litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3




Россия - международный кредитор.

О.Карелин


Сформировалось два подхода к проблеме “Россия – международный кредитор”. Первый определяет структуру внешних кредитов России (бывшего СССР) как нерациональную и чисто политическую, не принесшую стране никаких экономических дивидендов. Второй подход, который, по нашему мнению, более объективен, заключается в оценке сложившейся региональной и товарной структуры и условий предоставленных нашей страной международных кредитов, исходя не только из идеологических и политических установок, но и из необходимости развития международного рынка сбыта средней конкуренции отечественной продукции в условиях жесткого, сложившегося на протяжении многих десятилетий, “прикрепления” рынков развивающихся стран к бывшим метрополиям и развитым в промышленном отношении странам в результате экономического передела мира середины ХХ века. Именно в связи с жесткой конкуренцией отечественная продукция и услуги, во-первых, не могли быть направлены в страны, не имеющие платежных проблем. Во-вторых, развитие сотрудничества на условиях подрядного строительства, техсодействия и компенсационных проектов было необходимо для поддержания противостояния двух мировых экономических систем, при этом оно давало странам-реципиентам за счет создания промышленных объектов с помощью СССР долгосрочные преимущества с точки зрения наличия собственных производств, повышения занятости, улучшения места стран в региональном и мировом разделении труда. При этом комплексно решался вопрос дальнейшей эксплуатации, модернизации, обслуживания созданных производств с привязкой к российской (советской) технике, технологиям, кадрам, что было немаловажно для СССР.

Основная часть зарубежных кредитов, ставших основой для накопления международных финансовых требований Россией, была предоставлена именно по линии экономического и технического сотрудничества с зарубежными странами Государственного комитета СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС). Образованный в 1957 г. ГКЭС за более чем 30- летний период своей активной деятельности обеспечил сотрудничество по 805 объектам с 84 государствами, 11 европейскими, 25 азиатскими, 36 африканскими и 12 латиноамериканскими, из которых 72 по статистике ООН были отнесены к числу развивающихся и 23 - к наименее развитым странам.62


“Повысить эффективность и уровень организации сотрудничества в строительстве объектов за рубежом на подрядных условиях. Расширять оказание содействия на компенсационных условиях в целях удовлетворения на стабильной и долгосрочной основе потребностей народного хозяйства СССР в дефицитных видах сырья, топлива, продовольствия и готовых изделий, а также в интересах повышения платежеспособности отдельных социалистических и развивающихся стран и обеспечения своевременного возврата советских кредитов.” - таковы были установки “Основных направлений работы Государственного комитета СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС) на 1981-1985 гг.” Такая постановка задачи сохраняет актуальность и в настоящее время. Металлургия, энергетика, добывающая промышленность, транспорт и связь, жилищное и коммунальное строительство, мелиорация и развитие сельскохозяйственной переработки, не говоря уже о военной сфере - вот неполный перечень отраслей, прорыв в развитии которых для многих развивающихся стран мира был бы немыслим в короткой перспективе без участия советских специалистов, оборудования, технологий и кредитов. Кроме того СССР, долгое время пробывший в экономической и политической изоляции и растерявший практически все территориальные приобретения царского периода вынужден был довольствоваться остатками от “экономического передела мира”.

Оборотная сторона особенности участия СССР в международном разделении труда - внешняя задолженность его внешнеэкономических партнеров, ставшая серьезной проблемой для многих стран. В 1997 году из 127 развивающихся стран только 6 были чистыми экспортерами капитала, остальные чистыми импортерами или должниками с общей задолженностью в объеме 1,8 трлн.долл. Из них 64 страны имели просроченную задолженность или реструктурировали свои долги по договоренности с кредиторами в 1992 - 1996 гг.

Оценка внешних финансовых активов, сделанная на первом этапе становления новой России, составила 140-160 млрд. долл., при этом общая сумма внешней задолженности бывшего СССР, принятая Российской Федерацией, по международным источникам на начало 1992 г. была на уровне 64,7 (см. “World Debt Tables” 1993-94), ñîâðåìåííàÿ îòå÷åñòâåííàÿ ñòàòèñòèêà îïðåäåëÿåò ýòó öèôðó íà óðîâíå 96,6 ìëðä.äîëë (ïðèëîæåíèå ¹1). Такое соотношение в случае эквивалентного зачета могло показаться решением всех внешнедолговых вопросов разом: и внешних долгов и активов.


Однако, с точки зрения составляющей валютной эффективности, результаты развития кредитных отношений СССР с развивающимися странами неоднозначны. Перспектив получения в обозримом будущем финансовой отдачи от дебиторов из развивающихся стран практически нет, а значит и составная часть российской внешнедолговой политики, проводимой с 1992 года, по использованию зарубежных активов, с установкой на покрытие расходов по обслуживанию долга за счет поступлений из этого источника, не получила подкрепления. Структура предоставленных СССР кредитов на протяжении 60-80-х годов (таблица 1), показывает, что преобладающая часть из них – 90% - обеспечивала экономическое, военное и техническое сотрудничество. Принято деление кредитов на экономические (предоставляемые в целях кредитования генподрядных проектов и проектов, строящихся на условиях техсодействия), специальные (кредитование военно-технического сотрудничества). Коммерческие кредиты составляли лишь незначительную долю.

