litceysel.ru
добавить свой файл
1
Имам Джавад (да будет мир с ним!)


Перевод: Алмата Абсаликова


 

Без всяких сомнений, одним из удивительных моментов в сотворении мира является кораническая доктрина избрания человека на земле заместителем Аллаха. Если мы посмотрим на достоинства и превосходства человека над другими творениями, то посчитаем именно этот важный момент (наместничество и власть) величайшим даром ему. Пророки и их заместители, начиная от Адама и кончая последним Пророком, и от последнего Пророка Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) и до непорочного имама Каима (да ускорит Аллах его пришествие!)[620], являются единственным источником духовного возрождения человека и подлинной революцией духа на протяжении всей истории человечества. Пророки - единственный источник, оберегающий божественную сущность власти, как метафизического трансцендентного принципа. Являясь лучшими созданиями и самыми любимыми творениями Аллаха, они были, в свою очередь, предводителями людей во всех жизненных обстоятельствах. Мы не в состоянии описать жизненный путь этих святых, так как их жизнь не была подобна жизни других людей, а деяния и помыслы и по сей день, поражают своей необыкновенностью и универсальностью.

Пророк Нух (да будет мир с ним!), прожив более тысячи лет, призывал людей к единобожию. Однако люди настолько погрязли в неверии, что оно затмило им свет Истины. И тогда, Всевышний Аллах ниспослал им в наказание потоп. Господь также покарал тех, кто отверг пророчество Худа (да будет мир с ним!) и Салиха (да будет мир с ним!). Его светлость Пророк Ибрахим (да будет мир с ним!) вошёл в пылающий костёр и по указу Аллаха огонь превратился в цветущий сад, став прохладой для него. Пророк Мусса (да будет мир с ним!) по дозволению Аллаха, превратил свой посох в огромного змея. Пророк Сулейман (да будет мир с ним!) подчинял своей воле ветра и понимал язык птиц. Его светлость Пророк Иса (да будет мир с ним!) оживлял мёртвых, исцелял неизлечимых больных. Его светлость Пророк Мухаммад (да благословит Аллах его и его семейство!)[621] принёс знамения, некоторые из которых относятся к периоду его рождения: дворец Касра дал трещину[622], погас в зороастрийских храмах огонь, который не гас тысячу лет. С начала пророческой миссии Мухаммада (да благословит Аллах его и его семейство!) весь мир и всё человечество стало отсчитывать новую эпоху, новый этап своего развития. Действительно, самым значимым моментом, оказавшим влияние на ход истории, является кораническая догма о том, что человек является заместителем Аллаха на земле.


Примечательно, знания Пророков и имамов не были приобретенными, а были непосредственно даны им Аллахом как избранным людям. Именно поэтому возраст Пророка или имама, избираемого на эту миссию, не играет в этом отношении определяющей роли, ведь выбор Аллаха предопределяет дальнейший ход мировой истории. Так, некоторым из них пророческая миссия была дана в малом или юношеском возрасте, а иногда даже новорождённому младенцу. В священном Коране мы читаем: «О Яхья, держись писания сильно! И даровали Мы ему мудрость, когда он был мальчиком» [623]. А также, Аллах говорит в Коране о Исе: «Она (Марьям) указала на него. Они сказали: «Как мы можем говорить с тем, кто ребёнок в колыбели?» Он сказал: «Я, раб Аллаха, Он дал мне писание и сделал меня Пророком»[624].

На этом основании неправомерны нападки врагов относительно руководства некоторых имамов, которые, будучи несовершеннолетнего возраста, были избраны Аллахом на имамат.

Его светлость имам Джавад (да будет мир с ним!) был избран Аллахом на имамат в возрасте восьми или девяти лет. Он, после мученической смерти отца (имама Ризы), принимает руководство над мусульманами. Но малый возраст становится причиной недоверия многих мусульман относительно его имамата. Однако непревзойдённые знания имама поражали самых больших ученых того времени, и именно для подтверждения пророчества Яхьи и Исы (да будет мир с ними!) было бы более правильным использовать исторические факты о совершенстве знаний имама Джавада в малом возрасте, а не их пророчество в доказательство имамата имама Джавада (да будет мир с ним!).

 

Рождение имама

Его светлости имаму Ризе было сорок с лишним лет, но он не имел детей. Это очень тревожило последователей имама: все были в ожидании рождения сына у восьмого предводителя. Так как на основании достоверных хадисов от дорогого Пророка Ислама и непорочных имамов сын имама Ризы должен был стать последующим имамом исламской уммы. Некоторые даже просили его светлость молить Аллаха, чтобы Он даровал ему ребёнка. В ответ имам спокойно отвечал: «Всевышний дарует мне сына, который будет моим наследником и имамом после меня»[625].


В скором времени, 10-го числа месяца раджаб в 195 году лунной хиджры дом имама Ризы (да будет мир с ним!) осветился рождением долгожданного младенца. Его назвали Мухаммадом. Наиболее распространённые эпитеты – Таки, Джавад, конья – Абу Джа’фар. Рождение его светлости было большой радостью для шиитов и способствовало укреплению их веры и убеждений.

Мать его светлости имама Джавада звали Сабике, имам Риза же дал ей имя Хизран. Она происходила из рода Марии Кибтийи, жены Посланника Аллаха. Сабике была известна своей богобоязненностью и добродетельностью. Имам Муса ибн Джа’фар (седьмой имам шиитов) ещё задолго до её замужества подробно описал её некоторые качества[626].

Хакима, сестра имама Ризы, рассказывает: «В период рождения Джавада имам Риза попросил меня помочь Хизран. На третий день после рождения, младенец, подняв глаза к небу, воскликнул: «Нет божества кроме Аллаха! И Мухаммад - Посланник Его!» Поражённая, я поспешила сообщить об удивительном происшествии брату. В ответ он сказал: «Чудеса, которые ты увидела сейчас, ничто в сравнении с тем, что предстоит увидеть тебе в будущем»[627].

Абу Яхья Сан’ани рассказывает: «Я был у имама Ризы. В комнату привели его маленького сына Джавада, тогда, обратившись к нам, имам произнёс: «Для наших последователей нет прекрасней новорождённого, чем этот»[628]. Возможно, как было упомянуто выше, высказывание имама было указанием на то, что рождение имама Джавада устранило тревогу и сомнения многих шиитов.

