litceysel.ru
добавить свой файл
1 ... 5 6 7 8 9
Глава 10


Успокоение ума


На физическом уровне конфликт между духом и телом ведет к утрате грации. Тот же конфликт на­рушает спокойствие ума. У большинства людей, когда они не спят, ум постоянно активен и одна мысль обгоняет другую, часто без какого- либо по­рядка. Поток мыслей или "поток сознания" рас­сматривается как позитивное явление, но часто ум захватывает слишком большую территорию Личность поглощается мыслями о себе и о своих про­блемах, в определенной степени отделяется oт своего окружения Постоянная занятость тем, что происходит в уме, затрудняет эмоциональный кон­такт с другими людьми и со средой, ослабляет ду­ховное сознание и снижает способность к любви, так как любовь и духовность зависят от способности переступить границы себя. Поглощение мысля­ми не только нарушает способность выхода за пре­делы своего "я", но также ограничивает возможность отождествления личности со своим истинным "Я", частью которого является ощуще­ние своего тела Настоящая грация невозможна без спокойствия ума

У некоторых, очень умных людей, такая гиперактивность ума может породить блестящие науч­ные теории, но существует множество примеров творческого вдохновения, которое пришло неожи­данно, когда человек совсем не старался мыслить. У среднего человека любая умственная активность вращается вокруг личных проблем, которые не имеют обычно никаких логических решений Боль­шинство проблем возникает из конфликта между чувствами и мышлением, между тем, что человек хотел бы сделать и тем, что, но его мнению, он должен делать Если бы мы верили своим чувствам и поступали в соответствии с ними, мы бы наслаж­дались покоем ума В то же время человеческие существа на свое счастье или беду обладаюi умом, который старается понять и контролировать при­роду и тело. Но человек — не Бог, его знания ограничены, а способноеib понимать несовершен­на Думая, что он знает все, человек поворачива­ется против природы Это битва, которую он не может выиграть, но боится проиграть. Пока он бо­рется, пока существует конфликт внутри сто лич­ности, до тех пор он не может познать спокой­ствия ума Конечно, напряжение этого конфликта и интенсивность борьбы может различаться у раз­ных людей. Мы должны понять, что спокойствие ума возникает из внутренней гармонии и гармо­нии с природой.


Во втором разделе я указал на тот факт, что для того, чтобы уметь расслабляться, нам нужна энер­гия. Также справедлив противоположный тезис. Если мы не успокоимся, то не сможем собрать энер­гию, нужную для того, чтобы противостоять стрес­сам социальной жизни. А для того, чтобы успоко­иться, мы должны полностью жить в своем теле. Чем больше нам это удается, тем меньше мы будем опираться на исключительность своего "я". Основ­ное правило биоэнергетики заключается в том, что человек утрачивает контакт с каждой частью тела, в которой присутствует хроническое мышечное на­пряжение. Чем более жестким является тело, тем меньше в нем ощущений, и тем больше оно уподобляется машине. Одновременно мозг становит­ся более активным, и человек начинает основы­вать "самоощущение" исключительно на своих мыслительных процессах. Тело становится только аппаратом для переноса головы и производства ею мыслей В таком человеке очень мало жизни и ду­ховности

Жизнь жесткой личности становится со време­нем безустанной борьбой за разрешение ее внут­ренних конфликтов. В течение дня мозг работает без перерыва. Ночью человеку постоянно снятся сны. Сны предпринимают бессознательную попыт­ку разрешения конфликтов и снижения напряже­ния в теле. Несмотря на то, что образы сна возни­кают в мозгу, в сон вовлекается все тело. Мы знаем, что снам сопутствуют быстрые движения глаз и сексуальное напряжение. Сновидящий может раз­говаривать, а также плакать и кричать во сне, и даже бить руками и ногами со злости. Во время сна защитная функция эго ослаблена. Напряже­ние, порождающее сны, может возникать из све­жих впечатлений или из подавленных пережива­ний детства. Сон может произрастать из напряжения, источник которого коренится в чело­веческой природе, а именно в конфликте между всезнающим умом и инстинктивным телом, между индивидуальностью и самостью, между контролем и верой.

