litceysel.ru
добавить свой файл
1
Авторские права защищены






Севиндж Мамед Сулейман


Смысл бытия


Прежде чем перейти к более конкретному описанию проблемы смысла хотелось бы остановиться на самом понятии «смысл». Что это такое? Какой смысл вкладывается в «смысл»?

Увы, проходит жизнь, что дана,

Прошедшее никто вернуть не может,

Пусть будет пред тобою цель ясна,

В том, что рожден ты, не твоя вина

Ты виноват, что жизнь напрасно прожил.

Мирза Шафи Вазех.

Смысл – это


  1. сила, значение, толк, разум, суть (словарь В.Даля);

  2. внутреннее содержание, значение чего-нибудь, постигаемое разумом; цель, разумное основание; разум (словарь С.Ожегова);

  3. идеальное содержание, идея, конечная цель (ценность) чего-либо; целостное содержание какого-либо высказывания, не сводимого к значению составляющих его частей и элементов, но само определяющее эти значения (БСЭ).

Как видим, понятие «смысла» сводится в основном к разуму, к рациональному значению, к цели. У меня есть два возражения.

Первое можно продемонстрировать понятием «смысла» в английском языке, где слово sense («смысл») имеет следующие значения:

чувство; ощущение; понимание; сознание, разум; смысл, значение; настроение.

Здесь «смысл» уже не имеет только рациональные границы, понятие распространяется и на чувственную область, и даже, в какой-то мере, на иррациональное – настроение.

Второе возражение связано с тем, что понятие «смысла» отождествляется с целью. Может в каких-то областях это и верно, но что касается «смысла жизни», то здесь эти понятия различаются.

Цель – это ориентир, который можно достигнуть. Достижение определяется уровнем притязания, способностями, возможностями, случаем, - но рано или поздно это приводит к финишу – человек либо достигает цель, либо не достигает. В первом случае он доволен собой, во втором – нет.


Цель опасна тем, что она не дает автоматически смысла. Ее достижение как смысл вещь слишком сомнительная. Достигнув цели, человек ее теряет, она уже исчезла и интереса не представляет. Если цель не достигается, то происходит фрустрация, слом по поводу бессилия и невозможности, т.е. опять смысл достижения ускользает и начинается снижение планки, снижение уровня притязаний.

Смысл не имеет начала и конца, здесь нет финиша. Смысл может раскрываться в целях, которые ставит перед собой человек, смысл определяет его поведение, его цели, но он не тождественен целям. Понятие «смысла» шире. Оно существует априорно, еще до рождения индивида, в отличии от целей, которые формулируются и реализуются уже непосредственно личностью, «проросшей» из индивида.

Если б не было в мире влюбленных, любви, и мгновения злою разлуки

Если б не было в мире творенья, творца. и свидания и слова разлуки

Если б не было в мире недугов, лекарств,

И рождение и траура смерти!...................

Ну так в чем же тут смысл? Для чего это все? Судь создания не постижима.

Гусейн Джавид


Необходимо также различать понятия «смысл» и «реализация смысла». Они соотносятся так же, как понятия «человек» и «личность». Смысл жизни один для всех, он характеризует человека в целом, как представителя рода. Реализацию смысла жизни уже определяет для себя личность, с ее индивидуальностью и неповторимостью. Поэтому когда говорим о способах реализации смысла жизни унификация невозможна – у каждого свой способ, свои цели. Часто понятие «смысла» употребляют вместо «способа реализации смысла».

Такое различие можно объяснить лингвистическими сложностями, культурными особенностями людей, их уровнем развития и т.п. Дело в том, что непосредственно смысл жизни, на мой взгляд, сформулировать нельзя, он не укладывается в словесно-логическую конструкцию. Если дать какую-то формулировку, то найдется множество людей, которые с ней не согласятся, или просто не поймут. Язык (а вместе с ним и мышление) стоят на страже полного взаимопонимания. Как ни странно, но мышление каждого человека уникально, оно подвержено влиянию множества факторов, в т.ч. и иррациональных, а формулировать результаты мышления нужно в унифицированных словесно-символьных конструкциях, что, в свою очередь, трансформируя индивидуальное, не позволяет передать другому тот уникальный смысл, который понимает-ощущает говорящий.


