litceysel.ru
добавить свой файл
1
Размышления и «размышления»


Материал для обсуждения состояния ПР РАН на «Правде»


О “заслугах» и «нападках»

В октябрьском номере НС в статье М.П. Корчагиной «Курс на разрушение» представлены, как она их называет, «размышления»   по поводу моей статьи «Мы, работники РАН…» в газете «Троицкий вариант» (№ 15 от 9 августа 2011 г.). «Оное сочинение», пишет глубокоуважаемая МПК, «по стилю изложения, да и по содержанию, очень похоже на цитируемое им чеховское произведение «Злоумышленник»».

Однако такое утверждение никак нельзя признать соответствующим действительности уже хотя бы потому, что «Злоумышленник» является художественным произведением, в отличие от текста «Мы, работники РАН…»., который содержит ряд конкретных критических замечаний по поводу деятельности конкретных персонажей из высшего звена руководства ПР РАН. Краткий предварительный ответ на размышления МПК уже был дан в ТрВ № 22 от 8 ноября 2011 г. в той части моей статьи «Чтоб видеть мир…», которая имеет заголовок «Защитники бардака».

Учитывая важность проблемы обеспечения адекватной реакции на критику, а также множественность специфических особенности стиля и содержания статьи МПК, здесь целесообразно представить полный анализ ее размышлений в максимально доходчивой и удобной для читателей форме с полным последовательным воспроизведением ее текста (более мелким шрифтом, поскольку он уже был опубликован ранее).

«Если бы я не знала профсоюзной работы, то после прочтения такого опуса я бы тут же написала заявление о выходе из профсоюза. И даже больше, организовала бы акцию протеста под лозунгом: «Нам, работникам РАН, такой профсоюз не нужен!» Но поскольку я работаю в этом профсоюзе с 1994 года на освобожденной основе (а в РАН – с 1969 года), то знаю ситуацию не понаслышке, а изнутри, и не могу не ответить Самохину».

Уважаемая МПК не развивает свою мысль о том, какой же профсоюз нужен «нам», т.е. ей и. как говорится, «климовским мужикам», в полном соответствии с цитатой из «Злоумышленика»: «Мы, народ… Климовские мужики то есть». Остается предположить, что «им» нужен такой профсоюз, в котором по причине вышеупомянутого бардака Т.Л.Рослякова может безнаказанно провалить подготовку и нормальное проведение V Съезда ПР РАН, годами не отвечать на адресованные ей обращения, годами не регистрировать Устав, годами не предоставлять стенограмму IV Съезда и пр. и пр.


«Сначала по поводу изложения автором его впечатлений от съезда. Атмосфера описана очень красочно: «Мозги плавились и от жары, и от фантасмагоричности происходящего». У нас, северян, мозги не плавились, а просто хорошо отогрелись от нашего постоянного холода. Мне, например, более 20 лет пришлось работать в экспедициях - по лесам и болотам, и в дождь, и в снег. Многим еще сложнее приходилось. Все вынесли, не роптали. Это москвичи избалованы и климатом, и условиями работы, и финансированием».

Восхваляя здесь качества «северян», МПК сама тут же совершает малоприглядный поступок, отрывая от приведенной ею цитаты непосредственно следующее за ней предложение: «Персонажи, обязанные заботиться о нормальных условиях труда, не только о них не позаботились, но даже как бы и вовсе не замечали этой ненормальности». Ради чего делаются такие пируэты? Чтобы таким образом устами «северных» членов профсоюза солидаризироваться с теми персонажами, которые безответственно относятся к своим профсоюзным обязанностям и продолжают ничего такого «не замечать»?

Хочется надеяться, что подобный характер «размышлений» не является типичным для всех «северян». При этом приходится признать, что у некоторых персон, независимо от региона, действительно есть некое «северное» качество, упоминаемое в известном анекдоте и радикально отличающее их не только от великого помора М.В.Ломоносова, но и просто от обычных людей.

«Предшествующее съезду заседание Совета автор описал правильно. Действительно, В.Ф. Вдовин взял самоотвод, что было большой неожиданностью и главной причиной всех последующих событий. А В.П. Калинушкин прямо заявил, что будет баллотироваться только при условии принятия нового устава профсоюза. Вот в чем гвоздь программы! Оказывается, составители нового устава уже давно решили за делегатов съезда: избираем Калинушкина и под него делаем Устав. Но почему-то этого никто не заметил! Вероятно, у членов Совета мозги расплавились еще до начала съезда. Видимо, по этой же причине и Вдовин тянул с объявлением своего решения до последнего момента, не дай бог люди успели бы выдвинуть другую подходящую кандидатуру, и тогда Калинушкин, мог бы не пройти?!»


