litceysel.ru
добавить свой файл
1 2


Р.Куни, Дж. Чэпмен "КРОВАТЬ, ЛЕДИ И ДЖЕНЛЬМЕНЫ"



Р. КУНИ Дж. ЧЭПМЕН


КРОВАТЬ, ЛЕДИ И ДЖЕНТЛЬМЕНЫ

Комедия


Перевод с английского и редакция –


Мих. МИШИН


MOVE OVER MRS. MARKHAM


a comedy by

R.Cooney & J. Chapman


Действующие лица:


ДЖОАННА МАРКХЭМ

АЛИСТЕР СПЕНЛОУ

СИЛЬВИЯ

ЛИНДА ЛОДЖ

ФИЛИП МАРКХЭМ

ГЕНРИ ЛОДЖ

УОЛТЕР ПЭНГБЕРН

МИСС БРАУН

МИСС УИЛКИНСОН


Действие первое


Действие происходит в элегантной лондонской квартире. Площадь сцены разделена перегородкой: две трети (справа) занимает гостиная, одну треть (слева) - спальня. Между ними дверь в дальней части сцены. Квартира декорирована броско, но со вкусом. В спальне - большая овальная кровать, над ней на длинном кронштейне, прикрепленном к стене, висит светильник. Здесь же - туалетный столик с телефоном. Дверь слева ведет в гардеробную и ванную. В задней стене - небольшое окно, за которым видны крыши Лондона. В гостиной справа в глубине - арка, за ней - холл, ведущий к входной двери и кухне (налево), и к комнате квартирантки (направо). Между аркой и спальней в задней стене две двери. Та, что ближе к спальне, ведет в кабинет, вторая, сдвижная дверь - в глубокий чулан, где устроен бар. Все двери за исключением кабинетной, - с жалюзийными щелями. В стене справа - большое окно. Несколько правее центра стоит диван, перед ним - журнальный столик, слева - кресло и пуфик. У окна письменный стол, на нем два телефона: городской и для внутренней связи.

Теплый летний вечер, около семи часов.

Занавес открывается, сцена пуста. Спустя мгновение слышен голос Джоанны.

ДЖОАННА (ГОЛОС). Дорогой, я вернулась.



ДЖОАННА входит из коридора. Это привлекательная женщина лет тридцати пяти. В руках у нее несколько пакетов из дорогих лондонских магазинов и сумочка, которую она кладет на письменный стол. Она явно торопится, снимает на ходу шляпку и перчатки, бросает пакеты на диван, открывает дверь спальни.


Филип! ( Проходя в гардеробную.) Ты дома?


Из кабинета появляется АЛИСТЕР СПЕНЛОУ, модный лондонский дизайнер. Ему около тридцати. Его чересчур вычурная одежда мешает разглядеть в нем настоящего мужчину. Он входит, набросив на себя, словно тогу, большой кусок гардинной ткани, на шее висит мерная лента.


АЛИСТЕР. Миссис Маркхэм, это вы?

ДЖОАННА (ГОЛОС). Кто там?

АЛИСТЕР. Это я, Спенлоу. (Сам себе.) Правда, сейчас я больше похож на римского императора.

ДЖОАННА возвращается из гардеробной.


ДЖОАННА. Алистер, вы что, до сих пор еще работаете?

АЛИСТЕР. Хочу сегодня добить кабинет вашего супруга.

ДЖОАННА. Муж, наверное, еще внизу, в офисе.

АЛИСТЕР. Вообще-то, кое-что я там уже наваял…

ДЖОАННА (потрепав его по щеке). Уверена, вы все сделаете "супер". А сейчас будьте умницей, налейте нам с вами чего-нибудь выпить. (Идет к письменному столу.)

АЛИСТЕР. Мне некогда выпивать.


ДЖОАННА нажимает кнопку на внутреннем телефоне.


И так все сроки горят. От вашего мужа ни на один вопрос не добьешься ни "да", ни "нет".

ДЖОАННА. Ну, выпейте кофе.

АЛИСТЕР. Я не хочу кофе. Я хочу, чтобы он что-нибудь решил.

ДЖОАННА (в трубку). Филип, ты скоро поднимешься? Не забудь, мы сегодня идем на ужин. Скажи Генри, чтобы долго тебя не задерживал.

АЛИСТЕР (шепотом). Про шторы его спросите. (Показывает ей на материю, которой он обмотан.)

ДЖОАННА (в трубку). Тут мистер Спенлоу уже перешел в твой кабинет. Он предлагает тебе шторы синего цвета, такие переливчатые…


АЛИСТЕР. И оранжевые чехлы на кресла.

ДЖОАННА (в трубку). И оранжевые чехлы…Ну, хорошо, ладно..(Кладет трубку.)

АЛИСТЕР. Ну, что?

ДЖОАННА. Слишком ярко.

АЛИСТЕР. Черт! (Швыряет мерную ленту на стол.) Нигде столько не возился, сколько у вас. За это время я мог бы обставить Вестминстерский дворец!

ДЖОАННА. Знаю, знаю, у вас с мужем небольшие разногласия.

АЛИСТЕР. "Небольшие"! Уж простите, но в дизайне он понимает меньше, чем, дети, для которых он издает свои книжки.

ДЖОАННА. Скажем так: для вас его вкус слегка старомоден.

АЛИСТЕР. Дай ему волю с его любимой кремовой краской, красным деревом и ситчиком – это будет не кабинет, а коробка для Барби.

ДЖОАННА. Но ведет он себя деликатно и почти всегда уступает.

АЛИСТЕР. У меня три недели ушло только чтобы он дал согласие на цветное биде. В общем, если он теперь захочет отделать офис на первом этаже, я подарю ему бочку белил, рулон ситца и набор "Сделай сам".

ДЖОАННА. Ну, все, все, успокойтесь. (Зовет.) Сильвия!

СИЛЬВИЯ (ГОЛОС). Да, миссис Маркхэм?

ДЖОАННА. Вы не сварите кофе мистеру Спенлоу? (Алистеру.) У вас сразу настроение поднимется.

АЛИСТЕР. Еще одна чашечка кофе – и у меня печень лопнет.


Входит СИЛЬВИЯ, квартирантка, пышная молодая блондинка. Она иностранка и говорит с легким акцентом.


СИЛЬВИЯ. Вы что-то хотели, миссис Маркхэм?

ДЖОАННА. Принесите, пожалуйтса, кофе для мистера Спенлоу.

СИЛЬВИЯ. С удовольствием.

АЛИСТЕР. Только поменьше.

ДЖОАННА. А мне джин с вермутом и со льдом.

СИЛЬВИЯ. Да, конечно.

ДЖОАННА. Только побольше. А потом можете идти. У вас сегодня, кажется, свободный вечер.

СИЛЬВИЯ. Да.

ДЖОАННА. Так почему такой несчастный вид? Алистер, ничего с вашей печенью не будет.


АЛИСТЕР. Да я тоже так думаю.

ДЖОАННА направляется к спальне.


СИЛЬВИЯ (глядя на пакеты). Магазинная прогулка?

ДЖОАННА. Да. Никак не могла выбрать, что сегодня вечером надеть, пошла и купила два новых два платья.

СИЛЬВИЯ. Уже решили, в каком из них пойдете?

ДЖОАННА. Да. В своем старом черном.


ДЖОАННА уходит в гардеробную.

СИЛЬВИЯ. Может быть, кроме кофе, хотите еще что-то?

АЛИСТЕР. Конечно, хочу.

АЛИСТЕР отбрасывает ткань, обнимает и страстно целует Сильвию.


СИЛЬВИЯ (отстраняясь). Еще что-то?

АЛИСТЕР (страстно). Боже, какая сладкая. (Снова целует ее.)

СИЛЬВИЯ. Не надо, милый. Мистер Маркхэм сейчас придет из офиса.

АЛИСТЕР. Да ему-то что поцелуй, что сэндвич с ветчиной. ( Хочет поцеловать ее.)

СИЛЬВИЯ. Нет, нет, милый, надо терпеть.

АЛИСТЕР. Я уже больше месяца терплю.

СИЛЬВИЯ. Но сегодня они уходят, и нам никто не будет мешать.

АЛИСТЕР. Прелестно.


Он наклоняется, чтобы поднять ткань, и СИЛЬВИЯ щиплет его за ягодицу. АЛИСТЕР, ойкнув, резко выпрямляется.


Научил на свою голову!

СИЛЬВИЯ. Я делаю "гусика" весьма хорошо, да?

АЛИСТЕР. Ты делаешь "гусика" просто сказочно..



ДЖОАННА появляется из гардеробной.


ДЖОАННА (направляясь к гостиной, громко). Ну, где мой коктейль?

СИЛЬВИЯ. Извините, меня задержали.


Она успевает чмокнуть Алистера до того, как входит ДЖОАННА.


ДЖОАННА. Ничего, сама приготовлю. А вы принесите кофе мистеру Спенлоу. (Направляется к двери бара.)

АЛИСТЕР (Сильвии, невинно). Вы сделаете мне, как я люблю?

СИЛЬВИЯ (подмигивая). Посмотрим, мистер Спенлоу.



СИЛЬВИЯ направляется к двери. АЛИСТЕР щиплет ее за зад.


СИЛЬВИЯ. Ай!

ДЖОАННА (выглядывая из бара). Что такое?

СИЛЬВИЯ. Ничего.


Звонит дверной звонок, издавая весьма прихотливый и продолжительный мотив.


АЛИСТЕР (восторженно). Слушайте!


Они с ДЖОАННОЙ слушают мелодию звонка, пока она не стихает.


ДЖОАННА. По-моему, этот дверной звонок надо заменить.

АЛИСТЕР. Да вы что! Звонок уникальный!

ДЖОАННА. Да, но третья часть этой симфонии несколько затянута.


Входит ЛИНДА ЛОДЖ, живая и легкомысленная дама лет тридцати пяти.


ЛИНДА. Джоанна, у меня катастрофа!

ДЖОАННА. Господи, Линда, что случилось?

ЛИНДА. Полная катастрофа!

АЛИСТЕР. Здравствуйте, миссис Лодж.

ЛИНДА. Мистер Спенлоу! Извините.

АЛИСТЕР. Не за что. Как вам то, что мы тут сотворили? ( Показывает на интерьер комнаты.)

ЛИНДА. Божественно.

АЛИСТЕР. А скажите, только честно, дверной звонок вам понравился?

ЛИНДА. Какой дверной звонок?

АЛИСТЕР. Динь-динь, черт возьми!


АЛИСТЕР с оскорбленным видом уходит в кабинет.


ЛИНДА. Джоанна, солнышко, наши мужья еще в офисе?

ДЖОАННА. Сидят. Хотя моему-то уже пора подняться и переодеться. Мы с ним идем на этот дурацкий издательский ужин.

ЛИНДА. Боже мой, Генри может придти сюда вместе с ним. Позвони им скорей.

ДЖОАННА (направляясь к письменному столу). Только не говори, что у тебя очередная душевная травма.

ЛИНДА. Именно!

ДЖОАННА (взяв трубку внутренней связи). Опять машину поцарапала? (Нажимает кнопку связи.)

ЛИНДА. Поцарапала. Но это совсем не то. Спроси, долго они там еще там будут?

ДЖОАННА (в трубку). Алло, Генри? Привет.


ЛИНДА (быстрым шепотом). Не говори, что я здесь. Только спроси, они надолго?

ДЖОАННА (в трубку). Я хотела спросить, Филип скоро поднимется?.. Что? Ах, "Тушканчик". ( Линде.) Они правят корректуру "Тушканчика Фредди".

ЛИНДА. Отлично!