Конфликт обладает в одинаковой степени как творческой, так и разрушительной силой. Дебаты между приверженцами двух противоположных взглядов могут привести к глубокому пониманию. В то же время война между ними была бы разру­шительной для обеих сторон, вне зависимости от того, кто одержал бы победу. Древние китайцы осознавали, что существует потребность в гармо­нии между противоположными состояниями и про­тивоположными силами. В современном мире мы могли бы достичь такой гармонии через интегра­цию философии Востока с философией Запада . Западный путь к спокойствию ума проходит через анализ или терапию. Восточный метод — это ме­дитация Рассмотрим сейчас оба способа и попро­буем показать, как их можно интегрировать.


Прежде всего надо отдать себе отчет в том, что большая часть терапевтических усилий не помога­ет людям разрешить конфликты и успокоить ум. Я считаю, что у этого существуют две основные при­чины. Одна из них состоит в том, что терапевт не вполне понимает сущность проблемы, а другая, связанная с первой, состоит в том, что мы возлага­ем слишком большие надежды на изменение пове­дения. Я очень часто подчеркивал в этой книге, что нужно смотреть на тело, наблюдать его движе­ния, читать его выражения для того, чтобы понять человека, распознать и лечить его эмоциональные нарушения. Эти нарушения отпечатываются в структуре тела и нарушают пластичность и грацию Анализ или терапия, концентрирующаяся в основ­ном на жалобах или симптомах, не является цело­стным подходом, так как не рассматривает челове­ка в целом. Обаяния невозможно достичь, работая исключительно с умом. Ошибочно полагать, что глубокие эмоциональные конфликты удастся раз­решить только через сознательное понимание. Зна­чительно большую часть наших действий и пове­дения направляют чувства и импульсы, в которых мы можем, но не должны давать себе отчет. Ана­лиз старается вскрыть эти неосознаваемые силы, какими бы грозными они не были, и привести их в сознание. Психоанализ основывается в основном на свободных ассоциациях, на толковании снов, оговорок и опирается на перенесение. Вся эта ра­бота должна пролить свет на бессознательное. Юнгианский анализ основывается в большей сте­пени на интерпретации снов. Однако, так как эти методы опосредованы, в большинстве случаев они не достигают достаточной глубины. Даже если па­циенты начинают осознавать свои подсознательные мотивации, такое понимание не приводит., в ос­новном, к выразительным переменам. Невротичес­кое поведение, в основном, "встроено" в тело по­средством хронических мышечных напряжений, которые ум совершенно не может контролировать. Эти напряжения должны быть освобождены, пос­ле чего может наступить разрешение конфликта.

Биоэнергетика — более сильная и эффективная техника, чем обычный анализ, так как она позво­ляет напрямую прикоснуться к тому, что не осоз­нается. Читая "язык тела", терапевт может немед­ленно увидеть личностные конфликты пациента, проявляющиеся в жестких хронически напряжен­ных областях. Работая с телом, как описано в пре­дыдущих разделах, пациент учится чувствовать эти напряжения и входит в контакт именно с тем, что не осознавалось. Такой подход не игнорирует при­менение словесного анализа, в том числе толкова­ние снов и анализ сопротивления и переноса, но концентрируется прежде всего на теле. Жесткость и хроническое напряжение поддаются разрешению и расслаблению, а тело освобождается, чтобы оно могло ощущать жизнь духа. В результате этого тело возвращает свое естественное обаяние. В большин­стве случаев люди не могут достичь этого сами. Чувства, которые были подавлены, являются слишком устрашающими и вызывают сильное сопротив­ление. В этом случае необходим терапевт, кото­рый выполняет роль проводника по бессознатель­ному пациента. Насколько хорошим проводником он оказывается, зависит от того, в какой степени он исследовал незнакомый мир своего собствен­ного бессознательного. Я люблю сравнивать тера­певтические переживания с приключениями Дан­те в "Божественной комедии". Когда поэт потерялся в лесу, где к нему обращаются три диких бестии, он вызывает Беатриче, свою опекуншу в небе. Так как дорога к дому проходит через ад и чистилище, Беатриче посылает римского поэта Вергилия, что­бы тот его проводил. Проходя через ад, Данте смот­рит на те кары, которые предназначены грешни­кам. Этот переход очень опасен, один неосторожный шаг может навсегда оставить его в аду. Только благодаря проводнику Вергилию, Данте удается безопасно пройти через ад и чистилище. В процессе терапии пациент проходит через похожий опыт, проходя по дороге самопознания к здоро­вью. Его собственный ад складывается из пережи­ваний — отчаяния, паники, злости, унижения, ко­торые он подавляет, чтобы выстоять. Хронические мышечные напряжения, которые провоцируют эти подавленные чувства, не удается полностью осво­бодить, пока сами чувства не придут в сознание и не выразятся. Этот процесс требует помощи тера­певта, который уже прошел через свой собствен­ный ад, открывая опасные зоны и отыскивая из них выход.