Центральная часть этого абзаца («Оказывается, составители нового устава уже давно решили за делегатов съезда: избираем Калинушкина и под него делаем Устав») не может не вызвать удивления, равно как и следующее за ним восклицание: «Но почему-то этого никто не заметил!». А как можно, находясь в нормальном состоянии, заметить то, чего не было и в данном случае вообще не могло быть? При избрании Председателя ПР РАН на Съезде «за делегатов съезда» никто ничего не решал и не мог решать – каждый делегат, включая составителей нового устава или тех же «северян», у которых «мозга не плавились», голосовал за избираемых кандидатов так, как считал нужным, даже если кто-то когда-то решил голосовать как-то иначе. Неужто кто-то вынудил МПК проголосовать против собственного мнения? У каждого, разумеется, может быть своя позиция, но усердие в ее отстаивании не должно превозмогать рассудок.

«Подчеркиваю, главная интрига – это самоотвод Вдовина за день до съезда. Правильно отметил автор статьи: этот поступок Вдовина демонстрирует «не очень уважительное и не очень ответственное отношение к профсоюзной организации» со стороны её руководителя. Как нежно, прямо-таки ласково сказано! И какой резкой критике далее подвергается глава исполнительного органа профсоюза президент Т.Л. Рослякова! Ну, просто злоумышленник какой-то, все гайки отвинтила!

Вот основной перечень её прегрешений:

- не назвала в отчете «проштрафившиеся» комиссии

- её генеральная линия – не обращать внимания на неприятные моменты и не отвечать на неугодные вопросы и критические замечания

- не реагировала на предсъездовские статьи в том же «Троицком варианте»

- нет стенограммы 1У съезда профсоюза

- сорвала предсъездовскую дискуссию и т.д. и т.п.

Тов. Самохин, вы ведь живете в Москве, а не на Дальнем Востоке и не в Якутии. За 5 лет не могли потребовать опубликовать эту стенограмму? И потом, разве Вам не ясна разница между руководящим и исполнительным органом? Известно, рыба гниет с головы. А где был Совет? Почему молчал?».


Если говорить о «главной интриге», то необходимо подчеркнуть, что сюрприз Вдовина стал возможным из-за отсутствия предсъездовской дискуссии, по поводу которой еще за полгода до съезда в статье «Дела профсоюзные… и не только» (НС № 12, 2010 г.) было написано:

«Мы предлагаем в каждом номере «НС» публиковать материалы, специально посвященные предстоящему V съезду ПР РАН, с анализом достигнутого (и не достигнутого) за все время после IVсъезда и с рекомендациями на будущий этап жизни и деятельности ПР РАН».

Однако такой дискуссии, в которой неизбежно должны были бы принять участие руководители ПР РАН с изложением своих позиций, проведено не было. Почему так случилось? Ответить на этот вопрос еще предстоит тем, кто несет ответственность за подготовку съезда, включая В.Ф. Вдовина и Т.Л.Рослякову. Примечательно также, что ни в 2010 г., ни в 2011 г. не появилось ни одного спецвыпуска «Позиция» газеты «НС», в редколлегии которой вроде бы присутствуют по их собственному желанию и В.Ф. Вдовин, и Т.Л. Рослякова.

Утверждение МПК о том, что мои критические замечания в адрес Вдовина формулируются «нежно, прямо-таки ласково», с моей точки зрения, не соответствуют действительности. Впрочем, представления о формах нежности и ласки у разных людей могут сильно различаться, но углубление здесь в эту тему вряд ли уместно, ибо это отвлекает от насущных проблем ПР РАН. Если же МПК желает таким образом отвечать на критику в адрес Росляковой и фактически вместо нее, то при этом не стоит игнорировать факты и элементарную логику даже под влиянием чей-то нежности и ласки.