ДЖОАННА (в трубку). Ну, трудитесь, трудитесь. А это какая? Это там, где Кузнечик Билли женится на Пчелке Мэри?

ЛИНДА (нетерпеливо). Заканчивай!

ДЖОАННА (увлеченно в трубку). И какой там теперь финал?.. Да ну!.. Ты меня расстроил. Вы думаете, трехлетних читателей волнуют проблемы смешанных браков? Я-то была уверена, что эта Пчелка нарожает ему кучу детей…

ЛИНДА (шепотом). Положи трубку!

ДЖОАННА (в трубку). Ладно, Генри, пока. ( Кладет трубку.)

ЛИНДА. Теперь слушай. Ты, в любом случае, ни при чем.

ДЖОАННА. В каком случае?

ЛИНДА. И не волнуйся, у тебя не будет никаких проблем.

ДЖОАННА. Очень надеюсь.

ЛИНДА. Мы хотим сегодня воспользоваться твоей квартирой.

ДЖОАННА (изумленно). Что?

ЛИНДА. Это только на один вечер.

ДЖОАННА. Кто – мы? Ты и Генри?

ЛИНДА. Да нет. Я и Уолтер.

ДЖОАННА. Уолтер?

ЛИНДА. Я тебе о нем говорила.

ДЖОАННА. Что-то не помню.

ЛИНДА. Да помнишь! Уолтер Пэнгберн.

ДЖОАННА. Это, с которым ты познакомилась на своих курсах, как их там…

ЛИНДА. "Ковроткачество для начинающих".

ДЖОАННА. Все, даже слушать не хочу.

ЛИНДА. Солнышко, не создавай мне препятствий. Я уже четырнадцать лет верная жена. И что, мне это приносит много радости?

ДЖОАННА. Ну, знаешь, если ты разлюбила мужа…

ЛИНДА. Ничего не разлюбила. По-прежнему обожаю. Так же, как все его секретарши, редакторши, корректорши… Я просто рядовой член клуба. Так что не читай мне мораль.


ДЖОАННА. Джин с вермутом будешь?

ЛИНДА. Мне нельзя.

ДЖОАННА. Ну, так будешь?

ЛИНДА. Конечно.


ДЖОАННА входит в бар. Видно, как она готовит коктейль.



ДЖОАННА. Вот заведи я любовника, у меня бы на нервной почве язва открылась.

ЛИНДА. А у меня, она, надеюсь, затянется.

ДЖОАННА. И не боишься, что Генри узнает?

ЛИНДА. Генри? Да у него одна забота – свои следы заметать. Бедняга, ему даже нового текста не сочинить. "Милая, прости, этот проклятый бизнес, до двух часов ночи обхаживал очередного клиента".

ДЖОАННА. А я думала, все эти разговоры, которые о нем ходят, просто вранье.

ЛИНДА. Вранье? Да у него этих клиентов… Страховой компании не снилось.

Пьют коктейль.


ДЖОАННА. Твоих отношений с Уолтером это не оправдывает.

ЛИНДА. Не было у нас с ним еще отношений. Поэтому и нужна твоя квартира.



АЛИСТЕР быстро входит из кабинета.


АЛИСТЕР. Милые дамы, никто из вас не сидит на моих ножницах?

ДЖОАННА. Надеюсь, что нет.

АЛИСТЕР. А, вот они. ( Подбирает ножницы.)

ЛИНДА. Мистер Спенлоу, уходите, у нас чисто женский разговор.

АЛИСТЕР. Да? Ну, если дойдет до драки, крикните. (Уходит в кабинет.)

ЛИНДА. Так , солнышко, я могу рассчитывать?

ДЖОАННА. Слушай, это очень непросто.

ЛИНДА. А что тут сложного? Вы с Филипом уходите. Сильвию ты отпустила.

ДЖОАННА. Все это чудесно, но что я Филипу скажу?

ЛИНДА. Да ничего. Вы с ним вернетесь, а нас уже и след простыл.

ДЖОАННА. Я бы тебя в свой роман не впутывала.

ЛИНДА. Я не знала, что у тебя роман!

ДЖОАННА. У меня его и нет. И Филип тоже не мог бы так жить.

ЛИНДА. А я и не говорила, что Филип так живет.


ДЖОАННА. Он и не живет.

ЛИНДА. И даже с тобой.

ДЖОАННА. Что ты хочешь сказать?

ЛИНДА. Да просто не похоже, что он чересчур активен.

ДЖОАННА. А вот представь себе! Конечно, когда у него есть время. Потому что пока твой Генри развлекается, несчастный Филип лежит в постели и до утра читает рукописи детских книжек!

ЛИНДА. Ну, хорошо, хорошо.

ДЖОАННА. Будешь тут активным, если до этого три часа читал про Тушканчика Фредди! Да и вообще, после многих лет бурных радостей, можно чуток поостыть.

ЛИНДА. Не до полного же охлаждения.

ДЖОАННА. Нет у нас никакого охлаждения! Лучше своими проблемами займись.

ЛИНДА. Это просто кошмар. Мы с ним собирались провести этот вечер у него дома, наш первый вечер вдвоем. ( Достает из своей сумочки три листка бумаги.)

ДЖОАННА. Ну, так что же?

ЛИНДА. Вот. Сегодня прислал. Понимаешь, у Уолтера есть мать.

ДЖОАННА. Надо же. Бедняжка.

ЛИНДА. И он устроил так, что она должна была на пару дней уехать.

ДЖОАННА. И что же случилось?

ЛИНДА. Все сорвалось. Бедный Уолтер просто вне себя…

ДЖОАННА. Ну да, в себе ему тесно.

ЛИНДА. Солнышко, ты должна нам помочь. Прочти, он в таком отчаянии. (Протягивает ей листок письма.)

ДЖОАННА (читает). "Моя бесценная владычица райских предвкушений…" (Скептически смотрит на Линду.)

ЛИНДА. Он говорит обо мне слишком явно.

ДЖОАННА. Это он о себе говорит слишком явно. (Читает.) "Случилось ужасное. Мать валяется в постели с какой-то ерундой…" Любящий сын.

ЛИНДА. Он жутко расстроен, он так долго себя сдерживал…

ДЖОАННА. Ну, еще бы. (Читает.) "Мне не забыть счастья, которое охватило меня, когда ты, наконец, уступила моим мольбам. Это случилось, когда мы пили чай с пирожными в кафе универмага. В тот волшебный миг… "


ЛИНДА (давая ей второй листок). Вторая страница.

ДЖОАННА. "…у меня перехватило дыхание. Можно ли описать подобные мгновения? Это был совершеннейший восторг. Я понимаю, как нелегко иметь дело с мужем и все такое. Нужно что-нибудь придумать. Может быть, стоит попытаться…" (Посмотрев на Линду) Ну, ну? (Берет у нее третий листок.) "…попросить у твоих друзей разрешения воспользоваться их квартирой? Обожаю и целую. Уолтер". (Кладет листки письма на диван.) У него весьма конкретные представления о дружбе.

ЛИНДА. Не будет никаких проблем. Мы с ним пробудем тут, скажем, с половины девятого до половины одиннадцатого. Всего-то два часика.

ДЖОАННА смотрит на нее с довольно двусмысленным выражением сомнения.


Солнышко, я тебя умоляю.

ДЖОАННА (сдаваясь). Слушай, мне собираться надо.

ДЖОАННА направляется в спальню, ЛИНДА идет следом, взяв с дивана листки.


ЛИНДА.Не представляешь, как Уолтер будет тебе благодарен.

ДЖОАННА. А почему бы вам не снять номер в гостинице?

ДЖОАННА уходит в гардеробную.

ЛИНДА. Слишком опасно. Можно наткнуться на знакомых.

ЛИНДА уходит следом за Джоанной. Из холла входят ФИЛИП и ГЕНРИ. У первого в руках стопка детских книжек. Это симпатичный человек с усталым лицом. ГЕНРИ излучает уверенность в себе и мужской шарм, в руке у него "дипломат".


ФИЛИП. Генри, оставь меня в покое.

ГЕНРИ. А ты не делай из мухи слона.

ФИЛИП. У меня и так проблем полно. Да еще этот безумный дизайнер. Ты погляди! Не квартира, а рекламный павильон - якобы интерьера.

ГЕНРИ. Линда сказала, когда он тут закончит, она его притащит к нам.

ФИЛИП. Поздравляю. Ты видел, что он со спальней сделал?

ГЕНРИ. Нет.

ФИЛИП. Присобачил прямо над кроватью какой-то уличный фонарь. Спишь, как на автобусной остановке.



ГЕНРИ хмыкает.


ГЕНРИ. Вот, кстати, о спальне. Во сколько вы уходите?

ФИЛИП. Слушай, мне это, правда, не нравится.

ГЕНРИ. Ты обещал.

ФИЛИП. Обещал. А теперь жалею.

ГЕНРИ. Поздно, старина. Обещания надо выполнять.

ФИЛИП. Ну, объясни, почему ты с этой своей… дамой не можешь пойти в какую-нибудь гостиницу?

ГЕНРИ. Да ты что! Все эти гостиницы ужасно обезличены. Я предпочитаю домашнюю территорию.

ФИЛИП. Причем почему-то мою домашнюю территорию. Я вообще начинаю думать, что ты меня сюда поселил, только чтобы использовать эту квартиру в своих низменных целях.

ГЕНРИ. Не болтай ерунды. Я поселил тебя в квартиру над нашим офисом, потому что ты мой партнер и потому что хотел, чтобы ты всегда был рядом.

ФИЛИП. И чтобы ты всегда мог меня мучить.

ГЕНРИ. Вот она, твоя благодарность.

ФИЛИП. Слушай, тебя не смущает количество баб, с которыми ты путался?

ГЕНРИ. Почему смущает - их были сотни.

ФИЛИП. А по-моему, тысячи.. И этот человек издает книги для детей.

ГЕНРИ. А что, детскому издателю нельзя общаться со взрослыми читательницами?

ФИЛИП в раздражении направляется к письменному столу.


Моя личная жизнь к бизнесу отношения не имеет.

ФИЛИП.У тебя личная жизнь отнимает столько сил, что на бизнес не остается.



ФИЛИП садится на стол и начинает разбирать книжки.


ГЕНРИ. Не преувеличивай.

ФИЛИП. За последнее время у нас не было ни одного бестселлера.

ГЕНРИ. Это ты мне говоришь? А кто из нас прошляпил серию сказок про Мальчика-Кряка?

ФИЛИП. Так, начинается.

ГЕНРИ. Кто из нас кричал, что мальчик с длинной шеей и колокольчиком на голове не имеет перспектив на рынке?

ФИЛИП. Не подменяй тему. Твое поведение оправдать невозможно.


ГЕНРИ. А я не намерен оправдываться. Я намерен радоваться жизни.

ФИЛИП. Ты эмоционально недоразвитый тип.

ГЕНРИ. Это говорит человек, который знает про секс столько же, сколько мороженый минтай. Мне не нужны твои нотации, мне нужна твоя помощь.

ФИЛИП. Если бы ты знал, как меня все это утомляет.

ГЕНРИ. От тебя ничего не требуется, только пойти на ужин. Утомляться буду я.

ФИЛИП. Я устаю морально. Ты вчера еще только сказал мне про эту свою девицу - а я уже был на нервах, и весь вечер провалялся в постели.

ГЕНРИ. И сделал массу полезного. Просмотрел рукопись детских считалок. ФИЛИП. Головную боль от твоих адюльтеров получаю я, а удовольствие получаешь ты.

ГЕНРИ. Да хочешь, мы найдем тебе молоденькую, хорошенькую…

ФИЛИП. Не хочу! По отношению своей к жене ты ведешь себя ужасно.

