litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5 6
Глава 5


СТАНОВЛЕНИЕ, РОСТ РЯДОВ, УСПЕХИ, РАЗВЕРТЫВАНИЕ РОНА

...Каминскому удалось развернуть воскобойниковские вооруженные отряды, в Русскую Освободительную Народную Армию, РОНА

Кстати, в составе РОНА, «по версии ИПХ», было и отдельное женское подразделение. Причем это подтверждает также и бывший начальник отделения КГБ в Локоте Владимир Дьяченко. Вот его слова из документального кинофильма «Русская дивизия СС», снятого компанией «Рен-ТВ»: «В РОНА было даже женское подразделение, которое, естественно, они старались заниматься какой-то социальной жизнью (речь вдет о досуге и отдыхе жителей РГО «ЛОС» а также военнослужащих РОНА в местном клубе, ставшем театром. — CR)». Об этом подразделении упоминали и оставшиеся в живых бойцы РОНА, сами локотьчане, а также жители Локотыцины и Лепелыци- ны. Одной из функций этого подразделения, известной точно, было хозяйственное обслуживание РОНА — стирка, №опка, глажка, а также ремонт Шеврон РОНА

и пошив обмундирования на- на петлице кителя

родоармейцев. Но были у него и другие функции, к сожалению, сейчас уже доподлинно не известные. Известно только, что по крайней мере часть этого подразделения была вооружена стрелковым оружием. А это может означать единственно то, что хотя бы какой-то части женского подразделения РОНА поручались и боевые задачи.

Также неизвестна и точная численность этого подразделения, известно только, что оно насчитывало как минимум несколько сотен человек. Хотя, быть может, общая его численность доходила и до тысячи человек. Также неизвестно, кто командовал этим подразделением и как точно оно называлось.

Уже в январе 1942 г., через неделю-две после нападения емлютинцев на Локоть, численность «вооруженных отрядов», как первоначально называлась Народная Армия «Локотского Самоуправления>, составила 800 человек, объединенных в два батальона.

В течение менее чем полутора месяцев после нападения энкавэдэшников на Локоть, ко второй декаде февраля 1942 г., Каминский еще более увеличил численность своих «вооруженных отрядов». Был сформирован еще один батальон, общая численность возросла до 1200 человек, сведенных в три сбитых и высокобоеспособных противопартизанских батальона. Первоначально батальоны эти базировались в совхозе «Пчела», на Хуторе Холмецком и в деревне Красный Колодезь.


Кстати, о Хуторе Холмецком — это тот самый Хутор Холмецкий, где 15 октября 1941 г. тогда еще младший лейтенант госбезопасности Емлютин впервые повстречал брянских партизан из Брасовского партизанского отряда. И переименовал его в отряд «За Родину». Тот самый отряд «За Родину», который был чуть ли не полностью разгромлен при налете на Локоть в ночь на 8 января 1942 г.

Как ясно видно из мест базирования первых батальонов РОНА, Каминский располагал их таким образом, чтобы они прикрывали направление на Локоть с северо-запада и запада — из Брянского леса.

В том же феврале 1942 г. «вооруженные отряды» РГО, будущая РОНА, провели первую широкомасштаб-

Советский бронеавтомобиль БА-10, брошенный при отступлении РККА, отремонтированный и использовавшийся бойцами РОНА

ную противопартизанскую операцию, длившуюся несколько недель и захватившую большие пространства Комаричского и Навлинского районов. Это была операция против партизанского отряда Капралова (он как раз упоминался в призыве Каминского от 9 февраля 1942 г. к партизанам о сдаче и переходе их на сторону новой национальной русской власти. — СВ.), закончившаяся разгромом советских партизан. В операции со стороны РОНА приняли участие 160 народоармейцев при помощи усиленного взвода германских охранных войск численностью 60 человек. Причем в прошедших боях на сторону народоармейцев перешло несколько десятков партизан-капраловцев, что явилось для советского партизанского движения на Орловщие своеобразной «черной меткой». Тревожным звонком, с каждым последующим месяцем, неделями, а то и днями звучавшим все чаще и чаще, все громче и громче.

Постепенно Каминский полностью очистил все близлежащие вокруг Локотя районы от остатков энка- вэдэшных спецотрядов диверсантов-террористов.

На 15 марта 1942 г. численность вооруженных отрядов Народной Армии, состоявшей уже из четырех батальонов, исчислялась в 1642 бойца.

Надо здесь также отметить, что все вооруженные силы «Локотского Самоуправления» стали постепенно, начиная с зимы 1942 г., все более и более дифференцироваться. Из аморфной массы вооруженного населения, именовавшегося и просто вооруженными отрядами, и народной милицией, и полицаями, и народным ополчением, и самоохраной, все более и более выделялись четыре составные части вооруженных сил Русского государственного образования, которые окончательно сформировались только к концу 1942 г., разделяясь на:


бойцов Народной Армии (в народе называли просто народоармейцы);

Полицию, или Полицию порядка;

отряды Сельской самоохраны (самоохранцы);

Народную милицию (народное ополчение, ополченцы).

Так что Народная Армия, Народная Милиция, Полиция, отряды Самоохраны — это четыре совершенно различные организации, а не четыре разных названия одних и тех же частей. Хотя все они вышли из первоначальных вооруженных отрядов Локотского Самоуправления.

Народная Армия состояла из 10—13—15—18 батальонов (число по мере роста количества), в начале 1943 г. переформированных в 5 регулярных полков, а также отдельных: Гвардейского батальона, броневого дивизиона (именовался также батальоном), артиллерийского дивизиона (также именовался иногда батальоном) и противовоздушного дивизиона. При этом, согласно материалам и документам, хранящимся в РГАСПИ (Ф. 69. On. 1.Д. 913. Л. 62):

1-й полк майора Галкина включал в себя 1, 2 и 11-й батальоны общей численностью 1300—1500 человек (весной 1943 г. штаб полка располагался гарнизоном в поселке Пчела);

2-й полк майора Тарасова — 4, б и 7-й батальоны — общей численностью 1300—1500 человек (тогда же располагался в селе Бобрик);

3-й полк майора Турлакова — 3, 5 и 15-й батальоны — общей численностью 1300—1500 человек, располагавшийся в Навле;

4-й полк капитана, затем майора Рейтенба-

ха — Ю, 12 и 14-й батальоны — общей численностью весной 500—600 человек, но к лету возросший до 1500 человек, располагавшийся в Севске;

5-й полк капитана Филаткина — 8, 9 и 13-й батальоны —- общей численностью 1300—15.00 человек, располагавшийся в двух селах — многострадальной Тарасовке и селе Холмечи в нескольких километрах от Тарасовки.

Гвардейский батальон состоял из 1-й и 2-й стрелковых рот и 1-й учебной и насчитывал 650 человек. Командовал им в то время майор РОНА Иван Денисович Фролов. (РГАСПИ Ф. 69. On. 1.Д. 750. Л. 104)

Автобронетанковый дивизион капитана Сам- сонова имел от 20 до 24 танков (в разное время), 30 автомашин и насчитывал 200 человек.

Зенитный (противовоздушный) дивизион имел 3 зенитных пушки, 4 крупнокалиберных скорострельных пулемета и насчитывал 150 человек.

Регулярные части РОНА имели статус «вооруженных сил новой России», а ее военнослужащие носили статус бойцов. В народе их называли народоармейцы. Все части РОНА подчинялись исключительно Каминскому и штабу РОНА Размещались они погарнизонно и имели своей задачей вооруженную борьбу с партизанами и частями Красной Армии, а также охрану коммуникаций — железных и автомобильных дорог и мостов.

Народная милиция, или полиция. Сначала эти понятия употреблялись применительно и к частям Народной Армии, и к частям деревенских отрядов, и к отрядам, охранявшим правопорядок в деревнях и городах. Но постепенно все встало на свои места и выделились три компонента.

1. Полиция. Она состояла из отрядов полиции различной численности, размещавшихся во всех городах и крупных селах РГО «ЛОС». Эти отряды непосредственно подчинялись начальнику полиции района (уезда), волости, старостату села или крупной деревни. Главной задачей этих отрядов полиции, а также отдельных полицейских была охрана общественного порядка, обеспечение правоохранительных функций на вверенной территории. В том числе пресечение уголовных преступлений и административных правонарушений, охрана отдельных объектов и тюрем, исполнение приговоров, пожарная охрана, регулировка движения. По своей численности отряды полиции существенно разнились и насчитывали от полутора сотен, как в Дмит- ровск-Орловске, и до нескольких десятков человек в селах и деревнях. По своему статусу члены полиции назывались полицейские. Вооружены они были в отличие от народоармейцев только легким стрелковым оружием — винтовками и пистолетами. Ручные и станковые пулеметы, а также, редко, пушки имелись только в опорных пунктах полиции. Что-то вроде нынешних блок-постов, они были расположены в селах, деревнях, на важных перекрестках дорог и при подходах к важным, опять-таки, мостам, эстакадам и путепроводам.


Общая численность именно полиции нигде отдельно не указывалась. Можно только предположить, что всего она в целом составляла примерно 2000—3000 человек.

2. Отряды Сельской самоохраны создавались из местных жителей мужского пола в каждом селе или деревне, находившихся под контролем РГО «ЛОС». Причем формировались они и содержались на средства местного населения. Если бойцы Народной Армии и полицейские состояли в своих отрядах или батальонах на постоянной основе и привлекались к работам в народном хозяйстве Локотыцины лишь по приказам своих командиров, то с отрядами самоохраны все обстояло несколько иначе. Отряды самоохраны представляли собой вооруженное народное ополчение. Их, кстати, зачастую так и называли: ополченцы или же самоох- ранцы.

Состояли отряды ополченцев из двух категорий граждан. Первая — ополченцы на постоянной службе. Они, как уже здесь указывалось выше, набирались по разнарядке один человек от десяти дворов. Вторая — ополченцы, которые привлекались к службе в самоохране от случая к случаю, по мере возникновения надобности в них.

Члены этих отрядов занимались каждый своим делам. И лишь при угрозе нападения партизан они брали в руки оружие и становились на защиту своих сел, домов, посевов, скирд хлеба, сена или соломы.

Подчинялись ополченцы начальнику полиции и самоохраны каждого конкретного населенного пункта, где они существовали. Основной задачей ополченцев, помимо указанной выше, была охрана:

всех остальных коммуникаций, которые не охранялись силами полиции,

урожая и жителей, возделывающих поля и собирающих затем созревший урожай. К примеру, инструкция по охране урожая зерновых и сенокосов предписывала выделять каждый раз для этих целей 1 —2 человек «постоянных» самоохранцев (из первой упомянутой здесь категории), 3—4 человек от населения (из второй категории) и 1—2 лошади для этого контингента на каждый луг для обеспечения их мобильности в случае нападения партизан (РГАСПК Ф. 69. On. 1. Д 1143. Л. 90);


объектов социального назначения — школ, больниц, клубов, имущества крестьян и госхозов и товариществ, старостатов, управ, предотвращения мелких правонарушений вроде хулиганства, охрана общественного порядка.

При этом они, в отличие от бойцов Народной Армии, в противопартизанских операциях не участвовали. Так же, впрочем, как и отряды полиции.

Вооружены были ополченцы только стрелковым оружием — винтовками и ружьями.

Общая численность отрядов самоохраны также нигде особо не подсчитывалась. И можно только предположить, с той или иной долей уверенности, что она в среднем достигала в середине 1943 г. 4000—6000 человек «постоянного контингента». То есть не считая привлекаемых от случая к случаю других представителей мужского пола независимо от их возраста из числа жителей данного населенного пункта.

3. Народная милиция. Вот в эту компоненту как раз и входило в основном сельское население РГО «ЛОС», которое не входило в штаты «постоянной» сельской самоохраны и собиралось «под ружье» только в случае крайней нужды. Функции и задачи народной милиции уже описаны выше при рассказе про сельскую самоохрану. Сделано это не случайно, так как народная милиция не имела своей собственной структуры, особого командования и особых частей, а всегда придавалась отрядам сельской самоохраны, усиливая их количественно. Численность народной милиции подсчитать невозможно, ибо это был просто вооруженный деревенский народ РГО «ЛОС».

Примером здесь может послужить взятый в плен Красной Армией в сентябре 1943 г. гражданин Клюен- ков, о котором упомянули в своей книге «Антипартизанская республика» И. Ермолов и С. Дробязко. «Мри аресте у Клюенкова изъяли: красноармейский военный билет, справку ВТЭК, выданную в Локоте в феврале 1943 года, о том, что Клюенков страдает активным туберкулезом легких и является инвалидом 2-й группы; справку бойца Брасовского вооруженного отряда (так официально до июля 1942 года называлась РОНА). Будучи допрошен в Локоте 12 сентября 1943 года сотрудником Орловского УНКГБ лейтенантом госбезопасности Макеевым, Клюенков показал: «В январе 1942 года меня призвали в фашистскую полицию, но по состоянию здоровья я нес только патрульную службу на окраине с. Брасово с винтовкой и боевыми патронами с задачей задержания всех подозрительных лиц и красных партизан. Дежурить на постах мне приходилось очень мало, так как я часто болел. В операциях против партизан ни разу не участвовал. 10/XII-1942 я по болезни был освобожден от полицейской службы и работал в своем хозяйстве до 25/Ш-43-Я за свою работу жалования, обмундирования и продукты питания ни разу не получал, так как нас считали не кадровыми полицейскими,„»


Помимо всех вышеперечисленных вооруженных формаций населения Русского государственного образования, имелась еще одна категория вооруженных граждан РГО «ЛОС», не входившая ни в одну из вышеперечисленных вооруженных формаций.

Дело в том, что личное оружие, как правило, пистолет и зачастую к нему вдобавку винтовку или даже автомат, имели:

— практически все без исключения представители администрации РГО «ЛОС» окружного, районного, волостного и сельского звена;

большинство руководителей и инженерно-технического состава заводов, фабрик и других руководителей и активистов клубов, народных домов, библиотек, других хозяйственных объектов;

члены Народной Социалистической Партии России «Викинг» («Витязь»), НСПР(В);

многие простые граждане, запасшиеся оружием «на всякий случай» для защиты своего хозяйства, а также жизни и чести своих родных.

Учитывая разветвленную структуру государственного управления, а также развитую экономику и наличие множества этих самых хозяйственных объектов, да и просто крепких хозяйств, можно с большой долей уверенности полагать, что перечисленные категории граждан РГО «ЛОС» были весьма и весьма многочисленны. И исчислялись никак не менее чем несколькими тысячами человек.

К концу 1942 г., через год после рождения РГО «ЛОС», в составе только регулярных частей РОНА имелось 15 стрелковых батальонов, 1 зенитная батарея, 1 бронетанковый дивизион, имевший 8 танков (1 «КВ», 2 Т-34, 3 БТ-7, 2 БТ-5), 2 танкетки, 3 бронемашины (одну БА-10 и две БА-20) и несколько десятков автомашин и мотоциклов, а также «элитная» истребительная рота и охранный (иначе называемый комендантский), при обер- бургомистре округа, взвод (последние — позднее, в мае 1943 года, развернутые в гвардейский батальон).

При этом крайне интересно будет осветить здесь вот еще какой вопрос: а каким же статусом обладала Русская Освободительная Народная Армия в общей структуре германских силовых ведомств — вермахте, СС и полиции, различных инонациональных легионах?


Если взглянуть на германские документы той поры, где фигурирует созданное Воскобойником и Каминским воинское образование, эта вооруженная формация русских людей, то можно легко упереться в глухой тупик. Потому что РОНА фигурирует там либо как «бригада народной милиции», либо как «народное формирование», либо как просто перевод на немецкий словосочетания Русская Освободитель- ноя Народная Армия — «Die Russische Volksbe- freiungsarmee». Но ни одного из перечисленных словосочетаний не существовало в имевшейся тогда номенклатуре германских национальных и инонациональных вооруженных формаций тех или иных групп людей.

Такого не было в вермахте. Там были полки, бригады, дивизии, корпуса, армии. Все они имели порядковые номера и четкое подчинение в составе всей четко выстроенной вертикали власти, вплоть до командующего группой армий. И далее через ОКХ и ОКБ — самому главнокомандующему германскими вооруженными силами, фюреру германского народа и рейха.

В этой четкой вертикали власти отлаженной структуры вермахта Die Russische Volksbefreiungsarmee, Русская Освободительная Народная Армия, РОНА, отсутствовала.

Но такой структуры — Die Russische Volksbe- freiungsarmee — не было и в СС, полиции и инонациональных легионах. Там также была выстроена четкая вертикаль власти, и все без исключения части, соединения и объединения СС, включая и различные инонациональные легионы, четко и ясно подчинялись определенным вышестоящим командным структурам в СС.

Но РОНА к СС ни в 1941 г., ни в 1942 г., ни в 1943 г., ни даже первую половину 1944 г., вплоть до 17 июня 1944 г., не имела ровным счетом никакого отношения.

...При этом надо не забывать здесь еще вот чего. На протяжении всего своего существования с 1941-го по 1944 гг. РОНА имела в командном составе только русских граждан, точнее, бывших советских граждан. Даже и летом 1944 г., при включении РОНА в состав «Waffen SS», в ее состав не было включено ни одного германского военнослужащего — ни генерала, ни офицера, ни унтер-офицера. Критики могут возразить, что все время с РОНА был Генрих Леляйт, сначала СС-унтер- штурмфюрер, затем СС-оберштурмфюрер, а впоследствии и СС-гауптштурмфюрер. Это так, но Генрих Леляйт все это время был не в составе РОНА, а руководителем группы связи от СС при РОНА. А это большая разница.


Германский офицер, а точнее генерал, СС-брига- дефюрер Кристоф Дим был назначен командовать 1-й русской дивизией СС (в которую летом 1944 г. была преобразована РОНА) в сентябре 1944 г. Только месяц спустя после гибели командующего РОНА СС-брига- дефюрера Бронислава Каминского и начальника штаба РОНА СС-штандартенфюрера Ильи Шавыкина в Гене- рал-Губернаторстве от рук советских диверсантов из спецотрада НКВД капитана госбезопасности Фролова («Алтайского», «Ржавого»). И после неоднократного отказа адъютанта Каминского СС-оберштурмбаннфюрера Романа Белая принять 1-ю Русскую дивизию СС под свое командование. Причем «командование» Кристофа Дима закончилось, так и не начавшись — личный состав 1-й Русской дивизии СС от солдата и до всех без исключения командиров отказался подчиняться немцу. Также не приняла 1-я Русская дивизия СС и другого командира из числа германцев — теперь уже более высокого по званию генерала СС, СС-группенфюрера Германа Юста. Тот «прокомандовал» менее месяца и доложил Гиммлеру, что 1-я Русская дивизия СС отказывается подчиняться и ему. И тогда в начале октября 1944 г. рейхсфюрером СС было принято решение о расформировании 1-й Русской дивизии СС и передаче всего личного состава ее в состав оказавшегося более сговорчивым генерала Андрея Власова. Причем не всего состава огульно, а только тех, кто соглашался на такую передачу. Не вдаваясь в это подробно, замечу, что далеко не все бойцы и офицеры РОНА согласились войти в состав Власовской РОА. Многие ушли в состав разных дивизий СС.

Такого не было ни в одной другой части или соединении, сформированных во время войны 1941 — 1945 гг. из числа бывших советских граждан.

...Если рассматривать вопрос относительно подчиненности РОНА кому-либо не только по фактическому положению дел, «ДЕ-ФАКТО», но и с юридической точки зрения, «ДЕ-ЮРЕ», получается интересная вещь. Полностью руководимая русскими людьми и также полностью состоягцая из, опять же, русских людей, Русская Освободительная Народная Армия не подчинялась ни «ДЕ-ФАКТО», ни «ДЕ-ЮРЕ» никому; кроме властей


Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление». Вмешательство в ее деятельность со стороны тылового командования 2-й танковой армии Группы армий «Центр», согласно приказу командующего этой армией генерал-полковника Рудольфа Шмидта, ограничивалось только «помощью и советами».

В таком случае если рассматривать вопрос: а как можно было охарактеризовать взаимоотношения РОНА и германского военого командования, то ответ на него будет: с фактической точки зрения, «ДЕ-ФАКТО», РОНА имела статус «союзной армии».

Но «союзная армия» без наличия соответствующего «союзного государства» — нонсенс. Такого феномена никогда и нигде не было, нет и не будет. По крайней мере, история земного шара с древнейших времен и до сегодняшних дней такого феномена не знает.

Действующая армия без наличия соответствующего союзного государства никак не может быть союзной, она может быть исключительно наемной. А наемной армией Die Russische Volksbefreiungsarmee, РОНА, также не была, поскольку НЕ было такой расходной статьи «Содержание Русской Освободительной Народной Армии» ни в бюджете Германского рейха, ни в бюджете Отдела ОКХ-ОКВ «Иностранные армии — Восток».

Значит, утверждение автора книги, что Die Russische Volksbefreiungsarmee, РОНА, — «армия союзного государства», это не его буйная фантазия, а объективная реальность. И тогда все сразу встает на свои места:

и бедная экипировка бойцов РОНА (пресловутые босые ноги, лапти и выглядящие как «дикая банда» батальоны РОНА),

и ее вооружение тяжелым оружием исключительно «советским», «трофейным», подобранным локотьча- нами на полях боев и дорогах отступлений РККА и отремонтированным ими в механических мастерских РГО «ЛОС».

Причем это вышеозначенное удивительное обстоятельство, к явному сожалению автора книги, никем из современных историков-исследователей до сих пор вообще не рассматривалось. И уж тем более никак ими не анализировалось. Только молодой талантливый ученый Иван Грибков в своей небольшой по объему, но чрезвычайно емкой и насыщенной ранее не известными фактами книге «Хозяин Брянских лесов. Бронислав Каминский, Русская Освободительная Народная Армия и Локотское Окружное Самоуправление», опубликованной издательством «Московский писатель» в 2008 г., этот факт вскользь упомянул. Но всего лишь только упомянул, без какого-либо анализа. А зря.


Ведь фактически Русская Освободительная Народная Армия Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление» представляет собой совершенно уникальную вооруженную антикоммунистическую формацию русского народа, созданную, состоявшую и управлявшуюся русскими людьми в годы войны 1941—1945 годов на территории бывшей Российской империи. Другой такой же более нигде и никем не было создано.

Даже Власовская Русская Освободительная Армия недотягивала до статуса РОНА. Ибо на первых порах она была вообще не армией, а чисто пропагандным проектом. И лишь на закате войны, в конце 1944 г., после публикации «Пражского Манифеста», РОА получила статус «союзной армии». Но и тогда это была армия без государства, так как она:

во-первых, целиком и полностью находилась вне территории России;

во-вторых, РОА была образована, а никаких государственных структур, правительства, пусть даже некоего Временного Правительства России в изгнании, власовцами так и не было создано. Комитет Освобождения Народов России, КОНР, созданный в Праге Власовым и его сторонниками, даже при самом благоприятном его рассмотрении на роль такого Правительства все же явно не тянул.

Die Russische Volksbefreiungsarmee, РОНА же весь период своей деятельности, от его начала в конце сентября 1941 г. и вплоть до преобразования 17 июня 1944 г. в 1-ю Русскую дивизию СС, не только находилась на исторической территории бывшей Российской империи — сначала в Орловской области, затем в Белоруссии, но и защищала функционировавшее на этих территориях Русское государственное образование, являясь его вооруженными силами. Сначала это было РГО «Локотская волость», «Локотский район», «Локотский уезд», «.Локотское Окружное Самоуправление», затем РГО «Лепельское Окружное Самоуправление». И каждое такое РГО имело не только компактную территорию с собственным населением, но и свои правительство, министерства, госбанк, самые различные предприятия (фабрики, заводы, комбинаты, электростанции и т.д. и т.п.), театры, больницы, школы, детские дома, органы социального обеспечения, валюту, судебные органы, тюрьму, полицию и т.д. и т.п.


Кстати, именно это обстоятельство еще в конце 1942 г. стало предметом специального расследования СД. Оно было проведено по прямому приказу СС-рейхсфюрера Генриха Гиммлера, серьезно встревоженного многочисленными регулярными донесениями офицеров СД о том, что в тылу 2-й танковой армии вермахта совершенно спокойно разрастается с каждым месяцем Русское государственное образование, своего рода новое русское государство, имеющее собственные немалые и растущие с каждым днем вооруженные силы, подчиняющиеся только своим русским командирам. При этом они, имеющие уже и танки с орудиями, и другое тяжелое вооружение, никак не встроены в структуру германских силовых ведомств. Ни в вермахте они не состоят, ни в СС, ни в полиции — нигде.

Расследование проводилось в течение ноября- декабря 1942 г., и результаты его успокоили СС-рейхсфюрера. Доклад проводивших расследование офицеров СД показал, что лютый антисоветизм Русского государственного образования и его отчаянная вооруженная борьба с советскими партизанами, ведущаяся не на жизнь, а на смерть, означают только одно — здесь находятся надежные союзники Германии в ее борьбе с коммунизмом, а не скрытые враги. Поэтому после доклада расследование было по приказу Гиммлера свернуто и прекращено.

Есть все основания предполагать, что именно тогда зародился неподдельный и искренний интерес со стороны ведомства Гиммлера к РОНА в отдельности и

к РГО «ЛОС» в целом, приведший в конечном итоге к тому, что в июне 1944 г. именно на базе РОНА была образована 1-я русская дивизия СС. А сам Б. Каминский был признан германским высшим руководством в роли верховного выразителя русской национальной идеи и создания новой русской национальной государственности.

...Возвращаясь к описанию созданных частей РОНА, надо отметить, что численность батальонов РОНА не была одинаковой. И колебалась от 342 человек в 14-м и 370 человек в 13-м батальонах до 1000 человек в 5-м и 900 человек в 3-м батальонах. При этом зависела она зачастую от личности командира батальона, его притягательности и популярности среди населения. Все это хорошо видно из Приложения к книге. Этот небольшой штришок ярко демонстрирует «общенародный» характер вновь созданной Русской Освободительной Народной Армии.


В этих условиях одни батальоны располагали не только многочисленным автоматическим оружием в виде ручных и станковых пулеметов, но и бронетехникой — брошенными и отремонтированными «советскими» танками, танкетками, бронемашинами. Другие же батальоны РОНА, командовали которыми неудачливые, малоинициативные либо просто «не на своем месте» люди, были вооружены только винтовками и редко — автоматами.

РОНА

Эмблема Русской Освободительной Народной Армии. Буквы РОНА — желтые, остальное — черное. В центре — силуэт ордена Святого Георгия Победоносца с мечами («Офицерский Георгий за боевые заслуги»). Носилась на левом рукаве кителя выше локтя

Так что этот штришок демонстрирует не только силу РОНА, состоявшую из народа, но в нем таилась и опасность, которую нужно было сразу же распознать и ликвидировать. И чего, надо признаться, в большей степени в силу объ

ективных, нежели субъективных причин, сделано не было.

Эта опасность — полупартизанский, ополченский характер РОНА Не надо забывать, что в то время на территории Русского государственного образования практически полностью отсутствовали:

Собственные офицерские кадры.

Вышколенные унтер-офицерские кадры.

«Ветеранское ядро» с устоявшимися традициями регулярной воинской части. Ветеранское ядро в виде бойцов антикоммунистического партизанского отряда «Витязь» имелось. Но «Витязь» не был регулярной воинской частью. А регулярной армии порядки и дисциплина партизанского отряда все-таки не подходят.

Дисциплинарный устав (введенный только летом 1943 г. — катастрофически поздно!).

Это усугублялось самим характером ведения проти- вопартизанских боевых действий. Ведь бойцам РОНА приходилось оперировать большую часть времени в отрыве от постоянных мест базирования — в лесах и болотах, небольшими отрядами, оторванно от командования из-за отсутствия связи с ним по рации.

В итоге это вело в сторону образования не регулярных частей армии, а своего рода «атаманских ватаг».


Да, храбрых, бесстрашных, отважных, да, упорных и умелых в бою. Но все-таки не регулярных частей. А отдельных отрядов под командой — нет, даже не под командой, под верховодством своих атаманов!

Хорош атаман, лихой он — у него и ватага большая, человек 800, а то и 1000, и танки у него есть, и минометы, и орудия, и пулеметов множество, и автомашины. А если тихий, вялый, никакой — и ватага у него так себе, человек 300—400, не больше. И пушек нет, не говоря уже о танках с бронемашинами. И пулеметов раз, два — и обчелся. Да и люди какие-то «вареные» все.

А называются обе «ватаги» по-одинаковому: «батальоны РОНА». И задачи боевые им даются одинаковые.

В таких условиях требования Дисциплинарного и Воинского уставов (которых вообще не существует) подменяются воззрениями каждого такого атамана на суть того или иного вопроса. Один так судит, другой по-другому.

А атаманами в ватагах в подавляющем своем большинстве становятся самые-самые... Самые храбрые. Самые умелые в бою. При этом самые устойчивые в пьянке и самые «удачливые» «с бабами». Самые жестокие. Рубаки и «рубахи». Лихие заводилы. Такие, про которых писатель Кэндзабуро Оэ написал.- «„для того, чтобы использовать людей, соблюдающих порядок, нужно предстать перед ними человеком, способным этот порядок разрушить...».

...В условиях отсутствия Дисциплинарного устава весной 1943 г. в РОНА в каждую роту были введены должности шефа-агитатора. В обязанности этого своего рода «политработника» входило следить и обеспечивать высокий морально-политический уровень бойцов роты. Регулярно проводить беседы, совместные читки газет, изучение приказов, вести воспитательную и пропагандистскую работу с личным составом. Шефы- агитаторы снабжались соответствующей пропагандистской литературой. Это было хорошо, но этого было явно недостаточно. Шефы-агитаторы тоже ведь люди — и они разные бывают. Если шефы-агитаторы, «квазикомиссары» эти, и нужны, то только как вторичная мера. А первичной должно было быть все-таки скорейшее введение Дисциплинарного устава и четкое и неукоснительное его соблюдение. Тогда бы и шефы- агитаторы совершенно по-другому бы действовали в частях и подразделениях РОНА.


...Кстати, в составе РОНА к середине 1943 г. было также и некоторое число казаков, объединенных в сотни и эскадроны. В книге Антонио И. Муньоса (или Муноза, как еще может читаться его фамилия) «Бригада Каминскогоприведен редкий снимок такого казака. Он относится ко времени проведения противопартизанской операции «Цыганский барон». И весьма может быть, что на нем изображен один из казачьих командиров так называемой казачьей кавалерийской группы (дивизиона, состоявшего из трех эскадронов и батареи) «Трубчевск», который как раз был придан РОНА в оперативное подчинение на время проведения этой противопартизанской операции. Хотя, «по версии ИПХ», отдельный казачий конный отряд входил

Офицер одного из казачьих подразделений в составе РОНА. Середина 1943 г.

в саму структуру РОНА на правах отдельной части в 1942—1943 годах.

Говоря о нем, а также о вышеприведенном в книге Муньоса фотоснимке, .можно сделать и такое предположение. Речь может идти о конном дивизионе «Хауг». Этот дивизион, насчитывавший от 500 до 1000 человек, был сформирован не позднее октября 1942 г. в составе 137-й пехотной дивизии вермахта, находившейся в составе 9-й полевой армии германских вооруженных сил. О нем известно (журнал «Эхо войны» № 1, 2007. С. 27), что в начале 1943 г. этот дивизион действовал против партизан в западных районах Орловской области — в районе Нерусса-Холмечи — как два отдельных эскадрона (1/157 и II/137). Этот район, как известно, как раз находится на территории Навлинского и Суземского районов РГО «ЛОС».

Почему автор делает такое предположение? Дело в том, что не известно ни одного случая, чтобы на территории РГО «ЛОС» оперировали какие-либо посторонние воинские части, состоящие из бывших совет-

ских граждан и при этом не подчинявшиеся «командующему вооруженными силами РГО «ЛОС» комбригу Брониславу Каминскому.

За пределами РГО «ЛОС», на правом берегу реки Десна, в клетнянских, карачевских и дятьковских лесах, такие подразделения и части — да, оперировали. Но на территории РГО «ЛОС» такого, повторяю, до сих пор никем и ничем не засвидетельствовано. И если конный дивизион «Хауг» действительно оперировал на территории Навлинского и Суземского районов РГО «ЛОС» — а видный российский историк-исследователь С. Дро- бязко прямо свидетельствует об этом, — значит, он каким-то образом входил в структуру вооруженных сил РГО «ЛОС». Но, опять же, это только предположение автора.


...В начале 1943 г. Каминский вместе со своим начальником штаба, бывшим капитаном РККА, а ныне подполковником РОНА И.П. Шавыкиным, разработал и утвердил новые штаты батальонов РОНА, в соответствии с которыми стал переформировывать имевшиеся батальоны. Целью этого мероприятия было унифицировать разношерстные отряды РОНА, называемые батальонами. Привести их структуру к единой батальонной, подтянуть все существовавшие к тому времени отряды РОНА до уровня батальонов регулярной армии. По крайней мере, поставить перед ними ясную и четкую цель, к достижению которой командиры батальонов должны были стремиться. По сути, эта мера была переходной — за ней вскоре последовало сведение переформированных батальонов в регулярные полки РОНА — с 1-го по 5гй.

По новым штатам боевой состав батальона РОНА должен был состоять из трех стрелковых рот и штаба батальона. Каждая рота, в свою очередь, состояла из четырех взводов — трех стрелковых и одного взвода тяжелого оружия. Общая численность роты по штату 198 человек. Общая боевая численность батальона по штату достигала 622 человек. Из них 521 боец, 74 человека младшего командного состава — унтер-офи- Церов, 20 человек среднего командного состава — офицеров или фельдфебелей, и 7 человек старшего командного состава — офицеров или чиновников.

На вооружении каждой роты должно было быть по штату: 171 винтовка, 27 пистолетов, 12 ручных и 4 станковых пулемета. На вооружении батальона: 532 винтовки, 90 пистолетов, 36 ручных пулеметов, 12 станковых пулеметов, 9 легких минометов. Если учесть, что вся РОНА состояла в то время из 15 стрелковых батальонов, то по новым штатам эти батальоны должны были насчитывать 9330 человек, из них 105 человек старшего командного состава, 300 человек среднего командного состава, 1110 человек младшего командного состава и 7815 человек бойцов.

Однако фактически батальоны насчитывали на середину января 1943 г. 9433 человека. Из них 23 человека старшего командного состава, 308 человек среднего командного состава, 703 человека младшего командного состава и 8399 бойцов. Таким образом, в бойцах был излишек, составлявший 584 человека, а практически во всем остальном был некомплект. В младшем командном составе он составлял 407 человек, среднего командного состава был небольшой излишек — 8 человек. А вот некомплект старшего командного состава составлял 82 человека.


В целом батальоны несколько превышали штатное количество, исключая два вышеупомянутых малочисленных -13-й и 14-й батальоны, а также 4-й батальон, насчитывавший 431 человека.

Надо сказать, что некомплект младшего командного состава — это вечная болезнь Красной Армии, которую унаследовала и Русская Освободительная Народная Армия. Причем болезнь эта существует и в современной Российской армии. Она не изжита и до самого сегодняшнего дня. Достаточно сравнить только количество званий унтер-офицерского звена в Германской армии и Красной Армии (сравнительная таблица дана в Приложении к книге). При одном взгляде на соответствующую таблицу станет ясно, что в Германской армии командным составом наиболее укреплено именно звено, непосредственно ведущее огневой бой на поле боя, — «боевая группа—отделение—взвод». Отсюда и многие успехи германских пехотинцев на поле боя. В Красной же Армии, да и в РОНА также, это звено просто провально. К тому же имевшийся в РОНА некомплект даже того недостаточного, мизерного количества младшего командного состава, которое было заложено в новых штатах, обуславливал неимоверно высокие потери «народоармейцев» относительно потерь германских войск в тех же операциях и в тех же условиях.

Также поражает огромный, просто кричащий некомплект в старшем командном составе. Практически РОНА была полностью неукомплектована старшим командным составом. И здесь приходится только удивляться тем просто поразительным результатам, которые были достигнуты батальонами РОНА при таких вопиющих недостатках в кадровом хозяйстве армии. Ведь на командные посты зачастую назначались бывшие сержанты, старшины и даже рядовые. (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1.Д. 750. Л. 105)

...Нужно было срочно насыщать Русскую Освободительную Народную Армию штаб-офицерскими кадрами, обер-офицерскими и унтер-офицерскими кадрами. И в первую очередь штаб- и обер-офицерскими кадрами. Этого сделано не было. Причем не было этого сделано сознательно, в силу противодействия высшего германского политического командования. Берлина, короче. Здесь опять сыграли решающую роль патологическая ненависть Гитлера к национальной России и его утопическое, нереальное желание видеть в России только колонию Германии, только «Германский Камерун» в «европейской упаковке». Гитлер своими руками продолжал готовить себе, Германии и всем ее союзникам трагический конец. А германские генералы, будто дети из средневекового германского городка Хаммельна, очарованные и заколдованные звуками дудочки Хаммельнского крысолова, покорно шли за ним вслед. Как и тогда, в Хаммельне, — в бездну, в пучину, в никуда.


Потому что 30 человек военнопленных командиров РККА, которых германские власти разрешили набрать в лагерях для военнопленных, проблемы с катастрофической нехваткой командного состава не решали.

Во-первых, набранные в лагерях офицеры (командиры, комсостав) были фактически «каплей в море». Что такое тридцать офицеров? Это количество офицеров только в одном стрелковом батальоне

РККА. Для армии, состоявшей из пяти пехотных полков, необходимо было иметь как минимум 700 офицеров.

Но не это было самым главным.

Во-вторых, и это главное, сломленные ошеломительным тотальным поражением, страшным голодным пленом, лютой первой смертной зимой в лагерях военнопленных, — эти люди мало подходили на роль командиров армии, активно и по своей воле воюющей уже почти год с коммунистами, с Красной Армией, с энкавэдэшными партизанами-диверсантами. Кстати, с той самой Красной Армией, частью которой эти самые командиры являлись еще несколько месяцев тому назад. И для которых воевать с этой Армией означало в первую очередь нарушить ранее данную Воинскую Присягу! По сути, только Каминский и Воскобойник да их ближайшие соратники из числа бывших репрессированных, таких же как и они, не нарушали этой Присяги. Да еще и бойцы бывшего антисоветского партизанского отряда «Витязь». Потому что никогда не давали ее ранее. Потому что с самого начала были против советской власти, против Красной Армии.

По-хорошему, этих всех людей, военнопленных красноармейских командиров, прежде чем ставить на место командиров рот, батальонов, на полковой уровень, необходимо было на несколько месяцев как минимум послать в хороший санаторий. Где хорошенько откормить, подлечить, приставить к ним хороших врачей. Психологов и психиатров. Да, да, и психиатров обязательно! И все это время проводить с ними занятия: не только по общевойсковым дисциплинам, но и в первую очередь по идеологической подготовке. Точнее, по переподготовке, по «перековке». Им необходимо было «разжевать», объяснить новую национальную идею, новое, «национальное», мировоззрение. Чтобы они рвались не «землю в Гренаде крестьянам отдать», а, наоборот, защищать свои земли и своих людей от лютых врагов всего живого на земле — коммунистов- интернационалистов. Надо было «очистить» их мозги от той мощной идеологической шелухи, которой им забили головы за все время подсоветской жизни. И вставить туда прочно и крепко ту самую национальную идею, то самое новое мировоззрение. И только потом, окрепших телом и, главное, духом, подтянутых дисциплиной, воинской дисциплиной, после лагерной «расслабухи» и деградации, неизбежной деградации, их можно было направлять в войска.


Ничего этого сделано не было. Ничего этого даже и не делалось. Во-первых, не было времени и возможности. Не было этих санаториев, не было врачей- психиатров. Не было времени на раскачку, на реабилитацию. Опять же, «фюрер тысячелетнего рейха» панически боялся и патологически ненавидел Русский Народ. Скорее всего потому, что считал: Русского Народа больше не существует. Существует только Советский Народ — носитель ядовитых бацилл коммунизма- интернационализма, жидо-болыиевизма. Эта страшная и вопиющая ошибка стала роковой не только для РОНА и РГО «ЛОС», но и для всего исхода Второй мировой войны.

Сама мысль о создании в составе вермахта мало- мальски крупного воинского соединения (крупнее батальона) вызывала в нем пароксизмы гнева, переходящего в истерику. Потому-то и казачий полк Кононова, к примеру, больше года именовался «батальоном». Хотя и насчитывал в своих рядах почти три тысячи казаков! То есть хорошую кавалерийскую бригаду! Потом, по мере того как вермахт все больше и больше изматывался в неравной борьбе со всегда превосходящими по численности и вооружению войсками противника (пусть даже и ведомыми, скажем так, не самыми умелыми, но в то же время жестокими до патологии к своим собственным войскам советскими генералами), он нехотя, «сквозь зубы», соглашался на создание полков. Затем бригад, затем и дивизий. Но только под эгидой СС, в ее жестких рамках, под ее строгим контролем. И не более того! И каждый раз такое решение явно запаздывало и, по сути, только «било по хвостам».

Да и самой идеи национальной, нового мировоззрения в РГО «ЛОС», в РОНА так толком до конца и не было выработано. Этим занимался интеллигент Воскобойник. Хорошо занимался, талантливо. Но не дали ему «товарищи» времени. Такой же самородок, но только с обратным знаком, чекист-коммунист-особист Емлю- тин 8 января 1942 г. пресек жизненную нить Константина Павловича Воскобойника, поставив тем самым еще раз точку в извечном споре: кто же все-таки побеждает в открытом поединке — благородный человек, интеллигент, рыцарь или лютый в своей тотальной жестокости безграмотный фанатик.


...Поэтому в войска Русской Освободительной Народной Армии и пошли сразу выпущенные только что из лагерей эти самые 30 командиров РККА. Бывших командиров РККА. Причем все эти командиры были не старше обер-офицерских званий: капитаны, старшие лейтенанты, лейтенанты. Только считаные единицы из них, подобно Ивану Денисовичу Фролову, имели в РККА штаб-офицерское звание майора. А командиром полка в РККА был, скорее всего, только один ИД Фролов. Бывший командир 133-го полка 77-й стрелковой дивизии РККА Придя в РОНА в начале 1943 г. на должность начальника строевого отделения штаба РОНА, он сразу же начал разработку Дисциплинарного устава, введенного летом того же года, а также разработку Плана боевой подготовки слушателей офицерской школы и рядового состава бригады. Только при нем офицерская школа РОНА начала превращаться из «самопальной», на уровне любительщины и дилетантизма, в полноценную офицерскую школу, готовящую офицерский состав на уровне командиров взводов-рот.

Но ИД. Фролов, который стал впоследствии и командиром регулярного полка РОНА, и командиром сводного полка РОНА в подавлении Варшавского восстаний, был единственным кадровым командиром штаб-офицерского звена в РОНА. Если не считать также бывшего майора РККА Бориса Александровича Ко- стенко, возглавлявшего в РОНА войсковую разведку, и майора Никитинского. Но ни Б.А. Костенко, ни Никитинский, в отличие от ИД Фролова, в РККА полком не командовали и высшие курсы подготовки командного состава «Выстрел» не заканчивали.

Другие же командиры были и вовсе унтер-офицерских званий. Так, майор РОНА Турлаков, командир 3-го полка РОНА, в РККА имел звание старшины. А командир 1-го батальона старший лейтенант РОНА Сорокин в РККА был и, вовсе рядовым шофером.

Так что пусть даже среди них и попадались хорошие командиры, пусть. Но все же — для Русской Освободительной Народной Армии нужны были другие командиры.