Именно поэтому каждый формулирует смысл жизни по-своему. Даже на разных стадиях жизни личности формулировка (реализация) смысла жизни может меняться. То же относится и к человеку как к понятию бессмертно-историческому. В эпоху Возрождения одни смысл, в эпоху Просвещения – другой, и т.п.

Рассмотрим наиболее устойчивые формулировки (реализации) смысла жизни, которые возникали параллельно с развитием человека. Но перед этим – маленький эпиграф:


  1. Вера – самый древний смысл жизни человека, самый живучий и действенный. По сей день люди в вере находят свое назначение, свои цели и гармонию. В разные исторические эпохи объект веры был разный. Одних богов сколько было. Даже специальные термины появились, такие как политеизм, монотеизм, деизм, теизм, пантеизм, панентеизм и т.п. Но бог – это частный объект веры. Верить можно во что угодно. Даже атеист верит, что Бога нет. Ведь доказать не может, а всего лишь верит.

Вера – это феномен, который идет от смысла, в какой-то мере это противоположность разуму. Но вера имеет большое положительное значение, и не одно. Очевидный житейский опыт подтверждает верность и благотворность ориентиров, предлагаемых великими мировыми религиями, в частности веры в загробное бытие души человеческой. Вне того, насколько оправдана с научных позиций эта вера, она, бесспорно, помогает достойнее жить и спокойнее умереть. А уж там будь что будет.

Вера наполняет жизнь смыслом. В вере есть свои приемы и пути, которые ведут к т.н. «божественному откровению», о котором говорили богословы. Просто человек «прозревает», ему действительно что-то открывается. Но есть и другие способы реализовать смысл. О них дальше, причем они не обязательно должны исключать веру.

Что касается Бога, то он есть, он тождественен самому смыслу, а следовательно, так же невыразим. Что не является Богом, хорошо описано у Фейербаха, который разгромил христианство. Богом не является все, что имеет бытовую человеческую атрибутику, как-то: сознание, эмоции, руки, ноги, добро-зло, мораль и т.п. Персонифицированный бог – это художественный прием, который могут воспринять верующие. Некоторые из них, например, индуисты, прекрасно понимают, что Бог – это метафора, за которой стоит нечто большее. Ведь надо как-то назвать ЭТО, охарактеризовать, сделать мыслимым… Фейербах заменил один путь на другой – веру на любовь. Большой разницы нет.



  1. Многие понимают, что «храм божий внутри нас» и находят смысл жизни в познании себя. Я бы несколько перефразировал Сократа – в познании через себя. Дело в том, что человек – кусочек вселенской голограммы, «микрокосм», который содержит в себе всю Вселенную, все ее свойства. Часть содержит целое и наоборот. Не все это воспринимается и осознается, но можно предположить, что это так и есть.

Поэтому то даосизм и подсказывает, что «не выглядывая из окна, можно видеть естественное дао», т.е. постигнуть смысл, истину. Но познать самого себя (или через себя) сложно, особенно представителю «европейской цивилизации», которому нужно посадить дерево, построить дом, вырастить сына, получить высшее образование, найти на хорошую работу, социально саморазвернуться, пятое…, десятое…, а там и смерть стучит, уже и познавать себя некогда..


Когда человек рождается, вокруг собираются люди, улыбаются и радуются его приходу в мир, а он плачет. Когда человек умирает, все вокруг плачут, а он улыбается. Вот так надо прожить жизнь, чтобы умирать счастливым и уверенным, что выполнил свою маленькую задачу, никому не сделав плохо.