Большинство современных людей зависли меж­ду раем и адом, откуда они могут заглядывать и туда и сюда. Мы переживаем взлеты, но довольно часто переживаем и падения. Единственное, что можно сделать в этой опасной ситуации — это то, что сделал Данте, — мы должны, исследуя свой собственный ад, опуститься в глубины своего су­ществования со светом сознания. Ад будет поверг­нет, так как он может существовать только в тем­ноте То же самое относится и к подавленным чувствам Как только они осознаются и принима­ются, они уже не могут нас беспокоить.

На рабочем семинаре по биоэнергетике, одна из моих пациенток стояла перед группой участников и выкрикивала свою ненависть к матери за то, что та не позволяла ей быть личностью и сама не была личностью. Мать Жанет никогда сама не проявля­ла своих чувств и не позволяла своей дочери их выражать. Она была женщиной покорной, кото­рая одевала на лицо улыбку и считала, что все идет так, как должно идти. Отец Жанет был тупо­ватым, хамским и замкнутым в себе человеком, который с бешенством относился ко всем женщи­нам, не исключая дочери. Жанет, которая была привлекательной женщиной с немного кукольной красотой, обратилась за помощью, жалуясь, что се тело "одеревеневшее и нечувствительное с головы до стоп". Несмотря на то, что у нее не было ника­ких органических нарушений, она никогда не ис­пытывала никаких сексуальных чувств. Ее един­ственным стремлением было получить немножко доброты. Она встречалась с мужчинами, которые ее использовали, и работала для работодателей, которые ее эксплуатировали. У нее были все при­чины ощущать гнев.

В процессе длительной терапии Жанет немного оживилась. Ее телу вернулась чувствительность, она начала ощущать себя личностью и стала наста­ивать на своем. В то время, когда она выступила

на семинаре, она еще не вернула себе своей сексу­альности, несмотря на то, что чувствовала, как глу­боко была ранена и какой печалью она объята из-за того, что гак много потеряла в жизни. Когда она выкрикивала свою ненависть перед группой, ее лицо было искривлено, глаза стали маленьки­ми, и она потрясала при этом сжатыми кулаками. Она выглядела демонически. Создавалось впечат­ление, что в ней произошел взрыв, и спущены с цепи все адские фурии. Позже она призналась, что на определенном уровне знала, что в ней таится такая ненависть, но не могла ее достичь, так как чувствовала, что ее ненависть была монстром. Ког­да она выплеснула из себя эту ненависть, ее лицо расслабилось и стало мягким, а глаза приобрели блеск. Она почувствовала себя более свободной.


Мы представляем себе ад, как место, располо­женное глубоко в недрах земли. Наш собственный ад находится глубоко в недрах нашего тела, в по­лости таза, где покоится наша сексуальность, зако­ванная в цепи. Тут находятся корни нашей настоя­щей духовности, таится энергия кундалини. Это здесь, в лоне, начинается жизнь, и здесь мы впер­вые получаем опыт райского счастья. Когда мы по­являемся на свет, мы как бы изгоняемся из рая. Мы можем быть счастливы, когда лежим в безопасно­сти на руках у матери и сосем ее грудь. Мы также можем познать счастье, когда мы в безопасности, благодаря любви нашего партнера или партнерши, соединяемся в сексуальном объятии. Случаются также другие ситуации, в которых мы переживаем радость удовлетворения, однако я думаю, что это мы можем познать, когда находимся в контакте с глубокой частью себя. Мы знаем, что это случается тогда, когда мы чувствуем, как волна возбуждения поднимается со дна таза и проходит вдоль ног к земле.