Нуфали рассказывает: «Когда неправедные правители вынудили его светлость имама Ризу отправиться в Хорасан, при прощании, я обратился к нему со словами: «О, мой покровитель, есть ли у вас ко мне какие-либо просьбы или приказания?» Имам сказал: «После меня повинуйся во всём моему сыну Мухаммаду. Я же, отправляюсь в путешествие, из которого уже не вернусь».[629]

Мухаммад ибн Аби Ибад (секретарь имама Ризы) рассказывает: «Мой повелитель всегда упоминал имя своего сына с большой любовью и уважением, употребляя в обращении к нему конью[630]. Получая письма от сына, он с любовью говорил: «Это от Абу Джа’фара». Будучи секретарем имама Ризы, я был свидетелем большого уважения, которое оказывал отец своему маленькому сыну. Когда же приходили ответы на письма, меня поражал прекрасный слог и красноречие имама Джавада, который был ещё совсем ребёнком».


И снова Мухаммад ибн Аби Ибад рассказывает: «Я слышал от имама Ризы следующие слова: «После меня Абу Джа’фар будет моим преемником и заместителем»[631].

Муамар ибн Хилад передаёт: «Однажды имам Риза, читая нам проповедь, сказал: «Какая вам необходимость в моих ответах, ведь я оставляю после себя Абу Джа’фара»[632]. Этим имам Риза хотел подчеркнуть, что все знания и руководство людьми от него передаются имаму Джаваду. Нужно отметить, что знания и руководство имамов переходили его наместнику, избранному из его детей и назначенному Богом.

Хийрани передаёт от своего отца, что тот сказал: «Я был в Хорасане рядом с имамом Ризой (да будет мир с ним!), когда некто спросил у него: «Если не дай Бог, с вами случится какое-нибудь несчастье, к кому нам обращаться с вопросами?» Имам ответил: «Обращайтесь к моему сыну Абу Джа’фару».

Имам Риза (да будет мир с ним!) знал, что спрашивающий не был удовлетворён ответом, из-за возраста имама Джавада и поэтому его светлость добавил: «Всевышний избрал Ису Пророком, в то время как возрастом он был намного младше, чем Абу Джа’фар»[633].

Абдалла ибн Джа’фар говорит: «Я вместе с Саффаном ибн Яхьёй посетил его светлость имама Ризу, в то время как его сыну Джаваду было не более трёх лет. Я спросил у имама о его преемнике. Указав на сына, он произнёс: «Абу Джа’фар мой преемник». Удивившись, я вновь спросил: «В таком малолетнем возрасте?» Имам ответил: «Да, в таком малолетнем возрасте. Аллах избрал Ису Своим доводом среди людей, в то время как ему не было даже трёх лет»[634].

 

Имамат имама Джавада

Имамат, подобно пророческой миссии является божественной милостью, и Всевышний Аллах наделяет правом на имамат лишь избранных рабов. Следовательно, божественный выбор не имеет никакого отношения к возрасту. Возможно, пророческая миссия и имамат несовершеннолетнего ребёнка для кого-то покажется нереальным, однако необходимо отметить, подобные люди не познали в должной мере подлинную сущность божественного руководства, ибо они представляют себе имамат, подобно другим человеческим доктринам, созданные самими людьми.


Поистине, имамат как божественное руководство основывается на желании, воле и мудрости Творца. Аллах Своими неограниченными знаниями избирает на имамат Своих рабов, и неудивительно, что имамом может стать ребёнок. Иногда Всевышний Аллах выбирает на имамат несовершеннолетнего ребёнка, дабы тем самым утвердить истину и уничтожить ложь.

Его светлость имам Джавад (да будет мир с ним!) примерно в восемь или девять лет становится имамом.

Муали ибн Мухаммад рассказывает: «После мученической смерти имама Ризы (да будет мир с ним!) я повстречался с имамом Джавадом. Я очень внимательно стал рассматривать его, чтобы затем рассказать о нём его сторонникам (шиитам). Тогда имам, сев рядом со мной, прочёл следующий аят: «Мы даровали Яхье мудрость, когда он был мальчиком»[635].

Мухаммад ибн Хасан ибн Аммар повествует: «Около двух лет я ходил к Али ибн Мухаммаду записывать хадисы, которые он пересказывал от своего брата имама Мусы ибн Джа’фара[636]. В один из дней, находясь около Али ибн Джа’фара, как обычно, я записывал хадисы, когда вдруг в мечеть Пророка вошёл имам Джавад (да будет мир с ним!). Али ибн Джа’фар, увидев имама, вскочил с места и, выказывая ему своё большое уважение, поцеловал его руку». Имам обратился к нему, сказав: «Садитесь, дядя. Да хранит вас Аллах!» Али ибн Джа’фар воскликнул: «О, мой господин, как же мне садиться в вашем присутствии, в то время как вы будете стоять». Когда же Али ибн Джа’фар вернулся к нам, его сторонники, а также многие из присутствующих стали посмеиваться над ним, говоря: «Ведь ты дядя его отца, а так выказываешь ему уважение!» В ответ он сказал: «Замолчите вы! Всевышний Аллах предпочёл моей седой бороде того молодого юношу и выбрал его на имамат, а не меня. Неужели вы отрицаете великие достоинства имама Джавада? Упаси Господь, что вы говорите?!»[637]

Умар ибн Фардж говорит: «Как-то находясь с имамом Джавадом у берега речки, я обратился к нему: «Ваши последователи утверждают, что вы знаете, сколько воды в этой реке». Имам сказал: «Ответь мне, Аллах имеет силу дать знание вместимости реки, скажем комару?» Я незамедлительно сказал:


- Да, конечно, ведь Аллаху под силу всё.

- Я же для Всевышнего Аллаха намного выше и любимее, чем любое из всех Его творений»[638].

Али ибн Хисан Васити говорит: «Взяв с собой несколько игрушек, я направился к дому имама Джавада. Он ещё ребёнок, думал я, и наверняка обрадуется моему подарку. Когда же, мне посчастливилось встретиться с ним, я увидел его светлость в окружении людей, которые задавали различные вопросы по фикху[639], каламу[640] и другим наукам, он же отвечал на все их вопросы. По окончанию собрания люди стали расходиться. Имам также, встав со своего места, собирался уходить. Я быстро направился вслед за ним и, догнав, поздоровался. Он ответил на моё приветствие. Тогда я хотел подарить ему игрушки, увидев их, имам сказал мне: «Всевышний Аллах сотворил меня не для игр и забав». Поняв свою ошибку, я попросил извинения…»[641]

 

Чудеса и знание сокровенного, как доказательство права на имамат.

