litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 ... 8 9
Глава 2


Энергия


Восточная религиозная мысль характеризуется тем, что объединяет дух или духовность с энергетичес­ким взглядом на тело. Например, хатха-йога пред­полагает существование двух противоположных энер­гий: "ха" — энергии Солнца и "тха" — энергии Лупы Цель хатха-йоги — достижение равновесия между этими двумя силами. Согласно Йесудиан и Хайх — авторам книги "Йога и здоровье", — наше тело про­низано позитивными и негативными потоками энер­гии, и когда эти потоки полностью уравновешивают­ся, мы наслаждаемся идеальным здоровьем. (Selva Yesudian, Elisabeth Haich "Yoga ami Health", New York, 1953.) Легко понять, почему первобытные народы считают Солнце и Луну энергетическими телами: оба они непосредственно влияют па Зем­лю и жизнь на ней. Согласно китайской идее здо­ровье зависит от равновесия противоположных энергий, инь и ян, представляющих энергии Зем­ли и Неба. В китайской практике лечения акупун­ктурой различают каналы, по которым движутся эти энергии. Посредством укалывания иглами или надавливания пальцами на акупунктурные точки можно управлять течением энергии в теле в целях излечения болезней и укрепления здоровья.

Другим способом, который используют китайцы для мобилизации энергии тела и сохранения здо­ровья, является программа специальных упражне­ний, известных как тайцзи-цюань. Движения тай-цзи обычно делаются медленно и ритмично, при использовании минимальной силы. Согласно Гер­ману Канцу "удар делается на расслаблении", ко­торое "помогает течению внутренней энергии, на­зываемой по китайски "чи", а по японски "ки". Резервуар этой энергии находится, как считается, в нижней области живота". (Herman Kanz, "The Martial Spirit", New York, 1977). К другим аспек­там восточной мысли, которые касаются движения энергии в теле, я обращусь в следующих главах этой книги.

Западная мысль объясняет энергию в механис­тических категориях, как нечто поддающееся из­мерению. Но, поскольку никакими доступными инструментами эти энергии измерить не удалось, стремящийся к точности западный ум отрицает их существование. Однако живые организмы реагиру­ют на некоторые аспекты энергии тела так, как ма­шины реагировать не могут. Например, возбужде­ние, которое чувствует любящий человек, когда встречает свою любимую — явление энергетичес­кое, которое не измерил еще ни один прибор. Жизненность, излучаемая влюбленными — сле­дующий пример энергетического явления, которое также не зарегистрировал ни один инструмент. Несмотря на то, что кирлиановская фотография показала существование ауры пли энергетического излучения окружающего тело, еще никому не уда­лось объяснить это явление в количественных ка­тегориях. Еще до того, как мысль Востока начала проникать в западную культуру (что произошло совсем недавно) некоторые ученые оспаривали точ­ку зрения, что тело является всего лишь сложной биомеханической машиной, оживленной неким неясным духом и облагороженной метафизической душой. В прошлом столетии французский писатель и философ Генри Бергсон постулировал су­ществование силы или витальной энергии, так на­зываемой elan vital, которая оживляет тело. При­верженцы витализма, как было названо это направление, не могли принять мысль, что функ­ционирование живого организма можно полнос­тью объяснить в химических или физических ка­тегориях. Однако, по мере развития техник и методов научного исследования, которые дали воз­можность выяснить биохимическую основу теле­сных процессов, на витализм стали смотреть как на нечто не поддающееся научному исследованию, не имеющее отражения в объективной реальности.


Современная медицина также придерживается этого взгляда. Когда я начал изучать медицину (мне было тогда тридцать шесть лет), я много размыш­лял о том, какое значение для здоровья могут иметь чувства, и как мы можем объяснить такие явления как любовь, храбрость, гордость и красота. Зна­ния, которые я получил в медицинской академии, были очень ценными, но ни одно из ниже назван­ных понятий там даже не упоминалось. Не рас­сматривались даже такие важные эмоции как страх, гнев и грусть, так как считалось, что это явления психологические, а не физиологические. Боль изу­чалась лишь исходя из неврологической и биохи­мической точек зрения, ну а чувством удовольствия вообще никто не занимался, несмотря на то, что оно представляет такую мощную силу нашей жиз­ни.

Самым серьезным белым пятном в медицинс­ком образовании в го время была (да и сейчас до некоторой степени присутствует) сексуальность че­ловека. Каждому врачу известно, что эта функция необычайно важна для жизни и здоровья. И насколько к функции репродуцирования подошли исчерпывающе, настолько сексуальность обделена вниманием из-за того, что она не относится к ка­кому-либо одному органу, а связана с чувствами, охватывающими все тело. Благодаря изучению именно этой функции Вильгельм Райх понял, в чем состоит роль энергии в процессе жизни.

Современные медицинские пауки занимаются прежде всего функциями органов. Врачам прихо­дится специализироваться в лечении отдельных систем, таких как дыхание, кровоснабжение или пищеварение. Наука о целостном человеке неиз­вестна западной медицине. Можно подумать, что это область психиатрии или психологии, однако эти дисциплины ограничились изучением мысли­тельных процессов и их влиянием на тело.

Идея о том, что мыслительные процессы при­надлежат к одной области, так называемой психо­логии, а физические процессы к другой, так назы­ваемой медицине органов, не согласуется с моделью принципиальной целостности человеческой лично­сти. Такой взгляд — результат отделения духа от тела и ограничение его сферой сознания. Этот раз­рыв искалечил психиатрию и истощил медицину. Единственным способом справится с этим наруше­нием целостности человека является возвращение психики в тело человека. Здесь было ее первона­чальное место. Единство тела и духа выражено в греческом корне psychein, что означает дыхание. Целостный взгляд на человеческий организм при­вел бы к признанию того, что тело пронизано ду­хом, который оживляет психику и контролирует его работу.


Поскольку такое определение психики происхо­дит от витализма, наука не может его принять.

Таким образом, оно было вытеснено в царство ме­тафизики. Однако, именно с помощью психоло­гии в форме психоанализа был открыт путь к по­ниманию духа как энергетического явления. Эта дорога привела психологов па территорию сексу­альности, которая игнорировалась традиционной медициной. Фрейд предстал перед проблемой сек­суальности, стараясь понять истерические симпто­мы, психосоматические заболевания, которые ни медицина, пи психология не могли объяснить, пока Фрейд не опубликовал своего классического уче­ния. Он показал, что истерия — это результат пе­ренесения в физическую плоскость психического конфликта, связанного с сексуальностью и проис­ходящего из раннего травматического сексуально­го переживания. Однако ни Фрейд, ни другие пси­хоаналитики не были в состоянии объяснить, каким образом происходит это перенесение. В результате психосоматическая медицина страдала от разрыва между психикой и соматикой и не могла их объе­динить.

Объединить психику и соматику смог Вильгельм Райх, использовавший для этого понятие энергии. Он понял, что конфликт возникает одновременно на двух уровнях: психическом и соматическом. Он подошел к психике и соматике, как к двум аспек­там — мыслительному и физическому — одного неделимого процесса. Подходящей метафорой мо­жет быть реверс и аверс монеты, ведь, чтобы мы ни делали с монетой, это касается обеих ее сторон. Так же и сознание и тело составляют две разные функции, взаимно влияющие друг на друга. Райх сформулировал свою концепцию, как принцип пси­хосоматического единства и противоположности. Общность существует на глубинном энергетическом уровне организма, в то время как на уровне наблюдаемых явлений существует противополож­ность. Эти, на первый взгляд сложные взаимоот­ношения, можно ясно представить при помощи иллюстрации модели этих связей (рис. 2.1).


Энергетический процесс

Рис.2.1. Райх рассматривает психику и таю как единые на глубоком уровне, но противоположные на поверхностном уровне.


Возникает вопрос, касающийся природы этого энергетического процесса, а также участвующей в нем энергии. Райх представлял этот процесс как пульсацию, как возбуждение и расслабление, ко­торые можно почувствовать в виде энергетических потоков в теле. Идея энергии, действующей в теле (конкретно в его сексуальной функции), принад­лежит Фрейду. Он открыл, что другие физичес­кие недомогания, такие, как неврастения, ипохон­дрия или беспокойство, связаны с нарушением сексуальной функции. Поскольку половой акт сопровождается эмоциональной разрядкой, Фрейд считал, что эта разрядка имеет энергетический ха­рактер и постулировал, что сексуальное влечение возникает в результате накопления сексуальной энергии, которую он назвал либидо. Сначала Фрейд считал, что либидо — это физическая энергия, но, не сумев доказать ее существование, определил ее позднее как психическую энергию сексуального вле­чения. Сделав это, он увеличил пропасть между сознанием и телом.

В отличие от Фрейда, Юнг рассматривал либи­до как энергию, которая включает в себя все функ­ции и движения тела. Однако он не назвал ее фи­зической силой. В результате этого дух, психика и либидо остались физическими понятиями, а ду­ховность - понятием сознания.

Райх вернулся к изначальной фрейдовской кон­цепции либидо как физической энергии и провел некоторые эксперименты, чтобы определить, мож­но ли ее измерить. Он открыл, что электрический заряд на поверхности эрогенной зоны (грудь, губы и ладони) увеличивался, когда эта зона стимули­ровалась. Болезненное воздействие на эту зону по­нижало заряд. Кроме того, Райх показал, что при приятной стимуляции усиливался кровоток в зоне возбуждения, в то время как болезненной стиму­ляции соответствовало некоторое уменьшение кро­вотока. (Wilhelm Reich "The Function of the Orgasm" New York, 1934.)


Эти эксперименты позволили Райху разрешить конфликт между виталистами и механицистами. В мертвой материи нет зависимости между прият­ной стимуляцией, набуханием и увеличением элек­трического потенциала. Однако он подчеркнул, что "живая материя функционирует, опираясь на те же законы физики, что и неживая материя". Про­сто эти законы действуют по-другому, так как жи­вое тело является особой энергетической системой.

Но позднее Райх пришел к убеждению, что в процессе жизни участвует особый вид энергии. Он назвал ее "оргоном" и утверждал, что это протоэнергия Вселенной. В период сотрудничества с Райхом я также поверил в существование этой энер­гии. Я считаю, что существуют доводы, доказыва­ющие, что энергия процесса жизни является энер­гией, отличной от электромагнетизма. Мы можем согласиться, что для питания жизни нужна энер­гия. Чтобы избежать споров, которые могут воз­никнуть при использовании термина оргон или другого подобного названия, говоря об энергии жизни, я использую термин биоэнергия. Посколь­ку моя форма психотерапии опирается на концеп­цию энергетических процессов тела, я называю ее биоэнергетическим анализом.

Чтобы облегчить читателям понимание дальней­ших рассуждений, я начну сейчас отступление, объясняя, в чем состоит биоэнергетический ана­лиз. Личность в биоэнергетическом анализе рас­сматривается как пирамидальная структура. На вер­хушке — голова, где находятся сознание и эго. У основания, на самом глубоком уровне тела нахо­дятся энергетические процессы которые заставля­ют человека действовать. Эти процессы, проявля­ются в движениях, которые вызывают эмоции, а завершаются мыслями. Зависимость между этими процессами представлена на рис 2.2.