Восточные религии оценили насколько важно выйти из головы и войти в глубины своего суще­ствования. Для этой цели используется медитация. Успокоив ум, мы можем услышать звуки души. Основы медитации весьма просты. Надо найти спо­койное место, где мы будем свободны от шума и беспокойств со стороны внешнего мира. Жители Востока обычно принимают позу лотоса или са­дятся на пятки на подстилку. Западные люди. вероятно, предпочли бы сесть в кресло. Для того, чтобы успокоить ум, повторяется мантра или ко­роткая молитва. Часто используется звук "ом", который звучит как звук колокола. В трансцен­дентальной медитации каждый человек получает свою собственную мантру. Я считаю, что содержа­ние ее маловажно. Это звук и повторение оказывают успокаивающий эффект. Известно, что когда мы думаем, голосовые связки активны, несмотря на то, что слов человек не произносит. Когда го­лосовые связки заняты созданием простых звуков, они не могут одновременно формировать слова. Для того, чтобы правильно медитировать, не обя­зательно произносить звуки. Ключом к медитации является глубокое дыхание, которое помогает рас­слабиться. Однако в этом случае мы сталкиваемся с тем фактом, что не удается освободить хроничес­кое напряжение мышц, которое мы не осознаем. Большинству людей требуется аналитическая и физическая работа с этими напряжениями, чтобы освободить тело из их объятий. Я отметил, что медитация более успешна для людей Востока, чем для жителей Запада, которые более напряжены. Однако, если мы сможем расслабиться и глубоко дышать, медитация позволит достичь определен­ного успокоения ума, что показывает следующее упражнение.



Упражнение 10. 1


Найдите спокойное место. Сядьте в кресло таким образом, чтобы стопы находились на полу и были поставлены параллельно. Держите го­лову немножко поднятой и сидите прямо. Чув­ствуйте, как ягодицы прикасаются к креслу. Руки расположите на коленях. Не напрягай­тесь, так как это сведет на пет цель упражне­ния.

Закройте глаза и сконцентрируйтесь на ды­хании, не делая при этом специальных уси­лий. Осознайте, что вдох и выдох происходят самопроизвольно. Почувствуйте волны дыха­ния (возбуждения), проходящие через тело, движущиеся вверх при вдохе и вниз при вы­дохе. Сконцентрируйтесь на этой волне, по­зволяя ей проходить каждый раз все глубже до низа живота и таза. Чтобы этого достичь, вы должны расслабить нижнюю половину тела, позволяя нижней части живота выпячиваться вперед, а ягодицам опускаться. Большинство людей подтягивает дно таза вверх, как мы об­ратили внимание в одном из предыдущих раз­делов. Ощущаете ли вы, как дыхательная вол­на движется с самого низа, со дна таза? Если сможете, делайте это упражнение в течение 10 минут. Пусть ваш ум останется сконцент­рированным на вдохе и выдохе так, чтобы вы почувствовали пульсацию своего тела. Ощу­щайте ее всем телом от стоп до головы.

Если вам это удастся, можете в течение не­скольких секунд осознавать, что вы являетесь частью пульсирующей Вселенной. В этот мо­менты вы раздвигаете свои границы, растворя­ясь во Вселенной.

У меня есть свой собственный способ медита­ции, который, как я убедился, является весьма ус­пешным. Во время ходьбы я концентрирую внима­ние на своем теле, чтобы почувствовать каждое его движение. Когда я позволяю своим ногам самим нести меня, я чувствую, что объединяюсь со своим телом, Землей и окружающим миром. Мое дыха­ние самопроизвольно становится более глубоким, достигая таза. Ум перестает формулировать слова, отслеживая ощущения, появляющиеся в теле. Эту технику я применяю даже тогда, когда выполняю биоэнергетические упражнения. Основой здесь яв­ляется ощущение тела, а упражнения построены так, чтобы этой цели достичь. Это является осно­вой, которую можно применять к любой деятель­ности.


