litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5
КРЕДО 2 (150) февраль 2008г.



ОТ РЕДАКЦИИ




Быть вторым Христом


В праздник Сретения Господня в Католической Церкви отмечается день монашествующих. Однако, каждый христианин должен сознавать данное ему призвание подражать в своей жизни Христу. Это значит - стать вторым Христом, подобно Ему любить, страдать и служить. Каждый должен быть Христом на своем месте, в своей семье или общине, в которую Бог его призвал.

Даже если для посвященной жизни необходимо особое призвание, пусть она с ее обетами бедности, чистоты и послушания напоминает вам, уже вступившим в брак или готовящимся к нему, что в крещении все мы были посвящены Богу и призваны стремиться к святости. Будем же в течение этого месяца особенно молиться о тех наших братьях и сестрах, кто взял на себя эту трудную задачу особого служения Богу и ближнему. Для тех, кто живет в миру и часто сталкивается с иными, нежели духовными, проблемами, для тех, кого в мучает искушение забыть Бога и поступать, как дети мира сего, а не света, посвященные Богу люди являются напоминанием о том, что в любой ситуации можно обернуться и взглянуть на Христа-Искупителя. Поэтому, сознавая свою долю ответственности за личную святость и святость окружающих, не останемся равнодушны к призыву Святого Отца - более частому поклонению Христу в Пресвятых Дарах и усердной молитве за священников и монашествующих.

Пусть Бог благословит нас всех в нашем стяжании святой жизни, а Приснодева Мария сопровождает нас своей материнской защитой и молитвой.


ОФИЦИАЛЬНО


Письмо конгрегации в поддержку

практики евхаристического поклонения


foto 150-1

8 декабря 2007 г., в торжество Непорочного зачатия Преблаго-словенной Приснодевы Марии, Конгрегация по делам клира обатилась ко всем епископам с призывом развивать в своих епархиях парктику постоянного поклонения и молитв о священнических призваниях и святости священников.



В сегодняшнем мире для блага клира и плодотворности пастырского служения необходимо многое. Горячо желая ответить на эти требования времени и не преуменьшая при этом всей сложности и трудоемкости данной задачи, а также учитывая, что действие следует бытию, а душой любого апостольства является глубокая близость с Богом, мы стремимся найти точку опоры для духовного делания. Дабы никогда не терять глубочайшего сознания онтологического единства между Евхаристией и священством и должным образом помнить об особой материнской заботе Преблагословенной Приснодевы Марии о каждом священнике, мы стремимся осуществлять взаимосвязь между непрерывным евхаристическим поклонением ради удовлетворения за грехи и освящения священников с одной стороны, и, с другой стороны, пробуждения чувства ответственности у монашествующих женщин, которые, по образу Преблагословенной Приснодевы Марии, Матери вечного Первосвященника и Помощницы в Его деле искупления, могут духовно усыновить священников, помогая им своей самоотдачей, молитвой и покаянием. Неизменное содержание священного предания учит нас тому, что тайна и реальность Церкви несводимы к ее иерархическому устройству, литургии, таинствам и юридической администрации. В действительности, внутреннюю природу Церкви и истоки плодотворности ее освящающей миссии следует искать в мистическом единении со Христом.

В соответствии с учением и самой структурой догматической конституции о Церкви «Lumen gentium» такое единение со Христом нельзя понимать обособленно от Матери вочеловечившегося Слова – единственной, с кем пожелал внутренне соединиться Иисус ради спасения человечества.

Так что не случайно именно 21 ноября 1964 г., в тот самый день, когда была обнародована догматическая конституция о Церкви, Папа Павел VI провозгласил также Преблагословенную Приснодеву Марию «Матерью Церкви», т.е. Матерью верных и их пастырей.

Говоря о Преблагословенной Приснодеве Марии, Второй ватиканский собор выразил ту же мысль следующими словами: «Зачав Христа, родив Его, вскормив, представив во Храме Отцу и страдая вместе со своим Сыном, умирающим на Кресте, Она совершенно особым образом споспешествовала послушанием, верой, надеждой и горячей любовью делу Спасителя, восстановлению сверхъестественной жизни в душах. Поэтому она - наша Мать по благодати» (LG 61).


Никоим образом не дополняя и не умаляя особого посредничества Христа Иисуса, Преблагословенная Приснодева Мария признается и призывается в Церкви как Заступница, Помощница, Благодетельница и Посредница. Она являет собой образец материнской любви, которым должны вдохновляться все те, кто в рамках апостольской миссии Церкви трудится ради возрождения человечества (ср. LG 65).

В свете представленного выше учения, являющегося составной частью экклезиологии Второго ватиканского собора, верные призваны устремлять свои взоры к Марии - сияющему примеру всякой добродетели - и подражать ей, подобно первым ученикам. Именно ей Христос препоручил всех прочих учеников, когда она стояла у подножия Креста (ср. Ин 19, 25-27). Становясь ее детьми, мы постигаем подлинную суть жизни во Христе. В виду всего вышесказанного, а именно в виду места и роли Преблагословенной Приснодевы в истории спасения, мы хотим особым образом препоручить всех священников Марии, Матери вечного Первосвященника, организовав в Церкви движение молитвы, сосредоточенное вокруг 24-часового непрерывного евхаристического поклонения, чтобы молитва поклонения, благодарения, прославления, прошения и удовлетворения непрестанно возносилась к Богу со всех уголков земли, стремясь, прежде всего, пробудить достаточное число святых призваний к священству и, в то же время, соединить в духе с некоего рода духовным материнством - на уровне мистического тела - всех тех, кто уже призван к служебному священству и онтологически сообразован с вечным Первосвященником. Это движение сможет лучше служить Христу и Его братьям - как тем из них, кто «внутри» Церкви, так и тем, кто стоит «впереди» ее, выступая от лица Христа и представляя Его как Главу, Пастыря и Жениха Церкви (ср. «Pastores dabo vobis», п. 16).