Таблица 1



Среди получателей советской кредитной помощи выделяются следующие страны: Куба (около 20% всех кредитов), Монголия, Вьетнам, КНДР, Ангола, Эфиопия, Индия, Сирия, Ирак, Афганистан, всего - около 100 стран, из которых в настоящее время около 50 остались нашими должниками (приложение № 2). Меньше всего оптимизма с точки зрения хоть какой-то компенсации затрат советского народа вызывают именно бывшие развивающиеся страны социалистической ориентации. Политические решения в чистом виде редко давали возможность экономическому смыслу подстраховать принимаемые решения от безнадежного дефолта. Характерно, что нормальное развитие социализма в СССР предполагало бы списание большей части указанных затрат за счет увеличения налогового и неналогового бремени на советский народ, так как по существовавшей схеме рублевые расходы компенсировались в плановом порядке безотносительно к погашению предоставленных кредитов странами-партнерами. “Действительный народохозяйственный эффект в этой отрасли реализуется только на стадии закупки и сдачи народному хозяйству импортных товаров.” Следовательно - экономическое и техническое содействие представляет собой лишь первый этап экспортно-импортной операции, “связанной с изъятием из народного хозяйства материальных, трудовых и финансовых ресурсов, и поэтому оценку конечного результата деятельности организаций системы ГКЭС приходится выполнять на промежуточном этапе этой операции и выражать в показателях валютных поступлений с учетом их реальной ценности”.62


Итак, экспорт во всех формах по теории советского времени был необходим не для получения валюты, а для “...обеспечения валютных поступлений для оплаты импортной продукции” и был “призван способствовать активному достижению таких важных политических целей, как участие в материально-техническом обеспечении потребностей капитального строительства и производства дружественных стран.... Экспортные поставки выступали как форма материального наполнения той финансовой, в т.ч. кредитной помощи, которая представляется зарубежным странам”.62 С учетом отмеченной невозможности осуществления поставок советской продукции на занятые рынки платежеспособных стран, теоретическим прикрытием заложенных в кредитную составляющую реальных материальных потерь при осуществлении поставок, стала искусственно созданная система учета, закрепленная в Методике определения экономической эффективности оказания Советским Союзом экономического и технического содействия зарубежным странам. Лишь к 1985 году показатель расширения поставок в страны с расчетами в свободно-конвертируемой валюте вышел на одно из первых мест. Большое значение на имевший место перекос в показателях эффективности имел и завышенный, оторванный от всякой реальной базы курс рубля. Логика того периода заключается в следующем: “...для количественной оценки степени достижения ... конечного результата необходимо исходить из тех соотношений между валютными поступлениями и реализованными (выделенными объемами (тонны, литры, метры)- авт.) ресурсами, которые устанавливаются в плановом порядке директивными организациями.”.62

В итоге кредиты в зависимости от формы погашения либо списывались, либо погашались традиционными экспортными товарами стран-партнеров. Таким образом деятельность ГКЭС-МВЭС СССР вела к накоплению международных требований.

В результате начавшегося перехода России к рыночной экономике и отказе от политического наследия социализма непомерное накопление требований переросло в проблему невозврата предоставленных кредитов. Для СССР еще одной проблемой периода начала –середины 90-х гг. стала бы проблема невозврата предоставленных бывшим СССР кредитов, так как именно на эти сроки приходилась значительная часть их планового погашения нашими партнерами.



В соответствии с действующими нормативными документами, “государственными кредитами, предоставляемыми Российской Федерацией иностранным государствам, их юридическим лицам и международным организациям, являются кредиты (займы), по которым у иностранных государств, их юридических лиц и международных организаций возникают финансовые обязательства перед Российской Федерацией как кредитором”.5

Предоставляемые зарубежным партнерам государственные кредиты формируют государственные внешние (зарубежные) активы Российской Федераций. Они в основном и состоят из кредитов, предоставленных в соответствии с межправительственными соглашениями между бывшим СССР и Россией с развивающимися и бывшими социалистическими странами, а также краткосрочных коммерческих кредитов.

Включаемые в указанную категорию международных требований платежи в оплату поставок и услуг по военно-техническому сотрудничеству имеют особенности оформления (как будет далее указано – по одной из крупнейших стран-рецепиентов нашего вооружения – Анголе, поставки осуществлялись в том числе и по устным указаниям руководителей партии и правительства), затрудняющие оформление и международное признание такого рода задолженности и, соответственно, переговорный процесс об их погашении.


Гордость советского периода по поводу отличия социалистического экономического содействия от “неоколониалистского грабежа”, происходила в том числе и из сравнения в пользу СССР льготности финансовых условий кредитования развивающихся стран. По данным того-же источника, средняя процентная ставка по предоставленным в 1981-85 гг. кредитам была почти в 3 раза ниже, чем по условиям кредитования развитых капиталистических стран, грант-элемент достигал уровня 30%.

Ситуация начала 90-х, связанная с рыночными преобразованиями в России и, одновременно, усугублением проблемы платежеспособности развивающихся стран-партнеров и самой России, привела к пересмотру приоритетов экономического развития. Прежняя структура международных кредитных отношений не соответствовала новому раскладу сил и возможностям России. Назрела и постепенно начала воплощаться в жизнь новая прагматическая философия взаимоотношений с иностранными партнерами. Российской стороне необходимо было окончательно определить реальную значимость “наследства” в форме международных финансовых требований для экономики страны и выбрать наиболее эффективные пути его использования.



Регулирование международных кредитных отношений России и проблема использования зарубежных финансовых активов страны.


В 90-х годах сложился острый дисбаланс доходов от использовании долговых активов и расходов на обслуживание пассивов. Доходы России от ее внешних финансовых активов, по данным МВЭС России, за 1992 - 1996 гг. фактически составили 7,4 млрд. долл. (1992 г.- 2,1 млрд. долл., 1993 г.- 1,6 млрд. долл., 1994 г.- 1,5 млрд..долл, 1995 г.- 1,4 млрд. долл., 1996 г.- 0,8 млрд. долл.), сократившись затем до уровня 200-300 млн. долл. (без учета проводимых Минфином России взаимозачетов) в год, при том, что по ранее согласованным межправительственным соглашениям эта сумма должна бы составлять 13 - 15 млрд. долл. в год. Среднегодовые платежи по внешнему долгу России в 1999 - 2005 гг. находятся на уровне 10 -19 млрд. долл. (с учетом проведенной реструктуризации долга бывшего СССР).