ГЕНРИ. Зато разумно. Больше того, я этим проявляю о ней заботу. Я всегда в форме, всегда в хорошем настроении…

ФИЛИП. Всегда готов к новым подвигам.

ГЕНРИ. Вот именно. Так что Линда тоже в выигрыше.

ФИЛИП. И ей не кажутся подозрительными твои поздние возвращения?

ГЕНРИ. Ничуть. .Она восхищена моим беззаветным служением фирме. Я ведь почти каждый вечер вынужден уходить на важные встречи с авторами. Думаю, наши авторы были бы крайне изумлены, если б узнали, сколько встреч у нас было.

ФИЛИП. Ну, и что же за "автор" у нас сегодня?

ГЕНРИ. Старый школьный учитель, пенсионер. Написал трогательную сказку о храбром лягушонке.

ФИЛИП. Ну, надо же..

ГЕНРИ. Врать, так врать.

ФИЛИП. Думаю, этот школьный ветеран - голубоглазая блондинка лет двадцати.

ГЕНРИ. Понятия не имею.

ФИЛИП. То есть?

ГЕНРИ. Пока общались только по телефону. Она оператор мобильной связи. Мне нужна была справка – позвонил. Поболтал – договорились о встрече.

ФИЛИП. Я, конечно, знал, что сотовые операторы заботятся о своих абонентах, но чтоб до такой степени…

ГЕНРИ. Я сразу понял: нечто намечается - по тому, как она меня спросила: "Когда бы вы хотели, чтобы я установила с вами связь?"

ГЕНРИ достает из своего "дипломата" пижамную куртку.


ФИЛИП. Думаю, вам все-таки лучше пойти в гостиницу. (Взяв куртку.) Убери.


ФИЛИП хочет засунуть куртку обратно в "дипломат", но останавливается.


А штаны где?

ФИЛИП. Бедный мой старомодный друг.


ФИЛИП с негодованием отходит. ГЕНРИ прячет куртку в "дипломат". Из кабинета входит АЛИСТЕР с кусками драпировочной материи.


АЛИСТЕР (входя). Миссис Маркхэм, вы не зайдете на мину… (Замечает Филипа.) А, дорогуша, вы вернулись.

ФИЛИП. О, господи.

АЛИСТЕР. Взаимно.

ГЕНРИ. Он занят, Спенлоу.

АЛИСТЕР. Мне надо, чтобы он зашел в кабинет и что-то решил с чехлами. Я уже объяснил миссис Маркхэм, что если чехлы будут ярко-томатного цвета…

ФИЛИП. Делайте что хотите.

АЛИСТЕР. Это ваш кабинет, дорогуша, должны же у вас быть какие-то пожелания.

ФИЛИП. А у меня их нет! Я хотел, чтобы эта квартира была похожа на мою прежнюю – полированное красное дерево и…

АЛИСТЕР (вместе с Филипом). ...и кремовые стены.

ФИЛИП. Это не я, это моя жена зачем-то притащила сюда декоратора.

АЛИСТЕР. Дизайнера.

ФИЛИП. Какая разница!

ГЕНРИ. Дизайнер дороже.

АЛИСТЕР. Толково.

ФИЛИП (Алистеру). Вы не могли бы меня не мучить?

АЛИСТЕР. Мне нужна всего капелька вашего драгоценного времени.

ФИЛИП. Одна капелька, вторая капелька - и торчите здесь уже третий месяц. ( Генри) Он только с ванной три недели проваландался.

АЛИСТЕР. Потому что вы две недели решить ничего не могли (Генри.) Но зато, мистер Лодж, ванная получилась феерическая. Он должен признать.


ГЕНРИ. Должен, значит, признает.

ФИЛИП. Вот именно, феерическая. Даже не представляю, как я это раньше прозябал без фисташкового биде и лилового унитаза!

АЛИСТЕР. Вам бы вообще жить в пещере. Слушайте, я не уйду, пока вы не скажете мне, какие шторы должны быть в кабинете.

ГЕНРИ. И впрямь не уйдет. ( Подталкивает Филипа к кабинету.) Идем, ты сейчас же все решишь.

АЛИСТЕР. Спасибо вам, мистер Лодж. Ему, похоже, наплевать, даже если я там брезент повешу.


ГЕНРИ уходит в кабинет.


(Филипу.) Наверняка у вас к этому пиджаку есть более подходящий галстук.

ФИЛИП. Есть! Из красного дерева! В кремовый горошек!

ФИЛИП уходит в кабинет, за ним - АЛИСТЕР.


АЛИСТЕР (скрываясь в кабинете). Грубо.

ЛИНДА появляется из гардеробной, следом выходит ДЖОАННА, она выносит черное платье и кладет его на кровать.

ЛИНДА. Спасибо, солнышко, ты ангел.

ДЖОАННА. А ты развратная дрянь.

ЛИНДА. Хочу надеяться.


Они входят в гостиную.


ДЖОАННА. Но смотри - как договорились и ни минутой больше.

ЛИНДА. Да клянусь! Скажи, а у тебя есть шампанское?

ДЖОАННА. Нет. И устриц тоже нет.

ЛИНДА. Пойду куплю. Он обожает шампанское. Пока, солнышко.


ЛИНДА идет к выходу. Входит СИЛЬВИЯ с чашкой кофе на подносе.


Добрый вечер, Сильвия.

СИЛЬВИЯ. Добрый вечер, мадам.



ЛИНДА уходит.


ДЖОАННА. Пожалуйста, отнесите это в кабинет.

СИЛЬВИЯ. Хорошо.

ДЖОАННА (внезапно). Да, Сильвия. Вы ведь сегодня вечером уходите?

СИЛЬВИЯ. Да, да.

ДЖОАННА. Я так и думала. Скажите…

СИЛЬВИЯ. Да, мадам?

ДЖОАННА. Так вы точно уходите?

СИЛЬВИЯ. Точно, мадам.



ФИЛИП и АЛИСТЕР, споря, входят из кабинета.

ФИЛИП. Обижайтесь сколько угодно, но я вам повторяю - мне это не нравится.

АЛИСТЕР. Как вы можете судить? Я еще не закончил!

ФИЛИП. Когда закончите, тем более не понравится. ( Джоанне.) Привет, дорогая.

ДЖОАННА. Привет, милый. (Целует его.) Там что-то страшное?

ФИЛИП. Не страшней, чем все, что он делает. (Заметив кофе.) Спасибо, Сильвия.

СИЛЬВИЯ. Это для мистера Спенлоу.

ФИЛИП (уязвленно). А, ну прошу у него прощения.

АЛИСТЕР (надменно). Он вас прощает. (Взяв кофе.) Благодарю, Сильвия.


АЛИСТЕР незаметно щиплет Сильвию пониже спины, делая ей "гусика". СИЛЬВИЯ, тихо ойкнув, выходит в холл. ДЖОАННА берет Филипа под руку.


ДЖОАННА. Ты опять выводишь Алистера из себя.

ФИЛИП. Это он выводит меня из себя! Нет, ну почему мы должны иметь дело с человеком, который навязывает нам эту дикую безвкусицу?

АЛИСТЕР. Безвкусицу?!

ДЖОАННА (Филипу). Поверь, дорогой, вкус у Алистера безупречный.

ФИЛИП. Да уж.

ДЖОАННА. Посмотри, как он одет. Я хочу, чтобы ты себе сшил нечто в этом роде.

ФИЛИП. Я?

ДЖОАННА (с улыбкой). За твои корсеты я заплачу.


АЛИСТЕР хохочет. ФИЛИП смотрит на него. АЛИСТЕР перестает смеяться.


АЛИСТЕР (надменно). Я буду в кабинете. На случай, если я вам понадоблюсь.

ФИЛИП. Не могу представить такой случай.

АЛИСТЕР. Вялое воображение.

АЛИСТЕР уходит в кабинет.

ФИЛИП. Не понимаю, почему я терплю этого типа в своем доме.

ДЖОАННА. Не стоит из-за него так нервничать.

ФИЛИП. Я не только из-за него.

ДЖОАННА. А из-за кого же еще?

ФИЛИП. Да так. Ни из-за кого. Из-за себя.

ДЖОАННА. Просто ты ужасно переутомлен. Генри тоже столько работает?

ФИЛИП. Да в жизни он… В смысле, никогда не отдыхает… Скажи, ты ведь меня любишь, правда?

ДЖОАННА. Глупенький. Конечно, люблю. ( Обнимает и целует его.)

ФИЛИП. Ты ведь не считаешь, что я слишком старомоден?

ДЖОАННА. Считаю.

ФИЛИП. Вот как!

ДЖОАННА. Но именно за это я тебя и люблю. Ты у меня добрый, чуткий, все понимающий. ( Усаживает его на диван.)

ФИЛИП. Ты никогда мне прежде этого не говорила.

ДЖОАННА. Наверное, прежде я так ясно не чувствовала. (Целует его долгим, чувственным поцелуем.)

ФИЛИП. Ммм. Здорово. В последнее время я и впрямь слишком перегружен. Хорошо бы не ходить нам с тобой на этот дурацкий ужин, а забраться в койку.

ДЖОАННА. Ну, конечно, милый… ( Вспомнив Линду.) Ну, конечно, мы не можем этого сделать, правда?

ФИЛИП. А почему не можем? (Заметив "дипломат" Генри, быстро прячет его за спинку дивана.) А потому что не должны… Что ты сегодня наденешь?

ДЖОАННА. Никак не могла решить, пошла и купила себе два новых платья.

ФИЛИП (смеясь). Сразу два? Это на тебя непохоже. Слава богу. Сможешь, наконец, выбросить свое старое черное. Ну, что тут еще было интересного?

ДЖОАННА. Ничего и никого. Никто не приходил, не звонил, тишина. Я пойду, сделаю себе новый коктейль, а ты пока налей ванну и, если хочешь, можешь допить мой.

ФИЛИП. Хорошо. Нам надо выйти в восемь.

ДЖОАННА (Направляясь к гардеробной). Лучше в семь сорок пять.

ФИЛИП. Лучше еще раньше.

ДЖОАННА. Чем раньше, тем лучше.

ДЖОАННА уходит в гардеробную, захватив платье с дивана. ФИЛИП откидывается на спинку, его рука случайно попадает между диванных подушек, и он вытаскивает оттуда вторую страничку письма Линды.

ФИЛИП (машинально читает). "… у меня перехватило дыхание…"



Из кабинета входит ГЕНРИ.


ГЕНРИ. Не понимаю, чем ты недоволен. По-моему, он все очень хорошо придумал.

ФИЛИП (читает вслух). "…совершеннейший восторг… нелегко иметь дело с мужем, и все такое …"

ГЕНРИ. Что это?

ФИЛИП. Не знаю. Нашел под подушкой.

ГЕНРИ (взяв у него листок). Вторая страница. А первая где? А третья?

ФИЛИП. Не знаю.

ГЕНРИ (читает). "… перехватило дыхание… подобные мгновения… как нелегко иметь дело с мужем, и все такое. Нужно что-нибудь придумать. Может быть, стоит попытаться…" (Хмыкает.) У тебя точно нет третьей страницы?

ФИЛИП. Как ты думаешь, что это?

ГЕНРИ. Ну, уж не отрывок из "Винни-Пуха"!

ФИЛИП. А я думаю, это, знаешь, что? Думаю, это часть любовного письма.

ГЕНРИ. Умница! ( Отдает Филипу листок.)

ФИЛИП. Так, так. Значит, наша мисс Хаусер получает не очень приличные письма.

ГЕНРИ. Это письмо предназначалось не Сильвии.