Пунктирная линия между разными уровнями личности указывает на взаимозависимость этих пластов. В биоэнергетическом анализе, для того, чтобы понять личность, изучается каждый уровень.



Рис. 2.2. Иерархия личности.


Из-за их исключительной значимости в центре вни­мания находятся энергетические процессы, лежа­щие в основе пирамиды. Объектом пристального внимания являются энергетический потенциал дан­ного человека и способ, которым он используется.

Мы знаем, что энергия производится в теле в результате биохимических реакций. Несмотря на всю свою сложность химия метаболизма похожа на процесс, где горючее становится энергией, по общей формуле:

Р (топливо или продукты питания) + О = Е (энергия)

Живые организмы от неживой природы отлича­ет тот факт, что в организмах этот процесс проис­ходит внутри мембраны, благодаря чему произве­денная энергия не теряется в окружающую среду, а используется организмом для выполнения своих жизненных функций. Одна из главных функций — это получение из окружающей среды необходимых элементов для производства энергии. Необходи­мо, чтобы мембрана была проницаемой для продуктов питания и кислорода, а также для удале­ния продуктов распада. В случае более сложных организмов, чем бактерии или простые однокле­точные, этот процесс объединен с активным поис­ком необходимых продуктов. Поэтому движения организма не могут быть случайными. Они долж­ны управляться некой формой чувствительности к окружающей среде. Как заметил один из ведущих исследователей функционирования протоплазмы, "возможно, у протоплазмы нет разума, но то, что она делает — разумно". Разве не является разум­ным стремление к пище, любви н приятным кон­тактам и отступление перед опасностью или бо­лью? Это не механический процесс, гак как каждый организм постоянно изучаем свое окружение. Это приближение и отступление - часть пульсационной активности. Внутри организма она включает в себя сердцебиение, дыхание, перистальтику кишеч­ника и т.д. Все это результат возбуждения каждой клетки и каждого органа тела. Таким образом, мы можем сказать, что жизнь — это состояние конт­ролируемого внутреннего возбуждения; возбужде­ние производит энергию, необходимую для под­держания внутренних функций, а также для совершения внешних действий, поддерживающих или увеличивающих возбуждение организма.


Мы рождаемся с огромным потенциалом чувстви­тельности к побуждающим факторам; с возрастом эта чувствительность уменьшается. Я думаю, что эту утрату чувствительности можно объяснить тем, что с возрастом тело становится более структури­рованным и жестким. Наконец, приходит время, когда пожилой человек настолько укореняется в своих стереотипных навыках, что практически не способен спонтанно двигаться. Я не помню, чтобы я когда-либо видел пожилого человека, прыгаю­щего от радости гак, как это делают дети. У груд­ных детей наиболее живые и одухотворенные тела, ибо они более, чем кто-либо другой, чувствитель­ны к окружающей среде и другим людям. В го же время пожилые люди одухотворены более созна­тельным образом, ибо в большинстве своем пони­мают, насколько сильно они связаны с окружаю­щим миром. В понятии духовности тела содержится мощный дух или сильное сознание духовного удов­летворения.

Процесс построения связи с внешним миром является энергетическим процессом. Чтобы попять, как это происходит между двумя людьми, предста­вим себе два камертона, настроенных на одну час­тоту. Когда они находятся рядом, то удар по одно­му из них вызывает вибрацию второго. Подобным образом можно объяснить связь между двумя глу­боко влюбленными людьми. Образ двух сердец, бью­щихся как одно, может быть чем-то большим, чем простой метафорой. Как мы показали, наши сердца и тела — это пульсирующие системы, излучающие волны, которые могут действовать на другие сердца и тела. Довольно часто у матерей наблюдается спо­собность чувствовать, что переживают их дети, что зависит от этого типа связи между ними.

Чувства единения с Вселенной можно достичь, утратив или преодолев свое эго. Эго - это грани­ца, создающая индивидуальное сознание. Внутри этой границы содержится самоподдерживающаяся энергетическая система, основной чертой которой является состояние возбуждения. На рисунках 2.3 А-В организм представлен как окружность вокруг пульсирующего корня энергии. Без существования границы не могли бы существовать сознание и эго.




Удовольствие = движе­ние крови и возбужде­ния к поверхности тела

Боль = отток крови и энергии oт поверхности

Граница проницаема или ослабленa = слабое эго



Волны интенсивного возбуждения преодоле­вают сильные границы потоком чувств = радость


Рис. 2.3 Энергетические процессы a mow.

А. Нормальная реакция на удовольствие и боль.

Б. Энергетический процесс, происходящий в результате от давления эго.

В Энергетические процессы в состоянии повышенного возбуждения.


Рис. 2.3 Л представляет нормальное энергети­ческое взаимодействие организма со своим окру­жением, когда он переживает удовольствие или боль. Эго выступает посредником в интересах самосохранения (когда организм испытывает болевое раздражение) пли само­реализации (когда организм получает приятную стимуляцию).





Рис. 2.3 Б показывает, как волны возбуждения переходят от корня к миру в случае ослабления эго В этом случае сознание уже не является инди­видуальным. Результатом такого опыта, который можно пережить в глубокой медитации, является состояние тишины и покоя.

На рис. 2.3 В внутреннее возбуждение стано­вится настолько сильным, что волны, которые оно излучает — как во время оргазма или другого ра­достного возбуждения - переполняют эго, излу­чаясь за его границы. В этом случае человек пере­живает чувство единения с космосом, но это не чувство покоя, а экстаз.

Перейдем теперь к практическим аспектам этих рассуждений на тему энергии. Одной из самых ча­стых проблем здоровья людей в нашей культуре является депрессия Трудно определить частоту, с которой она встречается, так как у нас нет объек­тивных критериев, по которым мы распознаем деп­рессию, за исключением ее самых явных форм Человек в состоянии клинической депрессии мо­жет лежать без движения в кровати или сидеть в кресле, не показывая ни малейшего желания ак­тивно участвовать в жизни. Во множестве случаев сопутствующим симптомом является чувство от­чаяния. У других депрессия может объединяться с беспокойством или может чередоваться с периода­ми усиленной активности. Когда доминируют ко­лебания настроения, мы говорим, что состояние маниакально-депрессивное. В случаях такого типа очевидно, что пациент перескакивает из состояния сверхактивности в состояние недостаточной актив­ности.


В то время как случай острой депрессии легок для распознавания, хроническая депрессия часто вообще не распознается. Человек может жаловать­ся на усталость и приписывать этому уменьшение своей активности - это одна из черт такой депрес­сии. Но если после продолжительного отдыха все-таки чувствуется усталость, то верным диагнозом будет депрессия. Когда пациент входит в контакт с собой во время терапии, часто можно услышать такие замечания: "Теперь я понимаю, что состоя­ние депрессии было у меня большую часть жизни. Как случилось, что я ее не замечал?" Ответ прост: мы старались быть занятыми. Большинство моих пациентов признает, что их активность — это за­щита от депрессии; когда они начинают чувство­вать усталость, то начинают новое дело. Интерес­но, что такие занятия могут способствовать физическому и психическому пробуждению дан­ной особы, возрастет уровень энергии, однако, рано или поздно, депрессия вернется.

Конкретной травмой, предрасполагающей чело­века к депрессии, является потеря любви. (Пол­ный анализ причин и способов лечения депрессии вы можете найти в работе A.Lowen "Depression and the Body" New York, 1977.) Грудной ребенок, ко­торого лишили тесного контакта с матерью или с личностью, которая заменяла ему мать, может впасть в состояние депрессии и умереть. Незави­симо от возраста нам всем нужна связь с кем-то, кто нас любит, чтобы поддержать чувствительность наших тел. Пожилые люди, потерявшие любимого товарища, часто теряют желание жить. Большин­ство взрослых людей могут протянуть руку многим людям, чтобы установить контакт, в то время как дети и пожилые люди ограничены в своей спо­собное™ создавать узы любви Тем не менее, чув­ство такого единства им абсолютно необходимо для здоровья.

Еще до рождения ребенок тесно связан со своей матерью. В лоне эта связь самая интимная и самая тесная из возможных. Родившись, ребенок пыта­ется заново почувствовать тепло этого контакта у груди пли в объятиях матери Такие контакты для грудных детей очень важны. Они побуждают его тело, стимулируют его функции, дыхание и пище­варение. Приятная физическая близость дает по­зитивные эффекты всю жизнь, обновляя энтузи­азм и жизненную силу человека.


Потеря близкого человека часто вызывает боль в сердце или спазм в груди. Все, за исключением самых маленьких детей, могут пройти это пережи­вание и разблокировать спазм внутри себя, опла­кивая эту потерю. Плач освобождает напряжение и возвращает телу свободное состояние. Когда пульсация сердца снова становится сильной, вол­ны возбуждения доходят до поверхности тела и проникают дальше. Возбуждая другие тела, эти волны создают энергетические связи между ними.

Маленькие дети, потерявшие любовь, к сожале­нию, не могут придти в себя, пока не будет созда­на новая связь. Освобождение напряжения и рас­слабление, которое приносит плач, необходимо маленькому ребенку для поддержания силы пуль­сации в своем теле. Часто бывает так, чго потеря любви вызвана не смертью или потерей матери, а лишь невозможностью для ребенка удовлетворе­ния основного желания любви. Мать могла сама быть обиженным ребенком, который страдал из-за утраты любви своей собственной матери. Здоровый и энергичный отец, возможно, способен реагиро­вать на нужды ребенка, но он не в состоянии пол­ностью заменить мать, даже если он может при­глушить боль разбитого сердца. В большинстве случаев сердечная боль из-за утраты любви матери не проходит у человека и во взрослом состоянии, проявляясь в виде хронических болей в груди и затрудняя дыхание. Уменьшая доступ кислорода в организм, такие хронические напряжения задержи­вают производство энергии.

Такой человек не сможет поднять уровень своей энергии просто посредством увеличения количе­ства пищи и кислорода. Если тело не нуждается в дополнительной энергии, то избыток питания от­кладывается в виде жира, а избыток кислорода ве­дет к состоянию гипервентиляции. Организму не­обходимо равновесие между использованием энергии и ее накоплением. Равновесие между на­коплением и выделением энергии контролируется потребностью. Увеличения базового уровня энер­гии у человека можно добиться только благодаря оживлению тела посредством выражения чувств. Отсутствие жизненной энергии всегда является результатом сдерживания чувств.


Одним из удивительных последствий понижен­ного уровня энергии является возрастание актив­ности, которая, в свою очередь, возникает из по­пытки найти любовь. Большинство детей, переживших потерю любви считают, что эта поте­ря произошла из-за того, что они не смогли заслу­жить эту любовь. Большинство матерей закрепля­ет такое чувство вины в ребенке, ругая их за то, что они слишком много требуют, чересчур энер­гичны, строптивы. Ребенок скоро поймет, что, если он хочет получить хоть немного любви, он должен приспособиться к требованиям матери. Это преду­беждение, что любовь необходимо заслужить, обычно сохраняется до взрослого возраста, когда оно часто проявляется в стремлении к достижени­ям, к успехам. Такое поведение типично для лю­дей со склонностью к поведению "типа А", для которого характерно преувеличенное стремление к подтверждению своей ценности вместе с подавле­нием гнева, что проявляется в частом раздражении. Поведение "типа А" является главным фактором, ведущим человека к депрессиям и болезням сердца. (M.Friedman and R.H.Rosenman "Type A, Behavior and Your Hearth" New York, 1981, A.Lowen "Love, Sex And Your Heart", New York, 1989.) Такого рода поведение также ответственно за хроническую ус­талость людей в нашей культуре.