Те командиры, которые пришли командовать частями РОНА прямо из лагерей военнопленных, не могли потребовать, настоять силой своего авторитета командира на строжайшем соблюдении требований воинской дисциплины. Хотя бы потому, что этого самого авторитета у них еще не было. Им, новоявленным «командирам» этим, да, да, именно так, в кавычках, сначала нужно было еще состояться как командирам в глазах подчиненных.


Да и в собственных — тоже.

...Сначала надо было не только снаружи, но и в душе своей избавиться от этих самых «кавычек». Очистить душу от них, отмыться, забыть и никогда не вспоминать. Даже во сне не вспоминать и не возвращаться туда...

...После ужасов разгрома собственной части, когда весь мир под твоими ногами разваливается на куски и летит в черные дыры страха, в черную бездну смертельного липкого непреходящего ужаса, явственного ощущения наступающего вот сейчас, вот сию минуту, вот сию секунду — конца света.

...После ужасов взятия в плен... Когда ты с дрожащими от страха, грязными, давно не мытыми, мигом ослабевшими, какими-то ватными руками, вытянутыми вверх, впиваешься, не взглядом, нет, — всем своим измученным существом, всей своей вибрирующей от предчувствия смерти душой в черный зрачок ствола германского карабина «маузер», образца 1916/30 Года. И ожидаешь — пули. Ты уже чувствуешь ее — мягкой, такой беззащитной, грязной кожей давно немытого тела, распухшим, сухим языком мигом пересохшего рта, пересохшими, неслушающимися, какими-то жестяными губами. А также вставшими дыбом от ужаса отросшими, давно не стриженными волосами под мятой, грязной, бесформенной командирской фуражкой с поломанным, тусклым целлулоидным козырьком.

...После ужасов самого плена, когда ты голыми трясущимися руками, сдирая давно не стриженные, обкусанные ногти на пальцах, выкапываешь себе на поле, куда согнали всех взятых в плен, норку. Чтобы хоть как- то укрыться от все более и более, с каждым днем и каждой ночью подступающих холодов — предвестников лютой, страшной зимы и идущей вместе с ней смерти твоей неминуемой. Выкапываешь ее где-нибудь на картофельном поле, куда загнали огромные, голодные массы людей в грязных, тоненьких, драных, негреющих шинелишках «на рыбьем меху». Когда «ходишь» тут же, чуть ли не «под себя», потому что даже и эту жалкую мелкую и одновременно такую драгоценную норку, дающую призрачную тень тепла и крыши, нельзя оставить без присмотра. Потому и живешь, нет, не живешь — существуешь здесь, среди застоялой вони собственных и чужих испражнений.


Потихоньку, но неотвратимо превращаясь каждый день все больше и больше в тупое бесчувственное животное, реагирующее лишь на пищевой рефлекс. С каждым днем все более тупеющее от голода и от постоянного ужаса постоянного ожидания смерти, которыми постоянно пропитано все твое такое беззащитное естество. Когда тебе кидают на землю, в эти самые испражнения, куски хлеба и еще какой-то пищи, наверное, дурной и дурно пахнущей. И ты берешь, нет, не берешь — хватаешь, хапаешь это все — вонючее, дурное, дурно пахнущее, своими грязными руками, которыми копал норку. Не замечая ни вони, ни дурноты, ни грязи. И — жрешь. Не ешь, а именно жрешь. А потом выгребаешь из-под тоненькой; негреющей почти, рваной и замызганной, но все равно такой родной шинелишки вшей. Огромное количество огромных жирных бело- серых ленивых и наглых вшей. И одновременно молишь бога, чтобы эти ненавистные, остро кусающие и пьющие твою кровь вши вдруг не побежали бы с тебя вон. Потому что, если такое происходит, это значит — тебе конец. Скорый, неизбежный и ужасный. Вши — они первыми чутко, за несколько часов, чуть ли не за сутки, чувствуют приближение смерти своего хозяина, своей жертвы, своей «овцы». Твоей смерти. И спасаются, и бегут толпами со своего обреченного на скорую теперь уже и неминуемую смерть хозяина, со своей жертвы, со своей пищи — с тебя.

Для того чтобы забыть все это, загнать все это в глубины, в закоулки своей души, также нужны были и время, и огромные усилия, которые необходимо было совершить над собой.

...А уж потом, придя в себя, кое-как наконец-то придя в себя, этим командирам можно было чего-то требовать от своих подчиненных.

И не всегда так бывало. И тогда командир «плыл по воле волн», подстраивался под своих подчиненных. Какой тогда дисциплины он мог от них требовать? Масса, «толпа» заглатывала его, и он становился частичкой этой «толпы». Не «перековывал» ее под себя, а сам подлаживался под нее. А в «толпе» всегда доминируют именно отрицательные человеческие качества. Именно эти черты неизменно одерживают в любой толпе верх и становятся ее «лэйблом».


...Помимо всего этого, в частях случались и такие факты разгильдяйства и разбазаривания ценнейших в то время боеприпасов и взрывчатки, о которых с возмущением писали в своем приказе № 26 от 15 мая 1942 г. командир Навлинского вооруженного отряда (батальона) РОНА Прошин и его начальник штаба капитан Фролов. Приказ этот находится ныне в фондах РГАСПИ (Ф. 69- On. 1.Д. 1143. Лист 62). Он содержит

Заведующий Локотьской типографией Александр Иосифович Бояров.

Ф69 оп1 д1143 л62 Выписка из приказа № 26

По Навлинскому вооруженному отряду Локотского уезда

пос. Навля 15 мая 1942 г.

Наблюдаются случаи стрельбы из винтовок, пистолетов, пулеметов бесцельно по птицам, бросание гранат в реку для ловли рыбы, бросание в реку толовых зарядов для ловли рыбы. Приказываю командирам рот и начальникам местных самоохран при волостях прекратить вышеуказанные явления. О каждом произведенном выстреле доносить мне в письменной форме рапортом для принятия соответствующих мер.

П.п.Командир отряда /ПРОШИН/ Начальник штаба /ФРОЛОВ/

Верно: Делопроизводитель: п.п.

Приказ по Навлинскому вооруженному отряду (раннее название РОНА) от 15 мая 1942 г.

в себе такие строки: «..наблюдаются случаи стрельбы из винтовок, пистолетов, пулеметов бесцельно по птицам, бросание гранат в реку для ловли рыбы, бросание в реку толовых зарядов для ловли рыбы. Приказываю командирам рот и начальникам местных самоохран при волостях прекратить вышеуказанные явления. О каждом произведенном выстреле доносить мне в письменной форме рапортом для принятия соответствующих мер».

...Хотя думается, что такие раздолбайские случаи продолжались и после выхода в свет этого приказа.

Известны случаи, когда те же шефы-агитаторы, «политработники», упомянутые выше, жаловались, что некоторые командиры взводов и рот РОНА, выводя свои подразделения в лес на занятия по боевой подготовке, вместо нужных как воздух занятий «устраивали отдых, загорание, поиски ягод влесу.„». Это — из той же «серии», что и ловля рыбы при помощи взрывчатки.


Все это, вместе взятое, вскоре стало приводить к росту несчастных случаев среди бойцов РОНА с применением огнестрельного оружия. Случаев этих было несколько, но, надо отдать должное, Бронислав Каминский четко уловил внутреннюю взаимосвязь несчастных случаев с общим разгильдяйством и недисциплинированностью. И потому уже 15 апреля 1942 г. издал приказ № 106, в котором обязал всех бойцов и командиров Народной Армии, которым не положено иметь по штату револьверы и пистолеты, немедленно сдать их командирам отрядов. Одновременно Каминским в РОНА был заведен строгий учет боеприпасов и вооружения, стреляных снарядных гильз и тары из-под них. Это, помимо контроля за использованием боеприпасов, объяснялось также и «товарно-денежным» характером взаимоотношений властей РГО «ЛОС» и германского командования. Не надо забывать, что Русское государственное образование, сначала Особый Локотьский район, затем Локотское Окружное Самоуправление не входило ни в состав Германского рейха, ни в состав рейхскомиссариатов, ни в состав оккупационной зоны Группы армий «Центр». Контролироваться контролировалось, но в состав не входило. Власти германских

представителей там не было, так же как и гособеспечения со сторойы Германии.

Поэтому-то и велся строгий учет с точными цифрами в каждой воинской части РОНА о количестве на тот или иной период времени — как пистолетов, винтовок, минометов, пулеметов и орудий, так и патронов, снарядов, мин, а также пулеметных лент и автоматных магазинов к ним.

...Разгильдяйство, раздолбайство и «забивание калькулятором гвоздей в доску» — в крови русского народа. Достаточно вспомнить знаменитую чеховскую «Чайку»...

...Врожденное разгильдяйство русского народа, с которым не повели вовремя решительной борьбы на его искоренение, — еще одна причина того, что Русская Освободительная Народная Армия, появившись на свет в ослепительно белых и чистых одеждах, по мере своего роста все больше и больше покрывалась «червоточинкой», темными точками, которые постепенно разрастались в черные пятна.


...Кто-то из эмигрантов «первой волны», бывший белогвардейский генерал, мудро и четко заметил: «Вот если бы в эту армию было влито — только несколько сотен офицеров-белоэмигрантов, подготовленных, дисциплинированных русских офицеров, именно русских, а не бывших советских, бывших военнопленных! Тех самых русских белых офицеров и выпускников кадетских и офицерских училищ, ушедших с армией Врангеля и действовавших в Югославии, которые, объединенные в Русском Корпусе, не выпускались германскими властями в Россию — с территории этой самой бывшей Югославии. Эти старые белые офицеры, а также выпускники кадетских корпусов и офицерских училищ вдохнули бы в эту армию настоящий Русский Национальный Воинский Дух! Это была бы воистину непобедимая армия, которая бы стала мощным ядром для развертывания на ее базе Национальной Русской Армии!» (подчеркнуто. — СВ.).

129

С этим нужно согласиться безоговорочно. Но только нужно согласиться и с тем, что именно этого, Национальной Русской Армии, Гитлер боялся едва ли не более, чем Рабоче-Крестьянской Красной Армии!

Самая запретная книга...


И такую армию, причем массовую, общероссийскую, он создать никогда бы не позволил.

Что Гитлер и сделал!

...Все эти регулярные части согласно приказу командующего 2-й танковой армией генерал-полковника Шмидта были объединены в бригаду общей численностью примерно 15 000—20 ООО человек. Что, в общем- то, неверно в корне, так как бригада, как правило, насчитывает примерно 3000—3500, максимум — 4000 человек! 10 000—12 000 человек — это уже дивизия! Причем это уже не просто дивизия. Это крепкая диви- зия\ В среднем советские дивизии «поля боя» насчитывали по 3000—4000 человек. А то и по 2000—2500 человек. 15 000—20 000 человек насчитывал средний советский корпус «поля боя».

Под дивизией или корпусом «поля боя» здесь подразумевается не дивизия или корпус, предназначенные для наступления. Нет, они набивались пополнением до количества 8000—10 000 человек в дивизии и 25 000— 30 000 человек в корпусе. Но этого хватало обычно на два-три дня наступления. А потом дивизия или корпус «выбивались» в «лоборых» атаках, «сжимались» за счет кровавых потерь именно до таких размеров. И оставались на поле прошедших боев, удерживая линию фронта в таком состоянии. До следующего наступления, когда их опять, как кровяную колбасу мясным фаршем, быстренько, но кое-как, «фаршировали» «пушечным мясом» необученных или кое-как обученных пополнений.


Кстати, подтверждение своему вышеприведенному утверждению автор книги совершенно неожиданно нашел, когда уже готовил ее к печати. Просматривая книгу современного историка-исследователя, кадрового офицера Российской армии О.С. Смыслова «Окопная правда войны», вышедшую в Москве в издательстве «Вече» в 2008 г., автор на стр. 295 нашел такие строки из воспоминаний Маршала Советского Союза К.К Рокоссовского, приведеные О. Смысловым: «Мы давно забыли, что дивизия — это 8 тысяч бойцов. Наши соединения насчитывали 3,5, а то и 2 тысячи человек; редко какая дивизия имела 4 тысячи, и та после одного-двух боев по численности приближалась к остальным-»

Да и по обеспеченности тяжелым оружием РОНА превосходила любую советскую «дивизию поля боя». В подтверждение этого процитирую другие строки воспоминаний К.К. Рокоссовского, взятые оттуда же: «Наша слабость определялась не только малочисленностью в людском составе частей, но и слабым вооружением. Не хватало в большом количестве автоматического оружия (пулеметов), мало имелось минометов, образовался огромный некомплект артиллерийских орудий разных калибров, танки исчислялись единицами, недоставало транспортных средств.-»

Поэтому, называя Русскую Освободительную Народную Армию бригадой, германские военачальники, позволившие на земле Орловщины создать такую мощную воинскую силу русского народа, пытались таким образом замаскировать перед «фюрером германского народа и рейха» Адольфом Гитлером истинную воинскую силу и размах созданного соединения.

Ну а советские историки охотно подхватили и взяли на вооружение это ложное и не соответствовавшее действительности название, обозначение РОНА. Также с целью замаскировать правду. Замаскировать перед остальным советским народом, перед всеми простыми гражданами многострадальной Русской Земли истинный размах народной войны против «Власти «рабочих» и «крестьян»!

Не Армия, а так, бригада\ Ведь Армия в представлении любого, наугад взятого из толпы, простого человека состоит из народа! А про бригаду какую-нибудь можно смело сказать, что она почти целиком состоит из «отщепенцев» и «предателей»\ Ну и еще, для пущего правдоподобия, немного «обманутых», «заблудившихся» и «растерявшихся»\


...И все это в условиях постоянного ярого противодействия со стороны Советов, неутомимо засылавших на территорию РГО «ЛОС» отряды своих «спецов». Сначала, поздней осенью 1941 г., это были многочисленные отряды только что сформированных из бойцов истребительных батальонов советских партизан. Но эти сколоченные из малоподготовленных, а зачастую и вовсе случайных людей малобоеспособные отряды не выдерживали боестолкновений с отрядами нарбд- ной милиции,, сражавшимися отчаянно и самоотверженно, и разваливались — также зачастую — после первых же боев с локотьчанами. Поэтому они вскоре были заменены отборными многочисленными группами и отрядами «партизан». А в действительности — специальными диверсионно-террористическими отрядами НКВД и Разведывательного управления РККА. И несмотря на все их попытки разгромить РГО «ЛОС» и ее вооруженные силы, РОНА не только не сокращалась, но и постоянно росла численно и качественно.

...К концу 1942 г., согласно составленному орловскими энкавэдэшниками и подписанному руководителем орловских коммунистов и одновременно — руководителем орловских партизан старшим майором государственной безопасности Матвеевым «Списку немецких пособников, служивших в отряде Каминского по борьбе с партизанами и награжденных орденами германского командования», различными орденами Германии были награждены следующие руководители РГО «ЛОС», а также военачальники, офицеры, бойцы РОНА (сохранены орфография и грамматика оригинала): «Зам. бургомистра округа СВ. Мосин, зам. командира бригады милиции ГВ. Валашев (правильно — Г.Н. Балашов. — СВ.), нач. штаба бригады милиции ИН. Шабыкин (правильно — И.П. Шавыкин. — СВ.), командир 6—7 батальоновВИ.Мозилеев (правильно — В.И. Мозалев. — СВ.), командир 2 батальона М. Гадкин, нач. штаба 7 батальона Кытчин, командир 3 батальона И. Тарасов, командир 10 батальона Рейтенбах, командир 14 батальона Драченко, командир роты Товгазов, бойцы 3 батальона Агейтченков, Кабалин, Рыбкин Дмитрий, Детнома Константин, Поселянни- ков Владимир, Захаров Кузьма, бойцы 2 батальона Па- геев Иван, Пальин Василий, боец 8 батальогш Федот- кин Гаврил, боец 7 батальона Фокин Алексей, бойцы 10 батальогш Слухай Иван, Крючков Николай, Сойкин Василий, Фомичев Петр, Самаров Трофим, Карпухин (?), Степанов Андрей, Храменков Михаил, Пахомов Павел, Орлов Александра» Эти данные приведены И. Ермоловым в книге «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии» на стр. 106.


Первая мобилизация на территории РГО «ЛОС», как известно, была проведена осенью 1942 г. Тогда, после завершения целого каскада тяжелейших противопар- тизанских операций, кульминацией которых явились кровопролитнейшие июньские бои в Суземском районе, длившиеся практически без перерывов в течение десяти суток, Русской Освободительной Народной Армии срочно потребовалось влить «свежую кровь» новых пополнений.

Поэтому в сентябре—октябре 1942 г. была проведена всеобщая мобилизация мужчин 4 возрастов — 1922—1925 гг. рождения. Она была проведена в условиях все более возрастающего накала боевых действий и напрямую связанного с этим роста боевых потерь.

Бронислав Каминский был вынужден объявить на территории Особого Локотьского Округа мобилизацию мужского населения 1922—1925 гг. рождения. Причем надо иметь в виду, что на территории РГО «ЛОС» РОНА в среднем за месяц, за «средний месяц», имела от 46 до 60 боестолкновений с партизанами. Мобилизация проводилась Каминским решительно и жестко, с привлечением уклоняющихся от нее к военно-полевому суду, судившему «по законам военного времени».

Проведение мобилизации сопровождалось не только активной агитацией за вступление новобранцев в состав РОНА, но и рядом репрессивных мер к уклоняющимся. Среди этих мер были:

наложение больших денежных щтрафов;

выселение семей уклонистов из домов;

предание суду и арест самих уклонистов. И содержание их в окружной тюрьме вплоть до изъявления ими согласия пойти новобранцами в РОНА.

Сочетание «кнута и пряника» дало тогда огромный положительный эффект и позволило не только полностью восполнить тяжелые боевые потери лета—осени 1942 г., но и резко повысить численность батальонов РОНА с 14 стрелковых батальонов и 10 тысяч бойцов в конце 1942 г. до 15 стрелковых батальонов и 15 тысяч бойцов. (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1.Д. 7 Ю.Л. 26.) Хотя все-таки надо отметить здесь, что количество добровольцев намного превышало число уклонистов и пошедших в РОНА из-под палки репрессий. Среди добровольцев было огромное количество людей молодых, просто подростков — 15—16 лет.


Кстати, подавляющее количество среди всех прочих возрастов молодых парней моложе 18—20 лет существовало в РОНА на протяжении всей ее жизни вплоть до конца войны. Достаточно вспомнить здесь уже упоминавшегося Василия Мазанова, добровольно вступившего в РОНА в 1941 г. пятнадцатилетним пареньком. В 1944-м ему только исполнилось 18 лет. Даже глубокой осенью 1944 г., когда РОНА после гибели Каминского в Польше была расформирована, а ее личный состав был передан в различные части и соединения — как в дивизии СС, так и в дивизии Власовской Русской Освободительной Армии, РОА, ее возрастной состав не изменился особо. Тогда при приеме нового пополнения из РОНА в РОА ее командирами было отмечено, что более половины всех передаваемых в состав РОА солдат РОНА имели возраст моложе 18 лет. Это после более чем года, как РОНА эвакуировалась из родных мест Орловщины на запад, в Белоруссию, и далее в Польшу.

Среди добровольцев РОНА были и такие, как юноша Петр Д., о котором писала газета «Голос Народа» в номере за 10 октября 1942 г. Этот юноша был рожден в советском концлагере матерью-зэчкой и до пяти лет рос и воспитывался в этом же концлагере. После освобождения он, еще будучи ребенком, как-то проходил по городской площади и увидел плакат: «Спасибо Сталину за наше счастливое детство!» Для рожденного в концлагере и там же пять лет воспитывавшегося мальчугана эти такие светлые и радостные слова прозвучали откровенной издевкой. И он не смог сдержать в себе вырвавшихся слов, опрометчивых, преступных и самоубийственных в условиях Советского Союза: «А за что же спасибо, ведь мы ничего не видим, кроме черного хлеба. И живем мы в избушке на курьих ножках». Тем самым этот щуплый подросток совершил одно из тягчайших преступлений против советской власти, советского народа в целом и в первую очередь против его мудрого и человеколюбивого руководства.

Но бдительные советские патриоты из числа проходивших мимо простых советских граждан не дали промашки. И своевременно донесли в НКВД на вроде бы с виду маленького, но уже очень матерого и опасного для всех советских людей подонка и преступника, антисоветчика и потенциального предателя советской Родины. Ну а славные парни с чистыми руками, горячими сердцами и холодными головами также не дали промашки — не дали рапространиться гнилой антисоветской заразе и воврехмя пресекли преступную деятельность матерого антисоветчика. Петр Д. за свое мерзкое и тяжкое преступление против советской власти и всего советского народа был судим справедливым и гуманным советским судом. И опять водворен в тюрьму, из которой освободился, теперь уже перед самой войной. Разумеется, получив ограничение в правах и пресловутый «101-й километр» — запрет селиться на жительство в радиусе 100 километров от крупных советских городов. Так он оказался в Локоте, так он сознательно остался ждать прихода на Орловщину немцев, так он оказался добровольцем в РОНА.


...Как уже упоминалось выше, германское военное командование разрешило набрать Каминскому в лагерях военнопленных из числа добровольцев 30 бывших командиров РККА. Этот небольшой штришок еще раз подчеркивает тот факт, что членами РОНА становились в первую очередь по убеждению, а не в силу жестоких обстоятельств лагерной действительности, когда остро вставал иногда перед человеком страшный вопрос, страшная дилемма — подыхать с голоду или идти на службу к немцам.

Причем эта дилемма «подыхать с голоду — или в прихвостни» вставала перед военнопленными больше всего именно в первый год войны, в первую военную зиму. И вставала в первую очередь еще и потому, что голод в лагерях военнопленных был вызван небывалым в истории всех войн на свете каким-то нереальным количеством сдавшихся в плен военнослужащих РККА.

Взять в плен в первые несколько месяцев войны почти четыре миллиона (3,7—3,9) военнослужащих вражеской армии — такого в истории всех без исключения мировых войн не было нигде, никогда и ни с кем. Высшее командование германских вооруженных сил этого никак не ожидало. Поэтому и не готовилось к принятию такого, количества военнопленных. Не готовили ни лагерей, ни снабжения, ни охраны для такого количества людей. Тем более что власти СССР сразу же открестились от всех своих попавших в плен соотечественников, объявив их всех, скопом, предателями и изменниками.

В 1942 г. положение с военнопленными изменилось к лучшему. И в том смысле, что в плен стало попадать немного меньше, чем в 1941 г. (хотя их было также нереально много!). И еды стало немного побольше. И бараков понастроили. И охраны наготовили. Причем последних — в немалом количестве из самих граждан Советского Союза. Из украинцев, латышей, эстонцев, литовцев, русских.

...Начальником штаба бригады РОНА, получившим чин подполковника РОНА, стал бывший капитан РККА И.П. Шавыкин. Тот самый Илья Павлович Шавыкин, чей родной брат воевал против РГО «ЛОС», командуя партизанским отрядом имени Тимошенко.


Начальником оперативного отдела штаба в звании майора РОНА стал бывший майор РККА И.Д. Фролов. Кстати, одни исследователи утверждают, что в мае 1942 г. И. Фролов был арестован за связь с партизанами На- влинской полицией. И не только был полностью «расколот» следователем Н. Грековым, но и встал на путь активного исправления собственных заблуждений и ошибок Фролов предложил свое участие в оперативной «игре» и был выпущен на свободу. В скором будущем при его активном участии и с его помощью была ликвидирована подпольная коммунистическая организация в 3-м полку РОНА. В результате этой операции И. Фролов был реабилитирован и восстановлен полностью в своих правах.

Кстати, есть некоторые данные, позволяющие утверждать, что «советская приверженность» Фролова в мае 1942 г. не более чем оперативная игра с его стороны. А сам Фролов — такой же опытный антисоветский подпольщик, как и С.В. Мосин, Г.С. Процюк и многие другие ветераны-«витязевцы». Дело в том, что, по данным исследователей из числа катакомбников- христиан, по версии ИПХ, «Фролов» — не более чем псевдоним. А настоящая фамилия «Фролова» — Воронов. И он также является подпольщиком-антисоветчиком еще с довоенных пор. И в Красную Армию Воронов вступил под фамилией Фролов, выполняя задание подпольной антисоветской организации.

И к локотьцам он пришел еще осенью 1941 г. из Трубчевского окружения — с оружием в руках. А также во главе небольшого отряда единомышленников, с которыми он вместе дезертировал из рядов Красной Армии. По крайней мере, неоднократно упоминавшийся на страницах настоящей книги П.П. Строгов (Степанов) утверждал, что неоднократно лично слышал и видел, как ИД Фролов в своих приказах, отчетах и рапортах подписывался фамилией Воронов. Эта версия хорошо объясняет дальнейший карьерный рост Фролова/Воронова, ставшего впоследствии подполковником РОНА. И командиром сводной группировки РОНА, принимавшей участие в подавлении Варшавского восстания в августе 1944 г.

Версия красивая, но она опровергается показаниями в советском плену самого Фролова, где он утверждает, что в Красной Армии состоял с конца двадцатых годов, а в плен к немцам попал только осенью 1942 г. И в РОНА появился только в начале 1943 г. как раз в составе той группы из 30 военнопленных красноармейских командиров. Показания Фролова более убедительны, нежели утверждения исследователей из числа катакомбников- христиан. Но вот их утверждение, что Фролов подписывал, уже будучи в РОНА, некоторые свои приказы и другие документы фамилией Воронов — также серьезно. Так что истина, как и всегда в подобных случаях, скорее всего находится где-то посредине.


Начальником Мобилизационного Отдела РОНА в звании майора РОНА, занимавшимся вопросами мобилизации местного населения в РОНА, стал бывший майор РККА И. Никитинский.

Заместителем командира бригады в чине подполковника РОНА стал бывший лейтенант РККА Г.Н. Балашов.

Причем все бывшие командиры Красной Армии, бывшие недавние окруженцы или даже военнопленные, были, скорее, исключением из правил, нежели самим правилом. В основном среди командиров полков и батальонов преобладали бывшие младшие командиры РККА в звании лейтенантов и младших лейтенантов. Зачастую среди командиров звена «полк—батальон» можно было встретить и бывших старших сержантов РККА, что совсем не шло на пользу Русской Освободительной Народной Армии. А командиром 1-го батальона РОНА вообще был старший лейтенант РОНА Сорокин, бывший в РККА всего лишь рядовым военным шофером. Но других под рукой у Каминского попросту не было в силу вышеприведенных причин.

...Кстати, именно тогда вооруженные силы Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление», именовавшиеся до сего момента по- разному: и «вооруженный отряд», и «Народная Армия», и «Народная милиция», и даже — «Народное ополчение», получили свое окончательное самоназвание Русская Освободительная Народная Армия (Die Russische Volksbefreiungsarmee). Именно в это же самое время вождь и глава РГО «ЛОС» Бронислав Каминский для более успешного проведения всеобщей мобилизации и полного учета воинских кадров и военных ресурсов на территории всего РГО «ЛОС» учредил в составе «правительства РГО» Окружного Самоуправления Военный Отдел. Во главе со своей «правой рукой» по военной части, заместителем комбрига Григорием Никитичем Балашовым. А в составе Военного Отдела Мобилизационный Подотдел во главе с также кадровым офицером РККА В. Белоусовым. Одновременно был почти полностью перестроен и штаб бригады, который теперь возглавил И.П. Шавыкин. Отделы переформированного штаба РОНА возглавили:

Оперативный — бывший майор РККА Иван Денисович Фролов;


Разведки — бывший майор РККА Борис Александрович Костенко;

Контрразведки — бывший капитан РККА Фарид Ах- тямович Капкаев.

Адьютантом командира РОНА стал бывший младший политрук РККА Роман Константинович Белай.

(ИА. Ермолов. Локотская республика и бригада Каминского, или «Шумел не просто Брянский лес», С. 14. У Ермолова Фролов назван капитаном, но это неправильно. — СВ.). Кстати, в журнале «Эхо войны», № 1 за 2007 г. в статье «Загадочная смерть бригадефюрера Каминского» составитель примечаний Андрей Овчинников дает представляющуюся недостоверной другую справку о Белае: «3. Белай Георгий Дмитриевич, родился в 1917 г. Сержант РККА В 1941 г. вступил в народную милицию г. Локоть. Приказом рейхсфюрера СС в августе 1944 г. получил звание ваффен-оберштурм- баннфюрера. В середине октября 1944 г. перешел в 600-ю пехотную дивизию (русскую), где командовал пехотным взводом».

...Весной 1943 г., после отражения прорыва 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Красной Армии в Севск, после продолжавшихся полтора месяца тяжелых боев численность 3-го и 5-го полков РОНА сильно уменьшилась. Для восстановления численности РОНА и обеспечения ее дальнейшего развертывания действительно в Армию и была проведена эта мобилизация нескольких возрастов призывников.

Но и это не стало пределом роста численности РОНА. К середине 1943 г. ее численность выросла до более чем 20 тысяч бойцов, сосредоточенных в пяти пехотных полках, танковом батальоне, саперном батальоне, гвардейском батальоне, артиллерийском и противовоздушном зенитном дивизионах. Численность бронетехники РОНА (все также исключительно «советского» производства!) возросла с 8 единиц до 24 (12 танков, 2 танкетки, 10 бронемашин). РОНА имела на своем вооружении до 500 пулеметов, 40 минометов различных калибров — от ротных до полковых, 36 полевых артиллерийских орудий, десятки противотанковых пушек и полевых орудий, 3 зенитных орудия, сведенных в зенитную батарею.

...К началу—середине 1943 г. РОНА дислоцировалась своими регулярными частями на территории РГО «ЛОС» в селах и деревнях поротно, а в крупных населенных пунктах — побатальонно. Перед операцией «Цыганский барон» дислокация полков РОНА была следующей — Данные об этом почерпнуты в книге И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанская республика»:


— 1-й пехотный полк майора Галкина — штаб полка находился в поселке Пчела (на восточной окраине

Брянского леса северо-западнее Локотя). Штаб 1-го батальона (командир Сорокин) — в многострадальной деревне Тарасовка. Там же находились и 1-я и 2-я роты батальона (командиры Мешков и Аборин). Артиллерийская и минометная батареи вместе с 3-й ротой (командир Аленичев) находились поблизости в той самой деревне Шемякино. 4-я и 5-я роты (командиры Семин и Рыжун) находились в крупной деревне Холмечь. Штаб 2-го батальона (командир Корнев) находился в Хуторе Холмецком, том самом, где 15 октября 1941 года Дмитрий Емлютин впервые встретился с местными партизанами. Помимо штаба батальона в Хуторе Холмецком находились артиллерийская батарея под командованием Суденко и 1-я рота (командир Роднов). 9-я рота располагалась в близлежащей деревне Крупец- кой. Штаб 11-го батальона (командир Павлов) находился в самом Локоте, в доме № 4 по Больничному переулку. 1-я рота батальона (командир Баранов) располагалась в доме № 26 по переулку Воскобойника, а ее 1-й взвод (командир Простаков) располагался непосредственно в гортеатре имени К.П. Воскобойника. 2-я рота батальона (командир Поляков) была разбросана повзводно в поселках и селах Николаевское, Брасово, Зуево, Буда. 3-я рота батальона (командир Кирюшин) располагалась в деревнях северо-западнее Локотя — Красный Колодезь, Гремучек, Жучок. 4-я рота батальона (командир Натячков) располагалась полностью в поселке Новый Свет.

Кроме того, в составе 1-го полка были сформированы отдельные заставы по 30—40 человек каждая, располагавшиеся в Локоте следующим образом:

застава № б, командир Пупкин — по улице Шевченко;

застава № 7, командир Елин — по улице Георгиевская;

застава № 5, командир Левков, имела три рассредоточенных отделения:

отделение под командованием Иванова — по улице Георгиевская;

отделение под командованием Чикетова — на зерноскладах;

отделение под командованием Литвинова охраняло Государственный банк РГО «ЛОС»;


2-й пехотный полк — штаб полка в поселке Бобрик (15 километров южнее Локотя), батальоны — в окрестных селах и деревнях;

3-й пехотный полк — в райцентре РГО «ЛОС» Навля, батальоны были разбросаны в ближайших окрестных деревнях;

4-й пехотный полк держал оборону против Красной Армии в Севске. Как известно, с весны 1943 года части Красной Армии, зацепившись за Севск, окопались на восточном болотистом берегу реки Сев прямо напротив города. Так что Севск из районного центра РГО «ЛОС» стал фронтовым городом, находившимся прямо на линии фронта;

Бронислав Каминский с бойцами РОНА. Фото сделано после операции «Цыганский барон». Слева от Каминского — начальник контрразведки РОНА капитан Фарид Капкаев


— 5-й пехотный полк — штаб полка находился в многострадальном селе Тарасовка. А сам полк был разбросан батальонами от Тарасовки до Холмечей включительно, далеко выдвинувшись в самый массив Брянского леса. Выдвижение этого полка, а также 2-го и 3-го полков РОНА в вышеприведенные населенные пункты явно свидетельствовало о приближающейся операции «Цыганский барон».

...Форма одежды у бойцов и офицеров РОНА была форменной притчей во языцех. Долгое время народо- армейцы были одеты кто во что горазд. Бывшие красноармейцы продолжали носить свои гимнастерки, многие «щеголяли» в военной форме, снятой с убитых бойцов обеих армий. В основном превалировала штатская одежонка: пресловутые черные да темно-коричневые (универсальный цвет советской верхней мужской одежды) «пинжаки». Да, и еще одна универсальная одежда советского человека — телогрейки, телогреечки, «нательники». На рукава одежды, вне зависимости от того, была ли это телогрейка, красноармейская гимнастерка или немецкий китель-тужурка, сначала просто повязывали белые повязки с черным силуэтом Георгиевского креста. Кстати, по данным брянского исследователя А.А. Антонова, повязки эти были двухцветные, бело-зеленые.

И только впоследствии стали нашивать самодельные матерчатые эмблемы, пошитые в женском подразделении РОНА и пошивочных мастерских Дмитровск- Орловского и Навли — в пошивочных мастерских частного предпринимателя Иванова.


Эти эмблемы представляли собой матерчатый зеленый щиток с вышитыми на нем желтыми буквами «РОНА». Внутренний щиток на этой эмблеме был также матерчатым, белого цвета, с красной вышитой окантовкой и вышитым на щитке черным Георгиевским крестом.

Постепенно армия начала насыщаться старым, бэушным немецким военным, эсэсовским и полицейским обмундированием. При этом зачастую бойцы не спарывали старых эмблем и знаков различий. То ли из форса, то ли еще по какой-либо причине. Скорее всего, все-таки из форса, ведь большинство новобранцев, как уже упоминалось выше, были очень молодыми парнями, чуть ли не подростками. И сейчас молодежь обожает нацеплять на себя всяческие эмблемки, лейблы, нашивки и т.д. Думается, в те времена она не слишком- то в этом отношении отличалась от современной молодежи.

Надо здесь отметить и тот факт, что обеспечение обмундированием целиком и полностью лежало на плечах властей РГО «ЛОС», которое в первую очередь было занято защитой от с каждым днем все более поднимающего голову на Орловщине советского партизанского движения. И одновременно восстановлением разрушенной отступающими советскими войсками инфраструктуры края — демонтированных и взорванных заводов, фабрик, комбинатов, электростанций, мельниц, лесопилок, просорушек, линий передач, водопроводов, школ, больниц, детсадов, зданий и сооружений.

Вопрос же обмундирования бойцов народной милиции, затем Народной Армии, затем РОНА практически всегда находился не в числе приоритетных. Тем более что боевые действия против подсоветских партизан приходилось вести в условиях «малой войны» — действиями небольших спецотрядов в условиях лесного и болотистого края. Здесь больше подошла бы форма из брезентухи, камуфлированная, — она была бы более долговечной и удобной.

В этих условиях одежда и обувь бойцов все более изнашивалась, и постепенно вместо вконец изорвавшихся ботинок и сапог на ногах бойцов все чаще стали появляться лапти, обмотки и прочий «самопал». Дело доходило даже до того, что многие бойцы летом стали ходить босыми. И это стало характерным для РОНА не только в 1942 г., но и даже в 1943 г. В ноябре 1942 г., как известно, начальник отдела пропаганды 2-й танковой армии полковник Деккер инспектировал части РОНА. По результатам его доклада Александр (тот, который по-немецки Альфред) Розенберг произнес ставшие легендарными слова, и поныне охотно цитируемые многочисленными красноперыми соловушками:«УДеккера была возможность осмотреть все батальоны. Четыре батальона носят старую немецкую форму Остальные батальоны выглядят как дикая банда.-» При этом, читая эти строки, надо «иметь в уме», что эта самая «дикая банда» в течение прошедших лета—осени 1942 г. не вылезала из боев и загнала в глухие леса и болота При- деснанья мощную партизанскую армию Емлютина, поставив ее на грань полного уничтожения.


Помимо комплектов бэушного обмундирования, которого хватило лишь на то, чтобы кое-как обеспечить формой 4 батальона из 15 имеющихся, немцы в конце 1942 г. передали в РОНА несколько сотен комплектов трофейного чешского военного обмундирования, доставшегося Германии при разделе Чехо-Словакии. Кстати, по отзывам бойцов РОНА, в частности бывшего капитана РОНА П.П. Степанова (Строгова), чешская форма ценилась бойцами РОНА гораздо более высоко, нежели немецкая. Покрой ее был более удобным, с функциональными глубокими нагрудными карманами. Да и была она не б/у, а новой, и значит — более ноской и крепкой. Потому бывалые бойцы старались выменивать ее на старую немецкую, даже приплачивали при обмене патронами, едой или деньгами.

Некоторое улучшение обеспечения форменным обмундированием произошло с выходом в свет Приказа начальника Генерального штаба ОКХ № 8000/42 от 13.08.1942 г. «Положение о местных вспомогательных силах на Востоке». Но окончательно «руки дошли» до обмундирования у властей РГО «ЛОС» только после издания знаменитого приказа № 1200/43 от 9 мая 1943 г. Тогда и в РОНА были также введены знаки различия восточных войск: бело-сине-красная кокарда, погоны темно-зеленого цвета с красной выпушкой, у офицеров — с красными просветами, звездочками квадратной формы и выпушкой, у младшего командного состава — с серыми лычками.. Петлицы были темно-зеленого цвета с белой продольной полоской (у офицеров — серебряный галун) и гладкой пуговицей белого металла. Офицерские петлицы были окантованы по краям, кроме переднего, серебряной канителью.

Так как и эти нововведения изготавливались в РГО «ЛОС» за счет местного бюджета и местными силами, то обеспечить в кратчайшие сроки ими полностью более чем двадцатитысячную армию РОНА не удалось. Так что к лету 1943 г. погоны, кокарды, петлицы и шевроны

имели только офицеры, гвардейский батальон, танковый дивизион (бронетанковый батальон), истребительная рота и многочисленные отдельные, самые пронырливые и находчивые бойцы. (РГЛСПК Ф. 69. On. 1.Д. 750.Л. 107)


Причем сам Каминский погон не носил. Он всегда был одет в немецкий эсэсовский (с черным воротником) офицерский мундир без погон, петлиц и знаков различия, за исключением нашитого на левом рукаве щитка «РОНА». Носил офицерскую немецкую фуражку с русской трехцветной кокардой. Да еще носил германские награды, которыми был награжден — Железные Кресты I и II класса, Знак за ранение, Знак участника рукопашного боя и Звезду Ордена для Восточных народов I класса в золоте. Известна фотография, сделанная в Варшаве за пару недель до гибели Каминского. Там он изображен вместе с СС-группенфюрером Хайн- цем Райнефартом. На этой фотографии Каминский одет в парадный мундир СС-бригадефюрера, с теми же самыми наградами. Как известно, незадолго до этого, в ик)не 1944 г., РОНА была включена в состав «Ваффен- СС» в качестве 1-й русской дивизии СС. А 1 августа 1944 г. Каминскому было присвоено звание ваффен- бригадефюрера и генерал-майора полиции. И тут же — звание СС-бригадефюрера.

И еще об одной особенности Русской Освободительной Народной Армии РГО «ЛОС». Несмотря на обильно муссируемые соловушками красноперыми утверждения о диком деспотизме, полнейшем самодурстве и запредельном диктаторстве Каминского, это не соответствует действительности.

Руководитель РГО «ЛОС» и командующий РОНА Б.В. Каминский

Да, Каминский действительно управлял РГО «ЛОС» и частями РОНА путем выпуска приказов, в подавляющем большинстве лично написанных им самим. Все это так Но фактически глава РГО «ЛОС» и командую

щий РОНА Бронислав Каминский не был диктатором в истинном смысле этого слова. Это несмотря на то, что практически все жесткие, порой жестокие решения он никогда не боялся брать на себя. Каминский, повторяю, не боялся запачкать себя даже самой тяжелой ответственностью за любое «отдающее кровью» решение, если был уверен в необходимости его принятия.

Но в РГО «ЛОС» и РОНА было принято и такое — все наиболее серьезные для Русского государственного образования решения, как военного порядка, так и государственно-политические, принимались Каминским только после того, как они были обсуждены на Совете высших руководителей РГО «ЛОС» и РОНА. На такие Советы приглашались обычно все командиры батальонов, а затем полков РОНА, начальник штаба РОНА, командиры гвардейского батальона, а также разведки и контрразведки. От гражданской части, как правило, на них присутствовали М.Г. Васюков, С.В. Мосин, капитан Г.Е. Хомутов — помощники Каминского по гражданской части, а также руководители НСПР(В) (впоследствии НСТПР) и молодежной организации. О нескольких таких Советах остались упоминания ИД Фролова в Протоколах его допросов в МГБ в 1946 г. И обсуждались на этих Советах вопросы не только военные, но и государственные. Так, на одном из таких Советов обсуждался и был решен вопрос переселения из Лепельского Окружного Самоуправления на территорию Дятловщины весной—летом 1944 г. На другом Совете был рассмотрен и решен вопрос участия РОНА в подавлении Варшавского восстания в начале августа 1944 г.


Также состоялся Совет высших командиров РОНА, властей Русского государственного образования, а также руководителей НСТПР и после возвращения Сводного Полка РОНА из Варшавы в конце августа 1944 г. На этом Совете заслушивался доклад ИД Фролова об участии Сводной группировки РОНА в боях по подавлению Варшавского восстания, а также о дальнейшей судьбе РОНА после гибели ее командующего Б.В. Каминского и начальника штаба РОНА И.П. Шавыкина.

Такая практика также уникальна и нигде и никем в годы войны 1941 — 1945 гг. на территории бывшей Российской империи более не повторялась.

Глава 6

СТАНОВЛЕНИЕ СТРУКТУРЫ УПРАВЛЕНИЯ И СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ РГО

Надо сказать, что назначенному Бургомистром Локотьской Волостной Управы Константину Воскобой- нику и Брониславу Каминскому, ставшему его заместителем, необычайно повезло. Талантливые активисты на местах, Воскобойник и Каминский встретили полное понимание своих чаяний у местных германских оккупационных властей. Брасовский район Орловской области был в зоне ответственности германской 2-й танковой армии под командованием генерал-полковника Хайнца Гудериана, а затем генерал-полковника Рудольфа Шмидта, чьи взгляды на вопросы сотрудничества с русскими и в целом на роль России описаны выше.

По некоторым данным, проект «Локоть» курировал сам министр пропаганды Германии доктор Геббельс.

Этот эксперимент горячо одобрил сам Александр Васильевич (взявший в Германии имя Альфред) Розенберг — министр по делам оккупированных областей на Востоке, Ост Министериума. Тот самый Розенберг, которого личный секретарь Гитлера Эрнст Ханфштангль, познакомившись с ним в двадцатых годах XX века, охарактеризовал следующими словами: «Вскоре я обнаружилчто Гитлер находится под сильным влиянием Розенберга, который был скорее теоретиком партии, чем простым пресс-секретарем... Он был антисемитом, антибольшевиком, антиклерикальным интрига ном, а Гитлер, по-видимому, очень высоко ценил его способности как писателя и философа». (Э. Ханфштангль. Мой друг Адольф, мой враг Гитлер. Воспоминания личного пресс-секретаря. Екатеринбург, Ультра. Культура, 2007 г. С. 49—50.)


