litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
Дмитрий Батраков



Апостолы


ПОЭЗИЯ


Москва 2011


ГЛАВА I

Крещение


Рождество


Рождество. Мне так хочется взять

В свои руки младенца Христа,

И к груди аккуратно прижать,

Словно нет на ней скорби креста.


Спи малыш, ты не знаешь пока

Сколько горя и мук тебя ждёт.

Спи малыш, моя вера крепка,

Всё плохое бесследно пройдёт.


Я баюкаю нежно тебя

И тихонечко песню пою,

Я живу в этом мире, любя

Твою веру и землю твою.


Праздник трогает души до слёз

Колыбелью, не смертным крестом.

В колыбели – малютка Христос,

Не в шипах, а в венце золотом!


* * *


Мягким пухом белый снег

Тихо сыпется навстречу,

Покрывалом синих век

Вечер мне укутал плечи.


Месяц по небу плывёт,

Звёзд пасёт шальное стадо,

Что-то о своём поёт

Лес, бредя со мною рядом.


Снег, блестящим серебром,

Лёг на ветви и сияет,

Сказочным, живым огнём

Душу греет и ласкает.


Дивен зимний этот мир,

Он покрыт глубокой тайной,

Нежных флейт и звонких лир

Льётся музыка печально.


Я увижу лик Христа,

В небе млечный путь – дорога.

Есть у каждого места,

Где мы ближе будем к Богу.


Я спрошу Его: «Господь!

Почему так в жизни сложно,

Как себя перебороть,

Сделать то, что невозможно?».


Богородицы уста

Щёк моих слегка коснутся,

Глаз печальных чистота

И прощение прольются.


Крещение


Этот праздник чист и свят,

По углам иконы спят,


А по небу молод, бос,

Шествует Иисус Христос!

Этот праздник чист и свят,

И Господь наш не распят,

С дивным блеском юных глаз,

Он с небес глядит на нас!

Этот праздник чист и свят,

В сердце огоньки горят,

Голос праведной души

Гимн поёт в ночной тиши.

Этот праздник чист и свят,

Становитесь звёзды в ряд,

Прославляя без конца

Духа, Сына и Отца!!!


Колокол


Помни, колокол жизни не дремлет,

Бьют удары в такт с сердцем твоим,

И суровое небо не внемлет

Нашим лживым молитвам слепым.


Книга судеб всё помнит и знает:

Каждый шаг, каждый взгляд, каждый вздох,

И с печалью глубокой листает

Эту книгу вселенскую Бог.


И я вижу, как люди мельчают,

Как меняются к худу друзья,

Свою совесть так просто теряют,

Забывая о слове «Нельзя!».

Часто делают близкому больно

И друг друга не могут понять.

И уже начинают, невольно,

Молодою душой умирать.


Как же всё наблюдать это страшно,

Как же холодно, пусто в груди,

И как жаль, что нельзя день вчерашний

Возвратить, он застыл позади.


Бродит по миру злобы стихия,

Хохот чёрта звучит всё сильней,

И на небе святая Мария

Горько плачет за судьбы людей!!!


Чур и крест*


Святая сказочная Русь,

Переплелись в тебе легенды,

Я вечером Христу молюсь,

А кто-то вслух читает веды.


Твои просторы и поля

Полны преданий сединою,

И будто в яви слышу я

Ярилин смех над головою.


А вон он сам, несётся вдаль

Колосьями в руке качая,


И тает на сердце печаль,

Когда я взор его встречаю!


По небу солнышко плывёт,

Его везут лихие кони,

Рукою крепкой их ведёт

Даждьбог, зажав узду в ладони.


Бегут с востока стаи туч,

Их погоняет и смеётся

Перун, отважен и могуч,

Живой водою дождик льётся.


И мечет молнии Перун,

Грохочут свадебные громы,

Небесных слышен шёпот струн,

Сверкают Ирия хоромы.


Я слышу колокольный звон,

И блещут храмы золотые,

Благославляя люд крестом,

Монахи шествуют седые.


Святой глядит с иконы лик,

Священных свечек тлеет пламя,

И я узрю в какой-то миг

Христа с печальными глазами.


Заставит сердце трепетать

Марии-Девы голос нежный,

Меня обнимет словно мать

Блаженства океан безбрежный.



