие, спокойно сказала Маша.

  • Доброе утро, Санна, ну вы поняли, что я хотел сказать.

  • Поняла только потому, что уже не первый год слышу одно и то же, а вот новый человек вас понял бы едва ли.

  • Да, ладно, Санна, ну это, давай мне, эту, ну как её, «фасонку».

  • Минуточку подождать можете?

  • Базара нет.

  • Значит так, капитан Шкурин, если я еще раз в моем кабинете услышу подобные слова, типа «базара нет», «конкретно», «бабло» и прочие ваши высказывания, больше вы сюда не зайдете. Я понятно выражаюсь? А ваши речи оставьте для других мест. Не забывайте где вы находитесь!

  • Нет, ну понятно.

Мария одарила его таким презренным взглядом, который говорил лучше всяких слов.

  • Виноват, Мари Санна. Я понял. Дайте, пожалуйста «фасонку» на следующий месяц.

  • Вот так лучше. И подготовьте отчет по 15-тому отделу к пятнице.

«Боже, понаберут в органы всех подряд, и мучайся с ними. Надоело!»

В дверь тихонько постучали. «Кто еще?»

- Войдите, - сказала Мария, не отрываясь от монитора.

  • Мария Александровна, здравствуйте! Разрешите войти.

То ли от неожиданно услышанной вежливости, то ли от приятного мужского голоса, Маша немного растерялась. Она оторвалась от монитора и уставилась на высокого, спортивного телосложения брюнета, которому очень шла форма.


  • Присаживайтесь.

  • Мария Александровна, я новый начальник 27-го отдела ОРБ, Михаил Александрович.

  • Очень приятно.

  • Зашел к вам познакомится. Знаю, что наш отдел со статистикой не дружит, поэтому по мере возможности, буду стараться наладить эту дружбу.

«Боже мой, какой от него приятный запах. М…м…Дура, о чем я думаю!»

  • Буду очень рада, если в вашем отделе что-то наладится, там вечно путаница с отчетами. Кажется, никто их не заставит работать. То они на стрельбах, то на учебе, то на спецзадании, а результаты от этого не изменяются. Чем я могу вам помочь?

  • Можно у вас попросить образец «фасонки», попробую освоить.

  • Да, конечно, я вам сейчас все скину на дискетку.


Как только новый начальник 27-го отдела ушел, раздался телефонный звонок. Мария, находясь в некотором забытье, не торопилась снимать трубку.

  • Подполковник Миронова слушает.

  • Мария Александровна, Ветров. Возвращаюсь к нашему вчерашнему разговору. Вы подумали?

Маша даже не знала, что ему ответить. Она сама еще не разобралась, чего она хочет, как же она может дать ответ кому-то.

  • Сан Саныч, я могу к вам зайти?

  • Жду.


***

Мария шла по коридору, не замечая никого и ничего вокруг. В голове эхом звенел голос нового начальника 27-го отдела Михаила Александровича, а его образ стоял перед глазами. «Кажется, у меня нехватка витамина «ю»»,- подумала Маша и улыбнулась про себя.

- Думаю, от чашечки чая с лимончиком вы не откажетесь, - вместо приветствия сказал Сан Саныч, выдвигая Маше стул.

«Мне бы сейчас коньячку»,- подумала Маша, но согласилась на чай. Повисла тишина. Мария медленно сделала глоток хорошего индийского чая, которым начальник угощал только уважаемых гостей.
  • Сан Саныч, не могли бы вы дать мне почитать личное дело нового начальника 27-го отдела, - удивляясь сама себе, вдруг сказала она, - надо знать с кем буду работать.


  • Конечно, - радостно ответил начальник, ведь она сказала «буду работать», значит, она остается.

Через несколько минут секретарь принесла дело Новикова Михаила Александровича.

  • Держите, изучайте, - вручил ей папку Сан Саныч

  • Спасибо, Сан Саныч, верну завтра. Я могу идти?

  • Да, идите.

Мария почему-то сияла. Это заметил и Сан Саныч. Когда она открывала дверь, он спросил: «Так, вы остаетесь?». Вместо ответа она одарила его ослепительной улыбкой.


***

Сидя в кресле в своем кабинете она долго не решалась открыть папку с личным делом № …. Она спрашивала себя, зачем ей было брать папку, как она вообще открыла рот с такой идиотской просьбой. Конечно, как начальник, она должна изучать личные дела каждого своего сотрудника, но в данном случае интерес у нее возник не как у начальника, а как у женщины, которой очень понравился мужчина. И она это признавала. «Что это я, старая, влюбилась что ли? С первого взгляда? Вот дура-то!».