Уроженец Санкт-Петербургской губернии, российский дворянин, бывший царский и, позднее, белогвардейский офицер, А. Розенберг, скорее всего, мечтал о развитии России не как единой империи, а — конгломерата независимых и равноправных друг относительно друга государств, территории, разделенной на «национальные очаги»: русский, украинский, кавказский, туркестанский. Своего рода СНГ, Союза Независимых Государств, но только с Германией, как главенствующим государством этого «СНГ».

Розенберг всячески пытался доказать «фюреру» «тысячелетнего рейха» разумность именно такого подхода к населению и будущему России. Видимо, в качестве ядра будущего русского национального государства он видел именно Русское государственное образование «Локотское Окружное Самоуправление».

Разумеется, имея такие «расчленяющие» Единую, Великую и Неделимую Россию взгляды, Александр Розенберг не относился к подавляющему большинству «остзейских немцев», вполне разделявших имперские устремления и воззрения владетелей Российской империи, которые, ясно осознавая, что земли бывших орденов крестоносцев давно уже являются неразрывной частью Великого Государства Российской Империи, верой и правдой ей служили на протяжении многих поколений. Светлейший князь Ливен, полковник Рар, генерал-майор барон Раден, бароны Врангели, бароны Унгерн-Штернберги, генерал-майор фон Крузенштерн и его брат полковник фон Крузенштерн, генерал-майор барон Людинкгаузен-Вольф, генерал-майор фон Неф, генерал-лейтенант граф фон дер Пален, полковник Бушей, полковник фон Валь, генерал-майор барон Велио, капитан 1 ранга барон Вилькен, генерал-майор Георг, штабс-капитан Герман, капитан Штрик-Штрик- фельдт, генерал-майор фон Клюки-Клюгенау, генерал- лейтенант фон Глазенап, полковник Делль, генерал- майор Дракке, полковник фон Рентельн, полковник Фрайтаг фон Лорингхофен, лейтенант флота Берг, старший лейтенант флота Дитерихс, Генерального штаба полковник Люндеквист, лейтенант флота Шмидт — это лишь малая часть русских патриотов из числа «остзейских немцев».


Были и другие. Которые, преклоняясь перед Россией, в первую очередь боялись ее. И стремились, мечтали расчленить Россию. Разделить Великую Державу, Империю на несколько независимых внешне и обладающих всеми атрибутами государственности «бантустанов», которыми фактически будут управлять назначенные Берлином чиновники. С помощью марионеток из числа местных жителей. Именно такую судьбу, скорее всего, многие высшие нацистские бонзы, эти «золотые фазаны», лелеяли и для РГО «ЛОС».

...Хотя, если размышлять здраво, даже если бы пресловутый план «Барбаросса» у немцев получился бы и даже если бы вся европейская территория России была оккупирована немцами (а именно это и предусматривал план «Барбаросса») и на ней были бы установлены порядки, аналогичные установленным в РГО «ЛОС», ничего бы у этих «золотых фазанов» не вышло. Потому что самой логикой событий русские власти и русское население этих «локотьских республик», столкнувшись с попытками превратить «республики» в подобие «Германского Камеруна», тотчас повернули бы многочисленные штыки своих мощных армий против напыщенных и глупых «суперменшей». И их партизанская борьба, ведомая их национальными вождями, была бы во сто крат мощнее, чем партизанская война, навязываемая народам России из безродно- космополитически-интернационалистического Кремля...

...Наиболее серьезная попытка распространить власть РГО «ЛОС» на все освобожденные от советской власти районы и территории бывшей Российской империи со стороны Каминского была предпринята им еще в конце 1942 г. Тогда~он вместе со своим заместителем Г.Н.Балашовым, а также большой группой командиров и бойцов РОНА, сотрудников администрации и различных государственных учреждений РГО «ЛОС» был вызван в Орел. В штаб 2-й танковой армии вермахта — для награждения за свои боевые и гражданские заслуги германскими орденами, медалями и почетными знаками. После церемонии награждения Каминский представил командованию армии, генерал- полковнику Шмидту, служебный доклад. В этом служебном докладе констатировались следующие достижения властей РГО «ЛОС»:


Первое. Почти полная очистка территории РГО от советских партизан. Как известно, в результате каскада практически бепрерывных противопартизанских операций весны—лета—осени 1942 г. партизаны- емлютинцы были основательно потрепаны, если не сказать — разгромлены. И оттеснены в болотистые и безлюдные районы, примыкающие к реке Десна, на самый запад территории РГО «ЛОС».

Тысячи партизан были убиты в ходе проведения этих операций.

Тысячи партизан дезертировали из рядов советских патриотов, перешли на сторону локотьчан и были влиты в состав РОНА.

Тысячи партизан разбежались из емлютинских отрядов по территории РГО «ЛОС», «самодемобилизовавшись» и затаившись по деревенькам и схронам.

Тысячи пособников партизан из числа местных жителей были выселены из лесных районов Брянского леса и переселены в отдаленные безлесные районы юга и юго-востока РГО «ЛОС».

Второе. Успешно построена «с нуля» и нормально функционирует государственная структура управления на всей территории РГО «ЛОС». Создано и в нормальном режиме работает правительство РГО, его «министерства» — Окружные Отделы, охватывающие своей деятельностью все стороны жизни РГО. Создана разветвленная система государственной власти — окружная, районная, уездная, волостная и сельская. При этом нормально функционируют все ветви власти, от высшей Окружной и до низших звеньев сельских обществ и старостатов. Работает Государственный Банк, выдающий кредиты на строительство и восстановление различных предприятий, а также контролирующий целесообразность и правильность расходования выделяемых денежных средств. Жизнедеятельность РГО «ЛОС» происходит в соответствии с двухлетним Планом развития, составленным Окружным Плановым Отделом. Создана и нормально функционирует трехступенчатая судебная система, регулируемая в своей деятельности Высшей Юридической Коллегией.

Третье. Начавшая создаваться осенью 1941 г. регулярная армия РГО, Русская Освободительная Народная Армия, за истекший год прошла успешную закалку в боях против многочисленных и гораздо лучше вооруженных подсоветских партизан-емлютинцев. Выросла численно — с 18 человек первоначального ядра до более чем 12 ООО бойцов только в регулярных частях и подразделениях. В настоящее время армия, состоящая из 15 батальонов, готовится перейти на новые штаты и развернуть в своем составе регулярные пехотные полки общим количеством до пяти и несколько отдельных специальных подразделений и частей.


Четвертое. Восстановлена и получила дальнейшее развитие хозяйственная деятельность РГО «ЛОС». Как уже упоминалось выше, десятки заводов и фабрик были в предельно короткое время ударными темпами успешно восстановлены локотьчанами. Причем восстановлены самостоятельно и без какого-либо участия или вмешательства германских государственных и экономических органов. Помимо восстановления предприятий и возобновления нормальной деятельности государственных учреждений и предприятий частного сектора были восстановлены и стали нормально функционировать, и также без какого-либо участия или вмешательства германских государственных, политических или экономических органов, межхозяйственные отношения, деловая жизнь.

Пятое. Нормализовалась также и повседневная жизнь населения. Бесперебойно и по нормальным ценам стали регулярно работать рынки, магазины, столовые, рестораны, театры и кинотеатры, дома культуры — «Народные Дома», клубы, школы, больницы, Дома престарелых и Дома сирот.

Шестое. Помимо того что население РГО «ЛОС» наконец-таки зажило сытно и в достатке, после четверти века голодной подсоветской рабской колхозно- совхозной жизни, оно бесперебойно и в полном объеме выполняло обязательные поставки продовольствия и фуража для германских ведомств.

Помимо перечисления достижений, Служебный Доклад Каминского содержал также и план действий, которые предлагалось германским властям осуществить в ближайшем будущем. В их числе были:

Распространение власти РГО «ЛОС» на все без исключения территории СССР, оказавшиеся освобожденными от советской власти в ходе военных действий германскими войсками и их союзниками. Тем самым придание власти РГО «ЛОС» характера Общероссийского национального правительства.

Дальнейшее развитие и развертывание возглавляемой исключительно русскими командирами Русской Освободительной Народной Армии. И недопущение при этом участия в РОНА каких-либо германских органов или отдельных командиров.

Германские гарантии независимости России в границах до 1939 г., т.е. до территориальных захватов в Польше и всех последующих действий советских властей по расширению своей рабовладельческой коммунистической империи.


Одновременно Каминский в своем служебном докладе предостерегал германские власти о том, что «постоянное нежелание очертить позитивные политические цели может привести к нежелательной смене настроений населения» (Свен Штеенберг. Генерал Власов. С. 109—110).

Кстати, служебный доклад руководителя РГО «ЛОС» Бронислава Каминского генерал-полковнику Рудольфу Шмидту практически полностью повторял тезисы и выводы более раннего Меморандума самого генерал- полковника. Того самого Меморандума, который генерал-полковник Шмидт составил в начале советско- германской войны и безуспешно пытался добиться проведения его в жизнь от высших руководителей «тысячелетнего рейха». И этот служебный доклад, пунктуально доведенный Рудольфом Шмидтом до высшего политического и военного руководства Германии, ждала такая же незавидная судьба, что и первоначальный Меморандум генерала.

8 января 1943 г. Розенберг представил Гитлеру доклад «О русском самоуправлении округа Локоть», подготовленный на основе служебного доклада Каминского. В докладе Розенберг одобрял «Проект «Локоть» и рекомендовал распространить его на остальные территории СССР. Доклад оставлен Гитлером без внимания и принятия каких-либо конкретных мер.

26 июля 1943 г. уже фельдмаршал Вильгельм Кей- тель на совещании в Ставке еще раз напомнил Гитлеру о Локотьском округе и Каминском (об этом есть свидетельство в «Материалах по истории Русского Освободительного Движения 1941—1945 гг.». Вып. 2. С. 195)- Реакция Гитлера была такой же, как полгода ранее. Он промолчал и оставил все как есть.

Единственное, что смог добиться от него Александр Розенберг, так это позволить Каминскому создать на землях Лепелыцины, куда осенью 1943 г., спасаясь от наступавшей Красной Армии, эвакуировалось население РГО «ЛОС» и сама РОНА, своего рода «Локотьскую республику. Дубль второй» — «Лепельское Окружное Самоуправление». Но времени для жизни второму РГО «ЛОС» было отпущено гораздо меньше, чем первому.

...В самом Локоте немцами был оставлен только небольшой, чисто символический, гарнизон, который впоследствии был также выведен, а также несколько офицеров вермахта, абвера и СД для связи и организации деятельности. Служба армейской разведки абвер впоследствии основала в Локоте отделение «Вид- дер» команды «Абверштелле-107» под командованием майора Грюнбаума, которое, в свою очередь, подчинялось Абверкоманде Особого Назначегшя под командованием полковника Герлица. Эта абверкоманда располагалась в городе Орле. Кстати, команда «Абверштелле- 107» с лета работала в какой-то мере под контролем советской разведки, так как сотрудник абверкоманды бывший летчик РККА Роман Андриевский быЛ агентом- перевертышем. Летом 1943 г., завербованный контрразведывательной группой капитана НКВД Засухина, он стал работать на НКВД. Андриевский отвечал в «Аб- верштелле-107» за антипартизанскую работу, и, кроме того, он завербовал также штатного радиста абверкоманды — Е. Присекина. В целом Андриевский создал в абверкоманде целую подпольную ячейку. Впоследствии, при отступлении с абверкомандой на Запад — в Белоруссию, Андриевский был убит советскими партизанами.

По ошибке.

С апреля 1943 г. в отделении «Виддер» в Локоте стал играть видную роль переведенный туда из Орла талантливый контрразведчик Шестаков-Арсенов. Из бывших репрессированных советских граждан. Позже он был переведен в разведшколу в Померанию и далее — в Австрию.

Также в Локоте впоследствии была размещена небольшая группа связи из СД для помощи представителю СС и СД СС-оберштурмфюреру Генриху Леляйту. Впрочем, «группа связи СД и СС» — слишком пышное название для этого крошечного коллектива, состоявшего всего из двух офицеров СС — самого Леляйта и его подчиненного.

Кстати, все исследователи и историки, пишущие на «локотьскую тему», всегда в этом месте обязательно упоминают о том, что в городе Клинцы с августа 1941 г. была размещена команда полевого гестапо «ГФП-729» под командованием СС-гауптштурмфюрера (по другим сведениям — гауптмана, т.е. капитана полиции) Йохума. Общей численностью в 120 солдат и офицеров, дислоцированных отдельными командами в городах Сураж, Мглин, Унеча, Погар, а также поселке Клетня. Кроме нее, в Клинцах также расположилось подразделение контрразведывательного органа


Б.В. Каминский с членами своего штаба и германскими офицерами полиции во время проведения операции «Цыганский Барон». Лето 1943 г.


абвера «Зондерштаб «Россия» под руководством доктора Шульца, постоянно находящегося в Локоте, и Ман- фреда Вайгеля фон Мендена, его заместителя, находящегося в Клинцах. Того самого таинственного «Зондерштаба «Россия», подчинявшегося русскому белоэмигранту Смысловскому-Хольстону-Регенау, деятельность которого (и самого Смысловского-Холь- стона-Регенау, и его «Зондерштаба «Россия») до сих пор толком не разгадана и не исследована. Шульц и фон Менден деятельно и активно создавали лжепартизанские отряды и группы псевдоподпольщиков, а также готовили на будущее («на худой конец») «спящую сеть» агентуры. Все эти группы связи координировались и руководились специально для этого созданным при штабе 2-й танковой армии «Специальным штабом «Корюк-532», в котором имелось несколько отделов, и главный из них — Отдел по борьбе с партизанами и коммунистическими диверсантами под командованием армейского капитана фон Крюгера.

Говоря о вышеперечисленных фактах, почему-то все исследователи и историки, тщательно перечислив вышеупомянутые населенные пункты, не удосуживаются констатировать вот такой интересный факт: все эти города ни формально, ни фактически не находились на территориях, входивших в состав «Локотского самоуправления». Клинцы, Сураж, Мглин, Унеча, Погар, Клетня находились на территориях, управлявшихся непосредственно военной администрацией тылового района 2-й танковой армии. Такое впечатление стойкое от ознакомления с вышеприведенным перечислением возникает, что все эти историки и исследователи, друг за дружкой неутомимо перечислявшие все эти населенные пункты на страницах своих исторических трудов, когда писали на «локотьскую тему», толком и не знают в точности, где же все-таки именно находилось Русское государственное образование... И каковы были, где пролегали конкретно на местности его фактические границы. Так как непосредственно на территории РГО «ЛОС» команда полевого гестапо «ГФП-729» не оперировала.


Это относится и к той части подразделения контрразведывательного органа абвера «Зондерштаб «Россия», что была под руководством заместителя доктора Шулыда — Манфреда Вайгеля фон Мендена. Деятельность этого подразделения, оперировавшего также за» пределами РГО «ЛОС», жизни Русского государственного образования никоим образом не касалась.

К тому же не надо забывать, что штабом 2-й танковой армии был выпущен специальный приказ, которым любым немецким органам власти запрещалось вмешиваться во внутренние дела Локотьского округа, оставив за ними лишь право «советов и помощи» (об этом писала газета «Голос Народа» от 25 июля 1942 г.).

Судебная система РГО «ЛОС» и составные ее части — система судопроизводства, судебная юрисдикция, действующее судебное законодательство, система исполнения наказаний, в целом пенитенциарная система — заслуживают того, чтобы им была посвящена отдельная глава. В которой все это не только будет подробно описано, но и хотя бы в первом приближении проанализировано.

Дело в том, что судебная система РГО «ЛОС» была уникальным явлением и нигде более на территориях бывшей Российской империи, выведенных во время Второй мировой войны из-под контроля советской власти, не повторялась.

Чем она была уникальна?

Во-первых, структура судебной и пенитенциарной систем была разработана без какого бы то ни было участия германских властей самими руководителями и жителями РГО «ЛОС».

Во-вторых, судебное законодательство в РГО «ЛОС» охватывало все, без какого бы то ни было исключения, области деятельности юриспруденции, как гражданское, так и уголовное право. А также все виды правонарушений и преступлений: от мелкого хулиганства, спекуляции, самогоноварения и до убийств, террористической, диверсионной и подпольной деятельности.

В-третьих, все без исключения судебные органы в РГО «ЛОС» были укомплектованы сверху донизу исключительно жителями РГО, бывшими советскими гражданами.

В-четвертых, уголовное и прочее законодательство было также разработано без какого-либо вмешательства германских органов или отдельных представителей оных. По крайней мере, противного факта до сих пор не найдено и не опубликовано никем — даже самыми отъявленными советскими агитпроповцами.


В-пятых, действовавшие в РГО «ЛОС» нормы уголовного законодательства распространялись на всех без исключения людей, находившихся в момент совершения ими преступлений на территории РГО «ЛОС». Причем не только на местное население и на других бывших советских граждан, но и на военнослужащих венгерской и, главное, германской армий. Правом «юридической экстерриториальности» на территории РГО «ЛОС» не обладал никто. Таким образом, юрисдикция Локотьского волостного (а затем — и окружного) суда распространялась не только на жителей волости (а затем — и округа), но и на немецких военнослужащих, находившихся на территории волости (а затем и округа).

В-шесгых, несмотря на Вторую мировую войну, на войну между СССР и Германией и ее союзниками в опасной близости от границ РГО «ЛОС» (а с февраля 1943 г. — в условиях оккупации войсками СССР части территории РГО «ЛОС»), на жесточайшую террористическую партизанскую войну на территории самой РГО «ЛОС», никаких печально известных по юридической практике в СССР внесудебных органов, никакой внесудебной расправы над инакомыслящими, всех этих пресловутых «троек», «ОСО» и прочих внесудебных органов на территории РГО «ЛОС» создано так и не было и ничего подобного там не функционировало.

В-седьмых, на территории РГО «ЛОС» единственным местом содержания заключенных, а также единственным местом приведения смертцых приговоров в исполнение была Окружная тюрьма в Локоте, расположенная на территории Локотьского конного завода и ипподрома. Причем тот факт, что, несмотря на то что конезавод использовался как тюрьма, он так и не был закрыт, то, что все время существования РГО «ЛОС» и Окружной тюрьмы в одних и тех же помещениях исправно функционировали не только тюрьма, но и конный завод, само за себя говорит как об общем количестве осужденных к тюремному заключению, так и о самом уровне «строгости» действовавшего в РГО «ЛОС» уголовного законодательства. То есть ничего похожего на разветвленнейший и громадный советский «Архипелаг ГУЛАГ» с его многочисленными лагерями уничтожения и расстрельнями, усеявшими даже саму столицу СССР, Москву, здесь и в помине не было.


Судебная система Округа состояла из трех уровней.

Низший уровень, волостные управы, был обеспечен институтом мировых судей, которые имелись при каждой волостной управе. Мировые судьи рассматривали дела по мелким взаимным тяжбам, хулиганству, самогоноварению. При этом рассмотрение всех дел проводилось мировыми судьями единолично.

На среднем уровне, в районах (уездах), функционировали районные (уездные) суды. Эти суды также рассматривали нетяжкие уголовные преступления. В отличие от судов низшего уровня, здесь судебное заседание состояло из волостного судьи и двух судебных заседателей. Судебные заседатели выбирались и предоставлялись в распоряжение волостных судей районными бургомистрами. Бургомистры же выбирали людей на кандидатуры судебных заседателей из числа работников районных или волостных управлений. Сами районные (а также волостные) судьи отбирались Окружным Отделом Юстиции, и их кандидатуры представлялись районным бургомистрам на утверждение. О характере судебных дел, рассматривавшихся этими судами, можно судить по следующему примеру. Из книги И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанская республика>> мы видим, что, к примеру, в августе 1942 г. Севский уездный суд присудил к штрафу в 500 рублей уборщицу хлебозавода М.А. Дежкину за систематические кражи хлеба с хлебозавода с целью его дальнейшей продажи. К такому же штрафу в 500 руб. была присуждена гражданка А.С. Фетисова за то, что она нанесла побои металлической цепью гражданке Н.Н. Лука- новой.

Более того, в том же августе 1942 г. Севский уездный суд вообще вынес беспрецедентно мягкий приговор бывшему старосте деревни Семеновка Стрелецкой волости Севского района М.И. Андрееву. 7 августа 1942 г., гласит судебная хроника Севского уезда, «суд установил, что Андреев недобросовестно относился к своим обязанностям, имел тайную связь с партизанами через посредство Осиновой СВ., сеял панику среди населения. Суд постановил подвергнуть МИ. Андреева 3 -месячному лагерному отбыванию в г. Севске». Во всех этих описанных случаях поражает беспрецедентная мягкость решений суда. А ведь все они выносились еще и в условиях военного времени.


Высший уровень судебной системы был представлен Окружным судом, председателем которого являлся Курятников, а секретарем — Васильев.

И вся эта система замыкалась на Военную коллегию (Военно-следственный отдел) Локотьского Округа, возглавляемую Г.С. Процюком (по другим данным — Г.С. Працюком). Военная Коллегия Локотьского Округа руководилась Окружным Управлением Юстиции и занималась только расследованием террористической и диверсионной деятельности против Локотьского Округа со стороны подсоветских партизан и подпольщиков. За эти преступления «товарищам», в соответствии с нормативными Актами (Уголовным кодексом), разработанными лично руководителем Окружного юридического отдела начальником Управления юстиции Округа В.В. Тиминским, полагались расстрел или повешение. Их пособники наказывались тюремным заключением на срок от трех до десяти лет, который им приходилось отбывать в Локотьской окружной тюрьме. Дезертирство из рядов РОНА каралось трехлетним тюремным заключением. Обязательной при всех этих наказаниях была конфискация имущества наказанных.

Военно-полевые трибуналы (или военно-полевые суды) при Русской Освободительной Народной Армии были не постоянно действующими органами, они функционировали:

1. Во время боевых действий в период проведения антипартизанских операций, проводившихся РОНА на территории РГО «ЛОС».

«Выбрасывались» из Локотя в другие районные центры РГО «ЛОС» на период проведения там выездных судебных процессов по особо важным делам против раскрытых там подпольных организаций советских патриотов или пособников партизан.

Проводили судебные заседания и выносили приговоры по переданным туда материалам из Военной коллегии.

При этом Председателем того или иного заседания Военно-Полевого суда обычно назначался заместитель Б. Каминского по гражданской части С.В. Мосин, а членами суда были начальник штаба РОНА И. Шавыкин и Гарбузов.

О «среднем» составе осужденных Военно-Полевым судом Округа и «среднем» разбросе различных наказаний ярко свидетельствует приведенная здесь заметка «Судебная хроника» в газете «Голос Народа». Из нее можно видеть практически весь «срез» подсудного элемента и уровень строгости приговоров по каждой категории осужденных. Так, согласно этой заметке, 18 человек было подвергнуто 3-летнему тюремному заключению за дезертирство из рядов РОНА. Еще 2 дезертиров из «4-го русско-немецкого батальона» также приговорили к 3 годам тюрьмы, но уже с конфискацией имущества, а одного такого же — к расстрелу с конфискацией имущества. За сбор средств в пользу партизан одна женщина была осуждена к 10 годам, а две других — к 5 годам тюремного заключения. Одна женщина за шпионаж в пользу партизан была приговорена к расстрелу.


Также к смертной казни, но через повешение, были приговорены 6 человек, из них 3 женщины — «за казнь командира роты полицейских, за убийство и грабеж жен и детей полицейских». К смертной казни через повешение был приговорен и один взятый в плен партизан. Другой партизан был приговорен к расстрелу «за издевательства над народом, за ограбление раскулаченных, за участие в партизанских отрядах и помощь им». Но расстреливались не только партизаны. «За издевательства над народом, за насилие над раскулаченными, за шпионаж, за взяточничество в органах


Заметка в газете «Голос Народа» о работе Военно-Полевого суда Локотьского Окружного Самоуправления


новой власти» был приговорен к.расстрелу бывший чиновник РГО «ЛОС».

Те осужденные, кто приговаривался к разным срокам тюремного наказания, содержались в Окружной тюрьме, располагавшейся в части помещений Локотьского конезавода. Они обеспечивались питанием согласно следующим нормам:

150 г хлеба и 1 литр воды в день для содержащихся под строгим арестом; *

300 г хлеба, суп 1 раз в день и неограниченное количество воды для содержащихся под обычным арестом.

Эти данные приводит И. Ермолов в своей книге «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии» на стр. 98.

161

...Были в исполнительной системе судебных органов Особого Локотьского Округа и свои «знаменитости»,

Самая запретная книга...


как, например, неистовая «пассионария» Антонина Макарова-Гинзбург, более известная как «Тонька-пулеметчица». Наиболее ее известное деяние — расстрел из пулемета перед отступлением РОНА из Локотя группы заключенных партизан. Хотя и здесь все далеко не так ясно, как представляется на первый взгляд...

Летом 1943 г. на территории РГО «ЛОС» произошел уникальный в отношении оккупированных Германскими войсками территорий бывшей Российской империи случай — полицией порядка Особого Локотьского Округа были арестованы два немецких военнослужащих — зондерфюрер и унтер-офицер — за ограбление мельницы и убийство мельника. Их захватили на месте преступления сами локотьцы с «поличным», вина была очевидна, отпираться не было смысла. Преступники были приговорены к расстрелу, и целых два дня в Локоть шел поток телеграмм, курьеров, разрывались телефоны и телеграф.


Сначала немцы требовали от Бронислава Каминского отмены приговора и передачи арестованных военнослужащих в руки немецких жандармов, которых пришлют для этой цели в Локоть, — Каминский стоял на своем!

Затем немцы согласились на смертную казнь, требуя лишь, чтобы этот приговор был представлен как вынесенный немецким военным трибуналом — Каминский стоял на своем!

Наконец, последнее — просьба (!) немцев отсрочить исполнение приговора на один день до приезда специальной расстрельной команды вермахта во главе с офицером, чтобы виновники были расстреляны не русскими, а самими немцами. Ответ Каминского — НЕТ!

Осужденных немцев расстреляли в Локоте на центральной площади города, куда съехалось чуть ли не со всей территории РГО «ЛОС» более десяти тысяч человек — со всех районов, со всех сел, со всех уголков! Народу было столько, что площадь не смогла вместить всех приехавших — все прилегающие улицы были запружены, забиты народом, приехавшим убедиться в силе своего руководителя, в Своей Силе!


Приехавшей в Локоть на следующий день немецкой расстрельной команде во главе с немецким офицером работы уже не осталось — дело было сделано.

Такого не могли себе позволить ни карманный «руководитель» Российского Освободительного Движения Власов Андрей Андреевич, ни кто-либо из высших руководителей различных административных образований, устроенных немцами на территориях России, освобожденных немцами от советской власти в ходе войны!

Да что там говорить об этих руководителях! Такого себе позволить не мог ни один из союзников Германии: ни словацкий вождь пастор Йозеф Тисо, ни хорватский «поглавник» Анте Павелич, ни румынский «кондукаторул» маршал Ион Антонеску, ни венгерский «регент» адмирал Миклаш Хорти, ни норвежский «глава» Гуннур Квислинг, ни болгарский царь Борис!

Сам «дуче» Италии Бенито Муссолини себе такого не мог позволить!

...А вот Бронислав Каминский — смог.

...О независимости и полной автономности в вопросах местного самоуправления на территории РГО «ЛОС» ярко свидетельствует и такой штришок В феврале—марте 1943 г. высшее германское армейское командование, усиленно проталкивавшее в жизнь «Проект «Власов», организовало поездку «ставшего из Савла Павлом» бывшего блестящего советского генерала А.А. Власова по оккупированным территориям СССР. Как известно, когда Каминскому предложили, он отказался наотрез встать под знамена пусть и бывшего, но — советского генерала Власова.


При этом вот еще что крайне интересно!

Генералы вермахта, стоявшие за «Проектом «Власов», в т.ч. и из числа командования

тыла Группы армий «Центр» Б.В. Каминский

и 2-й танковой армии вермах- в 1930-х годах

та, так и не смогли организовать появление генерала Власова на территории РГО «ЛОС». Официальная причина этого состояла в том, что территория РГО «ЛОС» «не находилась под юрисдикцией» местного германского командования, т.е. командования тыла Группы армий «Центр»! Об этом Свен Штеенберг в своей книге «Генерал Власов» прямо написал на стр. 112: «Поездка в Локоть не включалась в планы маршрута поездки Власова, поскольку данный регион не находился под юрисдикцией Шенкендорфа».

Для справки: генерал пехоты Макс фон Шенкен- дорф (24.02.1875 - 06.07.1943) с 15 марта 1941 г. вплоть до самой смерти 06.07.1943 г. являлся командующим тыловым районом и охранными войсками Группы армий «Центр».

Получается, что не только высшие командиры 2-й танковой армии вермахта, к формальному ведению которой относилась территория РГО «ЛОС», но даже и высшие командиры тыла Группы армий «Центр» не имели никакой власти на территории Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление»! Читатель, еще раз задумайся над этим фактом!

...Под стать своему командиру были и подчиненные Каминского. Они также действовали решительно, наводя порядок на территории РГО «ЛОС» в каждом случае, когда германские или венгерские союзники начинали «зарываться». Неоднократно отмечались случаи, когда бойцами РОНА и полицией РГО «ЛОС» арестовывались и передавались немецким и венгерским военным представителям их подчиненные, арестованные за свои «художества».

Для иллюстрации этого утверждения можно привести следующий пример. В течение 1942 г. в селе Зерно- во, что расположено в Суземском районе, на самой границе РГО «ЛОС» с Сумской областью Украины, напротив города Середино Буда, была расквартирована 2-я рота 6-го батальона РОНА. Командовал ротой капитан РОНА Остроглядов, бывший лейтенант РККА Рота и ее командир были на хорошем счету в РОНА — считались чуть ли не лучшей ротой в бригаде, так как практически полностью вымели отряды советских партизан из своего подведомственного района. В определенной мере этому способствовали и условия района, в основном безлесного, но в то же время имеющего множество балок, балочек, оврагов и т.д.


Помимо успехов в борьбе с советскими партизанами Остроглядов неизменно имел успехи и в борьбе с немецкими хозяйственными подразделениями, которые время от времени наведывались с территории Сумской области для проведения реквизиций. Все эти команды и отряды Остроглядовым неизменно выпроваживались вон несолоно хлебавши. Причем не раз и не два дело доходило до форменных рукопашных стычек Непрошеные гости при этом были неизменно жестоко биты бойцами-остроглядовцами. А при начинавшихся было перестрелках остроглядовцы также охотно брались за оружие. И через пару-тройку выстрелов любители «локотьской халявы» тут же быстренько сдувались, как проткнутые воздушные шарики.

Потерпев такое фиаско, немецкие командиры потом жаловались на командира 2-й роты командованию тылового района 2-й танковой армии вермахта, в чьем административном ведении находилась территория РГО «ЛОС». Но каждый раз германское командование в соответствии со строгим приказом генерал-полковника Рудольфа Шмидта брало сторону Остроглядова, так как он не выходил за рамки своей компетенции. А хамоватые немецкие хозяйственники, хотевшие «на халяву» пограбить «богатеньких буратин», точнее локотьчан, как раз за эти рамки и выходили. Не жалел Остроглядов и своих соотечественников. Один раз он полностью разоружил команду курсантов школы командного состава РОА, которые на его территории проводили свои полевые занятия. И позволили себе при этом немного посвоевольничать, пограбить местное население. Попытка была сразу же пресечена бдительным, бескомпромиссным и суровым Остроглядовым. А у курсантов расцветились всеми цветами радуги фингалы и синяки, полученные в ходе разъяснения им их неправоты хмурыми бойцами 2-й роты 6-го батальона РОНА.

Кстати, командир 1-й роты, расквартированной в самом Локоте, старший лейтенант РОНА Фокин также отличался крайне антинемецкими настроениями. Как пишет И. Ермолов в своей книге «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии» на стр.104, «командир 1-й рощи старший лейтенант Фокин открыто высказывал недовольство немцами, не раз вступал с ними в драки, а однажды сорвал в одном из штабов немецкие агитационные плакаты и велел их выбросить. Фокин отличался беспощадностью к партизанам: пленных не брал, расстреливая захваченных в бою на месте. В то же время этот командир вытащил из локотской тюрьмы десятки человек, взяв шг на поруки„».


...Что же касается немцев, то и они во время войны разные были. Были немцы, были и нацисты. Нацисты такого не забывали и не прощали! Можно предположить, что уже тогда «унтерменша», «русского недочеловека», какого-то там «обер-бургомистра» вычеркнули из жизни «власти предержащие» «тысячелетнего рейха». И теперь время начало для Каминского свой обратный отсчет.

Хотя, скорее всего, этот обратный отсчет для Бронислава Каминского начался тогда, когда он, будучи уже во главе РГО «ЛОС», убил своего первого коммуниста, первого действительно настоящего брянского мужика-партизана. Страшная формула «Убиваешь коммуниста —, а погибает русский!» уже давно начала разъедать душу Бронислава Каминского, так же как и души его подчиненных, его солдат, его офицеров. Ведь чем больше они убивали коммунистов, тем больше на Руси гибло русских, тем слабее становилась Россия. К сожалению, они этого не понимали.

Это вообще трудно понять.

один случай, который ярко характеризует своеобразие взаимоотношений жителей РГО «ЛОС» и бойцов РОНА, с одной стороны, и фашистских оккупантов (в данном случае — венгров), с другой стороны, произошел за несколько месяцев до случая с расстрелом двух германских военнослужащих. В самом конце 1,942 г.. в поселке Брасов,томхамом, что «до Октября» принадлежал Царской Фамилии, был временно расквартирован 10-й полк 102-й венгерской легкопехотной дивизии. В тот период времени дивизия была разбросана по всей территории РГО «ЛОС» в качестве охранного соединения. И во время антипартизанских операций, проводимых РОНА, выступала в основном как последний резерв на крайний случай. Венгры, то ли от безделья, то ли возомнив себя «суперменшами» посреди какой-нибудь там «Танганьики», начали безобразничать. Во всех войсках всех стран мира «начали безобразничать» всегда означает одно и то же. И проявляется одинаково.

Пьянка — дебош — женщины — насилие над ними.

Ответ локотьцев на эти «безобразия» был быстрым, однозначным и резким. Уж чего-чего, а драться русский мужик умеет. Когда венгры поняли (а им это быстро и ясно дали понять), что против русских они, мягко говоря, «не тянут», то они попытались вести себя как оккупанты. То есть — схватились за оружие.


Это была вторая ошибка, которую венгерские военнослужащие совершили тем зимним днем в конце 1942 г.

Потому что локотьчане тоже схватились за оружие. Началась пальба, которая очень быстро утихла, потому что в это уже ставшим нешуточным дело оперативно вмешались — командир венгерского полка и сам обер- бургомистр Каминский, в жилах которого текла польская и немецкая кровь — кровь рыцарей и поэтов. А за плечами у него было пять жестоких, по «красному» да «шерстяному беспределу», лет «советской зоны», которой и не нюхал утонченный венгерский полковник- аристократ. Поэтому инцидент был улажен быстро, венгры принесли свои извинения, которые были угрюмо приняты. И обещали, что они — больше не будут!

Надо сказать, что после случая 31 декабря 1942 г., когда венгры в Брасово ограбили нескольких жителей и пытались изнасиловать двух женщин, позже, уже в конце января 1943 г., они самовольно разобрали на дрова несколько принадлежащих локотьчанам построек. А через некоторое время спустя стали самочинно устраивать обыски у «подозрительных лиц». В число которых попал даже заместитель обер-бургомистра РГО «ЛОС» С.В. Мосин, дом которого обыскали, причем с согласия, видимо, порядком струхнувшего командира взвода охраны Кирьянова.

...Для справедливости следует отметить, что с германскими военнослужащими из состава боевой группы 216-й пехотной дивизии, во время проведения проти- вопартизанских операций часто придававшейся частям РОНА и при этом временно квартировавшейся тут же, в окрестностях Локотя, подобных инцидентов не было ни разу.

Хотя случаи, когда локотьчане арестовывали за разного рода проступки и преступления и передавали немецкому и венгерскому командованию, соответственно, немецких и венгерских солдат и унтер-офицеров, были. И были неоднократно, исчисляясь многими десятками.

Известны также и другие случаи внесудебной расправы локотьчан над воришками из числа венгерских и германских военнослужащих — их местные жители ловили, раздевали догола, обмазывали дегтем и вываливали в перьях. А затем в таком виде доставляли в немецкую или венгерскую комендатуру и там сдавали обескураженным военным представителям союзных армий. Об этом повествуют в своей книге «Ранние годы. Очерки истории Национально-Трудового Союза (1924—1948)» на стр. 151 Л А Рар и В А. Оболенский.


Глава 7

ГЛАВНЫЕ ДЕЛА: РЕСТИТУЦИЯ, НАЛОГИ, ЛЬГОТЫ, РАЗДАЧА КОЛХОЗНОЙ ЗЕМЛИ

Первым делом в появившемся на свет Русском государственном образовании сбылась давнишняя, более чем десятилетняя мечта каждого простого «подсовет- ского» сельского человека — Волостная управа ликвидировала ненавистные «до скрежета зубовного» колхозы! При этом имущество, инвентарь, все колхозные и совхозные постройки, а также запасы хлеба и другого продовольствия были розданы поровну (в зависимости от количества едоков в семье) крестьянам. Таким же образом была разделена между крестьянскими семьями земля колхозов.

Через девять месяцев после образования РГО Каминским была реализована в жизнь еще более смелая идея. Ранее отнятое, конфискованное «товарищами» во времена коллективизации и позже имущество было возвращено его бывшим владельцам или членам их семей. Это происходило в соответствии с приказом бургомистра Особого Локотьского Уезда (Округ будет образован менее чем .месяц спустя, 19 июля 1942 г.) Б. Каминского № 185 от 23 июня 1942 г. «О восстановлении справедливости в отношении раскулаченных».

Это — первый и единственный документ подобного рода, вышедший на территории бывшей Российской империи после пресловутого «Октября» 1917 г.

В соответствии с этим приказом все имущество, которое коммунистами было когда-то отнято, конфисковано, национализировано у бывших его владельцев, теперь безвозмездно им возвращалось! А если к этому времени какое-либо имущество было утрачено, то каждому бывшему владельцу в обязательном порядке выплачивалась соответствующая справедливая компенсация.

Одновременно безвозмездно наделялись земельными наделами, позволявшими вести подсобное хозяйство за счет бывшей колхозной собственности, следующие категории семей:

бойцов народного ополчения (рот самоохраны), народной армии, полиции порядка (городской и сельской полиции);

сотрудников администрации, а также всех бюджетных учреждений Русского государственного образования (врачи, медсестры, санитарки, учителя и другие работники школ, яслей и детских садов, работники заводов, фабрик, мастерских, социальных домов для детей-сирот и для престарелых, коллективы театров, клубов, народных домов, библиотек, изб-читален и т.д. и Т.П.);


беднейшие категории населения, ежемесячный доход которых составлял менее 250 рублей на душу.

Были установлены налоги, которыми облагалась каждая семья, при этом размер этих налогов был не грабительский, как при советской власти, а разумный, дающий возможность жить по-человечески. Да, да, размер налогов, платившихся локотьчанами местным властям (по советской терминологии, фашистским прихвостням и гитлеровским клевретам, наймитам и холуям одновременно), был гораздо меньше «советского» налога. Тех налогов, что в то же самое время платили сельские жители Советского Союза «родной советской власти» по ту сторону линии фронта.

Вот такие странные наймиты, прихвостни и холуи действовали тогда в РГО «ЛОС»!

Более того, от налогов освобождались все инвалиды и престарелые, люди, жившие в поселках городского типа, т.е. не имевшие скота и огорода, а также работники с маленькой зарплатой. Такой считалась зарплата менее 250 советских рублей в месяц на каждого работающего. Даже с учетом инфляции на оккупированных территориях эта сумма по своей реальной покупательной способности была баснословной для соотечественников, оставшихся на подсоветской территории — за линией фронта.

Кстати, с легкой руки советских патриотов из числа партизан на территориях' СССР, оставшихся в ходе войны под контролем советской власти, ходили следующие ужасающие цифры налогов, якобы уплачиваемых жителями этих самых оккупированных территорий проклятым немецко-фашистским оккупантам. Или, точнее, выбиваемых из несчастных жителей оккупированных территорий немецкими прихвостнями из числа пособников немецко-фашистских оккупантов и предателей родины. Эти цифры привел в своей докладной записке от 15 марта 1942 г. И. Сталину глава всех советских партизан, неистовый главарь белорусских коммунистов П.К Пономаренко. Согласно его докладной записке, жители должны были выплачивать следующие налоги: зерно — 3—4 центнера с гектара, молоко — 350 л с коровы, свинина — 100 кг со двора, яйца — 35 шт. с курицы, куры — 6 кг со двора, шерсть — 1,5 кг


с овцы, подушный цалог — 50 руб., на собаку — 100— 150 руб., на кошку — 50 руб., за окно, выходящее на улицу, — 15 руб, за окно, выходящее во двор, — 10 руб. (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1. Д. 19. Л. 33.) Эти «ужастики», эти данные всегда охотно приводятся до сих пор всеми соловушками красноперыми в своих «исторических» исследованиях.

Но если покопаться в том же РГАСПИ, и даже в том же Фонде 69, то можно найти и другие документы. Например, РГАСПИ. Ф. 69. On. 1.Д. 1144. Л. 111, где приведены следующие данные о налогах, налагаемых с 8 декабря 1941 г. на жителей оккупированных территорий СССР: «подушный налог с лиц 16—60 лет — 20 руб~, с промысловых лошадей — 125 руб~, налог с колхозной земли — 6—10 руб. с 1 гектара». И все, больше никаких денежных налогов с собак, с кошек, с окон. Причем эти налоги были вскоре пересмотрены и стали фиксированными на год. Но и эти цифры не совсем точно отражают истинную картину с налогообложением населения РГО «ЛОС».

Вот перед вами «Инструкция по начислению финансовых и натуральных налогов на 1942 год», которая оказалась подшитой в папку документов Бере- стенской волости Навлинского района «Особого Локотьского района (уезда)». Все дела этой волости ныне хранятся вРГАСПИ^Ф. 69. On. 1.Д. 1144. Эту инструкцию (Л-62) нужно обязательно полностью привести здесь, настолько уникальны и сногсшибательны ее данные!

Обязательно обратите внимание, это еще не самый расцвет РГО «ЛОС», а только самое начало его деятель-" ности! Ведь Инструкция составлена на 1942 г., т.е. она составлялась и утверждалась в конце 1941 г.!

Ниже впервые в открытой печати приведены реальные фактические размеры налогов, которые должны были выплачивать жители Русского государственного образования на Орловской земле. Советские, да и постсоветские историки никогда не приводили этих цифр, потому что они просто убийственны для любого советского агитпроповца. Вот он, драгоценный лист 62 из этого дела:

ИНСТРУКЦИЯ по начислению финансовых и натуральных налогов на 1942 год


ФИНАНСОВЫЕ НАЛОГИ

Финансовым похозяйственным налогом облагаются все крестьянские хоз-ва в размере от 30 до 50 руб. в зависимости от мощности хоз-ва и наличия трудоспособных в хоз-ве.

От налога освобождаются: инвалиды, престарелые мужчины от 60 лет, женщины от 55 лет, если в хоз-ве нет трудоспособных членов семьи; граждане, пострадавшие от действий советской власти, от действия партизан и погорельцы во время военных действий, и бойцы вооруженной охраны, семьи которых проживают на территории пос. Локоть.