ФИЛИП. Откуда ты знаешь?

ГЕНРИ (указывая на письмо). "… нелегко иметь дело с мужем и все такое ". А Сильвия…

ФИЛИП. Да, верно. Ну, а кому же?


ГЕНРИ не отвечает, сочувственно кладет руку на плечо Филипа.


Ты же не имеешь в виду Джоанну?

ГЕНРИ. А кого же еще? Но, может, это все несерьезно. Так, мелкий флирт.

ФИЛИП. Мелкий флирт?

ГЕНРИ. Давай-ка лучше по глоточку, а то тебе скоро уже пора выметаться.

ФИЛИП. Нет, погоди. Ты не смеешь делать такие оскорбительные замечания. Знаешь… Даже если это письмо Джоанне, из него ничего прямо не следует... Может, это письмо благодарности.

ГЕНРИ. Очень мудрая мысль.

ФИЛИП. И потом, откуда видно, что его писал мужчина?


ГЕНРИ смотрит на него.

Может, оно от ее преподавательницы кулинарных курсов.


ГЕНРИ. Это в таких-то выражениях?

ФИЛИП. Они там всегда так цветасто выражаются. Все очень логично. "Я попробовала ваш шоколадный мусс – у меня перехватило дыхание".

ГЕНРИ. Слушай, я же пробовал мусс, который готовит Джоанна.

ФИЛИП. Черт возьми, для того она и ходит на эти курсы - может, уже научилась. ( Глядя в письмо.) Конечно, научилась. Вот. "Это был совершеннейший восторг".

ГЕНРИ (с сарказмом). Еще бы.

ФИЛИП. "Я понимаю, как нелегко иметь дело с мужем, и все такое…"

ГЕНРИ. Трогательно. Особенно "и все такое".

ФИЛИП."…нужно что-нибудь придумать…". Вероятно, речь о домашнем задании.


ГЕНРИ иронически кивает.


" Может быть, стоит попытаться…"

ГЕНРИ. Сварить овсяную кашу…



ГЕНРИ снова забирает у Филипа листок. Входит АЛИСТЕР.


АЛИСТЕР. Так какие вы все-таки хотите шторы – голубые или зеле…

ФИЛИП. Убирайтесь!



АЛИСТЕР выходит.

ГЕНРИ. Хладнокровней, старина.


АЛИСТЕР возвращается.


АЛИСТЕР. Ну, значит, повесим шторы цвета хаки!

ФИЛИП бросается к нему, АЛИСТЕР убегает в кабинет.


ФИЛИП. Нет, это не Джоанна.

ГЕНРИ. За ужином выяснишь. Сейчас насчет другого решить надо, не забыл? Мисс Уилкинсон.

ФИЛИП. Ты обвиняешь в неверности мою же… Какая еще мисс Уилкинсон?

ГЕНРИ. Оператор мобильной связи.

ФИЛИП. Ты обвиняешь в неверности мою жену, а сам при этом способен думать только о своей телефонной девице!

ГЕНРИ (глянув на часы). Извини. Просто, когда жена готова соскочить с тормозов, есть явные признаки. Ты же не идиот, ты бы наверняка заметил. Так что плюнь и давай лучше…

ФИЛИП. Признаки? Какие признаки?

ГЕНРИ. Ну, это у кого как. Некоторые кидаются покупать новые наряды.


ФИЛИП. О боже.

ГЕНРИ. Что?

ФИЛИП. Только сегодня купила себе два новых платья.

ГЕНРИ. Другие внезапно выказывают особую любовь к мужьям.

ФИЛИП. Точно. Пять минут назад она меня чуть не соблазнила. Поверить не могу. Я всю жизнь делал все, что она хотела. Позволил ей притащить сюда этого придурка-декоратора с его долгоиграющим дверным звонком и круглой койкой!

ГЕНРИ. Я как раз хотел спросить про кровать. Разве круглые простыни продаются?

ФИЛИП. Конечно, нет! Что же теперь делать?

ГЕНРИ. Купить обычные простыни и подогнуть уголки.

ФИЛИП в отчаянии хватается за голову.


ФИЛИП. А какие еще бывают признаки?

ГЕНРИ. Дай подумать… Когда в три часа ночи ей хочется соленого огурчика.

ФИЛИП. Что?!

ГЕНРИ. А, нет. Огурчик - это другое.

ФИЛИП. Новые наряды, повышенная нежность. А еще?

ГЕНРИ. Ни с того ни с сего начинает нервничать. А то вдруг смеется без причины.

ФИЛИП. Беспричинный смех. Этого, вроде нет. Но два признака из трех налицо. Дай-ка письмо.

ГЕНРИ. Слушай, уже половина восьмого.

ДЖОАННА в облегающем платье входит в спальню из гардеробной, в руках у нее другое платье и туфли.

ФИЛИП. Дай письмо. (Забирает письмо.)

ГЕНРИ. Что ты хочешь сделать?

ФИЛИП.Хочу посмотреть ей в глаза, показать письмо и сказать …(Осекается, поскольку, открыв дверь спальни, оказывается лицом к лицу с выходящей оттуда Джоанной.) Привет, дорогая! (Поспешно прячет письмо в карман.) Ты сюда зачем? Что-то хотела?

ДЖОАННА. Да ничего. Просто хотела… (Замечает Генри). Генри!

ГЕНРИ. Да?

ДЖОАННА (нервно). Ты уже давно здесь?

ГЕНРИ. Несколько минут.

ДЖОАННА. А … ты на пути сюда никого не встретил?

ГЕНРИ. Нет.

ДЖОАННА. Дивно. Дай бог, и на пути отсюда не встретишь.( Ведет его к выходу.)


ГЕНРИ (останавливаясь). Вообще-то я собирался сделать себе коктейль.

ДЖОАННА. Выпей мой. Джин с вермутом.


ДЖОАННА забирает бокал из рук Филипа и подает его Генри.


ГЕНРИ. Я не очень люблю джин.

ДЖОАННА. А ты сосредоточься на вермуте. ( Смеется принужденным смехом.)


ФИЛИП многозначительно смотрит на Генри, затем на нее.


ФИЛИП (тихо). Ты что это смеешься?

ДЖОАННА. Да просто так.

ГЕНРИ. Три из трех.

ФИЛИП (холодно). Так что ты хотела, дорогая?

ДЖОАННА. Я хотела показать… ( Показывает ему платье и туфли.) Нравится?

ГЕНРИ (быстро). Потрясающе.

ФИЛИП. Туфли тоже новые?

ДЖОАННА. Да. Как по-твоему, они хорошо сочетаются?

ФИЛИП (вглядываясь по очереди в каждую туфлю). Да. Очень. Идеально.

ГЕНРИ. С платьем…

ФИЛИП. А, ну, да... Ты сегодня какая-то не такая. Новые платья, новые туфли…

ДЖОАННА. Это не все. Еще накупила кучу всего для квартиры. ( Направляется к двери спальни.) Утром они нам это доставят.

ФИЛИП (следуя за ней). Что нам доставят?

ДЖОАННА. Бокалы для шампанского, бамбуковый столик на колесиках. А также фикус. "Эластика-Декор"! Большущий.

ФИЛИП. Это еще что?

ДЖОАННА. Деревце из пластика. ( Весело хохочет и скрывается в гардеробной.)

ФИЛИП. Ну?!

ГЕНРИ. У тебя нет точных доказательств. Я бы не горячился.

ФИЛИП. Да ты видел ее глаза? Так и сверкают!

ГЕНРИ. Возбудилась из-за покупок.

ФИЛИП. Из-за столика на колесах и резинового кактуса?


ФИЛИП направляется в спальню и кладет листок письма на кровать.


ГЕНРИ. Ради бога, что ты хочешь сделать?

ФИЛИП. Получить доказательство.

ГЕНРИ. Как?


ФИЛИП. А так. Если она чиста, ей станет любопытно – что это.

ГЕНРИ. А если нет?

ФИЛИП. Скоро увидим.

ФИЛИП выходит из спальни и закрывает дверь. Он наклоняется и смотрит сквозь жалюзийные отверстия двери.


ГЕНРИ. Что ты там видишь?

ФИЛИП. Потолок. ( Смотрит через замочную скважину.)

ГЕНРИ. Чего ты добиваешься?

ФИЛИП. Жену свою хочу разглядеть

ГЕНРИ. Подвинься! (Отталкивает Филипа и смотрит в замочную скважину.)

ФИЛИП. Черт возьми, там моя жена!

ГЕНРИ. А здесь твой друг.

Они отпихивают друг друга от замочной скважины. Из кабинета входит АЛИСТЕР с двумя диванными подушками кричащей расцветки. Увидев происходящее, он застывает. Удивление на его лице сменяется выражением внезапно возникшего подозрения. С потрясенным видом он выходит на цыпочках.


А может, она больше не выйдет.

ФИЛИП. Ты ее не знаешь. Еще сто раз войдет и выйдет, прежде чем в душ залезет.

ГЕНРИ. Уверен?

ФИЛИП. Надо же набрать сто пятьдесят шампуней, лосьонов, кремов и бальзамов.

ГЕНРИ. Ты бы видел, что Линда вечером с собой делает. Такое чувство, словно ложишься с ванильным тортом.

ДЖОАННА входит в спальню и направляется к двери, ведущей в гостиную.


ФИЛИП. Очень тебя понимаю.


ДЖОАННА открывает дверь гостиной – ФИЛИП и ГЕНРИ, пытавшиеся подглядывать в замочную скважину, падают на колени, словно ищут что-то на полу.


ДЖОАННА (входя в гостиную). Дорогой тебе не попадалась… (Осекается, увидев ползающих по полу мужчин.) Что вы ищете?

ГЕНРИ Монетку.

(вместе).

ФИЛИП Запонку.


ГЕНРИ Запонку.

(вместе).

ФИЛИП Монетку.


ФИЛИП. Запонку в виде монетки.

ДЖОАННА. Я помогу. (Начинает искать "запонку".)


ФИЛИП. Не беспокойся, ерунда. Ты что-то хотела?

ДЖОАННА. Тебе мой спрэй не попадался?

ФИЛИП. Какой именно?

ДЖОАННА. Дезодорант. Ты его не брал?

ФИЛИП. Не брал.

ДЖОАННА. Точно. (Генри.) Перестал брать, после того как вместо дезодоранта обрызгал себя моим лаком для волос. Генри, ты бы его видел!


Она разводит ладони в стороны, обозначая воображаемый большой предмет, смеется, замечает флакон дезодоранта на подоконнике, и, взяв его, идет через спальню в гардеробную все еще с широко разведенными руками.

ГЕНРИ. Лак для волос? А что это она так показывает руками?

ФИЛИП (хмыкнув). Понимаешь, когда этот лак попадает на… Неважно! Вернемся нашим занятиям.


АЛИСТЕР входит из кабинета и слышит последнюю реплику.


ГЕНРИ. Ты слишком громко болтал, поэтому она нас чуть не застукала.

АЛИСТЕР прислушивается.


Держи голову повыше, я тоже хочу все видеть.

ФИЛИП. Ладно, ладно. Но я это первый придумал.

ГЕНРИ. А вообще, если честно, мне эта твоя позиция не нравится.

АЛИСТЕР изумлен.


ФИЛИП. Она сама меня в нее поставила.


АЛИСТЕР потрясен.


ГЕНРИ. И чего ты теперь от нее ждешь?

ФИЛИП. Чшшш! Надо было все делать так, как я предлагал.

ГЕНРИ. Как?

ФИЛИП. Идти к ней и все делать в открытую!

АЛИСТЕР в шоке. СИЛЬВИЯ входит из холла.