Мы сможем жить в настоящем мгновении, когда полностью обживем свое тело. Сознание прости­рается так глубоко в тело, что мы ощущаем пульс жизни. Именно таким образом функционируют животные. Кошка, нежащаяся на солнце, являет­ся великолепным примером организма в состоя­нии покоя и гармонии с самим собой и с миром. Мы, человеческие существа, переживаем эти со­стояния, когда наше настоящее включает наше про­шлое и будущее, а традиция соединяет их. Веками люди жили в климате мифологии, которая под­держивала прошлое, жили в настоящем и ясно очерчивали будущее. Их культура была приземленной, в ней происходили лить небольшие изме­нения, и она имела небольшой возраст. В такой культуре как наша, в которой происходят постоян­ные перемены, связь между прошлым, настоящим и будущим часто прерывается. По мере того, как прошлое замалчивается и подвергается забвению, будущее становится опасным и неуверенным. В восьмом разделе мы показали, какое разрушитель-нос влияние на личность оказывают нарушения связи между главными сегментами тела. Здесь мы обсуждаем ту же самую проблему, но с более гло­бальной перспективы. В самом корне нашего су­ществования находится животная душа, остающа­яся в гармонии с природой, миром и Вселенной. Если мы от нее оторвемся, наш ум будет и далее функционировать логично, но мысли не будут пред­ставлять человеческой ценности. Как писал Делоу: "Среди наибольшего замешательства существует открытый канал связи с душой. Его может быть трудно отыскать, но канал этот всегда там нахо­дится, и наше дело поддерживать его открытым для того, чтобы иметь доступ к своим глубинам, которые соединяются с высшим сознанием."

В уме нет такого канала. Он существует в теле, как канал, в котором волны возбуждения достига­ют таза. Но так как он имеет колеблющийся харак­тер, волна движется настолько далеко вверх, на­сколько до этого шла вниз. Высшее сознание соединяется с наиболее глубоким сознанием. Де­рево может подняться к небу настолько высоко, насколько его корни углубляются в землю. В сле­дующем разделе мы поговорим о высшем сознании.



Глава 11

Любовь и вера



Утверждение, что не хлебом единым жив человек, показывает, что для жизни кроме нищи требуется еще и вера. Сам хлеб питает тело, но человеческо­му существу требуется другая пища -для того, что­бы укрепить свой дух. Такой духовной нищей яв­ляется любовь, глубокая и сердечная связь с другой личностью или личностями,- с другим существом, с природой или с Богом. Я не думаю, что эта по­требность — монополия человеческих существ. Дух каждого животного слабеет, когда оно лишается контакта с жизнью. Многие живущие па свободе звери умирают, когда попадают в неволю, и их дух ломается. Они были частью определенной среды, которая поддерживала их тело и давала смысл их жизни. Этот смысл основывался на возбуждении, связанном с добыванием пищи и поисками сексу­ального партнера. Единение животного со своей средой и существами, в ней живущими, я описал бы как любовь, 5шчем не отличающуюся от любви, которую может чувствовать человек к своему дому или земле. Некоторые животные, например, гуси и лебеди, соединяются в пары и так привязывают­ся к партнеру, что его утрата может вызвать их смерть. Можно ли ставить под вопрос силу любви и уничтожительный результат, который оказывает на личность ее утрата?

Какая связь существует между любовью и ве­рой? Есть ли у животных вера? Ответ на этот воп­рос зависит от того, говорим ли мы здесь о вере как системе убеждений или как о телесном переживании. Это различие является очень важным, так как существует возможность, что личность бу­дет декларировать свою веру, однако ее действия будут противоречить словам В первом разделе мы рассматривали случай Руфь, которая удивительным образом выздоровела от серьезного заболевания, когда поверила в бессмертие души, лечебную мощь Христианской Науки. Ее выздоровление не оказа­лось достаточно длительным, и мы можем считать, что ее вера уменьшилась или ослабла. Однако это не вера ее вылечила, а приток духа, как реакция на веру. Мы можем также сказать, что эта успеш­ная сила является силой напряжения чувства, сто­ящего за верой Чувством может быть любовь, до­верие, так как это позитивные и сильные импульсы, сопутствующие сильной энергетической волне или состоянию возбуждения. Любовь — это мощная оздоравливающая сила, вне зависимости от того, кого мы любим. Оздоровительной силой обладает сам акт любви. Не изощренность религиозной сис­темы дает силу вере. Сила находится в характере самой веры.


Если любовь является телесным чувством, а вера - телесной установкой, можно сказать, что жи­вотные способны испытывать любовь и иметь веру. Позиция, которая характеризует их веру, является подсознательным принятием того, что мир, в ко­тором он живет, хорошо организован. Об этом го­ворит тот факт, что животное и его среда подходят друг другу так, как будто они созданы друг для друга. Тигр находит зверей, на которых он может охотится, бобр живет в воде, а белка — на дереве, на котором растут орехи. Мы говорим, что живот­ное приспособлено к среде, что означает, что оно может рассчитывать на нее, не опасаясь, что будет ею предано. Если есть чувство безопасности, животные чувствуют себя свободно в своем естествен­ном окружении.