При сохранении этих тенденций финансовые активы России в ближайшие 5-7 лет будут обеспечивать менее 10% суммы, необходимой на погашение и обслуживание внешнего долга страны. Если учесть, что экспорт России в 1998 г. составил 87 млрд. долл. США, а критический уровень платежей по внешнему долгу оценивается в 20% годовой экспортной выручки, то Россия быстро приблизилась (11,3% в 1995 г., 16,6% в 1997 г., 19,4% в 1999 г и графиковыми 24% в 2000 г. (при заложенных в бюджет 12%.) к опасному пороговому рубежу. При сохранении нынешних тенденций уже к 2002 г. наша страна может оказаться в пресловутом порочном круге, когда ей придется привлекать новые займы только на выплату процентов по уже накопленному внешнему долгу.

Как было упомянуто, расчетные показатели внешнего долга бывшего СССР были номинально в 1,5 раза меньше его внешних активов. Однако высокая степень обязательности обслуживания первого не шла в сравнение с низкими шансами на получение внешних активов. Страны-дебиторы России не относились к числу состоятельных в финансовом отношении государств, что подтверждает приведенное приложение, отражающее деление стран-дебиторов России по уровню обременения внешним долгом по классификации МБРР. (приложении № 3)



Россия до середины 90-х годов пыталась решать вопрос обеспечения возврата внешних активов путем двусторонних переговоров. Определенные, хотя сравнительно скромные, результаты на этом направлении были достигнуты.

С некоторыми странами (например, Индией) отношения по долгу, за счет предоставления специальных условий, практически были нормализованы. Ряд стран производит выплаты в счет полного или частичного обслуживания и погашения своей задолженности (Индонезия, Вьетнам, Алжир и др.) Требования к некоторым проданы. Обозначилась готовность России пойти на частичное списание (прощение) задолженности некоторых зарубежных стран и реструктуризацию остатка, равно как и реструктуризацию задолженности других стран (Никарагуа, Мадагаскар).

По состоянию на начало 1996 года задолженность перед Россией имелась и у большинства стран СНГ в общем размере более 5 млрд. долл., возросшая к 1998 г. до почти 9 млрд. долл. Образовалась указанная задолженность в результате неплатежей по товарообороту, поддержанному "техническими" кредитами, которые в свою очередь были переоформлены в государственные кредиты. При этом госкредиты также предоставлены и продолжают предоставляться отдельным странам СНГ, но это отдельная тема, не входящая в данную работу.

Итак, в качестве правопреемницы СССР Россия унаследовала требования по обязательствам развивающихся стран Советскому Союзу. По последней имеющейся сводной информации - по состоянию на 1 января 1996 г. общая сумма задолженности иностранных государств по предоставленным в рамках межправительственных соглашений кредитам составляла 96,4 млрд. руб., что в пересчете по курсу Госбанка СССР, котируемому Банком России для платежно-расчетных и торговых соглашений бывшего СССР ( на 1 января 1996 г. 100 долл. было эквивалентно 64,43 руб.), равнялось 149,6 млрд. долл. Следует, однако, отметить условность такого пересчета, поскольку, как уже отмечалось, кредиты предоставлялись в рублях, переводных рублях, СКВ, товарными поставками и услугами на расчетной основе со сложной системой валютной оценки стоимости поставляемых товаров и услуг.



Самый крупный должник бывшего СССР, а теперь Российской Федерации (РФ) - Куба, на долю которой в 1992 году приходилось 19,5% всей совокупности задолженности, далее - по убывающей - Вьетнам - 11,5%, Индия - 10,7%, Сирия - 7,9%, Афганистан - 5,8%, Йемен - 4,0%, Ирак - 3,8%, Эфиопия - 3,7%, КНДР - 3,0%, Алжир - 2,9%, Ангола - 2,5%, Ливия - 1,8%, Никарагуа - 1,3%, Мозамбик - 1,1%, Лаос - 0,9% (приложение №2). На долю 15 перечисленных стран приходится 81% совокупной задолженности развивающихся стран России.67 Многие российские должники относятся к безнадежным заемщикам, которые не в состоянии возвратить долги. Более того, большинство из них, по классификации Всемирного банка, это страны с низким доходом. По уже устоявшейся мировой практике, описанной выше, с таких стран долги не берут, их списывают частично или полностью и при этом оказывают безвозмездную или льготную помощь.

На долю 15 крупнейших должников РФ приходилось 87,5% импорта советской военной техники и вооружений развивающихся стран. Наиболее крупные покупатели - это Ирак, Сирия, Вьетнам, Индия, Куба. Все эти страны, кроме Кубы, а также Ливия по своим экономическим и финансовым показателям вполне могли бы оплатить военные и другие поставки (структура международных финансовых активов России по видам кредитов и основным должникам приведена в приложении № 4).

Проблематичность возврата долгов определяется не только несостоятельностью российских дебиторов, но и тем, что со многими странами долговые соглашения не были в свое время оформлены. Подобные кредиты необходимо было оформить векселями или двусторонними договорами. Долги по межправительственным соглашениям необходимо было переоформить в ценные бумаги, что дает возможность рассматривать и проводить операции по обмену оформленных долгов, их продаже, переуступке, конвертированию в ценные бумаги, инвестиции и т.п. Все это требовало значительных дипломатических усилий, многие из которых оказывались тщетными. А пока Россия располагала в большей степени даже не активами, а обещаниями рецепиентов советской помощи компенсировать в той или иной форме наши материальные затраты, которые надо было превратить в реальные активы.


При этом представлялось желательным, чтобы проблема неплатежей не прерывала имевшиеся экономические связи России с внешнеэкономическими партнерами. Исходя из этого принципа, Россия продолжает кредитовать некоторые развивающиеся и постсоциалистические страны практически на прежних условиях.