СИЛЬВИЯ. Миссис Маркхэм…


АЛИСТЕР

ГЕНРИ (вместе). Ах!

ФИЛИП

ГЕНРИ и ФИЛИП вскакивают на ноги. Затем снова падают на колени, изображая поиски. АЛИСТЕР в крайнем смущении тоже падает на колени. ГЕНРИ и ФИЛИП смотрят на него, и он поднимается.

ФИЛИП. Что вы хотели, Сильвия?

СИЛЬВИЯ. Я ухожу, хочу спросить миссис Маркхэм, не нужно ли ей чего-нибудь.


ФИЛИП. Ничего ей не нужно, у нее масса дел в спальне.

СИЛЬВИЯ. Вы с ней тоже уходите, да?

ФИЛИП. Да, да.

СИЛЬВИЯ. Хорошо. Я перед уходом зайду попрощаться.

ФИЛИП. Большое спасибо.

СИЛЬВИЯ. Не за что.


Проходя мимо Алистера, СИЛЬВИЯ делает ему "гусика".

АЛИСТЕР (взвизгивает). Ай!


СИЛЬВИЯ выходит в холл. ГЕНРИ и ФИЛИП смотрят на Алистера.


ГЕНРИ. Что случилось?

АЛИСТЕР (быстро). Ничего. Я ничего не заметил. В смысле, не могу ничего найти. (Смотрит на письменном столе.) Где моя мерная лента? Да вот же она. (Берет ее со стола.) Благодарю вас. Можете не вставать.


АЛИСТЕР уходит в кабинет. ФИЛИП тут же снова припадает к замочной скважине. ГЕНРИ неохотно следует его примеру.


ФИЛИП. Надеюсь, мы не упустили момент… Да, оно все на том же месте.

ГЕНРИ (посмотрев на часы). Кошмар!

ФИЛИП. Одного не понимаю - почему?

ГЕНРИ. Что – почему?

ФИЛИП. Почему она изменила мне после пятнадцати лет совместной жизни.

ГЕНРИ. Наверное, если тебя перестала устраивать твоя кондитерская, ты пробуешь сладости в других местах.

ФИЛИП (медленно повернувшись и глядя на него). А вот это уже просто поклеп. С чем у нас никогда проблем не возникало, так это с сексом. С самого начала все было сказочно. Не думаю, что кому-то еще удавался такой медовый месяц.

ГЕНРИ. Пятнадцать лет назад.

ФИЛИП. Ну да.

ГЕНРИ. А сейчас?

ФИЛИП. Все отлично.

ГЕНРИ. Ну, чудно. И как часто? Ежедневно?

ФИЛИП (смущенно). Прекрати.

ГЕНРИ. Ежеквартально?

ФИЛИП. Отстань, говорю.

ГЕНРИ. И все-таки?

ФИЛИП. Я не считаю!

ГЕНРИ. Ясно - ежегодно.

ФИЛИП. Главное то, что я все эти пятнадцать лет был ей верен!


ГЕНРИ. В этом вся проблема. Как был занудой пятнадцать лет назад, так и остался.

ФИЛИП. Но послушай…


Звонит телефон.


А, черт... Да пусть звонит.


Телефон продолжает звонить.


Может, что-то важное.


ФИЛИП направляется к телефону. В этот момент ДЖОАННА входит в спальню в махровом халате и красивой шапочке для душа.


ГЕНРИ. Скорей, она вышла!


ФИЛИП бросается к двери. ДЖОАННА недовольно смотрит в направлении гостиной, раздраженно снимает трубку.


(В трубку.) Да?.. Кто? Мисс Браун? Да, он только что был здесь. Куда-то вышел… Секунду, я возьму, на чем записать… Я же вся мокрая... Я говорю, я же… Неважно…

ДЖОАННА берет компрометирующее письмо с кровати. Не взглянув на него, переворачивает листок на чистую сторону, берет ручку с туалетного столика. ГЕНРИ и ФИЛИП следят за ней.


(В трубку.) Да, говорите. Мисс Браун… (Записывает.) Отель "Кларидж"? Шикарный отель… Непременно передам. Всего хорошего.


ДЖОАННА кладет трубку и с письмом в руке направляется к двери гостиной. ФИЛИП и ГЕНРИ бросаются к дивану и принимают непринужденные позы.


Филип! (Входит в гостиную и останавливается, увидев Генри.) Генри, ты еще здесь?

ГЕНРИ. Еще здесь.

ДЖОАННА (с нервным смехом). Как хорошо.


Мужчины, услышав ее смех, переглядываются.


(Филипу.) Тебе только что звонили. Вы тут что, трубку не могли взять?

ФИЛИП

(вместе). Не могли.

ГЕНРИ


ФИЛИП неотрывно смотрит на письмо в руке Джоанны.

ДЖОАННА. Да ну вас.

ФИЛИП. Кто звонил?

ДЖОАННА. Какая-то мисс Браун. Позвони ей в отель "Кларидж", в восемь часов.

ДЖОАННА направляется к спальне, ФИЛИП следует за ней.



ФИЛИП. "Кларидж", в восемь. Хорошо.

ДЖОАННА. Если будут еще звонки, берите трубку, мне надо привести себя в порядок… Ну, где же эта корзина для бумаг? (Комкает листок письма, выбрасывает его в окно и уходит в гардеробную.)

ФИЛИП. Проклятие!

ГЕНРИ. Что такое?

ФИЛИП. Единственную улику - в окно! ( Бросается к окну.)

ГЕНРИ (бросается за ним). Осторожно!

ФИЛИП (перегнувшись за окно). Вон оно, я его вижу. Прямо на середине мостовой.

ГЕНРИ. В самый час пик. Везет тебе.

ФИЛИП (кричит в окно). Такси! Такси! Поезжайте вон за той бумажкой… Да, да! (Повернувшись к Генри.) Я сейчас спущусь и догоню ее.

ГЕНРИ. Пока ты будешь спускаться, она будет в Манчестере.

ФИЛИП отталкивает ГЕНРИ, в этот момент входит ЛИНДА с бутылкой шампанского. ГЕНРИ и ЛИНДА оказываются лицом к лицу. Напуганный ГЕНРИ бурно целует ее, затем поворачивается к Филипу.

Моя жена.

ФИЛИП. Точнее не скажешь.

ЛИНДА (Генри). Что ты здесь делаешь?

ГЕНРИ. Заскочил на минутку - обсудить обложку для "Тушканчика Фредди". Чудесная сегодня погода, верно?

ЛИНДА. Была. Сейчас ветер поднялся.

ФИЛИП. Ветер! ( Снова смотрит в окно.) Черт!


ФИЛИП выбегает в холл.


ЛИНДА. Боже, что случилось?

ГЕНРИ. Ветер.


ДЖОАННА все еще в халате выходит из гардеробной и направляется к гостиной.


ДЖОАННА. Филип! Приготовить тебе ванну? (Замечает Линду.) Линда!

ЛИНДА. Спасибо, не надо.

ДЖОАННА. Какой сюрприз! (Жизнерадостно смеется). Как ты здесь оказалась?

ГЕНРИ (невинно). Да, как ты здесь оказалась?

ЛИНДА. Забежала повидаться с Джоанной.

ГЕНРИ. А зачем шампанское?

ЛИНДА (вручая бутылку Джоанне). С днем рождения, солнышко.


ДЖОАННА (в растерянности). Спасибо.

ГЕНРИ (с изумлением). Что же ты не сказала, что у тебя сегодня день рождения!

ДЖОАННА (бормочет). Да нет у меня… В смысле, есть… В смысле, он уже… То есть, еще не совсем… Да ну, какие глупости. ( Неестественно смеется.)

ЛИНДА (Генри). А ты уже давно здесь?

ГЕНРИ. Нет, только что зашел - поговорить с Филипом насчет обложки.

ДЖОАННА. А где он?

ГЕНРИ. Выскочил на минутку… за этим… ну…

ДЖОАННА. В офис?

ГЕНРИ. Да-да, в офис. Сейчас придет. (Нервно.) Налью себе виски, не возражаете?

ДЖОАННА. Ну, конечно.

ГЕНРИ. Может, вам тоже налить чего-нибудь?

ЛИНДА. Нет, спасибо. ( Вталкивает его в бар и закрывает дверь.)

ДЖОАННА. Тебя здесь не должно было быть до половины девятого!

ЛИНДА. Хотела шампанское на лед поставить. Поставишь, ладно? А я сбегаю домой, надену что-нибудь пооткровеннее. Слушай, а чай у тебя есть?

ДЖОАННА. Чай?

ЛИНДА. Я, пока не выпью чашку чая, ни на что такое не способна.

Звонит телефон. ДЖОАННА снимает трубку.


ДЖОАННА. (в трубку) Да? Да, это я. Уолтер? Какой Уолтер?

ЛИНДА. Уолтер?!

ГЕНРИ (выглядывая из бара). Да-да, "Джон Уолкер". Любимый виски. Уже наливаю. (Скрывается в баре.)

ДЖОАННА.(в трубку) Да, она как раз здесь. (Линде.) Просит, чтобы ты взяла трубку. Похоже, он не в себе.

ЛИНДА. От нетерпения. Я там возьму. (Убегает в спальню, закрыв за собой дверь.)

ДЖОАННА (в трубку, с насмешкой). Пожалуйста, не вешайте трубку, я пытаюсь вас соединить.

ЛИНДА (в трубку). Алло? Что случилось, мой сладкий?

ДЖОАННА. Ах, ах! (Вешает трубку и ставит шампанское на письменный стол.)

ЛИНДА (в трубку). Да-да, котик, все в порядке!



ГЕНРИ входит из бара. ЛИНДА устраивается на кровати спиной к зрителю, и ее разговор по телефону не слышен.


ГЕНРИ. Поторапливайся, Линда. Я должен… А где она?

ДЖОАННА. По телефону говорит.

ГЕНРИ. А я думал, это ты говоришь.

ДЖОАННА. Я уже поговорила. А она вдруг вспомнила, что давно не звонила дяде.

ГЕНРИ. А, ну да… Какому еще дяде?

ДЖОАННА. Ммм… У тебя есть дядя Джордж?

ГЕНРИ. Есть.

ДЖОАННА. Ну, вот ему.

ГЕНРИ. Бедный старик. В последнее время он сильно сдал. (Идет к спальне.)

ЛИНДА, повернувшись на другой бок, посылает Уолтеру чмокающие звуки. ГЕНРИ тихо входит в спальню и, стоя позади Линды, с улыбкой наблюдает за столь нежным вниманием к "дяде Джорджу".


ГЕНРИ. Передай от меня привет.

ЛИНДА (встрепенувшись). Что?

ГЕНРИ. Скажи, пусть держит хвост пистолетом.

ЛИНДА. Хвост пистолетом?

ГЕНРИ. Дядя Джордж.

ЛИНДА. А… Ну, да. (В трубку.) Это Генри, твой племянник… Мой муж, Генри.

ГЕНРИ. Дай-ка мне. ( Делает к ней шаг.) Я с ним поговорю.

ЛИНДА. До свиданья, дядя Джордж. (Поспешно кладет трубку и быстро проходит в гостиную.) Он сказал, очень торопится.

ГЕНРИ. Торопится? Куда это он торопится, он уже полгода, как с постели не встает! ( Идет следом за ней в гостиную.)

ЛИНДА (Джоанне). Счастливо, дорогая. В выходные увидимся. (Тихо.) Не запирай входную дверь. (Громко, Генри.) До вечера, дорогой!

ГЕНРИ. Забыл тебе сказать, у меня вечером деловая встреча.

ЛИНДА. Бедный. Опять?

ГЕНРИ. Обычная история.