В своем пафосном вопросе («За 5 лет не могли потребовать опубликовать эту стенограмму?») МПК откровенно игнорирует тот факт, что соответствующее письменное обращение к Т.Л.Росляковой от МРО ПР РАН было направлено еще 03.07.2007 г, и вот уже более четырех лет остается без ответа, несмотря на многократные устные и печатные напоминания. Очередной раз такое напоминание сформулировано в виде вопроса (№ 2) на стр.7 в том же самом выпуске «НС» № 7, 2011г., где опубликована статья МПК под названием «Подчиняясь диктату», имеющая примерно такое же отношение к действительности, как и вышеупомянутый ее пафосный вопрос: «За 5 лет не могли потребовать…?».


В то же время с упоминанием о том, что рыба гниет с головы, в данном случае вполне можно согласиться, но с обязательным учетом наличия у этой самой рыбы тогда двух «голов» - Президента ПР РАН и Председателя совета ПР РАН. Вопросы «А где был Совет? Почему молчал?» также представляются вполне уместными и ответ на них тоже еще предстоит получить.

Первую попытку получить ответы на подобные вопросы во время XVI Поволжской ассамблеи ПР РАН реализовать не удалось, в частности, по причине активного противодействия такому обсуждению со стороны нескольких участников ассамблеи. О том, как это было сделано, написано в статье «Упущенные возможности» в «НС» № 8-9, 2011 г., в которой, кроме того, предложено подготовить и провести на «Правде» в начале 2012 г. полномасштабное обсуждение внутренних проблем и общего состояния ПР РАН с использованием всех имеющихся по этому делу документов и опубликованных материалов.

«Об оценке работы профсоюза. По предъявленным Самохиным претензиям работе профсоюза не может быть дана неудовлетворительная оценка. Главное в этой работе - оплата труда и условия труда. В отчетном периоде было завоевано повышение оплаты труда научных сотрудников и научно-технического персонала. Ни в одной из бюджетных структур нет таких окладов, как у научного и научно-технического персонала в РАН: ни у врачей, ни у учителей. В РАН работает Отраслевое Соглашение. И это тоже заслуга Росляковой! Хорошо, что делегаты съезда помнят об этом, поэтому и проголосовали за признание удовлетворительной работы профсоюзных органов»

После такого пассажа остается только еще раз вспомнить известные строки: «Все хорошо, прекрасная маркиза… За исключеньем пустяка…».

По данным «Российской газеты» от 21.11.2011г., в Москве по итогам девяти месяцев текущего года средняя зарплата врачей - 59,4 тысячи рублей, среднего медперсонала - 43,8 тысяч рублей. Ниже всех была зарплата младшего медицинского персонала - 25,6 тысяч рублей. К июлю 2012 года предполагается, что средняя зарплата врачей вырастет до 67 тысяч рублей, среднего медицинского персонала - 48,8 тысяч рублей, младшего медперсонала - 27,1 тысяч рублей.


В интервью этой же газете руководитель столичного департамента образования Исаак Калина заявил: « Если в 2010 году средняя зарплата была от 22 тысяч рублей до 67 тысяч в месяц, то в сентябре этого года самая низкая средняя зарплата в школах - участницах пилотного проекта - 38 тысяч рублей. За сентябрь она повысилась на 10 процентов, немного поднялась и в октябре».

А средняя зарплата по центральной части РАН в этом году вряд ли дотянет до самой низкой (38 т.р.) средней зарплаты в школах - участницах пилотного проекта, поскольку в 2010 г. ее величина, по данным МРО ПР РАН, составляла 31,2 тысячи рублей.

«И это тоже заслуга Росляковой!»?

Во всяком случае, вопрос о структуре и величине зарплат в РАН (и в ПР РАН!) требует гораздо более серьезного отношения, чем это продемонстрировано при воспевании «заслуг» Росляковой.

8 июля 2011 г. я обратился к Председателю ПР РАН с предложением, в частности, «принять решение о полной прозрачности всей системы оплаты труда освобожденных работников и совместителей в ПР РАН с тем, чтобы каждый член профсоюза мог соотнести эти выплаты с результатами деятельности конкретных работников» («Упущенные возможности», «НС» № 8-9, 2011 г.). Прошло уже почти пять месяцев, а этот вопрос все еще решается и решается…

Что же касается обеспечения нормальных условий труда, то один пример принципиально неверного отношения к этой проблеме уже был отмечен выше. К сожалению, ненормальность общей ситуации в РАН и в ПР РАН приводит к гораздо более серьезным последствиям, чем многочасовое сидение в душном зале.