НАТУРАЛЬНЫЙ НАЛОГ

Натуральным налогом облагаются все крестьянские хоз-ва в размере мяса — 15 кг.

Я й ц а — 20 штук Молоко — 75 литров.

От налога освобождаются: рабочие и служащие, которые не были связаны с сельским хозяйством в 1941 г. Инвалиды, престарелые мужчины от 60 лет, женщины от 55 лет, в семьях которых нет трудоспособных; гр-не, пострадавшие от действий сов. власти, от действия партизан и пострадавшие от военных действий.

ПРИМЕЧАНИЕ: Молоко-поставками не облагаются хозяйства, не имеющие коров и имеющие яловых коров в 1942 г.

Рабочие и служащие при наличии коров облагаются молоко-поставками за исключением поселка Локоть, Владимирская, дер. Городище № 1 и пристанционные поселки.

п/п Бургомистр Каминский

Верно: подпись

Копия верна: Валерьева

Как видите, налог на целый год не то что божеский, а очень божеский! За целый год каждое крестьянское хозяйство должно было сдать «государствут.е. Русскому государственному образованию, всего-то 15 килограмм мяса, 20 штук куриных яиц и 75 литров молока! Да, и еще от 30 до 50 рублей деньгами! И ВСЕ!

Высказывались, правда, некоторыми историками предположения, что это налоги не на год, а на квартал. Подтверждения этому в архиве автор не нашел. Скорее всего, эти утверждения появились у их авторов потому, что они просто не поверили, что такое вообще может быть в действительности. Но даже если и предположить, что здесь приведены размеры налогов на квартал (еще раз повторяю — это только теория, причем даже не научная, а лишь робкое предположение некоторых историков), то и они явно «божеские»! К примеру в других оккупированных областях он составлял от 75 до 125 рублей, то есть примерно в два с половиной раза больше.


Власти РГО «ЛОС» всячески поощряли развитие племенного животноводства, дающего в первую очередь молоко и мясо, а не навоз, как очень четко выразился про состояние дел в современной России с молочным животноводством один известный экономист-бизнесмен. Точнее — одна миллиардерша-бизнесвумен, ставшая на путь коневодства и крупного молочного животноводства в Белгородской области. И конкретным делом доказавшая, что без участия, контроля и мудрого руководства со стороны правительства областей, всех этих областных министерств и районных управлений сельского хозяйства это самое сельское хозяйство может в России быть вполне рентабельным. И даже давать, как и во всем остальном цивилизованном мире, неплохую прибыль.

На развитие и защиту сельского хозяйства, увеличение поголовья крупного рогатого и другого домашнего скота был направлен и Приказ Обер-бургомистра РГО «ЛОС» № 31 от 31 августа 1942 г. В нем хозяевам запрещался самовольный убой молодняка крупного рогатого скота, овец и свиней. За нарушение налагался штраф 2000 рублей.

Менее месяца прошло с того времени, как Особый Локотьский Уезд был преобразован в Особый Локотьский Округ, и уже явно прослеживается нацеленность властей РГО «ЛОС» на строительство процветающего мирного будущего, а не забота только о дне сегодняшнем. Ведь поголовье крупного рогатого скота не увеличится сразу после выхода приказа из-под пера Каминского. Для этого надо, как вы сами понимаете, время. Полгода-год как минимум. А уж отдача от увеличившегося в конце концов поголовья наступит в еще более отдаленное время. Надо ведь этих теляток, да поросяток, да жеребяток, да овечек еще вырастить и выкормить. То есть еще полгода-год, тоже как минимум. Реальные осязамые последствия этого приказа положительно проявятся не то что в году 1943-м, а, скорее, в году 1944-м...

Холуи и прихвостни так не поступают. Попробуйте найдите-ка хоть одного нормального прихвостнически настроенного холуя и пособника иноземных оккупантов, думающего о развитии экономики, планирующего будущее подвластной территории на годы вперед.


...И все это с учетом того, что от налогов освобождались многочисленные и самые разнообразные категории населения РГО «ЛОС»:

во-первых, престарелые граждане (мужчины от 60 лет и женщины от 55 лет);

во-вторых, все без исключения инвалиды; в-третьих, все без исключения граждане, пострадавшие от действий советской власти. То есть бывшие раскулаченные и вообще репрессированные тем или иным способом (начиная от отсидки в лагерях и тюрьмах и кончая увольнениями с работы) по ст. 58 УК РСФСР;

в-четвертых, все без исключения граждане, пострадавшие от действий партизан. А таких в сельской местности было немало. У одних партизаны убили кого- нибудь из семьи за отказ вступать в их ряды. У других сожгли дом, у третьих увели корову или зарезали подсвинка, отобрали лошадь с телегой, а то и просто телегу. Еще у кого-то сожгли сено или скирды с убранным хлебом, овсом, ячменем, рожью;

в-пятых, просто погорельцы или пострадавшие во время военных действий. Также весьма многочисленная категория населения, ввиду того факта, что террористическая война против локотьчан, развязанная партизанами-емлютинцами под лозунгом «борьбы против немецко-фашистских оккупантов» велась крайне жестокими методами. Да и сами народоармейцы во время боев с партизанами в том или ином селе или деревне особо не церемонились, если надо было уничтожить дом или сарай, в котором засели партизаны. Все это во время боев сжигалось или взрывалось.

А население тут же автоматически переходило в категорию лиц, освобожденных от выплаты налогов. То же самое происходило и во время проводившейся летом 1942 г. операции РОНА по вытеснению партизан- емлютинцев в глубь Брянского леса. Когда народоар- мейцы были вынуждены сжечь сразу несколько сел и деревень, находящихся в восточной, наиболее обжитой части Брянского леса, а жителей этих сел и деревень — переселить в другие, безлесные районы РГО «ЛОС», в основном в Дмитровск-Орловский, Дмитриев- Льговский и Михайловский районы;


в-шестых, бойцы вооруженной охраны, семьи которых проживали на территории пос. Локоть (не путать с Народной Армией — будущей РОНА. — С.В.J;

в-седьмых, малооплачиваемые категории граждан, к которым причислялись все жители, получавшие зарплату не более 250 рублей/месяц. А таких было очень много. Например, в сельских управах РГО «ЛОС» писаря и другие работники, за исключением, пожалуй, самого старосты, получали именно те самые нищенские, по локотьским меркам, 150—200—250 рублей в месяц;

в-восьмых, сироты, а также все люди моложе 15 лет, проживающие отдельно от родителей;

в-девятых, люди, не имевшие построек, скота, не пользовавшиеся огородами и садами.

Кроме того, имели право на скидки в уплате налогов от 25 до 75%:

во-первых, граждане, награжденные знаками отличия германским командованием. Тут надо помнить тот факт, что собственных знаков отличия, орденов или медалей в РГО «ЛОС» придумать и утвердить так и не успели. Награждали денежными премиями или натурой — зерном, мукой и т.д. Но власти РГО «ЛОС» хорошо понимали, что награждать за воинский подвиг деньгами или несколькими пудами ржи или муки все- таки как-то недостаточно. Надо, по уму, медаль или орден человеку дать, как издавна было на Руси. Вот и ходатайствовали перед германским командованием о награждении германскими знаками отличия; во-вторых, семьи инвалидов 2-й группы; в-третьих, семьи лиц, которые были сосланы или посажены по все той же печально знаменитой ст. 58 УК РСФСР и не вернулись на родные места из ссылки или заключения к 1 января 1943 г.;

в-четвертых, лица, имеющие на иждивении несовершеннолетних сирот.

Интересный факт: в Русском государственном образовании совершенно отсутствовала система наказаний за неуплату или несвоевременную уплату налогов. Ни штрафов, ни арестов, ни конфискаций за уход от уплаты налогов, ни судебных приставов действовавшим на территории РГО «ЛОС» законодательством не предусматривалось.

И. Ермолов и С. Дробязко в книге «Антипартизанская республика» приводят факты о состоянии дел с уплатой налогов в Дмитровск-Орловском районе, считавшемся в РГО «ЛОС» одним из наиболее зажиточ-

110 НАШЕМУ ОКРУГУ Брасовский район

Передовые старосты


По Глодневской волости есть ряд населенных пунктов, которые оноачпли шаолненис плана госпоставок по всем видам натурнало- га, а такж<э и финансовые л с i ранние платежи.

К числу таких относятся населенные пункты:

па\ Никольсно— Троицкий {староста Мозалгвский);

дер. Каэинка (староста Бурен- хсв);

пос. Буда, Столбовского старо* стата (уполномоченный Ерошин);

пос. Забочкино, Столбооского старостата.

Кроме этого, есть населенные п\ наты по Глодневской волости, в которых выполнение плана госпоставок у лее близится к концу, например, дер. Перескоки (староста Бабашов), где выполнение плана госпоставок уже достигает 95 процентов.

Но о волостиг есть населенные пункты, старосты которых плохо заботятся о выполни lid и планов слача госпоставок государству, и эю тян*т волость пазад.

К числу таких относятся: дер. Ввжонка (староста Носиков), дер. Фошня (староста Романенков). дер, Глушье (ст"оста Аксенов); у этих старост выполнение планов госпоставок не превышает 55 проц.

Но и эти старосты далп обещание полттостью «окончить постав* ку государству всех видов нагур налога к 15 ноября 1942 года.

Старшина ЛЮЛВИПОВИЧ.


Заметка в газете «Голос Народа» о выполнении в Брасовском районе плана по сбору налогов

ных. Здесь в каждой практически семье на селе были коровы, быки, телки, свиньи, овцы, лошади. Не считая множества кур, гусей или уток Даже по сегодняшним российским меркам сельское хозяйство с таким «набором» домашней скотины считается на селе не просто зажиточным — богатым. Так вот, в таком, казалось бы, изобильном районе дела с уплатами налогов должны вроде бы обстоять прекрасно. Ан нет!


На 11 ноября 1942 г. по району в целом выполнение поставок составило:

по натуральным поставкам: зерну — на 15,5%, по картофелю — на 23,1%, по мясу — на 16%, по сену — на 25%,

денежный налог за 3-й квартал выполнен на 29,1%.

При этом имело место одно любопытное обстоятельство — если местным старостам удавалось доказать, что они отчитались по налогам еще перед советской властью в 1941 году, то эти суммы из налогообложения вычитались.

Согласно отчету инспектора Госконтроля по Дмитровск-Орловскому району И. Ермакова, самая благополучная волость, Бородинская, на 8 ноября 1942 г. план поставок по картофелю выполнила только на 54,1%, по хлебу — на 47,1%, сену — на 50%. Кстати, за успехи в сдаче натуральных налогов сельские земельные общества и волости премировались. Так, 21 октября 1942 г. Любошевское волостное управление постановило премировать отличившихся крестьян за «выполнение плана картофелепоставок» натуральной премией: дефицитнейшим в условиях войны и разрухи продуктом — солью.

Самый же отстающий староста'т волости, Обратеев- ский, выполнил поставки к этому времени только по картофелю — на 2,1%, и по хлебу — на 7,9%.

И никаких мер наказания ни к обратеевскому старосте, ни к другим неплательщикам налогов властями РГО «ЛОС» не принималось! Более того, к примеру, земельное общество поселка «Первомайский» Волконской волости Дмитровск-Орловского района РГО «ЛОС», выполнившее план поставок по зерну на 73%, по картофелю — на 80%, по сену — на 85%, по мясу — на 48%, ставилось в пример другим хозяйствам.

Из этого факта следует только единственный вывод: даже такие небольшие по размерам натуральные и денежные налоги хозяйствами РГО «ЛОС», как правило, систематически не выполнялись! И власти РГО «ЛОС» существующее положение дел вполне почему-то устраивало.

Правда, И. Ермолов нашел в Государственном архиве Брянской области документ, свидетельствовавший и о другом отношении к неплательщикам налогов, который он привел в книге «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии», на стр. 85—86: «Летом 1943 года Каминский узнал, что деревни Глушья, Фошня и хутор Городище Авнушанского старостата не выполнили поставки по той причине, что их жители «занимались кустарным производством глиняной посуды, деревянных борон и лаптей... предпочитая спекуляцию на рынке в ущерб своему непосредственному долгу» (ГАБО. Ф. 2608. On. 1. Д. 20. Л. 144)- Обер-бургомистр обязал Райземотдел выявить домохозяев, не выполнивших план посева, и конфиско- ватьу них земельные участки илошадей. Одновременно семьи виновных было приказано исключить из членов земельного общества и выселить, из деревень, направив в другую область для использования на оборонных работах».


Мера наказания, что и говорить, — крутая и жестокая, но, в общем-то, справедливая. И, скорее всего, единственная в таком роде. Ведь здесь, по сути, виновны не только предприимчивые крестьяне, смекнувшие, что производить крайне необходимые населению и расходящиеся как горячие пирожки «глиняную посуду, деревянные бороны и лапти» — занятие гораздо более прибыльное, менее хлопотное и обременительное. Но и в первую очередь вышестоящие власти, вплоть до окружного уровня. Достаточно было пересмотреть статус земельного общества и налогообложение его членов, установив его по планке частных предпринимателей, заставив их выкупить соответствующие патенты, — и этой проблемы бы и не возникло. Ведь бороны, лапти, глиняная посуда так же были остро необходимы населению РГО «ЛОС», как и зерно.

Слова же про «спекуляцию на рынке в ущерб своему непосредственному долгу» — это своеобразная «отрыжка» недавним «советским» прошлым. О какой спекуляции здесь можно утверждать, когда крестьяне продавали на рынках изделия собственных рук? И о каком ущербе «долгу» здесь можно утверждать и какому «долгу»? То, что население РГО обеспечивалось этими крестьянами недостающими в хозяйстве «глиняной посудой, деревянными боронами и лаптями», и есть исполнение пресловутого «долга» селянами «деревни Глушья, Фошня и хутора Городище Авчушанского ста- ростата».

Кстати, представить подобное в «советской» части бывшей Российской империи на территориях, оставшихся под властью коммунистов, т.е. в СССР, просто невозможно! Сразу на ум приходят зловещие аббревиатуры: НКВД, «тройка», 58-я статш, расстрел, «зона», «лагерь», Колыма, ГУЛАГ и, разумеется, — 100% поставки за счет голода, холода и людоедства населения. Как говорится — «мы за ценой не постоим!».

...Налогообложение в РГО «ЛОС» было таким небольшим, а категорий «льготников», освобожденных от уплаты налогов или же имеющих право на скидки от 25 до 75% при уплате налогов, было так много, что невольно задаешься вопросом:

И как это только локотьские власти при таких малых размерах налогов, таких многочисленных категориях освобожденных от уплаты налогов льготников», да еще и при подавляющем и систематическом невыполнении чуть ли не всеми хозяйствами планов по налогообложению смогли добиться такого ошеломляющего процветания и такой развитой экономики Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление»?

Да еще при этом и полностью, на 100%, расплачиваться с обязательными поставками союзному германскому государству за его любезные услуги в деле вооруженной борьбы с коммунизмом и советской властью?

Тут же вопрос «на засыпку» — правительство, которое искренне заботится о:


восстановлении справедливости по отношению к ранее необоснованно репрессированным его гражданам, возвраищя им незаконно отобранное имущество;

благосостоянии своих граждан, введя в жизнь минимальные налоги и освобождая от уплаты даже таких минимальных налогов многочисленные «льготные» категории населения, — как его надо называть?

И тут же в ответ гулко, раскатисто и одновременно истошно раздается истерически надрывная и визгливая трель соловушек красноперых, многочисленные правильные ответы: предатели родины, пособники немецко-фашистских оккупантов, продажные шкуры, слуги захватчиков — нацистских убийц, недобитое кулачье, матерые уголовники, немецкие холуи, подлые изменники, грязные подонки, фашистские прихвостни,


Голос

НАРОДА

: оиокиог^р^г^МОУПрдвл£Н|М __

Годмдлщ flepwifflflCHPECEffbE, 20 ДЕКАБРЯ 1Ш~гП

Все—для народа. Все—чмл >

НИКОГДА больше ни жид, н, мунист не смогут повергнуть /•/, РОДИНУ в кровавый ужас жидо, гнета и террора.


Четверть века сатанинской тьмы

«у • ~ религию, яазвавную боль- юяниши опиумом дяянаро. Да . Телесный и духовный гпет довел лицей до такой степени отунецил, что они „реврага" лись в подлинных рабоа Тру- да, рабов гпгантсвого промыш. лепного строительства, «„JJ. леей ого к соэдазию еще более грандиозного вооружения


О систематическом и ради- «алмом истреблении крестьян, та мы упомянем лишь ,«рат.

Прямым пледстонем атого истребдвииябыавг периоды дян- теаытоп, голода,Огром.)м от™. »*. облндапщвс плодороднее. тынными» „ м,Пм!; Д"> .^мтишн ы.,,„„м., glЈu(Ml. Д«гЬ. вадедп-пие бо^шйиистп.

«•о ли мременн гшошло с *v ...

Aiwiro ли измени прошло тг* иор, как большевизм. зах* лебыуиясь » крови, вверг бее- конечные просторы новорожденного Советского Союза в состояние небывалой нищеты? Дяв каогих еще свежо в иамя-

1817 г. м первых страшных годах реиолюцян. Точно все то проиаошло вче- \ как неизменно говорят п .ех оауядвх, когда время нее- пособао изгладить us памяти ужаса пережитых событий.

Люди постарше, воивлшшут: »iu*7 прошло всего лишь ы лет?- Ибо намять о прежней.

«ЧЙОТЛИПОЙ «MBUH, ||(*л,(м,,Пч

wbttfinitrt <;tiwuiiio«(.mv vim-y нагладилась шииегда. Страт.'

пий террор оопиоякнп.ч. „я„..

НА ФРОНТАХ

Л» шашы> действий с 16 по 21 декабря ш

ПРИЯНО^ОВЕГСМКЙ ФК1ИГ

USStm с I ПО 15 ДВШ ^ большевики потеряли 441 самом

ОШПа J JTZT' W*" Ш9КЫЛ *S » *fOHWUy»ll«b НЯМИИ

SSir* " ст^гЬ *>** И»


Главная газета РГО «ЛОС» — «Голос Народа». Девизы номера

от 20.12.42 г. (не были постоянны и менялись с каждым номером): «Все — для народа. Все — через народ», «Никогда больше ни жид, ни коммунист не смогут повергнуть НАШУ РОДИНУ в кровавый ужас жидовского гнета и террора».


сволочь из «бывших», антисоветская мразь, презренные иуды.

...Помимо органов власти, Волостной Управы и Волостного Суда, над которыми развевались собственные флаги РГО «ЛОС», в Локоте открылись школы, больница, фельдшерские пункты, театр. Начала издаваться регулярная ежедневная газета «Голос Народа» с тиражом, постепенно достигшим более десятка тысяч экземпляров, пользовавшаяся большой популярностью на территории РГО. Она стала своего рода официальным правительственным рупором, официальным изданием «Локотьской республики».


Раз в две недели с 1943 г. также выходил сугубо официальный «Бюллетень Локотского Окружного Самоуправления», где печатались все официальные документы РГО «ЛОС» — указы, приказы, объявления и т.д. и т.п...

Издавалась также и войсковая газета Русской Освободительной Народной Армии — «Боевой Путь», распространявшаяся в частях и подразделениях РОНА. Тираж ее достигал нескольких тысяч экземпляров, и издавалась она все время существования РОНА, вплоть до лета 1944 г.


Вновь зазвонили колокола открытых храмов Божи- их, опять начали совершаться в них службы, требы, таинства. Короче — жизнь в столице РГО «ЛОС» «забила ключом». Такого оживления и расцвета творческой и интеллектуальной жизни, такого подъема Локоть не видел никогда в своей истории. Ни до 1941 г., ни после осени 1943 г., после освобождения Красной Армией города от власти пособников немецко-фашистских захватчиков.


Восстановлен храм

Обезглавленный, с уничтоженными образам)! и прочим церковным yOpuiicruoM, нреиращетшй в зернохранилище, а потом и клуб, оскверненный и поруганный,—вот как выглядел храм в Лубошево, Комаричского района, ори сталинском режиме.

Что же мы видим сейчас?

Верующие люди, получившие возможность открыто веровать, справлять церковное богослужение, не имеющие в этом никакого притеснения, как эго было при большевиках, в короткий срок сумели отремонтировать эту-церковь. Были приобретены иконы, книги и все прочее необходимое для церковного богослужения.

После этого церковь была освящена и приступила к своей работе. Каждое воскресенье, каждый "праздник и храме происходит богослужение.

И теперь каждый верующий человек может удовлетворить свое религиозное чувство свобод ио, без всякого притеснении.

РАСКРШЮЩШ iiJbiil.

Процада корона бмлмиоД мпоти, крушо рога. Знающих моитоиахождоци» лрооьба сообщить ао адресу: г, Локоть, ииолмтд ул., дом ЖЛВОРОПиЛЖУ АЛЕШШ ФЕД0Р0ШГ1У.

Приказ № 112

по Лонотскоиу Окружному Самоуправлению» 1 нояоря Ш2 г.

С 2-го ноября 1942 года приказываю перевести часы на один час назад. Начало и окончание работы -остается прежним.

Обер - Бургомистр Локотского Округа Комбриг В. КАМИНСКИМ.

Ответ» редактор Н. ЬОЩИАО.

ОБЪЯВЛЕНИЯ и РОЗЫСКИ

Отстал Мальчик U лат, ЕГОР МОИСЕЕВ, проживавшие рааое в саде Журавсе, 'Яав- линежого района.

Знающих местоирвбывант) мальчика проиьоа сообщать по адреоу: г. Севск, поселок «Тру до вы *» Моисеевой Анастасии.

Куарац Василий Адессалдрович равно кивает свию мать—КУПРИНУ ЕЛЕНУ ИВАНОВНУ, прожавакыцу** а село ара- пивал, Навланского .рааояа.

Акулов Василий Николаева ч, проживающий в г. Локать, цос. Новый Свет, J4 У, разыскивает свою тотву МИХАЙЛОВУ ФЕвРоаЫО ИВАНОВНУ, проживавшую gJ^JjyMjPj'gjb рывший совхоз Марьаако.

Работавшего в Павле КОДЫКОВа Ма- хаила i-Ьааовича раьыокивавт жова. временно проживающая в г. Совск*. Никольская-,-^.

И рож «пая и х утГ~Мар'ицкои, Севского рапой*, Фролона Полагея р*иыс*и»аот дочг. Мирды хо дот, рацоо проживавшую и А«р. А'олодобоио, Навдииокого раАова.

Тираж 8000 акз. Цоца 50 коп.


Приказ Каминского № 112 от 2.11.42 г. о переводе в «Локотьской республике» времени на один час назад, напечатанный в тазете локотьчан «Голос Народа»

Быстро стали восстанавливаться крупные промышленные предприятия, которые Красная Армия при своем поспешном отступлении все же успела уничтожить:

Севские — сушильный, спиртовой заводы, завод по переработке молокопродуктов и растительного масла, Локотьские — кожевенный, кирпичный, спиртовой заводы, паровая мельница,

Дмитриевск-Льговский пищевой комбинат, Дерюгинские — сахарный и лесопильный заводы, Лопандинский сахарный завод. Во всех без исключения районных центрах РГО «ЛОС», а также крупных по местным масштабам городах и поселках городского типа: Локоте, Брасове, Су- земках, Комаричах, Навле, Севске, Дмитровск-Орлов- ском, Дмитриев-Льговском, Первоавгустовском, Ми- хайловке — были открыты для населения сапожные, слесарные, колесные, валяльные, шорные, бондарные мастерские.


...В числе мероприятий новой власти было и еще вот такое. Время на территории РГО «ЛОС» перевели на один час назад, вернув народу настоящее время и отменив тем самым ранее сделанные «товарищами из Кремля» после «Октябрьской революции» новации. Известие об этом было напечатано в газете «Голос Народа», фотокопия которой приведена здесь.

Помимо этого, в короткие сроки, «ударными темпами» (будь он неладен, этот «советский» штамп!) запустили маслозавод, спиртзавод и при нем — кузницу и ремонтно-слесарные мастерские, выполнявшие также и военные заказы. Организовали и открыли многочисленные ремонтные и производственные мастерские (все — частные).

Вот как о восстановлении Дерюгинского сахарного завода писал в газете «Голос Народа» в статье «Промышленность восстанавливается» местный журналист Артеменко: «До войны Дерюгино представляло собой промышленный центр Дмитриевского района. Здесь были сосредоточены разнообразные виды производства, работавшие на местном сырье, например сахарный, лесопильный заводы и другие. Большевики разрушили эти производства: часть сложного оборудования была увезена, а часть — приведена в негодность, ош рабочий поселок производил жуткое впечатление, это был какой-то хаос. На первый взгляд казалось, что невозможно уже пустить снова эти производства.

Однако нашлись люди, которые энергично взялись за восстановление разрушенных заводов.

Это — директор сахарного завода г-н ШМАТОВ и механик г-н ХЕПЬМАН.

Эти люди организовали управление заводом, наняли рабочих, открыли кузницы и ремонтные мастерские.

Сейчас территория и здание завода совершенно очищены от мусора и лома; произведен частичный ре- монт корпуса. Собраны некоторые части машин, которые валялись на дорогах. Кроме того, восстановлена новая машина в 45 лошадиных сил, часть насосов; отремонтирован паровой котел, установлены автоматы. Приступили к ремонту дизеля, моторов, изготовлению щита и т.д.

Некоторые цехи в ближайшем будущем будут готовы к пуску.


Для полного восстановления производства недостает еще паровой машины в 150 лошадиных сил, части насосов и труб для выпарных аппаратов.

Резкий недостаток ощущается в оконном стекле и в инструментах.

Но, несмотря на все трудности, сахарный завод в следующем сезоне, т.е. с 1 сентября 1943 года, должен начать свою работу.

Здесь же, на станции Дерюгино, восстанавливается и лесопильный завод. Лесоматериал к заводу уже подвезен.

АРТЕМЕНКО».

Не знал фашистский наймит, холуй и предатель родины, подлый прихвостень журналист Артеменко, да, и все жители Дмитриев-Льговского района тоже, что уже весной 1943 г. район этот будет освобожден донельзя родной для каждого советского человека Красной Армией. И завод в Дерюгино в силу этого радостного и долгожданного для каждого настоящего советского патриота факта еще не скоро будет восстановлен...

Глава 8

МАНИФЕСТ НСПР(В) И ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ПАРТИИ

С первых дней существования Русского государственного образования на Орловщине началась и самоорганизация населения в политическом отношении. Уже 25 ноября 1941 г. в Локоте был опубликован Манифест Народной Социалистической Партии России «Викинг» («Витязь»), НСПР(В). Типографское оборудование, которое должно было быть эвакуировано из Локотя либо уничтожено при отступлении Красной Армии, было спасено отважным работником Локотьской типографии Александром Иосифовичем Бояро- вым. В РГО «ЛОС» А.И. Бояров стал заведующим этой типографией.

В названии партии каждое слово далеко не случайно. Явно прослеживается, что оно было рождено непосредственно ее руководителем — опытным подпольщиком, бывшим эсэром и эсэроповстанцем и в то же время старорусским интеллигентом Воскобойником. С его традиционным историческим воспитанием и старорусскими воззрениями на варяжское происхождение российской государственности. И объяснение, таким образом, как уживается русский патриотизм властей РГО с фактом частичной германской оккупации территории этого государственного образования. Что и говорить, ведь в крови германцев тоже течет кровь варягов. Тогда получается своего рода историческая преемственность. Начиналась Русь с приглашения варягов викингов, и возродится Русь от смрадного кроваво-мутного коммунистического наваждения через пришествие и очищение ее при помощи потомков этих варягов\ Потому и в партии есть слово «Викинг». В то же время присутствие в названии партии слова «Витязь» явно указывает на то, что основой партии, ее своеобразным духовным стержнем являются бойцы антикоммунистического партизанского отряда «Витязь». Слова же «Народная Социалистическая» указывали на эсэровское прошлое и эсэровские взгляды Воскобойника.


Характерно в связи с этим, что в Манифесте подчеркивалась преемственность партии НСПР(В) с предыдущей борьбой против коммунистов и ее связь с предыдущими поколениями борцов против коммунистов. В нем утверждалось, в частности, что «партия создана в подполье сибирских конг^ентрационных лагерей». Эта фраза из Манифеста, скорее всего, выстрадана Воскобойником во время его продолжавшегося несколько лет «путешествия по ГУЛА1У». А также намек на то, что программа партии не была рождена экспромтом, а была составлена гораздо ранее. И составлена там, на гулагов- ских лесоповалах, «зонах» и «кичах». Что, кстати, станет ясно видно по всем тем огромным преобразованиям буквально во всех сферах общественной и экономической жизни локотьчан, которые тут же стали проводиться в жизнь властями РГО.

Всего программа НСПР(В) имела 12 пунктов, главными из которых были свобода вероисповедания и свобода отправления культов, поддержка Православия, свобода частного предпринимательства и создание условий для процветания мирного труда. Кроме того, провозглашались следующие принципы:

леса, недра, железные дороги, крупные предприятия остаются в собственности государства;

пахотная земля бесплатно передается крестьянам в вечное пользование, с правом аренды и обмена (но без права продажи, чтобы исключить спекуляцию землей, обезземеливание крестьян и создание класса «кулаков»);

приусадебные участки бесплатно передаются их хозяевам с правом наследования и обмена.

В части политической в Манифесте, среди прочих пунктов, были объявлены:

амнистия всем коммунистам и комсомольцам, но с обязательным условием, что они возьмутся за оружие, чтобы бороться с советской властью — «со сталинским режимом»;

беспощадная борьба с евреями, бывшими комиссарами.

...Подводя черту под размышлениями о Манифесте НСПР(В), можно заключить, что он стал ПЕРВЫМ документом Русского Освободительного Движения, ясно и четко оформлявшим положения государственного устройства России, Государства Российского — «без коммунистов». И опубликован он был задолго до публикации «Смоленского Воззвания» генерала Власова!


Власов еще в это время был праведным советским генералом!

- При этом Манифест давал простые, четкие и действенные ответы на самые насущные вопросы современной действительности. Он полностью отвечал долгожданным чаяниям народов СССР.

Манифест широко распространялся в Орловской области, а также в приграничных с нею районах Курской и Смоленской областей Великороссии, Сумской и Черниговской областей Малороссии, Витебской области Белоруссии.

...Известна фраза Воскобойника, которой он напутствовал одну из пропагандистских групп своих работников. Эти группы им активно рассылались не только по территории Округа, но и по близлежащим областям бывшей Российской империи, находившимся к тому времени также под контролем германского оружия: «Не забудьте, что мы работаем не для одного Бра- совского района, а в масштабе всей России. История нас не забудет!»

Эта фраза говорит о многом. И о том, что с самого начала возобновлен™ своей активной борьбы против «Государства «рабочих» и «крестьян» руководитель Русского государственного образования• на Орловской земле Константин Воскобойник поставил перед собой задачу не достижения «местечковой самостийности». Не создания для себя и своих единомышленников «жирного» и «сладкого» местечка, где можно построить свой собственный «раек» и отсиживаться за спиной германской армии, пережидая войну и сколотив себе при этом банду — «кодлу», «из местных».

С самого начала создания новой, русской национальной власти на Локотыцине Русский патриот Воскобойник поставил перед собой — и не уставал ставить ее перед своими соратниками — цель создания Общероссийской политической организации. Организации, прйзйаШюй , стать консолидирующим началом, ядром, вокруг которого будут объединяться все здоровые русские силы по всей России. Силы, отвергающие коммунизм и ставящие перед собой задачу возрождения сильной, независимой Национальной России, основанной на тех принципах, на которых когда-то, в 1613 г., родилась Единая Россия, родилась единая Русская Идея.


И еще об одном говорит эта фраза. Воскобойник был прагматиком. Он четко понимал истинное положение вещей. Он не замахивался на то, чтобы сначала германские власти признали его в качестве «высокой договаривающейся стороны», «равноправного союзника». Подобно генералам Понеделину, Лукину и Власову. Один из которых, Власов, в это самое время был еще активным «советским» генералом, отчаянно и талантливо воюющим с германским вермахтом под Киевом. А затем, выйдя через два с половиной месяца блуждания по германским тылам к «своим», также талантливо воюя под Москвой.

Он не ждал, что немцы сразу признают его, а потом он, уже в качестве руководителя, возглавляющего правительство этого равноправного союзника, объявит о начале всеобщей борьбы всего Русского Народа против кремлевской верхушки. Воскобойник четко понимал и ясно осознавал, что для того, чтобы стать равноправным союзником, надо стать им на деле, а не на бумаге. Для этого надо организовать в первую очередь собственную реальную военную силу — батальоны, полки, бригады.

Армию короче, ведь идет война, и в первую очередь говорят пушки — все остальное помалкивает.

Военную силу, опирающуюся не на германские штыки и германское снабжение (хотя это вроде бы самый простой и надежный путь). А на собственную инфраструктуру, созданную на находящейся под полным и единственным контролем русских людей российской территории. На этой территории будет только русская военная сила. Опирающаяся только на русский народ этой территории, потому что она защищает этот народ. Эта военная сила не будет зависеть от поставок оружия или снабжения от германских властей, так как снабжаться будет с той территории, которую она будет контролировать. И не путем ограбления народа этой территории, а путем налаживания экономики, грамотного и гибкого хозяйствования, сочетания обеспечения чаяний народа и требований обеспечения функционирования государственного аппарата этой территории. Только в этом случае народ будет поддерживать эту военную силу и она станет для него родной армией. И только в этом случае эта армия станет сильной, мощной, военной силой, которая сможет смело претендовать на звание равноправного союзника германского вермахта в его борьбе против «кремлевской гидры».


Это был единственный реальный путь восстановления и возрождения сильной и независимой Национальной России. И освобождения ее от продолжавшегося несколько десятилетий коммунистического владычества.

И именно этим путем пошел и повел за собой народ «Локотыцины» Константин Воскобойник

Другое дело — нацистские руководители жестко следили за тем, чтобы «местные руководители» не выходили из-под контроля. И четко следовали тому курсу, который был им определен. Как иллюстрация этого — небольшой, но очень показательный факт.

Разрешив на территории Локотского самоуправления создание национальной политической партии русского народа НСПР(В), представители местного германского командования сначала даже не известили об этом Берлин. Так как ясно и отчетливо понимали, что если об этом узнают там, то на этом история партии, скорее всего, и закончится. Более того, несмотря на посылки Воскобойником многочисленных активистов НСПР(В) в другие области бывшей Российской империи — на Смоленщину, в Черниговскую, Сумскую, Курскую, Витебскую области, другие районы Орловской области, развернуться им с агитацией и пропагандой партийных идей там не дали. И ни одно отделение партии за пределами Локотыцины в то время так и не было создано.

Они были созданы потом в Минске, Лепеле, Полоцке, Сенно, Чашниках, Бешенковичах и других белорусских городах, уже ближе к концу 1943 г. После общего отступления германской армии, а также эвакуации населения РГО «ЛОС» и бойцов РОНА на запад, в Белоруссию.

Кстати, там же, в Белоруссии, стала набирать активность задуманная еще Воскобойником, но созданная Каминским еще и молодежная политическая организация «Союз Российской молодежи» (СРМ). Председателем Оргкомитета этой организации стал талантливый локотьский журналист Корнюшин, его правой рукой — член НТС, капитан РОНА и военный журналист Григорий Хомутов, редактор предназначавшейся для военнослужащих РОНА четырехполосной газеты «Боевой Путь».

Цели СРМ, а также ярко выраженный «энтээсовский» характер этой организации были ясно отражены при ее создании в Уставе СРМ:


Воспитание у молодого поколения россиян чувства любви к Родине, к своему народу.

Всемерная помощь и активное участие в борьбе за свержение и установление нового национально- трудового строя в России.

Разоблачение учения Маркса, как вредного и антинародного, выгодного только еврейству, не имеющему родины.

Привитие любви ко всякому труду, направленному на благо государства и нации, помня, что труд — источник собственности, трудовая собственность — залог свободы.

Воспитание любви к науке и искусству

Воспитание высоких моральных и нравственных качеств, честности и солидарности.

Всемерное развитие физической культуры и спорта, направленное на укрепление здоровья. (Печатается по статье В. Макарова и В. Христофорова «Дети генерала Шмидта. Миф о Локотьской альтернативе» в журнале «Родина», № 10, 2006 г.)

Кстати, в «Белорусский период жизни», в период «второго РГО «ЛОС», в эту организацию принимались не только юноши и девушки, эвакуировавшиеся с территории РГО «ЛОС», но и вся местная молодежь. Но для того, чтобы развиться в полную силу, у этой организации, так же как и у партии НСПР(В), ставшей в Белоруссии НСТПР (Национал-социалистической трудовой партией России), времени и объективных обстоятельств уже не было.

...По сути, это была неравная игра с заведомо более сильным, к тому же еще и крайне непорядочным соперником. У Воскобойника был только один шанс из миллиона, что удастся выиграть «свою» игру, довести ее до победы. Этот шанс заключался в том, чтобы Германия с помощью таких вот Воскобойников и Каминских все-таки победила в войне против СССР и свергла бы все-таки коммунистическую диктатуру в стране. Но при этом была бы так ослаблена, что уже не смогла бы противостоять окрепшим русским национальным антикоммунистическим силам.

Что в принципе обязательно должно было бы произойти. И первое — победить, и второе — ослабнуть при этом всемерно.

Не соверши Гитлер нескольких роковых субъективных ошибок.


Первая: ранней осенью 1941 г., когда он начал метаться, выбирая, что ему брать в первую очередь — Ленинград, Москву или Киев. И гонять туда-сюда, с севера на юг и обратно, свои танковые армии. По российскому бездорожью, не «по дорогам», а «по направлениям». Теряя ценнейшее летнее время и сухой, без затяжных дождей, период ранней осени. А также совершенно бесцельно расходуя ценнейший межремонтный моторесурс танковых двигателей и не менее ценнейший бензин.

Вторая: летом 1942 г., когда он, будто загипнотизированный, вцепился в Сталинград. Бесцельно бросая в «Верденскую мясорубку» кровопролитнейших и .бес- перспективнейших уличных боев в большом индустриальном городе все свои свободные резервы и резко ослабив при этом перспективное, «нефтеносное» Кавказское направление. И вынужденно затыкая «дырки» на флангах напрочь увязших в Сталинграде б-й полевой и 4-й танковой армий вермахта слабыми и плохо вооруженными румынской, итальянской и венгерской армиями.

И таких ошибок было еще далеко не одна. Больших и малых...

Это был очень призрачный шанс.

Но он — был!

И это был, пусть и призрачный, но все-таки реальный шанс.

Других шансов победить коммунистический режим, засевший в Кремле, и возродить национальную Россию вообще не было!

...Сразу же после опубликования Манифеста НСПР(В) на территории Локотьской волости стараниями как самого К.П. Воскобойника, так и его соратников и единомышленников среди местного населения развернулось активное партийное строительство.

При этом в отличие от германской «национал- социалистической рабочей партии Германии», партия, создаваемая ими, изначально задумывалась как народная социалистическая. Ставка делалась на все народы, населявшие территории бывшей Российской империи, а не на одну, пусть даже и титульную, русскую национальность. Активная разъяснительная и агитационная деятельность этой группы русских патриотов стала быстро приносить свои плоды. Уже в течение декабря 1941 г. (как отмечалось в докладе начальника Управления НКВД по Орловской области К. Фирсанова секретарю Орловского обкома ВКП(б) 15 марта 1942 г.) было создано пять ячеек партии. Каждая такая ячейка объединяла вокруг себя по несколько десятков человек членов партии и по несколько сотен «сочувствующих». Народ инстинктивно почувствовал наиболее верный выход из той дыры и ямы, куда была заведена Россия за почти двадцать пять лет хозяйствования в ней власти «рабочих» и «крестьян». Сам Комитет партии расположился в поселке Локоть под охраной вооруженного отряда народной милиции Локотьской волости численностью 200 человек. Того самого отряда, который на первых порах германские власти разрешили создать Воскобойнику.


...Если бы у Воскобойника было в распоряжении больше времени, он обязательно бы создал реальную массовую политическую общероссийскую партию. Которую бы повсеместно поддержало население всех оккупированных территорий СССР. А если бы эта партия стала массовой, то искоренить ее было бы несравненно

труднее, нежели просто антикоммунистическую резиденцию, которая и без наличия такой партии билась на Брянской земле с коммунистами аж до пятьдесят первого года XX века...

...С гибелью Воскобойника дальнейшая работа по партийному строительству НСПР(В) была Каминским несколько свернута в пользу прямой вооруженной борьбы с коммунистическим партизанским движением на территории Локотыцины. И только 29 марта 1943 г., скорее всего под сильным давлением со стороны непосредственно командующего 2-й танковой армией генерал-полковника Рудольфа Шмидта, Каминский активно вернулся к этому вопросу. Тогда Обер-бургомистр Особого Локотьского Округа своим приказом № 90 от 29.03.43 г. создал Оргкомитет по учреждению НСПР. Председателем Оргкомитета был назначен заместитель Каминского по гражданской части, начальник Окружного Отдела пропаганды и агитации, старый подпольщик С.В. Мосин, членами — руководитель Окружного планово-экономического отдела, также старый подпольщик М.В. Васюков, главный редактор основной и наиболее популярной газеты РГО «ЛОС» «Голос Народа» Н.Ф. Вощило, бургомистр одного из районов РГО «ЛОС» Г.Д. Бокшанский и видный локотьский деятель Г. Корнилов.

Это произошло сразу же после разгрома германо- русскими войсками 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Р&КА генерал-майора В.В. Крюкова под Сев- ском. Через два дня после освобождения Севска от разгромленных в жестоких боях войск Красной Армии, вынужденных во избежание полного уничтожения быстро очистить Севск 27 марта 1943 г.

193

Изданием этого приказа Каминский придал работе по созданию партии более упорядоченный и планомерный характер. И в то же время фактически переложил основную работу и ответственность за создание партии на плечи своих соратников. При этом планируемая партия в чем-то становилась похожей на НСДАП. Она как бы «подгонялась» под НСДАП. Даже официальное название Народная социалистическая партия России было тогда Каминским из прагматических и сиюминутных соображений заменено на Национал-со-


7 Самая запретная книга...


циалистическая трудовая партия России. Чтобы потрафить «суперменшам» — авось проглотят наживку и не заметят подмены понятий.

Не прошло.

Даже и это не помогло. Даже командующий 2-й танковой армий вермахта генерал-полковник Рудольф Шмидт не смог своей властью и своим авторитетом — немалыми властью и авторитетом — добиться официального разрешения высшего германского руководства на легализацию партии. Более того, он только этими своими усилиями приблизил свою собственную отставку, которая и произошла в самом скором времени, после чего генерал-полковник Рудольф Шмидт стал фактически частным лицом. И не просто частным лицом, но и находящимся в своего рода опале. Которая впоследствии и привела его в ряды наивных заговорщиков из числа германского офицерства, генералитета и аристократии, пытавшихся в 1944 г. повернуть ход истории вспять, убив Гитлера.

В то же время новое название Национал-социалистическая трудовая партия России так и не привилось среди простого люда Локотьчины. В народе партию так и продолжали называть Народной Социалистической Партией России, или просто Народной партией. Известны воспоминания жителей уже Ле- пелыцины, Белоруссии периода конца 1943-го — первой половины 1944 года о бойцах РОНА. Они практически поголовно называли бойцов РОНА народниками. При этом разные жители Лепелыцины приводили разные объяснения этому наименованию каминцев.

Одни возводили его к названию партии, объясняя тем, что сами бойцы называли себя так, потому что все состояли в Народной Социалистической Партии России.

Другие — к названию армии Русская Освободительная Народная Армия. Но тогда проще и правильнее было бы называть бойцов не «народниками», а «наро- доармейцами», как, впрочем, их ранее называли местные жители на Орловщине, на Локотыцине. Но бойцов РОНА на Лепельщине называли все-таки народниками.