До 1988 года существовал порядок, по которому предприятия-экспортеры, поставлявшие продукцию за рубеж, всю выручку сдавали центральным органам и получали рублевый “эквивалент” (внутренняя оптовая цена плюс надбавка). По закону “О государственных предприятиях” 1997 г. предприятиям часть валютной выручки (около 5% от выручки в СКВ) разрешили оставлять у себя, остальную – переводить министерствам и в централизованный валютный фонд.68 Эквивалент переводимых средств в рублях, с учетом поправочного коэффициента (Дифференцированных валютных коэффициентов – ДВК в зависимости от валюты расчета и прочих условий расчета колебавшийся от 0,3 до 6). Таких коэффициентов было более 3 тысяч. Коммерческий курс, введенный Указом Президента СССР от 26 октября и постановлением Совмина СССР от 31 октября 1990 г., превысил официальный курс в 3 раза и нивелировал таким образом необходимость применения ДВК. Экспортерам было определено 40% вырученной валюты передавать Внешэкономбанку для погашения внешнего долга страны, еще 40% выручки – в республиканские и союзный валютные фонды. Остаток – около 20% разрешено было расходовать по усмотрению самих экспортеров, но одновременно было введено квотирование экспорта и импорта. Такие ограничения привели к резкому падению и экспорта и импорта – соответственно на 30 и 46 %. Разрешено это противоречие было Указом Президента РФ “О либерализации внешнеэкономической деятельности”.44 Было положено начало “новейшей” истории валютного регулирования с введением института уполномоченных банков, транзитных счетов и обязательных валютных продаж.

Сохранялась множественность валютных курсов – наличествовали рыночный “плавающий” и коммерческий (фиксированный) курсы. Единый официальный курс рубля был введен с июля 1992 г.. (см. справку). До мая 1996 г. официальный курс и курс Межбанковской валютной биржи совпадали, с 17 мая –несколько различались.








Курс рубля к доллару США (рублей за доллар)






































































Месяц\Год

1992

1993


1994

1995

1996

1997

1998

1999

Янв







1542

4004

4732

5629

6,026

22,6

Февр




593

1657

4407

4815

5676

6,072

22,86

Март




684

1753

4897

4854

5726

6,106

24,1

Апр




823

1820


5100

4932

5762

6,133

24,23

Май




994

1901

4995

5014

5773

6,164

24,44

Июн

125,26

1060

1985

4538

5108

5782

6,198

24,22

Июл

161,2

989,5

2052

4415

5191

5798

6,238

24,19

Авг

205

985

2153

4435


5345

5830

7,905

24,75

Сент

254

1201

2596

4508

5396

5860

16,0645

25,08

Окт

398

1186

3055

4504

5455

5887

16,01

25,79

Нояб




1214

3232

4578

5511

5919

17,88




Дек

414,5

1247

3550

4640

5560


5960

20,65































Средн.курс

259,66

997,86

2274,67

4585,08

5159,42

5800,17

10,12

24,23




























(Данные о текущем официальном курсе рубля к доллару Банка России)

Результатом либерализации стал постепенный выход внешней торговли из теневого сектора, с одной стороны, и рост внешней задолженности с другой.


Баланс услуг сохраняется отрицательным, так же как и баланс движения капиталов и кредитов (последний раз положительное сальдо движения капитала отмечалось в 1992 г. (7,2 млрд. долл.) (см. Российский статистический ежегодник 1995 г. с.424).

Проведенные изменения таможенных платежей по импорту товаров в счет погашения долгов развивающихся стран в 1992-93 гг. привел к тому, что цены на них также резко возросли. Импорт товаров в счет погашения долгов многих развивающихся стран стал невыгодным, ибо внутренние оптовые цены на эти товары стали превышать цены на аналогичные товары по обычному импорту на 40-50%.

Поскольку предоставленные бывшим СССР кредиты в большинстве случаев носили товарный характер, это определяло преимущественно товарную форму их погашения - в среднем около 95% стран отказывались от оплаты задолженности путем перевода свободно конвертируемой валюты, либо соглашались на частичное, в большинстве случаев незначительное, погашение в СКВ. В свободно конвертируемой валюте погашали задолженность Непал и Марокко, в лучшие времена - частично Алжир, Монголия.

Преференциальные цены, установленные в контрактах, и низкое качество товаров традиционного экспорта стран-должников, поступающих в погашение долга и не имеющих достаточного сбыта на территории России, осложняло их реализацию, в целях поддержания товарных поставок из стран-должников на должном уровне и обеспечения эффективности использования внешних активов правительством России предпринимались определенные меры.

Возникла необходимость в установлении коэффициентов при расчетах с государственным бюджетом за поставляемые российским импортерам товары в погашение задолженности стран-должников. Уровень этих коэффициентов составлял не более 0,2, что означает, что поступления в государственный бюджет от товарных поставок в счет погашения задолженности составляли не более 20%, (т.е. реальное погашение задолженности составляло 20 центов на 1 доллар). По таким странам как Алжир товарные поставки велись с еще меньшей эффективностью – с применением коэффициента 0,05


Позже был введен в действие механизм распределения товарных квот на конкурсной основе, а коэффициент, применявшийся к товарным поставкам, возрос до 0,5, но тем не менее результаты товарных поставок в счет погашения кредитов не обеспечивали полную возвратность и необходимую эффективность использования внешних активов Российской Федерации. Поправочный коэффициент- это, как правило, понижаюший коэффициент пересчета стоимости продукции (услуг) от первоначально установленной стоимости по контрактам (договорам). Сумма снижения фактически дотировалась бюджетом.

В целом, практика этих лет показала, что при централизованном распределении средств, поступающих в счет погашения задолженности иностранных государств перед Россией, между специализированными внешнеторговыми организациями для закупки товаров в этих странах эффективность использования данных финансовых активов Российской Федерации оставалась очень низкой.

В целях повышения бюджетной эффективности товарной формы погашения задолженности с 1994 года была введена система валютных тендеров по реализации российским юридическим лицам средств, поступающих от стран-должников в замкнутых и клиринговых валютах. Это позволило повысить возвратность средств в федеральный бюджет в среднем с 10-20% до уровня 60-85%, что свидетельствует о значительно большей бюджетной эффективности реализации долговых средств на тендерной основе, по сравнению с внеконкурсными методами распределения благодаря повышению уровня конкуренции между участниками торгов, однако ощутимого роста поступлений в бюджет от этого источника не наблюдается. Рост показателя относительной эффективности говорит и о потерях, понесенных страной за период действия “распределителя”.