Святая сказочная Русь,

Переплелись в тебе легенды,

Я вечером Христу молюсь,

А кто-то вслух читает веды.


*Перун – бог грома и войны (славянская мифология);

Даждьбог – бог солнца, водитель туч (славянская мифология);

Ярило – волчий пастырь, воинская Ярь (славянская мифология);

Ирий – рай (славянская мифология).


* * *

Пусть гром гремит ночной порой,

И молнии сверкают в небе,

И ливень, ярый и косой,

Пусть боль души уносит в небыль.


Пусть ветер в танце закружит

Всю пыль и копоть, что на сердце

Как будто век уже лежит,

Пусть счастья мне покажет дверцу.


И пусть берёзок стройный ряд

Меня в свои объятья примет

(Их песни чудо сотворят –

Тоска навек меня покинет).



И пусть зелёная трава

Мне мягкое готовит ложе,

Вновь станет лёгкой голова,

Уйдёт всё то, что душу гложет.


И я усну, усну – как встарь,

Невинным, сладким сном младенца,

У изголовья ангел встань,

Укрой расшитым полотенцем.


Под сенью твоего крыла

Хочу я хоть разок увидеть,

То место, где совсем нет зла,

Где разучились ненавидеть.


Где безответной нет любви,

Где места нет пустой печали,

Где радость у людей в крови,

Где струны нежности звучали.


Где неба яркий синий цвет

Всегда разлит над головою,

И солнца необычный свет

Ласкает, радуясь покою.


И я вернусь сюда опять,

Пусть нужно сто дорог измерить.

Ведь запретить нельзя мечтать,

Я буду ждать, я буду верить!


Оптина пустынь


Монастырь средь бескрайних полей

Золотится в тиши благодатной,

Здесь и небо прозрачней, светлей,

Здесь и воздух свежее, приятней.


Белый снег от версты до версты

Исчезает в загадочном где-то,

И огнём золотятся кресты,

Полыхают под солнечным светом.


Тишина, тишина и покой

Здесь разлиты небесною чашей,

И мне кажется, будто домой

Я вернулся из сумрачной чащи.


И в святые ворота войдя,

Я крещусь непослушной рукою.

По земле монастырской идя,

Я святым наслаждаюсь покоем.


Колокольни малиновый звон

С замиранием сердца услышу,

Старым храмам отвешу поклон, –

Они ЖИВЫ и стенами «дышат».


А с икон золотистых глядят

Старцы, кротким и любящим взглядом,

Я душой ощущаю их взгляд,

Они здесь, Боже мой, они рядом!


Тут минуты идут не спеша,

Суета за порогом осталась,

Умиляясь, ликует душа,

Слёзы радости смыли усталость.


Аккуратно к мощам приложусь

И зажгу принесённые свечи,

За здоровье живых помолюсь

И за тех, кого встретила вечность.


Монастырь средь бескрайних полей

Будет долго мне сниться ночами,

Полумрак, огонёчки свечей,

Купола с золотыми крестами.


Венчание


Повенчай нас, Господь, повенчай,

Чтоб неправедной жизни печаль

Не коснулась влюблённых сердец,

Повенчай нас на счастье, Отец!

Повенчай нас, Господь, повенчай,

Нам своё утешение дай

И прости все былые грехи,

Своей кровью кропил я стихи.


Посмотри в нас, Господь, посмотри,

Дух Святой пусть витает внутри,

Указуя нам правильный путь,

Будь землёю, и небом нам будь.


Повенчай нас, Господь, повенчай,

Чтобы в душах царил светлый рай,

Чтобы свет источали глаза,

Чтобы мимо шла будней гроза…


* * *


О любви, о вселенской любви,

О Христе и святом покаяньи,

Нам поют, так поют соловьи,

Ночью звёздной при лунном сияньи!


Ветер ласково шепчет: «Постой…

Приглядись, видишь ангелов в небе?».

Ты открой своё сердце, открой,

Вспомни вдруг о вине и о хлебе.


Как же пахнет сирень у дорог,

Как нежны и прекрасны берёзы!

Знай, не каждый порог – есть порог,

И не каждые слёзы – есть слёзы.


Помолчи, здесь не к месту слова,

Лучше слушай, внимательно слушай.

Ах, как кругом идёт голова,

Что-то будит уснувшую душу.