Так что скорее всего правильнее будет первое объяснение, увязывавшее название бойцов РОНА с названием партии, а не с названием самой РОНА.


А это как раз прямо свидетельствует о том, что искусственное название партии «Национал-социалистическая трудовая партия России» так и не прижилось среди самих локотьчан, оставшись лишь для «внешнего» использования. О том же свидетельствует и Свен Штеенберг в своей книге «Генерал Власов». На стр. 109 он так пишет о Народной Социалистической Партии России локотьчан: «Планировалось даже создание «национал-социалистической» партии, хотя это предприятие сделало не более нескольких робких шагов. Как бы то ни было, эта так и не созданная пар- тия не претерпела влияния немецкой национал- социалистической идеологии, которой русские не понимали и не принимали (выделено. — СВ.)». Обратите внимание на последние слова, выделенные автором. Они свидетельствуют как о менталитете населения Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление», так и в целом о менталитете русского народа, верно подмеченном прозорливым и незашоренным нацистской идеологией Свеном Штеенбергом.

И последнее о Народной Социалистической Партии России. В ней к 1943 г. состояла примерно половина всех бойцов и командиров РОНА. Этот факт подтверждается и в книге И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанскаяреспублика». По искреннему убеждению автора, число командиров РОНА — членов НСПР(В) было большим в процентном отношении, нежели число рядовых бойцов-партийцев. И свидетельствует этот факт прежде всего о том, что РОНА была — как бы это выразиться поточнее — идейной армией.

Гораздо более идейной армией, чем, к примеру, Красная Армия или даже германский вермахт. Потому что такой насыщенности «партийцами» армейских рядов не было ни в Красной Армии, имея в виду коммунистов, ни в германском вермахте, имея в виду членов НСДАП. И в этой идейности РОНА, скорее всего, и кроется основная причина ее высокой боеспособности и стойкости.

Глава 9 ОБ АНТИСЕМИТИЗМЕ В РГО

Эту главу писать было, с одной стороны, трудно, с другой — невероятно удивительно. Трудно потому, что когда дело касается темы евреи, антисемитизм, то писать ее русскому писателю, по крови русскому, невероятно сложно. Ибо, что бы ты ни написал хотя бы микроскопически, но критического, хоть на миллиметр, но отступающего от официальной сионистской версии, — ярлык антисемита приклеивается сразу и смачно. Иногда думается, что русскому писателю дозволяется (кем? почему?) писать о еврейской теме, о теме антисемитизма, как о покойниках: или хорошо (т.е. в точнейшем соответствии с официальной точкой зрения по этому поводу сионистских организаций и их соответствующих органов), или никак.


С другой стороны, писать ее невероятно удивительно было потому, что, когда автор стал честно и добросовестно копаться в архивах и документах, дабы разыскать факты антисемитизма или упоминания о них, подкрепленные опять-таки фактами, и показать «злобный оскал антисемитизма» локотьских властей — откопать он их так и не смог. Хотя, повторяю, честно и упорно старался их найти!

В результате на свет божий появилось нечто совершенно другое. Что и составило материал главы, предлагаемый вниманию читателей.

...Как уже здесь было отмечено выше, в Манифесте среди прочих пунктов был такой, самый последний: «12. Беспощадная борьба с евреями, бывших комиссарами». На нем надо остановиться особо.

12-й пункт, включенный в Манифест, еще раз повторяю, последний, всеми советскими и постсоветскими интерпретаторами, да и не только ими, подается всегда как переписанный, позаимствованный у нацистов. Причем два последних слова у них чудодейственным способом улетучиваются, испаряются, остаются только «беспоищдной борьбы с евреями„». А это, как говорят в одесской синагоге, «две большие разницы».

Но если не убирать эти два ключевых слова и еще раз внимательно прочитать 12-й пункт, то утверждения соловушек красноперых; мягко говоря, не подтверждаются. Более того, однозначно получается, что Воскобойник постарался ограничить борьбу с евреями борьбой с евреями, бывшими комиссарами. То есть перевести нараставший среди народа стихийный антисемитизм в русло борьбы против коммунизма, а то и вовсе заменить в народе антисемитизм — борьбой с коммунизмом. Потому что, пусть даже и составляли евреи большинство руководящей верхушки российских коммунистов, требование беспощадной борьбы со всеми евреями выходило за рамки понятий о порядочности тех, кто стал руководить Русским государственным образованием на Орловщине.

Наверняка Воскобойник хорошо помнил все нюансы революции и Гражданской войны в России. А значит, справедливо полагал, что те интернациональные высевки от великого еврейского народа, народа- богоизбранника, которые пробрались в руководство одиозной бандитской интернациональной кучки российских революционеров-большевиков, как раз и заключают в себе квинтэссенцию вселенского Зла, владычествовавшего над Россией все эти двадцать четыре года.


Исходя из 12-го пункта Манифеста, можно предположить, что Воскобойник считал комиссаров главными носителями ядовитой скверны коммунизма. А евреев-комиссаров — самыми лютыми и неисправимыми представителями этой сатанистской секты.

Отсюда и этот на первый взгляд несколько жутковатый, но предельно простой и честный пункт. Он.провозглашал беспощадную борьбу не со всеми евреями! Он вообще не провозглашал борьбу с евреями. Он провозглашал борьбу исключительно с евреями, бывшими комиссарами!

...Нельзя оставаться порядочным, интеллигентным человеком, да еще и претендовать на звание русского интеллигента, и при этом требовать беспощадной борьбы с евреями.

К тому же настроенйя антисемитские в народе если и были, то вызваны они были именно реакцией отторжения у народа практики и преступлений советской власти. Которые, увы, творились зачастую руками именно этих высевков от еврейского народа. Пробравшихся к власти в России со всего света на мутной и кровавой волне преступного деяния, названного ими позднее «Великой Октябрьской Социалистической Революцией», ВОСР. Эти-то восранцы-высевки и пачкали собой весь еврейский народ. Навлекая на подавляющее большинство остальных ни в чем не повинных советских евреев несправедливый гнев со стороны русского народа и требования отмщения за совершенные именно этими высевками преступления.

Пока Воскобойник был жив, он старался «канализовать» прорывавшуюся стихийно неприязнь к евреям в русло борьбы против коммунизма, стараясь обратить справедливый гнев народа именно против тех, на кого он и должен был быть направлен. После гибели Воскобойника ставший его преемником на посту руководителя РГО «ЛОС» Каминский несколько ослабил контроль за этой ситуацией. И строки 12-го пункта Манифеста кое-где на местах стали иногда толковаться по-иному. Некоторыми районными руководителями им стал придаваться антисемитский душок. И они стали именно в таком виде претворяться в жизнь в некоторых районах Локотыцины. В определенной степени этому способствовала и пресса, в частности официальный печатный орган РГО «ЛОС» газета «Голос Народа», порой допускавшая публикацию на своих страницах явно антисемитских статеек, антисемитских выражений и словечек, а также призывы, направленные против «жидов».


Кроме того, на территории РГО «ЛОС» были введены и некоторые реальные меры, несколько ограничивающие права и унижающие достоинство еврейского населения. В частности, официально были запрещены регистрации браков между евреями и неевреями. А уже существовавшие браки можно было легко расторгнуть по письменному заявлению одной из сторон. Это в то самое время, когда разводы здесь в целях укрепления семьи были вообще запрещены. И разрешались лишь «в исключительных, отдельных случаях специальным решением Руководства Округа».

Более того, в разработанном и применявшемся в РГО «ЛОС» Трудовом законодательстве имелся целый параграф № 9 под одиозным названием «Жидовская рабочая сила». Он регламентировал все стороны рабочей деятельности лиц еврейской национальности на территории, все их права и обязанности. И в нем имелась такая статья № 2,3, гласившая:

«Статья 23.

Жиды получают 80% основной зарплаты, установленной в п. «2» тарифной ставки. Выплата каких-либо надбавок к заработной плате для жидов запрещается».

Самое занимательное, что содержание следующей в данном параграфе статьи № 24 свидетельствовало о равном отношении к лицам еврейской и нееврейской национальностей:

«Статья 24.

Жиды получают питание из производственных столовых, вычет за него производится в соответствии с § 8 (т.е. — на общих основаниях. — СВ.)».

И. Ермолов и С. Дробязко в своей книге «Антипартизанская республика», откуда взяты эти документы, договариваются даже до утверждений о том, что на территории РГО «ЛОС» «организовывались еврейские резервации». И. Ермолову, видимо, так понравилось словосочетание «еврейская резервация>>, что он без каких- либо исправлений и осмыслений слово в слово повторил его в своей книжке «.История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии», вышедшей в 2008 г. в Орле в виде специального выпуска «историко-просветительного журнала «Истории русской провинции» №41». Правда, утверждение это базируется в вышеупомянутых изданиях только на одном факте: «..В своей записке, направленной в январе 1943 года начальнику штаба РОНА ИЛ. Шавыкину Бургомистр Локотского района МИ. Морозов сообщает об изоляции переводчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича и просит выделить на эту должность другого человегса. В списке рабочих и служащих канцелярии бургомистра, составленной 1 февраля 1943 года, Вронский-Блюм АБ. значится выведенным из штата в связи со смертью... (выделено. — СБ)».


Честно говоря, автору книги именно этот приведенный И. Ермоловым и С. Дробязко факт никоим образом не свидетельствует ни о самом существовании каких- либо «еврейских резерваций>>, ни вообще о каких-либо гонениях на евреев.

Уважаемые читатели из лиц всех без исключения национальностей, включая юкагиров, ндебеле, иультинов, ассирийцев и представителей новой исторической общности людей — советского народа! Подождите, пожалуйста, поднимать галдеж и сыпать в адрес автора книги разными обвинениями в антисемитизме, шовинизме и ксенофобии! Сейчас постараюсь аргументировать свое утверждение.

Во-первых, то, что бургомистр решил кого-то изолировать, еще не говорит о том, что изоляция будет осуществлена обязательно путем препровождения изолируемого в специальную «резервацию». А уж если он решил изолировать «переводчика-еврея», то это не значит, что изолировать того будут обязательно по И. Ермолову и С. Дробязко, т.е. в «еврейскую резервацию». Изолировать человека можно где угодно — хоть в сарае, хоть в спаленке на ключ, хоть где. Если же бездумно и четко следовать логике С. Дробязко и И. Ермолова, то тогда получается, что если «еврея-переводчика к примеру, заперли на ночь в сарае, то тогда сарай этот автоматически становится «еврейской резервацией». Но тут тогда возникает сразу другой вопрос. А вот когда утром переводчика-еврея Вронского-Блюм из сарая выпустят или переведут еще куда-нибудь — сарай лишится своего вновь приобретенного звания «еврейской резервации»? Или же оно теперь останется за ним навечно?

Кроме того, ни у кого из исследователей, мемуаристов и т.д. ни до, ни после публикации этого шедевра исторической мысли нет никаких упоминаний о существовании каких-то «еврейских резерваций>> на территории РГО «ЛОС».

Во-вторых, употребление авторами книги «Антипартизанская республика» термина«резервация», пусть даже и «еврейская резервация», также можно расшиф- рововать неоднозначно. По меньшей мере, оно двусмысленно. Ведь резервация — это не тюрьма, не лагерь для заключенных, уж тем более не концлагерь советского или же несравненно гораздо более мягкого по условиям содержания, германского типа. Это даже не еврейские гетто периода Второй мировой войны на территории Западной Европы и Польши. С их внутренними правительствами «Юденратами», внутренними законами, собственной еврейской полицией, еврейскими же театрами, кино, библиотеками, ресторанами, газетами. Но все-таки с глухой оградой по границам и охраной, чтобы кто-нибудь из евреев не вышел наружу. Резервация (от английского слова to reserve — сберегать, приберегать, сохранять, припасать, резерв, запас, заповедник, резервировать) — это место, где в незыблемости сохраняются обычаи, порядки и т.д.


Достаточно вспомнить существующие с успехом до сих пор индейские резервации на территории США. Где индейцы живут на полном гособеспечении в своих традиционных вигвамах, ничего не делают, целыми днями куря трубки мира, раскрашенные и все в перьях. Это что же получается, авторы книги «Антипартизанская республика» что-то подобное имели в виду, когда писали о каких-то мифических «еврейских резервациях» на территории РГО «ЛОС»?

В-третьих, сам факт «изоляции», опять-таки, «пере- водчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича» это еще не есть доказательство гонений на евреев. Скорее даже наоборот, это может служить доказательством отсутствия в РГО «ЛОС» гонений на евреев, тем более гонений геноцидных, геноцидальных, геноцидовидных и геноцидообразных. Потому что «переводчик-еврей Вронский-Блюм Абрам Борисович» служил себе спокойненько, служил в канцелярии. И не у кого-нибудь, а у цельного бургомистра Локотьского района. Аж до самого января 1943 г. служил. И все поголовно в Особом Локотьском Округе, ведь Локоть — это столица РГО «ЛОС», знали, разумеется, что переводчиком в канцелярии Локотьского бургомистра служит еврей. Потому что фамилия-имя-отчество переводчика Вронский- Блюм Абрам Борисович яснее ясного говорят об обладателе, что он — еврей.

Риторический вопрос — а вот когда Абрам Борисович Вронский-Блюм устраивался на работу в канцелярию бургомистра Локотьского района не кем-нибудь, а русско-немецким переводчиком (ведь не с идиша на русский переводить он устраивался на работу!), М.И. Морозов что, не знал, кто перед ним стоит? Не знал, какая работа предстоит переводчику с немецкого на русский и наоборот? Не знал, что тому придется присутствовать на всех встречах М.И. Морозова с германскими представителями, в том числе из числа эсэсовцев, гестаповцев и эсдэшников? С тем самым пресловутым СС-оберштурмфюрером Хайнрихом Леляйтом, главой группы связи СС и СД при РГО «ЛОС»?

Не знал?

Представьте себе только эту сцену. Сидит себе в своем бургомистровском кабинете бывший главный бухгалтер Брасовского райпотребсоюза, а ныне лютый фашистский прихвостень и ярый пособник немецко- фашистских оккупантов бургомистр столицы РГО «ЛОС» города Локоть Михаил Иванович Морозов. Сидит и думает, как бы ему побольше советских патриотов со свету сжить. Ну, всяких там «коммунистишен, политкомиссарен унд юден». Ведь пособники немецко- фашистских оккупантов — они же день и ночь только этим и занимались. Даже и по-немецки, т.е. немецкими словами, как их хозяева, думали об этом. А тут в кабинет к нему входит гражданин некий. Пусть даже и не горбоносый брунэт с оттопыренными ушами, глазами навыкате и толстыми синими губами навыворот. А наоборот, яркий блондин с арийскими чертами лица и ярко- голубыми глазами (как Вернер Голдберг, чистокровный еврей-мишлинг 1-й степени, бывший в III Рейхе образцом истинного арийца и германского солдата). Входит и на работу просится. Да не дворником или писарем каким-нибудь, а переводчиком с немецкого на русский и наоборот.


«А как зовут тебя, любезный?» — интересуется изощренный фашистский прихвостень и наймит В.И. Морозов, на минутку отвлекаясь от своих коварных и подлых предательских мыслишек (ведь у наймитов мыслей быть не может по определению — только мыслишки, причем обязательно подлые, коварные и предательские).

«Вронский-Блюм я, Абрам Борисович», — потупя взор, ответствует претендент на не менее подлое звание лакея немецко-фашистских оккупантов, от робости чертя носком ботинка потертый ковер (в кабинетах фашистских холуев и прихвостней только потертые ковры могут быть — им других, посвежее, по рангу их прихвостничьему не положено!) на полу кабинета фашистского прихвостня.

И что делает верный лакей и презренный наймит немецко-фашистских оккупантов бургомистр Морозов? Бросает наглого кандидата в прихвостни оккупантские в «еврейскую резервацию»?

Ну конечно, разумеется, Морозов... принимает Абрам Борисыча на работу переводчиком.

Далее — сцена из бессмертного «Ревизора» Гоголя?

...Знал, отлично знал и отлично все понимал бургомистр Локотя М.И. Морозов. И тем не менее «еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича» на работу в собственную канцелярию русско-немецким переводчиком принял.

И то, что еврей спокойно служил в течение длительного времени в самой администрации самого бургомистра самого Локотьского района, и не кем-нибудь, а русско-немецким переводчиком, говорит о многом.

В первую очередь, как уже упомянуто выше, о том, что он регулярно встречался с представителями германской армии, СС, СД и гестапо. А также о том, что при встречах (по крайней мере, при первой встрече обязательно) его представляли этим самым отпетым гестаповцам и эсэсовцам по имени, фамилии и отчеству. Даже если не представляли по отчеству — то имени и фамилии уже «выше крыши» хватало, чтобы эти самые гестаповцы и эсэовцы поняли, «кто есть осу».

И переводил он им потом с немецкого на русский и наоборот все, что они говорили бургомистру Локотьского района М.И. Морозову, и все, что он им говорил в ответ. И ничего, терпели СС-оберштурмфюрер Генрих Леляйт и СС-гауптштурмфюрер (или гауптман полиции — здесь это неважно) Йохум «переводчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича». Что также, кстати, наводит на определенные умозаключения относительно того, как в реальности обстояли дела с «еврейским» вопросом.


Так что истинная причина «изоляции» и последующей быстрой гибели несчастного Абрама Борисовича Вронского-Блюм кроется, скорее всего, в чем-то совершенно другом. Вспомните еще один странноватый факт: в январе 1943 г. он был «изолирован» бургомистром М.И. Морозовым, а уже в списках на 1 февраля 1943 г. «..значится выведенным из штата в связи со смертью». Следует также обратить самое тщательное внимание и на саму вышеприведенную формулировку, опять-таки, несколько странную в свете ранее упомянутых событий.

Давайте порассуждаем логически. Если АБ. Врон- ский-Блюм был «изолирован» бургомистром М.И. Морозовым и тот даже просил начальника штаба РОНА И.П. Шавыкина выделить ему другого переводчика, почему тогда этот самый АБ. Вронский-Блюм одновременно с «ьсзоляцией» не был выведен «за штаты» канцелярии бургомистра Локотьского района? И почему он был «выведен из штата» канцелярии только «в связи со смертью»?

Честно говоря, автору книги напрашивается только одно объяснение всех этих вроде бы на первый взгляд непонятных неувязок и странностей.

А именно: длительное время исправно трудившийся переводчиком с немецкого и на немецкий в районной Управе бургомистра Локотьского района Абрам Борисович Вронский-Блюм через некоторое время попал под серьезное подозрение контрразведки или полиции. Заподозрившей его в связях с партизанами.

То ли эти подозрения были обоснованные, то ли они большей частью базировались на антисемитизме кого- либо из следователей, то ли примитивный завистник- злопыхатель из числа соседей и «друзей» появился у Абрама Борисовича — сейчас этого уже, к сожалению, не установишь. Но «компромат», пресловутая «компра», был положен на стол бургомистру М.И. Морозову. И тому ничего не оставалось сделать, как отдать приказ о временной «изоляции» своего штатного работника «переводчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисови- %м». И попросить вышестоящее руководство округа «выделить на эту должность другого человека».

Но, видимо, сам М.И. Морозов в подсунутые ему «документы» не верил. Потому и за штаты «изолированного» «переводчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича» все-таки не вывел. Ожидая, что истина вскоре будет установлена и Абрам Борисович вновь займет свою должность переводчика. Но тот быстро умер в «изоляции». То ли несчастного Вронского-Блюм забили до смерти, то ли просто сердце его не выдержало такого свалившегося на ранимую душу и трепетную психику интеллигента тяжкого испытания. Но в любом случае Вронский-Блюм не был ни осужден, ни расстрелян, ни каким-либо иным образом репрессирован. Иначе формулировка вывода «из штата» была бы совершенно другой.

Он именно умер.

Приведу еще один пример весьма длительной и преуспевающей жизнедеятельности другого еврея в РГО «ЛОС» — гражданина Спектра. Известно о нем не так уж много, но для выводов определенных информации вполне достаточно. Так вот, вышеупомянутый гражданин Спектр был евреем, врачом по специальности. Проживал он, как и предыдущий персонаж локотьской действительности Вронский-Блюм Абрам Борисович, в столице РГО «ЛОС» городе Локоть (Воскобойник). Где и работал себе преспокойненько не кем иным, как врачом в Окружной Локотьской больнице. Работал долго, по крайней мере известно, что с самого начала жизни РГО в октябре 1941 г.

И так он жил и трудился до самого своего ареста. Ареста весной 1943 г., обратите внимание, за участие в работе советской подпольной организации народных мстителей. Организация эта называлась незамысловато, но доходчиво и емко — «подпольный партизанский отряд». За весь свой некороткий срок деятельности с августа 1942 г. и по апрель 1943 г. тодпольный партизанский отряд» успел натворить немало дел во славу советской власти.

Тут и неоднократные покушения на самого Б.В. Каминского, и неоднократные попытки убить С.В. Мосина, РТ. Иванина и других руководителей РГО «ЛОС».

Отдельные из этих попыток закончились, кстати говоря, гибелью детей С. Мосина и Р. Иванина. И различные диверсии против РОНА, в результате одной из которых был полностью сожжен армейский автогараж и уничтожено 2 танка, свыше 10 автомашин, свыше 28 мотоциклов, 4 тонны бензина. И многое еще подобное, являющееся предметом особой чести и гордости для любого мало-мальски советского патриота и какого- никакого народного мстителя.


Всего в организации, по разным подсчетам, состояло от 150 до 200 человек, по крайней мере именно столько подпольных народных мстителей, по данным разных источников, было схвачено Локотьской полицией при разгроме «подпольного партизанского отряда». Так вот, подпольщик гражданин Спектр не закладывал мин, не поджигал смоченные керосином тряпки в ночном автогараже, не стрелял из винтовки по проезжавшей автомашине С. Мосина, не вешал противотанковых гранат на дверь квартиры Иванина и на дверь квартиры Мосина, устанавливая на обоих дверях с помощью этих гранат «растяжки», и не звонил потом в звонок, чтобы открыли дверь, и тут же убегая по лестнице вниз.

Нет, врач Окружной больницы гражданин Спектр в «подпольном партизанском отряде» выполнял совсем другие обязанности, организационные. Он направлял работу всей организации, был, так сказать, ее мозговым центром.

Он придумывал.

Придумывал, как уничтожить Иванина в квартире путем размещения «растяжки» из гранаты на входной двери — а для пущей гарантии повесить противотанковую гранату. Чтоб рванула так рванула! А то, что вместо Иванина дверь открыл его сынишка, — ну что же, это всего лишь погрешность, допустимая и'досадная.

Придумывал, как именно уничтожить танки и автомашины РОНА вместе с мотоциклами и ценнейшим горючим.

Короче, он, «штучный товар», умница, «мозговой центр», придумывал. А исполняли, подвергая при этом свои жизни опасности, другие, менее ценные, «одноразовые».

И арестован был в конце концов гражданин Спектр именно за это, а совсем не за то, что он еврей. Ведь что получается — несколько лет всем известный еврей Спектр спокойно работал врачом в больнице. При этом ни в коем случае не забывайте, что больница — это учреждение, где постоянно находится масса людей, с которыми врачу постоянно приходится быть в непосредственном контакте, общении. К тому же люди эти постоянно меняются: одни уходят, излечиваясь или умирая, на их место приходят другие — больные или раненые. И так все эти два года от прихода в Локоть новой власти и до ареста Спектра, еще раз повторяю, за реальную подпольную террористическую деятельность. Заключавшуюся в подготовке убийств, диверсий, шпионаже, разложении войск, подготовке восстания, имеющего целью, опять-таки, массовое убийство руководящего состава РГО «ЛОС». Так что и здесь «по anyone private — only business!» — никакого антисемитизма не наблюдается, даже несмотря на столь трагический в конечном итоге финал жизни гражданина Спектра.


Кстати, случай с судьбой жителя Локотя гражданина Спектра делает более весомыми вышеприведенные здесь предположения о том, что и в случае с «переводчиком-евреем Вронским -Блюм Абрамом Борисовичем» дело обстояло вовсе не на «антисемитской волне». Ведь если все же попытаться предположить, что Вронского-Блюм. Абрама Борисовича изолировали именно за его еврейство, то почему тогда не тронули ни волоса на голове жившего там же, и тогда же, и так же еврея гражданина Спектра?.

Так что и в случае с Вронским -Блюм Абрамом Борисовичем, и в случае с гражданином Спектром все-таки имела место борьба с советизмом и партизанской деятельностью, а вовсе не антисемитизм и притеснения евреев.

В защиту предположения об отсутствии реального, а не надуманного и искусственного, какого-то нарочитого, лишь бы германцы отвязались, антисемитизма в РГО «ЛОС» служит еще и такой вот факт.

Ранее здесь уже приводилось, что в те времена в Локоте среди местного населения стойко укоренилось заблуждение о том, что сам основатель и первый руководитель Русского государственного образования Константин Воскобойник является не кем иным, как евреем. Что отнюдь не помешало ему стать признанным руководителем и самого РГО, и создаваемой партии НСПР(В), и формируемых вооруженных отрядов РГО, будущей РОНА. Если бы антисемитизм был довлеющей чертой менталитета локотьчан, пошли бы они за Воскобойником? Да никогда на свете.

А они пошли, и при этом мнение о том, что Воскобойник — еврей, было среди них всеобщим. Значит, не были локотчане антисемитами и антисемитизма в РГО «ЛОС» не было. Более того, получается и другая весьма занимательная коллизия. Выше уже цитировались слова из книги И. Ермолова «История Локотского Округа,„» о том, что «„ввиду этого (убежденности всех локотчан в том, что Воскобойник — еврей. — СБ.) представляется весьма странным, почему партизаны ни разу не попытались дискредитировать Воскобойника в глазах немцев...». Считать советских партизан настолько благородными, что они не стали «открывать глаза» проклятым немецко-фашистским оккупантам на то, что их жалкий ставленник, наймит и холуй Воскобойник — еврей, дабы на запачкать свои светлые одежды в обвинениях в антисемитизме, — просто смешно. Они обязательно использовали бы любой предлог, лишь бы добиться своих целей — иначе бы они не были правоверными коммунистами. А они ими были.


Так что здесь единственный вывод — конечно же, использовали советские патриоты и этот довод в борьбе против Воскобойника. И он ни к чему конкретному не привел. Толерантными к семитам оказались как минимум ответственные руководители 2-й танковой армии вермахта.

...Вообще-то, интересная картина получается: руководитель Особой Локотьской волости еврей (по стойкому убеждению всех локотьчан) Воскобойник встречается регулярно с германскими военными представителями, в том числе и с эсэсовцами, гестаповцами и просто тайной полевой полицией. А с ним по правую руку его главный помощник и заместитель старосты этой самой волости. Такой же то ли еврей, то ли поляк Каминский (весьма распространенная не только среди польских, но даже и среди украинских евреев фамилия — автор имеет хорошего знакомого, достойнейшего человека Льва Марковича Каминского, так тот сам ему говорил: «Полоцкие (Бронислав Владиславович Каминский происходил родом из деревни Добржинь Полоцкого уезда Витебской губернии. — СВ.) Каминские (имеются в виду именно евреи Каминские. — СВ.) есть, и немало, — я об этом знаю, потому что сам жил в Полоцке и женился там на местной (имеется в виду еврейке. — СВ.). Но в действительности я из кременчугских Каминских — там нас очень много/»).

А переводит им с немецкого на русский и наоборот «еврей-переводчик Вронский-Блюм Абрам Борисович»!

Кроме того, в уже цитировавшихся воспоминаниях ныне живущего в Германии бойца РОНА Василия Маза- нова есть и такие строки: «Отец мой ненавидел Сталина. Он не мог простить ему убийства Кирова... Не простил расстрел Тухачевского. Тухачевский был еврей, а у нас в семье любили евреев. Я их не трогал» (Беседа Василия Мазанова с Ириной Наварра. Личный архив автора. С. 1). Несмотря на еще одно заблуждение простого локотьчанина теперь уже о еврействе столбового дворянина Тухачевского, признание того, что в семье бывшего царского офицера (коим был отец Мазанова. — СВ.) «.любили евреев. Я их не трогал» весьма многозначительно. И является еще одним подтверждением предположения автора книги о толерантности подавляющей части населения РГО «ЛОС» к евреям.


Кстати, тот же самый И. Ермолов в своей уже неоднократно упоминавшейся и цитировавшейся ' здесь книге «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии» буквально чуть ли не сразу же после пассажа о «еврейских резервациях» и истории «переводчика-еврея Вронского-Блюм Абрама Борисовича» на странице 44 приводит такой вот факт: «Однако бывали и исключения. Так, в деревне Любощь все время существования округа жил еврей, переселившийся сюда из Барановичей. Он промышлял шитьем, каким-либо Нареканиям в связи со своей национальностью не подвергался„». Это что же получается — еще один случай не то что отсутствия антисемитизма, а вообще, наличие «семитофильства» в РГО «ЛОС» всплывает, а сам автор книги даже не пытается его проанализировать.

Но реально отмечены также и другие факты. В некоторых районах отмечались отдельные случаи расстрела евреев, проживавших на территории РГО «ЛОС», по надуманным обвинениям в «пособничестве бан- дитам-коммунистам». В этом неоднократно был уличен начальник Полиции порядка Суземского района Прудников.

Но и здесь все не так просто. И. Альтман в своей книге «Жертвы ненависти» на стр. 263 утверждает, что якобы все евреи, проживавшие на территорий РГО «ЛОС», были поголовно уничтожены. И в доказательство своего утверждения приводит такие леденящие душу цифры: 223 уничтоженных еврея в Навле и 39 — в Суземках.

При этих словах сразу же появляются недоуменные вопросы.

Во-первых, почему Навля и Суземки? Откуда там евреи, в этой глуши и чащобе? Ведь если взглянуть на карту и поразмывшлять над ней, то получится, что если евреи и жили вообще на территории РГО «ЛОС», то менее всего вероятно, что они жили в Навле и Суземках. Севск — да, Локоть — наверно, Брасово — быть может, Дмитровск-Орловский и Дмитриев-Льговский — вероятно. Но в Навле и Суземках, затерянных в лесах и болотах, не на торговых путях и перекрестках? Вряд ли...

Во-вторых, если все же представить, что — да, были они и в Навле, и в Суземках, тогда в Севске, Локоте, и особенно в Дмитровск-Орловском и Дмитриев- Льговском, их там в разы должно было бы быть больше. Однако ничего о евреях в этих населенных пунктах и их печальной судьбе (вспомните слова Альтмана: «Все евреи, проживавшие на территории РГО «ЛОС», были поголовно уничтожены») не известно. Значит, их там не было. Но тогда их тем более не должно было быть в Навле и Суземках...


И потом, если исходить из вышеприведенных упоминаний о каком-то запредельном антисемитизме именно Прудникова, начальника полиции в Суземках, то тогда эти цифры должны были бы быть наоборот: 223 в Суземках и 39 — в Навле. Но они приведены именно так, и при этом никакого упоминания о лютом антисемитизме Навлинского начальства — бургомистра, начальника полиции или еще кого-либо — почему-то нигде и никем не приводится. Хотя, если верить этим цифрам (почему-то также нигде больше и никем не приводимым), пресловутый Прудников по сравнению с Навлинским начальством — так себе, пионэр какой-то по сравнению с матерым партийцем. Ведь по Альтману получается, что в Навле было уничтожено почти в шесть раз больше евреев, чем в Суземках.

Так что цифры эти вызывают у автора, честно говоря, какое-то внутреннее сомнение. К сожалению, они не подкреплены документами и нуждаются как минимум в тщательной беспристрастной проверке.

Основания для такого сомнения у автора имеются, и весьма веские и более чем основательно аргументированные, достаточно здесь вспомнить про общее количество жертв нацизма среди евреев — шесть миллионов человек. И из них львиная часть, четыре миллиона человек, уничтожена в концлагере Освенцим/ Аушвиц. Что составляет две трети от всех уничтоженных евреев.

Точнее — составляло!

Потому что с 1945 по 1989 г. это были четыре миллиона. Но сразу же после крушения «социалистического лагеря» и пресловутого «Варшавского договора» в 1989 г. эти четыре миллиона сразу «ужались» в два с половиной раза — до полутора миллионов.

Но и эти цифры не стали окончательными!

Они продолжали «ужиматься», правда, теперь уже не такими бешеными темпами, практически каждый год. В 2008 г. эти официальные цифры составляли, как известно, один миллион сто тысяч человек, из них евреев — около 960 ООО человек («Страницы истории Польши Немецкие нацистские лагеря на оккупированных землях Польши во время Второй мировой войны». МИДРП,Департамент промоции. ISBN978-83- 89546-71-5. С. 28).


Самое удивительное здесь: куда-то бесследно пропало, испарилось, исчезло целых три миллиона сорок тысяч уничтоженных евреев. Но при этом общее число уничтоженных евреев так и осталось без изменения — как было 6 миллионов, так и осталось 6 миллионов!

Может, и в случае с Навлей и Суземками схожая тенденция?

Но в любом случае преступления, творившиеся Прудниковым против еврейского населения, к сожалению, не встречали должного отпора со стороны Каминского. Прудникову они сходили с рук, а Дело Воскобойника, Дело Каминского, Дело возрождения национальной России пачкалось несмываемой краской грязи антисемитизма.

И уже одно это метило действительно благородное дело восстановления национальной России Воскобойником, Каминским и их соратниками «дьявольской меткой». Православный русский не может быть антисемитом. Точно так же, как и антисемит не может претендовать на звание православного человека, а значит, и Русского человека!

Это касается, кстати, и сегодняшних ура-патриотов из всяческих «патриотических» движений и «движений», которые буквально с лупой в руках пролистывают биографии прошлых и нынешних политических деятелей и представителей власти в России. Пытаясь обнаружить у них хоть капельку еврейской крови и корежа на еврейский лад их русские фамилии. Так что Ельцин у них становится Эльцын, Горбачев — Горби, Гарбер, Путин — Путим, Путнер и чуть ли не сын раввина (что вообще уже какая-то запредельно-патологическая мерзость психически явно ненормального, больного человека)... х

По искреннему мнению автора книги, еврей Юлий Меерович Кац, взявший фамилию первой жены Лужков (если даже это действительно правда, а не очередная выдумка очередного яро «пр-пр-православного» «патриота»), или Владимир Вольфович Эдельман, взявший фамилию мамы Жириновский, по своему менталитету, по делам своим, по образу жизни своему более русские люди, чем какой-нибудь урод-патриот из Иванов Ивановичей Ивановых. Который, брызжа слюной и обвешавшись с ног до головы большими и малыми крестами- псевдоорденами, хоругвями и иконами (вроде совершенно невменяемого руководителя то ли «союза», то ли «объединения» «православных хоругвеносцев»), долго, нудно и злобно рассуждает и подсчитывает, у кого сколько капель еврейской крови в крови...


Так и подмывает спросить ехидно этих уродов: а, к примеру, белогвардейский генерал-лейтенант Борис Александрович Штейфон, один из ближайших помощников генерала Врангеля, бессменный командир Русского Охранного Корпуса, до самой своей трагической смерти 30 апреля 1945 г. воевавший вместе с немцами против коммунистов-титовцев в Югославии и, кстати, признанный немцами, он что, тоже предатель России?

Ведь он — чистокровный еврей! Крещеный в Православии, но по крови на 100% еврей!

Так же, как и один из вождей Белого движения на Востоке России генерал-лейтенант Иннокентий Смолин! Тот тоже, что ли, предатель России?

И таких фамилий можно назвать не один десяток!

Не говоря уже о крымских и литовских евреях- караимах, практически поголовно служивших во время прошедшей войны в антипартизанских вооруженных формированиях. И отличавшихся особой лютостью по отношению к коммунистам! Причем, самое удивительное, воспринятых германцами-нацистами в качестве своих равноправных союзников.

Что же касается антисемитизма Прудникова, хочется, в заключение рассуждений о «еврейской теме» в жизни РГО «ЛОС», заметить следующее. Начальник полиции в Суземках Прудников уничтожал евреев не «в порядке Холокоста», не за то, что они евреи, по крайней мере официально! А по подозрению в связях с партизанами.

То есть он был вынужден маскировать от руководства РГО «ЛОС» свои антисемитские взгляды под борьбу с советской властью. Что еще раз убедительно свидетельствует в пользу утверждения об отсутствии реального антисемитизма как государственной политики РГО «ЛОС».

Глава 10

ЕДИНАЯ КОМАНДА - СОРАТНИКИ ВОСКОБОЙНИКА И КАМИНСКОГО

Говоря о расцвете Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление», несмотря на войну, разруху, двуличных германских союзников и ярое постоянное противодействие советских партизан, возглавляемых Дмитрием Емлютиным, «Бря- нычем», надо отметить также и следующее. Какими бы ни были «титанами мысли» и «отцами русской демократии» Константин Воскобойник и подхвативший после гибели Воскобойника знамя его преобразований Бронислав Каминский, одни они ничего бы этого достичь не смогли. Только мощная, слаженная, работоспособная команда единомышленников, помощников, соратников могла достичь такого великолепного упеха, какого достигло в хозяйственной, промышленной, экономической, военной, культурной, социальной и идеологической отраслях РГО «ЛОС» в 1941 — 1943 гг.


И такая команда Воскобойником и Каминским была создана. Они смогли привлечь, оперевшись на них впоследствии, многочисленных талантливых помощников и соратников. Которых к этому времени сумели разглядеть и выделить из среды локотьчан, причем такие помощники нашлись во всех областях. И талантливые экономисты. И пламенные пропагандисты. И организаторы производства. И медицинские деятели. И работники народного образования. И деятели культуры. И выдвинувшиеся из простых людей командиры отрядов и рот, батальонов и полков РОНА.

Здесь уже отмечалось, что в Локоте и его окрестностях к началу войны собралось огромное количество бывших репрессированных граждан СССР. Бывших кулаков, бывших троцкистов, бывших «трехколосников». Отсидевших полностью, «оттянувших» свои срока и почему-то после отсидки потянувшихся именно в Локоть. Будто им там всем «медом намазано». Исследователи, тот же глубоко уважаемый автором Борис Вадимович Соколов, отмечая этот факт скопления здесь «обиженных советской властью людей» (по выражению того же Б. Соколова), так и не задали себе вопрос, который закономерно встает при обозрении всего этого, — а случайно ли все это? И уж тем более не ответили на этот вопрос. А зря.

Все это было далеко не случайно! А это значит:

Во-первых. Существовала некая подпольная сеть, в том числе и в первую очередь — наиболее развитая именно в лагерях ГУЛАГа. Сеть, которая целенаправленно посылала освобождавшихся из лагерей хорошо законспирированных подпольщиков в определенные места на территории СССР. Где также существовали некие ядра антисоветского сопротивления. И эти освобождавшиеся хорошо законспирированные подпольщики, оседая в этих местах, усиливали собой эти ядра, создавая некую «критическую массу» на случай возникновения «нештатных ситуаций». Подобных той, которая возникла 22 июня 1941 г. и привела к настоящему народному взрыву на территории Орловщины, той же осенью. Когда вышедший из глубокого подполья антисоветский партизанский отряд «Витязь» быстро оброс давно ждущими этого дня хорошо законспирированными подпольщиками-добровольцами. И причем не только добровольцами для вооруженной борьбы с советской властью, но еще и многочисленными добровольцами в многочисленные государственные учреждения новой, национальной власти на этой земле. Ведь "мгновенно на землях локотыцины родилась новая, национальная и с первых своих дней — уже довольно- таки зрелая русская власть.


О том, что такая подпольная сеть действительно существовала, и не только в Локоте, но и во многих окрестных селениях, ярко свидетельствует и такой вот факт. Из воспоминаний видных деятелей Национально- Трудового Союза (НТС) Л.А. Papa и В.А. Оболенского известно также о том, что во время боев за Брянск Воскобойник находился в городе Локоть и создал здесь организацию по оказанию помощи раненым красноарме- цам, брошенным большевиками на произвол судьбы. Организация охватила целый район. Защищая интересы раненых, собирая их в лесах в непосредственной близости фронта, он привлек к себе внимание местного немецкого командования, которое позволило ему перенять управление районом Локотя, создав даже небольшой вооруженный отряд из выздоровевших бойцов Советской армии. Воскобойник, приняв управление районом, начал призывать к созданию русской анти- большевицкой организации, опубликовал свою политическую программу, ничем, кроме формы изложения, не отличавшуюся от союзной программы. После этого немцы начали ему противодействовать. Но отряд быстро рос. К нему стали приходить добровольцы со всей округи...» (Рар Л А, Оболенский В А Ранние годы. Очерк истории Национально-Трудового Союза (1924—1948). Москва, «Посев». С. 151).

Как видно из этого приведенного отрывка, поначалу Воскобойник легализовал возглавлявшуюся им антисоветскую подпольную организацию перед еще не успевшими бежать отсюда органами советской власти — как «организацию по оказанию помощи раненым красноармейцам, брошенным большевиками на произвол судьбы». Нечего сказать, хитро, умно, красиво. Эта хитрая и изящная одновременно маскировка позволяла членам подпольной организации свободно разъезжать по местам боев, собирать оружие, общаться с людьми на местах. И даже легализовывать перед советчиками бойцов антисоветского партизанского отряда «Витязь» как «выздоровевших бойцов Советской армии». Да и для германских военных представителей на первых порах,, пока Русское государственное образование еще не было признано ими в качестве союзной государственной формации, также хорошая «отмазка». Мол, никакой политики, одни «гуманитарные цели», понимаешь ли, забота о «брошенных большевиками на произвол судьбы».


Во-вторых. Эта подпольная сеть имела давным- давно разработанную детальную программу преобразований имевшегося государственного советского устройства, советского аппарата управления на совершенно иных основаниях. Именно этим обстоятельством и объясняются поистине феноменальные успехи, которых крайне быстро достигло Русское государственное образование на Орловской земле. Просто все уже было готово, давным-давно обсуждено, прорисовано, утверждено. И теперь терпеливо зрело в подполье, вожделенно дожидаясь своего часа. А когда этот час пришел, все и все быстро встали на свои места. Все быстро стало реализовываться в реальной жизни. Все быстро и отлаженно заработало, как знаменитые швейцарские часики. Отсюда и такое множество зрелых приказов, мероприятий, мер, действий новой власти. Которые, как из рога изобилия, посыпались на головы простых локотьчан, побуждая их всех к бурной практической деятельности — политической, государственно-созидательной, социально-экономической.

То, что произошло тогда на земле Локотыцины, определенно можно сравнить с недолгими годами царствования несчастного царя-рыцаря Павла I. Он десятилетиями вынужден был, запертый в Гатчине и отстраненный своей преступной и распутной императри- цей-матерью Екатериной II «Великой» от какой-либо практической деятельности, втихую, подпольно разрабатывать детальнейшие планы переустройства различных сторон государственного управления Российской империей. На тот призрачный случай, когда ему авось и представится шанс прийти к управлению огромной державой. И этот шанс действительно «авось» ему совершенно неожиданно представился. Вопреки воле его внезапно умершей матери-императрицы, не любившей своего сына до унизительных крайностей. И желавшей после своей смерти воцарения на престоле не сына Павла, законного наследника императорской российской короны, а своего внука — сына Павла Александра.

И когда вдруг, вопреки воле матушки, Павел стал Императором Всероссийским, тут же многочисленные новые законы бурным водопадом родниковой чистоты обрушились на Российскую империю. И отнюдь далеко не все эти законы и указы были глупыми и никчемными.


Наоборот, после трагической гибели Павла I от рук подлых масонских убийц-заговорщиков подавляющее большинство его законов и указов осталось в силе. И действовало, между прочим, вплоть до пресловутого «Октября». До самой гибели всей Российской империи.