Решившись, наконец, открыть папку, вызывающую столько волнения, она почувствовала себя еще более глупой, поскольку теперь уставилась на красивые, полные нежности глаза с черно-белого фото «три на четыре». В дверь заглянула секретарь: «Маш, ты на обед пойдешь?». Мария вздрогнула и быстро закрыла папку. Вид у нее был как у провинившегося ребенка. «Нет, Кать, я попозже, полно дел. Спасибо». Есть ей совсем не хотелось. На нее нахлынуло какое-то легкое волнение, которого она уже давно не испытывала. Собравшись силами, она все-таки ознакомилась с личным делом подробно.

«35 лет…185см… два высших образования… два иностранных языка…разряд по боксу…женат…дочь…»

«Женат, дочь»,- медленно произнесла про себя Мария, и что-то тяжелое опустилось на ее плечи. Стоило ожидать. И что это я себе вообразила? Увидала симпатичного мужчину, умеющего складно излагать свои мысли и четко формулировать цели и задачи, как тут же забыла обо всем, а как ему идет форма! Вот дура! Сегодня же вечером выпью чего-нибудь покрепче и забуду обо всем. Еще служебных романов мне не достает! Женат, дочь.


Мария вздохнула и в этом вздохе слышалась печаль.

На улице шел обыкновенный октябрьский дождь, такой же как обычно, серый и мрачный.

Из окна автобуса она смотрела на осенний пейзаж, и он показался ей очень красивым. Действительно был сильный ливень, и небо было мрачное, но там, где-то вдалеке сквозь темно-серые тучи пробивалось краснеющее вечернее солнышко и это красно-желтое пятно несло свет. «Свет в конце туннеля»,- подумала Маша и улыбнулась своему отражению в оконном стекле. «Может, я еще буду счастливой…».


***

Октябрь пролетел холодным дождем, ноябрь улетел с ветром и вот уже Новый год стучит в двери, принося с собой мешок хлопот. Здра-сь-те! Все бегают, суетятся, что-то ищут, что-то хватают, а Марии грустно. «Ох, не люблю я все эти новогодние праздники», - подумала она,- «Еще один год в ваше личное дело».

Праздник встречали как надо, с тостами, с танцами, с дежурными пожеланиями, ну и все в этом духе. А дальше? Дальше…тишина. Такая тихая тишина, что слышно как снег падает с небес.


И вдруг в эту тишину ворвался март. Он наполнил воздух чем-то таинственным, и Мария это чувствовала.

Праздничный банкет по случаю женского дня был в самом разгаре. Казалось, что никто не замечает как быстро летит время. Да и зачем думать о часах? Марии было немного грустно. Она ловила себя на мысли, что постоянно думает о нем. «Михаил Александрович, вы так рядом, и так далеко. Ведь я могу просто присесть рядом, спросить о погоде, заглянуть в ваши умные глаза... Почему лучшие мужчины всегда оказываются женатыми либо голубыми?»


  • Разрешите пригласить вас на танец,- раздался где-то голос, от которого мурашки побежали по коже. Оглянувшись, Мария даже потеряла равновесие, это был он.

И вот она летит по залу в его объятиях. Голова кружиться то ли от шампанского, то ли от его ослепительной улыбки. «Я счастлива!»,- пронеслось у нее в голове.

Но стоит ли тешить себя таким счастьем? Это ведь только маленькое мгновенье. Она подумала и решила, что, возможно, именно такие маленькие моменты и делают нашу жизнь прекрасной.

После танца, они, неловко откланявшись, разошлись в разные стороны.


***

Вечер был в самом разгаре, но Марии не хотелось дожидаться его окончания, ей было настолько же грустно, насколько и весело. Она оделась, закрыла кабинет и пошла к выходу.

- Мария Александровна, - окликнул ее знакомый мужской голос, подождите, пожалуйста. Это был Михаил. – Уже уходите? Но ведь вечер в самом разгаре, вы прямо как Золушка.

- Спасибо. Да, пора домой, я не особо люблю такие мероприятия.

- Я тоже. Могу я вас проводить?

- Да мне тут недалеко, - Мария засмущалась, как школьница, тем более, что за ней уже давно никто не ухаживал,- ну хорошо.

- Мне будет очень приятно проводить такую красивую женщину до дома.

- Ну, если вы домой не торопитесь,- смущенно ответила Мария,- а то супруга волнуется, наверное.

- Бывшая супруга, - поправил он, и в его голосе послышались нотки обиды,- Думаю, ей все равно.

- Извините, я не знала…

- Ничего. Я развелся полгода назад, еще видимо не успели занести в личное дело.

- Да, там нет такой информации…я…я изучала ваше дело по долгу службы…

- Конечно, понимаю.

- Извините еще раз Михаил, я вас прекрасно понимаю, сама пережила болезненный развод несколько лет назад.