Поэтому мы просим всех епархиальных ординариев, особенно остро ощущающих специфичность и незаменимость рукоположенного служения для жизни Церкви, а также неотложную необходимость общих действий в поддержку служебного священства, принять активное участие в этой работе и способствовать образованию в различных частях вверенного им народа Божьего подлинных и истинных горниц, в которых клир, монашествующие и миряне, соединенные друг с другом неподдельным общением, посвятят себя молитве в форме непрерывного евхаристического поклонения в духе достойного и должного удовлетворения и очищения. С этой целью мы прилагаем небольшое руководство, которое более подробно разъяснит характер данной инициативы, а также бланк, который необходимо заполнить и отослать обратно в нашу конгрегацию, если у Вас, как мы надеемся, возникнет желание с верой присоединиться к осуществлению изложенного в настоящем письме замысла.


Мария, Матерь единого и вечного Первосвященника, да благословит это начинание и да ходатайствует пред Богом, моля о подлинном обновлении священнической жизни по единственно возможному образцу Иисуса Христа, доброго Пастыря!

Сердечно приветствую Вас в единении церковного общения с чувством глубокой братской любви.


Клаудио кардинал Гуммес, префект

Мауро Пьяченца, секретарь


Молите Господина жатвы,

чтобы выслал делателей на жатву Свою!


«Молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою», - эти слова означают, что нивы уже созрели, но Господь хочет привлечь помощников, чтобы собрать урожай в амбары. Они нужны Богу. Ему нужны люди, способные сказать: «Да, я готов стать Твоим жнецом; я готов помочь в том, чтобы эта жатва, созревающая в человеческих сердцах, была собрана в амбарах вечности и превратилась в непрекращающееся, божественное общение радости и любви.

«Молите Господина жатвы…» означает также, что мы не можем просто «производить» призвания; они должны проистекать от Бога. Мы не можем просто набирать людей, как в случае с другими профессиями, прибегая к надлежащим методам рекламы или правильно подобранной стратегии. Зов, исходящий из сердца Божьего, должен всегда находить путь к человеческому сердцу. И именно здесь необходима наша помощь. Молить Господина жатвы, помимо всего прочего, значит взывать к Его сердцу: «Просим Тебя, сделай это! Пробуди делателей! Разожги в них пламя и радость благовестия! Помоги им понять, что это сокровище ценнее всех прочих и что любой нашедший его должен делиться им с другими!»

Мы взываем к сердцу Божьему. Но наша молитва не может ограничиваться словами; слова должны порождать действие так, чтобы и наши молящиеся сердца искрились радостью в Боге и в Евангелии и чтобы от этих искр в сердцах других воспламенилась готовность сказать «да».

Как люди молитвы, наполненные светом Божьим, мы идем к другим, внося их в свою молитву и приводя пред лице Бога, Который непременно сделает Свое дело. Сознавая это, мы должны продолжать молить Господина жатвы, взывать к Его сердцу и вместе с Богом пробуждать сердца других посредством своей молитвы. А уж Он, по Своему замыслу, приведет к зрелости их «да», их готовность к ответу, укрепит их постоянство, т.е., иными словами, поможет им, вопреки всем трудностям этого мира, вопреки дневному зною и ночному мраку, сохранить верность своему служению.


Так они узнают, что их труд, хотя и тяжел, но благороден и достоин, так как нацелен на существенное, так как он позволяет людям вкусить то, на что они надеются: свет Божий и Божью любовь.


Бенедикт XVI,

встреча со священниками и диаконами во Фрайзинге, 14 сентября 2006 г


Призвание

быть духовной матерью


Призвание быть духовной матерью священников, несмотря на его основополагающую значимость, обычно не встречает должного внимания и понимания, и потому редко кто-либо старается осуществлять его. Это призвание часто скрытое, невидимое для невооруженного глаза, но при этом служащее прекрасным средством для передачи духовной жизни. Папа Иоанн Павел II был настолько убежден в его весомости, что пожелал организовать затворнический монастырь в Ватикане, монахини которого молятся в интенциях верховного понтифика.


Своей матери я обязан тем, кем стал, и тем, как я стал таким!

Св. Августин


Любая женщина, независимо от возраста или общественного положения, может стать матерью священников. Подобный тип материнства доступен не только матерям семейств, но и более чем возможен для незамужних девушек, вдов и больных. Но это особенно уместно для миссионерок и монахинь, полностью посвятивших свои жизни Богу ради освящения других. Иоанн Павел II благодарил за материнскую помощь даже ребенка: «Мне хотелось бы также выразить свою благодарность бл. Гиацинте за ее жертвы и молитвы в интенциях Святого Отца, которого она видела глубоко страдающим» (13 мая 2000 г.).

У каждого священника есть биологическая мать, которая зачастую становится для своих детей и духовной матерью. Например, Джузеппе Сарто, будущий Папа Пий Х, посетил после епископского рукоположения свою 70-летнюю мать. Поцеловав перстень сына, она вдруг задумалась, а затем показала свое простенькое серебряное обручальное кольцо и сказала: «Вот так, Джузеппе, ты бы никогда не надел этого кольца, если бы я сперва не надела своего». Св. Пий Х справедливо подкрепляет ее слова собственными жизненными наблюдениями: «Любое призвание к священству проистекает из сердца Божьего, но оно нисходит при этом через материнское сердце!»


Ярким примером тому может служить жизнь св. Моники. Августин, в 19 лет потерявший веру во время учебы в Карфагене, позднее в своей знаменитой «Исповеди» напишет о матери: «В любви ко мне она пролила больше слез, чем проливает мать над бездыханным телом своего сына. Девять лет я барахтался в тине этого глубокого болота и в мраке лжи. Но все же эта благочестивая вдова не прекратила всех своих многочасовых молений, оплакивая пред Тобой мое несчастье и вознося пред лице Твое свои молитвы».

После своего обращения Августин с благодарностью говорил: «Моя святая мать никогда не покидала меня. Она вынашивала меня в своей плоти, чтобы я мог появиться на этот временный свет, и в своем сердце, чтобы я мог родиться для вечной жизни».

Св. Августин всегда был рад, когда его мать присутствовала на философских диспутах. Она внимательно слушала и иногда вмешивалась в дискуссию с такой тонкой интуицией, что повергала в изумление собравшихся мыслителей своими вдохновенными ответами на самые запутанные вопросы. Так что нет ничего удивительного в том, что Августин называет себя «последователем ее философии»!