К сожалению, большинство людей не умеет сни­зить темп своей жизни настолько, чтобы почувство­вать, что они устали, находясь под давлением жиз­ни, веры в необходимость жить дальше так, как они жили до этого, поскольку от этого зависит их выживание. Чувство усталости будит в них трево­гу, что они не смогут продолжить борьбу. Боль­шинство людей не могут сказать самому себе: "Не могу." Когда они были детьми, их учили, что ска­зать: "Не могу" — равносильно признанию пора­жения, а значит, что они недостойны любви.

Существует физическая причина, из-за которой возрастает активность при понижении уровня энер­гии. Невозможно расслабиться, если уровень энер­гии слишком низок, так как для снятия напряже­ния мышц необходима именно энергия. Этот факт, несмотря на то, что он не очень сильно известен, можно легко проиллюстрировать и объяснить.


Когда мышцы напрягаются, они выполняют ра­боту, которая использует энергию. В состоянии напряжения они не смогут выполнить больше ни­какой работы. Чтобы мышцы расслабились и были способны выполнять работу, необходимо, чтобы мышечные клетки произвели необходимую для это­го энергию Это, в свою очередь, требует притока кислорода и удаления молочной кислоты. Прин­цип работы мышцы показан на рисунке 2.4.

Расслабленная

Разрядка

Сокращенная

Заряжение









Рис . Энергия в мышце. Расслабленная мышца энергетически заряжена и растянута, в то время как сокращенная мышца после использования своей энергии в процессе работы, сжата.

Рассмотрим растянутую мышцу, как натянутую пружину. Она сейчас наполнена энергией. Когда мышца сжимается, чтобы выполнить некую рабо­ту, она становится короче и тверже. По мере ис­пользования пружина теряет энергию Мышца ре­генерируется и расслабляется, увеличивая свой энергетический потенциал, что подобно растяже­нию пружины для того, чтобы она могла выпол­нить дальнейшую работу.

Когда человек переутомлен, а уровень его энер­гии низок, он может легко попасть в состояние

Психология те га

сжатия, также как человек, страдающий маниакаль­ным психозом, у которого гипервозбудимость и гиперактивность предваряют состояние депрессии Классическим примером этого состояния является беспокойный и возбужденный ребенок, который, несмотря на усталость не может успокоиться и ус-путь. Родители, в конце концов, могут накричать на пего или наказать, чтобы успокоить. Ребенок реагирует взрывом плача, родители обнимают его и прижимают к себе. Он засыпает. Плач заставля­ет ребенка дышать глубже, что дает ему энергию, необходимую для расслабления.


Человек с высоким уровнем энергии редко впа­дает в состояние высокого возбуждения, так как его тело, благодаря расслабленным мышцам, мо­жет удержать высокий уровень напряжения. В ре­зультате движения его свободные, спонтанные и полны грации. Как автомобиль с двигателем боль­шой мощности, который с легкостью поднимается на гору, люди с большим количеством энергии дви­жутся по жизни с минимальными усилиями. И только в ситуации кризиса у них можно отметить определенные усилия, но даже тогда у них доста­точно энергии, чтобы создать впечатление, что они все делают с легкостью.

Возможно, что никакая другая часть тела так вы­разительно не показывает жизненную силу тела, как глаза. Их считают зеркалом души. Но это так­же и зеркало тела. Они показывают состояние внут­ренней энергии тела человека. Когда эта внутрен­няя энергия горячая, ее яркое пламя блестит в глазах. Например, глаза влюбленного человека блестят, отражая состояние подъема энергии. В глазах также проявляются чувства. Они искрятся, когда человек весел, сияют, когда человек счастлив, и теряют блеск, когда он утомлен. Так как глаза выполняют такую важную роль в жизни че­ловека, мы вернемся к ним в одной из следующих глав этой книги.

Состояние и вид кожи — еще один способ для оценки состояния жизненной энергии. У людей с высоким уровнем энергии кожа, независимо о г цвета, розоватая, гак как она хорошо насыщена кровью. Это возможно, когда волна возбуждения из глубины организма доходит до поверхности тела, давая коже сильный заряд энергии. Серый, бело­ватый, желтоватый или бронзовый оттенок пока­зывает, что кожа недостаточно обеспечена энерги­ей и приток крови к ней уменьшился. Сухая, твердая или холодная кожа говорит о том, что имеются проблемы как на уровне кровоснабжения, так и на энергетическом уровне. Состояние кожи указыва­ет на эмоциональное состояние человека. Напри­мер, в состоянии страха кровь оттекает от поверх­ности, оставляя кожу бледной, холодной и даже липкой. Гусиная кожа также указывает на страх. Она появляется в результате того, что эластичные волокна кожи сжимаются и волосяные луковицы поднимаются.


Опыт формирует тело. Реагируя на чувственное прикосновение, тело расслабляется под действием приятного возбуждения. Тело ребенка, не имею­щего тесного контакта с матерью, напрягается и становится холодным. Его чувствительность уменьшается, а внутренняя пульсация снижается. У здорового человека эта пульсация сильная и про­должительная, что позволяет человеку контакти­ровать с миром. Такие открытые миру, любящие люди — редкость в нашей культуре. Приведенный далее набор вопросов поможет вам оценить ваше энергетическое состояние.


Энергетический аутодиагноз Низкий уровень энергии


1. Чувствуете ли вы себя усталым?

2. Трудно да вам вставать утром? Чувствуете ли вы себя выспанным?

3- Чувствуете ли вы себя загнанным, усталым, подавленным?

4. Находитесь ли вы постоянно в движении?

5. Трудно ли вам расслабиться, спокойно посидеть?

6. Свободно ли вы двигаетесь, или ваши движения резкие и поспешные?

7. Трудно ли вам уснуть?

8. Чувствуете ли вы себя иногда удрученными?


Если на большинство вопросов вы ответили по­ложительно — у вас низкий уровень энергии.


Высокий уровень энергии

1. Хорошо ли вы спите и просыпаетесь ли вы отдохнувшими?

2. Ясные и блестящие ли у вас глаза?

3. Приятно ли вам выполнять свои обычные обязанности?

4. С оптимизмом ли вы ждете следующий день?

5. Нравится ли вам состояние покоя?

6. Грациозно ли вы двигаетесь?


Если на большинство вопросов вы ответили по­ложительно — у вас высокий уровень энергии.

Эта книга имеет целью помочь вам в понимании своего тела, как внешнего проявления, духа. Нуж­но не только понять, но и прочувствовать. В сле­дующих главах мы изучим факторы, которые влия­ют на ваше энергетическое состояние. Вы изучите Упражнения, которые позволят вам оживить тело и придать грацию вашим движениям.



Глава 3 Дыхание


Право быть собой реализуется с нашим первым вдохом. Насколько сильно мы ощущаем это право, можно увидеть по нашему дыханию. Если бы мы все дышали таким же естественным образом, как животные, уровень нашей энергии был бы высок, и мы бы редко страдали от хронической усталости или депрессии. Однако большинство людей нашей культуры дышат неглубоко и имеют склонность за­держивать выдох. И, что хуже всего, они даже не подозревают о том, что у них есть проблемы с ды­ханием. Зато они стремительно несутся по жизни, задерживаясь иногда, чтобы сказать друг другу, что "едва успевают глотнуть воздуха".

Большинство существующих сегодня программ тренировок подчеркивают необходимость глубоко­го дыхания. Дыхательные упражнения с давних времен являются интегральной частью йоги. Одна­ко рекомендованные разными школами дыхатель­ные упражнения, несмотря на свою огромную цен­ность, не содержат объяснения, почему у людей существуют такие проблемы с правильным, есте­ственным дыханием. Этой проблемой мы и займемся в данной главе. Мы должны вначале понять дина­мику дыхания.

Как все мы знаем, дыхание доставляет тканям кислород для поддержания метаболизма. К сожа­лению, организм не сохраняет кислород в каких-либо значительных количествах, поэтому, когда дыхание прекращается больше, чем на несколько минут, наступает смерть. (В отличие от дыхания без воды можно прожить несколько дней, а без пищи — несколько месяцев.) Таким образом, ды­хание не является просто механическим процес­сом. Это один из аспектов глубокого телесного ритма расширения и сжатия, который находит свое выражение также в пульсации сердца. Более того, оно является выражением духовности тела. Биб­лия говорит, что сотворяя человека, Бог взял ку­сок глины и вдохнул в него жизнь. Идея, что воз­дух содержит некую силу, необходимую для жизни, является важным элементом философии индуиз­ма, в которой ее называют "праной". Такой жиз­ненной силой является кислород, который спосо­бен заставить мертвую субстанцию, такую, как дерево, гореть. Подобную способность кислород проявляет и в живых организмах.


Дыхание имеет непосредственную связь с состо­янием возбуждения. Когда мы расслаблены и спо­койны, наше дыхание свободное и спокойное. В состоянии сильного эмоционального возбуждения дыхание становится быстрым и интенсивным. В состоянии страха мы дышим резко и задерживаем дыхание. В состоянии напряжения наше дыхание становится поверхностным. Справедливо также и обратное утверждение: глубокое дыхание успокаи­вает тело.

Впервые я отметил связь между напряжением и дыханием, когда, будучи кандидатом в корпус обу­чения резерва, стрелял из карабина в тире. Не­смотря на мои старания, пули не попадали в центр мишени. Наблюдая за мной, инструктор посове­товал мне сделать три глубоких вдоха и выдоха и нажать на спуск на третьем выдохе. Он также ска­зал, что если я буду задерживать дыхание во время стрельбы, то мое тело будет напряжено и рука будет дрожать. Он был прав, что я и подтвердил своим следующим выстрелом. Этот случай я хоро­шо запомнил, но я не применял в жизни это от­крытие вплоть до времени своего лечения у Виль­гельма Райха. Терапия у него наглядно дала мне понять, как часто я задерживаю дыхание. Я мог бороться с этой тенденцией, концентрируя внима­ние на дыхании. Полезность этой концентрации я мог отметить не один раз во время лечения у сто­матолога. Когда я лежу на зубоврачебном кресле, я концентрируюсь на свободном и глубоком дыха­нии, стараясь одновременно максимально рассла­биться. Если дантист не сверлит в сверхчувстви­тельном месте, боль легко переносится и нет нужды в новокаине. В течение нескольких последующих лет после терапии у Райха я работал над своим дыханием, все сильнее осознавая его, а также вы­полнял биоэнергетические дыхательные упражне­ния, с которыми мы встретимся в этой главе. Эти упражнения отличаются от обычных дыхательных упражнений тем, что они вырабатывают навык ес­тественного дыхания, независимо от нашей волн. Я не нахожу слов, чтобы полностью выразить, ка­кие благие последствия принесла мне эта работа. Она положительно повлияла на мое здоровье, ук­репила меня, а также позволила вести себя более свободно и естественно во всех стрессовых ситуа­циях. Она бесценна во время публичных выступ­лений, гак как позволяет мне избегать напряже­ния, связанного с выступлениями перед большим количеством людей.