В целом, удельный вес товарных поставок в общем объеме поступающих в погашение средств в первой половине 90-х годов возрастал. В 1992 г. из 2,1 млрд. долл. фактического погашения развивающимися странами своей задолженности 0,4 млрд. долл. приходились на товарные поставки в 1993 г. эти показатели составляли соответственно 1,6 и 0,9 млрд. долл., в 1994 г. - 1,5 и 1,4 млрд. долл.; в 1995 г. - 1,4 и 1,3 млрд. долл.


В 1994 г. Минфином России совместно с МВЭС России и Минэкономики России была разработана межведомственная инструкция "О порядке закупки товаров в счет погашения задолженности по кредитам, предоставленным бывшим CCCP и Россией развивающимся странам", предусматривавшая систему конкурсного отбора российских импортеров товаров в счет погашения задолженности посредством проведения товарных тендеров. Для организации их проведения распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 августа 1994 № 1384-р был образован тендерный комитет во главе с заместителем министра внешнеэкономических связей России. Опыт работы тендерного комитета за 1994 - 1995 г.г. показал, что по сравнению с прямым номинированием организаций-импортеров их конкурсный отбор посредством торгов привел также к расширению круга импортеров и возрастанию конкуренции между ними. Это дало возможность увеличить и поправочные коэффициенты, сократить сроки расчетов с бюджетом и повысить бюджетную эффективность закупок, осуществляемых в счет погашения задолженности. Внесение рублевого покрытия победителями тендера осуществляется по курсу рубля к доллару, котируемому Банком России на дату либо открытия аккредитива, либо получения товаросопроводительных документов. Тендеры проводились по долгам Индии, Вьетнама, Пакистана, Бангладеш и Монголии. Кроме товарных проводились и валютные тендеры Внешэкономбанка. Так, по имеющимся данным, за 1993 - 1996 гг. Внешэкономбанк продал 91,8 млрд. рупий, а нереализованный остаток ( на 17 мая 1996 - 9,8 млрд. рупий), перечислен в бюджет в сумме 3,14 трлн. руб. По различным причинам от российских организаций и коммерческих банков на счета Минфина России во Внешэкономбанк не поступило покрытие за использование средств в рупиях в сумме, эквивалентной 2,13 трлн. руб. В частности, Минфин своим решением освободил ряд организаций от внесения рублевого покрытия (939 млрд. руб.), а другим организациям предоставил рассрочки по выплате покрытия в бюджет.

Фактическое зачисление средств на счета Министерства финансов, с учетом поправочных коэффициентов при товарном погашении долга, проведения зачетов с внешним долгом России, временного разрыва между погашением долга и поступлением средств в бюджет представлено в таблице.


Таблица 2

Поступления на счета Минфина России от реализации средств в погашение долга третьих стран перед Россией.

(млн. долл.)

Год Сумма поступлений Изменение за год (%)

1994 351,9 -

1995 650,7 85,2

1996 865,8 33,1

1997 855,7 - 1,2

1998 873,1 2,0

(данные Минфина России)

Однако денежные поступления (большая часть “поступлений” обеспечивалась зачетами Минфина) фактически не превышали в последние 4 года суммы 300-400 млн. долл. в год.


Вступление Российской Федерации в Парижский клуб кредиторов в качестве полноправного участника этого клуба открыли для нее некоторые новые возможности и гарантии возвратности тех сумм, которые причитаются в погашение долгов.

Парижский клуб при его образовании в 1956 году задумывался как международный орган именно для решения долговых проблем развивающихся стран. Главная цель Парижского клуба - скоординированные действия, согласованная политика государств-кредиторов в отношении долгов развивающихся стран. Одной из задач Парижского клуба является определение реалий существующего мира и на этой основе выработка путей облегчения долгового бремени государств-заемщиков, так чтобы эти государства могли развиваться и строить свои экономические отношения с окружающим их миром на реальной базе.

17 сентября 1997 года был подписан меморандум между Правительством Российской Федерации и Председателем Парижского клуба кредиторов, действующего от имени 18 участников клуба, о взаимопонимании и присоединении Российской Федерации к деятельности Парижского клуба в качестве государства-участника. Ключевым моментом этого документа является политическая декларация, смысл которой заключается в приверженности Правительства Российской Федерации главным принципам Парижского клуба: солидарности кредиторов, их равенстве между собой со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Плата за вступление в Клуб была для России немалая: в целях приведения активов Российской Федерации в соответствие со структурой активов членов Парижского клуба применена ставка дисконта к номинальной сумме требований по дифференцированной шкале - от 35 до 80%. Скидка может достигать 80% в отношении наименее развитых стран, у которых состояние внешней задолженности критическое. Эти страны фактически в последние годы жили за счет средств, которые давали развитые страны, то есть те же члены Парижского клуба. Эти страны выживали за счет новых кредитов и помощи, которые им предоставлялись. Россия в силу трудностей переходного периода не могла участвовать в этой международной программе ранее и поэтому была вынуждена согласиться на значительное увеличение уровня скидки по российским долговым требованиям.

С учетом указанных факторов, размер наших активов оказался значительно уменьшен, хотя, правда, пересчитан из товарно-рублевых со значительным военным компонентом в валютные долги. Таким образом в результате вступления России в Парижский клуб часть российских активов приобрела статус, признанный международным финансовым сообществом и который поддерживается Международным валютным фондом, Всемирным банком, Парижским клубом и каждой из стран. Россия, имея статус полноправного члена Парижского клуба, должна пользоваться всеми привилегиями, которые имеет этот Клуб, а именно иметь возможность координировать действия и отстаивать свои интересы в отношении той или иной страны и всех должников. В связи с этим у нас появились и дополнительные обязательства, связанные с координацией новой политики в этой области, такие же, как и у других стран-членов: США, Англии, Германии и пр.