ЖИЗНЬ ЦЕРКВИ


Кардинальский сон

foto 150-2


В связи с тем, что нынешний год объявлен казахстанской епископской конференцией годом призваний, нам хотелось бы предложить вниманию уважаемых читателей цикл рассказов из подборки ватиканской Конгрегации по делам клира. Эти небольшие истории свидетельствуют о поистине чудодейственной силе поклонения и молитвы о священнических призваниях и святости священников и могут вдохнуть новые силы в наши личные и общинные прошения в этих интенциях.

Кардинал Николай Кузанский (1401-1464 гг.), епископ Бриксенский, был не только значительным деятелем церковной политики, авторитетным папским легатом и реформатором духовности клира и верных XV в., но и человеком молчания и созерцания. Особое влияние на него оказал сон, в котором ему была явлена та духовная реальность, которая не утратила своего значения для священников и мирян по сей день: сила самоотдачи, молитвы и жертвы духовных матерей, укрывшихся в монастырях.


Кардинал Николай в сопровождении своего проводника вошел в небольшую старенькую церквушку, украшенную древними мозаиками и фресками, и его взору открылось удивительное зрелище. Более тысячи монахинь молились в этом маленьком храме. Хотя места было немного, они все поместились здесь благодаря своей худобе и спокойствию духа. Сестры были погружены в молитву, но при этом вели себя как-то совсем необычно. Они не преклонили колен, а стояли во весь рост со взглядами, устремленными не куда-то вдаль, но скорее сосредоточенными на чем-то, расположенном прямо перед ними, чего кардинал не мог видеть. Ладони их разведенных рук были обращены вверх в жесте жертвоприношения.

К огромному удивлению Николая в руках у них были мужчины и женщины, императоры и цари, города и страны. Города поддерживали несколько пар ладоней, а страны, которые можно было распознать по их государственным флагам, опирались на целые леса рук, но при этом каждая из монахинь сохраняла молчание и молитвенное сосредоточение. Впрочем, большинство сестер держали в руках отдельных людей.

В руках одной худенькой, совсем еще юной, выглядевшей почти как ребенок монахини Николай увидел Папу. Нетрудно было заметить, насколько тяжел для нее этот груз, но ее лицо излучало при этом радость. И тут на руках одной из пожилых монахинь наш герой увидел себя – Николая Кузанского, епископа Бриксенского и кардинала Римской Церкви. Он отчетливо видел и морщины на своем лице, и изъяны своей души, и все огрехи своей жизни. Он смотрел на себя изумленными и испуганными глазами, но вскоре к его страху стало примешиваться какое-то невыразимое счастье. А его проводник шепнул ему:

- Теперь ты видишь, что поддерживает и хранит грешников, и почему, несмотря на их грехи, они все еще любят Бога.

- А как же те, кто уже не любит? – спросил кардинал. И вдруг вместе с проводником он оказался в крипте церкви, где также молилось более чем тысяча монахинь. Но в отличие от предыдущих, они носили людей не на руках, а в сердцах. Их лица были особенно серьезны, так как речь шла о вечном спасении душ.


- Как видишь, ваше высокопреосвященство, - сказал проводник, - и те, кто уже потерял любовь, не остаются без внимания. Изредка случается, что они вновь загораются благодаря тем пламенным сердцам, которые сжигаются ради них – изредка, но не всегда. Иногда, в час смерти, их забирают из этих спасительных рук в руки божественного Судьи, и тогда им приходится держать ответ и за те жертвы, которые были за них принесены. Любая жертва приносит свой плод, но если этот плод не срывается, то созревает плод тления.

Кардинал был восхищен женщинами, превратившими свою жизнь в жертву. Он всегда знал об их существовании, но до сих пор никогда столь ясно не понимал их значимость для Церкви, мира, для народов в целом и для каждого человека в отдельности. Только сейчас он с изумлением осознал это и глубоко склонился перед этими мученицами любви.


«Преступление быть католиком»


Встречи с о. Александром Хирой

(продолжение)

foto 150-3


В камере № 57

Вскоре заключенные камеры № 18 были разведены по разным закоулкам тюрьмы, и я попал сначала в камеру № 53. Спустя какое-то время здесь же появились Александр Хира и Яша Левкипер - 19-летний еврейский парень, пытавшийся перейти румынскую границу в надежде добраться до Израиля. Затем нас по непонятным причинам перевели в камеру № 57, где к тому времени уже находились Володя Комедат, юноша из-под Полтавщины, и немец Пельман.

Еще 15-летним подростком Володя был вывезен немцами в Германию на принудительные работы. Из лагеря его освободили англичане, а на родине парня обвинили в шпионаже. Пельман был очень высокорослым человеком со злым голодным взглядом. До плена он весил 90 кг., а сейчас едва дотягивал до половины прежнего веса. В обращении с окружающими он был просто невыносим. Я перестал общаться с ним после того, как он стал глумиться над моим немецким, а Яша и Володя вообще игнорировали его. Только у Хиры хватало смирения говорить с ним, хотя Пельман как протестант то и дело пускался в оскорбительные разглагольствования по поводу католического вероучения и из кожи вон лез, чтобы вывести о. Александра из себя. Тогда я в первые понял, что значит подлинная доброта и пастырское терпение.


Пельман любил рассказывать, причем всякий раз невыносимо громко, что он до войны строил дороги, а в армии был ответственным за отопление и канализацию немецкого штаба. И якобы именно поэтому советы арестовали его, когда он попал в плен. Я был почти уверен, что он заведовал не отоплением, а газовыми камерами и крематориями… По сей день меня пробирает дрожь, стоит мне вспомнить его лицо и голос, когда он со звериным, хищным рычанием шептал: «Если бы земля была серным шаром, а я – спичкой, то я поджег бы эту планету и радовался…, ох как радовался…».

Каждое утро дежурный подходил к окошку для подачи пищи, на тюремном жаргоне называвшемуся «кормушкой», и получал еду на всю камеру. В тот день была очередь Пельмана. Каким-то образом ему удалось получить двойной паек на всех четверых. Не отходя от двери, он в мгновение ока проглотил шесть порций, а одной из соседних камер в тот день пришлось голодать. Разносившие пайки солдаты пожаловались дежурному офицеру лейтенанту Хмаре. Надзиратели были уверены, что двойной паек достался именно нашей камере, но лица заключенного, получавшего его, они не запомнили: для них мы все выглядели одинаково, как какая-нибудь скотина. Лейтенант вызвал нас для выяснения обстоятельств в «приемное отделение». Он орал, угрожал и требовал назвать имя виновного. Но мы соблюдали неписаное тюремное правило и молчали: это правило запрещало выдавать кого бы то ни было, иначе предатель становился «сукой», с которым любой заключенный сможет делать все, что ему заблагорассудится. Если Пельман был порядочным человеком, то признался бы сам, чтобы из-за него не наказывали всех нас. Но от тоже молчал. Хорошо поставленный рык офицера и наше растерянное и отчаянное молчание все более и более накаляли атмосферу. Мне казалось, что еще немного, и я упаду в обморок.