1. После мученической смерти имама Ризы (да будет мир с ним!) восемьдесят великих ученых по различным областям наук из Багдада направились в Мекку для совершения обряда хаджа. По дороге в Мекку паломники решили посетить Медину (город Пророка Ислама) и встретиться с имамом Джавадом. Они остановились в доме его светлости имама Садыка (да будет мир с ним!), который к тому времени был пуст. Имам Джавад, будучи ещё совсем маленьким, вошёл в собрание этих ученых. Некто по имени Муафик представил имама. Присутствующие в знак уважения встали со своих мест, после чего началась дискуссия. Имам отвечал на все вопросы, поражая ученых своими глубокими знаниями, у которых отпали всякие сомнения относительно прав имама Джавада на имамат. Один из тех, кто присутствовал на том собрании, по имени Исхак говорит: «Я написал десять сложных вопросов и хотел передать их имаму, про себя я подумал, если он действительно сможет ответить на мои вопросы, тогда попрошу его обратиться к Аллаху с просьбой, чтобы моя жена, которая ждала ребёнка, родила мальчика. К сожалению, собрание затянулось. Отчаявшись, что не смогу добиться желаемого, я направился к выходу, как вдруг, имам произнёс: «Эй, Исхак! Всевышний Аллах принял мою мольбу, назови сына Ахмадом». Поражённый, я только смог воскликнуть: «Хвала Всевышнему, без сомнения он (имам Джавад) худжат[642] Аллаха!» Когда Исхак вернулся в Багдад, Всевышний даровал ему сына, которого назвали Ахмадом[643].


2. Имран ибн Мухаммад Аш’ари рассказывает: «Я пришёл к имаму Джаваду и сказал: «Вам передаёт приветствие Умм Хасан. Она просит вашу одежду, которую хочет использовать для савана». Имам ответил: «Она уже не нуждается в моей одежде».

Вернувшись домой, я долго размышлял над словами имама. Как вдруг, в один из дней до меня дошла весть, что Умм Хасан скончалась четырнадцать дней до того, как я просил имама выполнить запоздалую просьбу Умм Хасан»[644].

3. Ахмад ибн Хадид говорит: «Я в составе небольшой группы направился в хадж. Но, к сожалению, дорогу в Мекку нам преградили воры, они ограбили наш караван, забрав с собой всё наше имущество. С большими трудностями мы достигли Медины, и встретились с имамом Джавадом, который пригласил нас к себе в дом. Мы рассказали ему о случившемся с нами несчастьем. Тогда по указанию имама нам принесли одежду, деньги и продовольствие. Имам сказал: «Деньги поделите между собой так, чтобы каждому досталось столько, сколько у него украли воры. Когда же я поделил деньги, то увидел, что денег было именно столько, сколько у нас украли, ни на один дирхем ни больше, и ни меньше»[645].

4. Мухаммад Сахил Куми рассказывает: «Находясь неподалёку от Мекки, я решил посетить и Медину. Прибыв туда, я сразу же направился в дом имама Джавада попросить для себя одежды, но во время встречи с имамом не решался сказать ему об этом. Я сказал себе: «Наверно лучше будет, если я изложу свою просьбу в письме». После разговора с имамом, я направился к мечети дорогого Пророка с целью прочитать молитву и попросить у Аллаха наставления и добра. Я думал так, если в сердце моём после молитвы появится желание отправить письмо имаму, то сделаю это. После молитвы первым моим желанием было не отправлять письма, тогда порвав его, я направился в Мекку. По дороге я встретил мужчину держащего в руках завёрнутый в большой платок одежду, и ищущего именно меня среди большого каравана людей. Передавая свёрток, он сказал: «Наш покровитель[646] посылает тебе это»[647].


 

Дерево, дающее много плодов

Халиф Ма’мун приказал привести имама в Багдад, где выдал свою дочь за его светлость. Однако имам не остался в Багдаде, а вернулся в Медину. Когда он покидал Багдад, большая группа людей, прощаясь с ним, проводила имама до ворот города. С наступлением сумерек имам остановился в старой мечети. Рядом с мечетью росло кедровое дерево, которое много лет не давало плодов. Имам попросил немного воды и рядом с деревом совершил омовение. Прочитав вечернюю молитву, имам продолжил свой путь. На следующий день удивлённые люди увидели, что кедр зацвёл и дал много плодов! От покойного шейха Муфида приводится, что много лет после этого, он видел это дерево и лакомился его плодами[648].

 

Мученическая смерть имама Ризы

Умайя ибн Али говорит: «В то время, когда имам Риза (да будет мир с ним!) находился в Хорасане, я пребывал в Медине и постоянно посещал дом имама Джавада. Родственники имама каждый день приходили к нему, выражая тем самым свою любовь и дружбу. В один из дней его светлость обратился к одному из слуг, попросив собрать родственников для проведения траурной церемонии. На следующий день имам повторил свою просьбу, тогда родственники спросили: «Кто же умер», на что имам печально ответил: «Лучший из всех людей». Несколько дней спустя до Медины дошла весть о том, что его светлость имам Риза пал мученической смертью. Тогда люди поняли смысл слов имама Джавада, просившего людей собраться на траурную церемонию.

 

Признание главного судьи

Судья Яхья ибн Аксам, будучи заклятым врагом семейства Пророка Ислама, говорит: «Как-то я встретил около могилы Пророка имама Джавада, я начал вести с ним дискуссию по различным вопросам религиозного права и убеждения. Он с лёгкостью отвечал на все мои вопросы, тогда я сказал: «Клянусь Всевышним, что давно хотел задать вам вопрос, но не решаюсь сделать это». В ответ имам произнёс: «Прежде чем ты задашь свой вопрос, я отвечу тебе, ты хочешь спросить, кто является имамом». Я воскликнул: «Клянусь Аллахом! Именно этот вопрос я хотел вам задать».


-        Знай же, что имамом правоверных являюсь я.

-        Имеете ли вы какое-нибудь доказательство к своему утверждению?

Вдруг посох, который имам держал в своей руке, неожиданно заговорил человеческим голосом: «Он - мой повелитель, имам правоверных и довод Аллаха на земле»[649].