Важно, чтобы мы осознавали свое дыхание и об­ращали внимание на то, дышим мы носом, ртом или задерживаем дыхание. Важным указанием на это является вздох, так как это реакция организма на задержку дыхания. Нормальное дыхание слы­шимо, и лучше всею оно слышно во время сна. Люди, которые дышат почти бесшумно, серьезно вредят своему дыханию.

В отличие от вздохов, функция которых — вы­пускание воздуха, при позевывании воздух втяги­вается в легкие. Зевание — это признак усталости или сонливости, оно возникает, когда запасы энер­гии требуют пополнения. Иногда это признак ску­ки. В стимулирующих и возбуждающих ситуациях дыхание усиливается, а энергия возрастает. Есте­ственное дыхание, как дышит ребенок или животное, вовлекает в эту работу все тело, хотя не все его части работают активно, но на каждую из них влияют дыхательные волны, проходящие по телу. Когда мы втягиваем воздух, энергия берет начало в глубине брюшной полости и поднимается вверх, к голове. Во время выдоха волна перемещается от головы в направлении стоп. Эти волны легко мож­но увидеть, также как и помехи процессу дыха­ния. Частой помехой является задержка волны на уровне пупка или таза. Это не позволяет вовлечь таз и брюшную полость в процесс дыхания и при­водит к поверхностному дыханию. Глубокое дыха­ние вовлекает нижнюю часть брюшной полости, которая выпячивается при вдохе и втягивается при выдохе. Это может казаться несколько ошибочным, гак как воздух никогда фактически не попадает в брюшную полость. Тем не менее, во время глубо­кого брюшного дыхания расширение нижней части брюшной полости позволяет нижним отделам лег­ких легче и полнее расширяться, что углубляет Дыхание. Все маленькие дети дышат именно таким образом.

При поверхностном дыхании дыхательные дви­жения не выходят за пределы грудной клетки и диафрагмы. Движения диафрагмы вниз ограниче­ны, что вынуждает легкие расширяться наружу. Это вызывает излишнее напряжение организма, так как расширение грудной клетки, заключенной в жесткий каркас ребер, требует больше энергии, чем расширение брюшной полости. Почему этот спо­соб дыхания, требующий больших энергетических затрат при более низком насыщении организма кислородом, встречается чаще? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять, как связаны меж­ду собой дыхание и чувства.


Глубоко дышать - означает глубоко чувство­вать. Если мы глубоко дышим животом, эта об­ласть оживает. Сдерживая глубокое дыхание, мы тормозим некоторые чувства, связанные с живо­том. Одним из этих чувств является 1русть, так как живот принимает участие в глубоком плаче. Этот вид плача можно назвать "плач животом". Основа такого плача — глубокая печаль, которая во многих случаях граничит с отчаянием Дети рано понимают, что посредством втягивания и напря­жения живота можно избежать проявления болез­ненных чувств грусти и печали.

Иметь плоский живот может казаться эстетич­ным и модным. Чтобы подчеркнуть свою молодость, манекенщицы в журналах обычно позируют с втя­нутыми, плоскими животами. Но плоский живот указывает также на недостаточную полноту жиз­ни. Когда мы определяем нечто как плоское, мы имеем в виду, что эта вещь не имеет вкуса, цвета п оригинальности. У меня часто была возможность слышать из уст особ с плоскими животами жалобы па внутреннюю пустоту. Отсутствие чувствительности в этой части тела означает также недостаток великолепного сексуального чувства тепла и ра­створения в районе таза. У таких людей сексуаль­ное возбуждение ограничено, главным образом, гениталиями. Эта проблема является следствием сдерживания сексуальных чувств в детстве. Нада­вив на живот кулаком, мы не почувствуем сопро­тивления, как если бы в нижней части живота была дыра; однако, если живот большой и круглый, та­кой дыры мы не почувствуем. В этих случаях необ­ходимо склонить этого человека к глубокому ды­ханию животом, чтобы вернуть ему жизнь и чувствительность в эту область тела. Даже если человек осознает, что он дышит неглубоко, ему необходимы специальные упражнения, активизи­рующие такое дыхание. Можно, например, посо­ветовать ему дышать, сопротивляясь давлению ла­дони на живот. В лечении эмфиземы легких используется метод, когда пациенту предлагают ды­шать, пересиливая вес грузика, помещенного у него па животе, поднимая его силой вдоха и позволяя ему медленно опускаться во время выдоха. Другой метод открыть дыхание состоит в том, чтобы лечь на пол, подложить под шею свернутое одеяло, со­гнуть колени, ягодицы сильно прижать к полу. (Полное описание этих упражнений и иллюстра­ции к ним вы можете найти в книге A. Lowen "The Way to Vibrant Health" New York, 1977.) Какой бы метод мы не использовали для того, чтобы углу­бить дыхание и почувствовать его в глубине таза, в результате проявляется чувство печали и сексу­альность. Если мы сможем принять эти чувства — 'I особенно если сможем глубоко расплакаться — вес тело радостно оживет. Я был свидетелем того, как этого достигли многие мои пациенты.


О том, как велико значение пустоты или полно­ты живота, я убедился из следующего наблюдения. Наша сука породы колли несколько лет тому назад родила 14 щенков. Четверо последних родились мертвыми, так как роды длились слишком долго. Но десять щенков — это все равно больше, чем сука может выкормить одновременно. Вскоре мы поняли, что все молоко попадает к самым силь­ным щенкам, и что слабейшие скоро погибнут. Призванный на помощь ветеринар посоветовал допускать к груди сначала слабых щенков, тогда они насытятся. Сильные и так смогут высосать до­статочно молока, чтобы утолить голод. Но как мы могли различить, какие из них были сильнейши­ми или слабейшими? Мы решили ощупывать их животики. Те, чьи животики были полные на ощупь, попадали в одну корзинку, а тех, животы которых при ощупывании казались пустыми, мы клали в другую корзинку. Этих последних мы пус­кали кормить первыми. Таким образом все десять щенков выжили и выросли здоровыми псами.

При других заболеваниях дыхания грудная клетка движется мало, дыхание главным образом диафрагмальное, с некоторым расширением брюшной полости. В этом случае грудная клетка слишком раздута, временами настолько, что напоминает на вид бочку. Такой внешний вид может показаться мужественным, но приводит к эмфиземе. Посто­янное слишком сильное наполнение воздухом груд­ной клетки растягивает и надрывает нежную ткань легких, в результате чего кислорода в кровь посту­пает недостаточно, несмотря на болезненные уси­лия вдохнуть побольше воздуха. Даже если такое состояние имеет менее выраженную форму, это создает опасность для здоровья, так как неподвижность грудной клетки является большой нагрузкой для сердца.

Самый значительный опыт, связанный с дыха­нием, я получил во время моего первого сеанса у Вильгельма Райха. Во время своей психоаналити­ческой практики Райх заметил, что когда пациент воздерживается от выражения какой-либо мысли или чувства, он задерживает дыхание. Это была форма сопротивления, но Райх, вместо того, чтобы направлять внимание пациента на это сопротивле­ние, советовал ему лишь свободно дышать. Как только пациент освобождал свое дыхание, он ста­новился разговорчивым и освобождал свои мысли и чувства. Отметив эту закономерность, Райх скон­центрировался на дыхании, лежащем в основе со­знательного и бессознательного сопротивления, которое строит пациент.


Во время моего первого сеанса у Райха я лежал на кушетке в одних шортах, чтобы он мог наблю­дать за моим дыханием. Райх ограничился тем, что велел мне дышать. Мне казалось, что я исполняю это, но через 10 минут Райх заметил: "Лоуэн, вы не дышите!" Я ответил, что дышу, и что в против­ном случае я был бы мертв. Он ответил: "Но ваша грудная клетка не движется!" Он попросил меня, чтобы я положил руку на его грудь и посмотрел, как она поднимается и опускается с каждым вдо­хом и выдохом. Я заметил, что моя грудная клетка движется намного слабее, чем у него, и решил мо­билизовать ее, чтобы она двигалась в ритме моих вдохов и выдохов. Я делал это в течение несколь­ких минут, дыша ртом. В это время Райх попро­сил, чтобы я открыл глаза. Когда я открыл их, из моей груди вырвался крик. Я услышал этот крик, но он показался мне чужим. Я не чувствовал страха, я был просто удивлен. Райх приказал мне за­молчать, чтобы не мешать соседям, и я замолчал Я снова начал дышать ртом, и через минут десять Райх снова попросил меня открыть глаза. Еще раз у меня вырвался крик, и снова я услышал его как бы снаружи, словно у меня с ним не было ничего общего. Когда я покинул кабинет Райха, то понял, что у меня есть какая-то важная проблема, о кото­рой я не знаю. Я понял также, что свободное, глу­бокое дыхание помогает достичь подавленных чувств и освободить их.

Райх посвятил следующие терапевтические се­ансы глубокому дыханию, попросив меня заранее сказать ему о своих негативных мыслях и чувствах по отношению к нему. Так он хотел раскрыть от­рицательный перенос, для того, чтобы отметить, проанализировать и исключить его. После вступи­тельной беседы я ложился на кушетку и дышал. Когда какая-либо мысль казалась мне важной, я делился ею с Райхом. Однако важнее всего было отдаться естественному дыханию. Когда я делал что-то, чтобы углубить дыхание, Райх говорил: "Не делай этого, позволь, чтобы это происходило само по себе." Вначале это заставляло меня ошибаться, поскольку я старался исполнить его инструкции как можно лучше. Конечно, ничего драматическо­го не произошло. Посредством сознательного ды­хания я неосознанно контролировал освобождение своих чувств. Первый сеанс убедил меня, однако, что подход Райха был верным. Таким образом я продолжал терапию, стараясь, чтобы мое дыхание стало естественным.


В течение первого месяца терапии я регулярно ощущал парестезии (чувство ползания мурашек по ногам и рукам), что было следствием гипервентиляции. Несколько раз случались болезненные по­щипывания и мышечные спазмы. Руки в это вре­мя казались мне когтями птицы, и я не мог двигать пальцами. Райх заверил меня, что ого пройдет, когда мое дыхание выровняется. Действительно, так и случилось.

У большинства из пас симптомы гипервентиля­ции возникают, если мы начинаем глубоко дышать, лежа без движения. Физиологически это можно объяснить тем, что такого рода дыхание слишком понижает уровень углекислого газа в крови, что приводит к такой реакции. С этим можно спра­виться, дыша в бумажный пакет, ибо в этом слу­чае часть окиси углерода снова абсорбируется. По мере хода терапии я перестал чувствовать симпто­мы гипервентиляции после глубокого и свободно­го дыхания. Я понял, что понятие "гипер" являет­ся сравнительным по отношению к прежней глубине дыхания. Другими словами, симптомы ги­первентиляции появляются, если мы начнем ды­шать глубже, чем мы привыкли. Как только орга­низм привыкает к глубокому дыханию, такая "гипервентиляция" перестает быть "гипер".