ЛИНДА

(вместе).Придется развлекать очередного клиента.

ГЕНРИ


ГЕНРИ. Боюсь, что да.

ДЖОАННА. И кто же это?

ГЕНРИ. Старый школьный учитель. Пенсионер.

ДЖОАННА. Понимаю.

ГЕНРИ ( Линде). Он… Хочет посвятить себя сочинению рассказов для детей.

ЛИНДА. Ну, ясно.


Женщины понимающе переглядываются.


ГЕНРИ. Сейчас у него очень любопытный замысел. Храбрый лягушонок.

ЛИНДА. Как интересно.

ГЕНРИ. Билл Хэмфри.

ДЖОАННА. Удачное имя для лягушонка.

ГЕНРИ. Да, очень!.. Да нет, это автора так зовут. Имя лягушонка пока не найдено, это как раз тема сегодняшней встречи. Лично-то мы с ним еще не знакомы, с этим…

ЛИНДА. С Биллом Хэмфри.

ГЕНРИ. Вот-вот. То есть, знакомы только по телефону. У него столько идей - думаю, работать придется до полуночи, это как минимум.

ДЖОАННА. Смотри, не переработай.

ГЕНРИ. Да уж постараюсь. (Линде.) Так что ты ложись, не жди меня.

ЛИНДА. Знаешь, я, наверное, сегодня тоже задержусь.

ГЕНРИ. Да что ты?

ЛИНДА. Освобожусь что-нибудь…

ДЖОАННА. В десять тридцать.

ЛИНДА. В десять тридцать.

ГЕНРИ. А что у тебя?

ЛИНДА. Джоанна просила поучаствовать в благотворительной акции.

ГЕНРИ. Да? Ну-ну. Только не увлекайся.

ЛИНДА. Они ведь так нуждаются в нашей помощи.

ГЕНРИ. Кто?

ДЖОАННА. Недоразвитые страны.

ЛИНДА, чмокнув Джоанну, идет к выходу. Входит взбудораженный ФИЛИП.


ЛИНДА. Привет, Филип, прости, тороплюсь. Как ты себя чувствуешь?

ФИЛИП. Омерзительно!

ДЖОАННА. (провожая Линду.) Он-то у меня работает.


Женщины выходят.


ГЕНРИ. Что случилось?

ФИЛИП. (тяжело дыша) Я в полицию попал.

ГЕНРИ. В связи с чем?

ФИЛИП. Самовольное управление…. чужим транспортным средством.

ГЕНРИ. То есть?


ФИЛИП. Проклятое письмо - под грузовик… Не мог достать, а водитель отошел… ключи оставил… Хотел чуток отъехать… Полиция…

ГЕНРИ. Господи, Филип, надо же соображать! Как мне теперь быть с мисс Уилкинсон? Она ждет, что я позвоню и скажу, чтобы она приезжала!

ФИЛИП. Плевать на твою мисс! У меня в доме кризис, а на улице полицейский!

ГЕНРИ. Чего он хочет?

ФИЛИП. Личность мою установить.

ГЕНРИ. У тебя же права есть. Или еще что-нибудь.

ФИЛИП. Есть. В ящике. ( Подходит к письменному столу.)

ГЕНРИ. Где этот полицейский?

ФИЛИП. Сказал же – за дверью!

ГЕНРИ. Сейчас я с ним поговорю.

ФИЛИП. Мне полтора года светит, как минимум!

ГЕНРИ. Чтоб тебя… вместе с твоим письмом!

ФИЛИП. Да письма-то уже почти нет. ( Вытаскивает из кармана грязный клочок бумаги.) Обрывок вещественного доказательства – и тот рваный.


ГЕНРИ берет Филипа за руку.


ГЕНРИ. Сейчас я все улажу с законом, а ты соберешься и выкатишься отсюда.


Они направляются к холлу. АЛИСТЕР снова появляется с двумя подушками.


АЛИСТЕР. Простите, что вторгаюсь, но вам все-таки придется…

ФИЛИП. Потом. Сейчас у нас свидание.

АЛИСТЕР (с иронией). Поздравляю.

ФИЛИП. Притом срочное.

ГЕНРИ. Мы попали в поле зрения полиции.

АЛИСТЕР. Еще бы.


Оба смотрят на него и собираются выйти. Снова входит ДЖОАННА.


ДЖОАННА. Поторопись, милый, ты уже давно должен быть одет!

ФИЛИП (резко, вспомнив о ее "неверности"). Я буду одет, когда сочту нужным!

ГЕНРИ. Спокойно, спокойно.

ФИЛИП. И ни секундой раньше!

ДЖОАННА (озадаченно). Дорогой…

ГЕНРИ. Нехорошо разговаривать с женой таким тоном.

ФИЛИП. Ах, нехорошо!


ГЕНРИ. Тем более, в день ее рождения.

ФИЛИП озадачивается. ГЕНРИ увлекает его из гостиной в холл.


ФИЛИП. День рождения?


Они уходят.


АЛИСТЕР. Так вот, насчет подушек.

ДЖОАННА. Шикарно смотрятся. Набросайте их тут побольше.

АЛИСТЕР. Нет, они для кабинета, но хозяин кабинета их еще не утвердил.

ДЖОАННА. Для него это слишком ярко. Но, знаете, сейчас я бы его не трогала. У него сегодня не слишком игривое настроение.

АЛИСТЕР. Да? (Многозначительно.) Не сказал бы.

ДЖОАННА. У него был трудный день. Утром с ним все решите. Так что до завтра.

АЛИСТЕР. А… Разве я вам не говорил?

ДЖОАННА. Что?

АЛИСТЕР. Я хочу поработать сегодня вечером.

ДЖОАННА. Где?

АЛИСТЕР. Здесь.

ДЖОАННА. Нет!

АЛИСТЕР. Почему?

ДЖОАННА. Нет-нет. Нельзя. В смысле, не получится.

АЛИСТЕР. Мне надо кое-что спокойно доделать.

ДЖОАННА. Мы же сегодня все уходим.

АЛИСТЕР. Вот и отлично. Никто беспокоить не будет.

ДЖОАННА. А вы будете! То есть, можете. В смысле, можете обеспокоить других.

АЛИСТЕР. Каких других?

ДЖОАННА. Соседей снизу.

АЛИСТЕР. Да я буду только развешивать гардины.

ДЖОАННА. А вдруг они на пол упадут – они жутко тяжелые. Почему вы не хотите отдохнуть? ( Усаживает его на пуфик.)

АЛИСТЕР. Я не устал.

ДЖОАННА. Нет-нет, Алистер. Я не хочу, чтобы вы сегодня здесь оставались.

АЛИСТЕР. Но почему?

ДЖОАННА. Потому что… Хочу, чтобы вы пошли с нами. На издательский ужин. Как наш гость.

АЛИСТЕР. Ужинать с издателями?

ДЖОАННА. По правде говоря, это идея моего мужа.

АЛИСТЕР (с подозрением ). Да уж конечно.

ДЖОАННА. Да, да. Хотите, верьте, хотите – нет, он к вам очень привязался.


АЛИСТЕР. В самом деле?


Входят ФИЛИП и ГЕНРИ.


ФИЛИП. Генри, я тебе повторяю, это недопустимо - давать взятку полицейскому!

ГЕНРИ. А я был уверен, что это сработает.

ФИЛИП. Уж, во всяком случае, такую маленькую!

ГЕНРИ. А он ушел вполне довольный.


Звонит телефон.


ФИЛИП. Чтоб он сгорел, этот телефон.

ДЖОАННА. Ну зачем же, я возьму. (Смеется.)


ДЖОАННА направляется к телефону. ФИЛИП следит за ней.


(Сняв трубку.) Да?.. Да-да, он как раз здесь… Генри, тебя.

ГЕНРИ (небрежно). Меня?

ДЖОАННА. Телефонистка. Насчет звонка, который ты заказывал.

ГЕНРИ. Я? Ничего я не заказы… (Сообразив, в чем дело, хватает трубку и, прикрыв ее рукой, объясняет Джоанне.) Наверное, Нью-Йорк. Так давно заказал, что уже забыл… Пытаюсь получить права на новую версию "Белоснежки".

ФИЛИП (ядовито). Желаю удачи.

ГЕНРИ. Спасибо. (В трубку.) Алло, оператор? Это Генри Лодж… Да-да, я как раз сам собирался с вами связаться.… Разумеется, я по-прежнему хочу…Но, с учетом разницы во времени, давайте сдвинем - на восемь тридцать… Буду ждать с нетерпением. Спасибо. (Кладет трубку.) Думаю, "Белоснежка" у нас в кармане.

АЛИСТЕР. Миссис Маркхэм, я бы хотел…

ФИЛИП (резко). Что вам?

АЛИСТЕР. Да вот, ваша супруга считает, что эти подушки для вас чересчур яркие.

ФИЛИП (все еще глядя на Джоанну). В самом деле?

ДЖОАННА. По-моему, они диссонируют с тем, что Алистер там уже сделал.

ФИЛИП. Да? Значит, пусть переделывает. (Капризно.) Мне эти подушки нравятся. Я от них в восторге. Я желаю, чтобы они лежали на черной кожаной кушетке, а ковер чтобы был малиновый, а шторы - оранжевые! Из синтетики! (Алистеру.) Что скажете?

АЛИСТЕР. Круто.


ДЖОАННА. Дорогой, ты, конечно, шутишь?

ФИЛИП. В жизни не был таким серьезным.

ДЖОАННА. Как-то все это на тебя непохоже.

ФИЛИП (с ядом) Бывает, люди узнают друг о друге кое-что новенькое, дорогая.

ДЖОАННА. Что с тобой сегодня? Алистер, не обращайте на него внимания.

ФИЛИП (вздорно). Черная кушетка, оранжевые шторы и малиновый ковер!

ДЖОАННА (постукивая по своим часам). Дорогой, половина восьмого!

ГЕНРИ. Вот именно.

ФИЛИП. Ну, так что?

ДЖОАННА. А то, что через полчаса будет уже восемь!

ФИЛИП. Высшая математика всегда была ее коньком.

ДЖОАННА. Просто мы можем опоздать на ужин, а Генри – на встречу с Биллом.

ГЕНРИ (озадаченно). С Биллом?

ДЖОАННА. С автором лягушонка.

ГЕНРИ. А, ну как же! Билл Хэмфри.

ДЖОАННА (Филипу). Забыла сказать, я просила Алистера пойти с нами на ужин.

ФИЛИП. Алистера? Это еще зачем?

ДЖОАННА. За компанию.

ФИЛИП. Я его компанией сыт по горло.

АЛИСТЕР. Успокойтесь, я остаюсь и буду работать допоздна.

ДЖОАННА. Нет, не будете!

ГЕНРИ. Нет, не будете!

ДЖОАННА. Главное, милый, тебе нехорошо опаздывать.

ФИЛИП. Да? Нехорошо? Просто потрясающе, как здесь за меня всё решают. Сочту нужным, так опоздаю! Мне здесь еще есть что обсудить!

АЛИСТЕР.. Супер. Тогда давайте решим насчет кабинета…

ФИЛИП. Я уже все решил, мистер Спенлоу! Малиновые шторы, оранжевая кушетка, черный ковер. Все - из синтетики!


Все переглядываются.


АЛИСТЕР. Может быть, еще какие-то идеи?

ФИЛИП. Да. Неплохо, если что-то будет перекликаться с этим дверным звонком.

АЛИСТЕР (довольный). Правда?

ФИЛИП. Да. Музыкальный бачок в туалете.

ДЖОАННА. Дорогой, я прошу, предоставь все Алистеру.


ФИЛИП. Я способен на собственные художественные решения.

