litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 6 7

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Серия Телесно-ориентированная психотерапия Выпуск 2

Александр Лоуэн

СЕКС, ЛЮБОВЬ И СЕРДЦЕ

Психотерапия инфаркта


Институт общегуманитарных исследований

Москва 2004

УДК 615.8 ББК 88.4 Л 81

Лоуэн А. Секс, любовь и сердце: психотерапия инфар­кта/Пер, с англ. С.Коледа — М.: Институт Общегума­нитарных Исследований, 2004 — 224 с.

"Лишая сердце любви, вы подвергаете свою жизнь опасно­сти" — таково предупреждение доктора Лоуэна. В погоне за успехом человек западной цивилизации подчас утрачивает связь с собственной природой, что ведет к стрессам, многочис­ленным заболеваниям и внезапной смерти

Как избежать этого, наполнив жизнь сердечным теплом и удовлетворенностью, и рассказывает эта книга

13ВЫ 5-88230-087-8

© А Ьоюсп. 1990

© С Ко 1еда, перевод 1997

© ИнОИс, редакция, оформггние, 2004

Содержание

Вступление ................................................ 6

Предисловие автора ..................................13

Часть первая

Удовлетворение в любви ..............................15

Раздел 1

Сердце — источник любви и жизни................16

Раздел 2

Секс и сердце.................................................36

Раздел 3

В сердцах мы все еще дети..............................60

Раздел 4

Утрата любви и утрата надежды:

не могу без тебя жить.....................................81

Раздел 5

Страх любви ..................................................98

Часть вторая

"Разбитое сердце" и заболевания сердца ........ 119

Раздел 6

Любовь, стресс и сердце ................................ 120


Раздел 7

Сердечный приступ...................................... 138

Раздел 8

Внезапная смерть......................................... 160

Раздел 9

Влечение к жизни и влечение к смерти ........ 169

Раздел 10

Здоровое сердце любящего человека ............. 191

Вступление

Как кардиолог-клннпцист я имел возможность работать с многочисленными случаями заболеваний сердца С течени­ем лет мне стало ясно, что коронарная болезнь, хотя это и не бросается сразу в глаза, является весьма распространен­ной. Симптомы недостаточности коронарных сосудов ста­новятся обычно видимыми в далеко зашедших стадиях, и иногда случается, что первым видимым симптомом являет­ся скоропостижная смерть. Такое положение вещей бросает вызов практикующим кардиологам. Профилактические аспекты борьбы с этим смертельным заболеванием стали главной целью современной кардиологии. Для каждого па­циента можно выяснить приблизительную степень угрозы инфаркта миокарда.. Этом)' служит характер факторов риска, которые тесно связаны, кроме прочего, с образом жизни человека. Но, несмотря на различные исследования, связан­ные с выяснением роли неправильной диеты, курения, малоподвижного образа жизни, высокого уровня холесте­рина в крови, высокого артериального давления, сахарного диабета, я интуитивно чувствовал, что эти факторы, хотя они и очень существенны, не объясняют до конца природы заболеваний сердца.

На протяжении многих лет, а особенно в последнее деся­тилетне, предпринимались многочисленные исследования, имеющие целью выяснение причин коронарной болезни, этого чрезвычайно распространенного феномена XX века. Эти исследования имели в основном статистический характер, демонстрируя связь между факторами риска и последую­щей болезнью сердца. Дополнительные исследования выяснили, что люди с определённым типом личности более, чем другие, подвержены коронарной болезни. Их характе*! ризуют специфические стереотипы поведения и особенно!


Психотерапия инфаркта__________________________7

чувствительность к стрессу. Когда Фридман п Розенман опубликовали своё открытие, касающееся людей с шаблоном поведения типа А и их предрасположенность к инфаркту миокарда, подтвердились мои предположения о доминирующей роли стресса и типа поведения в возникно­вении заболевании сердца.