 

Спасение соседа

Али ибн Джарир говорит: «Я был у имама Джавада, когда со двора имама пропала одна овца. В воровстве обвинили одного из соседей, которого тут же привели к имаму. Имам сказал: «Горе вам, отпустите его, он не трогал овцы, она же в другом доме, идите и возьмите её». Люди пошли в дом, указанный имамом, и обнаружили там пропавшую овцу. Хозяина того дома подвергли побоям, разорвав на нём одежду. В свою очередь тот оправдывался, что не трогал овцы. Обвиняемого в воровстве привели к имаму, имам сказал: «Горе вам! Зачем вы побили невинного человека? Эта несчастная овца сама зашла к нему во двор, он же тут ни причём». Имам извинился и возместил пострадавшему деньгами»[650].

 

Освобождение заключённого из тюрьмы

Али ибн Халид рассказывает: «В городе Самарра я услышал, что из Шама (Дамаск) привезли одного человека и заключили в тюрьму. Говорили, что он, якобы, совсем сошёл с ума, называя себя пророком. Я попросил начальника тюрьмы устроить мне встречу с заключённым. Посетив обвиняемого, я нашёл его в здравом уме и, причём, даже очень умным и сообразительным человеком. Я попросил его рассказать свою историю. Его откровение было весьма трогательным: «Я был в местности, о которой говорят как о месте захоронения головы имама Хусейна ибн Али – предводителя мучеников, - начал он. - В одну из ночей, совершая зикр[651], я увидел впереди себя человека, который, обратившись ко мне, сказал: «Встань!» Я встал и пошёл рядом с ним, после чего увидел себя в Куфийской мечети[652], он спросил меня, знаю ли я это место, на что я ответил утвердительно. Там мы прочитали молитву. Выйдя из мечети, в мгновение ока мы перенеслись в мечеть святого Пророка в Медине. Посетив могилу Посланника Аллаха, мы оказались в Мекке. Совершив ритуальный обход Каабы, мы также прочитали молитву, после чего вновь оказались в Шаме, где мой спутник скрылся. Случившиеся события сильно поразили и потрясли меня. Так прошло около года. Ровно через год всё повторилось, когда же тот человек снова хотел скрыться, я стал просить его назвать себя, он сказал: «Я Мухаммад ибн Али ибн Муса ибн Джа’фар ибн Мухаммад ибн Али ибн Хусейн ибн Али ибн Аби Талиб».


Обо всём случившемся я сообщил некоторым из своих знакомых. Вскоре эта весть дошла до Мухаммада ибн Абд аль Малика Зияда (заместителя халифа Му’тасима), который и отдал приказ арестовать меня и заточить в тюрьму в городе Самарра. Меня обвинили в том, что я якобы провозгласил себя пророком.

- Хочешь, всё рассказанное тобою я сообщу Зияду? – выслушав его, предложил я.

- Сообщи, - не стал возражать мужчина.

Я написал письмо Зияду. Зияд выслал мне моё письмо, написав на его обратной стороне: «Пусть тот, кто за одну ночь перенёс его в Куфу, Медину и Мекку выведет его из тюрьмы!» Я был очень расстроен полученным ответом Абд аль Малика Зияда и решил, на следующий день пойти в тюрьму к тому человеку, просить его набраться терпения. Однако, посетив тюрьму, я увидел, что стражники пребывают в сильном беспокойстве. Я спросил о причине их беспокойства, и мне ответили, что человек, который называл себя пророком, пропал как сквозь землю»[653].

Абу Салат Харави являлся близким сторонником имама Ризы. После мученической гибели имама Ма’мун приказал подвергнуть Харави аресту и заточить его в тюрьму. Вот что говорит сам Харави об этом: «Около года я провёл в тюрьме Ма’муна. Одну из ночей я провёл в молитве и обратился к пречистому семейству Пророка, быть мне посредниками пред Аллахом. Я искренне молил Всевышнего дать мне освобождение из этой страшной тюрьмы… Ещё не закончилась моя молитва, как я увидел рядом с собой имама Джавада (да будет мир с ним!). Он обратился ко мне: «О, Абу Салат! Твоя грудь наполнена грустью?» Я ответил: «О да, мой господин, клянусь Создателем!» «Встань!» - повелел имам, и дотронулся рукой до цепей на моих руках. Освободив мои руки от тяжёлых оков, он вывел меня из темницы. Охрана, видевшая нас ничего не смогла предпринять. Прощаясь со мной, имам сказал: «Иди, и да хранит тебя Аллах, больше ты не увидишь Ма’муна, и он более, не увидит тебя»[654].

 

На собрании халифа Му’тасима


Заркан, близкий друг Ибн Аби Дауда[655], рассказывает: «Однажды Ибн Аби Дауд, возвратившись из собрания халифа Му’тасима, имел совершенно расстроенный вид, в ответ на мои расспросы, он ответил: «Лучше бы я умер двадцать лет тому назад!»

-        Но почему, что именно произошло?

-        Сегодня Абу Джа’фар ослабил мой авторитет при дворе халифа.

-        Расскажи, как это случилось!

-        Один человек признался в воровстве и просил самого халифа осудить его за совершенный им грех посредством справедливейшего, божественного закона. Му’тасим собрал всех ученых, на том собрании присутствовал и Мухаммад ибн Али. Халиф, обратившись к нам, сказал: «По закону Аллаха вору предписано отсечение руки, скажите, откуда необходимо отсечь её?» Я сказал: «От кисти». Он спросил: «Твои доводы?» Я ответил: «Всевышний Аллах говорит о «руке» в аяте, который относится к ритуальному очищению песком: «…обтирайте ваши лица и руки»[656]. Многие из ученых-факихов также были единогласны со мной, но некоторые стали утверждать, что необходимо отсечь руку от локтя, так как Аллах повелевает в Коране: «Мойте ваши лица и руки до локтей»[657]. Аллах ясно обозначил пределы руки, т.е. от локтя». Тогда Му’тасим обратился к имаму Джаваду с вопросом: «Каково ваше мнение, о, Абу Джа’фар?» На что имам ответил: «Они все высказали своё мнение, позвольте мне не отвечать». Халиф начал настаивать и имам сказал: «Они (твои ученые-факихи) ошибаются, так как необходимо отсекать только пальцы рук»[658]. Му’тасим продолжал: «Какие же у вас доводы?» Имам отвечал: «Посланник Аллаха сказал: «При совершении земного поклона (во время молитвы) семь частей тела должны соприкасаться с землёй и это: лоб, обе руки (ладони), колени, большие пальцы ног». На этом основании, если вы отсечёте руки от запястий или от локтя, то этот человек не сможет выполнять достойным образом молитву, ибо лишится их. Аллах говорит в Коране: «Поистине места поклонения для Аллаха, и не призывайте помимо Аллаха никого»[659]. Семь частей тела «для Аллаха», и они не должны отсекаться!»[660]


Му’тасим посчитал доводы Мухаммада ибн Али вескими и дал приказ отсечь только четыре пальца на руке у вора, - закончил свой рассказ ибн Аби Дауд.