Таким было состояние человека в раннем пери­оде его существования, прежде чем он получил самосознание. В это время его вера в природу и жизнь были очерчены биологически посредством полного и свободного протекания возбуждения в теле. Он принадлежал естественному порядку и был его частью. Мы читаем в Библии, что после сотворения мира Бог посмотрел на человека и ос­тался доволен. В те времена человек жил в райс­ком саду. После того, как человек съел яблоко с древа познания, он был изгнан из райского сада и был вынужден работать в поте .ища для того, что­бы заработать хлеб насущный. Он стал пахарем зем­ли и этим актом был оторван от природы.

Возникновение земледелия не привело полнос­тью к отрыву от природы или утрате веры, однако это породило новый этап отношения человека к миру. Он перестал быть одним из созданий земли, питающихся жизненным духом, который следова­ло бы беречь; он стал другим созданием: совершен­ным и выдающимся. Он однако осознавал, что все еще зависит от природы и от того, даст ли ему пищу возделываемая земля. Он ощущал существование силы большей, чем всякая другая, которую он до сих пор знал, и стремился быть с ней в хороших отношениях. Хорошее отношение этой силы он мог получить благодаря приношениям и жертвам. Ри­туалы, сопровождающие эти практики, стали сис­темой верований, которые основывали его веру. Эта сила стала богами и богинями, которых он по­читал. Он представляя их себе в своем собствен­ном обличий, что было естественным, он чувство­вал себя близким к ним. Он также стал похожим на бога в том смысле, что имел в себе творческую силу. Он назвал эту силу своей душой и стал счи­тать ее божественной и бессмертной. Великие ре­лигии Запада опираются именно на такое видение мира. Религия — это источник веры человека, не­смотря на то, является ли эта религия анимисти­ческими верованиями первобытного человека или одной из сложнейших религиозных систем совре­менности.


Интересно отметить, что восточные религии со­храняют больше анимистических представлений в своем религиозном понимании, чем западные ре­лигии. Например, буддисты считают, что все веще­ства черпаются из природы Будды. Даосы верят в гармонию естественных сил и подчеркивают по­требность этой гармонии на уровне личности. На Западе процесс индустриализации зашел так дале­ко, что подорвал веру большинства людей в хоро­шую организацию их мира и существование доб­рой силы во Вселенной, которая могла бы обеспечить им благосостояние и помогла бы им выстоять. Вме­сто этой веры, мы живущие в западном мире, ве­рим науке, представляющей силу человеческого разума в преодолении различных трудностей, ко­торые нам угрожают. Некоторые люди убеждены, что все, что нам нужно — это добрая воля и доста­точное количество денег на выполнение этого дела. Однако такое доверие к науке наивно, если оно опирается на представление, что человек более со­вершенен, чем природа, и что он сам может стать богом, всемогущим и всеведущим. Человек мечта­ет даже, что ему удастся когда-нибудь побороть старость и смерть. Эта мечта однако нереальна, так как человек, будучи частью природы, никогда не сможет охватить умом целостности — его знания всегда будут ограничены. Нереально оно также потому, что игнорирует взаимоотношения между человеком и природой. Иллюзия своего более вы­сокого состояния по отношению к природе, унич­тожает его связь с окружением, которое дает смысл и радость жизни Это противоречит также духов­ной природе человека.

Я бы грешил недостатком реализма, если бы иг­норировал тот факт, что разум и наука очень обо­гатили нашу жизнь. Ни один цивилизованный че­ловек не захотел бы и полностью не смог бы вернуться к примитивному способу жизни. Нам бы недоставало красоты и разнообразия, привне­сенного в нашу жизнь культурой Мы не смогли бы выжить, так как утратили способность понимания природы, которую имел первобытный человек. Мы не должны однако выбирать ни одну из этих край­ностей — пассивной зависимости от природы или рафинированной независимости от нее. Здесь нам нужно тонкое равновесие и гармония между про­тивоположными силами в нашей личности, между рациональным умом и животным телом, между стремлением возвыситься и потребностью укоре­нения в реальности нашей зависимости от земли, которая обеспечивает нам питание и опору.