Сердца кардиологов также находятся под угрозой, при­чиной которой является стрсссогенный характер их рабо­ты. Как клиницист, я с давних пор обнаруживал у своих пациентов деструктивные стереотипы поведения Эти сте­реотипы отмечались у личностей с риском развития коро­нарной болезни Однако я не думал, что сам принадлежу к ним. Осознание этого было неожиданным и шокирующим. Я вдруг понял, что имею тенденцию к соперничеству, уста­новку на обязательное достижение успехов и работаю «на износ». В конце концов, я должен был охарактеризовать себя как личность с поведением чипа А. Так, врач, в возрас­те около сорока лет, экспансивный и стремящийся к успеху, я, благодаря моим пациентам, неожиданно осознал смертель­ную угрозу

У жертв инфаркта миокарда зачастую было невозможно определить традиционные факторы риска коронарной бо­лезни Во многих таких случаях основным катализатором болезненного процесса было поведение человека, вызыва­ющее изменения на физиологическом уровне. Эмоциональ­ные факторы оказывали решающее влияние на развитие болезни. Известно, что сознание и тело оказывают друг на друга взаимное влияние. Мысли вызывают эмоциональные реакции, на которые в итоге реагирует тело. Черты характе­ра являются ключевыми элементами практически в каждом случае коронарной болезни Эмоция, реактивно не выраженная и глубоко спрятанная, постепенно разрушает тело. Пациенты с высоким артериальным давлением подав­ляют в себе в основном такие эмоции, как гнев, враждеб­ность и ярость. Клинические наблюдения показали, что не­которые пациенты с ншемпческой болезнью не только подавляли гнев и враждебность, но боролись также с разди­рающими сердце переживаниями утраты любви и связан­ным с этой утратой ощущением лишения радости жизни и с


8___________Александр Лоуэн: Секс, любовь и сердце

последующей депрессией. Связанные с "разбитым сердцем" печаль и боль находят выражение в теле человека и в сто поведении.

Заболевание сердца не случается просто так, на пустом месте. Чаще всего оно развивается под влиянием эмоцио­нальных проблем, осознаваемых и неосознаваемых конф­ликтов. Анализ эмоциональной жизни и поведения пациен­тов находится в центре моих профессиональных интересов. Вот почему я решил сначала идентифицировать, а затем и модифицировать это поведение с целью улучшения каче­ства жизни п ее продолжительности как моих пациентов, так ц моей собственной.

Осознание реальной угрозы развития коронарной болез­ни подтолкнуло меня к прохождению курса психотерапии, в процессе которого я надеялся открыть некоторые деструк­тивные аспекты моего поведения и уменьшить их опасность для здоровья. Эти поиски вернули меня к периоду моего детства. Я был в семье третьим из четверых детей. Когда мне было четыре года, родилась моя сестра. В это время у меня начались различные детские заболевания и травматические случаи. Не были ли те инциденты попыт­кой привлечь к себе внимание и любовь матери, загружен­ной работой с младенцем в увеличившейся семье? Даже теперь, после стольких лет, я чувствую тоску по вниманию любимой матери. Её недоступность для меня тогда привела к первому в моей жизни переживанию "разбитого сердца". Возникшая вследствие этого печаль в последующем бы.та подавлена, но моё тело её запомнило. Эта печаль породила развитие жёсткого мощного панциря грудной клетки, кото­рый должен был защищать моё сердце. Я знаю, что мать меня очень любила, но в таком юном возрасте я не мог понять все её потребности, думая только о своих собствен­ных. Я искал её заботы и любви, сохраняя надежду, что получу их, если буду "хорошим мальчиком", хорошим учени­ком, спортсменом, буду постоянно достигать успехов. Успех должен был обеспечить любовь.

Я создал себе иллюзию связи между успехом и любо­вью, которая сохранилась во мне до взрослого состояния.

Психотерапия инфаркта

Эта иллюзия дала начало поведению типа А, которое в итоге могло привести к гибели.