Так произошло и в Локотском Окружном Самоуправлении, или Русском государственном образовании, как называли его неофициально сами локотьцы.

Достаточно только кратко перечислить самые основные мероприятия, проведенные или же проводимые в жизнь новой русской национальной властью РГО «ЛОС»:

РЕСТИТУЦИЯ.

РОСПУСК КОЛХОЗОВ И СОВХОЗОВ.

Справедливый раздел земли между всеми без исключения местными жителями.

Государственная поддержка сельского хозяйства: льготное налогообложение, предоставление лошадей, а также орудий сева и обработки земли, закупка государством (РГО «ЛОС») в Германии племенного скота, семян элитных сортов зерна.

Сильная государственная поддержка малоимущих и необеспеченных слоев населения: продуманная гибкая всеобъемлющая система разнообразных льгот, охватывающих все категории нуждающегося в них населения.

Гуманная и щадящая система налогообложения, направленная на развитие частных хозяйств и частного сектора производства.

Создание совершенно новой формы народовластия — института Сельских Сходов, а также выборных сельских Уполномоченных, без санкции которых на территории данных населенных пунктов и закрепленных за ними земель войсками не могли проводиться не только какие-либо реквизиции продовольствия, лошадей, телег или другого имущества сельчан, но и само прохождение войск через территории и ведение ими военных действий на этих территориях.

Государственная поддержка развития частного предпринимательства среди местного населения, в т.ч. уведомительный характер открытия частных предприятий (путем закупки патентов).

Эффективные меры по государственной поддержке, развитию и совершенствованию системы народного образования: бесплатное обязательное образование в объеме 7 классов; создание и содержание за счет властей интернатов при школах; выделение местными властями возниц и телег (саней) с лошадьми для подвоза детишек в школы и обратно; контроль и строгая ответственность со стороны властей за посещаемостью детьми школ, их учебой и успеваемостью.


Государственная поддержка и активные меры по развитию системы здравоохранения.

Государственная поддержка и развитие структуры социального обеспечения.

Государственная система защиты семьи и будущих поколений: запрет разводов й абортов.

Государственная политика свободы совести и свободы отправления представителями ^различных конфессий — православных (катакомбников и православных других толков, в том числе старообрядцев), католиков, евангелистов, баптистов — своих религиозных культов..

Развитие культурной жизни, организация и государственное обеспечение функционирования широкой сети культурных учреждений — театров, студий, кружков, кинотеатров, домов культуры, театральных и балетных студий и кружков, библиотек и читален (Народных Домов и Изб) в городах и селах.

Гибкое государственное двухлетнее планирование, заменившее жесткое и неманевренное советское планирование, пресловутые «сталинские пятилетки».

Закрепление руководящей роли государства в тяжелой промышленности при одновременном обеспечении максимально свободы предпринимательства в других отраслях.

Закрепление природных недр исключительно за государством.

Жесткие эффективные меры по нормализации рынка товаров и услуг.

Жесткая борьба со спекуляцией на рынках, замена натурального обмена денежным.

Жесткое государственное регулирование рыночных цен на продукты первой необходимости.

Поддержанная государством широкая программа зимней помощи неимущему и пострадавшему от советской власти или от военных действий партизан населению.

Жесткая борьба с пьянством и самогоноварением.

Принципиальное отстаивание национальных интересов, недопущение безобразий со стороны союзных воинских сил (немецких или венгерских) по отношению к местному населению...

...Можно долго перечислять все меры, активно и интенсивно принимавшиеся и реализовывавшиеся в РГО «ЛОС» с самых первых дней его существования. И при этом следует справедливо признать, что все они являлись результатом тщательно и задолго заранее подготовленной подробнейшей программы по выводу страны из кризиса. Кризиса во всех отраслях и сторонах государственной жизни, куда страну загнала правящая преступная клика восранских коммунистов-интернационалистов.


И только слаженная команда единомышленников- подпольщиков могла осуществить, претворить в жизнь такую программу.

В первую очередь такими помощниками и соратниками Воскобойника и его «правой руки» Каминского были С.В. Мосин, Р.Т. Иванин, Н.И. Вощило (по другим данным — Н.Ф. Вощило, по крайней мере так он назван в приказе по РГО «ЛОС» об организации зимней помощи населению), Г.С. Процюк, М.Г. Васюков, В.П. Тюлюкин, М.И. Морозов, И.П. Шавыкин, Г.Е. Хомутов, ИД. Фролов, ФА Капкаев, В.В. Ти- минский, А.И. Бояров, И.И. Юров, Г.М. Иванов, Н.И. Павлюченко, С.С. Волонцевич, С.С. Ванюков, В.И. Королев, К.И. Терешкин, Г.А. Капуста, Д.А. Нетесин.

Г.Е. Хомутов М.Г. Васюков


Заместитель Обер-бурго- мистра РГО «ЛОС» по гражданской части, учитель по профессии, Степан Васильевич Мосин был долгое время директором Локотьской средней школы. Затем он стал заведующим Брасовским районным отделом народного образования (Районо). При этом С.В. Мосин успел в подсовет- ской жизни получить «свою долю» лагерей — 1,5 года заключения. В Протоколе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 30—31 декабря 1946 года о нем написано так: «МОСИН Степан Васильевич, 1904 года рождения, уроженец дер. Чернышино Думинчского района Калужской области, по национальности русский, гражданин СССР, бывший член ВКП(б) с 1927 по 1937 г. В 1937 г. я был исключен из партии за связь с врагами народа. В 1940 г. я был восстановлен в партии с перерывом партстажа, со средним образованием, работал до войны учителем, перед арестом нигде не работал, не судился, женат».

Он стал в РГО «ЛОС» начальником Отдела пропаганды и агитации, своего рода «локотьским Геббельсом». А если экстраполировать на тогдашнюю советскую действительность — «локотьским Мехлисом». Только в отличие от реального Мехлиса Мосин не был кровавым и беспощадным фанатиком-палачом. В ведение С.В. Мосина были переданы все культурные и просветительские учреждения РГО «ЛОС»:

в районных центрах — кинотеатры, театры, Народные Дома;


в селах и деревнях — сельские клубы, избы- читальни.

С.В. Мосин

При этом в последних, помимо собственно чтения и выдачи книг, особыми ответственными лицами, назначавшимися Мосиным или же его подчиненными в районах, регулярно проводились агитационные беседы с населением сел и деревень. В районных отделах

пропаганды состояли «инструкторы по пропаганде» «из числа наиболее преданных и культурных бойцов Народной Армии». Именно они обязаны были регулярно объезжать закрепленные за ними районы и проводить в селах и деревнях беседы с населением. А также читать им лекции на темы: «Германо-советская война», «Евреи и большевики», «Германия сегодня».

Воскобойником, а впоследствии Каминским по представлению Мосина утверждались и насыщались подготовленными работниками штаты сельских клубов в количестве не менее шести человек на каждый клуб. Заведующие этими клубами становились также и штатными пропагандистами в своих населенных пунктах. Помимо этого, серьезным подспорьем для дела активной пропаганды идей воскобойниковской команды являлось также и то, что в Локоте была организована работа мощнойфадиостанции, вещавшей на всю территорию РГО «ЛОС». Свое собственное радио вещало на Локотыцине каждый день, не только передавая последние новости, но и информируя местных жителей о приказах, законах, нововведениях. Распространяя опыт и достижения отдельных локотьских руководителей, мобилизуя жителей на достижение тех или иных целей.

Надо обязательно также отметить здесь, что и С.В. Мосин был таким же опытным и матерым подпольщиком, как КП. Воскобойник И о Мосине можно так же с уверенностью сказать, что его подлинного лица энкавэдэшникам выяснить так и не удалось. И про него так же, как и про Воскобойника, можно с определенной долей уверенности сказать — С.В. Мосин, или же человек, называвший себя С.В. Мосиным...

Наиболее ярко характеризуют личность С.В. Мосина, его искреннюю антисоветскую позицию и такую же искреннюю убежденность в правоте своих действий слова Степана Васильевича на суде 30—31 декабря 1946 г., приговорившего его к смертной казни. Вот они: «..После того как уездное Локотское самоуправление было преобразовано в окружное самоуправление, я был назначен начальником отдела агитации и пропаганды и одновременно ответственным редактором газеты «Голос народа». Как начальник отдела агитации и пропаганды и как ответственный редактор фашистской газеты «Голос народа» я написал две статьи в газету; из коих одна исключительно антисоветского содержания. Составил обращение к населению Брасовского района, в котором призывал население к борьбе против партизан. Мое обращение было вызвано тем, что партизаны убили обер-бургомистра Локотского окружного самоуправления ВОСКОБОЙНИКА. В обращении я писал, что партизаны нарушили наш мирный труд, что они выступают против новой власти и т. д. Призывал население к вооруженной борьбе. Кроме того, я же занимался корректировкой антисоветских листовок.


Инициаторами создания антисоветской организации, именуемой «Национал-социалистическая трудовая партия России» (НСТПР) являлись: ВОСКОБОЙНИК, КАМИНСКИЙ, ИВАНИН и я. Данная антисоветская организация фактически была создана в ноябре 1941 г, юридически же она оформилась в 1943 г. Был создан 'центральный оргкомитет этой организации, и при моем непосредственном участии были разработаны программа, устав и манифест, а также я лично принимал участие в создании областных,районных и низовых организаций «НСТПР».

Основной задачей «НСТПР» являлось: путем вооруженной борьбы уничтожение советского государства и создание нового демократического государства при содействии немецких штыков, СССР я лично не считал и не считаю демократическим государством, где господствует диктатура одной, большевистской партии. А почему не может быть у нас других, партий? Мы же имели в виду построить новое демократическое государство на основе мелкой частной собственности. Мы хотели использовать немецкие штыки для уничтожения советской власти в России и установления демократического государства, а затем изгнать и немцев из России. Лично меня не устраивала советская система. В данное вре- •мя по этому поводу мне говорить нечего, так как я оторван от внешнего мира.

В 1942 гп в связи с активизацией партизан, я помог КАМИНСКОМУ в создании вооруженных отрядов для борьбы с партизанами, в формировании бригады «Русской освободительной народной армии» (РОНА). Бригада РОНА была создана для борьбы против советских партизан. Было проведено несколько карательных экспедиций против советских партизан. Сам лично я дважды принимал участие в таких экспедициях. Участвовал в перестрелках с партизанами.

4 раза я назначался председателем военно-полевого суда по рассмотрению дел в отношении партизан и лиц, связанных с ними. Дважды выносил приговоры к смертной казни. При моем участии были приговорены к смертной казни 13 или 14 партизан. Приговоры в отношении их были приведены в исполнение. Вообще же военно-полевым судом было приговорено к повешению и расстрелу более 200 советских граждан. В обвинительном заключении указано, что под моим председательством было приговорено к смертной казни через повешение 20 партизан, в числе повешенных: врач НЕ- ЗЫМАЕВ и др. Не с целью смягчения своей вины, но утверждаю, что данная цифра не отвечает действительности. Мною приговорено лишь 13—14 партизан к смертной казни. К моему делу, как вегцественное доказательство, приобщена вырезка из газеты, где опубликован приговор военно-полевого суда с моим участием. Я не участвовал в данном судебном заседании, но так как был назначен приказом для участия в этом суде, так меня и поместили в газете, хотя фактически вместо меня присутствовало другое лицо.


О том, что в марте 1943 г. за покушение на меня было расстреляно в качестве заложников 40 советских граждан, я узнал лишь из газет и в этом расстреле никакого участия не принимал.

Лично я приговоры в отношении осужденных к расстрелу партизан не приводил в исполнение, но один раз присутствовал при расстреле 3 партизан- связистов и нескольких партизан за сожжение деревни. Почему партизаны сожгли деревню, я не знаю, так как эта деревня никакой опасности для партизан не таила в себе.

В 1944 г. мы выехали в Германию, в отдел кадров РОА произошло слияние РОНА и РОА Я выехал в Берлин в распоряжение главного штаба ВЛАСОВА, где был назначен уполномоченным РОА по оказанию материальной помощи лицам, бежавшим из СССР. Данной должности фактически я не исполнял, так как уже началась эвакуация из Восточной Пруссии. Находясь в ставке ВЛАСОВА, я с последним не встречался, хотя и видел его. Я лично имел беседы с ТРУХИНЫМ u МА-

лышкнным.

Я лично был награжден немецкими властями четырьмя медалями. О всех, рядом сидящих со мной на скамье подсудимых, я могу только сказать, что они были замечательными работниками в самоуправлении. Подсудимый ВАСЮКОВ вначале работал в отряде «народной милиции», а затем в отделе агитации и пропаганды.

Вот все, что я хотел сказать о своих преступлениях, в которых и не раскаиваюсь (выделено. — СВ?}».

Даже перед лицом неминуемой смерти Степан Мосин остался твердым в своих убеждениях, в своем антисоветизме. Да, он хладнокровно признал, что с точки зрения советского правосудия его действия представляют собой преступления против советской власти. Но он так же твердо нашел в себе силы не отказаться ни от своих взглядов, ни от своих действий, ни от своей позиции.

Человек, который на суде, грозящем ему смертной казнью, находит в себе силы хладнокровно сказать: «Вот все, что я хотел сказать о своих преступлениях, в которых и не раскаиваюсь», это крепкий человек Если бы все русские люди были хотя бы на малую частицу такими же крепкими, как Степан Мосин, советская власть не удержалась бы на земле русской и года, а не то что семьдесят с лишним лет.


225

...Также ранее «отмеченный» «советами» «гулагов- ским» «сроком», Роман Тихонович Иванин стал начальником «народной милиции» РГО «ЛОС». Он, кстати, был единственным из руководителей РГО «ЛОС», кто имел «срок» по «уголовной», а не по «политической» статье. По крайней мере, официально Р.Т. Иванин в свое

Самая запретная книга..


время «тянул срок» за «хулиганку». Что также совершенно не означает, что Р. Иванин в реальной жизни был уголовником. Так как срок по «уголовной» статье он мог и приобрести специально при возникновении угрозы своего разоблачения как антисоветского подпольщика. Ведь «тянуть срок на зоне» уголовником, а не «политическим» было в те времена несравненно легче. Да и контроль затем, «на воле», за бывшими уголовными, в отличие от освободившихся по «политической статье», был не такой жесткий. По сути, его вообще не было, этого контроля. Кстати, все действия Р. Иванина во время жизни РГО «ЛОС» свидетельствуют скорее всего об именно такой причине возникновения в свое время «уголовной» статьи в его прошлом. Кроме того, именно такой характер получения Романом Иваниным в свое время лагерного срока отмечают катакомбники из числа монашествующих, занимающиеся исследованием всех сторон жизни и деятельности РГО «ЛОС»...

Еще один бывший директор школы, Николай Федорович Вощило, как уже отмечалось выше, взялся за создание главной газеты РГО «ЛОС» «Голос Народа». Эта газета быстро стала не только необходимой, но и крайне популярной среди населения Локотыцины. В ней публиковались не только все новости РГО «ЛОС», но и все официальные указы и приказы Каминского, результаты регулярных проверок им районов РГО «ЛОС», другая нужная локотьчанам информация. В газете две- три полосы обязательно отдавались материалам, написанным на исторические темы. Или же по острым политическим вопросам. Часты были статьи о сущности советской власти и коммунизма, о методах и практике НКВД. Размещались также время от времени подробные статьи о политических деятелях РГО «ЛОС». Помимо этих материалов, в газете также обязательными были рубрики, раскрывающие простым локотьчанам все аспекты повседеневной жизни РГО «ЛОС». Повествовавшие о культурных событиях, о состоянии дел в системе народного образования и здравоохранения. Регулярно бургомистры районов, входящих в РГО «ЛОС», писали в газету «Голос Народа» подробные заметки о жизни районов, об успехах в деле восстановления различных объектов народного хозяйства, уничтоженных при своем отступлении частями Красной Армии. Первоначальный тираж в 2000 экземпляров довольно-таки быстро вырос до 8000 и затем до 12 000. распространение этой газеты было отмечено не только на территории РГО «ЛОС», но и в Смоленске, Брянске, Курске. При этом никакой цензуры за публикациями газеты со стороны немцев отмечено не было.


8000— 12 000 — много это или мало?

В наши дни (имеется в виду 2006 г. — СВ.) — тираж «Парламентской газеты», официального печатного органа Государственной думы и Совета Федерации Федерального Собрания — Парламента РФ, распространяемой по всей нашей необъятной матушке-России, составляет только 35 000 экземпляров. И это тираж «толстушки», газеты, которая выходит только раз в неделю в несравненно большем объеме, нежели ежедневные выпуски «Парламентской газеты». И распространяется она по всем регионам России, в отличие от ежедневных выпусков. Ежедневные же выпуски газеты распространяются только в Москве, Санкт-Петербурге, и все. И едва переваливают за 10 000 экземпляров.

Так что — судите сами...

Газета «Голос Народа», несмотря на то что в РГО «ЛОС», в общем-то, небольшой по территории и населению, выходили еще несколько других газет, сыграла огромную роль в самоорганизации локотьчан. А также в сплочении их вокруг Каминского и идей, которые он проводил в жизнь. Газета на практике стала не только «коллективным пропагандистом и агитатором, но и коллективным организатором». Даже и после того, как локотьчане вместе с тем скарбом, который они смогли увезти с собой, эвакуировались в конце лета — начале осени 1943 г. на территорию Лепелыцины, в Белоруссию, газета не погибла и не прекратила выходить. Сразу же после прибытия в Лепель, на новое место, газета снова стала регулярно выходить из печати.

Между прочим, помимо газеты «Голос Народа» в Локоте издавался также и уже вышеупомянутый «Бюллетень Локотского Окружного Самоуправления» 2 раза в месяц. В Севске выходила газета «Севский листок», в Дмитровск-Орловске — газета «Дмитровская газета». Помимо этих газет, на территории

РГО «ЛОС» распространялась также орловская газета «Речь» тиражом примерно 6000 экзепляров. Для бойцов РОНА издавалась газета «Боевой Путь», распространявшаяся во всех частях и подразделениях Русской Освободительной Народной Армии.

..Другим важным помощником Воскобойника стал Григорий Семенович Процюк (его в других документах называют еще ПРАЦЮК, что, скорее всего, ближе к истине. — СВ.), опытный подпольщик, провоевавший всю Гражданскую войну в рядах Народной Армии небезызвестного Нестора Махно. Чудом уцелевший в вихре расправ двадцатых годов над бывшими «махновцами», Процюк, так же как Воскобойник и Мосин, был личностью, глубоко законспирированной в годы советской власти. И, скорее всего, состоял членом антисоветской подпольной организации в Локоте задолго до начала здесь Второй Гражданской войны 1941 — 1951 гг. Он стал на Локотыцине н'ачшъникомВоенно-С/ьедственного Отдела Особого Локотьского Округа.


Михаил Григорьевич Васюков был до войны председателем Районного планового отдела Брасов- ского райисполкома (Райплана). Тот же самый Протокол закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 30—31 декабря 1946 г. о нем повествует таю «ВАСЮКОВ Михаил Георгиевич, 1900 года рождения,уроженец дер.Родионово Моссальскогорайона Калужской области, по национальности русский, гражданин СССР, член ВКП(б) с 1939 года, с низшим образованием, женат, имею 4 детей, жена умерла, когда я был уже арестован по данному делу. Перед войной я работал председателем планового отдела Бра- совского райисполкома, не судился, арестован по данному делу 19 октября 1945 г.».

И в РГО «ЛОС» он продолжил работу по своей прямой специальности, став начальником Окружного планово-экономического отдела. Именно М.Г.Васюков разрабатывал Двухлетние планы развития Русского Государственного Образования, на основе которых происходило восстановление и дальнейшее функционирование всей внутренней инфраструктуры РГО «ЛОС». Он не дал развалиться районной системе планирования, уберег от эвакуации многих работников райплана и быстро привлек их всех к работе. Поэтому-то система планирования заработала сразу, как швейцарские часики. Но уже отсчитывая новое время Русского государственного образования. Ему оставалось только распространить эту систему на все территории, вошедшие в состав нового административно-государственного образования. Надо признать, Васюкову удалось сделать это блестяще.

Бывший студент-юрист Владимир Владимирович Тиминский стал Председателем Окружного управления юстиции — начальником Юридического Отдела. Он лично разработал нормативные акты, которыми руководствовались в своей работе как Военно- Следственный отдел Особого Локотьского Округа (Коллегия), так и все нижестоящие суды. По сути, Тиминский является автором «Уголовного кодекса» и «Уголовно-процессуального кодекса» РГО «ЛОС». Которые, несмотря на то что их автором был юноша, стали действенным инструментом в деле наведения порядка на территории Русского государственного образования. Надо отметить, что здесь, несмотря на все домыслы и инсинуации соловушек красноперых, свято чтились принципы презумпции невиновности. Все казни на территории РГО «ЛОС» проводились исключительно по вступившим в законную силу смертным приговорам Окружного суда. Совершались они на территории Локотьской окружной тюрьмы штатным палачом тюрьмы. Коим была небезызвестная Антонина Макарова- Парфенова-Перфилова-Гинзбург.


Михаил Иванович Морозов, ставший бургомистром Брасовского района, одной из восьми составляющих частей РГО «ЛОС», ее «столичного» района,, был при «товарищах» главным бухгалтером Брасовского районного потребительского союза (райпотреб- союза).

Василий Павлович Тюлюкин, ставший в РГО «ЛОС» бургомистром одного из важнейших районов — Навлинского. Родины «Бряныча», Дмитрия Емлютина, между прочим. Навлинский район обширен по площади, расположен в самом центре Брянского леса. Он являлся ареной постоянных боев между емлютинцами и локотьчанами. И в немалой степени благодаря Тюлю- кину обстановка здесь постепенно сложилась в пользу локотьчан, а емлютинцы были вытеснены в глухие леса и болота. Откуда могли только делать рейдовые налеты на деревни и села района.

Парадоксально прозвучит здесь тот факт, что начинал Тюлюкин свою деятельность летом 1941 г. советским партизаном. Толком неизвестно, зачем он вступил в ряды партизанского отряда, формировавшегося районными партийными органами Орловщины. Но, скорее всего, вовсе не для того, чтобы защищать советскую власть. Потому что сразу же после отступления Красной Армии Тюлюкин с оружием в руках явился в Локоть и стал соратником Воскобойника. Став бургомистром Навлинского района, Тюлюкин в 1942 г. раскрыл подпольную советскую организацию в Навле. Тогда было арестовано и позднее казнено по приговору Локотьского Окружного суда 38 матерых советских подпольщиков. После отступления РОНА в 1943 г. в Белоруссию Тюлюкин был назначен Каминским бургомистром одного из районов теперь уже «Лепельской республики». За свою деятельность он был награжден двумя орденами «Знак отличия для восточных народов» 2-го класса 1-й и 2-й степеней «без мечей» (для гражданских специалистов).

Другим не менее важным помощником Каминского стал Алексей Ильич Михеев. Он стал в РГО «ЛОС» начальником крайне важного в условиях лесной партизанской войны Окружного Лесного Отдела РГО «ЛОС». Именно ему и его отделу подчинялись все лесники и другие работники лесного хозяйства РГО «ЛОС». В Протоколе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 30—31 декабря 1946 г. о нем говорится следующими словами: «МИХЕЕВ Алексей Ильич, 1893 года рождения, уроженец дер. Голыже- во Дятьковского района Брянской области, по национальности русский, гражданин СССР\ беспартийный, не судился, со средн[им] образованием, окончил лесную школу. В начале Великой Отечественной войны я работал лесничим Брасовского лесхоза Главлесохраны, женат — жена проживает в Середино-Буде, а две дочери проживают в Москве, арестован 3 августа 1946 г.».


Важную должность в аппарате РГО «ЛОС» и РОНА занимал бывший учитель русского языка и литературы Федор Павлович Захарцов. Несмотря на свою молодость (в 1941 г. ему исполнилость только 25 лет) и то, что Захарцов был инвалидом (у него была ампутирована нога), он играл на Локотыцине видную роль агитатора и пропагандиста. Начав свою деятельность с должности писаря при сельском старосте, он стал затем писарем отряда самообороны. Затем Захарцов быстро выдвинулся в шефы батальона РОНА, а с начала 1943 года стал и шефом полка РОНА Протокол закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 30—31 декабря 1946 г. так повествует о нем: «ЗАХАРЦОВ Федор Павлович, 1916 года рождения, уроженец дер. Холмечи Брасовскогорайона Брянской области, по национальности русский, гражданин СССР, бывший член ВЛКСМ с 1932 г., со средним образованием, женат, имею 2 детей — 1939 и 1945 года рождения, не судился, до войны работал преподавателем русского языка и литературы Ново-Николаевской неполной средней школы, перед арестом работал бухгалтером материального отдела подсобного хозяйства Батайского Военно-воздушного училища им. Серова. Арестован 28 августа 1946 г.». Помимо того что он был шефом сначала батальона, а затем и полка РОНА. Захарцов проводил также и активную работу в рамках военно-полевого суда РОНА, активно участвовал в следственных мероприятиях по делам советских партизан и подпольщиков.

И уж, конечно, сущей находкой для РОНА стал бывший кадровый майор РККА Иван Денисович Фролов. Придя в РОНА из плена в начале 1943 г., он много сделал для превращения Русской Освободительной Народной Армии из полупартизанской формации вооруженных людей в регулярную армию.

Наиболее важные мероприятия, осуществленные ЛИЧНО И. ФрОЛОВЫМ:

разработка и введение в действие Дисциплинарного устава РОНА;

налаживание работы офицерской школы РОНА, подготавливающей офицерские кадры звеньев «командир взвода — командир роты — командир батальона»;

— нормализация и существенное улучшение работы курсов подготовки бойцов РОНА.

В Протоколе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 30—31 декабря 1946 г. о нем есть такие данные: «ФРОЛОВ Иван Денисович, 1906 года рождения, уроженец дер. Свинуха Род- ничковского района Саратовской области, по национальности русский, гражданин СССР, член ВКП(б) с 1930, женат, имею 3 детей, образование в объеме семилетки, в период с 1928 по 1941 г. я находился в РККА, имел звание «майор» и занимал должность, вначале начальника штаба полка, а затем и командира 133-го полка 77-й стр[елковой] дивизии. Не судился. Под стражей по настоящему делу я содержусь с 25 мая 1946 г.». Помимо этого, можно здесь отметить, что ИД Фролов, согласно Протоколу допроса от 31 мая 1946 г., сообщил о себе и своем военном образовании такие данные: «„образование 7 классов, военное образование — Ускоренные курсы, военно-политические гор. Москва в 1931 году, курсы «выстрел» — в 1937—1938 годах... В Красной Армии с 1928-го — по день пленения по сентябрь 1942 года».

...Среди помощников Воскобойника и Каминского были и три совершенно уникальных человека С.Н. Павлюченко, В.И. Королев, К.И. Терешкин.

С.Н. Павлюченко был до войны председателем Брасовского районного Исполнительного комитета рабочих и крестьянских депутатов (Райисполкома)! То есть высшим руководителем советской власти в Брасовском районе! Уже одно это говорит яснее ясного о том, до каких «высот» на Локотыцине добрались антисоветские подпольщики! И насколько крепка была созданная здесь задолго до войны и исправно функционировавшая все это время антисоветская подпольная организация. В РГО «ЛОС» он стал старшим юристом Окружного юридического отдела Локотьского Особого Округа. Сврего рода «заместителем министра юстиции Русского государственного образования».

В.И. Королев до войны был не только и не просто членом ВКП(б), но и, в период с 1929 по 1934 год, членом Всесоюзного Центрального исполнительного комитета рабочих и крестьянских депутатов (ВЦИК СССР). Затем он занимал пост директора Локотьской швейной мастерской, а в РГО «ЛОС» стал старостой столицы РГО «ЛОС» города Локоть (Воскобойник). Подумать только, старый член ВКП(б), бывший член ВЦИК СССР — мэр столицы Русского государственного образования. Один только этот случай, этот пример агитировал за новую Русскую национальную власть на Орловщине сильнее, чем десятки хлестких и талантливых статей-агиток! И опять же, про Королева можно с уверенностью отметить, что это был не приспособленец-перевертыш. Скорее всего, и он являлся хорошо законспирированным антисоветским подпольщиком с большим стажем подпольной работы. И этот пример также свидетельствует о действительном размахе оперировавшей здесь в тридцатые годы подпольной антисоветской организации.


К.И. Терешкин до войны был председателем колхоза «Авангард». В системе Вооруженных Сил РГО «ЛОС» К.И. Терешкин стал командиром Суземской роты самообороны («народного ополчения»). Что свидетельствует прежде всего о том, что и на должности председателя колхоза Терешкин был не в роли своеобразного «советского погонялы», присланного и навязанного сельчанам из пресловутого «центра». А местным авторитетом, заслуженно пользовавшимся полным доверием со стороны односельчан. (Ремарка автора. Вот написал словосочетание «местным авторитетом», и тут же дернулась рука стереть написанное: настолько советская власть, советская и постсоветская действительность и нравы исказили и извратили многие простые и ясные понятия и обозначения. Ведь теперь в сегодняшнюю Россию плавно перетекло из недавнего советского прошлого совершенно другое определение словосочетания местный авторитет. Теперь оно безвозвратно и однозначно обозначает главаря местной криминальной группировки. В то время как раньше под ним так же однозначно понимали местного жителя,, уважаемого всеми односельчанами, горожанами, прочими жителями данного населенного пУнкта.) Которые и теперь не отказали ему в полном Доверии, поставив над собой командиром Терешкина, бывшего председателя только что распущенного сельчанами колхоза.

...Именно благодаря слаженной работе сплоченной команды единомышленников Русское государственное образование стало стремительно и успешно развиваться и восстанавливаться от разрушений периода начала войны. Какими бы талантливыми и обаятельными ни были Воскобойник и Каминский, одни они такого бы достичь не смогли. Всех тех успехов, которых достигло РГО «ЛОС», оно смогло достичь только в результате всеобщих усилий и энтузиазма всего его населения. Потому что «из-под палки» восстановить всю разрушенную инфраструктуру, да еще и к тому же построить многие новые здания, предприятия, плюс к этому одновременно в это же самое время и защищаться от нападений партизан — просто невозможно. Такое возможно только при полной безоговорочной поддержке всех начинаний Воскобойника и Каминского подавляющим большинством всего населения Локотьщины!


...В результате этих, не побоюсь сказать, героических усилий населения РГО «ЛОС» уже через год, во второй половине 1942 г., его население, по заключению самих германских специалистов и экспертов, жило лучше населения всех областей, оккупированных германским вермахтом.

Это не говоря уже о подсоветских, «наших» территориях бывшей Российской империи. В самом начале этой книги автор уже сравнивал общий уровень жизни на территориях, оставшихся под властью «серпа и молота», и «средних», оккупированных Германией, территориях России. Если Читатель не читал или забыл содержание первой части книги, автор вкратце, буквально в двух словах, напомнит: вызванное повальным, неслыханным голодом и начавшееся повсеместно на «советских» территориях России людоедство — и во всяком случае, не хуже довоенного житье на «подне- мецких» территориях. Более подробно об этом написано в готовящейся к печати рукописи автора данной книги под названием «Четыре войны Советского Союза в 1941—1945 гг.».

...Что же касается уровня жизни в РГО «ЛОС», то эти же эксперты констатировали вот еще что. Русское государственное образование в своей хозяйственной жизни не только живет лучше всех других территорий, но и обходится без каких-либо дотаций от германского рейха. И при этом к тому же регулярно выполняет все поставки, которые оно должно выполнять по имеющимся к нему требованиям германских властей!

...Кстати, уже в наши дни многие критики книги «Вторая мировая война: вырванные страницы» и статьи «Локотьская альтернатива» в «Парламентской газете» от 22.06.2006 г. из числа советских патриотов, дойдя до этих строк и прочтя их, с пафосным гневом обращались к автору: «Это что же получается — предатели жили себе спокойненько за спиной у немецко- фашистских захватчиков, можно сказать, припеваючи, а ты их оправдываешь?! Да ты сам — сволочь и наймит! Тебя расстрелять надо! Ты такой же пре-. датель, как и они! Ведь они же, эти самые немецко- фашистские захватчики, специально так делали! Чтобы локотьчане не воевали против них, пока немецко-фашистские захватчики борются против героической Красной Армии. А потом, когда они ее, героическую Красную Армию, победят, они и с этими локотьчанами расправились бы. Всех их — в Освенцим, в газовые камеры и т.д. и т.п.!»


Хочется со страниц книги ответить не только этим критикам, но и всем «советским патриотам» или советским патриотам без кавычек.

Во-первых. Советская власть, которая в то время правила Россией на протяжении двадцати четырех лет, не обладала никакой преемственностью от прежней законной власти. Наоборот, она силой, коварством, жестокостью, безнравственностью и беспредельным предательством всех вообще национальных интересов, да еще к тому же и на деньги иностранных государств — противников Российской империи свергла и утопила в крови эту самую законную власть. И при этом главной своей целью советская власть провозгласила не расцвет России, не обеспечение ее национальных интересов, ради чего, собственно, и существует в любой нормальной стране любая нормальная государственная власть.

Нет, советская власть открыто провозгласила своей Главной целью завоевание всего мира. А доставшуюся

ей страну Россию она использовала при этом только как неисчерпаемый резервуар, откуда совершенно бездумно, нерачительно и крайне беспощадно, с какой-то даже патологической садистской жестокостью черпала силы и средства для достижения своей Главной цели.

Поэтому как можно русскому человеку, борющемуся за . интересы восстановления именно национальной России, возрождения национальной России, умудриться стать при этом предателем своей собственной страны — совершенно непонятно!

Ведь что тогда получается:

Если ты думаешь только о том, «как землю в Гренаде крестьянам отдать>, и не думаешь совершенно об интересах России, более того, тебе откровенно плевать на то, что при этом станет с Россией и ее народом, — ты патриот России!

А если ты думаешь только об интересах России и о благополучии народов, населяющих территории России, и ищешь союзников, которые тебе помогут достичь твоих целей, и тебе при этом совершенно безразлично, как там в этой самой «Гренаде» крестьяне будут разбираться со своими хозяевами и владельцами земли, то значит — ты предатель России!


...Однако — логика!

Во-вторых. Если твоей страной правит в течение десятков лет преступная и кровавая правящая клика, которая когда-то силой и кровью захватила власть в стране, и все эти годы она уничтожает целыми классами, слоями, прослойками, группами население твоей страны.

Если в результате всего этого твоя жизнь превратилась в какой-то непроходящий и никогда не кончающийся кошмарный сон.

Если ты не можешь под страхом смертной казни открыто высказать (только высказать!) свое мнение по тем или иным вопросам непосредственной твоей каждодневной жизни. Если за двадцатиминутное опоздание на работу тебе грозит тюремное заключение в концлагере.

Если ты даже не можешь по своей воле уволиться с этой самой работы, потому что тебя за это посадят в тюрьму или в тот же концлагерь. Так как по законам захватившей власть в стране бандитской клики увольнение с работы по собственному желанию является тяжким уголовным преступлением.

Если ты живешь на грани полуголода и в настолько лютой нищете, что ходишь по десятку лет (а то и не одному десятку лет!) в одном и том же единственном костюме.

Если эта клика силой закрыла и разрушила в твоей стране тысячи и тысячи храмов, изглумилась над церковными святынями, а в зданиях закрытых храмов устроила общественные сортиры (как на месте Казанского Собора на самой главной площади страны, Красной площади Москвы у самого Кремля), свинофермы, коровники, склады, мастерские, тюрьмы, клубы и танцульки.

Если на уничтожаемых кладбищах эта власть специально строит танцевальные клубы, кинотеатры, даже детские сады (яркие примеры тому — до сих пор благополучно функционирующие кинотеатры «Ленинград» и «Севастополь», а также детский сад возле стен Новоспасского монастыря в Москве, построенные на месте кладбищ, прямо на могилах!), парки развлечений и массового отдыха, а могильными плитами и надгробиями либо вымащивает дороги, либо использует их для отделки станций метро.


Если эта клика силой запретила тебе самое святое, что есть в жизни у каждого человека, — верить в Господа Бога, похабно глумясь, постоянно надругаясь и всячески издеваясь над Верой и Святынями.

Если твоих собственных детей растлевают с детства безбожным так называемым атеистическим воспитанием и пропагандой надуманных и душевредных идей.

Если в школах и в общественных детских организациях учат шпионить за собственными родителями, в качестве образца приводя пример малолетнего «Иуды» Павлика Морозова, предавшего своего собственного отца. Спасавшего, кстати, гонимых и преследуемых советской властью так называемых «кулаков» и прочих репрессированных.

Если у тебя, испокон века живущего на земле трудягой-крестьянином, отобрали всю землю.

Если тебя самого сделали на ней рабом, загнав силой в колхозы и отобрав паспорта, причем платя за твой каторжный каждодневный труд мифическими «палочками» трудодней. Фронтовик-ветеран Горбачевский в своей книге «Ржевская мясорубка...» вспоминал, что перед войной на той же Орловщине в колхозах на один трудодень начисляли тридцать копеек! То есть если работать тридцать дней в месяц — без выходных и праздничных дней, «как машинка Зингера» стучать и молотить все тридцать дней подряд (что даже просто физически невозможно!), то максимальная оплата работяги будет в этом случае составлять всего лишь какие- то девять рублей!

Если ты в результате всего этого живешь на «земле», в сельском хозяйстве, в нечеловечески ужасающей нищете и постоянно впроголодь!

И вот если на твою испохабленную и изнасилованную этими высевками-коммунистами-интернационалистами землю приходят иностранные солдаты, которые:

сгоняют с твоей шеи тупых, злобных и жестоких паразитов и бездельников — всех этих секретарей райкомов и председателей профкомов, председателей колхозов и директоров совхозов, оперуполномоченных НКВД и НКГБ и всю прочую палаческую шваль, мразь

и СВОЛОЧЬ;

открывают опять давно заколоченные или оскверненные храмы, бескорыстно, бесплатно помогая простым русским людям вновь возобновить в них богослужения;

позволяют тебе заниматься тем, что душе твоей угодно и отвечает твоим чаяним, устремлениям и способностям; *

отдают тебе в пользование, а то и в собственность — землю, земельку, землицу, земелюшку!

устанавливают для тебя налоги, которые тебе по силам, и оставляют для тебя продукты не только лишь чтобы хватило на пропитание до следующего урожая, но и даже на продажу остается!.

совершенно не интересуются, что у тебя «в голове», и не требуют, чтобы ты ежеминутно пел «осанну» их вождю и образу мыслей;

предлагают тебе, чтобы ты сам, своими силами, в том числе и взяв в руки оружие, следил за вновь установленным порядком и защищал его от тех, кого они нагнали с твоей шеи.

И вот в результате всего этого ты:

начинаешь наконец-то жить по-человечески — сытно и спокойно, не озираясь затравленно и поминутно в поисках следящего за тобой всевидящего ока безжалостных и вездесущих пресловутых «Органов»;

опять можешь спокойно поставить в красном углу в доме заветную икону, а то и целый иконостас;

опять можешь спокойно и без страха ходить в храм Божий и молиться там до упоения и блаженства;

работая на земле, в артели, на заводе или фабрике, понимаешь, что работаешь прежде всего на себя и свою семью, а не на какую-нибудь призрачную и непонятную революцию на Занзибаре, о котором ты даже понятия не имеешь, где он находится — этот злополучный Занзибар. Или в каких-нибудь там еще более экзотических Бечуаналенде или Тринидаде и Тобаго.

И вот при всех этих условиях, реалиях и пониманиях:

Если ты берешь в руки авторучку, карандаш, гусиное перо, в конце концов, и идешь на службу в местные органы самоуправления, органы власти, созданные этими иностранными солдатами, идешь в бургомистры, в старосты, в волостные, в управы, в комендатуры, в пекарни, в мастерские, в школы, в больницы, на заводы и фабрики — ты предатель Родины.


Если ты берешь в руки винтовку и идешь охранять покой и общественный порядок. Охраняешь свой собственный покой и общественный порядок, там, где ты живешь, — ты предатель Родины.

В этом случае — кого ты предаешь? Какой ты предатель?

..Видный современный российский ученый- историк и социолог, профессор, доктор исторических наукА.Б. Зубов в своих исторических исследованиях пришел к одному очень интересному и однозначному выводу. С точки зрения общепринятых норм юридического права СССР, а уж тем более его составная часть РСФСР — государствами как таковыми вообще не являлись. А были «...внеза- конными властными структурами, типологически сходными с разбойничьими бандами...».

...Если прибегнуть здесь к образному сравнению обвинений локотьчан в предательстве Родины со стороны «советских патриотов»> то для наглядности и лучшего понимания сути тогда происходившего можно представить себе все это в виде следующей аллегории. Представьте себе молодую девушку, слегка легкомысленную, но в то же время доверчивую и простодушную. Так вот, эту девушку сладкими уговорами и жаркими обещаниями о светлом будущем и вселенском счастье завлек на прогулку (только на прогулку — так он ее жарко и долго уверял, истово клянясь мамой и Карлом Марксом одновременно!) в темный лес горбун и урод, слюнявый и пархатый колченогий сифилитик. А там, насильно подпоив самогонкой, грубо набросился на нее, зверски избил и затем жестоко изнасиловал со всеми возможными и невозможными, мыслимыми и немыслимыми извращениями. А потом затащил ее, обессиленную, подубеспамятную, окровавленную, избитую и изнасилованную, дефлорированную к тому же, в свою грязную хату, объявив себя при этом ее мужем, и стал жить с ней. Каждый день продолжая насиловать и избивать, заставляя с утра до ночи трудиться и кормя ее при этом только хлебом да водой. Растлевая с детства рождаемых ею детей, превращая их в таких же уродов, нравственных и моральных. Выкинув на помойку ее иконы и нательный крестик, сорвав его с груди, оплевав и истоптав его.


А потом на этого урода поднимается сосед-ино- городний. Тоже не самый лучший в их деревне. Но он хоть в Бога верует, да и не пьяница, а работяга, каких свет не видел. Так вот, наподдает он этому уроду по гнилым зубам и пинками гонит его со двора. А девушке (теперь уже, увы, изможденной и измученной женщине) говорит: «Живи как хочешь, молись кому хочешь. За работу мою по изгнанию этого урода и его недопущению сюда впредь — плати мне долю малую. А так — ты свободна. Только, если этот урод вернется, а я его пропущу невзначай, дома меня не будет, к примеру, вот тебе винтовка и патроны. Для того, чтобы урода этого держать подальше от дома, пока я не подоспею на помощь». И она берет винтовку и начинает наконец-то жить той жизнью, какой хотела жить все эти долгие двадцать четыре года совместной жизни с этим (точнее, под этим) уродом. А попытавшийся вернуться было урод, встретившись взглядом с дулом винтовки, тут же поднимает до небес визгливый картавый крик: «Предательница, предательница! Ты Родину предала, ты Меня предала! Мужа твоего, законную власть твою!»

Это кого же' она предала — своего насильника- извращенца, что ли? Какую-такую законную власть? Она ее, эту власть, никогда не выбирала, никогда не соглашалась с нею и никогда не смирялась с нею.

Так дело обстояло и с локотьчанами.

Глава 11

РУССКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА ОРЛОВЩИНЕ - ОТ Л0К0ТСК0Й ВОЛОСТИ К Л0К0ТСК0МУ ОКРУЖНОМУ САМОУПРАВЛЕНИЮ

Территория Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление» не сразу стала занимать ту территорию, которая стала известна после войны как «Локотьская республика». В территориальном строительстве и жизни этого государственного образования необходимо различать как минимум семь периодов. (Четыре последних периода — со времени эвакуации в Белоруссию и до конца войны — в настоящей книге не рассматриваются.)

Вот эти, по мнению автора, периоды:

Первый период. Постепенный территориальный и «качественный» рост РГО: Волость — Особый Район — Уезд — Округ.