- О, Заркан! Я потерял при халифе всякое уважение и достоинство, и тогда я подумал, лучше бы я умер, чем видеть такой позор»[661].

 

Предложение брака

При описании жизни его светлости имама Ризы мы указали на то, как халиф Ма’мун, боясь всплеска волнений в халифате, и в особенности опасаясь революционно настроенных последователей семейства Пророка, всячески старался подавить это движение. Для этого он, выдавая себя за друга семейства Пророка, решает официально представить имама Ризу своим преемником, и этим склонить на свою сторону многих Алавидов[662], а также взять под контроль связь имама Ризы с его последователями.

С другой стороны, клан Аббасидов, к которому принадлежал халиф Ма’мун, был встревожен вероятностью перехода власти от Аббасидов к Алавидам, и именно по этой причине многие из Аббасидской династии поднялись с протестами против Ма’муна. Но после мученической смерти имама Ризы, отравленного халифом, Аббасиды успокоились. Ма’мун, совершив злодеяние, пытался скрыть свою причастность. Он даже официально объявляет траур по имаму Ризе, но, несмотря на представление, разыгранное им, большинство последователей семейства Пророка распознали его политическую игру, и были сильно разгневаны на халифа. И снова Ма’мун, видя размах нарастающего волнения, предпринимает коварный шаг и прибегает к новой интриге. Выказывая уважение и любовь к имаму Джаваду, он старается ввести в заблуждение его сторонников. Воспользовавшись удобным случаем, корыстный халиф выдаёт свою дочь за имама Джавада. Этим он хотел получить политическую выгоду, подобную той, которую стремился заполучить от назначения престолонаследником после себя имама Ризы.

Итак, в 204 году лунной хиджры, год спустя после мученической смерти имама Ризы, Ма’мун вызывает его светлость имама Джавада из Медины в Багдад и женит его на своей дочери Уммул Фазл.


Зиян ибн Шабиб говорит: «Аббасиды, узнав о намерении Ма’муна выдать свою дочь за имама Джавада, встревожились. Та ситуация, которая сложилась в период имама Ризы, снова стала реальной. Аббасиды стали готовить заговоры и интриги, дабы не допустить возможности перехода власти от них к последователям имама Джавада. Некоторые из Аббасидов по этому поводу высказали Ма’муну свой протест: «Ты прекрасно знаешь о нашей давней вражде с Алавидами. Халифы, правившие до тебя, неустанно преследовали их, сажали в тюрьмы, подвергали смерти, и когда ты объявил Ризу своим преемником, мы были сильно встревожены. С его смертью мы обрели покой, теперь же ты задумал этим браком сблизить Алавидов с властью. Мы просим тебя, выдай свою дочь замуж за одного из нас, тем самым ты предотвратишь в будущем возможный захват власти последователями Джавада». В ответ Ма’мун сказал: «Если же посмотреть на всё без всякой предвзятости, то партия Али больше достойна власти, чем Аббасиды. Упаси Аллах от всего, что творили с последователями Али ибн Аби Талиба халифы до меня! А относительно заместительства Али ибн Мусы Ризы, я ничуть не сожалею, что назначил его своим преемником на халифат. Но он сам отказался от власти, и божественное проведение стало между нами. Абу Джа’фар несмотря на его малый возраст, непревзойдён в знаниях и других достоинствах. Я также надеюсь, что в скором времени для вас и всех людей это станет очевидным, подобно тому, как это ясно для меня. Абу Джа’фар как никто более достоин, чтобы я выдал свою дочь за него».

Аббасиды возразили: «Ты удивлён и поражён его знаниями и достоинствами, но, знай, он всё ещё мал! Он не обладает настоящими знаниями, чтобы быть приближенным к тебе и твоему двору. Запасись терпением, пока он не приобретёт их, и тогда принимай своё решение». В ответ на это Ма’мун сказал: «Горе вам! Я знаю его намного лучше, чем вы, он происходит из семейства, знания и мудрость которым даны самим Аллахом! Они никогда не нуждались в том, чтобы обучаться, а наоборот все люди нуждались в их знаниях. Если хотите, испытайте его».


Аббасиды обрадовались, что смогут препятствовать имаму Джаваду и сразу согласились на проведение дискуссии, добавив: «Мы принимаем ваше предложение. Если Абу Джа’фар ответит на наши вопросы, мы не будем протестовать против решения халифа, в противном случае вы должны отказаться от него». Ма’мун заявил: «Вы вольны испытать его в любое время».

Представительная делегация Аббасидов направилась к известному судье Яхье ибн Аксаму, который славился своими обширными познаниями в области фикха. Они пообещали ему большую награду, если на дискуссии он сможет задать вопрос имаму Джаваду, на который тот не найдёт ответа. Судья согласился. В назначенное время на дискуссию собралось большое количество людей, для его светлости имама Джавада выбрали почётное место. Яхья ибн Аксам сел напротив имама, затем попросил разрешения у Ма’муна задавать вопросы, на что Ма’мун сказал: «Спрашивай разрешение у самого Джавада!». Яхья обратился к имаму, на что его светлость ответил: «Ты можешь спрашивать всё, что пожелаешь». Тогда Яхья начал: «Что предписывается человеку, который во время ихрама[663] совершил охоту на животное». Имам спросил: «Твой вопрос имеет много неясных сторон, скажи, данный поступок был совершён в храме или за его пределами? Знал ли совершивший этот поступок о запретности совершаемого им деяния или нет? Он сделал это преднамеренно или нечаянно? Свободным был тот человек или рабом? Он был совершеннолетним? Впервые ли совершал подобный поступок? Он охотился на птицу или животное? Добыча была крупной или мелкой? Он раскаялся или же хотел совершить свой поступок вторично? Охота произошла днём или ночью? Ихрам был ихрамом хаджа или умры?»