После окончания медицинского факультета я в течение двух лет специализировался в психиатрии, а затем ещё два года в кардиологии. Я стал высококвалифицированным специалистом с большой долей самоуверенное!и. Я стал фанатиком моей работы, так как благодаря ей что-го значил в этом мире. Через некоторое время, будучи на вершине успеха, я почувствовал себя истощённым. Я боролся внутри себя за то, чтобы действовать таким образом и далее и добиваться успехов, жер)вуя собственными чувствами и здоровьем. Я жил как заведённый, не чувствуя усталости п боли, начиная с подросткового периода, когда любой ценой хогел стать хорошим учеником и спортсменом. Искал ли я на самом деле только успеха, пли же причиной моего поведения была потребность найти одобрение и любовь? Такой образ жизни продолжался долгие годы. Такое же поведение я встречал и у своих пациентов. У многих из них эту гонку прервали инфаркт миокарда и смерть. Я начал бороться с угрозой болезни п решил изменить своё деструктивное, "инфарктогенное" поведение типа А. Осознание смертельной угрозы, нависшей надо мной, прибавило мне сил в поиске оздоравливающеи альтернати­вы. Я прослушал лекции и принял участие в семинарах моих коллег на тему «Связь поведения человека с заболе­ваниями сердца». Лекции одного из докладчиков, Роберта Эллиота, кардиолога и автора книги "Стоит ли умирать?", оказали на меня огромное влияние. После этих встреч я принял участие в многочисленных семинарах, посвященных развитию самосознания. В 1978 году в Лондоне я участвовал в международном симпозиуме на тему стресса и эмоционального напряжения. Это обратило мое внимание на некоторые из нетрадиционных терапевтических мето­дов. К примеру, в Западной Германии в лечении использо­вали биологическую обратную связь; шведы пользовались массажем; азиаты концентрировались на медитации, амери­канцы учили последовательной нейромышечной релаксации. Каждый из этих методов был позитивным снособом цент-

10

Александр Лоуэн: Секс, любовь и сердце


ралнзацин эмоции и приводил нервную систему в глубокий покои.

Немного позже, вместе с интернистом доктором Брендо-ном Монтаной н психотерапевтом Холли Хоч, мы проводи­ли занятия, посвященные стрессу. Эти групповые встречи, в которых использовались методики гелыптальт-терапии, помогали обучать людей справляться с жизнью Групповой тренинг самоосознанпя имел огромное влияние на лечение. Через некоторое время я начал публиковав в медицинской литературе результаты собственных исследований. Пациен­ты стали моими лучшими учителями. В то же время я осознал потребность получить специализированное психотерапевти­ческое образование. Чем глубже я исследовал связь между разумом, эмоциями и сердцем, тем больше ощущал внутреннее беспокойство и неуверенность. Эга тема оказалась действительно крайне обширной и неисследованной. В течение двух лет я проходил программу гештальт-терапии. Это позволило мне понять источник собственного напряжения и упорядочить основные предположения, а так­же подтвердило мою убежденность в том, насколько велика роль эмоций в возникновении болезнен.

В процессе этой терапии я открыл для себя работу Алек­сандра Лоуэна. Созданный им биоэнергетический анализ является психотерапией, ориентированной на тело, концент­рирующейся на мышечных напряжениях, которые являют­ся физическими проявлениями эмоциональных конфликтов человека. Опытный терапевт из биоэнергетической: школы Лоуэна может вскрыть историю человека, изучая его тело, так же, как можно определить возраст дерева, подсчитывая внутренние слон на срезе пня. В процессе биоэнергетического анализа можно определить, где находится напряжение и блокирована энергия. Такое блокирование не позволяет человеку полностью использовать свой жизненный потенциал. Используя различные техники и упражнения, напрягающие* и расслабляющие человека телесно п эмоционально, терапевт! биоэнергетической школы может помочь освободить| блокированную энергию и этим снять напряжение.

Психотерапия инфаркта


Эффективность использования этой методики у лиц, склонных к заболеваниям сердца, оказалась настолько эф­фективной, что я решился на прохождение курса психоте­рапии у доктора Леуэна. Вскоре я убедился, что моё тело излишне напряженно, что я дышу недостаточно глубоко, что переживаю не до конца, и выражаю все мои чувства не полностью. Доктор Лоуэн сконцентрировал работу со мной на преодолении напряжённости моего тела. В течение пер­вых нескольких месяцев оно сопротивлялось и продолжа­ло оставаться под контролем головы. Лоуэн работал с ды­ханием, это освободило заблокированные чувства. Он помещал меня на "биоэнергетический стул" и требовал , что­бы я глубоко дышал. Это позволило уменьшить послед­ствия хронического стресса в грудной клетке. В последую­щем мы работали с диафрагмой, челюстью и тазом. Несколько месяцев такой работы с телом выявили подавленные чув­ства и мышечные напряжения. Постепенно моё тело рас­слаблялось. Плач снизил напряжение в грудной клетке. В течение последующих лет я был свидетелем раскрытия соб­ственного сердца. Стала развиваться «женская», мягкая сторона моей природы. Это развитие было весьма интен­сивным. Боль, связанная с терапией, привела меня, в конце концов, к возможности получать удовольствие. Я сгал пе­реживать большую гамму чувств. Моё эмоциональное и физическое состояние заметно улучшилось. Я начал осоз­навать глубже свою собственную личность. «Это путеше­ствие в поисках себя» приносило мне огромную радость.