Кавказская мудрость


  1. Учение, накопление знаний как смысл жизни тоже имеют место. Именно поэтому существует наука. Множество людей посвящают себе ей, находят смысл своего существования в учености. Это определяет их работу, склад ума, цели, стремления.

Здесь необходимо различать знания как цель и знания как средство. Смысл жизни в знаниях как в конечном результате подразумевает, что знающий достигнет такого уровня знания, со-знания, когда он рационально (или интуитивно) сможет сделать какое-то открытие, которое на низком уровне образование невозможно постигнуть разумом.

Смысл в знаниях как в средстве хорошо выражается т.н. терапевтическим правилом времени информационного потопа:

Непременно увеличивайте количество поглощаемой информации. Загружайте мозги, загружайте! Иначе вы никогда не добьетесь исцеления – рвоты и очищения сознания.

«Ученье – свет» в конце туннеля. Если много учиться и любознательничать, то рано или поздно может произойти переход количества в качество: либо багаж знаний трансформируется в интуицию и правильное понимание вещей, либо человек поймет, что «наше незнание достигает всё более отдаленных миров», и изменит смысл своего существования. Но на каком-то этапе его жизни знания все-таки сыграли смыслообразующую функцию.

А есть еще такая модель. С точки зрения методологии «И-цзин» (т.н. «Книга перемен», китайская библия), человек на земле есть накопитель информации. Потом он освобождается от своего материального носителя и существует в качестве информационно-энергетической системы – просто переносчик информации, вот в чем его функция, в чем его смысл.



  1. Творчество, самореализация будоражили многие умы. Перед лицом смерти, которая не покидает человека уже с самого рождения, люди видят смысл своей жизни в творческом бессмертии. Хочется создать такую ценность, которая останется потомкам и о творце будут помнить во веки веков. Он будет жить в своем «объективированном духе». На сходных позициях стоит слава, которая достигается различными способами. Все эти потуги ориентированны в бессмертие. Спроецировать себя в вечность – вот смысл жизни творцов.

На бытовом уровне каждый из нас по-своему творец. Проецировать можно себя, например, в детях. «Мы уйдем – они останутся». Смысл – максимально реализовать себя в детях, через воспитание, любовь, заботу.

В более абстрактных категориях смысл жизни человека, избравшего эту форму реализации, заключается в том, чтобы самостоятельно, усилием своей воли преодолевать или попытаться преодолеть все сопротивления и обстоятельства, реализуя свою жизненную программу. В этом случае человек становится действительно свободным, поскольку свободен властвовать над внешними обстоятельствами и условиями (как над своим биологическим, так и над своим социальным началом). И напротив, неспособность реализовать собственную жизненную программу - в силу внутренних свойств или слишком мощного давления обстоятельств - порождает в человеке состояние несвободы, зависимость от обстоятельств жизни, от других людей.


Вот такая основа у самореализации как смысла жизни. Но это путь так называемых творцов-для-результата. Они максимально раскрывают свои возможности, создают что-то новое, иногда полезное для других, иногда опасное, но для них смысл в постановке целей и непременном достижении их.

Истинное творчество на результат не направлено. Его смысл – сам процесс, результат же – удачный или нет – это побочный продукт. Заметьте, что существительное «творчество» происходит от глагола несовершенной формы «творить», т.е. действие не закончено.: Вспомним гениального Пастернака:

Цель творчества - самоотдача,

А не шумиха, не успех.

Как метко. Многие художники теряют интерес к своему детищу после того, как оно готово. Нарисовал – выкинул (продал, но не ради признания, а просто кушать хочется). Тот же Ван Гог. Его мало волновало, признают его произведения или нет, при жизни их практически никто не покупал, его также не интересовало, насколько «адекватно» он отразил «действительность». Он работал на уровне смысла. Он рисовал суть, ту, которую воспринимал интуитивно. Кафка писал свои произведения и складывал в тумбочку. Ему совершенно не хотелось издавать их, иметь читателей. Собирался сжечь перед смертью, да не успел.