Ну, когда ж мы откроем глаза,

Чтобы видеть, действительно видеть?!

Пусть умоют нас дождь, и гроза

Пусть научат грехи ненавидеть.


Ах, как сладко поют соловьи

Ночью теплою в звёздном мерцаньи,

О любви, о вселенской любви,

О Христе и святом покаяньи.


* * *


Как благодарность быстро тает,

Когда сбываются мечты,

Огонь молитвы затихает,

Не достигая высоты.


И снова Бог на заднем плане,

Как будто спрятан про запас,

Как след вина в пустом стакане,

Он не интересует нас.


Не Он волнует наши души,

Когда дневной сияет свет,

Его словам не внемлют уши,

Не нужен нам Его совет.


Но стоит только серой тени

Укутать нас своим плащом,

Мы припадаем на колени,

И пред иконой слёзы льём.


Прости нас, Господи, помилуй,

Чтобы не только в скорбный час,

Но и в мгновенья изобилий

Ты был звездой в сердцах у нас!


Грехи


Грехи, грехи, грехи…

Поймало, завертело;

Чернильные штрихи

В душе, когда-то белой.


Грехи, грехи, грехи…

То вольно, то невольно,

Легки и не легки,

Силком и добровольно.


Грехи, грехи, грехи…

В них ищут все отраду,

Кузнечные мехи

Огни раздуют ада.


Грехи, грехи, грехи…

Крестом не загородишь.

Библейские стихи,

Лишь вдаль от них уходишь.

Грехи, грехи, грехи…

Открытая дорога,

На сердце длань тоски,

Душа пуста, убога…


***


Бог умер или тяжко болен,
Отравлен ядом лжи и сплетен,

Напрасно ропот колоколен

Уносит вдаль холодный ветер.


Напрасно церковь в день воскресный
Народ на службу созывает, –

В пустых стенах нет силы крестной,
Бог умер или умирает.

Бог умер. Книги исказили,
Что было истинным, реальным,
А люди истово молили
Иконы о материальном.

А люди шли, зачем не зная,
Скорее, просто для порядка,
Стояли, тупо размышляя,
Везде ль у них с делами гладко?

Как жизнь глупа, как низки цели, –

Бог умер или тяжко болен.
Как жадно время ест недели.

Свет меркнет, а народ – доволен…


Лето 2010 года


Горят деревни. Лютая жара.

В дыму не видно солнечного света.

Кошмар! Но вспомни, как ещё вчера

Мы восхищались недождливым летом.


Горят деревни, ядовитый чад

Ползёт змеёю по былым жилищам,

И люди плачут, бьются и кричат:

Родные стены тлеют пепелищем.


Горят деревни. Господи, за что

Ты нам послал ТАКОЕ испытанье?

В единый миг обращены в ничто

Вся наша жизнь, надежды и мечтанья.


Горят деревни, пепел да зола,

Отвергло небо тщетные моленья.

Быть может, полной стала чаша зла,

И сей огонь нам послан в искупленье?


Терпенье Божье кончилось вчера…

Горят деревни… Лютая жара…


ГЛАВА II

О чём молчат берёзы…


Грёзы


Я часто грежу наяву

И прошлое своё святое,

Что сердце радует покоем,

К себе домой на чай зову.


А в доме пусто, ни души,

И с прошлым мы ведём беседу,

А рядом кошка-непоседа

Мурлычет из ночной тиши.


Мне хорошо – я друга вижу!..

Которого жестокий рок

На гибель раннюю обрёк,

Тот рок с тех пор я ненавижу.



Мы с ним ступаем по траве,

Я в друге том души не чаю,

И он, с улыбкою печальной,

Про жизнь рассказывает мне.


Потом уходит, а на смену

Она явилась, льнёт ко мне.

И мы гуляем при луне

Среди берёзок непременно.

О, как Венера, хороша

Она весёлостью беспечной.

И вечер кажется мне вечным,

И счастьем полнится душа.


А шёлк волос её чудесный

Лежит так мягко на плечах

И блеск брильянтовый в очах

Пронзает молнией небесной.


Но жизнь безжалостно влечёт

Вслед за собой одни несчастья,

И друга нет, и я не властен

Знать всё, что будет наперёд.