В статье «Думать и действовать» (М.Ю.Митрофанов, А.А.Самохин, «НС» № 3, 2011г.) мы уже вспоминали о трагической истории, случившейся летом 2010 г. с Галиной Чуян, старшим научным сотрудником Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН, которая не вернулась из экспедиции на остров Беринга. Заведующий лабораторией Александр Бурдин из КФ ТИГ ДВО РАН сообщил (http://trud-ost.ru/?p=50962): «После работы в северной части острова мы забросили её в бухту Лисинскую. Человек она достаточно опытный, и так как некого было с ней послать, она работала одна. Это не вызывало никаких опасений за неё, здоровье у нее было достаточно крепким, она была осторожным человеком. Конечно, нарушение правил работы в полевых условиях имеет место, но так часто бывает, учёные работают по одному. Обеспечить всех спутниковой связью возможности нет, дорого и не очень надёжно она работает. В данном случае мы считаем, что произошло что-то экстраординарное, необъяснимое».


Какова реакция ПР РАН на эту трагедию и чьей «заслугой» являются такие условия труда?

«О принятии нового устава. В день работы по уставу председательствовал В.П. Калинушкин. Его главной задачей было «продавить» угодный ему устав. А тут вдруг появился «сверхновый проект», как пишет автор. Председатель предложил без обсуждения принять за основу текст проекта устава, разработанного уставной комиссией. Естественно, делегаты не согласились. Тогда пошла дискуссия, причем председательствующий часто предоставлял слово сторонникам своей линии и очень редко оппонентам. Какая тут демократия! Не нужна она нам. Один товарищ, не читавший этот второй проект, с пеной у рта клеймил его позором и призывал не рассматривать его вовсе! Но если бы он взял в руки этот документ, то понял бы, что это тот же вариант, что предложила уставная комиссия, но значительно улучшенный и сокращенный, с более удобной, не такой громоздкой нумерацией пунктов».

По-видимому, увлеченность «нумерацией пунктов» и чьей-то «пеной у рта» помешали МПК задаться здесь простым вопросом: а почему, собственно, «сверхновый» (или второй) проект устава возник только во время работы съезда? Неужели его авторы решили таким образом превзойти самого Вдовина, заявившего о снятии своей кандидатуры за день до съезда и тем самым заметно осложнившим его работу?

Из слов МПК невозможно понять, зачем Калинушкин хотел «продавить» «угодный ему устав», если второй проект устава есть «тот же вариант»? И как можно было подавляющему большинству делегатов съезда, непричастных к созданию второго проекта, взять «в руки этот документ», если у них его попросту не было? Настаивание на обсуждении такого «документа» фактически вело к срыву съезда.

Как бы то ни было, а о подготовке нового устава было известно задолго до съезда, и различные его проекты можно было бы обсудить во время нормальной предсъездовской дискуссии. Ах, да, простите, но у нас же не было такой дискуссии!

«И это тоже заслуга Росляковой!»

«Чтобы сравнить два варианта, мне надо 2-3- дня», - кричал Зиновьев. «Это срыв съезда», - вторил Самохин. «Уставная комиссия провела огромную работу», - выступал третий. Где она, эта огромная работа? Зиновьев взял ФНПРовский примерный устав и наш старый устав, выбросил главу о президенте профсоюза, смешал все в кучу - и готов новый проект. Зачем было удлинять текст устава подробными главами о первичных профсоюзных организациях и региональных структурах? Первички работают по своим положениям на основе принятого Советом профсоюза типового положения, а региональные организации имеют свои уставы. Получилось, что у нас в одном уставе сошлись сразу три документа.

Меня удивили выступления делегатов съезда: мы не читали и не хотим читать, но проголосуем против. Вдовин, остававшийся еще руководителем профсоюза, отмалчивался. Мне хватило 2 часа, чтобы сравнить эти два проекта и придти к выводу, что предложенный «группой товарищей» вариант очень хорошо продуман. Но делегаты проголосовали за плохой вариант. Значит, будем жить по нему!»

О том, кто что кричал и кто кому вторил, желающие могут узнать из аудифайла или стенограммы V съезда. Но вот почему же «быстрая разумом» МПК, которой «хватило 2 часа, чтобы сравнить эти два проекта», ничего не говорит здесь о том, сколько часов потребовалось бы только на обеспечение каждого делегата экземпляром «второго проекта», которого, в отличие от нее, у них не было?