Еще кое-что о моем понимании процесса как смысла - в приложении «О жизни как процессе».

Рутинная работа, серая обыденность и т.п. – все может иметь смысл, если относиться к этому стоически, с любовью. Ежедневное принятие заварки с кипятком можно любовно возвести в ранг чайной церемонии и медитировать над самим процессом приготовления чая или его испития.

Любая вещь, любой процесс – это тоже осколок вселенской голограммы. В том-то и особенность голограммы, что любая ее часть содержит то же изображение, что и целое. Распыляться в принципе не обязательно. Смысл сквозит во всем.

  1. Отсутствие смысла – тоже смысл. Это такой способ сформулировать свое отношение к отсутствию у человека большинства общепринятых ценностей, целей. Человек просто существует, что-то поделывает, наблюдает за собой, другими. Он просто дрейфует по жизни, и в этом его смысл. Хорошо проявили себя в этом представители экзистинциализма. Для них смысл жизни в том, чтобы признать все самое страшное, что только может быть, напугать себя, задавить бытием, «закинуть» в мир, приготовиться к смерти, а потом потихоньку осознавать, что жизнь не такая уж плохая штука. Это равносильно тому, когда человек ходит в тесной обуви, а потом приходит домой, снимает ее и ликует - как мало ему надо для счастья. Точно так же и заслуга экзистенциалистов в том, что они могут придать смысл любой мелочи из бескрайнего человеческого существования, а в целом – абсурд.


А вот что думает по этому поводу Н.Козлов в своей книге «Философские сказки для обдумывающих житье»:

«От понимания того, что жизнь бессмысленна, человека спасает только то, что он об этом не думает. Некоторым везет настолько, что они этой проблемы даже не понимают. Но тем, кто понимает и думает, жить хуже. Ощущение бессмысленности существования тоскливо, оно тянет и мучает. И на этом фоне мы живем и пытаемся быть счастливыми…

Как известно, с проблемой можно справиться двумя путями: или ее решить, или от нее убежать.

Так и здесь – кто-то смысл жизни ищет, а кто-то от переживания ее бессмысленности убегает, раз за разом находя способ отвлечься от пустоты своей жизни и создать иллюзию ее полноты. И боли как будто нет…

Самое простое бегство – это погружение в работу или заботы. Тоска по смыслу жизни – есть тоска, невроз, такой же, как тоска по любимому, родине или шоколадным конфетам. А лучшее средство от тоски – быть занятым делом. известно: те, кто замордованы работой, или те, кому необходимо просто выжить, не мучаются проблемой смысла жизни, у них нет на это ни времени, ни сил.

Не менее популярен второй путь бегства: погружение в развлечения. Развлечение – это наполнение своей жизни переживательными событиями, не важно, светлыми или жуткими, главное, чтобы поострее и понасыщеннее. Телевизор, алкоголь, посещение выставок, катание на карусели, любовные переживания, книги, драки, разговоры – все это дает наполненность жизни, точнее – ощущение наполненности. Смысла в жизни нет, а жизнь полна.»

«Те же, кто хочет жить по-настоящему осмысленно, встают на путь служения. Другого выбора они, по сути, не имеют…

Есть большая правда в том, что проблемой смысла жизни мучаются в основном бледные интеллигенты и другие невротики (см. по этому поводу главу о самоубийстве). Правда, мучаясь, этим же они и гордятся, как чертой своей сложной душевной организации вообще и напряженной духовности в частности. А гордиться-то здесь, похоже, особенно нечем. Потому что эта проблема на самом деле – проблема не духовности, а энергетики. Проблема нехватки жизненной силы. Нехватки – или отсутствия – силы жить дальше.