Обогащенный этим новым знанием, я стал смотреть на своих кардиологических больных по-новому. Для меня стало важным исследовать, что происходит в их грудной клетке, сколько напряжения скопилось в их теле, правильно ли они дышат, какие впечатления раннего детства были связаны с утратой любви, а какие переживания любви есть у них сейчас. Я сгал работать с пациентами на уровне анализа состояния всего тела, а не только сердца, используя при этом полученные у Лоуэна знания. Биоэнергетический анализ стал очень важным инструментом в целостной оценке каждого больного человека. Я продолжал беседовать с па-


12

Александр Лоуэн: Секс, любовь и сердце

цнентами, но при этом стал больше концентрироваться на наблюдении за нх дыханием и качеством энергии, движени­ем диафрагмы н тональностью голоса, а также за другими симптомами задержки эмоций в теле. Например, анализ струк­туры челюсти показывал мне уровень скопившейся у паци­ента неотреагпрованной злости. Глядя пациенту в глаза, я получал информацию о его страхах и печалях. Таким обра­зом, изучая структуру тела, я проникал глубже в причины заболеваний пациентов.

Я основал вместе с доктором Лоуэном "Центр Иссле­дования Сердца" в Нью-Инглэнд для того, чтобы отыскать биоэнергетическое понимание заболеваний сердца. Откры­тия, сделанные совместно с доктором Лоуэном, стали одним из самых значительных этапов в моей жизни. Его знания положили начало новым методам лечения заболевании сердца. В возрасте 76 лет он был живым воплощением своего метода. Летом 1987 года он пригласил меня отдох­нуть на его яхте на Лонг Айленд Саунд. Во время плава­ния мы говорили о наших исследованиях. Когда он подни­мал паруса и управлял яхтой, я видел перед собой пышущего здоровьем энергичного мужчину, гибкого, чувственного и спокойного. Он говорил о жизни и чувствах. Яхта сколь­зила по волнам, на лице я ощущал дуновение ветра, и был под впечатлением того, что участвую в рейсе с Мастером. Наблюдая, как он ведёт судно, я пережил глубокий покой... Я всегда буду благодарен ему за этот день.

Стефан Синатра

Директор карднологичсск ого

центра в Нью-Ин/ гэнд

Предисловие автора

В западной культуре сердце является символом любви. Но существует ли эга связь на самом деле? Или же связь между сердцем и любовью только символ?

Большинство читателей, я думаю, испытывали сердцебие­ние в присутствии любимого человека, или чувство тяжес­ти на сердце после ссоры с близким человеком. Класть ладонь на сердце, когда говорят о любви, как бы желая поместить туда чувства, сопровождающие её физическое ощущение — распространенная практика во многих куль­турах. Если сердце на самом деле вовлечено в разного рода ощущения любви, мы должны признать, что выражение "сердце, переполненное любовью" метафорически описыва­ет, кроме эмоциональных, и физиологические явления. Какое значение в таком случае имеет выражение "разбитое сердце"? Хотя, когда нас бросают или мы теряем любимого человека, сердце в буквальном смысле ощущаем, что-то внутри "ломается".


Существуют ли такие явления, как "открытое" п "закры­тое" сердце? Такие вопросы важны не только в рассуждени­ях о нашей эмоциональной жизни, но также и в контексте развития сердечно-сосудистых заболеваний. Принимая связь между сердцем и любовью как существующую в действи­тельности, ( о чём и идет речь в этой книге), можно выдвинуть гипотезу, что сердце, лишенное любви, должно обязательно заболеть и умереть. Моя вера в это основывается на многолетнем врачебном опыте оказания помощи пациентам в раскрытии собственных сердец к любви и обретении радости в жизни. В этой работе я представляю избранные клинические случаи из моей практики.