По выработанной органами госбезопасности «схеме» коллективного допроса Хмара должен был определить самого слабого среди нас и сосредоточить все свое давление на нем. Но лейтенант не был нашим следователем и, не зная нас лично, допустил большую ошибку. Слабейшим ему показался Хира, в действительности обладавший огромными внутренними силами. Сначала офицер обрушил на него громы и молнии своей безграничной ярости – это тоже был психологический трюк, который должен был сделать заключенного более податливым на дальнейшие «ласковые» убеждения. Так что, излив на священника поток ругательств, Хмара неожиданно смягчил тон и стал взывать к совести заключенного:


- Ведь ты же духовное лицо, а значит, наверняка, считаешь себя поборником истины и справедливости. Подумай сам: разве это справедливо, что ваша камера получила двойной паек, а другая осталась голодной?

- Несправедливо, - ответил Хира.

- Ну, значит, скажи, кто получал хлеб?

- Не знаю; я спал.

- Ах, вот ты как! Вот она - ваша иезуитская этика: людей убивают, а вы – лицом к стене, и ни слухом, ни духом!

Хмара приказал отвести Хиру в карцер, а нас – обратно в камеру.

- Ты будешь сидеть там, пока не скажешь, кто сегодня дежурил, - бросил он о. Александру, и с довольной улыбкой закурил сигарету. Он был горд тем, что показал, насколько чекистская этика выше церковной этики.

- Мы придушим тебя, если ты не признаешься. Мы не позволим ни в чем не повинному Хире умереть из-за тебя в карцере! – сразу же набросился я на Пельмана в камере, а Володя и Яша тем временем утвердительно кивали головами.

Пельман два часа просидел в темном углу камеры, прячась от наших угрожающих взглядов и, наконец, постучал в двери и попросил отвести его и меня (в качестве переводчика) к Хмаре. Хиру выпустили из карцера, а Пельмана на три дня посадили туда вместо него. Лейтенант так радовался своей победе, что назначил немцу довольно легкое наказание.


Поселок Ольчерас, Кемеровская область, Комишлаг

…Прошло четыре года. Свой срок мне пришлось отбывать в Комишлаге в поселке Ольчерас Кемеровской области. Здесь я подружился с Левитаном – кандидатом медицинских наук, получившим 10 лет и заведовавшим рентгенологической станцией лагерного медпункта. Однажды он шепотом сообщил мне, что вечером к нему на рентген должны привести группу политзаключенных из другого лагеря. Если мне интересно, я мог бы заглянуть в окно рентгенкабинета: может быть, там будет кто-то из моих знакомых.

Сделав порученную мне работу, я подошел к окну и стал наблюдать за заключенными, поочередно входившим в кабинет. Хиру я узнал сразу, хотя он осунулся, поседел и немного сутулился. Я постучал по стеклу, а он, заметив меня, с радостью пошел ко мне. Мы поприветствовали друг друга, и он рассказал мне, что давно болен. К сожалению, один из конвоиров заметил нас и отогнал меня от окна.


Это было летом 1953 г. Больше я уже не встречался с о. Хирой и ничего о нем не слышал. Но в моей памяти он навсегда останется как пример праведника, скромно, отважно и безо всякой шумихи несшего добро в этом мрачном мире. Мне неизвестна его дальнейшая судьба. Возможно, он дожил до массового освобождения заключенных, которое началось после смерти Сталина. Но возможно, что его вместе со многими другим западными украинцами приговорили к таким ужасающе длинным тюремным срокам, что он остался в лагере до самой смерти.

В любом случае, мне очень хотелось бы, что память об этом человеке жила в людских сердцах. Может быть, мой рассказ прочтет кто-нибудь на Украине и помянет добрым словом этого мужественного и неизвестного героя, жизнеописание которого заслуживает более высокого литературного дарования, чем скромные способности школьного учителя с его незамысловатым языком.


Приложение

После объявления амнистии 1956 г. о. Александр Хира вернулся в Карпаты. Но в 1957 г. он был вновь арестован за «подпольное» душепопечение, которым пытался поддерживать жизнь Греко-католической Церкви. Его приговорили к пяти годам лагерей и запретили возвращаться на родину. После освобождения в 1962 г. он поселился в Караганде, где включился в окормление римо-католиков польского и немецкого происхождения. Однако и здесь его пастырская деятельность носила нелегальный характер, и лишь в 1978 г. местная римско-католическая община была официально зарегистрирована и получила разрешение на строительство небольшого храма.

Тайный епископ Александр Хира умер в конце мая 1983 г. в Казахстане в тысячах километрах от своей родины. Давайте же почтим минутой молчания память этого поистине доброго пастыря, которому пришлось испытать всю тяжесть своего служения, так и не воспользовавшись его привелегиями. Он все отдал и всех простил. Помолимся.

Из книги Йозефа Марии де Вольфа „Katholisch sein ist Verbrechen“ («Преступление быть католиком»)



Новое назначение апостольского нунция Ю. Веселовского

foto 150-4


Апостольская нунциатура (посольство св. Престола) в Центральной Азии имеет честь сообщить, что Папа Римский Бенедикт XVI назначил его высокопреосвященство архиепископа Юзефа Веселовского, нынешнего нунция в Средней Азии, апостольским нунцием в Доминиканской Республике и апостольским делегатом в Пуэрто-Рико. В связи с этим архиепископ Веселовски в скором времени покинет Астану и отправится в Санто-Доминго.

До прибытия его приемника преподобный о. Хрвое Шкрлец, заместитель главы миссии, будет исполнять обязанности временного поверенного в делах.

Астана, 24 января 2008 г.