Гордиться поисками смысла жизни – примерно то же, что гордиться интеллигентскими очками, прикрывающими испорченные глаза. Очки говорят не о сильной духовности, а о слабом зрении.

Когда Я человека благополучно, когда у него хорошая энергетика и хорошая голова – у него все хорошо и смысл жизни исчезает вместе с исчезновением душевных пустот. Смысл жизни, как психотерапевтический костыль, нужен тем, у кого нет ориентира и особенно не хватает энергетики – кому нужна подпитка извне.

Соответственно, желаю вам душевного здоровья и быстрейшего избавления от необходимости в смысле жизни»1.


  1. Некоторые отсутствие смысла в жизни воспринимают неадекватно, вследствие чего приносят вред себе и обществу. Это и самоубийство, и неумеренный гедонизм, и злоупотребление алкоголем, психотропными веществами ради удовольствия. Да, таким образом можно вывести сознание на качественно новый уровень, а чаще всего просто «вырубить» его, а вместе с ним и себя как личность, свое «Я». Скажем так, это тоже форма реализации смысла, но это путь слабого человека. Смысл, если и открывается, то на такой короткий промежуток, с таким искажением и с такими последствиями, что игра не стоит свеч.

У современных гедонистов нет культуры придаваться удовольствиям, основное правило которой – умеренность, наслаждение малым. Это прекрасно знали и Аристипп, и Эпикур. У современных наркоманов нет культуры принимать психотропные вещества, они не умеют обратимо управлять сознанием.

А ведь в течение веков люди использовали психоактивные вещества, чтобы достичь других состояний сознания и перенестись в другие планы реальности. (Живое и увлекательное изложение о современном использовании наркотиков для целей такого рода можно найти в книге "Естественное сознание" Эндрью Уила). На протяжении истории лекарства использовали не только в медицинских целях или для борьбы с заболеваниями, но также и в религиозных культах и для достижения просветления. Например, среди американских индейцев, на западе Соединенных Штатов, обнаружен и хорошо изучен пейоте культ. Кусочки кактуса пейоте (содержащего вещество мескалин) проглатывается для достижения религиозных видений и просветления. Сходные культы встречаются по всему миру и участвующие в этих культах верят в то, что наркотические средства играют роль коридора для проникновения в другие планы бытия.


Некоторым исследователям психоактивные вещества в развитии человеческой цивилизации представляются столь важными, что рад ученых придерживается следующей теории: технологически развитая европейская цивилизация возникла там, где люди употребляют алкоголь. Эта традиция позднее закрепилась в христианском каноне: вино, говорит Христос, есть кровь моя. Долго выбиравший для Древней Руси религию Владимир Великий не мог игнорировать привычку своего народа: «Веселие на Руси есть пити». И отверг ислам. Кстати, те же ученые считают, что по примеру «алкогольных» существуют цивилизации «наркотические» (Индия, Азия) и «галлюциногенные» (североамериканские индейцы).

Допуская правомочность такой точки зрения, можно предположить, что использование наркотических средств представляет собой лишь один из многих путей, ведущих к раскрытию других измерений реальности, к смыслу. Но это не путь Человека.

Что касается умеренного гедонизма, сансары, принятие от жизни всего, что она дает, то в этом можно найти очень глубокий смысл. Существует даже установка, что «сансара – это та же нирвана», то есть, что смысл жизни в ней самой, во всей ее красоте и полноте, во всей ее уродливости и скудности, просто надо искать. Вот неплохое высказывание английского писателя Сомерсета Моэма:

Моя цель на земле – испытывать многогранные ощущения, которые дарит мне жизнь, выцеживать из каждого мига все его чувственные богатства.