Начало: конец сентября — 4 октября 1941 г.

Конец: 19 июля — 3 августа 1942 г.

Второй период. Период полноценного существования РГО «ЛОС».

Фактически сложившееся административно-территориальное деление территорий СССР, выведенных из-под советской власти в ходе войны 1941 — 1945 гг.


Начало: 19 июля — 3 августа 1942 г.

Конец: февраль 1943 г.

Третий период. От частичной оккупации Красной Армией значительных территорий РГО «ЛОС» до эвакуации в Белоруссию.

Начало: февраль 1943 г.

Конец: начало сентября 1943 г.

Четвертый период. РГО «Лепельское Окружное Самоуправление».

Начало: начало сентября 1943 г.

Конец: январь — февраль 1944 г.

Пятый период. Перебазирование большей части гражданского населения РГО и отдельных воинских частей РОНА в Дятловский район Новогрудской области «Всхудних Кресов» бывшей 2-й Речи Посполитой, «Лепельско-Дятловская республика».

Начало: январь — февраль 1944 г.

Конец: конец июня — середина июля 1944 г.

Шестой период. Эвакуация в Генерал-Губерна- торство — путь на жительство в Венгрию — остановка эшелонов в Верхней, отчасти в Нижней Силезии — «Си- лезская пробка».

Начало: конец июня — середина июля 1944 г.

Конец: середина октября 1944 г.

Седьмой период. Беженский: переселение в статусе германских гражданских беженцев в имперские гау


Нижняя Силезия, Мекленбург, Померания и дальнейшее проживание там в качестве беженцев наравне с беженцами-немцами из Восточной Пруссии.

Начало: середина октября 1944 г.

Конец: май 1945 г.

...Свою жизнь РГО «ЛОС» фактически отсчитывает от конца сентября 1941 г. В те дни в преддверии генерального германского наступления на Москву советская власть на местах на Орловщине, в районе Брянского леса, будущей Локотыцине, фактически самораспустилась. Районные и городские советские, коммунистические и энкавэдэшные бонзы разбежались здесь уже в двадцатых числах сентября 1941 года. Об этом периоде уже упомянуто выше в этой книге. В это же время Воскобойник и другие антисоветские подпольщики провели в окрестных селах и деревнях выборы новых руководителей местной власти — сельских, деревенских и волостных старост. И стали интенсивно создавать в этих селах и деревнях отряды самоохраны и сельской самообороны. По версии ИПХ, 30 сентября 1941 г. все вновь выбранные сельские, деревенские и волостные старосты в сопровождении только что созданных отрядов сельской самообороны собрались в Локоте на Вечевой Сход, постановивший всем окрестным селениям объединиться в Государственное образование, и выбрали главой этого образования, «губернатором Локотя и всех окрестных земель», К.П. Воскобойника.


4 октября 1941 г. в Локоть вступили авангардные части 17-й танковой дивизии, входившей в 47-й танковый корпус 2-й танковой Группы вермахта. Командир передового отряда германских танкистов утвердил Воскобойника в должности волостного старосты.

16 октября 1941 г. начальник тылового района 2-й танковой армии (как с 6 октября 1941 г. стала называться 2-я танковая группа. — СВ.) вермахта (532-го тылового корпуса «Корюк-532») генерал- майор Брандт утвердил состав Управы Особой Локотской волости. В следующем составе:

— Константин Павлович Воскобойник — волостной староста;

Схема расположения антисоветских формирований из числа граждан СССР на территориях СССР, выведенных из-под советской власти во время войны 1941 — 1945 гг.


Бронислав Владиславович Каминский — заместитель волостного старосты;

Степан Васильевич Мосин — заведующий администрации волости;

Роман Тихонович Иванин — начальник полиции волости.

(РГАСПИ. Ф. 6.. On. 1.Д. 913. Л. 71)

Такое состояние продолжалось до 19 ноября 1941 г. (по другим данным — до середины декабря 1941 г.),

когда командующий 2-й танковой армией подписал с Воскобойником соответствующее Соглашение об образовании Русского государственного образования. А Локотская волость была преобразована в Особый Локотьский район. Должность К. Воскобойника была преобразована: из волостного старосты он стал бургомистром Особого административного района Локоть. (ЦНИБО.Ф. 1650. Рп. 1.Д. 77.Л. 79-89) В это время РГО занимало не полностью территорию Брасовского района и несколько сел и деревень прилегающих Комари- ческого и Навлинского районов Орловской области.

К этому времени и в Орле, и в Брянске германскими военными властями были созданы аппараты Орловского и Брянского административных округов. Которым, в свою очередь, подчинялись аппараты окружных управ, районных управ и волостных управлений. Но вся эта выстроенная германскими оккупационными властями вертикаль власти на территориях Орловщины не касалась Особого административного района Локоть. Он подчинялся напрямую начальнику тыла 2-й танковой армии вермахта генерал-лейтенанту Ф.Г. Бернгарду.


Спустя менее двух месяцев после преобразования Локотской волости в Особый Локотьский район, в связи с бурным ростом его успехов, как в борьбе с партизанами и спецотрядами НКВД, так и в деле налаживания и восстановления его хозяйственной инфраструктуры, район был развернут в Особый Локотьский Уезд. Это произошло 1 марта 1942 г. При этом в состав Уезда были переданы Навлинский и Комарический районы Орловской области, а также Дмитровск-Орловский район Курской области (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1. Д. 913. Л. 72). Помимо вышеупомянутых районов в Особый Локотьский Уезд вошли:

прилегающая к нему часть Трубчевского района — все Трубчевское левобережье Десны;

левобережье Десны Выгоничского района.

Таким образом, река Десна становилась западной

границей Локотьщины и оставалась ею вплоть до самого конца существования этого Русского государственного образования на Орловщине осенью 1943 г.


Карта Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление» в период операции «Цитадель» — Курской битвы 1943 г.

Наступившим летом 19 июля 1942 г. произошло дальнейшее территориальное расширение и развитие РГО: согласно приказу командующего 2-й танковой армией вермахта генерал-полковника Рудольфа Шмидта № 1023-42 г. от 19.07.42 г. Особый Локотьский Уезд был преобразован в Особый Локотьский Округ. Он имел в своем составе восемь районов тогдашней Орловской и Курской областей:

Дмитровск-Орловский, Дмитриев-Льговский и Михайловский районы Курской области;

Брасовский, Севский, Суземский, Навлинский, Ко- марический районы Орловской области.

Вот как об этом событии писала «Дмитровская газета», официальный печатный орган Дмитровск-Ор- ловского района, вошедшего в состав РГО «ЛОС», в своем выпуске от 29 августа 1942 г. № 40: «..В предыдущем номере газеты от 25 августа помещен исторический приказ Главнокомандующего германской армией № 1023-42 г. от 19 июля 1942 года на имя бургомистра Локотского уезда господина Каминского.


Согласно этому приказу, организован автономный Локотский округ, в состав которого входит и наш Дмитровский район. Локотский округ является пока единственным округом, где все управление находится в руках русских.

Германские учреждения на территории Локотского округа не вмешиваются непосредственно в дела управления округа и районов, они ограничивают свою деятельность лишь помощью и советами руководителям округа и его районов.

- На нашу долю, граждан Дмитровского района, выпало счастье быть включенными в состав Локотского округа и наравне с другими районами самим строить свое светлое будущее...».

Официально же автономия РГО «ЛОС» была провозглашена 3 августа 1942 г. Именно тогда в Локоте в присутствии представителей командования 2-й танковой армии вермахта были подняты над зданием управления РГО флаги РГО «ЛОС». Брянский историк А.А. Антонов так говорит об этом событии: «..А республика была создана из волости в августе 1942 года.

С. Веревкин. Вы несколько ошибаетесь — создана в июле 1942 г. Именно 19 июля был приказ командующего 2-й танковой армией.

А. Антонов. Приказ был в июле, но создана она была, флаг был поднят — 3 августа 1942 года, причем флаг был не совсем как российский триколор — бело- сине-красный, а бело-сине-зеленый, с определенной символикой.

(Беседа автора с А А Антоновым. ЛАВ. С. 1).


Территориально-административное деление оккупированных территорий:

1- Транснистрия, Бессарабия и Буковина управлялись Румынией.

2. Дистрикт «Галиция» был передан в состав Генерал- Губернаторства. 3. Белостокский округ был передан Восточной Пруссии, но в состав ее так и не вошел. 4. Генерал-Комиссариат «Вайсрутения» формально входил в состав Рейхскомиссариата «Остланд», но управлялся фактически независимо от него. Округ «Крым» формально входил в состав Рейхскомиссариата «Украина», но управлялся военной администрацией. Отдельно выделена территория РГО «ЛОС»

Кстати, во всех источниках, посвященных «локотьской теме», указывается, что в Особый Локотьский Округ вошли б районов Орловской области и 2 района Курской области. И при этом, когда перечисляются все эти районы, Михайловский район относится к Орловской области. Это ошибка. Вот характеристики всех этих районов согласно изданному Информационно- Статистическим Отделом при Секретариате Президиума Верховного Совета СССР в 1940г. в издательстве «.Ведомости Верховного Совета РСФСР» Справочнику «СССР. Административно-территориальное деление Союзных Республик на 1 мая 1940 года. Издание второе, дополненное»:

Название района Название адм. центра района Площадь района кв.км с/

советы Города Рай. поселки

Орловская область

Брасовский р.п. Локоть 1200 21 — 1

Комарич-

ский ' с. Комаричи 1000 25 — —

Навлинский р.п. Навля 1900 31 — 1

Севский г. Севск 1700 25 1 25

Суземкский с. Суземка 700 22 — —

Курская область

с р.п. Первоавгустовс^адй районного подчинения

Дмитриевский г. Дмитриев- Льговский 1200 21 1 1

Михайловский с. Михай- ловка 900 14 — —

Всего 9900 175 3 3

-


Скорее всего, эти авторы, утверждая, что Михайловский район относился к Орловской области, впадают в невольное заблуждение. И путают Михайловку, райцентр Курской области РСФСР, с часто упоминавшимся в документах, повествующих про партизанские бои в районах РГО «ЛОС», причем как в советских, так и в немецких, хутором Михайловским — райцентром Сумской области Украинской ССР

Несмотря на суммарные значения площадей районов в вышеприведенной таблице, надо иметь в виду, что площадь РГО «ЛОС» существенно превышала вышеуказанные 9900 квадратных километров.

9900 кв. км — это сумма, получившаяся от простого арифметического сложения площадей всех районов, входивших в «Особый Локотьский Округ». Но, как уже упоминалось здесь выше, под юрисдикцией, а также в зоне ответственности РГО «ЛОС» находилась также вся территория Брянского леса, расположенная на левобережье реки Десны. Все эти вышеназванные земли до войны входили в Трубчевский и Выго- ничский районы Орловской области. Кроме того, в РГО «ЛОС» входили и некоторые территории, сопредельные на востоке и юге с территориями Дмитриевского и Михайловского районов Курской области. В целом территория РГО «ЛОС» составляла примерно 13 ООО— 15 ООО кв. км. К сожалению, в вышедшей ранее книге «Вторая мировая война: вырванные страницы» указаны размеры ее территории, существенно превышающие эти значения, что является неточным.


Количество сельсоветов, находившихся под юрисдикцией РГО «ЛОС», также примерно на 65—75 превышает количество сельсоветов, указанных в приведенной выше таблице, за счет вышеупомянутых земель других районов, относившихся к «Локотыцине». И в общей сложности составляет примерно 240—250 сельсоветов.

Что касается населения РГО «ЛОС», то оно летом 1942 г., при включении в Особый Локотьский Округ дополнительных районов и территорий, достигло, по разным оценкам, от 581 000 по советским оценкам, и до 1 700 000 человек — по более точной оценке уже упоминавшегося здесь Свена Штеенберга. Более точной потому, что советские оценки опирались на предвоенное количество населения восьми упомянутых Районов согласно общесоюзной переписи населения. Оценки же Свена Штеенберга опирались на статистические данные административно-управленческих орунов РГО «ЛОС», которые отличались очень высокой т°чностью.

В РГАСПИ до сих пор хранится часть документации Берестенской волости Навлинского района РГО «ЛОС». Так вот там, среди прочих документов, хранится несколько школьных тетрадок с данными по населению нескольких деревень, входивших в волость. И в этих тетрадках поименно переписаны все без исключения жители деревни — кто, сколько, какого возраста живет в том или ином доме. Кто снимает жилплощадь, кто чем занимается. Вплоть до того, у кого родственники в партизанах, а кто вернулся от партизан. Несмотря на то что в РГАСПИ представлены документы только по одной волости, и то не полностью, можно смело предположить, что такой тщательный контроль был налажен не только здесь, а и во всех других волостях всех других районов РГО «ЛОС». К тому же надо здесь учитывать и то, что Плановый Отдел РГО «ЛОС» функционировал методично и организованно, регулярно рассылая по всем районам самые различные формы для заполнения и отчетов. Так что доверия больше все-таки к данным, приведенным Свеном Штеенбергом.

И если здесь и стоит сделать некоторую коррекцию — то только в сторону увеличения для того, чтобы учесть многочисленных беженцев из других оккупированных районов, обильным потоком потянувшихся в РГО «ЛОС» за хорошей, «человеческой», жизнью. О том, что это все происходило именно так, свидетельствуют в своих воспоминаниях и Л. Рар и В. Оболенский в уже цитировавшихся здесь своих воспоминаниях «Ранние годы-». На с. 146 мы читаем: «Пешком,, в сорокаградусные морозы зимы 1941 года, голодные, никем не опекаемые, всем мешающие, «объедающие» и без того голодное население, идут толпы беженцев из прифронтовой полосы в тыл, на Запад, через Смоленск»». Так как КП. Воскобойник, безо всякого сомнения, был тесно связан с НТС, то можно смело предположить, что благодаря энтээсовцам этот нескончаемый поток беженцев от наступавшей родной Красной Армии в глубь оккупированных территорий на Запад обязательно как-то направлялся и канализовался ими. Канализовался в направлении Русских государственных образований, созданных в то время русскими патриотами при поддержке германской военной администрации на Орловщине — в районе Почепа, в районе Рославля, в районе Людинова, в районе Локотя...


Так что, скорее всего, общая численность населения РГО «ЛОС» достигала 2 ООО ООО человек.

Такое положение сохранялось вплоть до конца зимы 1942/43 г. В этот период Красная Армия (а точнее, самый главный советский полководец Сталин и его полководцы рангом помельче, будущие «Маршалы Победы»), вдохновленная падением Сталинградского котла, предприняла еще одну отчаянную и, конечно же, неудачную попытку — провести всеобщее контрнаступление на противника сразу на всех фронтах. Провел такое наступление и Центральный фронт. Войска фронта устремились на запад, надеясь прорваться и перерезать стратегическую железную дорогу Брянск—Конотоп— Чернигов—Киев. По этой стальной магистрали шло основное снабжение 2-й танковой армии вермахта.

Наступление Красной Армии не удалось, точнее, удалось, но нЬ полностью, и только на какое-то время. 2-й гвардейский кавалерийский корпус (ГКК) генерал- майора В.В. Крюкова, поддержанный танковым корпусом генерал-майора Богданова, сумел прорваться далеко на запад. Захватив города Дмитровск-Орловский, Севск и дойдя даже до Середино-Буды. Но дальше их германские, венгерские и русские войска из РОНА (3-й и 5-й полки РОНА) не пустили. А через два месяца после начала наступления, 27 марта 1943 г., остатки наголову разбитого, практически полностью уничтоженного 2-го ГКК оставили Севск. И откатились далеко на восток — для очередного переформирования и пополнения личным составом взамен уничтоженных, взятых в плен и раненых. С того времени линия фронта установилась по реке Сев, протекавшей на восточной окраине города Севск.

Помимо немалого куска Севского района, в руках Красной Армии также остались и полностью Дмитровск- Орловский и Михайловский районы, а также часть Ко- марического района РГО «ЛОС». На карте ясно видно, что в руках Красной Армии оказалась тогда примерно треть территории РГО «ЛОС». А город Севск, центр одного из его восьми районов, стал прифронтовым. Лишь река Сев, с ее болотистым низинным восточным берегом, отделяла красноармейские дивизии и советскую власть от войск РОНА, германских полков и Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление». Такое противостояние длилось полгода, до 26 августа 1943 г., когда Красная Армия перешла здесь в решительное наступление силами трех стрелковых дивизий. Об этом, о двухдневном штурме Севска Красной Армией, гибели в этих боях 4-го полка РОНА в книге повествуется ниже.


В Локоть же советская власть на плечах Красной Армии вернулась только 7 сентября 1943 г. Полностью советская власть вернулась на все земли РГО «ЛОС» только к концу сентября 1943 г. Но к этому времени уже все органы власти РГО «ЛОС» были эвакуированы немцами вместе со значительной активной частью мирного населения РГО на запад, в Белоруссию. Где они начали создавать «Лепельскую республику», такое же Русское государственное образование, на территории Лепельского, Сенновского, Чагиниковского и Бегиенковичского районов Витебской области Генерального Комиссариата «Белорутения».

Весь Особый Локотьский Округ управлялся Обер- бургомистром и комбригом РОНА Б.В. Каминским. Правительство Локотского Окружного Самоуправления состояло из отделов, исполнявших функции министерств. Причем любопытно, что в отличие от германских военачальников и представителей государственных органов, предпочитавших называть государственную формацию, образованную на Орловщине, Особым Локотьским Округом, сами ее жители, как и ее власти, в основном называли свое государственное образование Локотским Окружным Самоуправлением, или Русским государственным образованием, или просто Локотским Самоуправлением. Так же они называли. и правительство созданной ими и одобренной германскими властями государственой формации. Так что надо понимать двойственное значение словосочетания Локотское Окружное Самоуправление.

Количество вышеупомянутых отделов до сих пор точно не определено. В разных документах указывается разное количество. В целом подавляющее число современных российских историков считают, что отделов этих было в общей сложности 18: Военный, Административный, Юридический и Государственного контроля, Финансовый, Земельный, Агитации

Л Пропаганды, Плановый, Торговли, Промыш- денности, Заготовительный (еще назывался Заготовок и Снабжения, руководитель отдела — Усов. — Коммунального хозяйства, Дорожно-Тран- спортный, Труда, Связи, Просвещения, Здравоохранения, Социального обеспечения, Центрального учета.


Но по другим данным получается, что отделов было не 18, а 19, так как Юридический и Государственного Контроля составляли не один, а два совершенно независимых отдела (Газета «Речь», 25 ноября 1942 г. ГАРФ. ф. 7021. On. 127,Д 134.Л. 12-13, 15,56-57).

В то же время как в первом, так и во втором случае не упомянут еще один отдел — Лесной, который возглавлялся Алексеем Ильичом Михеевым. Михеев был выслежен советской властью, схвачен и судим вместе с другими руководителями РГО «ЛОС» и РОНА, С.В. Мо- синым, М.Г. Васюковым, ИД. Фроловым и другихми, в декабре 1946 г. И именно из его показаний на следствии и судебном заседании мы узнаем, что такой отдел, Лесной, в составе Окружного управления РГО «ЛОС» существовал. Так что, скорее всего, самостоятельных отделов в составе управления РГО «ЛОС» было не восемнадцать и не девятнадцать, а все-таки двадцать.

При этом, говоря об аппарате администрации РГО «ЛОС» в центре и на местах, надо отметить одно обстоятельство. Если центральный, окружного уровня, аппарат РГО «ЛОС», все эти 20 окружных отделов- «министерств», были созданы заново, «с нуля», и уком: плектовывались также совершенно новыми людьми, то в районных и волостных отделах и управлениях дело обстояло несколько иначе. Здесь аппараты отделов комплектовались на базе старых кадров, оставшихся со времен советской власти. Которые почему-то не спешили эвакуироваться вместе с остальным партийным и советским активом, а также руководителями заводов и фабрик — на Восток. А попросту разбежались и попрятались по укромным уголкам, дабы переждать процесс эвакуации. И старательно выжидали, пока советская власть не покинет эти места, чтобы опять явиться

свои старые рабочие места. Но уже для того, чтобы Послужить новой нарождавшейся в Локотыцине нацио- нальной русской власти.

На местах, в районах и волостях, у каждого из этих отделов имелись соответствующие инспектора. Помимо инспекторов, в случае необходимости обеспечения личного контроля за исполнением тех или иных важнейших мероприятий, в зависимости от сложности, срочности и важности решения того или иного вопроса, Каминский своим приказом назначал также еще и своих Личных уполномоченных. Которые подчинялись только Каминскому и отчитывались по этому вопросу только перед ним. При этом личные уполномоченные Каминского были либо временные, назначаемые каждый раз на период выполнения или реализации того или иного важного мероприятия. Либо же постоянные, если задача ставилась стратегическая и решение ее требовало большого количества времени.


В качестве примера можно привести институт постоянных личных уполномоченных по вопросам образования. Своего рода параллельной надзирающей структуры. Эти личные уполномоченные следили за исполнением на местах приказов Каминского о всеобщем среднем образовании, о посещаемости детьми школ, об обеспеченности школ всем необходимым со стороны органов местной власти, об условиях труда и жизни преподавателей и другого школьного персонала и т.д. и т.п.


Говоря о том, что кадры нижестоящих отделов и управлений в районах и волостях почти полностью состояли из прежних, еще «советских» работников, следует отметить, что наиболее полно это утверждение относится к народному образованию, здравоохранению, социальному обеспечению.

...В РГО «ЛОС» была налажена и нормально функционировала финансовая система, открылись и стали регулировать «финансовое кровообращение» РГО Локотьский государственный банк, Финансовый отдел Округа, районные кассы.

Причем Государственный банк в Локоте был явлением уникальным для территорий СССР, оккупированных Германией и ее союзниками. Больше нигде подобного финансового учреждения создано не было.

О задачах Государственного банка РГО «ЛОС» ясно рассказал в своей публикации один из его руководителей, Белоусов. Вот его заметка в газете «Голос Народа» (орфография источника сохранена. — CjB.):

ЗАДАЧИ БАНКА

По приказу кретина Сталина изверги-большевики при отступлении «непобедимой» красной армии превратили заводы и фабрики в груды камней, чем обрекли население на безработицу и нужду.

Несмотря на затянувшуюся борьбу с лесными бандитами Обер-Бургомистр-Комбриг Каминский уделяет исключительное внимание скорейшему восстановлению промышленных предприятий в нашем Округе.

Большая и ответственная задача в восстановлении промышленности лежит на финансовых работниках. Для финансирования капитальных затрат существовало несколько специальных банков долгосрочных вложений, в настоящее же время эту роль должен выполнять государственный банк.


257

Задача банка заключается в изучении вопросов проектирования восстановления промышленных предприятий, выявления случаев неправильных проектировок и затягивания сроков восстановления, недопущения беспроектного и бессметного строительства, так как это ведет к переделкам, удорожанию, замедлению пуска предприятия в эксплоатацию. В исключительных Щгчаях банк может финансировать, при отсутствии проектно-сметного материала, если предприятие

Самая запретная книга...


представит справку об отсрочке в утверждении проектов и смет Окружным Самоуправлением.

Банк обязан выявлять извращения, связанные с выдачей заработной платы, бороться с использованием этих средств не по назначению, следить за тем, чтобы работы оплачивались строго по сметным расцен- кам. Банк обязан вскрывать факты безхозяйственно- сти и добиваться их устранения.

Все эти задачи могут быть выполнены при условии, ест финансовые работники овладеют техникой своего дела и окажут тем самым реальную помощь Окружному Самоуправлению в восстановлении промышленности нашего Округа.

БЕЛОУСОВ

Рейхсмарки, наряду с оккупационными марками ходившие на оккупированных территориях СССР, за исключением территории Русского государственного, образования «Локотское Окружное Самоуправление»


Помимо перечисленных задач, Государственный Банк Локотя также успешно решил при самой горячей 0 решительной поддержке самого Каминского пробле- jviy нормального функционирования валюты РГО «ЛОС» — не немецких марок, не оккупационных марок, а советского рубля. Немалые запасы которых достались локотьчанам при бегстве Красной Армии и советской власти с земли Локотыцины.

Банк совместно с Окружным финансовым отделом осуществлял финансовую политику Русского государственного образования, кредитовал различные предприятия — как городские, так и сельскохозяйственные. И при этом осуществлял, помимо всех финансовых расчетов, также и проверку смет, расчетов, проектов и контролировал правильность использования выделенных денежных средств. То есть оценивал обосно-


Оккупационные марки — основное платежное средство, имевшее хождение на оккупированных территориях СССР, за исключением территории Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление»


ванность намечавшихся государственных расходов на строительство и реконструкцию тех или иных объектов народного хозяйства РГО «ЛОС». А также отвечал за выдачу зарплаты работникам государственного сектора экономики и за правильность ее начисления.

Продажей патентов на право заниматься частной предпринимательской деятельностью ведал Финансовый отдел. Особенностью этой операции было то, что патенты подлежали ежеквартальной покупке, а выявленные «беспатентные» предприниматели карались жесткими денежными штрафами. Так как полиция в РГО «ЛОС» функционировала тщательно и безупречно, то немногие предприниматели отваживались на «беспатентное» предпринимательство.

Районные финансовые отделы распоряжались районными «кассами, из которых осуществлялось финансирование деятельности аппарата местной власти и начисление заработной платы работникам <<государственных» предприятий» (И. Грибков. «Хозяин Брянских лесов». С. 24)-

Как уже упоминалось выше, основным и единственным платежным средством на территории РГО «ЛОС» был советский рубль, курс которого официально составлял по отношению к немецкой рейхсмарке 1:10. Эта пропорция соответствовала общему требованию, предъявляемому германскими оккупационными властями на всех остальных территориях, освобожденных вермахтом от советской власти. С той лишь разницей, ЧТО:

Во-первых, на всех остальных территориях по курсу 1:10 советские рубли изымались из обращения, обмениваясь на рейхсмарки или оккупационные марки. На территории же РГО «ЛОС» этот обменный курс действовал лишь во взаиморасчетах между германскими представителями и местным населением и властями РГО «ЛОС».

Во-вторых, курс этот постоянно колебался в зависимости от успехов или неуспехов дел на Восточном фронте. При успехах германских войск рейхсмарка стоила дороже 10 рублей, при успехах Красной Армии — дешевле. Особенно выразительно этот процесс стал проявляться начиная с первых чисел февраля 1943 г., когда значительные районы РГО «ЛОС» оказа- лись где под постоянным, а где под временным контролем Красной Армии и советской власти.


Говоря о сфере финансовой политики, валютного обращения и финансовой «действительности» РГО «ЛОС», надо отметить здесь два занимательных и необычных момента.

Первый момент — не просто свободное хождение советских рублей на территории РГО «ЛОС» в течение почти двух лет войны Германии с Советским Союзом, с осени 1941-го по осень 1943 г. А исключительное

Валюта Хорватии 1941 —1945 гг. — «Независной Државы Хрватской» — «Независимого государства Хорватского»


их хождение в качестве единственного законного платежного средства на территории РГО «ЛОС» на все время его существования на Орловской земле. И при этом — не просто свободное их хождение, но и довольно высокое котирование их курса относительно германской рейхсмарки (имперской, а не оккупационной марки!).

Второй момент, органически вытекающий из первого, — это то, что советские рубли, свободно обращаясь и свободно конвертируясь на территории РГО «ЛОС» все время его существования с 1941 по 1943 г., не просто там свободно обращались и свободно конвертировались. Они таким образом полноценно «обслуживали» экономическую жизнь, экономику РГО «ЛОС».

Это, в свою очередь, предполагает, что:

Во-первых, советские рубли на территории РГО «ЛОС» и при взаиморасчетах с его «контрагентами» — административно-хозяйственными и финансовыми органами Германской армии и армий ее союзников воспринимались этими «контрагентами» вполне адекватно. Как реальная и нормальная валюта «постороннего» от Германии суверенного государства. Вроде Словакии с ее кронами или Независной Државы Хрват- ской — НДХ с ее кунами. То есть как законное средство платежа и соответствующих взаиморасчетов между «двумя высокими сторонами».

Во-вторых, эта валюта на территории РГО «ЛОС» была все время настолько в достаточных количествах, что полноценно обслуживала все платежи и денежные расчеты между, как говорят сегодня, «физическими и юридическими лицами». О «купюрном голоде» на территории РГО «ЛОС» до сих пор не прозвучало ни слова ни от кого из исследователей и не опубликовано ни одной соответствующей строчки в многочисленных воспоминаниях: ни у бывших советских партизан, ни у населения, ни в мемуарно-исторических исследованиях пособников немецко-фашистских оккупантов или же самих немецко-фашистских оккупантов вроде Свена Штеенберга. Значит, его там не было.


...А это все вместе взятое наводит на определенные мысли. Которые почему-то никому еще из современных историков-исследователей не приходили в голову.

И первая такая мысль: советские рубли на территории РГО «ЛОС» были обеспечены чем-то более существенным, нежели те или иные успехи Красной Армии на Советско-Германском фронте. Может быть, каким- либо государственным займом Германского Рейхсбанка Государственному банку РГО «ЛОС» в рейхсмарках. Или же успешной торговлей Русского государственного образования с германскими органами со взаиморасчетами в тех же рейхсмарках. То есть постоянным положительным сальдо экспорта/импорта во внешнеторговом балансе РГО «ЛОС» и Германского рейха.

Советские рубли — единственное платежное средство, имевшее хождение на территории РГО «ЛОС»


И последующем аккумулировании этих рейхсмарок в Государственном Банке РГО «ЛОС» в Локоте.

А также о том, что эти купюры, советские рубли, должны были откуда-то поступать на территорию РГО «ЛОС». Ведь срок жизни денежной бумажной купюры, увы, недолог. Кавалергарды из известного романса и то дольше живут, чем обыкновенная советская «трешка», «пятерка» или «десятка». Даже и «сотня» вряд ли живет больше года. Тем более в условиях боевых действий, бомбежек, эвакуаций, грабежей, бандитских емлютин- ских «эксов». Имеются в виду его хитровыверченные акции по организации «добровольной» подписки населения Брянщины на Государственный Займ или таких же «добровольных» «пожертвований» в Фонд Обороны. Приведшие к насильственному ли, добровольному ли, но все-таки изъятию у населения «облагодетельствованных» им районов огромных сумм на многие миллионы советских рублей (то есть сотни и сотни тысяч советских купюр!), благополучно переправленных на самолетах через линию фронта на Большую землю. Очевидцы, принимавшие в тот период времени самолеты из «Зеленого Бастиона» на «Большой земле», вспоминали, что деньги, «накалядованные» партиза- нами-емлютинцами у жителей Орловщины, выгружали из самолетов многими десятками мешков. Тем самым эти сотни и сотни тысяч советских купюр были безвозвратно изъяты из денежного оборота на территории РГО «ЛОС».


И в то же время советские рубли на территории РГО «ЛОС» в обращении не переводились, и недостатка в них никогда не наблюдалось. Значит, советские денежные купюры откуда-то на территорию РГО «ЛОС» регулярно прибывали. И вряд ли их где-то печатали на оккупированных территориях СССР, или же где-то в Европе — Германии, или в какой-либо другой стране. Об этом историческом факте также пока упоминаний нигде нет. Кроме того, если бы советские рубли где-то печатались, то это были бы не советские рубли, а фальшивки. И они легко бы изымались соответствующими компетентными органами после занятия Красной Армией этих мест. Но об этом, об этих изъятиях, также нигде ни у кого упоминаний нет. Значит, их не было.

Значит, советские денежные купюры для РГО «ЛОС» все-таки не печатались.

Скорее всего, советские рубли, настоящие советские денежные купюры, которые на всех оккупированных территориях СССР подлежали обязательному обмену на имперские или же в основном на оккупационные марки, — не уничтожались, как об этом объявлялось повсеместно. А свозились куда-то на хранение, на всякий случай или мало еще для каких-нибудь нужд. И определенная часть этих денежных купюр че-


«Краковские злотые» — валюта, имевшая хождение в Генерал-Губернаторстве — оккупированной Германией Польше


рез некоторое весьма непродолжительное время каким- то образом появлялась на свет на территории РГО «ЛОС» и обретала там вторую жизнь.

Так или иначе, но советский рубль оставался надежным платежным средством на территории РГО «ЛОС» на всем протяжении его существования на Орловщине. Являя собой уникальный пример, не имевший более аналогов на территории СССР, оказавшихся вне зоны действия советской власти.

Да и нигде больше в Европе такого прецедента не было. В бывшей Польше, 2-й Жечи Посполитой в те времена, в Польском Генерал-Губернаторстве (Генеральном Губернаторстве) со столицей в Кракове, печатались так называемые «краковские злотые», которые являлись официальной валютой Генерал-Губер- наторства. Но злотые бывшей 2-й Жечи Посполитой в хождении и расчетах не участвовали. В Хорватии, которая стала независимым или «независимым» государством (официальное ее название так и звучало: «Независим Држава Хрватска» — «Независимое государство хорватское»), печаталась своя национальная валюта — куны. Именно кунами расплачивались здесь, но никак не динарами бывшей Югославии.


Так что случай хождения на территории РГО «ЛОС» советской валюты, валюты государства, с которым армии Германия и ее союзников, в том числе и армия РГО «ЛОС» РОНА, вели войну — совершенно уникален.

...Заслуживает также отдельного рассказа деятельность Отделов труда в РГО «ЛОС. Окружной Отдел труда занимался вопросами отношений работников и работодателей, в его распоряжении также находились Биржи труда. Все конфликты между работниками и работодателями, касались ли они дисциплинарных взысканий или же оплаты труда, если они возникали, обязательно рассматривались этим отделом. Причем решения отдела по трудовым спорам являлись для сторон окончательными и не подлежащими оспариванию. Надо здесь также сказать и о том, что найм ' работников на работу в те или иные частные предприятия РГО «ЛОС» проходил исключительно через Биржи труда, куда владельцы этих предприятий обязаны были сдавать соответствующие заявки. Увольнение таких работников также могло быть осуществлено хозяином только по согласованию с Биржей труда, направившей к нему работника (ГЛБО. Ф. 2590. On. 1.Д 2.JI. 13). Причем Биржи труда обеспечивали рабочей силой не только частные предприятия, но и обязательные общественные работы вроде дорожных работ или восстановления разрушенных войной или подсоветскими партизанами предприятий инфраструктуры.

Помимо этого, окружным отделом труда напрямую контролировалась дисциплина труда на государственных предприятиях РГО «ЛОС». Причем иногда в эти вопросы вмешивался лично руководитель РГО «ЛОС» Б. Каминский. Известен его циркуляр от 1 февраля 1943 г., хранящийся ныне в ГЛБО (Ф. 2590. On. 1. Д. 2. JI. 18). Согласно этому циркуляру руководители всех государственных предприятий обязаны были регулярно вести на каждого работника Табели учета рабочего времени. В случае опоздания на работу или ухода с работы ранее окончания рабочей смены такому работнику обязательно должен был объявляться выговор, а при повторном нарушении — увольнение с направлением на Биржу труда. Откуда этот работник распределялся на работу на предприятия уже без учета его личного желания. Кстати, если подобное нарушение допускал не простой рабочий, а руководитель, в подчинении которого находилось несколько работников и вследствие его опоздания они обрекались на простой — то наказанием такому нерадивому руководителю было уже уголовное преследование и суд.


Управление Русским государственным образованием осуществлялось посредством выпуска приказов по Локотскому Окружному Самоуправлению, подписанных Б. Каминским. Они публиковались в газетах «Голос Народа», «Боевой Путь», в «Вестнике Локотского Окружного Самоуправления», а также объявлялись по Локотьской радиостанции, вещавшей на всю территорию РГО «ЛОС». Причем приказы Каминского охватывали буквально все стороны жизни Русского государственного образования. И вопросы образования, и правила торговли. И перевод часов на час назад, и борьбу с пьянством. И боевые приказы, и поощрения, и наказания бойцов и командиров РОНА. И результаты регулярных проверок районов.

Административно РГО «ЛОС» делилось на восемь районов: Брасовский, Навлинский, Комарич- ский, Севский, Суземский, Дмитриев-Льговский, Дмитровск-Орловский, Михайловский. Каждый из этих районов возглавлялся районной управой во главе с районным бургомистром. Ему подчинялись непосредственно заместитель бургомистра и начальник народной милиции района. Районная же управа состояла из отделов, возглавляемых инспекторами, причем каждый из этих отделов замыкался непосредственно на соответствующий отдел центрального аппарата РГО «ЛОС», находящегося в Локоте.

Для примера можно привести состав администрации Локотьского района, «столичного» района, одного из восьми, входящих в состав РГО «ЛОС». В книге И. Ермолова и С. Дррбязко приведен «Официальный список сотрудников Локотского районного самоуправления на 1 февраля 1943 года». Затем И. Ермолов повторил этот список уже в своей единолично написанной книге «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии», вышедшей в качестве приложения (или специального выпуска) историко-просветительского журнала «Истории русской провинции» №41. Вот он:

Отдел самоуправления — 27 человек: секретарь, машинистка, бухгалтер, счетовод, заведующий киоском, старостник, 5 конюхов, дорожный мастер, заведующий ветеринарной лечебницей, завхоз, плановик, зоотехник, делопроизводитель, 2 сапожника, начальник заготовительного отдела, медсестра, санитарка, старший приемщик, бухгалтер финансового отдела, огородник, инспектор госбюджета, инспектор госконтроля.


Канцелярия бургомистра —_5 человек: бургомистр, переводчик, шофер, 2 уборщицы.

Управление Брасовского поселкового старостата (подчинялось непоредственно Локотскому районному бургомистру) — 13 человек; староста, делопроизводитель, счетовод-кассир, налоговый агент, заведующий жилищным фондом, начальник полиции, 4 полицейских, 2 уполномоченных, машинист электростанции.

Полиция Локотского района — 5 человек: начальник полиции, 2 полицейских, агент уголовного розыска, начальник паспортного стола.

Больница — 10 человек.

Кропотовский барак — 5 человек.

Отдел агитации и пропаганды — 2 человека.

Административный отдел — 3 человека: делопроизводитель ЗАГСа, пожарный инспектор, полицейский.

Земельный отдел — 3 человека: заведующий отделом, агроном, землеустроитель.

Ветеринарный отдел земельного отдела — 2 человека.

Заготовительный отдел — 3 человека.

Дорожный отдел — 2 человека».

Итого — 80 человек. Стало быть, всего в восьми районных управлениях насчитывалось как минимум более 600 работников — управленцев и технических специалистов разного уровня. Если прибавить к ним личный состав двадцати Отделов Окружного Самоуправления, составлявший примерно 400—500 человек, то получится 1100—1200 человек. А ведь были еще и волости в общем количестве примерно 45—50 единиц, и сельские самоуправления — примерно 240—250 сельсоветов. Это еще примерно 1500—1600 человек «волостного» уровня и 2000—2400 человек «сельсове- товского» уровня. Итого в РГО «ЛОС» насчитывалось примерно 4600—5200 человек только административных работников различных уровней.

Каждый район делился на 5—6 волостей. Волости возглавлялись волостными управлениями во главе с волостным старостой (старшиной). Штаты волостных управлений установились не сразу. Сначала, сразу же после образования Особого Локотьского Округа в конце июля 1942 г., были установлены следующие штаты для волостного управления: старшина волости, заместитель старшины — агроном, писарь, начальник полиции и самоохраны, двое полицейских, т.е. всего 6 человек (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1.Д. 1143. Л. 93). Но уже через несколько месяцев, когда стало ясно всем, что такие «куцые» штаты не позволяют эффективно управлять территорией в 250—300 квадратных километров и многими тысячами людей, ее населяющими, штаты были существенно пересмотрены. В ноябре 1942 г. утверждены новые штаты и оклады служащих РГО «ЛОС», не пересматривавшиеся уже до самого сентября 1943 г. — времени эвакуации РГО «ЛОС» на запад, в Белоруссию.


Согласно этим штатам управление волости состояло из: волостного старшины, писаря, агронома, землеустроителя, делопроизводителя-машинистки, ветеринара, ветеринарного фельдшера, сторожа-уборщика при ветлечебнице, налогового агента-кассира, заведующего учетным столом, начальника полиции, делопроизводителя полиции, 15 полицейских, судьи, секретаря судьи, дорожного десятника, 2 конюхов, курьера- уборщицы, сторожа-истопника (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1. Д. 1143. Л. 140).

Как видно из сравнения этих штатов, волостное управление было увеличено как количественно, практически в пять раз, так и качественно. При этом крайне примечательны те факты, что в штаты каждой волости были введены не только врач-ветеринар, но и штат ветлечебницы, а также должности налогового агента- кассира и землеустроителя. Это, а также то, что должность агронома была выделена в отдельную единицу, говорит прежде всего о:

росте экономической активности и личной инициативы локотьчан в деле обустройства и освоения земель;

росте благосостояния локотьчан — жителей РГО «ЛОС», которым в массовом количестве понадобились врачи-ветеринары для лечения и ухода за домашними

ЖИВОТНЫМИ;

подъеме экономики РГО «ЛОС» в целом.

У волостного старшины была волостная печать — символ полной власти во вверенной ему волости.

Волости, в свою очередь, делились на территории сельских общин, возглавлявшихся выборными (на сходах сельской общины) сельскими самоуправлениями сельскими советами. Во главе сельских самоуправлений-сельсоветов были также выборные сельские старосты, заместители старост, писари. Причем при выборах проводилось полноценное демократическое голосова- яке за предлагемых населению кандидатов в местные власти. Как правило, выборы были на альтернативной основе — с несколькими кандидатами на одно место.

О том, что эти выборы были по-настоящему демократичными, невольно свидетельствуют даже самые лютые враги локотьчан — коммунисты. В Сборнике воспоминаний «Партизаны Брянщины», т. 2. на с. 232, представлен отчет бывшего секретаря подпольного Навлинского райкома ВЛКСМ О. Карповой, составленный в начале сентября 1942 г. В нем описываются выборы сельского старосты в селе Думча Навлинского района РГО «ЛОС». На этих выборах схлестнулись тогда два кандидата: один, являвшийся выдвиженцем самого волостного старшины, и другой, которого исподтишка поддерживали партизаны. В результате острой предвыборной борьбы на состоявшихся выборах, как это ни парадоксально прозвучит, победил все- таки ставленник партизан, избранный большинством голосов в сельские старосты.


В штате сельских управлений было также по несколько полицейских. В ноябре 1942 г. одновременно с изменением штатов волостных управлений были изменены и штаты сельских управлений. Все населенные пункты сельского типа были разбиты на три группы, в зависимости от их величины и количества проживавшего в них населения:

я группа — до 50 ХОЗЯЙСТВ;

я группа — до 150 хозяйств;

я группа — свыше 150 хозяйств.

В каждОхМ населенном пункте по этим штатам должны были быть:

сельский или деревенский староста, уполномоченный населенного пункта, избиравшийся самим населением, писарь, полицейский, бойцы самоохраны. Обычно бойцы самоохраны отбирались по следующей пропорции — минимально 1 боец от каждых 10 дворов. Но было широко распространено и более многочисленное участие жителей в сельской и деревенской самоохране.

При этом в селах и деревнях самой маленькой 1-й группы в штатах отсутствовали писарь и уполномоченный.

Кроме того, деревни всех групп были также административно разделены — на участки. Каждый такой участок состоял из десяти дворов, и во главе каждого участка были поставлены назначаемые сельскими старостами десятковые.

Что касается административных мер и наказаний, которые могли применять районный бургомистр и волостной старшина (староста), то первый мог назначать штрафы до 5000 рублей и давать до 30 суток ареста, второй — назначать штрафы до 1000 рублей и давать до 14 суток ареста.