- Ничего. У нее был другой мужчина, я не хотел разводиться из-за дочери, думал, что она все-таки одумается. Понятно, что пропадал на службе день и ночь, но так хотелось вечером прийти домой, в семью, пригреется у родного человека.

- Я очень понимаю вас, Михаил…

Они замолчали, каждый из них подумал о своем прошлом. Повисла неловкая тишина, которую никто из них не хотел нарушать. Иногда приятно просто помолчать с кем-то за компанию. А потом глядишь, и легче становиться, как будто выговорился, не обронив при этом ни слова.


- Вот и мой дом, - с нескрываемым сожалением вздохнула она,- вон мои окна, дочка еще не спит. Спасибо, что проводили.

- Это вам спасибо за приятную компанию.

Их взгляды встретились. Голова закружилась, она зажмурилась и вот, она в его теплых мужских объятиях, внушающих надежность. Их губы слились в нежном поцелуе, у Марии подкосились коленки, она чуть не упала, но крепкие руки удержали ее. И тут она словно вернулась из забытья.

- Что это со мной? Извините, я …я совсем потеряла голову…,- она побежала к подъезду так быстро, что он не успел обронить ни слова, как дверь захлопнулась.

Она не заметила, как вбежала по лестнице на седьмой этаж, хотя обычно пользовалась лифтом. С такой же скоростью она открыла входную дверь, вошла в квартиру и, закрыв дверь, облокотилась на нее.

- Ма, это ты?

Мария ничего не ответила, голова закружилась, она прижалась спиной к двери и медленно сползла вниз.

- мам, тебе что плохо?

- Нет, все нормально. Устала немного от этих праздников.

- может, чайку?

- Давай. А я пока переоденусь.

Дочь пошла на кухню, слышалось как она открыла воду, зажгла газ, поставила чайник. Мария разделась, накинула халат и прошла на кухню. Половина двенадцатого. Ого. Сколько же она стояла возле подъезда? «Я сумасшедшая»,- подумала она, но улыбка не сходила с ее лица. Она обняла дочку и поцеловала ее.

- Как в школе дела?

- Нормально.

- Мальчишки вас поздравили?

- Да, подарили всем по цветочку и записную книжку с открыткой.

- Тоже неплохо,- сказала она, а про себя подумала, что родительский комитет мог бы придумать что-нибудь получше на те деньги, которые они ежемесячно сдают на нужды класса.

- А тебе вечер понравился, мам? Ты улыбаешься, значит, да.

- Да, хорошо организовали. Ладно, давай спать, поздно уже.

- Я еще «телек» посмотрю в своей комнате, можно?


- Только недолго.

- Мам, завтра же выходной…

- Да? Точно. Ну, хорошо. Смотри сколько хочешь. А я пойду спать.


***

Сквозь занавески пробивался яркий солнечный свет, предвещая чудесный денек. Восьмое марта наступило. Гостей Маша не ждала, готовить ничего не собиралась, поэтому решила немного понежиться в кровати, сожалея, что в одиночестве. Она несколько раз прокручивала в голове вчерашний вечер, когда Он пригласил ее на танец, потом проводил до дома, а потом…поцелуй…Нежный, сладкий, интригующий поцелуй. Как давно ее никто не целовал! Она закрыла глаза и представила это снова, ловя себя на мысли, что хочет этого мужчину, но это не просто физическое влечение, это что-то большее. Он нужен ей. Его крепкие руки, его умный взгляд, его энергия, ей хочется спрятаться за его плечами и почувствовать себя в безопасности. Ее мечты прервал телефонный звонок. «Нет, не сейчас, дайте помечтать еще минутку»! Не открывая глаз, она нащупала рукой телефон рукой и сняла трубку.

- Алло,- сонно произнесла она.

- Привет, женушка,- послышался знакомый мужской голос, от которого она тут же проснулась и присела,- с праздником тебя, дорогая.

- Спасибо, - сухо ответила она,- и вообще-то бывшая жена, дорогой.

- Ну ладно тебе, Маш. Как ты? Как дочь?

- С каких пор тебя это стало волновать?

- Маш, не злись.

- Не злись,- передразнила Мария,- а ты знаешь, который час? Нормальные люди еще спят, тем более у меня в коем-то веке выходной!

- Ладно. Спи. Еще раз с праздником.

В трубке послышались гудки. Мария вздохнула, прошлое напомнило о себе легкой грустью. Ведь когда-то она любила своего бывшего мужа, как никак дочь вырастили. Погрузившись в воспоминания, она заснула.

На этот раз ее разбудил запах выпечки, доносившийся с кухни. Она накинула халат и прошла на кухню.

- Ой, мам, ты уже проснулась!- дочка обняла Марию,- Поздравляю! Мам, ничего не купила, поэтому вот, - сказала она, указывая на стол. На столе были красиво расставлены различные салатики, вино, конфеты и свежевыпеченный торт. Маша даже прослезилась от счастья.