Яхья ибн Аксам, услышав речь имама, который так прекрасно прокомментировал недочеты его вопроса, был крайне потрясён, так как перед многоопытным Яхьёй, знаменитым во всём Багдаде ученым был мальчик не старше девяти лет от роду! В свою очередь присутствующие стали свидетелями поражения судьи и лёгкой победы маленького Джавада.


Ма’мун, обратившись к Аббасидам, до сих пор не пришедшим в себя от неожиданного поражения Яхьи ибн Аксама восторженно сказал: «Хвала Аллаху, я не ошибся! Теперь вы признали то, что упрямо отрицали?» Ма’мун на том же собрании предложил имаму Джаваду жениться на его дочери. Перед бракосочетанием имам сказал: «Хвала Всевышнему! Я выражаю свою благодарность Аллаху за Его милости. Мы произносим формулу «Нет божества кроме Аллаха», которая свидетельствует о нашей искренней вере в единого Бога. Да ниспошлёт Аллах благословение Своё Мухаммаду и его непорочному семейству!

Несомненно, одной из величайших милостей Аллаха является то, что Он посредством дозволенного освободил людей от совершения запретного. Аллах велел людям связываться брачными узами. Всевышний повелевает в Коране: «И выдавайте в брак безбрачных среди вас и праведных рабов и рабынь ваших. Если они бедны, – обогатит их Аллах Своей щедростью. Аллах объемлющ, знающ!»[664]

По поводу помолвки был устроен праздник, на котором присутствовало много людей. По окончанию торжественной церемонии осталась лишь небольшая группа людей. Ма’мун обратившись к имаму, попросил дать подробный ответ на вопрос Яхьи ибн Аксама. Имам выполнил просьбу Ма’муна[665]. Халиф, окончательно удовлетворившись ответом, попросил имама задать вопрос судье. Его светлость, обращаясь к Яхье, сказал: «Спрашивать ли мне тебя?» Тот ответил: «Ваше право, если я буду знать ответ, то непременно отвечу. Если же нет, то буду рад поучиться у вас». Имам спросил: «Разъясни, почему с точки зрения шариата, когда мужчина посмотрел на женщину ранним утром, она ему была запрещена, с восходом солнца, она стала ему дозволена. В обеденное время она снова становится для него запретной, в послеобеденное время - дозволенной, на закате - запретной, перед ночной молитвой - дозволенной, глубокой ночью - запретной, на рассвете же она вновь становится ему дозволенной! Почему так происходило? По какой причине она то была дозволенной, то запрещённой?» Яхья в недоумении сказал: «Клянусь Аллахом! Я не знаю ответа на ваш вопрос! Мне бы хотелось услышать его от вас, если это возможно». Имам ответил: «Всё очень просто, та женщина была рабыней. Первый раз тот мужчина взглянул на неё до того, как купил её у хозяина. На рассвете он покупает её, и она становится ему дозволенной. В обеденное время он освобождает её, она ему запретна. В послеобеденное время он женится на ней, она становится ему дозволенной. На закате, он совершает акт «зихар»[666], и она становится ему запретной. Перед ночной молитвой он заплатил искупительную подать, она стала ему дозволенной. В полночь он даёт ей развод, и она ему запретна. На рассвете же он изменил своё решение, и она стала ему дозволенной». Ма’мун был поражён и восхищён словами имама, затем, обращаясь к присутствующим, сказал: «Есть ли среди вас человек, который смог бы подобным образом дать ответ или прокомментировать вопрос по праву?» Все сказали: «Нет! Среди нас нет подобных имаму Джаваду!»[667]


Необходимо знать, что Ма’мун, проявляя к имаму внешнюю дружбу и доброту, не испытывал искренних намерений. Выдавая Уммул Фазл за имама, он преследовал чисто политические цели, среди которых, пожалуй, основными были следующие:

1. Через свою дочь Ма’мун намеревался держать под контролем связь имама с его сторонниками, и быть осведомлённым о любых политических делах его светлости.

2. Сблизить имама с двором халифа, погрязшим в грехах, тем самым понизить авторитет имама среди его сторонников и простых людей. Мухаммад ибн Рийан рассказывает: «Все усилия Ма’муна склонить имама к разврату и распутству оказались тщетными. Во время пиршества, устроенного по поводу свадьбы дочери, халиф приказал нарядить самых красивых рабынь, и с чашами наполненными драгоценностями встречать имама. Однако имам не обратил никакого внимания на молодых девушек, тем самым, продемонстрировав своё отвращение к этому. На этом же собрании по приказу Ма’муна был приглашён музыкант. Как только тот приступил к пению и игре на инструменте, имам обратился к нему с твердостью в голосе: «Побойся Аллаха!» У музыканта опустились руки, инструмент упал на землю. Призыв имама, пронизанный божественной силой, глубоко затронул его. Эти слова настолько потрясли того музыканта, что после этого он больше не мог играть на музыкальных инструментах до конца своей жизни»[668].

3. Самым, пожалуй, важным во внутренней политике Ма’муна было то, что многие революционно настроенные Алавиды могли отказаться от политической борьбы против режима Ма’муна. Он, представляя себя другом имама, становился как бы сторонником и Алавидов. Это естественно было тормозом политической борьбы Алавидов, стремившихся свергнуть халифат и вернуть политические права на власть их истинным обладателям.

4. Ма’мун часто говорил: «Я надеюсь, что у Абу Джа’фара и моей дочери родится ребёнок и мой внук будет из потомства Пророка и Али ибн Аби Талиба». Но этим мечтам Ма’муна не удалось сбыться. Так как дочь Ма’муна не имела от имама детей. Дети имама Джавада: Али Хади (десятый имам шиитов), Муса Мубрака, Хусейн, Имран, Фатима, Хадиджа, Умм Кульсум и Хакима были от другой жены - Саманы Муграбийи[669].


Брак имама Джавада с дочерью Ма’муна произошёл под давлением и был политическим шагом халифа. Лично для самого имама Джавада этот брак не имел никакой ценности, и вынужденное его присутствие при дворе халифа не было радостным для него.

Хусейн Макари говорит: «В Багдаде мне довелось встретиться с имамом Джавадом (да будет мир с ним!), увидев его роскошную жизнь при дворе халифа, я подумал, наверное, имам не желает более вернуться на родину. Увидев меня, имам грустно произнёс: «Эй, Хусейн! Грубый сухой хлеб и соль возле мечети Пророка для меня милее богатств Багдада»[670].