Архиепископ Юзеф Веселовский родился в Новом Тарге (Польша) 15 июля 1948 г. В 1972 г. был рукоположен во священники, а в 2000 г. принял епископскую хиротонию. До приезда в Казахстан исполнял обязанности апостольского нунция в Боливии. В Среднюю Азию был назначен 16 января 2002 г. За время его служения Церковь в нашем регионе претерпела важные структурные преобразования. Епархиальный статус получили бывшие апостольские администратуры в Астане и Алматы. Администратуры Атырау, Узбекистана и Кыргызстана обрели собственных епископов, которыми стали соответственно о. Януш Калета, о. Ежи Мацулевич и о. Николай Мессмер. А о. Атаназиус Шнайдер был назначен епископом-помощником Карагандинской епархии.

От имени всех пастырей и верующих Средней Азии нам хотелось бы поблагодарить его высокопреосвященство архиепископа Юзефа Веселовского за его многолетнее служение в нашем регионе и пожелать ему Божьего благословения на новом месте.


Освящение часовни в Кульсары

foto 150-5

4 декабря 2007 г. в Кульсары съехались все священники атырауской апостольской администратуры. Для небольшой общины городка это был особый день. Спустя почти четыре года после основания прихода здесь, наконец-то, была освящена часовня и приходской дом. Освящение совершил епископ Януш Калета, апостольский администратор Западного Казахстана.


foto 150-6


История прихода в Кульсары

Кульсары – это сорокатысячный город, расположенный в 230 км. от Атырау. История местного прихода началась в ноябре 2003 г. У ее истоков стоял крещенный еще покойным о. Лоренцем Гаволем Амантай – казах по происхождению. Он несколько раз приезжал в Атырау на св. Мессу и, в конце концов, сказал, что, может быть, лучше было бы открыть приход в Кульсары: тогда местным католикам будет легче участвовать в жизни Церкви.

10 ноября 2003 г. мы купили небольшую двухкомнатную квартиру в 5 микрорайоне Кульсаров, и, действительно, в городке нашлось более десятка католиков. Начались еженедельные поездки в Кульсары и подготовка верующих к святым таинствам.

Приход в честь Божьего милосердия нам после череды мытарств удалось, наконец, зарегистрировать 21 мая 2004 г. Его первым администратором стал о. Дариуш Бурас. Оглядываясь назад, сегодня можно было бы сказать, что то, что начинается с трудом, часто приносит плод сторицею. Вскоре оказалось, что молящиеся по праздникам и воскресеньям уже не помещаются в нашей квартирке. Стало ясно, что придется подыскать иное помещение.

28 февраля 2005 г. был куплен дом с небольшим участком земли. Изначально это здание задумывалось как магазин, но впоследствии к нему были пристроены кухня и гараж. Как бы то ни было, наше новое прибежище требовало капитального ремонта, и все же мы радовались тому, что нашли, наконец, отдельное помещение, где можно будет, никому не мешая, служить св. Мессу. О. Дариуш приспособил одну из комнат под часовню, и мы переехали «к себе». А после всех необходимых изменений в регистрационных документах прихода здесь начали служить св. Мессу.

foto 150-7

Кульсары расположен примерно в 100 км. от Тенгиза – обширнейшего в Казахстане и одного из крупнейших в мире нефтяных полей. С самого начала нашей работы в Атырау мы старались распространить на этот район свое душепопечительское служение. Но это оказалось нелегко, хотя там, среди всех прочих, работает и немалое число католиков: американцы, филиппинцы, ирландцы, поляки, казахстанские католики. Открытие прихода в Кульсары значительно сократило расстояние до Тенгиза. После множества усилий мы, наконец, начали служить там св. Мессу в микрорайоне «Шанырак». Сначала литургия совершалась раз в две недели в одном из местных учебных заведений. Но потом мы перебрались в кинотеатр, где богослужение проходит уже еженедельно по воскресеньям в 1000.


Следующим шагом в развитии прихода в Кульсары стала подготовка к реконструкции дома. Планы капитального ремонта были разработаны общими усилиями о. Януша Калеты и г-на Иосифа Шегеды, директора фирмы «Рона-строй», построившей в Атырау Католическую Церковь, душепопечительский центр и конвент сестер. Ремонтные работы всерьез развернулись в июле 2006 г. и продолжались, с перерывом на зиму, до октября 2007 г.

2 мая 2006 г. о. Дариуш Бурас был освобожден от должности администратора прихода в Кульсары в связи с его назначением духовным отцом в Межъепархиальной высшей духовной семинарии в Караганде. Его место занял о. Цезарий Комосиньский, который по завершении ремонта дома молитвы окончательно переехал в Кульсары.

В результате устранения потолка и перегородок между бывшими магазинными отделами, отделявшего первый этаж от второго получилась часовня общей площадью 56 м2, в которой вместе с хорами может разместиться до 70-80 человек. Нам удалось привезти для нее мраморный алтарь, амвон и крестильню, изготовленные в Польше в каменотесной мастерской г-на Кшиштофа Чарноты. О. Ежи Карпиньский, бывший настоятель российской провинции иезуитов, ныне исполняющий служение исповедника в святилище Божьего милосердия в Кракове на Лагевниках, подарил кульсарской общине образ милосердного Иисуса, написанный Доротой Пивоварчик. Оттуда же, из Польши, были привезены настоящие церковные лавки.

В приходском доме находятся также комната для священника, канцелярия прихода, кухня и многофункциональный зал, который в зависимости от потребностей может использоваться для проведения катехизации или приходских встреч. В условиях Кульсары большим достижением является также обладание собственным водоснабжением, системой отопления и подогрева воды. Ванна, в которой всегда есть вода, да еще и горячая, в нашем городке – настоящая роскошь.