Они с дочерью сидели на кухне и, весело смеясь, распивали чай, как в дверь кто-то позвонил.

- Ты кого-то ждешь?- спросила она дочь.

- Нет. Пойду открою. Мам, это к тебе! Проходите,- в коридоре зажегся свет, и Маша, вытянувшись из-за стола, увидела огромный букет роз в руках знакомого мужчины. Она потянулась дальше, чтобы убедиться, что это точно он и, рухнула с табуретки.

- Здравствуйте, Маша,- послышался желанный голос, - я вас напугал, извините. Он наклонился к ней и помог подняться,- Это вам.

- Да, очень неожиданный, но приятный сюрприз, дочка, поставь цветы в вазу, пожалуйста.

Они стояли посреди малюсенькой кухни, глядя друг другу в глаза, без слов. Кашель дочери прервал их красноречие, давая напомнить о себе. Маша представила дочку Михаилу, и они решили продолжить чаепитие.

- Миша, извините за мой вид, я сегодня никого не ждала и никуда не собиралась и…

- Маша, вы прекрасны, - прервал ее оправдания он, - это вы меня извините, не следовало так опрометчиво поступать, но мне очень захотелось поздравить вас именно сегодня.

Чаепитие продолжалось в тишине. Никто из них не мог начать нормальный разговор, оба чувствовали неловкость, обмениваясь дежурными фразами и новостями со службы. Но оба чувствовали неудержимое притяжение друг к другу. Незаметно пролетел час, и дочь решила пойти на улицу, мама, конечно, возражать не стала.

- Долго не гуляй, не май месяц все-таки,- наставляла Маша дочку перед выходом.

- Мам, ну я ведь не маленькая. Кстати, он симпатичный,- шепнула она на ухо и захихикала.

Маша закрыла дверь за дочкой и вернулась на кухню. Ее охватило внезапное волнение от осознания того, что она осталась одна в квартире с желанным мужчиной. Она подошла ближе в столу, он, словно почувствовав ее волнение, аккуратно взял ее за руку и нежно поцеловал ладонь.

- Мария Александровна, Маша,- прошептал он,- о такой женщине как вы я мечтал очень давно, я не верил, что это возможно, но это вы…С той минуты, как я увидел вас, как только заговорил с вами, я понял, что больше не могу спокойно смотреть на вас…


- Михаил, я, мне так неловко. Я в таком виде, - она поправила халат на груди.

- Маша, если ты только позволишь быть с тобой рядом, я сделаю все, чтобы на твоем лице никогда не появились морщинки.

- Миш, но у меня ведь дочь…

- У меня тоже, ничего, даже если они не подружатся, это ведь не обязательно, Маша, Маша…

Он встал с табуретки, крепко обнял ее и прижал к себе.

- Если бы ты знала, как я ругал себя тогда, что не сдержался и поцеловал тебя. Ведь ты, наверное, решила, что я только и хочу от тебя, ну ты понимаешь…

- Миша, не надо себя ругать, я ведь не маленькая девочка и все понимаю.

- И все-таки извини.

Она только покраснела и, улыбнувшись от смущения, заглянула ему в глаза. На секунду их взгляды задержались друг на друге и вот…Их губы слились в нежном поцелуе, по ее телу пробежала дрожь, он обнял ее еще крепче и его руки начали гладить ее спину, тихонько скользя по ягодицам. Маша почувствовала, что коленки подкосились, тело затрепетало от желания. Он развязал поясок халата и кинул его на пол, его руки легко и нежно проскользнули по груди, он тихо и медленно провел ими по талии и бедрам. Маша закрыла глаза и откинула голову, она не хотела сопротивляться своим желаниям, казалось, что она вот-вот издаст крик - Да! Да! да! Я вся твоя!

Они лежали в спальне на кровати и крепко обнимали друг друга. Он нежно поцеловал ее в щеку, и нежно глядя ей в глаза, прошептал: «Маша, выходи за меня».

Что это? Сказка? Пролетело у нее в голове. Маша не верила своим ушам, она мысленно отрицала свое счастье. Ведь такое бывает только в женских любовных романах, но тут он снова повторил – «ты выйдешь за меня, Маша». На ее глаза навернулись слезы, и она просто кивнула в ответ. Это был самый лучший подарок к 8 марта!


***

- Сан Саныч, вы еще не подписали мой рапорт об увольнении?

- Нет, он у меня в папке на рассмотрении, но если ты все-таки не передумала, я не имею права…

- Сан Саныч, дайте его мне,- он протянул ей лист с отпечатанным текстом рапорта, она прочла его и разорвала на мелкие кусочки,- Я остаюсь!



следующая страница >>