Эти симптомы можно также объяснить тем, что дыхание заряжает тело энергией. Если тело дан­ного человека привыкло к некоторому уровню энер­гии или возбуждения, то оно будет заряжено бо­лее, чем нужно, что проявляется в болезненном состоянии. Если этот повышенный заряд не будет разряжен, то тело сожмется, и появятся описан­ные выше симптомы. Когда человек сможет пере­носить высокий заряд энергии, тело будет чувство­вать себя живее. Именно это и случилось со мной, когда я расслабился во время терапии у Райха. С симптомами гипервентиляции можно также справиться или уменьшить их, нанося удары по кушет­ке или делая другую, достаточно исчерпывающую работу для того, чтобы израсходовать лишнюю энер­гию.

Во время моей собственной терапии, когда я про­должал работу над дыханием и отпускал свое тело, случились два следующих драматических проис­шествия. Однажды, когда я, отдыхая, лежал на тренировочном мате, что-то двинулось во мне, колебля мое тело, пока я не встал. Минуту я стоял неподвижно, а затем начал колотить мат кулака­ми. Когда я это делал, я увидел лицо своего отца. Я знал, что бью его за то, что он шлепнул меня — событие, которое я совсем не помнил. Когда через какое-то время после этого я встретился с отцом, я спросил его, ударил ли он меня когда-либо. Он признался, что сделал это один раз, когда я заста­вил нервничать мать, вернувшись слишком поздно домой со двора.


То, как я спонтанно поднялся с мата, удивило меня. В отличие от моего первого сеанса у Райха, когда я кричал, не чувствуя никакого страха, на этот раз я ощущал полную силу своего гнева. Надо понимать, что пи один из моих поступков не был выполнен сознательно. Нечто на более высоком уровне — на уровне бессознательного, как назвал его Фрейд - приказало мне так сделать.

Идея действия без участия сознания является центральным понятием в практике и философии дзен. Евгений Харригел, описывая свои упражне­ния дзен в мастерстве стрельбы из лука, пишет: "Нужно дойти до точки, когда сам не выпускаешь стрелу, но нечто делает это за тебя." (Eugene Harrigel "Zen and the Art of Archery" New York, 1971.) Нечто подобное действует в нас, либо посредством нас, но не принимается как сознание. Это определенного рода сила, по такая, которая, по-видимому, обладает своим собственным созна­нием, более глубоким и широким, чем наше обыч­ное сознание. Если нам необходимо дать ей опре­деление, то можно назвать ее духом, живущим в нас, который мобилизует нас к действию.

Другими словами, опыт духовности тела зави­сит не от действия, а от чувства силы внутри себя, которая больше, чем сознательное Я.

Второй поворотный пункт в моей терапии на­ступил некоторое время спустя. Во время одного из сеансов, когда я лежал па топчане и отдыхал, у меня было ясное впечатление, что я близок к тому, чтобы увидеть картину на потолке. Во время не­скольких следующих сеансов это чувство усили­лось. Потом эта картина появилась. Я увидел лицо моей матери, смотрящее на меня свысока, в гневе. Я ощутил себя в семимесячном возрасте, лежащим в коляске перед домом. Перед этим я плакал о маме, по мой плач, вероятно, отвлек ее от какого-то за­нятия. Когда она вышла ко мне, у нее было такое холодное и суровое выражение лица, что я замер. Я понял, что крик, который я в то время не выда­вил из себя, был тем криком, который я издал во время своего первого сеанса у Райха. Он все еще пребывал в моем горле, которое было гак зажато, что я не мог ни крикнуть, ни глотнуть. Много лет позднее, во время рабочего семинара, который я проводил, случилось нечто, что помогло мне это понять. Один из участников предложил, чтобы мы поработали над моим телом для того, чтобы рас­слабить некоторые мои напряжения. Я согласил­ся. Я лежал на полу, а две женщины работали од­новременно над моим телом. Одна занялась моим зажатым горлом, а другая стопами, то есть двумя областями, где напряжение было наибольшим. Я помню, что чувствовал себя беспомощным, и в этот момент почувствовал в горле острую боль, как будто кто-то мне его перерезал. Я понял, что моя мать психически подрезала мне горло, так что мне трудно было говорить или плакать.


Этот крик вырвался, когда я возбудил свою грудь дыханием. Крик застрял в моем горле, но в моей груди осталась боль из-за злости на мать. Именно эта боль разбитого сердца, потери любви мамы была тем, что я должен был подавить в себе, чтобы вы­жить, так как когда я боролся криком и плачем, требуя груди, это обернулось против меня. Мне удалось приглушить эту боль, напрягая грудную клетку, но следствием этого был огромный стресс, отрицательно влияющий на сердце. Я жил в бес­сознательном страхе, что меня покинут, or которо­го мог освободиться, только посмотрев в глаза стра­ху и оплакав свою потерю.

Не все разделяют этот взгляд, по торможение чувств заставляет человека бояться. Он становит­ся, как говорится, скелетом в шкафу, на который мы боимся взглянуть. Чем дольше это чувство скры­вается, тем больше мы его боимся. Во время тера­пии мы понимаем, что когда двери шкафа будут открыты, то есть когда приглушенные чувства бу­дут освобождены, они безусловно окажутся менее ужасными, чем мы ожидали. Одним из преиму­ществ является то, что мы уже не беспомощные дети. У большинства из нас достаточно развитое сильное эго, способное справляться с чувствами, в то время как у ребенка такого эго не было. Однако силу эго нельзя использовать, когда мы имеем дело с подавленными чувствами, потому что они неосознанны. Подавленные чувства подобны теням в ночи, — наше воображение делает их все более устрашающими, пока они не превращаются в при­видения.

Если вы склонны подавлять свои чувства, если вы не можете выплакаться, то, вероятнее всего, у вас будут нарушения дыхания. И если вы задер­живаете в себе чувства, то и грудная клетка будет задерживать в себе воздух. И она, вероятно, будем раздута. Женщины более свободны в выражении чувств, чем мужчины: плач приходит к ним легче, и в результате их дыхание более свободно, у них реже появляются сердечные недомогания, и они живут дольше. Это не значит, что у них нет эмоциональных проблем, или что их дыхание пол­ностью естественно. Женщины, которые берут за образец для подражания такие мужские ценности, как твердость и спортивность, а также сдержива­ние своих чувств, подвергаются той же опаснос­ти, что и мужчины, и у них также может быть раздутая грудная клетка. Особенно податливы к этому курильщики обоего пола. Курение создает впечатление дыхания, не доставляя, однако, орга­низму достаточно кислорода, который мог бы про­будить болезненные чувства.


В интересах собственного здоровья важно, что­бы мы осознали свой стиль дыхания. В этом может помочь упражнение, приведенное ниже. Оно дол­жно также помочь углубить дыхание. Сначала об­ратите внимание на размеры своей грудной клетки и посмотрите, глубоко ли вы втягиваете воздух и надолго ли вы его задерживаете. Если это так, то у вас могут быть не только проблемы с полным вды­ханием воздуха, но и с выражением своих чувств.


Упражнение 3.1


В позиции сидя, лучше всего на твердом стуле, произнесите своим обычным голосом "а-а-а", глядя на секундную стрелку своих часов. Если вы не в состоянии удержать звук по край­ней мере в течение 20 секунд, это значит, что у вас есть проблемы с дыханием.

Чтобы поправить свое дыхание, повторяйте эго упражнение регулярно, стараясь продлить время звучания этого звука. Упражнение нельзя назвать опасным, но у вас может быть одышка. Ваш организм будет реагировать ин­тенсивным дыханием, чтобы пополнить уро­вень кислорода в крови. Такое интенсивное дыхание освобождает напряженные мышцы грудной клетки, позволяя им расслабиться. Этот процесс может закончиться плачем.

Можете выполнить это упражнение, считая вслух в постоянном ритме. Использование го­лоса непрерывным образом требует поддержи­вать непрерывный выдох. Это упражнение бу­дет давать такой же эффект, как предыдущее. При более полных выдохах вы будете вдыхать глубже.

В этом, а также в других упражнениях важно не стараться любой ценой добиться результата. Как все естественные функции организма, дыхание про­сто происходит. Когда вы перестаете напрягаться и отдаетесь таинственной силе своего тела, то полу­чаете грацию и здоровье.

А что с людьми, грудные клетки которых сво­бодны и слабо наполнены? Это нормальное состо­яние, если дыхание достигает глубины брюшной полости. В этом случае дыхательная волна проходит через все тело. Часто слабо наполненная груд­ная клетка плоская и узкая, а дыхательные движе­ния выходят за ее пределы. Людям с таким строе­нием вдохнуть труднее, чем выдохнуть. Они не подавляют в себе чувства, но отделяют себя от них. Это особенно касается чувств, исходящих из глуби­ны брюшной полости, таких, как грусть, отчаяние и желание. Травмы, которые эти люди получили в раннем периоде жизни, были очень болезненными. Их желание контакта не просто подавлялось время от времени, оно было полностью поглощено, что привело их к чувству, что у них нет права на радость и самореализацию. Отсюда их глубокое отчаяние.


У детей желание близкого контакта чаще всего принимает форму желания сосать грудь матери. Если использовать опыт моих пациентов в каче­стве примера, то исполнение этого желания часто сводится на нет. Только небольшой процент взрос­лых людей может правильно сосать. Взрослый че­ловек, вкладывая большой палец в рот, будет, ве­роятнее всего, легко сосать его губами. Новорожденный ребенок или животное будет со­сать всем ртом, прижимая сосок языком к небу, в то время как горло открывается, создавая давле­ние, и новорожденный может вытянуть из груди максимальное количество пищи. В то же время Дети, которых кормят из бутылки, сосут в основ­ном губами. Большую часть работы за них выпол­няет сила гравитации. Таким образом, сосание пищи из груди является более активной и агрес­сивной формой действия.

Врач-педиатр Маргарет Риббли в своей книге "Права новорожденного" (Margaritha Ribble "The Rights of Infants" , New York, 1965), ясно показала явную связь между сосанием и дыханием. Доктор Риббли утверждает, что если новорожденный ото­рван от груди рано, в течение первого года жизни, его дыхание становится поверхностным и нерегу­лярным. Новорожденный переживает потерю гру­ди как потерю своего мира. Он переживает огром­ную беду и плач тут редко помогает. Так как ребенок не в состоянии получить назад близкую связь с грудью, ему приходится подавлять свое дыхание в попытках избежать боли и тоски. Груд­ные дети делают это обычно посредством напря­жения мышц горла, и этот навык часто остается во взрослом состоянии, негативно воздействуя на дыхание. Чтобы дышать агрессивно, нужно чувство­вать, как работает горло во время дыхания, подоб­но тому, как грудные дети должны чувствовать дей­ствия своего горла, чтобы агрессивно сосать. Одним из способов активизации мышцы горла является издавание стона во время вдоха. Можно также ис­пользовать это во время выдоха, объединяя со зву­ком на вдохе, как показано в следующем упражне­нии.