Молитвенный дом был куплен благодаря дотациям апостольского престола, а его реконструкцию профинансировали немецкая благотворительная организация «Renovabis» и фирма «Ескерт Кызмет Рутледж» (“Rutledge H2S”), покрывшая большую часть наших расходов. Прочие недостающие средства добыли отцы Цезарий Комосиньский и Дариуш Бурас, а также епископ Януш Калета. Нам хотелось бы выразить огромную благодарность всем нашим благодетелям и заверить их в своей молитвенной памяти.


foto 150-8


О. Растислав Другий (CSsR)


Молитва в посвященной жизни


Жизнь посвященных мужчин и женщин отсылает к небу, к вечной жизни, к жизни воскресения, к Богу. Некоторые отличаются от окружающих еще и одеждой, символизирующей их окончательное стремление жить с Богом и ради Него. Однако, верность такому решению они могут сохранить лишь в том случае, если их жизнь станет неустанной молитвой. Любое призвание к посвященной жизни рождается в созерцании, т.е. в минуты интенсивного единения и глубокой приязни со Христом, в красоте, свете, излучаемом Его ликом. Именно в такие мгновения созревает желание остаться с Господом навсегда и идти за Ним. Такое призвание должно непрестанно обновляться и дозревать в близких отношениях со Христом. Только в этом случае человек останется верен ему. В одной из своих проповедей Святой Отец говорил посвященным людям, что их первоочередной задачей является созерцание, потому что их жизнь зарождается, обновляется и развивается благодаря взгляду, неотрывно прикованному ко Христу.


Смотреть на лик Христов

Без молитвы, в которой человек смотрит на лик Иисуса и прислушивается к Его голосу, теряется перспектива веры. А затем и жизнь постепенно лишается смысла, черты наших братьев и сестер расплываются, и мы уже неспособны распознать в них лик Христов. Различные исторические события становятся нечитаемыми, а жизненные ситуации – совершенно безвыходными, миссионерская же и благотворительная деятельность превращается в хаотическую суету. Шумные, бурные явления мира сего делают нас глухими к тихому, ненавязчивому, любящему голосу Божьему. Каждый посвященный человек призван помочь людям услышать этот голос, несущий им мир и утешение. Молитва позволяет ему вырваться из порочного круга «неотложных задач» и не дает ему стать случайным гостем в собственном сердце и в сердце Божьем. Благодаря молитве он чувствует себя в Боге уютно, как дома, даже тогда, когда вынужден странствовать, переезжать с места на место, зачастую преследуемый насилием и войной.


Каждый христианин, а тем более посвященный человек должен начинать сызнова со Христа, так как Он Сам первый пришел к нам и сопутствует нам, как некогда ученикам по дороге в Эммаус. Посвятившие себя Богу знают, что без Иисуса они ни на что не способны и, наоборот, все могут в укрепляющем их Христе. Они никогда не теряют из виду, что являются живым напоминанием о жизни Иисуса и Его поведении. Это значит, у них установились особенно доверительные отношения с Ним, и Он служит источником любого их начинания. Посвященные стремятся соединиться в молитве с Иисусом, усвоить Его устремления и образ жизни, стараются быть послушными Христу, ощутить прикосновение Его перста и услышать Его голос.

Молитва – это время, когда посвященные люди стараются пребывать в изначальной Божьей любви. Они открываются на нее, чтобы в них не угасла Божья искра и чтобы все отчетливей чувствовать, что Иисус первый возлюбил их и любит их по сей день, жертвуя ради них Самим Собой. Потому что сознание того, что они являются предметом неисчерпаемой любви, помогает им превозмогать все трудности как в личной, так и общинной жизни. Эти люди действуют во имя Христа, а поэтому должны молиться, потому что каждое слово, каждый данный совет и любой их поступок должны проистекать из сердца, близко познавшего Бога.


Где искать Христа?

Святой Отец учит, что в начале третьего тысячелетия посвященная жизнь должна идти путем созерцания Христа с глазами, прикованными к лику Господню неотрывнее, чем когда-либо ранее. Но где же могут видеть этот лик монахи и прочие посвященные люди? Они находят его в слове Божьем и таинствах и, прежде всего, в Евхаристии, Церкви, общине и бедных.

Учитель являет Себя в Своем слове, которым Он воспитывает сердце и разум. Здесь формируется мировоззрение веры. Здесь Господь учит нас смотреть на события и факты глазами Самого Бога, чтобы познать Его замыслы. Папа утверждал, что при постоянном размышлении над словом Божьим в нас отпечатываются качества воплощенного Слова.


Посвященным людям в их стремлении соединиться со Христом и уподобиться Ему помогает Евхаристия. В ней Иисус вместе с ними всецело отдает Себя Отцу. Посвящение уже само по себе имеет евхаристическую природу: это полное самопожертвование, неотрывное от евхаристической жертвы. Святая Месса изнутри обновляет стремление пожертвовать собственной жизнью. В Евхаристии Иисус появляется посреди общины посвященных людей, разъясняет им Писание, воспламеняет сердца, просвещает разум, открывает глаза и позволяет познать Себя наново. Помимо св. Мессы, посвященные Богу особы часто встречаются с Господом и при поклонении алтарному таинству. Часто они проводят долгие часы с Тем, Кто призвал их следовать за Собой.

Видов и стилей молитвы существует большое множество, но цель у них всех одна: не только сохранить близость с Иисусом, но и все более и более сближаться с Ним.


Пустота для Бога

Монашествующие служат для окружающих знамением и предвозвещением будущего века. Особую роль здесь играет девство и безбрачие, которые являются ярчайшим проявлением их отношения к Богу. Они ощущают в себе внутреннее незанятое пространство – святое место, которое они носят в себе и о котором явно и осязаемо свидетельствуют своей жизнью. Фома Аквинский называет его пустотой для Бога. Благодаря такой пустоте монашествующие открыты на присутствие Бога и свободны для служения Ему. Тем самым они напоминают мирянам, что и они должны сохранять подобную пустоту для Бога, внутреннее пространство, которое не должно быть занято никем иным, помимо Господа. Монашествующий напоминает о необходимости любой ценой оберегать внутреннее святилище, так как подлинная близость в супружеской жизни зиждется, прежде всего, на глубокой близости с Богом. Устремленный к горнему монах – это храм, возвышающийся над низкими домиками в шумном и вечно спешащем городе. Храм отделяет пустое пространство, говорящее о Святом – тихом, спокойном центре человеческой жизни. В таком храме нет места для громких звуков и нетерпеливых жестов. Большую часть времени в них царит тишина, но не такая, какая царит в музеях. Эта тишина вселяет успокоение, побуждает преклонить колени, внимательно слушать Бога и погрузиться в него всем своим бытием. Без подобных старательно оберегаемых мест, где человек может побыть в тишине, в которой рождаются слова, в покое, из которого проистекает деятельность, городам грозит опасность утраты своего настоящего центра.