Выборы нового руководителя профсоюза прошли так, как было задумано. Разве что немного пощекотала нервы Г.В. Чучева, мужественная женщина!

Но самый главный удар был нанесен по Росляковой. Нельзя, чтобы женщина была президентом! Когда был Хлебодаров, это нормально, а вот Рослякова – кость в горле у всех профсоюзных мужчин. Нет бы самим тащить этот воз. Взвалили на Рослякову, а после давай ее бичевать. Двуглавая или одноглавая структура - какая разница, лишь бы работала! А у автора статьи во всем виновата Рослякова, которая зачем-то ездила во Францию, да забыла отчитаться. Плюс приложила к материалам съезда брошюру с частушками, которые сочинили работники РАН.


Здесь поток размышлений МПК переходит в гендерную плоскость и приобретает явно турбулентный характер. Этот поток просто озадачивает, порождая остающиеся без ответа простейшие вопросы. Кто же мешал Росляковой вылезти из под того «воза», где ее бичуют? И где все-таки отчет о командировке во Францию?

Некоторые частушки, «которые сочинили работники РАН», уже цитировались в статье «Мы, работники РАН…». Было бы неправильным скрывать от читателей «НС» и другие примеры из розданных делегатам V Съезда ПР РАН «Профсоюзных частушек», чтобы они сами смогли оценить их уровень, удовлетворяющий, по-видимому и МПК, и Рослякову.

Удивляется народ-

Профсоюз нам что дает?

Профсоюзы вам не …лядь,

Чтобы каждому давать.


Как-то члену профсоюза

Уголек попал в штаны.

Ничего что все сгорело,

Взносы все уплачены.

Самохину надо было назвать свою статью «Вариации на тему чеховского рассказа «Злоумышленник»», где в роли злоумышленника – Рослякова, а в роли Чехова – Самохин. .И еще мне в связи со этой статьей вспомнилась басня Крылова «Слон и Моська».

Боюсь даже подумать, кого МПК представляет себе в виде слона. Неужели…? А в порядке обмена советами я бы еще раз обратил внимание МПК на то, что ее позиции соответствует курс на сохранение бардака в ПР РАН, при котором можно годами не отвечать на письма, не регистрировать устав ПР РАН, безнаказанно проваливать предсъездовское обсуждение и отличаться рядом других подобных «заслуг».

Теперь о кадрах вновь избранного Совета. Его состав поменялся на какие-то единицы. Все осталось по-старому, даже председатели комиссий те же. Шибко занятый Вдовин не ушел, остался во многих ипостасях. Главное было – убрать должность президента профсоюза, обвинить Рослякову и «группу товарищей» в попытке срыва съезда. «А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо!»

Ламентации по поводу упразднения должности президента профсоюза вызывают немалое удивление: а разве второй вариант устава, который «очень хорошо продуман» и мил сердцу МПК, как и первый, «плохой вариант», не упразднял эту должность?! Или он все-таки сохранял эту должность? Или же в этом отношении никакого различия между вариантами все-таки не было? Тогда в данном случае сокрушение по поводу упразднения должности президента надо просто воспринимать как раздвоение размышлений.


Считаю, что статья Самохина о прошедшем съезде и работе руководящих органов, а также нападки других авторов на Т.Л. Рослякову наносят непоправимый вред Профсоюзу работников РАН, более того, способствуют его разрушению. В наше время профсоюзная работа не является престижной, не всегда и не везде оплачивается достойно. Чаще всего люди работают на голом энтузиазме! А тут еще подметные статьи их бичуют. Это наносит ущерб работникам профсоюза, освобожденным от основной работы. Куда смотрит председатель комиссии по этике Т.Н. Тур. А на месте Т.Л. Росляковой я бы подала иск в суд по статье «О защите чести и достоинства» и потребовала возмещения морального вреда в размере поездки во Францию вместе с «группой товарищей».

Утверждение о том, что «нападки» на конкретную персону наносят «непоправимый вред» профсоюзу, означает фактически отождествление этой персоны с профсоюзом. С учетом «заслуг» этой персоны, такое отождествление действительно наносит реальный вред профсоюзу, равно как и злостное игнорирование существа критических замечаний, который защитники сложившегося бардак называют «нападками».