Упражнение 3. 2

Примите ту же позицию сидя, что и в пре­дыдущем упражнении. В течение одной мину­ты дышите нормально для того, чтобы рассла­биться. Далее, на выдохе, издайте звук, продолжающийся в течение полного выдоха. Старайтесь издать такой же звук во время вдо­ха. Вначале это может быть трудным, но этого можно добиться, немного поупражнявшись. Чувствуете ли вы, как воздух всасывается внутрь тела? Перед чиханием тело всасывает воздух с расслабляющей силой. Ощущали ли вы это когда-либо?

Я использую это упражнение также для того, чтобы помочь людям расплакаться, когда у них су­ществуют с этим большие проблемы. Посте того, как они издают этот звук в течение трех полных циклов дыхания, я прошу их, чтобы они преврати­ли этот звук на выдохе, в звук "ух, ух" или в звуки глотания, продолжая вокализацию на вдо­хе. Если выдох достаточно глубок, чтобы достичь живота, это часто заканчивается неожиданным плачем. Иногда, когда человек начинает плакать, он говорит, удивляясь: "Но мне не грустно." Эта диссоциация во время доступа к глубочайшим чув­ствам подобна тому переживанию, во время кото­рого я кричал, не ощущая страха.

Обычно в этом случае я говорю пациенту: "Тебе грустно, потому что ты напряжен." Я имею в виду то, что он потерял чувство грации. А так как это можно сказать о нас всех, значит все мы имеем некий повод плакать.

Ничто так не улучшает дыхания, как хороший плач. Плач — наш главный механизм, освобожда­ющий напряжение, и единственный, который дос­тупен грудному ребенку. Мы плачем не только тог­да, когда мы в отчаянии, но также и в момент, когда отчаяние проходит. Мать, у которой погиб ребенок, не плачет в то время, когда она его лихо­радочно ищет, но только лишь тогда, когда его на­ходит. Иногда люди плачут во время оргазма, по­тому что в некотором смысле они находят в себе потерянного ребенка, который когда-то знал чув­ство радости.

Несмотря на то, что плач необходим в случае раздутой грудной клетки, а также очень полезен в случае с грудной клеткой, недостаточно заполнен­ной воздухом, одного его недостаточно для того,


чтобы полностью решить эти проблемы. Для моби­лизации агрессии, необходимой для того, чтобы полностью расширить грудную клетку, нам нужны намного более сильные эмоции. Такой эмоцией является гнев. Человек, огромное желание кото­рого не было реализовано, имее1 достаточный по­вод, чтобы почувствовать гнев, но ему не хватает энергии для того, чтобы возбудить и удержать в себе эмоции на гаком уровне интенсивности, па котором могла бы образоваться достаточная сила. С этой целью я использую упражнения, основан­ные на ударах по кушетке в позиции стоя. В этом упражнении колени должны быть согнуты так, что­бы опора тела была пружинящей. Выполняющий упражнения поднимает кулаки над головой, дер­жа руки на уровне ушей и пытаясь завести их как можно дальше за голову. Локти должны быть слег­ка согнуты. Сущность этого упражнения в дыха­нии. Из этой исходной позиции руки медленно вытягиваются назад три раза, во время как вы­полняющий упражнение дышит как можно глуб­же, наполняя грудную клетку. После третьего силь­ного вдоха наносится удар, с одновременным резким выдохом. В большинстве случаев, если упражне­ние повторяется от 10 до 20 раз, возникает взрыв гнева и удары уже не контролируются волей. Это упражнение может закончиться спонтанным всхли­пыванием, когда гнев будет отреагировал. Эффект во многих случаях поразителен. Заряженное энер­гией тело становится более живым. Один из паци­ентов, у которого было состояние отчаяния и бес­силия, после выполнения этого упражнения, в котором он почувствовал сильный гнев, заметил: "Я никуда не думал, что жизнь может быть так прекрасна."

Сегодня люди больше понимают то, как важно дыхание, чем это было раньше. Это происходит главным образом потому, что люди стали больше заботиться о своем здоровье и поняли позитивные эффекты физических упражнений и дыхания. Од­нако из-за своеобразного запудривания мозгов на­шей культурой, мы поверили, что существуют не­кие техники дыхания. Таким образом, мы хотим научиться правильно дышать. Возникло много ошибочных рекомендаций, касающихся того, что дышать носом полезнее, чем ртом.


Многие люди считают, что необходимо дышать носом, и что рот должен быть закрыт. Эту точку зрения они аргументируют тем, что проходя через нос воздух согревается и фильтруется, что будто бы полезнее для легких. Матери часто требуют от детей, чтобы они держали рот закрытым, за ис­ключением ситуаций, когда они говорят или едят. При этом они критически добавляют: "Что ты де­лаешь, хочешь проглотить муху? Ты выглядишь по-дурацки с открытым ртом." Суть в том, что опу­щенная челюсть придает лицу задумчивое выражение. Но почему нам нужно все время быть внимательными и сконцентрированными? Нужно ли нам все время быть хозяевами ситуации и свое­го поведения? Как мы убедимся в одном из следу­ющих разделов, напряженная челюсть необходима для самоконтроля.

Дыхание носом активизирует верхние дыхатель­ные пути, поднимая уровень ощущений и, особен­но, — обоняния. Увеличивается концентрация внимания. В результате, когда мы дышим носом, лицо приобретает более оживленный вид. Во вре­мя сна, в состоянии пониженной чувствительнос­ти, челюсть отвисает, и мы дышим в основном ртом.

В общем, дыхание носом ограничено периодом спо­койствия и пониженной активности. Когда чело­век занят некой физической работой, требующей усилия, он дышит обычно ртом, так как организм требует больше кислорода. То же самое относится к сильным эмоциональным состояниям, таким, как гнев, страх, грусть и желание. В подобных ситуа­циях закрыть рот и дышать носом — способ под­держания контроля. Бывают ситуации, когда кон­троль необходим, но также бывают ситуации, когда нужно отпустить все тормоза Способ дыхания дол­жен зависеть от ситуации, а не от того, как "нуж­но" себя вести Тело знает подходящую реакцию, и ему нужно доверять, — оно поступит правиль­но, если только мы позволим ему.

Когда я читаю лекцию, я замечаю, как важно говорить медленно и оставлять себе время для ды­хания. Это позволяет мне расслабиться и удержать концентрацию. Однако я часто замечаю, что мои слушатели дышат не глубоко. Несмотря на то, что они заинтересованы лекцией, их внимание ослабе­вает. Когда я вижу, что они начинают развали­ваться на креслах, я делаю перерыв и прошу их потянуться и сделать несколько глубоких вдохов. Им становится легче слушать доклад, а мне гово­рить В подобной ситуации может оказаться чита­тель, настолько захваченный тем, что он читает, что подсознательно ограничивает свое дыхание. Поэтому я хотел бы сейчас представить важнейшее дыхательное упражнение, которым располагает биоэнергетика.



Упражнение 3. 3


Если вы, читая эту книгу, сидите в кресле, сделайте перерыв, чтобы вздохнуть. Отогнитесь назад, поднимите руки вверх глубоко и вдохните несколько раз.




Рис 3.1 Так можно ложиться на биоэнергетический стул

.

Позволило ли это потягивание вам глубже вздох­нуть? Когда мы сидим согнувшись, живот сдавли­вается, и глубокое дыхание невозможно. С целью расправления живота я использую биоэнергетичес­кий столик. Пациент лежит на столике, опираясь стопами и протягивая руки назад к стоящему за столиком стулу. В этой позиции растягиваются мышцы спины, которые должны быть расслабле­ны, если необходимо достичь полного и свободно­го дыхания. Когда мы стараемся избежать закрепо­щения тела, когда ожидаем боли или неудобства, Дыхание само по себе становится глубже и полнее. Первым столиком, который я использовал для этой Цели, был старый, деревянный кухонный столик, на который я положил свернутый плед. Если у вас дома есть подобный столик, го можно его исполь­зовать для этого упражнения Его можно также использовать для описанных выше упражнений с голосом. Пожалуйста, помните, что если упраж­нение вызывает боль, его нужно прервать Я не знаю случаев, чтобы кто-то получил травму, ис­пользуя столик или свернутый плед для дыхатель­ных упражнений, но насильно заставлять себя не стоит.

Свободное дыхание — это дар Бога, который вдохнул жизнь в наши тела. Это подходящий мо­мент, чтобы заметить, что дыхание является сино­нимом вдохновения (лат spiro, spirare — дышать). Словари говорят, что "вдохновлять" — значит на­полнять кого-либо оживляющим, ускоряющим или возбуждающим влиянием, а именно такой эффект дает дыхание. Иногда нам удается вдохнуть жизнь в человека с помощью искусственного дыхания методом рот в рот, так же, как в соответствии с Писанием, это сделал Boi с первым человеком. Я могу себе представить, как Бог, уже создавший мир, задерживается, чтобы глубоко вздохнуть, как каж­дый честный работник после выполнения работы. Когда мы дышим глубоко, нам легко почувство­вать, насколько правильно устроен мир, насколь­ко он справедлив и красив. Мы вдохновлены Как трагично, что так мало людей дышат свободно.



Глава 4


Благодарное тело: утрата грации


Грация — естественный атрибут всех живых су­ществ, живущих в состоянии невинности Утрата грации человеком произошла в ту минуту, когда он познал добро и зло С тех пор он уже не мог просто следовать инстинктам и доверять своим чув­ствам. Убежденный своим сходством с Богом, он, однако, понял, что приговорен к груду для того, чтобы добывать хлеб насущный. Испробовав плод с древа познания, человек получил самосознание Самосознание — это одновременно благо и про­клятие человечества Оно позволяет человеку тво­рить, но также культивирует в нем жестокость и жадность. В великолепии своих достижений чело­век может проявлять божественные черты, но в своем желании достичь как можно большего, он кажется скорее безумцем, чем Богом Благодаря самосознанию человек стал отверженным в мире природы. Может быть, лучшим определением яви­лось бы английское слово misfit, неприспособлен­ный. Это отражает растущее понимание современ­ным человеком его недостаточной физической приспособленности Некоторые люди понимают свою физическую неприспособленность дословно и пытаются бегать на марафонские дистанции или поднимать тяжести Однако это не приспосабли­вает их к жизни в естественных условиях, не по­зволяет им почувствовать свое единение с миром и даже не помогав! им радоваться тому, что они живы и здоровы. Чтобы это почувствовать, они дол­жны закрепить свое самосознание в сознании себя

Это два разных понятия, несмотря на похожее звучание. Чтобы быть самосознающим, человек должен посмотреть на себя со стороны, гак как это случилось со мной во время терапевтического се­анса, когда я услышал свой крик, не ощущая стра­ха. Самосознание означает некое раздвоение лич­ности, которая может колебался от красоты до полной диссоциации, как при шизофрении. Для того, чтобы осознавать себя, человек должен чув­ствовать свое тело

Есть история о сороконожке, которая, размыш­ляя, какой из своих многочисленных ног двинуть первой, не смогла сдвинуться с места. На счастье сороконожки (и на наше тоже), все важнейшие функции организма базируются на саморегуляции. В отличие от сороконожки, люди могут обдумать некоторые функции и движения и сознательно зап­рограммировать их. Однако делая это, мы рискуем уподобить наше тело машине и подавить его гра­цию. В своем отношении к телу эго уподобляется всаднику на лошади. Если подчинить животное своей воле, то оно сделает все, что желает всад­ник. Однако это приведет к тому, что лошадь ут­ратит природную грацию. Если же всадник даст ей некоторую свободу, лошадь и всадник в движении сольются с друг другом, и это будет выглядеть бла­городно и красиво. Это важная аналогия, так как люди поступают двумя способами: один зависит, а другой не зависит от нашей воли. Намеренные дей­ствия — такие, как ходьба, работа над книгой или приготовлении пищи, находятся под контролем эго и сознательной воли. Некоторые движения непро­извольны — мигание век, судороги, тики, дыхание — они происходят независимо от того, хотим мы этого или нет. Некоторыми движениями мы можем управлять, но считается, что они непроиз­вольны, поскольку происходят спонтанно. В про­цессе беседы мы производим множество жестов, которые не являются запланированными действи­ями. Такие спонтанные движения мы производим без перерыва: прикладываем руку к губам или к лицу, сплетаем ладони, двигаем ногами. Часто мы не осознаем данного движения, если не концент­рируем на нем внимание. В отличие от этого, на­меренные движения мы делаем для достижения не­кой сознательной цели. Когда мы чистим зубы, одеваемся или принимаем пищу, мы делаем это с сознательной целью.