Так монашествующие с их отношениями с Богом, рождающимися в их внутреннем пространстве, отведенном Ему одному, являются для современного мира призывом и, в то же время, укором: возможна ли глубокая близость между людьми без этого святого пространства, существующего в нас и между нами, без святого пространства, на которое человек посягать не вправе? Не живут ли некоторые люди удушающе близко друг с другом? Монахи своей радикальной привязанностью к Богу говорят окружающим, что носят в себе глубокую жажду Бога, которую не в силах утолить никакой человек. Они чувствуют, что свидетельствовать о жажде Бога - их призвание.

Молитва – это основа посвященной жизни. В молитве монашествующие предоставляют Богу все больше места, все более к Нему приближаются. Вся их жизнь – это путь домой. Они знают, что земля – лишь временное пристанище, и потому стараются поддерживать огонь в светильниках и сердцем прислушиваться к голосу Жениха. При этом они созывают и прочих на вечерю Агнца.

Монашествующие всегда служат живым и ясным свидетельством того, что Бог через них призывает нас к себе. Они - пророки сегодняшнего мира, снедаемые ревностью о доме Божьем и воле Отца.


Молитвы о погибших шахтерах

foto 150-9

Чуть более года минуло с тех пор, как вся наша страна со скорбью провожала в последний путь тружеников карагандинской шахты им. Ленина. Но прошедшие рождественские и новогодние праздники были омрачены новой трагедией. Редакция газеты «Кредо» спешит выразить свои глубочайшие соболезнования семьям шахтеров, погибших при взрыве на шахте «Абайская» 11 января 2008 г. В тот день восточные Церкви праздновали праздник свв. невинно убиенных младенцев вифлеемских. Так пусть же эти мученики, не знавшие Христа, но пролившие ради Него свою кровь, предстательствуют на небесах за наших усопших братьев независимо от их вероисповедания и введут их своим заступничеством в небесные обители, где уже не будет ни горя, ни печалей. И пусть Господь утешит тех, кто никогда уже не дождется из забоя своих мужей, отцов и сыновей.


17 января, т.е. на седьмой день после взрыва, в соответствии с исламской традицией верховный муфтий и председатель Духовного управления мусульман Казахстана Абсаттар кажи Дербисали совершил над местом трагедии поминальный молебен и установил камень с именами жертв этой катастрофы. А на девятый день за упокой их душ молился архимандрит Серапион, освятивший крест и памятные плиты. С наступлением тепла над теперь уже законсервированной шахтой, ставшей братской могилой для двадцати трех из тридцати погибших горняков, планируется начать строительство мазара и православной часовни.

А 14 января, т.е. в первый день объявленного в Караганде трехдневного траура, свои соболезнования в особом письме выразил апостольский нунций в Казахстане архиепископ Юзеф Веселовски: «Апостольская нунциатура в Казахстане глубоко переживает ужасную трагедию на шахте “Абайская” г. Караганды, в которой погибло огромное число шахтеров и были ранены многие подземные рабочие. От имени Папы Римского Бенедикта XVI примите мои искренние соболезнования по поводу случившегося. Хочу выразить свое глубочайшее сочувствие всем семьям, родственникам и друзьям погибших и прошу благого Бога утешить страждущих и дать силы для быстрого выздоровления раненых».

Епископ-помощник Карагандинский о. Атаназиус Шнайдер отслужил заупокойную св. Мессу за души усопших. Он также лично посетил акима Абайского р-на, выразив соболезнования от имени католиков Карагандинской епархии.


КАРИТАС


Пауль Иозеф Кордес


Забытые корни милосердия


3. Фредерико Озанам (продолжение)

2. Не менее, чем к социальной несправедливости, Озанам был чувствителен к процессам, происходившим внутри Церкви. С самого начала своей студенческой жизни в Париже он писал для «L’Avenir». Эта газета, впоследствии приобретшая общеевропейскую известность, была основана о. Ф. Ламеннэ в 1830 г. – подлинным глашатаем демократического гуманизма. Ламеннэ выступал с острой критикой характерной для Франции тенденции к образованию национальной Церкви и высказывался за отделение религии от государства. Тем самым он завоевал симпатии французского епископата, но тем больше его агрессивные статьи воспринимались как угроза для французского государства, так что его даже обвиняли в «проповеди революции под предлогом религии».99 В конце концов, римская курия также начала проявлять обеспокоенность тем, что тревожные тезисы о. Ламеннэ могут нарушить общественное спокойствие, и даже бельгийский епископат забил тревогу. В итоге программа «L’Avenir» была запрещена Папой Григорием XVI в августе 1832 г.


Редакторы подчинились, но Фредерик был глубоко потрясен. И его боль стала еще сильнее, когда в 1836 г. Ламеннэ окончательно порвал с Церковью. Одно из писем этого периода (от 5 ноября 1836 г.) демонстрирует его отчаяние, но в то же время и его решимость не поддаваться и продолжать поддерживать миссию Церкви: «Мы часто нуждаемся в людях, которые были бы сильнее и лучше нас, чтобы они указывали бы нам путь, чтобы их пример вселял в нас мужество и облагораживал наши слабые сердца. Нам, молодым христианам, не стоит даже надеяться когда-нибудь подменить собой таких людей. Но не думаешь ли ты, что мы можем хотя бы стараться им подражать и заполнить своей численностью и трудолюбием брешь, оставшуюся после них в наших рядах?»100 

Озанаму еще не раз приходилось переживать подобные удары. Окружение было как никогда враждебно к религии и постоянно готово к новым нападкам. Принятые правительством законы о религиозном культе носили открыто ограничительный характер. Культовые собрания верующих и процессии допускались лишь вне пределов Парижа, так что Фредерик приглашал своих студентов принять участие в торжествах Тела Господня где-нибудь в Нантере или Батиноле.