И с ней мы больше не пройдёмся


Среди березок молодых,

Напрасно я молил святых…

Увы, в былое не вернёмся.


Чуть слышно подошёл рассвет,

И призрак прошлого растаял,

Но на душе моей оставил

Печаль и радость прежних лет.


* * *


Как всё запутано и сложно,

Как всё нелепо и смешно, –

Беда в плаще из чёрной кожи

Ко мне вошла, разбив окно.


Дыханьем погасила свечи,

И над молитвами смеясь,

Крестом упала мне на плечи,

Иконы выбросила в грязь.


Спина под тяжестью согнулась,

Глаза утратили свой цвет,

Беда же мерзко улыбнулась

И в сердце потушила свет.


Сжевала струны на гитаре,

Стихи в клочки разорвала,

И мощным огненным ударом

Спалила душу всю дотла.


И долго с чувствами играла,

Касаясь моего лица.

А после, видимо, устала –

Ушла, оставив мертвеца.


* * *


Сердца нет – я практически мёртв!

Нет души у меня – улетела.

На плече ухмыляется чёрт,

Божьи ангелы бросили тело.


У меня за спиною сума,

Хлеб тоски в ней, бутылка с несчастьем,

Мои члены сковала зима,

В моих мыслях сплошное ненастье.


В моём прошлом волшебный рассвет,

В моём будущем зимняя стужа,

Тёплый в доме не водится свет:

Ведь он в склепе могильном не нужен.


Дайте, люди, водицы живой,

Чтобы в душу покой возвратился.

Почему я родился такой?

Почему не мерзавцем крестился?


* * *


Мне больно, просто больно,

Здесь нечего сказать,

И буду я, невольно,

От грусти увядать.


Погаснут в небе солнце

И бледная луна:

Уже не улыбнётся

Мне весело она.


Меня закружат вихри

Банальных серых дней,

Но боль в груди не стихнет,

А будет всё сильней.


Дождём заплачет небо –

И загрохочет гром,

Глоточек счастья мне бы

Испить иссохшим ртом.


Давно устали плечи

От тяжести тоски,

И очень сильно вечер

Мне давит на виски.


* * *


Кто-то со смехом гоняет сачком

Звёзды вертлявые в небе.

Кто-то, опутанный сказочным сном,

Видит безбрежную небыль.


Кто-то с волнением пишет стихи,

Сердцем, поймав вдохновенье.

Кто-то на совесть наносит штрихи

В вечном своём невезеньи.

Кто-то на крыльях летит к облакам,

В речке любовной купаясь.

Кто-то погибель приносит мечтам,

С чувствами глупо играясь.


Кто-нибудь, перед святым Рождеством,

Хвост отрывает у чёрта.

Кто-то, любимых теряя, умом


Быстро становится мёртвым.


* * *


О чём молчат берёзы

Серебряной зимой?

Проказники морозы

Укрыли их фатой.


На пальцах аметисты,

Алмазный блеск в глазах,

Стоят невесты льдисто,

В узорных кружевах.


А тишина лесная

Захватывает дух,

На дудочке играет

Для них лешак-пастух.


Им ветер треплет косы

И солнце шлёт лучи.

О чём молчат берёзы,–

О том и ты молчи!


* * *


Ретивое, ты не бейся

Так волнующе-тревожно,

Звонко песня моя лейся

По полям да бездорожью.


Ты сердец людских достигни,

Пробуди в них свет небесный,

На свершения подвигни,

К жизни всех направив честной.


Я хочу струной гитарной

Судьбы связывать влюблённых,

И улыбкой лучезарной

Окрылять неокрылённых.


Я мечтаю жарким словом

Растопить несчастья льдины,

И рассвет встречая новый,

Вторить трелям соловьиным.


Жить бы в мире и покое,

Жить, – чтоб не было так сложно.

Что ж ты бьёшься, ретивое,

Так волнующе-тревожно?!


* * *


Если б знал ты, мой друг, как мне хочется

Просто сесть рядом с ней и обнять.

Сумасшедшей души одиночество

Взглядом глаз её добрых унять.


К сожалению, не получается

Отчуждения стену пробить:

Просто так чувства не забываются,

Но не склеить протёртую нить.


Между нами обид глупых пропасти,

Между нами смущения лес.

Страха вертятся острые лопасти,

И не жду я от жизни чудес.