Дискуссия об адекватности заплаченной цены за вступление в Парижский клуб и полученных в результате этого вступления дивидендах продолжается и в настоящее время. К положительным результатам вступления России в Клуб можно отнести рост поступлений от погашения долга третьими странами.


По имеющимся данным, до вступления России Парижский клуб из 51 страны-должника по-настоящему обслуживала свой долг перед Россией только одна, и 4 страны платили время от времени ( в т.ч. Алжир, Вьетнам, Индия, Индонезия). Общие поступления в пользу Россию от них составляли до 1994 г. 150-170 млн. долл. в год. В 1998 г. было получено (с учетом зачетов) от всех плательщиков около 850 млн. долл. В эту сумму вошли и незначительные пока платежи от стран-дебиторов по подписанным соглашениям в рамках клубных мероприятий.

К отрицательным последствиям вступления в Парижский клуб нельзя не отнести скидку, которую Россия предоставляет должникам за выравнивание качества активов, зависящей от конкретной страны-контрагента. При этом правительство должно подписать соглашения с каждым из 27 должников, имеющих соглашения с Клубом, в течение 1-1,5 лет (максимум 2 года), истекающих в 2000 г.. По мере подписания соглашений Минфином России должен быть составлен конкретный план поступлений по категории долга и странам, имеющим соглашения с Парижским клубом. При представлении указанного графика можно будет окончательно оценить реальные экономические результаты вхождения России в Парижский клуб.

Всего в течение 1995-97 гг. Россией были заключены 5 крупных соглашений с развивающимися странами о реструктуризации долга на общую сумму более 11 млрд. долл.. При этом уровень скидок от суммы основного долга составлял: по Нигерии - 68%, Анголе - 70%, Перу -87% и Никарагуа - 90%.216


Для инициативного продолжения процесса урегулирования остается достаточно большой неохваченный сектор “внеклубников”,.

Основными направлениями определения выгодных в финансовом плане схем использования активов для возможных коммерческих участников можно считать:

а) Отбор товаров, которые представляют потенциальный интерес российского рынка и могут обеспечить долгосрочный спрос. С этой точки зрения имеются некоторые возможности: в частности, по таким странам как Гвинея. До 90-х годов завоз из этой страны покрывал существенную долю потребностей алюминиевой промышленности СССР в бокситах, которые поставлялись в счет погашения межгосударственных кредитов. После того, как завод- потребитель отошел к независимой Украине, сотрудничество прекратилось, и поставки не были продолжены. При этом украинская сторона осуществляла закупки бокситов для своих потребностей за СКВ, что естественно отбило у гвинейцев всякое желание отдавать эту продукцию в счет списания долга. Попытки определить возможную выгодность возобновления поставок бокситов (для чего потребуется провести не только маркетинговое исследование, но и конкретные переговоры с гвинейской стороной) могут представлять некоторый интерес.


Имеются и другие товары, главным образом колониальные (“традиционного экспорта”): кофе, какао, прочие продукты питания и народного потребления, по таким странам, как Индия, Вьетнам, Сирия, Пакистан, Алжир и др.

б) Выход на решение проблем долга может быть осуществлен через сами страны-должники, для чего требуется установление контактов с определенными деловыми и управленческими кругами и разработка схем погашения, которые бы представляли конкретный финансовый интерес для участников переговоров. Для достижения результата требуются достаточно влиятельные лица, которые бы могли обеспечить прохождение решения руководства стран-должников о схеме погашения. Прецеденты опробации таких сделок имеются, в частности, в марте 1995 г. йеменская компания “Шахер” заключила контракт о выкупе всех долговых требований России с коэффициентом 10%, имея обязательства правительства Йемена по частичному погашению долга России поставками нефти. Сделка до 1999 года так и не была реализована и подлежит аннулированию как несостоявшаяся.

Заблаговременная разработка вопросов переуступки долга представлялась для российских коммерческих структур перспективной в отношении Ирака и Ливии в связи с ожиданием снятия международных экономических санкций, а также с некоторыми другими экспортерами нефти - Анголой, Нигерией, Ираном, где имеются или имелись конкретные возможности погашения задолженности, способные реализоваться при определенной политической воле со стороны стран-должников. В отношении Нигерии и Анголы такие операции проведены.

в) Выкуп определенной части долга возможен при наличии инвестиционных проектов российской стороны в странах-должниках, которые бы могли частично финансироваться в местной валюте, или путем конверсии долга в собственность. Например, по линии Минтопэнерго разрабатывался проект строительства ТЭЦ в Индии, который нуждался именно в таких схемах. До настоящего времени конкретных решений по этому вопросу не принято.

г) В качестве удовлетворения коммерческих интересов компаний за счет перераспределения международных обязательств внутри России был выкуп задолженности Внешэкономбанка российским предприятиям. Значительная часть валютных отчислений предприятиям по клиринговым расчетам до 1991 г. была заморожена во Внешэкономбанке в связи с прекращением товарных поставок (в частности, по Монголии, Китаю и др.). Блокированные суммы переоформлялись в облигации внутреннего валютного займа. При этом выпуск облигаций был осуществлен по коэффициенту 1:5 для развивающихся стран и 1:10 для социалистических. Скупка данных требований проводилась банками до начала процесса переоформления (при уже имеющейся информации об окончательном варианте решения, что позволяло определить интервал цен) и давала неплохую доходность, сопоставимую с работой на рынке ГКО.


Некоторые коммерческие банки, имеющие близкие отношения с ВЭБом и Минфином, обеспечили себе значительный рейтинговый выигрыш за счет включения в балансы указанных клиринговых активов.


Исследование проблемы зарубежных активов России было бы неполным без рассмотрения проблемы использования российской собственности за рубежом и прочих нефинансовых активов, а также проблемы вывезенного в 1917-1922 гг. российского золота .

Нефинансовые активы, принадлежащие или потенциально имеющие отношение к собственности современной России, условно формируют несколько групп:

- паи и акции Российской Федерации в зарубежных компаниях;

- зарубежная собственность: ранее принадлежавшая царской России, с неопределенным до настоящего времени статусом; российская загрансобственность, имеющая дипломатический иммунитет; российская загрансобственность, не имеющая иммунитета.