Имам не остался в Багдаде и вместе с женой Уммул Фазл вернулся в Медину. В 218 году лунной хиджры Ма’мун умер и на престол взошёл его брат Му’тасим. В 220 году по хиджре по приказу Му’тасима имама привезли снова в Багдад, где халиф надеялся вести более жёсткий контроль над имамом.

Как мы упомянули раньше, Му’тасимом было проведено собрание для вынесения приговора вору. На том собрании присутствовал имам Джавад, который справедливо вынес приговор, и многие известные судьи посчитали себя опозоренными в лице халифа. Среди них был и Ибн Аби Дауд. Испытывая зависть к имаму Джаваду, Ибн Аби Дауд через несколько дней после проведения того собрания направляется к халифу. Встретившись с халифом, Ибн Аби Дауд сказал: «Питая к вам самые добрые помыслы, я надеюсь, что смогу оказать вам услугу, дав небольшой совет. Дело в том, что проведённое вами собрание не было на пользу вам и вашей власти. В присутствии самых больших ученых и почтенных людей страны, вы, о, мой халиф, предпочли фетву[671] Абу Джа’фара. Многие из мусульман считают его истинным халифом, а вас узурпатором! К сожалению должен сказать, что эта новость стала большой радостью для его сторонников и хорошим доводом их правоты, а также их политической борьбы». Му’тасим, испытывая большую вражду к Ахл аль Байту, не мог спокойно слышать такие слова и поэтому принимает решение убить имама.

Его светлость имам Джавад был отравлен и пал мученической смертью за веру в конце месяца зилка’да в 220 году по хиджре. Тело его светлости было захоронено рядом с телом его деда имама Мусы ибн Джа’фара (да будет мир с ним!) в городе Багдаде[672].

Да будет мир, милость и благословение Аллаха семейству дорогого Посланника Аллаха, непорочным и пречистым имамам (да будет мир с ними!)!

 

Ученики имама Джавада

Наши непорочные имамы, следуя пути дорогого Пророка Ислама, затратили немало усилий для воспитания и обучения мусульман. Необходимо сразу отметить, что нельзя сравнивать деятельность имамов в этой области с работой учебных заведений и современных исследовательских центров, которые имеют для этого ограниченное время и определенные рамки для занятий. В свою очередь, наши непорочные имамы всегда и в любое время считали своей важнейшей обязанностью обучение и воспитание мусульман. Их поступки, взаимоотношения с людьми и даже самые незначительные, относящиеся к повседневной жизни деяния, были наставлением для тех, кто общался с ними. Всякий, кто был близок с непорочным имамом, получал всевозможные условия для самосовершенствования. Если возникали вопросы, то всякий мог разрешить свои проблемы у бескрайнего океана знаний семейства дорогого Пророка. Необходимо отметить, что вопросы были самого разнообразного характера, относящиеся к различным областям знаний. Естественно, что подобный центр[673] мог возникнуть только в божественной школе пророчества и руководства (имамата). Без всяких сомнений, влияние подобного священного образования имело колоссальные плоды даже далеко за пределами исламского мира.

Именно поэтому деспотичные режимы Омейядов, а затем и Аббасидов больше всего опасались того, что люди, познав своих имамов, непременно последуют их священному пути, который есть путь самого Пророка. В свою очередь, это будет большой и основной угрозой халифату этих династий. Неправедные халифы прилагали все усилия, используя политические хитрости и интриги, дабы предотвратить возможность того, чтобы люди познали своих предводителей. Свободного общения имамов с их последователями не существовало, имамы находились под постоянным контролем. Только несколько лет в период имамата имама Бакира и имама Садыка (да будет мир с ними!) их приверженцы имели возможность общаться и пополнять свои знания у непорочных имамов из семейства Пророка. Причиной тому была политическая обстановка в халифате, где шла борьба между Омейядами и Аббасидами за власть. Противоборствующие кланы, занятые выяснением отношений, оставили имамов на некоторон время без достаточного контроля. Вследствие этого наибольшее число учеников были воспитаны имамом Бакиром и имамом Садыком. Воспитанники внесли неоценимый вклад в распространении высоких идей Ислама и оставили огромное число книг в различных областях науки: химии, математике, астрономии.


Учеников других имамов по явным политическим причинам было намного меньше. Так, сподвижников его светлости имама Джавада (да будет мир с ним!) не превышало ста десяти человек[674]. Среди этого небольшого числа сподвижников были выдающиеся личности, о которых мы вкратце расскажем ниже:

 

Али ибн Махзияр

Являлся особым сторонником имама. Он также был сподвижником имама Ризы и Хади (да будет мир с ними!). Рассказывают, на его лбу был виден след, образовавшийся от постоянных и длительных земных поклонов (саджда). После восхода солнца он прикладывал свой лоб к земле и не вставал с земного поклона до тех пор, пока не заканчивал читать в таком положении мольбу за тысячу мусульман, прося за них у Аллаха всего того, что хотел для себя. Али ибн Махзияр жил в городе Ахвазе и написал более тридцати книг. В праведности и аскетизме он достиг такого положения, что имам Джавад написал ему следующее: «Во имя Аллаха! О, Али! Да вознаградит Всевышний тебя высокой наградой и уготовит место в раю. Аллах в Судный день воскресит тебя вместе с нами (непорочными имамами). О, Али! Я испытал тебя в доброжелательстве, в повиновении, в выполнении обязанностей. Я не ошибусь, сказав, что не встречал подобного тебе! Если Аллаху будет угодно, райские сады ждут тебя. Твои усердия и служение не скрыты от нас. Я молю Аллаха, чтобы в Судный день тебе были предоставлены божественные милости. Поистине, Он слышит воззвания!»

 

Ахмад ибн Мухаммад ибн Аби Насир Базанти.

Этот куфиец, один из стойких сподвижников имамов Ризы и Джавада (да будет мир с ними!). Для этих имамов Базанти представлял большое значение. Он является автором большого количества книг, среди которых книга «Аль Джами’», представляющая особую ценность. Его научные познания шиитские ученые считают бесспорными, признавая его тем, на кого можно полагаться в вопросах права[675], Ахмад один из тех трёх избранных шиитов, которые удостоились чести посетить его светлость имама Ризу, и он выразил им особое уважение.


 

Закария ибн Адам.