На Востоке люди не только сохраняют анимис­тические представления, но и больше верят в оз­доровляющую мощь тела. Эта вера не отбрасыва­ет, конечно, помощи, которую, например, может оказать антибиотик в борьбе с острой инфекцией. Тем не менее, убеждение, что вера твори г чудеса, правдиво. В очень многих документально подтвер­жденных случаях вера изменила прогноз смерти и излечение выглядело как чудо. Эти чудеса однако не являются результатом деятельности таинствен­ных внешних сил, которые входят в тело, чтобы вылечить болезнь. На этой основе действует в ос­новном современная медицина, обращаясь к помо­щи лекарств и инструментов Вера действует из­нутри, хотя может быть заменена опытом любви. Например, обращение к божьей милости положи­тельно влияет тело, оказывая возбуждающее и от­крывающее действие Когда человек объединяется со Вселенной (а это и есть познание милости Бога), его энергия возрастает до такой степени, что пере­полняет тело, излучаясь наружу радостным воз­буждением. Это внутреннее излучение может при­нять образ прекрасной ауры вокруг тела. А так как любое возбуждение или энергия является источ­ником жизни, она может временами победить раз­рушительное действие болезни. Можно было бы привести доводы, что вера не всегда приводит к такому результату. Это неправда, если мы пред­ставляем себе веру как телесную реакцию на жизнь Открытое восприятие жизни (что происходит и в акте любви) увеличивает уровень энергии в теле и поэтому всегда дает положительный эффект. По­этому веру следует описать как состояние откры­тости, которое позволяет естественному возбуж­дению свободно протекать по телу.

Нельзя закрыться от жизни и продолжать жить. Поэтому, пока мы живы, у нас есть какая-то вера в жизнь и в источник всех жизненных сил. Только смерть полностью уничтожает веру. Из тех же со­ображений нельзя совсем закрыться от любви, по­тому что вследствие этого наше сердце остынет и перестанет биться. К сожалению, многие люди ча­стично закрылись от жизни и любви, когда были преданы в детстве, что вынудило их тела напря­гаться, снижая уровень энергии и уменьшая их веру Это породило хроническое напряжение мышц, ко­торое можно сравнить с панцирем в том смысле, что оно не только защищает человека от дальней­ших травм, но и замыкает его в жесткой скорлупе Человек только частично открыт жизни и недо­верчив по отношению к каждому, кто хочет про­никнуть через эту броню и достичь сердца. Но именно этот способ защиты подтачивает оборону и открывает путь заболеваниям.


Если свободный энергетический поток от повер­хности тела — позитивное явление, то хроничес­кое мышечное напряжение, которое блокирует этот поток — явление негативное. Если открытость -позитивное отношение к жизни, то замкнутость в какой-либо степени является позицией, направлен­ной против жизни Мягкость - черта, сопутству­ющая жизни и любви, напротив, хроническая жес­ткость связана со смертью и ненавистью Ненависть делает человека холодным и твердым, также как и смерть. В то время, как эти негативные черты име­ют непосредственную связь с травмами, которые человек получил в детстве, у взрослых людей они сохраняется как страх "отпустить себя", поддав­шись телу и убрав контроль.

Человеческий разум не устает искать безопас­ность. Наибольшей угрозой безопасности человека является природа, собственная природа человека и полная неожиданностей игра сил природы в его окружении. Так как человеку никогда не удается полностью победить природу, он ведет с ней по­стоянную борьбу. Эта борьба человека с природой, отражением которой является борьба между эго и телом человека, отнимает у человека покой ума, который нужен ему для того, чтобы познать ра­дость, которую несет ему жизнь. Маленькие дети и дикие животные знают эту радость, которую До­стоевский назвал даром Бога. Эта внутренняя борь­ба более интенсивна у неврастеничных личностей, чем у здоровых людей. Часто она приобретает вид борьбы за власть, успех или любовь.

Глубоко религиозным людям удается избежать этой борьбы благодаря вере в Бога. Если человек верит, что его жизнь находятся в руках Бога, и то, что с ним происходит, является исполнением бо­жьей воли, он не должен бороться. Он может не быть счастливым, но, отбрасывая саму мысль, что он сумеет контролировать жизнь и природу, он хотя бы немного познает спокойствие ума. Отбросив по­пытки контроля посредством эго, человек может отдаться радостному течению жизни и ощущений в теле. Для народа, культура которого опирается на достижения разума, религия, требующая при­глушения голоса эго, действует как противоядие на нарциссизм, скрывающийся в культуре.