Целенаправленных действий немного, в отли­чие от непроизвольных движений, которые посто­янно совершает тело. Даже если мы опустим дви­жения внутренних органов, тело постоянно производит какие-то минимальные движения, оно находится в постоянном движении, даже во время сна.

Непроизвольные движения являются непосред­ственным проявлением жизненности тела. Вот что сказал мой друг художник о человеке, позирую­щем для портрета: "У него лицо такое живое, что я не в состоянии ухватить это выражение." Целе­направленные или контролируемые движения не создают такого впечатления, гак как в их основе лежит нечто механическое Однако большинство Движений не принадлежат ни к первой, пи ко вто­рой категории, они являются комбинацией их обо­их Чем менее движение контролируется волен, тем более оно спонтанно и грациозно. Если мы хо­тим, чтобы наши движения были грациозными и ненапряженными, наше эго должно довериться подсознанию.

Отсутствие элегантности движений — это при­знак dis-ease, или состояния противоположного состоянию свободного расслабления. Так как тако­го отсутствия свободы невозможно избежать в на­шей культуре, грациозное тело — редкость среди взрослых людей. Наблюдая за людьми на улицах, мы можем заметить, как неловко многие из них двигаются. Еще печальнее тот факт, что многие из них не осознают этого. Большинство из них не замечают также своих серьезных эмоциональных проблем. Несмотря на то, что исследования указы­вают на высокую частоту психических заболеваний в нашей культуре, большинство людей не считают, что депрессия, беспокойство или неуверенность, которые они у себя отмечают, являются серьезной эмоциональной проблемой, хотя на самом деле так оно и есть. Лишь немногие замечают какую-либо связь между психическими заболеваниями и отсут­ствием грации. Это непонимание возникает из-за того, что теория медицины опирается не на понима­ние здоровья, а на определенную область знания о болезнях. Большинство терапевтических программ, базируются ли они на анализе или нет, заражены таким консервативным взглядом и концентрируют­ся на симптомах, вместо того, чтобы концентриро­ваться на общем состоянии здоровья и состоянии дискомфорта или беспокойства (dis-ease) личнос­ти. Так как каждая болезнь личности касается в равной степени как тела, так и ума, мы должны научиться смотреть на психические проблемы, как на отражение физиологических проблем, и наобо­рот. Успешная терапия будет основана на понимании того, как и почему данная личность утратила грацию.


Несколько лет тому назад, я лечил одного адво­ката, который обратился ко мне, так как у него были проблемы в отношениях со своей подругой. Он жаловался, что она не хочет вступить с ним в длительный союз, несмотря на то, что они сблизи­лись сексуально. Мой пациент, которого я назову здесь Пол, утверждал, что очень любит свою под­ругу и не понимает, почему она не хочет вступать с ним в брак, несмотря на то, что она многократно признавалась ему в любви.

Пол был привлекательным мужчиной лет 50, который в своей жизни уже был женат, воспитал трех сыновей, а сейчас был в разводе. Как он ска­зал, поводом к разводу послужило то, что жена слишком его опекала, что лишило их связь эле­мента возбуждения и сделало ее нудной. Пол вел активную жизнь, занимался двумя видами спорта и, казалось, у него было чем поделиться с женщи­ной. Он был расслабленным и веселым и никогда не вел себя плохо по отношению ни к кому, кроме этой женщины.

Несомненно то, что если в отношениях двух людей появляются проблемы, за л о ответственны оба. Однако зная только Пола, я должен был ста­раться понять его проблемы, исходя из его лично­сти. Он не скрывал своих чувств и говорил о себе без стеснения. В этой ситуации единственный спо­соб отыскать подсказку, касающуюся его про­блем, — это изучение строения и движения его тела. У него было хорошо сложенное, сильное и грациозное тело. Но когда я попросил его лечь на биоэнергетический стол, чтобы посмотреть, свобод­но ли он дышит, то с удивлением отмстил, что спина его жесткая, как доска, а дыхание сильно ограничено. Я подумал, что, вероятно, его расслаб­ленный, свободный способ бытия является пози­цией, которую он принял для того, чтобы произво­дить впечатление на людей и компенсировать состояние внутреннего напряжения Или же за этим стилем скрывалось сильное эго, стремящееся к доминированию над другими? Пол признал, что достигает в жизни того, чего хочет, и его очень нервировало то, что ему не удается "оседлать" эту женщину. Я мог только догадываться, что суще­ствующая у Пола потребность доминировать над собой и над другими людьми существенно влияла на то, что его подруга не желала более длительной связи с ним. Кроме того, несмотря на производи­мое поверхностное впечатление, он не был сердеч­ным человеком.


Мои интерпретации проблем Пола оказались для него слишком трудными, и он не смог их принять. Однако он не мог отрицать жесткости в своей спи­не и принял предложение поработать над своим телом. Он регулярно использовал биоэнергетичес­кий столик для расслабления мышц спины. Когда он отпустил себя па физическом уровне, он был уже в состоянии позволить своей подруге уйти. Если бы она ему уступила, их связь могла бы за­кончиться также, как его прошлая семейная жизнь, — он утратил бы к ней интерес.

Отношения Пола с женщинами строились по­добно его отношениям с матерью. Она была жен­щиной, требующей опоры и привязала к себе сына под видом любви. С виду Пол был независимым человеком, но его дух не был свободным. Он по­стоянно ощущал потребность в подтверждении соб­ственной ценности, должен был достигать успеха, целей, принимать вызов и выигрывать. Он всегда был активен. Ему было незнакомо удовольствие обычного существования.

Пол был человеком, живущим согласно ценнос­тям эго, а не ценностям тела. Ценности эго связа­ны с удовлетворением, которое приносит достиже­ние цели. Ценности тела — эго физическое удовольствие, получаемое от непроизвольных гра­циозных движений. Концентрируясь на достиже­нии цели, мы достигаем удовольствия, происходя­щего от стремления к ней. Лыжный спорт, например, является таким занятием, которым люди могли бы заниматься для собственного удоволь­ствия. В то же время слишком многие лыжники оттачивают технику катания. Они неустанно конт­ролируют себя, оценивая, хорошо ли у них полу­чается. Несмотря на то, что в катании на лыжах ничего не достигается, они создают себе цель: "Ез­дить сегодня лучше, чем вчера." Ясно, что для того, чтобы достичь легкости в движениях, следует об­ращать внимание на то, как катаешься, так как лыж­ный спорт не является естественной функцией. Од­нако многие лыжники постоянно ищут все более трудные спуски, достойного мастера. Таким лыж­ником был Пол.

Развивая свои способности в целенаправленной деятельности, мы приобретаем еще большую гра­цию, и именно так это выглядит со стороны. Про­двинутый лыжник, спускающийся с горы, выгля­дит грациозно. Танцовщица, выполняющая шаги, созданные хореографом, также смотрится элегант­но. Однако слишком часто нет никакой связи между заученной грацией и естественной грацией тела. Я много раз смотрел на танцоров и танцовщиц в ба­лете, но, встретив их на улице, я поражался неуклюжести их походки. Балетная стойка, в которой стопы развернуты наружу, позволяет им грациозно исполнять танцевальные движения, однако жест­кость мышц бедер и ягодиц не позволяет совер­шать грациозные движения за пределами сцены.


Если мы не хотим, чтобы упражнение уничто­жило ее естественную грацию тела, оно не должно противоречить естественным движениям возбуж­дения в теле. Если волна возбуждения слишком сильна, се можно естественным образом направить или использовать для выполнения грациозной и эффективной деятельности, но если она будет пре­рвана, то вместе с этим сломится дух организма. Действие всегда будет выглядеть механическим, несмотря на то, насколько успешным будет зау­ченное движение, и исполнитель тоже не будет воспринимать его как нечто естественное. Люди, занимающиеся тренировкой лошадей, знают, что животное, у которого сломлен дух, никогда не ста­нет фаворитом на скачках. Родителям, к сожале­нию, часто недостает этих знаний. Одна женщина, с которой я работал, рассказывала о своих трудно­стях в воспитании сына. Она сказала: "Все равно я его сломаю!" — с такой жесткостью, что я по­нял, какую огромную враждебность она питала по отношению к нему. Я сказал ей, что не могу с ней работать, так как не мог бы принять такую пози­цию у кого-то, кто обращается ко мне за помощью. Без сомнения, она сама была сломлена родителя­ми в детстве, но это ни в коей мере не оправдывает ее отношения к собственному ребенку.

Грация и здоровье основываются на равновесии между эго и телом, между волей и желанием. Ки­тайская философия назвала эти две первичные силы организма инь и ян — энергия Земли и энергия Неба. Так, например, ян представляет силу действующую сверху, а инь — силу, действующую снизу. Избыток или недостаток нарушает равнове­сие, от которого зависит здоровье. Отношения меж­ду телом и эго, волей и желанием, можно также сравнить с отношениями между наездником и ло­шадью. Как галопирующая лошадь, желание при­дает силу действию. В то же время воля направля­ет и контролирует это действие так, как это делает наездник. Однако функцией воли не является ук­рощение духа.

К сожалению, в нашей культуре воля определя­ет большую часть наших действий, наперекор стрем­лениям тела. Мы вынуждены утром встать и пойти на работу, несмотря на то, утомлено ли наше тело, и интересует ли нас эта работа. Конечно, на жизнь нужно зарабатывать, и здесь необходимо усилие воли для того, чтобы встать с кровати и сделать это. Потребность в пище, одежде и безопасности является стремлением тела. Но что можно сказать о навязчивом стремлении некоторых людей стать богатыми, влиятельными или известными? У тела нет таких стремлений.


Ключевым словом тут является движение. Если нас принуждают, мы теряем свою грацию, и наше тело становится механическим. Здесь уместно про­цитировать Библию: "Что человеку от того, что он весь мир приобретет, а душе своей навредит?" Че­ловек является единственным существом, которое движет себя само, даже вплоть до утраты связи с Богом, жизнью и природой.