По меньшей мере, очень странное впечатление производит и упоминание в связи с Росляковой о «голом энтузиазме»,, поскольку в проекте штатного расписания ПР РАН записано: «Ввести должность освобожденного заместителя председателя Профсоюза с заработной платой, установленной президенту Профсоюза». Чтобы внести ясность в вопрос о «голом энтузиазме» тех, кого «бичуют» «подметные статьи», надо просто довести до членов профсоюза информацию о доходах аппарата ПР РАН, черпаемых из собираемых членских взносах.

Профсоюз вроде бы добивается какой-то прозрачность в системе РАН, но при этом оказывается не в состоянии реализовать элементарную прозрачность в собственной структуре. И чьей же «заслугой» является эта ненормальная ситуация?!

Хотелось бы надеяться, что МПК продолжит свои «размышления» и, ставя себя на место Т.Л.Росляковой, сможет дать конкретные ответы на все вопросы и критические замечания в адрес бывшего президента ПР РАР. Такие ответы необходимы не только для индивидуального уяснения таких понятий, как честь и достоинство, но и для нормализации ситуации в ПР РАН.


Как бы то ни было, но автор статьи «Курс на разрушение», на мой взгляд, заслуживает благодарности за готовность, в отличие от Т.Л.Росляковой, на личном примере наглядно продемонстрировать наличие в нашем профсоюзе весьма характерных взглядов и позиций, подробный анализ которых был проведен выше.


О чести, достоинстве и иных понятиях


О своем беспокойстве по поводу чести и достоинства мне сообщила также Роза Горн в следующем письме по электронной почте, которое было отправлено 10 ноября 2011 г. одновременно и по ряду других адресов:

Здравствуйте, Самохин! К " НС" № 8-9: Информирую Вас, что я не "фигурирую" на профсоюзных мероприятиях, а работаю- собираю материал для " Информационного бюллетеня" профсоюза. Возможно, Вы не заметили, но я два года была его редактором. Далее сообщаю Вам, что в "холуйстве" не замечена. Я автор книги "Время профсоюзов", книги " Учиться на филолога" и сотен статей- откройте Интернет! Там нет ни тени холуйства. Я имею такое же право выражать свое мнение, как и Вы. Ваше неприятие моего мнения не дает Вам право меня оскорблять, я ведь и в суд по поводу защиты чести и достоинства могу обратиться..Сообщаю Вам также, что реплику " Ну и что же?" в Плесе я произнесла не в связи с гибелью хоккеистов, а по поводу Вашего очередного упоминания о станице Кущевской. Думаю, Вам нужно извиниться. Роза Горн

16 ноября было отправлено мое ответное письмо:

Уважаемая Роза Горн! Полностью согласен с тем, что каждый имеет право иметь и высказывать собственное мнение. По поводу упоминаемых Вами книг я ничего ранее не говорил и сказать не могу, поскольку их не читал. Моя оценка в НС № 8-9 некоторых аспектов Вашей активности в ПР РАН основана на конкретных приведенных там же фактах, по поводу которых в Вашем письме никаких возражений нет. Александр Самохин.

Часть текста моей статьи «Упущенные возможности», которая вызвала обозначенную выше реакцию Р.Горн, можно прочитать на стр.14 выпуска «НС» № 8-9, где упоминается статья Р.Горн «Немного барства, немного ненависти» из «НС» № 7, 2011 г. Представление о том, что было в Плесе,

дает выдержка из стенограммы итогового заседания 16 Поволжской ассамблеи:

«А.А. Самохин

- …Хочу высказать замечания по круглому столу и тому, что было сказано в мой адрес: дескать, у меня не было тезисов. Были даны ссылки на публикации, я их посылал, но они почему-то не попали в название круглого стола. И это, видимо, осложнило восприятие: вот, Женя Селезнев не смог прочитать статьи заранее. Совершенно очевидно, что лучше с материалами знакомиться заранее. Иначе возникает вкусовщина: «Это я не читал, а это мне не нравится».

Может быть, это не все поняли, но, к сожалению, в ходе круглого стола обрисовалась ровно та же проблема, которая на нем обсуждалась. Еще раз хочу напомнить о том, что там говорил - про общность проблем профсоюза, академии и страны. Приведу простейший пример. Помните: «На Тихорецкую состав отправится»? На этой ветке, между прочим, находится Кущевка.

Р.И. Горн:

- Ну и что?

А.А. Самохин

- Ну и что?! Мы сегодня утром почтили память погибшей команды…

Р.И. Горн:

- Это разные вопросы.