АЛИСТЕР. Да уж… А потолок в кабинете вам лебедями не расписать?

ФИЛИП. Отличная мысль.

ГЕНРИ (кротко). А то еще статуэтку можно поставить, типа русалки…

ФИЛИП. Помолчи.

АЛИСТЕР. Как жаль, что вы не проявляли такого интереса раньше.

ФИЛИП. Ничего, я все наверстаю.

АЛИСТЕР. Я-то думал, вы доверяете вашей супруге решать самостоятельно.

ФИЛИП. Значит, больше так не думайте!

ГЕНРИ. Спокойно.

ДЖОАННА. Собирайся, милый. И ради бога, решай все, как хочешь.

ФИЛИП. Большое спасибо. (Трагически.) Я никуда не иду.

ДЖОАННА. Не идешь?

ГЕНРИ. Это невозможно!

ДЖОАННА. Это невозможно!

АЛИСТЕР. Это невозможно!

ФИЛИП (Алистеру). А вы-то тут причем?

АЛИСТЕР. Да ни при чем…

ФИЛИП (Джоанне). Мы остаемся дома. Что ты на это скажешь?

ДЖОАННА (снимая трубку телефона). Надо позвонить Линде.

ФИЛИП (Джоанне). А Линда тут причем?

ДЖОАННА. Ни при чем. Именно это я и хочу ей сообщить. ( Смотрит на Генри и глуповато смеется.) Из спальни позвоню.


Кладет трубку и быстро уходит в спальню. Набирает номер, стоя спиной к залу.


АЛИСТЕР. Осточертели люди, у которых все меняется каждые пять минут!

ГЕНРИ. Ладно, ладно, не лезьте в бутылку.

АЛИСТЕР. Никто и не лезет!

ГЕНРИ (шепотом, Филипу). Послушай, а как же моя телефонная история?

ФИЛИП (шепотом). Мне своих историй хватает!

ГЕНРИ (шепотом). Она же приедет сюда в восемь тридцать!

АЛИСТЕР (приблизившись к ним). Новые секретики?

ГЕНРИ. Да это мы насчет старикана, с которым я сегодня встречаюсь.

АЛИСТЕР. Ах, ну да. Билл Хэмфри.


ГЕНРИ. Если мы не сможем встретиться здесь, придется с вести его в дискотеку.

АЛИСТЕР (ехидно). Понимаю. (Подкидывает в воздух подушки.)

ФИЛИП (Алистеру). Так что, значит, хотите остаться?

АЛИСТЕР. Да, у меня тут еще куча дел.

ФИЛИП. Тогда забудьте про сегодняшний ужин.

АЛИСТЕР. Большое спасибо. ( Собирает с пола подушки.)

ГЕНРИ (тихо, Филипу). Пожалуй, лягушонка надо отменять. Джоанна уже освободила телефон?


ГЕНРИ направляется к спальне. Слышны последние фразы телефонного разговора Джоанны. Она идет с телефоном в руке к гостиной.


ДЖОАННА. … как только придет, пусть сразу мне позвонит. Скажите, дело крайне срочное и крайне… ( Сталкивается с входящим Генри.) пустяковое. (Кладет трубку.)

ГЕНРИ (в дверях). Так я могу позвонить?

ДЖОАННА. Не можешь. (Смеется.) Чуть позже. (Нервно.) Алистер, вы решили вопрос с оранжевой синтетикой?

АЛИСТЕР. Нет, но если мистер Маркхэм желает поменять мои цветовые решения, то я спущусь вниз, у меня в машине новые каталоги…

ФИЛИП. Не трудитесь.


Звонит телефон в руках у Джоанны. ГЕНРИ и ДЖОАННА с подозрением смотрят на аппарат, оба не уверены – кому из них звонят, оба пытаются не обращать на телефон внимания, но звонки продолжаются.


( После нескольких звонков.) Вы что, все оглохли? (Снимает трубку.) Алло?.. Кто-кто?.. Мисс Браун?.. Почему забыл, просто пока очень занят… Написали детскую книжку?… Конечно, интересует… Отель "Кларидж", да-да. Непременно перезвоню. (Кладет трубку.)

АЛИСТЕР. Я пошел за каталогами.

ФИЛИП. Никто не хочет, чтобы вы тут что-то делали, глядя на ночь.

АЛИСТЕР. Это вы думаете, что никто.

ДЖОАННА. Да бог с ними, с каталогами. Утром я сама заеду к вам в студию.

АЛИСТЕР. Нет уж, лучше я их принесу… Я же понимаю, как нелегко иметь дело с мужем, и все такое.


АЛИСТЕР выходит. ФИЛИП, услышав, что Алистер произнес фразу из письма, столбенеет. Он в трансе движется к холлу следом за Алистером.


ДЖОАННА. Я иду одеваться. Милый, ты, правда, решил не идти? Но почему?

ФИЛИП (поглощенный мыслями о письме). Нелегко… и все такое…

ДЖОАННА. Господи, да отчего же?

ГЕНРИ. Я тоже не понимаю. (Джоанне.) Дай мне телефон.

ДЖОАННА (быстро). Подожди. Пойду, звякну кое-кому из ванной.


ДЖОАННА уходит в гардеробную, забрав с собой телефон.


ФИЛИП. Слыхал?

ГЕНРИ. Да, она сказала, ей надо из ванной звякнуть.

ФИЛИП. Да не это! "Нелегко иметь дело с мужем и все такое".

ГЕНРИ. Что?

ФИЛИП. Это Спенлоу сейчас сказал. Так и сказал!

ГЕНРИ. Да?

ФИЛИП. Точно, как в письме было. ( Вынимает обрывок письма.)

ГЕНРИ. А, да.


Оба смотрят на клочок бумаги.


Тут как раз оторвано.

ФИЛИП. Теперь ясно, почему он здесь торчит три месяца. Сдельная работа. Вот тебе урок. Захочешь сменить шторы – вешай их сам.

ГЕНРИ. Не может быть, чтоб это был Спенлоу.

ФИЛИП. Он точно повторил фразу. У моей жены интрижка с маляром.

ГЕНРИ. Тише!

ФИЛИП. Потому и на ужин его пригласила, уже не может без него!

ГЕНРИ. У тебя теперь доказательств нет, письмо оборвано.

ФИЛИП. Постой. Другие страницы могут быть в ее сумочке. ( Берет с письменного стола сумочку и заглядывает в нее.)

ГЕНРИ. Слушай, не делай из себя дурака.

ФИЛИП. Они из меня дурака уже сделали.

ГЕНРИ. Ну, что, есть?

ФИЛИП. Да вроде, нет. А жаль. (Шагает взад и вперед по комнате с сумочкой в руках. Не обращая внимания на Генри.) Значит, пока я там внизу занимаюсь сказочками для малышей, она с этим типом кувыркается на моей круглой кровати.


ГЕНРИ. Я в это не верю.

ФИЛИП. Но это так . Внизу – сказочки, наверху – романчик.

ГЕНРИ. А я тебе говорю, это не Спенлоу. ( С ухмылкой.) Он же из этих… разве нет?

ФИЛИП. Из каких?

ГЕНРИ. Ну, из этих…

ГЕНРИ кладет расслабленную руку на бедро, и делает несколько шагов женственной походкой. Из холла появляется АЛИСТЕР с каталогами и проспектами. Он озадаченно взирает на Генри. Тот быстро садится и достает трубку, как бы демонстрируя свою мужскую сущность. АЛИСТЕР с интересом смотрит на Филиппа,, который держит дамскую сумочку. ФИЛИП в ярости швыряет ее на письменный стол.


ФИЛИП. Спенлоу! Вы мне нужны на пару слов.

АЛИСТЕР (пытаясь удержать в руках тяжелые каталоги). Ну вот, теперь у нас есть все, включая мою грыжу.

ФИЛИП. Перенапряглись?

АЛИСТЕР. А то нет. (Вываливает каталоги на стол.)

ГЕНРИ (тихо, Филипу). Да, похоже, мисс Уилкинсон отменяется. Спущусь в офис - позвоню ей оттуда. А ты тут держи себя в руках.


ГЕНРИ выходит.


АЛИСТЕР. Прежде чем выбирать шторы, надо понять общее решение.

ФИЛИП (сквозь зубы). Очень разумно.

АЛИСТЕР (открывая каталог). В каком основном цвете вам видится ваш кабинет?

ФИЛИП. В черном!

АЛИСТЕР (слегка озадаченно). Ну что же. Тут есть очень симпатичные варианты.


АЛИСТЕР показывает листы с цветовыми пятнами Филипу, который мысленно готов его придушить. ДЖОАННА входит в спальню в халате с телефоном в руках.


ДЖОАННА (в трубку). Нет-нет, Линда, прости, но не сегодня… Позвони Уолтеру и скажи, что не сможешь сюда придти… Не знаю! В кино пойдите - последний сеанс, последний ряд… Все, пока. (Кладет трубку и, весело улыбаясь, входит в гостиную.) Ну, мои дорогие, все в порядке?

АЛИСТЕР. Да вроде бы.


ДЖОАННА. Что ж, раз все остаются дома, пойду подумаю, чем вас всех кормить.

ДЖОАННА без всякой задней мысли треплет Алистера по щеке и выходит в холл. ФИЛИП яростно смотрит ей вслед.



АЛИСТЕР. Вообще все зависит от того, когда вы работаете - днем или вечером. Освещение – это главное. Какое оно, в основном, - естественное или искусственное.


ФИЛИП к этому моменту уже собрался с духом.


ФИЛИП. Скажите, вы голубой или не голубой?

AЛИСТЕР, обалдев, умолкает. Затем решает, что ему послышалось.


АЛИСТЕР. Если…(Покашляв.) Если искусственное, нужны мягкие тона. С другой стороны… (Смолкает, решив, что все же не ослышался.) Простите, что вы сказали?

ФИЛИП. Вы… (подбирает слово) натурал? Или не натурал?

Пауза.

АЛИСТЕР (низким, "мужским" голосом). Вот этот синий сюда прекрасно подойдет.

ФИЛИП. То есть, не в том смысле "натурал", что вы ненатурально себя ведете, а в смысле, что… ( Делает женственный жест рукой.) Вы меня понимаете?

АЛИСТЕР. Да… Нет! Давайте вернемся к каталогам.

ФИЛИП. Лично я-то как раз сомневаюсь... а вот мой близкий друг уверен.

АЛИСТЕР (смущенно). Близкий друг?

ФИЛИП. Мистер Лодж.

АЛИСТЕР. Ах, этот ваш друг…

ФИЛИП. Итак, я повторяю вопрос, и учтите, от вашего ответа зависит моя жизнь.

АЛИСТЕР (отступая на шаг). Я был бы вам очень благодарен, если бы вы…

ФИЛИП. Послушайте, я же знаю, что вы знаете, почему я спрашиваю. И если бы Генри меня не удерживал, я бы уже давно сделал с вами то, что мне хочется!


ФИЛИП надвигается на Алистера, который, захлопнув каталог, быстро отскакивает в сторону.


АЛИСТЕР. Выбирайте любой цвет, я с вас ни гроша не возьму.

ФИЛИП. Послушайте, я бы предпочел, чтобы Генри оказался прав.


АЛИСТЕР. Серьезно?

ФИЛИП. Вы ужасно меня обрадуете, если вы хотя бы чуточку не натурал.

АЛИСТЕР (резко). Мистер Маркхэм!

ФИЛИП. Даже если вы пятьдесят на пятьдесят…

АЛИСТЕР. Пятьдесят на пятьдесят?

ФИЛИП. Ну, признайтесь же! Умоляю!