Человеческое несовершенство Церкви, болезненные решения ее учительства и бесконечные насмешки университетских коллег, студентов и общественного окружения нисколько не поколебали верности Озанама Католической Церкви. Он дважды ездил в Италию, что по тем временем и при его здоровье было для него нелегким путешествием, и оба раза он встречался с Папой. И хотя пасхальная литургия с Григорием XVI (1841 г.) со всем ее великолепием произвела на него глубокое впечатление, в своих взволнованных воспоминаниях он вновь и вновь возвращался к моменту, когда «этот апостольский старец один и без всей своей свиты простер руки над двумя молодыми людьми (Озанам к тому времени женился) и безвестными туристами».101  В январе 1847 г. супруги получили приглашение на аудиенцию у Папы Пия IХ. Он принял их с дружелюбной приветливостью. Озанам был поражен здоровой внешностью нового понтифика (которому тогда было всего 54 года), его величественной походкой и доброй улыбкой. Они обсудили развитие «Общества св. Викентия». Папа проявлял хорошую осведомленность и неподдельное понимание духа движения. Так что Фредерик мог считать эту встречу выражением официального одобрения его начинанию.


В последующие годы верность Церкви продолжала приносить Озанаму болезненные испытания. Когда после революции большинство католиков из страха или приспособленчества переметнулось под знамена консерваторов, его демократичность стала предметом яростной неприязни. На сей раз эпицентром враждебности стал его родной город Лион, где распространялись слухи, будто бы он утратил веру или впал в меланхолию. На все нападки он отвечал смирением, тактом и терпением, говоря, что ему неприятна печальная необходимость самозащиты, но что, в конце концов, и св. Павла не обошла та же участь; что вся его жизнь была посвящена служению вере; что в своей преподавательской деятельности он всегда подчеркивал чрезвычайную значимость вклада христианства в развитие Европы, начиная с эпохи варваров и кончая средневековьем. «Неправда, - писал он, - что я оставил веру, что я отверг, исказил или смягчил какой-либо пусть самый незначительный пункт нашего вероучения (5 июня 1850 г.).102 


58 - Продолжение следует.


99 НК 31.

100 MR 81.

101 MR 106.

102 MR 164.


ЖИЗНЬ ЦЕРКВИ


О. Габриэль от св. Марии Магдалины (OCD)


Великая битва


О, Иисусе, я вновь ухожу духом в пустыню вместе с Тобой; научи меня побеждать тройственные страсти.


Вот и начался Великий пост. Церковь призывает нас стать на великую битву – битву с собственным грехом, чтобы в ней подготовиться к пасхальному воскресению. И в этом сражении образцом для нас должен служить Иисус. Неподвластный страстям, Он все же благоволил ради нас испытать искушения дьявола, чтобы «мочь сострадать нам в немощах наших» (Евр 4, 15).

После строгого сорокадневного поста Он почувствовал приступы голода. И сатана подал Ему мысль превратить камни в хлеб. Никакое серьезное покаяние или умерщвление плоти не бывает приятным. И нужно бдительно противостоять назойливым мыслям, делающим нас слишком податливыми на требования тела. Вслед за Иисусом нам следует отвечать: «Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф 4, 4). Ведь наша жизнь зависит не столько от пищи материальной, сколько от воли Божьей. У того, кто уверен в этом, достанет и мужества пойти на лишения, положившись на божественное провидение.


Затем сатана искушал Иисуса в гордыне: «Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя…» (Мф 4, 6). Без сомнения, подобное чудо вызвало бы восторженное благоговенье народа. Но Иисус знал, что Отец уготовал Ему иное: не торжество, а унижение, крест и смерть. И, не желая избежать Своей участи, Он решительно отклонил соблазн тщеславия. А лучшим оружием в борьбе с искушениями гордыни и самовлюбленности является сознательное принижение себя в глазах окружения.

Но сатана вновь набросился на Иисуса и попытался ввергнуть Его в корыстолюбие: «Все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». Но он отвечал: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи!» Тот, кто прилепился сердцем к Господу, никогда не отречется от служения Ему ради стремления к преходящим благам. Но если связь со Христом исчезает, то соблазн алчности может полностью овладеть даже душами тех, кто особым образом призван «Богу одному служить»!

Иисус был искушаем, потому что Сам пожелал этого. Нас искушения постигают без нашей воли, а чаще всего и против воли. Иисус был искушаем чисто извне, без какого-либо значимого внутреннего эха. Нашей же природе, зараженной тройственными страстями: желаниями плоти, гордыней и корыстолюбием, зачастую и не требуется особых нападок сатаны; порой она сама становится источником множества искушений. Потому-то мы не можем прожить без искушений, и наша добродетель состоит не в неподверженности им, но в умении их побеждать. Этого боя никому не дано избежать. Более того, Бог пожелал, чтобы именно этот бой стал для нас залогом вечной жизни: «Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни…» (Иак 1, 12).

Так будем же учиться у Иисуса, как вести себя в искушениях. Прежде всего, нам необходимо глубокое упование на Бога. Иисус не поддался ни голоду, ни соблазну совершить такое чудо, которое заставило бы всех восхищаться Им, ни страсти к царской власти и богатствам именно потому, что всецело уповал на Бога. Свою жизнь, Свою миссию, Свою славу – все Он предал Его попечению. Кто поистине уповает на Бога и абсолютно уверен в Его провидении, никогда не пойдет на поводу у пустых обещаний дьявола, мира и плоти. Он твердо знает, что Бог в силах дать Ему настоящее благо, настоящее счастье.


Но в момент искушения наше упование должно быть проникнуто несколько иной мыслью. Если Бог допускает соблазн, то все же зорко следит за тем, чтобы он не превосходил наши силы. Любое искушение всегда сопровождается достаточной для его преодоления благодатью. Так что вместо того, чтобы растерянно метаться в пылу сражения, лучше с упованием используем ниспосылаемую нам свыше благодать, помня о том, что мы обретем ее в терпеливой и преисполненной доверия молитве:


«Как воск тает в огне, так грешники исчезают пред лицем Твоим. Я же сокроюсь в Тебе и возрадуюсь вместе с Твоими детьми, насыщенный всяким благом Твоим. О, Господи Боже, Отче сирот, и ты, Матерь малых, прострите крылья свои, чтобы нам укрыться под ними и спастись от врагов». (св. Августин)


Из книги „Geheimnis der Gottesfreundschaft“, т. 1, текст на первое воскресенье Великого поста.


о. Ежи Зелиньский (OCD)


МАРИЯ В ЖИЗНИ КАРМЕЛЯ 17


/изд. Босых кармелитов, Краков, 2001 г./



следующая страница >>