Насколько я понимаю, важным фактором в стремлении к успеху и власти является существу­ющее в каждом из нас стремление быть любимым. Хотя успех может привести к широкой известности, он не приносит настоящей любви. Для того, чтобы быть любимым, надо стать личностью, кото­рая даст себя полюбить, и самому уметь любить. Следует быть смиренным, уметь протягивать руку, открывать сердце, а также обладать чувствитель­ностью. Однако человек, направляемый своей соб­ственной волей, горд. После того, как он был трав­мирован в детстве, когда он еще был открытым и впечатлительным, он решил никогда больше не страдать от такой боли и унижения. Он будет по­лучать любовь, пользуясь своим положением и силой. Он докажет свое превосходство, а не будет плакать и просить о любви. Интенсивность стремле­ния к успеху прямо пропорциональна его голоду по любви, но этот успех в конце концов пригоден только для облегчения реализации этого стремле­ния.

В противоположность сознательным движени­ям, направляемым волей, движения, возникающие из желания, спонтанны. У здорового человека дви­жения спонтанны, никогда не хаотичны или неце­лесообразны, разве что они раньше были затормо­жены и именно сейчас преодолели блокаду, чтобы проявить себя. Такое преодоление является обяза­тельным для того, чтобы спонтанность смогла стать основным элементом поведения данной личности. Подходящим местом для этого являются терапев­тические сеансы.

Дух человека тоскует по своей естественной гра­ции, хочет освободиться из оков эго, для того, чтобы принять свое участие в потоке универсального духа. Несмотря на то, что воля не в состоянии вернуть нас к грации, иногда кажется, что личность выры­вается из программ, навязанных эго и становится спонтанной естественным образом. Я припоминаю обычный случай из жизни, который демонстриру­ет это явление. Я играл в бейсбол, и когда стано­вился на базе как батсмэн, я знал, что получу home run. Мое сознание не контролировало мои движе­ния, и я не сделал никакого усилия для того, что­бы ударить по мячу точно и сильно. Однако, при первом броске я выполнил замах битой и послал мяч очень далеко, чтобы без препятствий обежать поле и вернуться на базу. Это было мистическим переживанием. Я не имел никакого контроля над замахом и получение пенного очка мог себе объяс­нить только тем, что был так настроен на ситуа­цию, что не мог ошибиться. Это "что-то", попавшее в мяч, идеально соответствовало тому "чему-то", что освобождало стрелы из лука лучника, практи­кующего дзен. Все люди, которым я рассказывал об этом событии, когда-то переживали нечто подоб­ное. Я думаю, чго такого типа знание о чем-то, что должно случиться, опирается на сознательное ощу­щение сил, действующих в данной ситуации. Такая приспособленность является проявлением духов­ности тела, которая парализуется, если логичес­кий ум навязывает нашему поведению жесткую при­чинно-следственную зависимость.


Я убежден, что волна возбуждения в теле посы­лает вибрации в окружающее пространство. Неко­торые из этих вибраций имеют форму звуковых волн, переносящих голос, в то время как другие являются более гонкими. Кроме того, многие люди могу г почувствовать "флюиды" других людей. Ког­да такая эмпатия возникает на расстоянии, как, например, в случае, когда кто-то неожиданно чув­ствует, что умер близкий ему человек, это выглядит невероятным. Однако у меня собрано большое число сообщений на эту тему, полученных от очень многих людей, которые имели подобные пережи­вания.

Толстокожие люди, замыкающиеся в защитном коконе, редко переживают "стечение обстоятельств" такого типа, так как жесткость их тел делает не­возможной вибрацию в резонансе с другими людь­ми. Однако высокая степень впечатлительности тоже не гарантирует здоровья. Шизофреники из­вестны своей сверхвпечатлительностью к тому, что происходит вокруг них Многие из них имеют па­ранормальные переживания. В их случае граница сознания является зыбкой, слишком проницаемой, что в психологических категориях означает, что эго не имеет прочных барьеров от внешних раздражи­телей. Такие люди могут сломаться под их напо­ром. (Подробнее в книгах: S.Kcleman "Emotional Anatomy: The Structure of Expcriense", Calif., 1985, A. Low en "The Language of the Body", New York, 1971.)

В здоровом организме существует равновесие между возбуждением и сдерживанием; человек ощущает себя свободным в выражении своих чувств и импульсов, но он настолько владеет собой, что может выражать их уместным и достойным обра­зом. У таких людей разум и тело соединены между собой так же прочно как инь и ян в монаде целос­тности. Они осознают свою ценность, но не счита­ют себя центром Вселенной. Каждое их движение равномерным образом включает всю их личность.

Из этих рассуждений ясно видно, что ключом к возвращению грации является освобождение тела для того, чтобы оно двигалось спонтанно. Однако эта свобода подвергается репрессии в детстве, ког­да родители не доверяют способности тела ребен­ка к саморегуляции. Даже в таком обычном деле как выбор пищи лишь немногие родители позво­ляют детям пользоваться собственными стремле­ниями и импульсами. Они вынуждают их есть те продукты, которые, согласно их убеждениям, по­лезны. Правда, если мы оставим решение за детьми, то они могут питаться исключительно сладос­тями. Но это пристрастие со временем проходит. Более вредным, чем позволить детям время от вре­мени есть сладости будет принуждение их к тому, чтобы они питались продуктами, которых они не любят. Временами родители впадают в крайность, укладывая в постель детей без ужина, потому что они не ели того, что им подано. Я знаю случай, когда ребенка вынудили съесть собственные рвот­ные массы, что должно было быть для него наукой послушания родителям. Даже в наше время, когда сплошь и рядом встречается множество фактов пло­хого обращения с детьми, такая жестокость роди­телей по отношению к своему ребенку просто шо­кирует. Это противоречит нашему убеждению, что отношения между детьми и родителями должны быть основаны на доверии.


Современные родители находятся под давлени­ем различных занятий и бывают нетерпимыми по отношению к детям. В противоположность отцу или матери, у ребенка много времени: время на игру, время на беззаботность, время на удоволь­ствия. Ребенок не является еще частью взрослого мира целей и стремлений, а это выводит родите­лей из равновесия. Родители то и дело повторяют детям: "Поторопись! Делай что-нибудь!" Это ока­зывает на ребенка давление, подавляя в нем боль­шую часть удовольствия, которое он мог бы полу­чать от своих занятий и движений. С этой минуты начинает утрачиваться грация. Если человек хочет вернуть хотя бы часть утраченной грации, он дол­жен понять, какую роль в ее потере играет время. В современном мире время — это деньги. Только в детстве и только для тех немногочисленных де­тей, которых излишне не принуждали родители, время становится удовольствием. Следующее уп­ражнение поможет понять, как тирания времени подавляет нашу грацию.


Упражнение 4. 1


Выберите произвольные движения среди тех, которые вы обычно выполняете, напри­мер ходьбу, подметание помещения, приготов­ление пищи или написание письма.

Начнем с ходьбы. Отдаете ли вы себе отчет, что часто так хотите куда-то успеть, что едва осознаете свою походку. Чувствуете ли вы, насколько неграциозны ваши движения? По­пробуйте освободить себя так, чтобы чувство­вать каждый шаг, однако не думайте о том, как ходите. Вместо этого позвольте своему телу двигаться в своем собственном темпе. Ваше сознательное "я" только лишь отправилось на прогулку. Если это упражнение вызывает чув­ство, что вы не в своей тарелке, это означает, что вы уделяете слишком много внимания ходь­бе. Иными словами, сохраняете свой стиль и думаете о том, как вы выглядите со стороны. Вместо этого попробуйте сконцентрировать внимание на самом ощущении ходьбы. Убеди­тесь, что можете двигаться свободно, без за­бот, почувствуйте удовольствие от того факта, что вы просто живете.

В лихорадочном и полном стрессов мире, в ко­тором мы живем, нелегко сохранить ритм, отлича­ющийся от общего темпа. В прошлом бывало так, что когда я возвращался с зимних каникул на Ка­рибах, я замечал по дороге к своему офису, что все меня обгоняют. К сожалению, через неделю, я ло­вил себя на том, что хожу также быстро, как все. Это одна из вредных привычек, с который мне уда­лось порвать. Сейчас я всегда хожу медленно и благодаря этому получаю гораздо больше удоволь­ствия. Временами я даже пытаюсь идти так мед­ленно, как только можно. Чувство жизненности в стонах и ногах при этом распространяется на все тело.


То же самое упражнение можно использовать в других видах деятельности, даже во время мытья посуды, которым занимается время от времени каж­дый современный человек. Моя жена жалуется, что, хотя я делаю это быстро, посуда никогда не бывает до конца чисто вымытой, и она вынуждена после меня перемывать. Я отдаю себе отчет, что я быстро мою посуду, потому что хочу покончить с этим занятием как можно быстрее. Из этого ясно, что эта работа не приносит мне удовольствия, но невозможно получать удовольствие от деятельно­сти, выполняемой поспешно. Когда мне удается снизить темп, я отмечаю, что получаю определен­ное удовольствие от мытья посуды. Чистоту счи­тают чем-то божественным, потому что это знак порядка, след божественного труда в творении Все­ленной из Хаоса.

Как мы проиллюстрировали выше, концентра­ция внимания помогает человеку лучше использо­вать свою естественную грацию. Кроме того, надо позволить движению охватывать все тело, а не ограничиваться какой-либо его частью. Как показы­вают следующее упражнение, даже протягивание руки для рукопожатия может активизировать тело от ног до головы, если мы ему это позволим,.


Упражнение 4. 2


Это упражнение основывается на простом движении - протягивании руки так, как если бы вы хотели с кем-то поздороваться пли что-то кому-то дать. Встаньте в такую позицию, чтобы ваши стопы были расположены парал­лельно на расстоянии 20 см, слегка согните' колени. Это будет ваша основная позиция стоя, которую мы рассмотрим более подробно в од­ном из следующих разделов. Протяните руку так, как если бы вы хотели с кем-то поздоро­ваться или кому-то что-то вручить. Затем опу­стите ее вниз и попробуйте еще раз. Сейчас, прежде чем вы протянете руку, прижмите креп­че к полу соответствующую стопу и слегка на­клонитесь вперед, протягивая руку. Волна, со­здающая это движение, должна начаться от земли и пройти через все тело.

Почувствовали ли вы это движение более точно, чем раньше? Почувствовали ли вы, как включилось в это движение все тело? Почув­ствовали ли вы разницу между движением, которое включает тело, и изолированным дви­жением?


В этом разделе мы рассмотрели утрату грации с перспективы конфликта между эго и телом. Этот конфликт порождает расщепление между телом и чувствами, волей и желанием, сдержанностью и спонтанностью, между верхней и нижней частями тела. Когда у человека доминирует верхняя поло­вина тела, он утрачивает свою естественную гра­цию. Чтобы вернуть телу духовность, мы должны изменить эту позицию, должны начинать движе­ние от самого низа. Как мы увидели минуту назад, движения, полные грации, ^начинаются в нижней части тела и распространяются вверх и наружу вол­ной возбуждения. В следующем разделе мы иссле­дуем природу чувств, которые возникают в резуль­тате того, что волна возбуждения достигает поверхности тела.



<< предыдущая страница   следующая страница >>