А.А. Самохин

- Какие же разные! Люди погибли из-за того же бардака, который, к сожалению, проявляется и у нас здесь. Делать вид, что это нас не касается – это абсолютно не гражданская позиция. Касается! Каждый может оказаться в очередном горящем самолете или на тонущем корабле. И, как всегда, мы будем говорить: невинные люди. Не такие уж и невинные. Каждый из нас несет ответственность за то, что происходит. И уж по крайней мере, за то, что происходит в нашем профсоюзе.»

Недальновидность и ущербность позиции, которую демонстрирует Р.Горн, в очередной раз получили трагическое подтверждение через месяц после 16 Поволжской ассамблеи. Конечным пунктом на той же «тихорецкой» ветке является Кисловодск, от которого не так далеко до Баксанской нейтринной обсерватории (филиал ИЯИ РАН). 7 октября 2011 г. здесь были расстреляны сотрудника РАН - Джамал Гулиев и его супруга. Об этом было сообщение в ТрВ от 11 октября и в других СМИ. Реакция ПР РАН на эту трагедию, как на гибель Г.Чуян, мне не известна


Между тем в ТрВ написано: «Совсем недавно в Баксанской нейтринной обсерватории была снята полицейская охрана под тем предлогом, что объект не попадает в перечень объектов, охраняемых государством. Частная охрана стоит так дорого, что у Обсерватории не хватило денег».

Надо обладать совсем уж ограниченным и ослабленным восприятием действительности, чтобы не видеть печальной параллели между гибелью Г. Чуян на о. Беринга и убийством семьи Гулиева. Нет денег не только на охрану труда, но и самой жизни…

Для тех, кто ничего такого знать не хочет, считая, что о. Беринга и Баксан - это слишком далеко от Москвы и что «это разные вопросы», стоит напомнить еще о гибели сотрудника ИРЭ РАН во время террористического акта 9 декабря 2003 г. в самом центре Москвы рядом со своим Институтом.

Обращать дополнительное внимание на подобные аспекты нашего бытия приходится потому, в частности, что ограниченность восприятия окружающей нас действительности, активно защищаемая некоторыми персонами в ПР РАН, мешает эффективной работе профсоюза и адекватной оценке результатов его деятельности.

11 ноября Р.Горн шлет в редакцию ТрВ с пометкой «мстительный Самохин» следующее письмо, переправленное мне редакцией:

Коллеги! Я, независимый журналист Роза Горн, имела неосторожность наконференции профсоюза работников РАН в сентябре с.г. в Плесе сказатьВашем автору А.А.Самохину, что мне не понравилось сравнениеТ.Л.Росляковой, занимавшей до съезда пост президента п-а, со "Злоумышленником" по Чехову. Именно это сравнение легло в основу егостатьи, опубликованной в " Троицком варианте".( А стихи в папкахделегатов на съезде были действительно пошлые).Там же, в Плесе,Самохин поразил нас уместными, как мне представляется, упоминаниямио Кущевской в русле его тезиса о "слабости восприятия" действительности. В общем, Самохина я публично покритиковала. В итоге увидела в свой адрес в газете " Научное.сообщество" обвинение в "холуйском усердии".и предположение, что я и мои знакомые погибнут вкакой- либо катастрофе(!) Поскольку я не "холуй" и серьезно занимаюсь информацией о профсоюзах,которые создавались в 90-е годы и на деле защищают права работников, япотребовала извинений и собираюсь подать иск о защите чести идостоинства в суд. Ответчиком будет и Самохин, и редактор " Научногосообщества" Волчкова.Все это сообщаю Вам потому, что предполагаю новыеинсинуации в свой адрес в очередном творении Самохина, которое,возможно, снова опубликует "Троицкий вариант". А мне бы не хотелось сВами судиться,Ваша газета умная и современная.С уважением, Роза Горн


P.S.Посылаю Вам в следующем письме свой репортаж о конференции ипрофсоюза в Плесе - увидите в нем много занятных персонажей. Может,мне и не хватает таланта, но во всяком случае я вполне адекватна. Рг

Фрагмент репортажа Р.Горн, опубликованного также в Информационном бюллетене №56/152 (ответственный редактор Т.Рослякова), приводится ниже:

«После абсолютно конкретного обсуждения в этот день социальных проблем проводил «круглый стол» член Совета А.Самохин из Института общей физики (Москва), известный автор «Научного сообщества» и «Троицкого варианта». Тема была заявлена очень широкая – о невосприимчимости профсоюза к действительности ( о «слабом восприятии»). Большинство участников недоумевало, почему они по призыву Самохина должны на профсоюзной Ассамблее вспоминать события в Кущевской (тем более, что вспомнилась Кущевская А. Самохину, по его словам, потому, что накануне на концерте в песне прозвучало название станицы Тихорецкая, а Кущевская находится рядом). Когда зам. директора Института радиоэлектроники в Саратове Е. Селезнев попросил А. Самохина сформулировать более конкретные темы для дискуссии, этого долго не удавалось сделать. Ему пришлось несколько раз повторить: «Прежде чем обсуждать проблемы, нужно их сформулировать. Иначе не сможем определить задачи, которые нужно решать». Наконец руководители профсоюза В. Калинушкин, В.Вдовин и другие сообщили о фактическом обсуждении перед V съездом профсоюза готовящихся документов, которого А.Самохин не заметил. В. Калинушкин сказал также об инициативе отделения физических наук провести обсуждение внутренних проблем РАН на Общем собрании, что она «захлебнулась», сами члены отделения не смогли ее продвинуть»

Как в этом фрагменте искажаются факты, может убедиться каждый, кто прослушает аудифайл на профсоюзной страничке сайта ras.ru или хотя бы прочитает уже упомянутую статью «Упущенные возможности».

Изложенный выше материал может послужить хорошей «затравкой» для обсуждения на «Правде» реального состояния ПР РАН.



О Всероссийской научной конференции 25 ноября 2011г.


Конференция «От СССР к РФ: 20 лет – итоги и уроки» состоялась в Институте океанологии им. П.П.Ширшова РАН. В числе других организаторов конференции: Центр проблемного анализа и государственно-управлеченского проектировния при ООН РАН, ЦЭМИ РАН, ИГП РАН, ИНИОН РАН, ИЭ РАН, ИФ РАН.

С пленарными докладами выступили Якунин В.И., завкафедрой Госполитики МГУ («От СССР к РФ – итоги, уроки и новые вызовы»), Нигматулин Р.И., академик РАН директор ИО РАН («Итоги. Забытые теоремы. Что делать»), Сулакшин С.С.. ЦПАГУП при ООН РАН («Опыт СССР, жизнеспособность сложной социальной системы и вызовы современной России»), Гринберг Р.С., Кара-Мурза С.Г., Акаев А.А. и другие.

Было также организованы три дискуссионные панели и более сотни стендовых докладов. Мой доклад назывался «Слова и дела – к двадцатилетию Закона об индексации".

Примечателен сам факт проведения такой конференции в естественно-научном институте, что свидетельствует, в частности, о растущем понимании необходимости максимально широкого системного подхода к решению стоящих перед нашей страной проблем.

В заключение стоит привести следующую цитату из розданной на конференции брошюры «Россия ждет обновления. Предложения по развитию промышленности и сельского хозяйства России», среди авторов которой обозначен и Нигматулин Р.И.:

«Некомпетентность и коррумпированность власти, ее беспомощность при решении социальных и экономических проблем страны становятся все более очевидными. …Из телевизора мы узнали о майоре Евсюкове, о бандитах в Кущевской, Гусь-Хрустальном и Александрове, о Химкинском лесе, об избиении корреспондента Олега Кашина, о проблемах ЖКХ, о спаивании россиян, о беспорядках на Манежной, о коррумпированности милиции и необходимости ее коренного реформирования вплоть до изменения названия. Мы узнали, что при госзакупках украден триллион рублей (десятая часть госбюджета) и что многие средние и мелкие вожди и начальники оказались проходимцами и реально наказаны. Мы узнали, что один из столпов и создателей правящей партии при полном попустительстве и даже содействии с ее стороны у всех на глазах превратил Москву в центр коррупции, утратил доверие и снят с должности. Если так пойдет, возможно, скоро мы узнаем, кто превратил в центр коррупции Россию, которая по этому показателю обогнала большинство стран мира и в рейтинге 2010 г. делит 154 место из 178 с такими странами как Папуа-Новая Гвинея, Таджикистан, Конго и Гвинея-Бисау»

А когда же мы узнаем с достаточной полнотой реальную ситуацию в РАН или хотя бы в ПР РАН?


А.А.Самохин


Направлено в редакцию НС 27 ноября 2001г.