Н.Рерих


Главное – не остановиться на месте, не «подсесть на иглу» безвылазно. Нужно перевоплощаться, за одну отведенную жизнь прожить десять, попробовать себя в максимуме ролей, увеличить интенсивность «проживания», получать удовольствия из всего, «выцеживать» их из окружающего мира. Человеку свойственна привычка. Умеренность позволяет отодвинуть процесс привыкания и «надоедания». Поэтому удовольствия остаются таковыми, только если чередовать их, разбавляя чувством меры.

Спросят тебя: «Как перейти жизнь?»


Отвечай: «Как по струне бездну –

красиво, бережно и

стремительно»


Н.Рерих


  1. Служение идее, людям как смысл жизни имеет глубокую гуманистическую основу. Многие жили «общей идеей», видя в ней смысл. Гегель прекрасно все это изложил в своей "Феноменологии духа". Надо признать, правда, что не все идеи гуманистичны. Некоторые в процессе развития претерпевают изменения не в лучшую сторону, отрываются от гуманистической основы. Но сторонники такой идеи, находящие смысл своей жизни в служении, уже не замечают отклонения от первоначального курса, т.к. развиваются вместе с ней и косвенно задействованы. Так появляется фанатизм как реализация смысла жизни. Но вряд ли таким образом можно постигнуть сам смысл. Скорее всего, он ускользнет от человека в тот момент, когда идея начнет отклоняться от своей природы, объективироваться. Я бы не отождествлял его с верой. Вера - это всегда гармония, а фанатизм – это нежелание прислушаться к реальности.

Можно сказать, что служение идее – это та же вера, но уже не связанная с религией, с богом, а имеющая отношение к людям, обществу, науке, творчеству, прогрессу и т.п.


  1. Любовь, общение. Азербайджанские поэты как никто преуспели на этом пути:

В моих глазах опять блестит слеза.

В моих глазах опять твои глаза.

Лоза не может к солнцу не тянуться.

А мы с тобой: ты - солнце, я - луна!


Так размышлял Мирза Шафи Вазех.и был, по всей видимости, совершенно прав. Глубокая, правда жизни – предмет обоюдного искания и азербайджанских писателей и философов. Азербайджанский художественный текст, да и вообще азербайджанская словесность традиционно тяготели к запечатлению драматических изломов бытия.

Вспомним описания д-ра Моуди из предыдущей главы. Его «духи» отметили то же самое – главное для человека реализовать себя в знаниях и в любви. В этом и смысл его жизни. А вспомним произведения Толстого, Достоевского, всей русской классики. Она же так и сквозит идеей человеческого всеединства, любви к ближнему.


Представитель религиозного экзистенциализма К.Ясперс видел возможность выхода к трансцендентному Богу только через коммуникацию человеческих экзистенций между собой, т.е. истину люди находят в общении между собой.

Но любовь нельзя понять, ее надо прочувствовать. Это своего рода маленькое просветление. Раз прочувствуешь любовь к человеку – и готово, смысл жизни найден, с этих пор он будет только расширяться и обогащать духовный мир человека.

Низами Гянджави в поэме «Лейли и Меджнун» попытался исследоваться природу любви. Но у него получилось, что в основе этого чувства лежит страх одиночества перед миром. Т.е. любовь, по Низами, это своеобразный стадный инстинкт «Ведь ты, когда ты любишь и любим, Миров обоих обретаешь свет»

Хочется сделать еще одну ремарку. Когда мы познаем смысл жизни через знания, то мы идем от частного к общему, собираем мозаику Вселенной («збираємо все до купи”), не зная, что она – голограмма. Это своеобразное индуктивное познание жизни. Если же выбрать путь любви, то нам сразу открывается гармония мира и уже к деталям мы спускаемся с чувством всеединства.


  1. Большинство людей, если им не задавать наводящих и каверзных вопросов, ответят, что смысл жизни в счастье. А в чем смысл счастья?