Уровень доказуемости российской принадлежности того или иного имущественного актива весьма различен. Официально по линии ответственных за зарубежную собственность распределенная между 14 министерствами и ведомствами в лице Мингосимущества, МИДа, Минторга, Росзарубежцентра, Управления делами Президента Российской Федерации и некоторыми другими на начало 1999 г. было на учете около 2700 объектов недвижимости в более чем 120 государствах балансовой стоимостью около 2,7 млрд. долл. Российские активы в 120 зарубежных компаниях оценивались еще в 1,4 млрд. долл. Создание реестра федерального имущества, находящегося за рубежом, ведется Мингосимуществом России на основании постановления Правительства Российской Федерации от 5 января 1995 г. № 14 “Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом”.

Естественно, балансовая стоимость не отражает реальной рыночной стоимости объектов, тем более, что на указанные объекты не начисляется амортизация и практически не учитывается изменение курсовых соотношений валют. В качестве попытки избежать указанные искажения Мингосимущество утвердило “Методические рекомендации по оценке недвижимого имущества Российской Федерации”36, в соответствии с которыми федеральные органы исполнительной власти и государственные организации могут провести уточнение стоимости - полной восстановительной и остаточной - объектов зарубежной недвижимости. Однако, данная оценка может быть принята только как приблизительная в случаях полного отсутствия данных о стоимости объектов или явного ее несоответствия реальной стоимости. Рыночная стоимость определялась во время предпродажного сбора конъюнктурной информации и обеспечения процедуры купли-продажи.


Правительством проводится инвентаризация зарубежных объектов в соответствии с постановлением по этому вопросу от 3 сентября 1998 г.32 По указанному постановлению инвентаризации и рыночной оценке силами привлеченных фирм-консультантов подлежат свободные и неиспользуемые по назначению объекты. На поиск и оценку объектов был получен кредит Европейского банка реконструкции и развития в сумме 300 млн.долл, направленный Фонду приватизации и распределенный на тендерной основе среди профильных фирм.144 Однако, с учетом приостановки финансирования операций, охвачено программой не более 10% объектов от запланированных 140. При этом, по оценке Мингосимущества, учетная балансовая стоимость отличалась от рыночной в 1,3 раза, при этом следует иметь ввиду, что подвергнутые переоценке объекты являются далеко не лучшими, что определяет нерепрезентативность и заниженность такого коэффициента. Вполне правильно будет заложить 5 - 10 кратное увеличение оценочной стоимости по сравнению с учетной. Таким образом 20 млрд. долл. может оказаться близкой к реализационной стоимости недвижимости.

Использование незадействованной в “основной деятельности” недвижимости за рубежом неэффективно. По данным Мингосимущества, в тех немногих случаях использования часто простаивающей в связи со значительными сокращениями загранаппаратов зарубежной собственности, ставки аренды в 2-3 раза ниже рыночных,146 не говоря о неправомерности заключенных договоров в связи с противоречием их законам стран пребывания и Венской конвенции в случае с объектами недвижимости с дипломатическим статусом. Общие поступления от многомиллиардной собственности в 1998 г. составили 12,5 млн. долл. Оценки возможных поступлений по этой статье, по предварительным данным проводимого Мингосимуществом аудита, составляют 200 млн. долл. При этом не говориться о юридической чистоте таких сделок.

Таким образом следует сделать вывод, что структура зарубежной собственности, принадлежащей России, не дает возможности рассчитывать на высокие поступления от ее возможного коммерческого использования. Ликвидность собственности при определенной привлекательности самих объектов (центральное положение в столицах мира, наличие инфраструктуры) также недостаточно высока с учетом сложных проблем легитимности возможных сделок.


Достаточно полными с точки зрения собранной информации и анализа возможности использования нефинансовых активов являются исследования профессора В.Сироткина. В упомянутых исследованиях к категории активов отнесено также золото, вывезенное из России за рубеж в период 1913-1917 и 1918-1922 гг., в частности, в качестве залога под несостоявшиеся или исполненные лишь частично сделки или в качестве личных средств российских должностных и прочих физических лиц-подданных России “на хранение”.

Основным предметом исследований в этой области является судьба царского золотого запаса, частично - нацистского золота. В соответствии с имеющимися материалами, в период 1914-1920 гг. на закупку оружия и в оплату некоторых политических услуг, включая нейтралитет Германии, за рубеж было направлено золото и драгоценности, которые осели в банках Японии (300 тонн в Мицубиси Банк), Германии (250 тонн по “Бресту-2” и 10,5 тонн по договору между СССР и Германией 1940 г.), Франции (47 тонн), Великобритании (47 тонн –из этой суммы “зачтено” 5,5 тонн личного золота Николая-II в счет списания долга в 220 млн.долл. по ленд-лизу и 900 млн.фунтов царским долгам), Швеции (40 тонн) и США и Канаде (200-250 тонн) всего на сумму около 300 миллиардов долларов США (см.. “Деловая жизнь” №4-5, апрель-май 1999 г.).

Из опубликованных работ вытекает, что к процессу были привлечены некоторые иностранные юридические и сыскные фирмы, в частности “Пинкертон” и “Скадден”.144 При этом упомянуто, что официальная выполнение работы одного из этих агентств по поручению Правительства России будет стоить последнему не более 1% от суммы сделки (надо понимать, что это составит “всего” 3 млрд. долл.), правда не упомянуто, какие гарантии возврата средств будут даны. Исследования в этой области в разное время поддерживали весьма влиятельные люди: Аркадий Вольский, Марк Масарский, Евгений Примаков.

Общая постановка вопроса, предлагаемая авторами упомянутых исследований - включить нефинансовые активы в пакет переговоров с МВФ, Мировым банком, ЕБРР и странами, где все это осело не лишена интереса, однако требует более чем кропотливой проработки до момента практической реализации.