Восточные религии не поклоняются антропомор­фному богу, всеведущему и всемогущему. Покой ума связывается на Востоке с принятием идеи судь­бы. Жизнь человека, несмотря на его действия, не находится в его собственных руках. Коль он бес­силен по отношению к своей собственной судьбе, борьба бессмысленна.

Независимо от того, поддаемся ли мы силе Бога или судьбе, мы перестаем бороться за то, чтобы из­менить условия жизни. Это противоречит совре­менной вере в прогресс. Сделан, конечно, опреде­ленный шаг вперед, и определенные группы людей получили возможность существовать в лучших материальных условиях. Однако это не влечет за собой успокоение ума. Напротив, сегодня люди более беспокойны, более подавлены, более не­уверенны, чем когда-либо раньше. Это может зву­чать как противоречие, но побеждая природу, мы подрезали собственные корни. Несмотря на то, что прогресс нам помогает, мы должны знать, что направление, которое он взял, ведет всегда вверх, все дальше от земли. В слаборазвитых странах люди отдыхают, приседая. В нашей культуре никто не приседает и немногие люди отдыхают. Вместо это­го, мы пренебрегаем ходьбой и ездим на автомоби­лях и еще больше отдаляемся от земли, летая на самолетах. Когда мы улетаем в космос, мы покида­ем землю совсем.

Интегрированная личность строится от земли вверх, так же как при строительстве дома вначале закладывается фундамент. Не удастся найти безо­пасность в каком-либо мыслительном процессе, отделенном от своих корней и чувств тела. Отсю­да следует, что ни одна мысль не является хоро­шей для человека, если с ней не чувствует себя хорошо его тело. Я недавно пережил кое-что, что подтвердило эту точку зрения. Я проснулся од­нажды утром с наисладчайшим чувством во всем теле, которого никогда перед этим не переживал. Тотчас в голове промелькнула такая мысль: "Если остаешься верен себе, не боишься смерти." Я знал, что это правильная мысль, и очень сильно ощу­щал ее правильность. Я вспоминал, что предыду­щим вечером смотрел фильм "Плутон". Я не по­мню, снился ли он мне, но почувствовал, что именно он дал толчок этой мысли. В этом фильме американские солдаты убивали не только вьетнам­цев, но также друг друга, пытаясь преодолеть страх смерти. Познание и принятие этого страха сняло бы его давление и сделало бы их более человечны­ми. Многие люди сталкивались лицом к лицу со смертью без страха, так как для них важнее было остаться честными по отношению к самим себе, чем жить во лжи. Быть верным себе означает по­знать и принять все свои чувства.


Я описал проблему, подавляющую современно­го человека, как нарциссизм (Подробнее об этой проблеме смотрите: A.Lowen "Narcissism: Denial of the True Self" New York, 1985.) Нарциссическая личность не доверяет своим чувствам, не может себя принять, так как чувствует, что личность, ко­торой она является, не сравнима с той, которой она должна быть. Мы, жители современного мира, вовлечены в безрезультатные усилия, чтобы стать кем-то другим и быть выше природы. Не способ­ные доверять себе, мы не можем доверять и дру­гим. Без доверия и веры в себя мы не сможем дове­рять природе. В конце концов, так же как во Вьетнаме, мы уничтожим других, а затем самих себя.

Темной силой в этом сценарии всегда выступает эго, со своей потребностью контролировать жизнь. Конечно же эго является также творческой силой, но оно может быть и разрушительным, если не будет заземлено, укоренено в теле, усиленно ве­рой в тело и природу. Без этой веры мы обречены контролировать и держать вожжи своих естествен­ных реакций, и таким образом создаем в мышцах такие взрывоопасные напряжения, что боимся по­терять контроль. Человек, который верш, не со­здает взрывоопасных напряжений, требующих по­давления из-за их уничтожительного потенциала, и поэтому не боится потерять контроль. Доверяя жизни, он может позволить импульсам свободно течь в своем теле, модифицируя их лишь настоль­ко, чтобы обеспечить их подходящее выражение, что мы рассмотрим в следующем разделе. Момент утраты контроля, который имеет место в сексуаль­ном оргазме, танцах суфиев или практике дзен, ведет к радости и удовлетворению — ощущению духовности тела.



<< предыдущая страница   следующая страница >>