«Счастливый человек, прежде всего, должен обладать известной долей самоуважения, и даже некоторого самодовольства, почитать себя в рядах «лучших». При этом он обязан себя контролировать – не поддаваться унынию. Легко побеждать стрессы, упорно трудиться и добиваться поставленной цели. Разумеется, такой человек – оптимист, и это помогает ему справиться с любой задачей, быть здоровым и добиваться успеха, не пасуя перед трудностями. Наконец, еще одно необходимое условие счастья – общительность, что дает возможность получить хорошую работу, завести настоящих друзей и создать прочную семью. И что еще характерно, более счастливыми себя считают люди верующие.


К таким выводам пришли американские психологи Дэвид Майерс и Эд Динер, долгое время изучавшие эту проблему. Кроме того, они убедились, что деньги и возраст мало влияют на то, чувствует себя человек счастливым или нет»2.

По-моему, очень правильно, а Вы как думаете? Ведь философско-метафизические определения таких понятий, как «счастье», «смысл», «бессмертие» и т.п., это из той области, которую нельзя приложить к больному месту. Философия – это игра в бисер, стартовая площадка для науки, способ самовыражения, средство заработать, возможность объяснить свою бездарность, повод, чтобы не уделить простого внимание другим – все что угодно, но только не живая жизнь, смысл которой каждый для себя обретает на практике.


Литература


  1. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти: Пер. с фр. Предисл. А. Я. Гуревича – М.: Издательская группа “Прогресс” – 1992. –528 с. , стр. 12-16.

  2. Демичев А. Дискусы смерти. Введение в философскую танатологию. – СПб: Инапресс, 1997. – 144 с., стр.49-67.

  3. Кожев А. Идея смерти в философии Гегеля: Перев. с франц. и послесл. И. Фомина – М.: 1998 – 208 с. стр. 147-173.

  4. О смерти и бессмертии – М.: Знание, 1991 – 64 с. (Серия “Философия и жизнь”, № 4). Стр. 3-4.

  5. Янкелевич В. Смерть (Перевод с франц.) – М.: Издат-во Литературного иститута. 1999, 448 с., стр. 27-36, 211-241.

  6. Врата древнего востока. Б.,1978

  7. Гусейн Джавид. Б.1983 .с 153

  8. Страна огней. Альманах. Б. 1988г. с207

  9. Ламонт К. Иллюзия бессмертия. М.: Полит. 1984

  10. Козлов Н.И. Философские сказки для обдумывающих житье. - М., 1996
  11. Красненкова И.П. О жизни и смерти: Достоевский и Джемс - философские параллели. - готовится к печати. Текст можно найти по адресу: http://www.orc.ru/~krasnen/index.htm


  12. Красненкова И.П. Один на один со смертью. Социально-философские и политико-правовые аспекты феномена суицида. - Текст можно найти по адресу: http://www.orc.ru/~krasnen/index.htm

  13. Красненкова И.П. Социально-философские и политико-правовые аспекты феномена суицида//Вестник МГУ. - 1998. - сер.12, №6.

  14. Красненкова И.П. Философский анализ суицида под углом зрения взаимоотношения человека с искусственной средой//Вестник МГУ. – 1997. - сер.12, №3.

  15. Купревич В.Ф. Бессмертие сказка?// Наука и религия №9, 1965.

  16. Лакс Дж. О множественности человеческой природы//Вопросы философии. – 1992. - №10.

  17. Лосев А.Ф.Жизнь//Повести, рассказы, письма. - С.-Пб.:Комплект, 1993.

  18. Моисеев Н.Н. Человек во Вселенной и на Земле//Вопросы философии. – 1990. - №6.

  19. Мостицкий И. С того света возвратясь...//Шаг. - 1996 - №2-8.

  20. Моуди Р. Жизнь после жизни. Перевод с англ. Исследование феномена жизни после смерти тела. - Москва-Рига, 1991.




1 Козлов Н.И. Философские сказки для обдумывающих житье. - М., 1996, с.75

2 Ламонт К. Иллюзия бессмертия. М.: Политиздат, 1984