Если б знал ты, мой друг, как мне хочется


Вместе с ней прогуляться вдвоём.

В стружку сердце когда-нибудь сточится,

Нам осталось лишь петь… мы поём!


* * *


Я не знаю, во что мне верить,

И что делать не знаю тоже.

На душе – пустота потери,

Друг на друга так дни похожи.


Я люблю, но, любовью битый,

Я прикован, сижу в темнице

Искалеченный и разбитый.

Дёрнул же меня чёрт открыться!


Не сумел я стихом и песней

Растопить в её сердце льдину.

Мир, наполненный жизнью, треснул,

Мне оставил лишь половину.


Половину из льда и снега,

Половину из вьюги жуткой,

Что не преодолеть с разбега…

Оказалось всё глупой шуткой.


Обо мне вспоминаешь реже,

Хорошо, если раз в неделю,

Неужели судьба отрежет

То, о чём мы сердцами пели.


Ты не любишь меня, конечно,

Это сам я пленён тобою, .

Всей душою своею грешной,

Всей наивной своей душою.


Я желаю тебе лишь счастья,

Не со мной, так с другим, достойным,

Но над сердцем, увы, не властен,

Мне не сделать его спокойным.


Я не знаю, во что мне верить,

И что делать не знаю тоже,

Мне казалось – открыты двери,

Я ошибся… Я уничтожен.


Молчание


Молчание, опять одно молчание

В ответ на письма, что писал любя.

И, не спеша, приходит понимание –

Я стал совсем ненужным для тебя.


Кто я теперь? Пустой обломок прошлого,

Которое так хочется забыть.

И всё, что ты нашла во мне хорошего,

Убило то, что я посмел любить.


Потух огонь, моей зажжённый песнею,

И тучами мой лик заволокло,

Тебе теперь гораздо интереснее


Смотреть на мир в московское окно.


Гитарный звук заглушит рёв автобусный,

А блеск костра – огни ночной Москвы,

И на какой далёкой части глобуса

Остались юные, доверчивые мы?


И лишь весенний ветер переменчивый,

И лишь берёзок нежный шепоток,

Быть может, взгляд напомнят мой, застенчивый,

И дрожь пройдёт по сердцу, словно ток.


Лунное затмение


Словно знатная юная женщина,

Королевна ночная – Луна.

Ожерелье из звёздного жемчуга

На себя надевает она.


И походкой своей величавою

Королевна идёт в тишине.

Видно сердце уже прокричало ей,

Мол, жених ждёт тебя в вышине.


Ликом светел, прекрасен сложением,

Лихо скачет на резвом коне,

Всю любовь свою и уважение

Он подарит невесте-Луне.


И по небу спешит она мрачному,

Так щемит сердце сладко в груди.

Скоро станем с тобой новобрачными,

Где ты, милый? Скорее приди!


Только тщетно глаза серебристые

Смотрят пристально в тёмный простор.

Облака лишь, кометы искристые

Замечает уставший твой взор.


От того ли, что поиски тщетные,

Возвратясь на родное крыльцо,

Ты платком, чтобы скрыть слёзы светлые,

Иногда закрываешь лицо?


Колыбельная

Поскорей закрой глаза, засыпай,

Напевает тихо ночь баю-бай,

И несёт среди медлительных волн

Не кровать уже, а маленький чёлн.


Манит тайною к себе и зовёт,

Убежав за край небес горизонт,

Освещают звёзды сумрак ночной,

Месяц ласковый навеет покой.


Ты улыбкою лицо озари,

Далеко ещё пока до зари,

И забудь всю суету злого дня.


Слышишь, крылья ангелочков звенят?


Посреди волшебных, сказочных вод,

Затевают они пляс – хоровод,

Щедро сыпят неземные цветы,

Потанцуй немного с ними и ты.


Поскорей закрой глаза, засыпай,

Напевает нежно ночь баю-бай,

И несёт среди медлительных волн,

Не кровать уже, а маленький чёлн.


* * *


Вдохновенным воздухом дыша,

Воскресала мёртвая душа,

В синий лёд вмороженную грудь,

Заставляла вздрогнуть и вздохнуть.


Неживые, тусклые глаза

Озарили светом образа.

С сердца пыльный, траурный покой

Ты сняла воздушною рукой.



следующая страница >>