АЛИСТЕР. Хорошо. Сообщаю вам, а вы сообщите своему близкому другу, что я самый нормальный мужчина. (Глянув на Филипа, отступает.) Стопроцентный натурал.

ФИЛИП (садится). Господи, за что?

АЛИСТЕР (с тревогой). Ну-ну, перестаньте.

ФИЛИП. Зачем я слушал Генри? Я же знал, что я прав.

АЛИСТЕР. На мне свет клином не сошелся.

ФИЛИП (встает). Но как же вы бессердечны!

АЛИСТЕР. Но если я таким родился, что же мне делать?

ФИЛИП (стонет). Боже мой!


ФИЛИП обхватывает голову ладонями. АЛИСТЕР наклоняется, чтобы подобрать упавший каталог. Из холла входит СИЛЬВИЯ, собравшаяся уходить, с сумкой через плечо. Увидев нагнувшегося Алистера, она щиплет его, делая "гусика".


АЛИСТЕР (распрямляясь). Мистер Маркхэм!


СИЛЬВИЯ смотрит на него с изумлением. АЛИСТЕР с удивлением видит перед собой Сильвию. ФИЛИП вздрогнув, поднимает голову.


ФИЛИП. Сильвия? Вы еще здесь?

СИЛЬВИЯ. Уже ухожу. Всего доброго, мистер Маркхэм. (Филип кивает.) Всего доброго, мистер Спенлоу. (Тихо, чтобы не слышал Филип.) Скоро увидимся.


СИЛЬВИЯ уходит.


АЛИСТЕР (машинально). Да… (Поняв свою ошибку.) Нет!


Собирается догнать ее, но ФИЛИП преграждает ему путь.


ФИЛИП. Вы останетесь со мной.

АЛИСТЕР (отступая от него). Нет… Прошу вас. Обсудим все это завтра.

ФИЛИП (наступая). Мы обсудим это сейчас. Как долго это продолжается?


АЛИСТЕР. Что, простите?

ФИЛИП. Хватит, я ведь знаю, чем вы тут занимались эти три месяца!

АЛИСТЕР (озадаченно). Знаете?

ФИЛИП. Отлично знаю.

АЛИСТЕР. Подбирал шторы, клал кафель, клеил обои…

ФИЛИП. Значит, клеили, да! И не только обои, правда?

АЛИСТЕР. Плитку… на кухне… в ванной…

ФИЛИП. Плитку! А еще кого вы тут "заклеили"?

АЛИСТЕР (думая, что разговор идет о Сильвии, с облегчением). А-а, это… (Показывает в сторону холла.)

ФИЛИП. Да-да, это!

АЛИСТЕР. Вы имеете в виду…

ФИЛИП. Вот именно! Меблировщик несчастный!

АЛИСТЕР. Послушайте! На моей работе это никак не отражается.

ФИЛИП. Ах, не отражается!

АЛИСТЕР. У меня, знаете ли, принцип: котлеты отдельно, мухи отдельно.

ФИЛИП. Мухи?! Какой цинизм... Да вы с ней хоть раз подумали о моих чувствах?

АЛИСТЕР. Нет, если честно, то ни разу.

ФИЛИП. А вам никогда не приходило в голову, что я люблю ее?

АЛИСТЕР. Вы?!

ФИЛИП. До этого дня я даже не сознавал, насколько. (Садится в отчаянии.)

АЛИСТЕР (недоверчиво). Это надо же, какой вы… Разносторонний.

Входит ГЕНРИ.


ГЕНРИ. Опоздал на пять минут. Уже выехала. Придется встретить на улице. (Глядя на Филипа.) Ну что, все в порядке?

ФИЛИП. Ничего не в порядке, черт побери. Это он - и еще этим кичится!

ГЕНРИ. Вот те на… Я готов был поклясться, что он из этих…

АЛИСТЕР. Ну, а он не из этих.

ГЕНРИ. Приношу самые искренние извинения. ( Хочет пожать руку Алистеру).

ФИЛИП. Какие извинения! (Алистеру.) Отвечайте, как долго это у вас длится?

АЛИСТЕР. Что значит "это"? У нас еще ничего толком не было. Разве что "гусик".

ФИЛИП смотрит на Генри, затем снова на Алистера.


ФИЛИП. Гусь? Это за полгода до Рождества?

АЛИСТЕР. Да нет, это совсем другой "гусик".


ФИЛИП снова смотрит на Генри.

ГЕНРИ. Он имеет в виду платонического "гусика".


ФИЛИП смотрит на Алистера. Тот, присвистнув, показывает "гусика".


ФИЛИП. Ну и что это значит?

АЛИСТЕР. "Гусик". Гусь.

ФИЛИП (Генри). Ты понимаешь, о чем он говорит?

ГЕНРИ. Конечно. Я три года служил в Портсмуте. Там такие гусаки – жуткое дело. ФИЛИП. Слушай, я, по-твоему, совсем идиот?

ГЕНРИ. Ну, совсем - не совсем…Он показал тебе самого простого "гусика".

ФИЛИП (раздраженно). Что за чушь такая? (Вытянув руку, присвистывает.)

ГЕНРИ. Свист – это дополнительная опция. А сам "гусик" осуществляется вытягиванием руки вперед (показывает) на высоте двух-трех футов над землей, а затем быстрым сжатием пальцев – вот так.

ФИЛИП. Не вижу в этом никакого смысла.

АЛИСТЕР. Сделали бы сами, так увидели бы.

ФИЛИП. В жизни такой чушью не занимался.

АЛИСТЕР. Еще бы. Это же не сочетается с красным деревом и кремовой краской. А есть еще другие "гусики". (Демонстрирует.) Более изощренные. (Изловчившись, делает "гусика" Филипу, ущипнув последнего за зад.)

ФИЛИП (подскакивает). Ай! (Внезапно вспомнив, что ситуация относится к Джоанне, Алистеру.) И вы, стало быть, проделывали это с ней?

АЛИСТЕР. Она первая начала.

ФИЛИП. Что?!

АЛИСТЕР. В первую же неделю, как я тут появился. Я нагнулся, чтобы…

ФИЛИП. Без подробностей! (Генри.) Ты когда-нибудь видел подобную наглость?

ГЕНРИ. По моему мнению, все это несерьезно.

ФИЛИП. Зато по мнению тех, кто не служил в Портсмуте, - все крайне серьезно! (Алистеру.) Эти "гусики" были только началом. И далеко вы собирались зайти?


АЛИСТЕР. Как можно дальше.

ФИЛИП (замахиваясь). Да я тебе сейчас…

ГЕНРИ быстро становится между ними.


ГЕНРИ. Хладнокровней, старина.

ФИЛИП. Я его растопчу!

АЛИСТЕР. Не терзайтесь так, мистер Маркхэм, - с ее стороны вполне естественно предпочесть более молодого.

ФИЛИП (в бешенстве, Генри). Ну, ты – свидетель…


ДЖОАННА входит из холла.


ДЖОАННА (весело). Так, мои дорогие, сколько же вас у меня?

ФИЛИП. Мне тоже хотелось бы это знать!

ДЖОАННА. А то у Сильвии остались только ржаные пряники и квашеная капуста.

ГЕНРИ (направляясь к выходу). Я должен успеть встретить…

ФИЛИП. Успеешь! Ты мне здесь нужен - как свидетель.

АЛИСТЕР (направляясь к холлу). Ну, я-то вам здесь совсем не нужен.

ФИЛИП. Куда?!

АЛИСТЕР (разворачиваясь). В одно место. (Идет к спальне.)

ФИЛИП. Это мой туалет! (Направляется за ним следом.)

АЛИСТЕР. А оборудовал там все я! (Уходит в гардеробную.)

ФИЛИП. И не рассиживайтесь там!

ДЖОАННА (Генри). Что это с ним?

ФИЛИП (возвращаясь). Хватит прикидываться. Я не такой дурачок, как кажется.

ДЖОАННА. Ну конечно, милый, конечно, не такой.

ФИЛИП. Пятнадцать лет! Пятнадцать!

ГЕНРИ. Помни мой совет.

ФИЛИП. К чертям твои советы. (Джоанне.) Мы с тобой живем пятнадцать лет. За все эти годы ты хоть раз мне сделала (присвистнув, показывает "гусика" в воздухе) или (показывает другой вариант "гусика" и присвистывает)?

ДЖОАННА. Что это?

ФИЛИП. "Гусики"! Гусиное варьете!

ГЕНРИ. Это знак страсти!

ФИЛИП. Ей отлично известно, что это за знак! Мне-то она никогда его не делала!

ДЖОАННА. Я не знала, что ты хотел.


ФИЛИП. Я и не хотел. Но ты не смела распалять этим своего декоратора!

ДЖОАННА (озадаченно). Филип, милый, о чем ты?

ФИЛИП. О тебе и об этом твоем дизайнере!

ДЖОАННА. Алистер? А что он сделал?

ФИЛИП. Нет, это просто невероятна! Генри!

ГЕНРИ (миролюбиво). Не надо, Джоанна, нехорошо. Филип нашел письмо.

ДЖОАННА. Какое письмо?

ФИЛИП (вытаскивает обрывок письма и машет у нее перед носом). А вот этот эротический документик!

ДЖОАННА (ничего не понимая, с тревогой). Генри, я думаю, надо вызвать врача. (Подходит к телефону, снимает трубку.)

ФИЛИП. "…Я понимаю, как нелегко иметь дело с мужем, и все такое. Нужно что-нибудь придумать… "

ДЖОАННА. Ах! ( Бросает трубку.)

ФИЛИП. Ага!

ДЖОАННА. Где ты это нашел?

ФИЛИП. Потеряла осторожность, а?

ДЖОАННА. Оно, должно быть, выпало…

ФИЛИП. Должно быть! Как долго у вас это длится?

ДЖОАННА. Да это письмо - не мне… ( Сообразив, что нельзя сказать правду при Генри.) …не мне верить, что ты это всерьез... (Глупо смеется.) Я потом тебе все объясню.

ФИЛИП. Мне уже все объяснил твой любовник! (Жест в сторону ванной.)

ДЖОАННА (ошарашенно). Любовник?

ФИЛИП. Этот твой оклейщик обоев!

ГЕНРИ. Он сознался.

ДЖОАННА. Он, видно, сошел с ума.

ФИЛИП. Генри! Могу я у тебя переночевать, перед тем как перееду в гостиницу?

ГЕНРИ Давай обсудим это по дороге.

(вместе).

ДЖОАННА Филип, милый, прошу тебя …

ДЖОАННА. Ты просто смешон. Генри, будь добр, подожди нас внизу.

ГЕНРИ. С большой охотой.

ФИЛИП (удерживая его). Останься. Ты мой единственный свидетель.

АЛИСТЕР появляется из гардеробной и проходит в гостиную.



Есть еще люди, сохранившие представления о морали. (Заметив входящего Алистера.) Входите, входите. Моя жена готова, кровать на месте, пижама под подушкой. Так что желаю удачи – вам и вашей гусыне!

АЛИСТЕР. Простите?

ДЖОАННА. Филип, милый, я тебя прошу!

ФИЛИП. Не обращайся ко мне, распутница! Идем, Генри. Найду себе какую-нибудь молоденькую и хорошенькую. Я ухожу из этого дома. А Спенлоу пусть перебирается сюда и малюет здесь все, что ему угодно!

ФИЛИП и ГЕНРИ уходят.


АЛИСТЕР. Н-да… Пожалуй, продолжу этот вечерок в кабинете.

ДЖОАННА. Ну уж нет! (Хватает его за руку.) Вы продолжите его в кровати! (Увлекает его в спальню.)


З а н а в е с



следующая страница >>