Какова же роль сексуальности в данном контексте? Если бы мы считали,( как это делают некоторые учёные), что

14

Александр У[оуэн: Секс, любовь и сердце

любовь и сексуальность — две различные и независимые друг от друга функции, следовало бы признать, что сердце принимает в сексуальном акте не больше участия, чем ка­кой-либо другой телесный орган. С этой точки зрения, функция сердца, заключающаяся в перекачивании крови по телу, с целью обеспечения тканей кислородом и питатель­ными веществами и выведения продуктов обмена материи, была бы чисто механической. Однако мы входим здесь в противоречие с разговорным языком, который обозначает секс как "занятие любовью", отмечая непосредственную связь между ними, а, следовательно, между сердцем и половыми органами.

Цель этой книги — показать связь между эмоциональ­ной жизнью человека и его физическим здоровьем. Я наде­юсь, что понимание причин страха любви поможет читате­лям стать более любящими, что гарантирует здоровье их физическим сердцам. Без такого знания все усилия сохра­нить своё здоровье не достигают цели. Мы начнём с иссле­дования связи между сердцем и любовью, которую веками подтверждали и воспевали поэты, писатели и духовные учителя.


Часть первая

УДОВЛЕТВОРЕНИЕ В ЛЮБВИ

В английском языке, вероятно, не существует, иного такого слова, как слово "любовь", используемого настолько по-разному. Некоторые придают ему значение полной самоот­дачи предмету любви. Другие понимают любовь в абсо­лютно эгоистичном смысле, как удовлетворение собственной потребности быть принятым окружающими и получить за­боту о себе, или как обладание и контроль над другим чело­веком.

Любовь можно рассматривать как позицию или деятель­ность, но это, прежде всего, чувства. Для того, чтобы её понять, мы должны рассмотреть физиологические процессы, которые стоят за этим чувством. Целью любви является интенсификация хорошего самочувствия организма, кото­рый находит свое проявление в радости и удовольствии. Удовлетворение в любви — это радость, ощущаемая наибо­лее интенсивно, когда двое любящих людей одновременно переживают оргазм. В первой части этой книги мы проана­лизируем удовлетворение и фрустрацию в любви

Раздел 1

Сердце — источник любви и жизни

С давних времён «сердце» было важнейшим символом в человеческой мысли. Латинское слово сог - сердце, со­ставляет корень английского слова соге, которое обознача­ет центральную часть объекта. Взаимозаменяемость таких слов как "сердце" и "центр" является очевидной в таких повседневных выражениях как, например, "в самом сердце событии". Большинство людей считают сердце корнем сво­его существования. Так, когда мы говорим о ком-то, что "он повернул своё сердце в другом направлении", мы имеем в виду, что изменяется вся жизненная'позиция этого человека. Сердце символизирует не только эмоциональный центр человека, но также его духовный центр. Множество людей верят в то, что оно является источником жизни. Один из еврейский мистиков говорил: "Знай, что сердце является источником жизни и находится в центре тела как Святая Святых". Многие из нас верят, что Бог является источни­ком жизни, и что Бог живёт в сердце. Так, например, в Упанишадах говорится: "Войди в лотос сердца и медитируй там о сущности Брахмана". Согласно христианскому теоло­гу Джорджу А. Махоунн, "сердце в библейском языке яв­ляется средоточием человеческой жизни, всего, что поучает нас в глубине нашей личности... Это в нашем сердце мы встречаем Бога в отношениях Я - Ты". Брат Дэвид Стэйндл-Рэст склоняется к тому, что, "когда мы на самом деле открываем собственное сердце, мы открываем область, в которой мы соединены с душой, с другими, а также с Богом". Упанишады также помещают душу в сердце, в са­мый центр духовности: "В самом деле, душа является серд­цем.. . Кто об этом знает, каждый день уноси гея в небесные сферы". Хотя эти выражения имеют метафорический,




Психотерапия инфаркта \