Автор диссертации весьма сдержанно оценивает возможности страны по получению компенсации за “разбежавшиеся” богатства. Отсутствие документального подтверждения российской принадлежности золота, непоследовательность и пассивность российской стороны в работе по этой тематике, незаинтересованность третьих стран в положительном решении вопроса – все это не внушает оптимизма в скором разрешении проблемы. При всей объемности перечисленных активов, вопрос их использования упирается в трудоемкую и дорогостоящую работу по доказательству и юридическому оформлению их принадлежности России, а затем и реализации или (при наличии юридической возможности) коммерческому использованию.


Äëÿ ýôôåêòèâíîãî óïðàâëåíèÿ ïðîöåññàìè ðåãóëèðîâàíèÿ âíåøíèõ ôèíàíñîâûõ àêòèâîâ íåîáõîäèìà ÷åòêàÿ ñòðóêòóðà âçàèìîäåéñòâèÿ îðãàíîâ óïðàâëåíèÿ è ðàçäåëåíèå îáÿçàííîñòåé è îòâåòñòâåííîñòè ìåæäó íèìè. В Российской Федерации институциональная структура управления внешним долгом и финансовыми активами включает федеральные органы исполнительной власти в лице Минфина России, Минторга России, Минэкономики России, а также Внешэконмбанк СССР.

Координатором процесса использования активов должна была выступать созданная в соответствии с постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 25 февраля 1993 № 163 Правительственная комиссия по государственному внешнему долгу и финансовым активам Российской Федерации. Целью создания комиссии являлись совершенствование управления и повышение оперативности и улучшение координации работы по вопросам внешней задолженности и активов бывшего СССР.

Функции комиссии: оценка долговых активов и пассивов, ведение международных переговоров и подготовка международных договоров по активным и пассивным долгам СССР, конверсия долговых обязательств и финансовых активов, проработка запросов инвесторов и подготовка решений по проведению операций с долгами и финансовыми активами.

Серьезным недостатком деятельности Комиссии стали длительные перерывы в работе и частая смена руководства.


В 1991-93 гг. ее возглавлял А.Н.Шохин (в качестве заместителя председателя правительства), затем, после преобразования ее в феврале 1994 г. на некоторое время в межведомственную комиссию (Постановление Правительства Российской Федерации от 1 февраля 1994 г. № 88), руководителем стал и.о. министра финансов С.К.Дубинин, что свело статус комиссии до рабочего органа Минфина, после последующего восстановления статуса комиссии с мая 1994 г. (постановление Правительства Российской Федерации от 13 мая 1994 г. № 489) руководителем стал вице-премьер О.Д.Давыдов, затем в течение трех месяцев правительства Е.М.Примакова Комиссию собирал Первый вице-премьер Ю.Д.Маслюков, в марте 1999 г. комиссию возглавил, но не успел провести С.В.Степашин в качестве Премьера. На момент написания данной работы (ноябрь 1999 г.) Комиссия не имела руководителя и следовательно не функционировала.

Уточнение задач, воплощенное в постановлении Правительства РФ от 2 февраля 1999 г.,33 привело к некоторому сокращению инициативных возможностей Комиссии и свелось к согласованию деятельности федеральных органов исполнительной власти в области управления внешним долгом Российской Федерации и взыскания задолженности иностранных государств перед Российской Федерацией, а также анализу позиций контрагентов на переговорах по вопросам внешнего долга и финансовых активов.

Учитывая характер подлежащих рассмотрению на Комиссии вопросов, необходим не только высокий ее статус, но и постоянно работающий квалифицированный аппарат, имеющий возможность давать взвешенные оценки состояния и перспектив внешнедолговой ситуации. Практическое отсутствие стабильности в руководстве правительства страны на протяжении последних трех лет привело к ослаблению контроля и снижению уровня проработанности решений в области внешнего долга и внешних финансовых активов. Монополия Минфина в этом вопросе также, к сожалению, не имеет под собой реальной базы, для создания которой необходимы не только ответственные и компетентные сотрудники, задействованные на этом участке, но и аналитический аппарат и инструментарий принятия решений, включающий в том числе и компьтерезированную систему обработки данных, создание которой затягивается.


В части управления внешними финансовыми активами необходима плановость проводимых мероприятий и их согласованность на политическом уровне. Попытки организации такой работы были сделаны МВЭС (ныне Минторгом) России и оформлены в виде плана работ по проблеме урегулирования задолженности по кредитам, предоставленным бывшим СССР (утвержден Министром О.Давыдовым 3 мая 1994 г.). Продолжавшаяся либерализация внешнеторговой деятельности, акционирование и выход из подчинения МВЭС (Минторга России) внешнеэкономических организаций, являвшихся держателями баз данных по неурегулированным обязательствам третьих стран и непосредственно заинтересованных в их погашении, привели к развалу старой системы управления внешними финансовыми активами.


На наш взгляд, необходимая в новых условиях хозяйствования реструкутризация системы управления внешними экономическими связями проводилась без достаточной координации со стороны государственных органов управления, при том, что она затрагивала серьезные государственные интересы в том числе и в части потери эффективности государственного управления активами. Признание самого факта государственной принадлежности финансовых активов было, на наш взгляд, сделано также недостаточно четко и не на должном уровне. Принадлежность к государственным активам требований по предоставленным внешнеэкономическими и внешнеторговыми организациями до 1991 г. третьим странам кредитам (в части зачисления поступлений от их реализации в доходы федерального бюджета) была обозначена лишь в письме замминистра финансов на имя этих организаций. Порядок регулирования и распределение обязанностей организаций-балансодержателей и государственных органов управления конкретизирован не был.

Фактически всю работу по регулированию внешних финансовых активов взял на себя Минфин России, не располагающий и по сегодняшний день технической базой и достаточным для выхода на эффективный уровень управления активами количеством кадрового обеспечения. Остается весьма насущной необходимость развития и конкретизации структуры управления внешними финансовыми активами.



следующая страница >>