Закария был уроженцем города Кума. Признан одним из шиитов, которые имели наибольшую преданность делу непорочных имамов. Закария был современником имама Ризы и Джавада (да будет мир с ними!). Его светлость имам Джавад молился за него, и считал его одним из избранных и верных шиитов. Однажды, посетив имама Ризу, его светлость провёл с Закарией целую ночь, объясняя ему некоторые вопросы религиозного права. На вопрос одного из шиитов, который сказал: «Я не могу постоянно находиться рядом с вами, когда я буду далеко от вас, у кого мне учиться религии?», имам ответил: «Обращайся к Закарие ибн Адаму, так как он в вопросах религии является надёжным человеком».

 

Мухаммад ибн Исмаил ибн Бази’и.

Был последователем имама Казима, имама Ризы и имама Джавада (да будет мир с ними!). Среди шиитских ученых он признан наиболее надёжным и верным человеком в передаче хадисов. Мухаммад ибн Исмаил был справедливым, богобоязненным и кристально честным. Он написал много книг, и это несмотря на то, что работал в аппарате аббасидского режима. В этом отношении имам Риза сказал ему: «Всевышний Аллах при дворе неправедных правителей имеет своих рабов, посредством которых показывает свои неоспоримые доводы. Аллах наделяет их властью, чтобы они спасали угнетённых мусульман от рук деспотичных правителей, а также обустраивали дела верующих. Попав в беду, наши последователи находят у таких людей прибежище и помощь. Эти люди - истинные правоверные, Судный день озарится их светом. Клянусь Аллахом, что рай создан для них, и они созданы для рая». После этого имам добавил: «Всякий из вас, кто пожелает, может достигнуть этого положения». Мухаммад ибн Исмаил ибн Бази’и спросил: «Пусть я буду жертвой за вас, посредством чего?» Имам ответил: «Находясь среди угнетателей, но, радуя наших последователей, тем самым, радуя и нас», (т.е. занимая важные посты при угнетательских режимах и скрывая свою веру, помогать шиитам, попавшим под аресты или находящимся в гонениях). В заключении имам обратился к Мухаммаду ибн Исмаилу, визирю Аббасидов: «Ты же будь одним из тех людей»[676].


Хусейн ибн Халид повествует: «Мы были у имама Ризы и разговор зашёл о Мухаммаде ибн Исмаиле, имам отметил: «Хотелось бы, чтобы и вы были похожи на него»[677].

Мухаммад ибн Ахмад ибн Яхья говорит: «Я вместе с Мухаммадом ибн Али ибн Билалем навестил могилу Мухаммада ибн Исмаила, мой спутник сел рядом у изголовья и, повернувшись в сторону священной Каабы, произнёс: «Наш покровитель имам Джавад изволил сказать: «Всякий, кто посетит могилу своего правоверного брата, пусть сядет у изголовья, повернётся в сторону священной Каабы и, приложив руку на могилу, семь раз прочитает суру «Кадр»[678], Аллах сохранит его от страха Судного дня».

Мухаммад ибн Исмаил рассказывает: «Я попросил у имама Джавада что-нибудь из его одежды, чтобы использовать её для савана, и он выполнил мою просьбу»[679].

 

Некоторые из высказываний имама Джавада

Речи непорочных имамов из семейства Пророка являются светом наставления для мусульман, так как имамы защищены от всевозможных ошибок и грехов даже самого незначительного характера. Имамы направляют человечество на путь, посредством которого оно может достигнуть совершенства и морали.

Ниже мы приведём некоторые из высказываний имама Джавада (да будет мир с ним!).

1. «Всякий, кто уповает на Аллаха, не нуждается в помощи людей. Человек праведный и богобоязненный любим народом».

2. «Полноценность человека в его разуме».

3. «Великодушие - это когда человек желает своему ближнему того, чего желает себе».

4. «Не совершайте дело, время которого ещё не пришло, дабы потом не сожалеть. Избегайте несбыточных мечтаний, так как они приводят к духовному упадку. Будьте снисходительны к беспомощным и нуждающимся, и просите для себя милости и прощения у Аллаха».

5. «Всякий, кто видит и одобряет плохие деяния, является соучастником в них».

6. «Угнетатель, и человек, оказывающий ему содействие, а также тот, кто не возражает им - являются соучастниками».


7. «Тот, кто втайне наставит своего брата мусульманина, возвеличит его, а, сделав это при людях, лишь унизит его».

8. «Искреннее обращение к Аллаху, лучше, чем выполнение деяний без искренности».

9. «День справедливости более тяжек для угнетателя, чем день угнетения для угнетённого».

10. «Книга деяний мусульманина в Судный день - его хорошее поведение».

11. «Выполняя три вещи, можно достичь довольства Всевышнего Аллаха: покаяние, хорошее обращение с людьми, милостыня бедным и нуждающимся. Также существуют три вещи, выполняя которые, человек не будет ни о чём сожалеть: никогда не спешить в делах, советоваться и полагаться на Всевышнего Аллаха».

12. «Самое худшее, что может ожидать человека, который положился в делах на нечестивца – лишение милости Аллаха».

13. «Всякий, кто уповает на кого-либо кроме Аллаха, будет предоставлен тому, на кого он уповает. Всякий, кто без достаточного знания приступит к какому-либо делу, принесёт больше вреда, чем пользы».

14. «Добродетельный, прежде всего, делает добро по отношению к самому себе, ибо его ожидает божественная милость».

15. «Благочестие – украшение бедняка, благодарность Богу - украшение богача. В бедах человека украшает терпение. Скромность - украшение благородных. Красноречие – украшает речь, а украшение предания - сохранность. Скромность – украшение знаний, культурность – украшение разума. Радушие и приветливость – украшение милостивых, украшение благодетельных – не напоминать об оказанной услуге. Сосредоточенность человека украшает молитву. Избежание бесполезных дел – украшение богобоязненных».

16. «Всякого, кто полагается на Всевышнего Аллаха, Господь спасёт от всех жизненных невзгод и сохранит от врагов».

17. «Религия – это величие, знание – это сокровище, молчание - свет. Ничто не уничтожает религию, как нововведение, и ничто подобно жадности не делает людей нечестивыми. Посредством праведных правителей общество нравственно преобразовывается. Молитва устраняет все трудности и большие беды».

18. «Терпение человека в горе, есть великое горе для упрекающего недруга».

19. «Как может пропасть тот, кому покровитель Аллах, и как может найти спасение тот (грешник), кого преследует Он».

20. «Некий человек попросил имама Джавада дать ему наставление, имам сказал: «Избегай дел, которые несут за собой бесчестие в этом мире и наказание - в мире ином».