Крайне интересен в этой структуре институт уполномоченных. Как уже упоминалось, уполномоченные избирались из числа граждан населенного пункта самим его населением. И у них была огромная власть. Только с их одобрения и утверждения войска, староста или другие командные или административные фигуры могли что-либо совершать на территории как самого населенного пункта, так и на всех землях, закрепленных за этим населенным пунктом, — пахотных, лесных, лугах и т.д. Будь то реквизиция для военных нужд лошадей, продуктов продовольствия, телег или других продуктов или материалов. Или же временное занятие воинскими частями зданий, сооружений, территорий этих населенных пунктов. Или даже — проведение воинскими частями каких-либо военных мероприятий или операций на территории или вблизи данного населенного пункта.


В Центре новейшей истории Брянской области (Ф. 1650. On. 1.Д. 129. Л. 18) имеется отчет о сходке сельского общества Апаж Шаровского волостного управления Севского уезда. Почему уезда, а не района — дело в том, что административные районы в РГО «ЛОС» в простонародье по аналогии с дореволюционным опытом еще назывались и уездами. Тем более что так они назывались и на других территориях, окружавших РГО «ЛОС», но не входивших в его состав.

Эта сходка состоялась 15 декабря 1942 г., на ней присутствовало всего 36 человек взрослого населения, а вопросы на обсуждение выдивинуты были следующие:

«О вылавливании партизан;

О кражах и хулиганстве;

О распределении урожая;

О заготовках;

О проходящих людях».

Такого института — уполномоченных — на территориях СССР, оккупированных в ходе войны 1941 — 1945 гг., не было больше нигде. Подобное уникальное явление на территории России было только в Петрограде в 1917—1918 гг. Именно в те годы, когда там учился в Петроградском университете молодой Броник Каминский. Движение уполномоченных в Петрограде той поры (уполномоченные домов, уполномоченные кварталов, уполномоченные фабрик, уполномоченные контор и т.д.) и венец его, Собрание уполномоченных фабрик и заводов, было своеобразным и уникальным антикоммунистическим явлением в России, более нигде не повторявшимся. Точнее, повторившимся только на территории РГО «ЛОС» в 1941 — 1943 гг. Что говорит, скорее всего, о том, что именно Бронислав Каминский и был инициатором создания такого института народного самоуправления в общей структуре управления РГО «ЛОС».

Об огромной власти Уполномоченных свидетельствует и брянский историк-исследователь А.А. Антонов. В беседе с автором книги он такими словами охарактеризовал их деятельность: «..Автор. Вы что-нибудь знаете, хотя бы что-либо — о персоналиях Локотьской республики?

А. Антонов. К сожалению, все они находятся под грифом совершенно секретно и недоступны. Кстати, именно поэтому и Брянск так и не получил статуса города-героя,~


Сельское хозяйство довольно успешно велось. Несмотря на то что это были годы войны, урожаи картофеля, ржи превосходили все мыслимые урожаи, которые были здесь до войны и до 1913 года знаменитого. К примеру, урожай ржи, если его пересчитать с пудов па центнеры, достиг в 1942 году 31,8 центнера с га. Это огромный урожай. Причем зерна было собрано всего по Локотьчине столько, что излишки его они продавали потом немцам по твердой цене. В общем, можно сказать, люди жили там нормальной сытой жизнью.

А. Продавали — немцы не отбирали, а покупали у них?

АЛ. Да, да — покупали. Более того, когда немцы стали проводить антипартизанские операции на территории «Локотской республики», то местные жители, собравшись на сход, приняли решение запретить им это делать без наблюдателей от местного населения. Во избежание случаев мародерства и зверств. Они выделили несколько провожатых, которые сопровождали немецкие части и следили за тем, чтобы не было никакого мародерства... (выделено. — С В)» (беседа автора с АА Антоновым, ЛАВ. С. 2).

Помимо новых территорий, Русское государственное образование летом 1942 г. обильно прибавилось и новыми активными людьми. Новыми помощниками, новыми соратниками Каминского. В эти ряды влились те, кто руководил присоединенными к РГО «ЛОС» районами Орловской и Курской областей еще с конца сорок первого года в качестве местной администрации, находившейся тогда под юрисдикцией германской военной администрации 2-й танковой армии. Из Докладной записки начальнику управления НКВД по Курской области майору госбезопасности Аксенову «О результатах военно-политической разведки, произведенной в тылу врага, на территории Курской области сотрудниками УНКВД по КО, лейтенантами госбезопасности Зарубиным и Стеганцевым» мы узнаем, кто они:

Дмитровский район

Городской головой города Дмитровска является Попов Александр Семенович, его помощник Зильвер Анфред Иванович.

Районным старостой Дмитровского района работает Чаповский, бывший агроном райзо, из социально чуждой семьи.


Редактором Дмитровской районной газеты «Дмитровская газета» состоит бывший агроном конторы Госсортфонда — Соловьев ЛЛ. Редакция газеты создана на базе оставленной при эвакуации печатной машины.

Начальником полиции и отряда численностью 150 человек является Корольков Павел Григорьевич,

реэмигрант, помощником его — Куцерба Мифодий Дмитриевич (быв. учитель).

Начальником оперативного отдела полиции является Бровкин Семен Федорович.

Командиром караульного батальона, численностью до 350 человек, является Птицын Севостьян.

Начальником штаба батальона — Карченков Иван Федорович.

Лмитриевский район

Бургомистром города Дмитриева является бывзав. магазина Васильченко.

Начальником сельхозуправления работает Лауб (немец), а его помощником бывший агроном Дарюгин- ского саххомбината Ольшанский

Начальником полиции и отряда численностью до 200 человек является Бердников, бывший продавец Моршневского сельпо. Помощником начальника состоит Ярошенко, бывший командир Красной Армии, оставшийся в окружении...

Льговский район

Бургомистром города Льгова является бывший член ВКП(б) Воронин.

Начальником полиции на ст. Льгов работает бывший работник милиции Алябьев.

Крупецкий район

Районным старшиной работает бывший член ВКП(б) бывший зав.сенопунктом Романов Яков Иванович.

Начальником полиции состоит бывший председатель колхоза Богданов, носит немецкую форму.

Михайловский район

Бургомистром района работает бывший агроном райзо Козлов.

Начальником полиции, состоящей из 220 человек, является лейтенант Красной Армии Рыжов.

Начальником сельхозуправы работает бывший агроном МТС Дитман (немец).

Здесь сразу же обращает на себя внимание такой вот интересный факт. В подавляющем своем большинстве руководителями трех районов Курской области, присоединенных к РГО «ЛОС», — Дмитровск-Орловского, Дмитриев-Льговского и Михайловского — являлись представители сельской интеллигенции. Агрономы, учителя. В Дмитровск-Орловском районе это районный староста Чаповский, бывший агроном Райзо (Районный земельный отдел), и редактор дмитровской районной газеты Соловьев Л JL, также бывший агроном Госсорт- фонда. А помощником начальника полиции здесь Ку- церба Мифодий Дмитриевич, бывший учитель.


Дмитриев-Льговским районом руководят в основном бывшие торговые работники. Бургомистром города Дмитриева является бывший заведующий магазином Васильченко. А начальником отряда полиции — и вовсе бывший продавец сельпо Бердников. Но и здесь помощником начальника Сельхозуправления является бывший агроном сахарного комбината Ольшанский.

Бургомистром Михайловского района работает бывший агроном Райзо Козлов. А начальником сельхозу- правы — бывший агроном местной МТС Дитман (из обрусевших немцев).

В командирах отрядов полиции этих районов соответствующим образом представлены и бывшие командиры Красной Армии. В Дмитриевском районе —Яро- шенко, в Михайловском районе — Рыжов.

Перечисленные факты свидетельствуют о многом.

Во-первых, о том, что наиболее думающая и выдающаяся часть простого народа — интеллигенция, а говоря о сельчанах, крестьянах — сельская интеллигенция — не только выбрала путь вооруженной борьбы с советской властью. Но и возглавила эту борьбу, поведя за собой все простое население районов.

Во-вторых, о том, что там, где во власти, в местной администрации, оказывалось больше представителей сельской интеллигенции, там они смогли привлечь в ряды своих сторонников и большее количество простого народа. Яркий пример тому — Дмитровск-Орловский район. Здесь практически в подавляющем количестве власть принадлежала представителям сельской интеллигенции. И здесь же они сумели не только сформировать из местного населения военный отряд полиции численностью 150 человек. Но и дополнительно к этому сформировали караульный батальон в 350 «штыков».

А то, что руководителями отрядов полиции стали бывшие командиры Красной Армии из числа окружен- цев, заставляет задуматься еще сильнее. Одно дело, когда в ряды прихвостней и пособников немецко-фашистских оккупантов идут бывшие военнопленные из лагерей. Соловушки красноперые все уши прожужжали: это все от голодухи и безысходности. Во-первых, чтобы в лагере от голода не умереть. Во-вторых, из отряда полиции в партизаны легче податься, чем из лагеря для военнопленных. Может быть, это и так, но Ерошенко и Рыжов подались в отряды полиции не из лагеря. Они на свободе были, в лесу, хоть и в тылу врага. Так что уход кадровых командиров Красной Армии Ерошенко и Рыжова в полицию, а не в партизаны — это результат их свободного, сознательного, серьезного выбора, а не следствие пресловутой «лагерной голодухи» и тюремного режима. У них тогда, как у русских молодцов- удальцов из старинных сказок, вроде только три пути было:


пробираться через линию фронта к «своим»;

переходить к партизанской борьбе против немецко-фашистских оккупантов в том районе, где они оказались в окружении;

рассеяться по окрестным селам на печи к жалеющим русским бабам да у них под боком и переждать военное лихолетье...

Командиры Красной Армии Ерошенко и Рыжов сумели разобраться в себе и в окружающей обстановке, найти и выбрать четвертый путь. Они встали на путь открытой вооруженной борьбы с советской властью.

Глава 12 РАСЦВЕТ В ГАРИ И ДЫМУ

К середине 1942 г. инфраструктура Русского государственного образования получила дальнейшее развитие и совершенствование. Говоря о подлинном расцвете этого уголка России в 1941 — 1943 гг., надо обязательно отметить следующие многозначительные факты.

Факт первый. В основном разрушения, которые были нанесены предприятиям, заводам и фабрикам, в целом инфраструктуре всех без исключения районов, составивших позднее Русское государственное образование, произошли не в результате1боев и военных действий. Все эти разрушения были специально проведены отступавшей Красной Армией, выполнявшей людоедский приказ руководителя Советского Союза о поголовном и стопроцентном разрушении всех без исключения объектов при отступлении в глубь страны. Все, что не могло быть вывезено на Восток, подлежало безусловному уничтожению. Согласно этому приказу вся территория, оставляемая Красной Армией, должна была быть приведена ею в состояние выжженной мертвой пустыни. Это не преувеличение. Должны были быть уничтожены все дома и прочие сооружения, все мосты, все дороги. Даже леса должны были быть сожжены полностью, а источники воды отравлены. Если это не было сделано, то только и исключительно потому, что Красная Армия просто физически была не в состоянии полностью выполнить этот приказ.

Даже продовольствие, которое невозможно было вывезти, должно было не раздаваться населению, несмотря на то что при отступлении Красной Армии на Восток подавляющее большинство населения никуда не девалось, а оставалось на месте. Нет, это продовольствие в обязательном порядке должно было уничтожаться полностью. И Красная Армия этот приказ, в отличие от всех этих «ни шагу назад», выполняла неукоснительно и образцово. Как-то так здорово получалось у Красной Армии в 1941 г., что германские войска задержать ну никак не получалось. А вот полностью при отступлении уничтожить построенное и исправно работавшее — получалось.


Да еще как получалось! К примеру, «из остававшихся на Орловщине к концу эвакуации 30 450 тонн зерна большевики сожгли 25 825. Сжигался и необмолоченный хлеб в скирдах» «Горят склады, горят поля, горят села», — ликовал 20 июля 1941 года сталинский придворный журналист ИГ. Эренбург... Эренбург продолжал восторгаться: «Немцы нашли у нас пустые амбары, взорванные верфи, сожженные копуса заводов. Вместо домов они завоевали щебень и сугробы».»» (И. Ермолов «История Локотского Окру га»». С. 20—21).

Так что на территории РГО «ЛОС» восстанавливали не столько разрушенное в результате войны, сколько разрушенное отступавшей Красной Армией. Разумеется, осознание всеми жителями РГО «ЛОС» этого печального и прискорбного, если не сказать преступного, позорного и вопиющего факта отнюдь не прибавляло им любви к коммунистической партии, ее руководителям и ее представителям на территории РГО «ЛОС» — советским партизанам-емлютинцам.

Факт второй. Главное отличие территории Русского государственного образования от всех остальных территорий, временно освобожденных от советской власти и оккупированных войсками Германии и ее европейских союзников по Крестовому походу против коммунизма, состояло в следующем. Там, на других бывших территориях СССР, в отличие от территории РГО «ЛОС», за все время оккупации не было построено ни одного нового дома, не отремонтировано или восстановлено ни одного моста, не требуемых непосредственно для обслуживания нужд германской армии или ее союзников. Эти факты подметили еще И. Ермолов и С. Дробязко в книге «Антипартизанская республика».-

Следует также отметить, что те 8 районов, что с лета 1942 г. стали составлять РГО «ЛОС», находились в разном положении с точки зрения своего экономического развития. И. Ермолов и С. Дробязко в вышеупомянутой книге различают три «степени развития» районов, с градацией на которые вполне согласен и автор настоящей книги.

Первая — наиболее развитые районы, чьи предприятия обеспечивают своей продукцией не только себя, но и нужды всего РГО «ЛОС». Этими районами являлись Севский и Брасовский.


Вторая — районы «с умеренным развитием», чьи предприятия могут обеспечивать только нужды местного населения. Такими районами являлись

Дмитровск-Орловский, Комаричский и Сузем- ский.

Третья — «экономически отсталые» районы, не

имевшие вовсе никакой промышленности. Такими районами являлись Навлинский, Михайловский, Дмитриев-Льговский.

В Навлинском районе на все 6 волостей имелись только лесопильный завод (проще — лесопилка), 2 слесарные мастерские, 1 мельница, 1 маслозавод, 1 сапожная мастерская. Кроме того, не надо забывать того факта, что Навлинский район располагался в самой гуще Брянского леса. Именно здесь находились основные базы партизан-емлютинцев. Так что такое «соседство», разумеется, не прибавляло экономической привлекательности для предпринимателей. А для властей и населения района являлось предметом постоянных хлопот и настоящих бед. N

Дмитриев-Льговский район, состоявший из 4 волостей, издавна, еще с царских времен, славился своей торговлей и своими кустарями. Местные жители его всегда кормились или торговлей, или же производством кустарных поделок, которые они, опять-таки, потом продавали. В самом Дмитриев-Льговском работало 4 магазина, 8 ларьков и несколько базаров: продовольственный, вещевой, сельскохозяйственный, где торговали продовольственным зерном и мукой, птицей, скотиной, и фуражный, торговавший фуражным зерном, сеном, отрубями. Предприятия, существовавшие в городе и районе, имели в первую очередь ярко выраженный кустарный характер. В «товарных» количествах они продукции практически не производили. Кстати, торговый характер района сказался и на том, что новое руководство этого района теперь почти полностью состояло из бывших торговых работников самых разных уровней — от директоров и заведующих магазинами и сельпо до простых продавцов.

Но при этом никак не надо забывать, что все вышеперечисленные градации, все эти «наиболее развитые районы», «сумеренным развитием», «экономически отсталые» — все это относится исключительно к оценке уровня развития промышленного производства и пред- лриятий товарной переработки сельскохозяйственной продукции.


В целом же вся экономика РГО «ЛОС» имела ярко выраженный сельскохозяйственный, аграрный характер. Основой которого, несмотря на наличие в экономике двух секторов, государственного и частного, выступал именно сельский частный производитель. Крепкий хозяин своего крепкого сельского хозяйства. И именно он, сельский хозяин, стал своего рода надежным фундаментом, массивной опорой и крепчайшим «цементом», скрепившим собой все строение Русского государственного образования. А также главным источником благосостояния, как в целом РГО «ЛОС», так и населявшего его территорию народа.

Главное достижение властей РГО «ЛОС» — это то, что им в результате преобразований и быстро реа- лизовывавшихся в жизнь разнообразных реформ удалось-таки чрезвычайно быстро создать мощный и многочисленный средний класс!

Класс крепкого сельского частного хозяина- производителя сельхозпродукции.

И именно это позволило населению и властям РГО «ЛОС» все недолгие годы существований Русского государственного образования на Орловщине успешно противостоять бешеному, не прекращавшемуся ни на один день военно-террористическому натиску со стороны партизан-емлютинцев.

Образно говоря, на территории РГО «ЛОС» в результате всех реформ и мероприятий властей быстро появилось очень большое количество людей, начавших жить нормально, по-человечески, в соответствий со своими давними тайными мечтами. Которым вдруг быстро стало что терять и что защищать. И они начали защищать свое, заработанное, построенное, восстановленное, созданное заново, наконец-то достигнутое — с такой же яростью и упорством, с каким партизаны- емлютинцы пытались все это у них отнять или же просто уничтожить.

Восстанавливаться же экономика и предприятия Русского государственного образования начали буквально сразу же с бегством Красной Армии из этих мест.

Только в Локоте в течение 1941 — 1942 гг. были полностью восстановлены и открыты кожевенный завод и несколько валяльных мастерских. К ним были подведены водопровод, установлены краны и насос, поставлены и укреплены чаны для выделки кож, оборудованы печи, шерстобитка и валяльня, настланы полы, вставлены стекла. Они в немалой степени обеспечили потребности локотьчан в зимней обуви и одежде. Полностью был восстановлен крупный спиртзавод, до войны дававший 2000 декалитров ректификованного спирта и сырца ежесуточно. Всеми восстановительными работами на спиртзаводе руководил механик И.Ф. Осипов. При этом для восстановления спиртза- вода в Локоте пришлось демонтировать и перебросить в Локоть оборудование с такого же завода, расположенного в Навле, где разрушения были гораздо более непоправимыми. При спиртзаводе были оборудованы насосная станция, котельное помещение, восстановлены водопровод и солодовня. Заработали две электростанции, отремонтированные и восстановленные локоть- чанами после их уничтожения отступавшей Красной Армией. Были оперативно пущены в работу две механические мастерские. Где полностью ремонтировалась и подготавливалась к боям захваченная или подобранная на месте прошлых боев техника: танки, бронехма- шины, орудия, стрелковое вооружение, в том числе и станковые и ручные пулеметы, а также автомашины и трактора. Кузница при спиртзаводе была развернута и преобразована в литейный и кузнечный цеха. Правда, литейный цех нередко простаивал, так как не удавалось наладить регулярные поставки в необходимых количествах кокса для его бесперебойной работы. Имелись также колесная, санная, шорная, бондарная, модельная, сапожная, мебельная. Обо всем этом было напечатано в газете «Голос Народа» в номере за 5 ноября 1942 г. Помимо этого, к концу 1942 г. в Локоте успешно действовали просорушка, салотопка, мыловаренный и кирпичный заводы. Об этом повествовали газета «Голос Народа» в номере от 1 декабря 1942 г. и газета «Речь» в номере от 3 февраля 1943 г.


Также в Локоте работало несколько государственных и частных магазинов. При этом один из магазинов торговал не на деньги, а отпускал товары по талонам, выдаваемым в администрации РГО «ЛОС». В первую очередь такие дефицитные, как соль, спички и мыло. Надо здесь отметить, что Локоть, несмотря на наличие всех перечисленных предприятий, все-таки был «служилым», «государственным» городом, где немалая часть населения, если не сказать большинство, составляли работники администрации РГО «ЛОС», Госбанка, театра, больницы, школ и прочих учреждений, а также члены семей военнослужащих Народной Армии, полиции, самоохраны. Которые практически почти все не были связаны с землей, не вели приусадебного хозяйства. Поэтому такой магазин был в тех условиях для таких категорий населения жизненно необходим.

Кроме всего прочего, нельзя также забывать и про действующий на территории Локотя с давних времен Локотский конезавод и ипподром. По утверждению брянского историка А.А. Антонова, Локотьский конезавод успешно функционировал и в годы войны. Несмотря на то что часть конезавода была реквизирована под Окружную тюрьму, в остальных помещениях продолжали выращивать лошадей особой, Локотьской ветви породы Орловских рысаков, которая и поныне заслуженно высоко оценивается среди знатоков-коневодов. По словам АА. Антонова, несколько лучших рысаков были впоследствии, на годовщину образования РГО «ЛОС», в октябре 1942 г., преподнесены в подарок командующему 2-й танковой армией вермахта «отцу-покровителю» РГО «ЛОС» генерал-полковнику Шмидту, генерал-майору Бернгарду и генерал-майору Гаманну. Впоследствии, осенью 1943 г., конезавод со всеми лошадьми был эвакуирован вместе с локотьчана- ми в Белоруссию, в Лепельское Окружное Самоуправление.

В РГО «ЛОС» повсюду, а не только в Локоте, работали паровые мельницы, мыловаренные, кирпичные, крахмальные, сушильные, известковые заводы, многочисленные прососушки, салотопки. Начал выдавать продукцию в полном объеме расположенный возле самых Комаричей в селе Лопандино крупный Лопан- динский сахарный комбинат. По тем временам это был целый промышленный комплекс. На нем были проведены большие восстановительные работы после его взрыва и уничтожения отступавшей в 1941 г. Красной Армией. В те дйи непосредственно уничтожением Ло- пандинского комбината руководил бывший работник НКВД Гладков, позднее даже пробравшийся в ряды полиции и следственного отдела РГО. Он все-таки был выявлен, разоблачен, судим и повешен в 1943 г., когда неудачно пытался убить Каминского.


Душой всех работ по восстановлению комбината были его директор Костюков, механик Клим и техник- строитель Колкутин (по другим данным, Калкутин). Под их руководством и при их непосредственном участии были проведены сборочные работы на машинах и оборудовании. Вновь отстроены взорванные корпуса, восстановлены взорванные плотина и установленная на ней гидроэлектростанция. Восстановлены водоснабжение и электричество на комбинате и в поселке. Была также заново отстроена водонапорная башня, взорванная неутомимыми «красными» при их поспешном бегстве. Вот так воевали бы бравые «комиссары в пыльных шлемах» против немцев, как уничтожали при своем отступлении отстроенное народом!

Большую помощь вышеупомянутым руководителям комбината, как сначала в срыве эвакуации производства на восток, так и потом, в восстановлении оборудования и производства, сыграли также котельщик Баб- ков, слесари Свинцов и Юдин, токарь Мастеров.

Производительность комбината достигла б вагонов сахара за сутки (или 700 вагонов в сезон). В год комбинат вырабатывал также 2500 тонн патоки и 60 ООО тонн чрезвычайно необходимого населению РГО «ЛОС» жмыха (жома), шедшего на откорм домашней скотины.

Более того, под руководством и при активном участии неутомимой троицы Костюкова, Клима и Калку- тина на территории комбината были заново отстроены и открыты кузнечная, слесарная, токарная, столярная и сапожная мастерские. Устроен свой лесопильный завод, производивший пиломатериалы как для нужд комбината, так и для его работников. Рабочие комбината стали получать, помимо зарплаты, также продовольственный паек А нуждающиеся в жилье даже стали обеспечиваться квартирами за счет комбината. Имея собственные только что отстроенные многочисленные мастерские и лесопильный завод, помимо непосредственной продукции сахара, комбинат также много строил жилья для своих работников.

Вот она — Жилищная программа в действии!

Программа, о которой (с обязательством решить ее в течение последующих пятнадцати лет — причем обязательстве невыполненном!) победившие в войне коммунисты объявили только через тридцать-сорок лет после окончания войны. И которую так и не смогли выполнить и закончить. А локотьчане во время войны и жестоких боевых действий, во время нехватки всего самого необходимого, во время блокады и нападений спецотрядов энкавэдэшников, в условиях необходимости выполнений военных сборов на нужды Вермахта и собственной немалой армии — успешно выполняли!


В Комаричском районе, под общим руководством бургомистра С.М. Якшина, помимо только что упоминавшегося крупного сахарного комбината, был также полностью восстановлен и работал Лопандинский кирпичный завод, вырабатывавший 37 тонн кирпича за сезон. Об этом поведала газета «Голос Народа» в номере за 5 ноября 1942 г.

В Навлинском районе также были полностью восстановлены сожженный «советами» при отступление лесопильный завод, а также две слесарные, сапожная, шорная, санная, колесная мастерские, водяная мельница. Об этом писала газета «Голос Народа» в номере за 15 ноября 1942 г. Механические мастерские, которые были практически полностью уничтожены отступавшими красноармейцами и энкавэдэшниками, навлин- цы разместили в зданиях железнодорожных мастерских ж/д станции Навля. Рабочие установили здесь горны и станки, завезли необходимые инструменты. И уже в феврале 1942 г. мастерские стали работать на полную мощь. Они состояли из деревообделочного, кузнечного и сборочного цехов. Здесь не только ремонтировалось сельхозоборудование, но и производились различные изделия из металла (ведра, тазы, ковши, лопаты, кирки и т.д.), а самое главное — плуги для крестьян. Этими плугами к весне было полностью обеспечено население Навлинского района. На всю Локотыцину была известна швейная мастерская Иванова, выполнявшая не только частные заказы по умеренным ценам и отличного качества, но и шившая военное обмундирование для Русской Освободительной Народной Армии.

Во всех этих районах также активно велось жилое строительство, ремонтировались разрушенные во время военных действий и строились новые дома. Причем это строительство велось не только и не столько за счет средств госбюджета, как частным порядком. Простой народ Русского государственного образования тем самым на деле показывал свою веру в светлое будущее новой национальной власти, нового национального порядка, в возрождение новой национальной России.

В качестве одного небольшого примера подлинного расцвета свободной инициативы местного населений, больше не связанного «по рукам и по ногам» коммунистическими запретами на «частное предпринимательство», можно привести несколько строчек из газеты «Голос Народа». Статья П.Н. Корнюшина «Возрожденный район» была опубликована в номере газеты от 26 октября 1942 г. Прошел только один год после рождений Русского государственного образования Особый Локотьский район, выросшего в Особый Локотьский Уезд, летом 1942 г. развернутого в Особый Локотьский Округ. Всего лишь менее трех месяцев назад Дмитриев- Льговский район Курской области вошел в состав РГО «ЛОС». И уже 26 октября 1942 г. газета с законной гордостью констатирует: «...город Дмитриев вновь начинает процветать. За сравнительно короткое время там организовано четыре магазина, восемь ларьков, две столовые, ресторан, две парикмахерские, две бани, дом для приезжающих, базары.


Восстановлены и работают начальная и средняя школы, а также радиоузел, больница и разные мелкие промышленные предприятия (это как раз те самые — сапожные, слесарные, шорные, бондарные, санные, колесные мастерские, о которых упоминалось выше, — С В). Предстоит организовать детсад.

Город чистый. Рано утром тротуары центральных улиц убираются, мусор вывозится в определенное место; на некоторых улицах тротуары асфальтируются (выделено автором. — СВ.)»

Торговля в Дмитриеве исключительно денежная. На базаре можно встретить самые различные товары., начиная от кондитерских и галантерейных и кончая мукой, зерном, пшеном.

В магазинах таклсе торгуют за деньги, хотя цены очень высокие. Ассортимент товаров чрезвычайно разнообразный: обувь, платья, железные изделия, школьные принадлежности, табак, спички, булочные изделия и проч.

В Дмитриеве имеется дом для приезжих. Он хорошо обставлен. Имеются койки с постельными принадлежностями, мягкие диваны, шкафы, столы, стулья. Есть электричество. Соблюдается чистота. Оплата в доме умеренная — 5 рублей в сутки....

В городских школах — также порядок Школы светлые, хорошо оборудованы, укомплектованы опытным учительским персоналом; школы располагают библиотеками, географическими картами, атласами и другими пособиями. Бумагой ученики обеспечены.

Работают школы в две смены. В недалеком будущем занятия будут проводиться в одну смену.

В средней школе организованы кружки самодеятельности: хоровой, драматический, музыкальный. Вместе с актерами гортеатра ученики выступают на сцене...».

...Читая эти строки, уважаемый читатель, вы только не забывайте гневно и сурово осуждать тех, кто это все для детишек устраивает. Ну там — елки всякие, кружки самодеятельности, на сцене там, с актерами выступать. Почему? Да потому, что это прихвостни все фашистские?! Нет чтобы «Володь Дубининых» да «Лень Голиковых» с «Зинами Портновыми» из этих детишек готовить! Чтобы мальчишкам и девчонкам этим маленьким с гранатами на фашистов остервенело бросаться или под танки ихние поганые! А они им — «кружки», «сцены»?! Одним словом, прихвостни и есть!


...В этой статье, помимо всей прочей информации, чрезвычайно интересной и дающей много пищи для пытливого ума, на взгляд автора книги, самая поразительная информация — это выделенные им несколько слов. Ведь если асфальтируют улицы, значит, работает асфальтобетонный завод. А для того, чтобы он работал, нужно еще, чтобы работали песчаный карьер, щебеночный карьер, а также завод по производству минерального порошка. Потому что без песка, щебня и минерального порошка асфальтобетонной смеси не «сваришь»! Плюс прибавьте грузовые автомашины- самосвалы, на которых должны перевозиться песок, щебень и минеральный порошок с карьеров и на завод. А потом — та же горячая асфальтобетонная смесь с асфальтобетонного завода на места работ по укладке асфальтобетона.

И совсем уму непостижимо — а где во время войны фашистские прихвостни взяли битум?!

- Ведь битум — это не что иное, как вязкая фракций нефти, остающаяся на нефтеперерабатывающих заводах после ее переработки и возгонки более легких фракций — бензольных углеводородов, бензина, керосина, мазута. В природе месторождения чистого битума встречаются, если автор не ошибается, только в одном месте — на острове Тринидад в Карибском море. Там есть, по крайней мере было в начале XX века, целое озеро жидкого битума. Больше нигде в мире ничего подобного нет. Значит, битум у фашистских прихвостней мог появиться только в результате переработки нефти на нефтеперерабатывающих заводах III Рейха! Той самой нефти, которой катастрофически не хватало самому Рейху! Битум и сейчас очень дорогой продукт. А в условиях войны и мировой изоляции Германии он и подавно чуть ли не на вес золота был.

Рейху тысячелетнему не хватало, а вот каким-то фашистским прихвостням в какой-то Локотьской республике хватало. Хватало, чтобы держать во время войны, в непосредственном тылу люто сражающегося фронта исправно работающий асфальтобетонный заводик А ведь РГО «ЛОС» располагалось именно в ближайшем фронтовом войсковом тылу действующей германской армии. Ведь оно было включено в зону ответственности не какого-нибудь Рейхскомиссариата, «Остланда» или «Украины», а в зону ответственности


2-й танковой армии вермахта, которая непосредственно своими корпусами и дивизиями держала порядочный кусок линии фронта. И за порядок на ее территории отвечала, в конце концов, военная администрация этой армии. Военная — а не гражданская оккупационная администрация!

Так вот, в ближайшем тылу фронтовых войск даже не сами немцы, а их прихвостни держали , свой собственный асфальтобетонный заводик. Да еще и асфальтировали городские уличные тротуары. И даже не столицы своей Локотя, а какого-то захолустного райцентра Дмитриев-Льговского, одного из восьми райцентров «Локотыцины»! Причем асфальтировали, повторяю, тротуары!

Что это значит?

Это значит, что сами дороги уже были ими заасфальтированы! Потому что по технологии ремонта дорог асфальтобетонной смесью тротуары асфальтируются в последнюю очередь. Так как нагрузка главная в первую очередь приходится на асфальтобетонное покрытие дорог! Оно изнашивается и ремонтируется в первую очередь! И ни один здравомыслящий дорожник- эксплуатационник никогда не будет расходовать драгоценную асфальтобетонную смесь на ремонт и асфальтирование тротуаров, если у него не будут в полном порядке сами дороги, само дорожное полотно! А смесь эта и сейчас, кстати, весьма и весьма недешева — укладка одного погонного километра однопутного дорожного полотна из асфальтобетона стоит от десяти до сорока миллионов теперешних российских рублей!

Весьма и весьма любопытно, а откуда же локотьчане получали этот самый битум? Скорее всего, им его из других стран гнали, так как точно ни у них, ни поблизости не было ни одного собственного нефтеперерабатывающего завода. Причем гнали регулярно! Чтобы обеспечить бесперебойную работу этого асфальтобетонного завода! Иначе тогда бы на тротуары у локотьчан асфальтобетонной смеси не хватило!

289

...Подумать только, одна короткая фраза из районной газеты, а какая грандиозная и совершенно неведомая до сих пор картина вырисовывается! Пыхтит себе


Самая запретная книга...


каждый день асфальтобетонный завод где-нибудь не дальше 30 километров от Дмитриева-Льговского. Дальше нельзя, так как асфальтобетонная смесь при укладке не должна быть ниже 110—130 градусов по Цельсию. Иначе ее уже укладывать нельзя — катками не закатаешь, не уплотнишь! Есть такой технический термин — удобоукладываемость асфальтобетонной смеси. Вот она, удобоукладываемость эта, как раз в диапазонах этих температур держится. А при отгрузке в машины- самосвалы с завода асфальтобетонная смесь не должна быть выше 130—135 градусов по Цельсию. Иначе битум пережжешь, и смесь будет безнадежно испорчена! А если расстояние от завода до места укладки смеси будет больше 30 километров, то на доставку смеси с асфальтобетонного завода до места укладки пройдет более часа при средней скорости грузовика в 30 км/час. И за этот час эти 20—30 градусов разницы быстро улетучатся при перевозке смеси! Даже в летнее время. Даже если верх кузова машины-самосвала накрыть для термоизоляции брезентовым тентом.

...Так вот, пыхтит завод, а к нему из Европы катят специальные вагоны с битумом да цистерны с бензином и соляркой для грузовиков, обслуживающих асфальтобетонный завод. Не для танков, «тигров» этих пресловутых, да не для «мессершмитов» с «юнкерсами». А для русских грузовиков русского асфальтобетонного завода: Может, не каждый день, но каждую неделю — это точно! И все для того, чтобы в каком-нибудь За- мухранске-Задрюченском, пардон, Дмитриеве-Льгов- ском эти самые русские, точнее бывшие советские, тротуары улиц смогли заасфальтировать. Чтобы люди эти русские по лужам не шлепали да не спотыкались, попадая в колдобины. Причем все это исключительно для русских людей делается. Ведь на территории РГО «ЛОС» ни одного немца нет.

А, каковы немецко-фашистские лютые изверги, оккупанты-захватчики-грабители-мародеры эти пресловутые!

...Кстати, если положение дел в РГО «ЛОС» было таково, что у властей дошли руки до того, чтобы заасфальтировать не только дороги, но даже и тротуары одного из райцентров этого Государственного образования, то


все это еще кое-что значит. То, что в Локоте, в Севске, Навле, Комаричах, Брасове, «старых» локотьских центрах, все улицы и тротуары были уже заасфальтированы. И содержались и поддерживались в порядке и в исправном состоянии. Й все это за счет только собственных ресурсов. Без какой бы то ни было помощи извне. Во время войны, в прифронтовой полосе...

Да-а-а-а, тут есть над чем задуматься пытливому уму.

А если бы локотьчанам дали возможность жизни и госстроительства в условиях мирного времени? Если бы партизаны-емлютинцы не мешали своими рейдами, взрывами, поджогами, казнями жителей...

Каковы тогда были бы результаты и успехи в развитии Русского государственного образования?

...Интересно, а в столице нашей Родины городе-герое Москве в это же самое время асфальтировалось чего- нибудь? Ну, не в районе Кремля, Лубянки и «Дома на Набережной», а где-нибудь на тогдашних окраинах — в районе Сокольников, к примеру?

...Вряд ли, судя по тому, что уже в двадцать первом веке, через шестьдесят лет после окончания войны, автор, проезжая в 2003 г. на машине в районе этих самых Сокольников, давным-давно уже переставших быть городской окраиной, под железнодорожным мостом на Русаковской улице с интервалом в полгода порвал «насмерть» две новенькие импортные шины. Зимнюю шипованную «Nokian Hakkapeliita-2» и летнюю «Continental» (знающий автолюбитель поймет, что это такое, и посочувствует автору!) на одной и той же дырке!

...Заканчивая здесь речь о восстановлении инфраструктуры Дмитриевского района, следует также отме-~ тить, что в поселке Дерюгино Дмитриевского района находились в стадии восстановлений сахарный и лесопильный заводы. Кстати, и они также были уничтожены бежавшей (пардон — эвакуировавшейся) из этих мест советской властью. Причем замышлявшаяся коммунистами поначалу эвакуация этих заводов была целенаправленно сорвана всем персоналом этих заводов, а также руководством сахарного завода — директором Шматовым и механиком Хельманом. Они же впоследствии возглавили сбор запчастей, оборудований


и механизмов, а также и восстановление сахарного завода. Об этом писала газета «Голос Народа» 20 ноября 1942 г. На конец 1942 г. сахарный завод в результате общих усилий его трудового коллектива был почти полностью восстановлен. Удалось собрать и заново установить разбросанные по дорогам отступления Красной Армии части машин и механизмов с завода, которые коммунистам так и не удалось эвакуировать. Были также восстановлены новая машина в 45 лошадиных сил, насосы, паровой котел, дизель. В самом Дмитриев-Льговском с января 1942 г. стал действовать пищекомбинат. Об этом писала газета «Речь» 25 ноября 1942 г.

В Дмитровск-Орловском районе уходившие осенью 1941 г. вместе с отступавшей РККА советчики практически полностью разрушили и уничтожили системы почтовой связи. В почтовых отделениях была полностью уничтожена аппаратура, сами здания почтовых отделений в большинстве деревень района были практически полностью разгромлены, провода, соединявшие эти отделений, перерезаны и смотаны. Обо всем этом писала орловская газета «Речь» в номере за 26 июля 1942 г., как раз в дни преобразований Особого Локотьского уезда в Локотское Окружное Самоуправление. И все это было восстановлено в поразительно быстрые сроки. Помимо этого, местным жителям района удалось почти полностью восстановить пенькозавод, пустить в работу электростанцию, водокачку, наладить водопровод в городе, кудельный агрегат, сушилку, электросварку. Была отремонтирована баня для рабочих пенькозавода. Кроме того, уже дополнительно рабочими были построены и запущены в работу при пенькозаводе механическая и столярная мастерские, бондарный, слесарный и жестяной цеха, кузница, а также цех по изготовлению гвоздей и проволоки. Все это позволило производить на пенькозаводе теперь уже и ремонт автомашин, бронемашин, тракторов, танков и мотоциклов.

Большим трудовым успехом дмйтровчан был пуск 15 января 1943 г. Дмитровск-Орловского пищеком- бината. Пищекомбинат был также отремонтирован и в основном восстановлен в рекордно короткие сроки.


Он включал в себя цех по выработке растительного масла, варочный, крахмальный, сушильный, кондитерский, спиртоводочный, колбасный цеха, вальцовую мельницу Помимо этого, рабочие стали устанавливать также дополнительно к смонтированному оборудованию и подсобную электростанцию. Восстановление в полном объеме пищекомбината было запланировано на осень 1943 г. Обо всем этом повестовала орловская газета «Речь» в номере за 3 февраля 1943 г.

...Только в Севском районе РГО «ЛОС» регулярно работали 43 мельницы, из них ветряных — 36, водяных — 2, механических — 5, а также 8 прососушек Были восстановлены уничтоженные Красной Армией при своем отступлении и выдавали продукцию в полном, «довоенном» объеме: маслозавод, известковый завод, электростанция, многочисленные мастерские МТС. В древнем городе Севске, еще в царские времена крупном городе уездного значения, были восстановлены водопровод и электричество. Заканчивал свое восстановление крупный Севский кирпичный завод. Все эти работы проводились под непосредственным руководством бургомистра района ПД. Бокшанского. Здесь были пущены сушильный, винокуренный, мельничный, крахмальный и паточный цеха сушильного завода (управляющий Бордзилович) с персоналом в 212 человек Сушильный цех располагал 8 апппаратами, из которых 3 удалось довести до рабочего состояния, причем их производительность составляла до 15 тонн сырца в сутки. Крахмальный цех имел производительность' 1,5 тонны крахмала-сырца в сутки, водочный давал 126 литров водки в сутки, мельничный цех молол 20 пудов зерна в час. При этом на заводе имелось крупное, подсобное хозяйство в 65 гектаров (22 га ржи, 3 га пшеницы, 2 га малины и смородины). Всего завод ежесуточно перерабатывал до 400 центнеров зерна, выпуская 1100 литров водки, 600 литров спирта, 200 кг патоки в сутки. Обо всем этом повествовала газета «Севский листок> в номере за 14 октября 1942 г.

В Севске функционировал маслозавод (управляющий Мюрнер), имевший 3 сепараторных пункта в Юшино, Доброводье и Чемлыже. Под руководством Управляющего Розенберга (так же, как и Мюрнер, из обрусевших немцев) и механика Гришина уже б декабря 1941 г. был пущен вышедший из строя в 1938 г. и с тех пор не работавший ни одного дня завод по переработке растительного масла. —


Коммунисты, владевшие всей страной, так и не смогли за три года вновь пустить его в работу — то ли умения не хватило, то ли всех грамотных технически работников порасстреляли или пересажали по концлагерям как врагов народа...

В Русском государственном образовании маслозавод стал давать проектные 1500 тонн масла в год. Обо всем этом с законной гордостью поведала газета «Голос Народа» в номере за 20 декабря 1942 г. Также в Севске местными рабочими и бывшими военнопленными красноармейцами из разгромленной 13-й полевой армии РККА, отпущенными на свободу, были организованы механические мастерские. По собственной инициативе все тех же бывших военнопленных красноармейцев в этих мастерских был налажен ремонт танков и другого оружия для набиравшей силу с каждым прожитым днем Русской Освободительной Народной Армии. Об этом также поведала газета «Голос Народа» в номере за 20 декабря 1942 гхранящаяся в РГАСПИ (Ф. 69. On. 1.Д. 914. Л. 2). Помимо этого, в Севске работала МТС, машинно-тракторная станция, располагавшая отремонтированными и находившимися в рабочем состоянии б тракторами, из них ХТЗ — 1, СТЗ — 1, НАТИ — 2, а также 1 комбайном и 1 сложной молотилкой. Об этом также поведала газета «Севский листок» в номере за 14 октября 1942 г.

И все это в условиях войны, тотального дефицита в запчастях и материалах, которые ниоткуда не привозились взамен уничтоженных и вышедших из строя.

Хотя насчет утверждения автора, что запчасти и материалы не привозились, — написал и подумал: ой ли?! А может, и здесь ситуация была подобной ситуации с битумом для асфальтобетонного завода локотьчан, что возле Дмитриев-Льговского был расположен?

И все это в условиях нехватки, острой, острейшей нехватки в металле, не только цветном, но и черном (металла не хватало самому III Рейху — куда там какой- то «Локотьской республике»)! Все это делалось только

за счет скудных местных ресурсов, хотя пример все того же битума для асфальтобетонного завода упорно наводит на крамольную мысль: не спеши вот так вот утверждать, не спеши!


Ну и, конечно, нельзя списывать со счетов смекалку и умение русского народа, который почувствовал, глотнул немного Свободы. И сразу же развил такую предприимчивость, работоспособность, смекалку, находчивость, такие выдумки, такие хитроумные и остроумные одновременно технические изобретения начал выдавать «на-гора». Что в результате все в РГО «ЛОС» росло как «на дрожжах». «На глазах» поднимались заводские корпуса. Чуть ли не «из ничего» создавались и изготавливались сложнейшие детали. Вдруг начинало оживать, работать, выдавать продукцию совсем недавно только взорванное отступавшими «советчиками» оборудование!

НА МЕСТКОМ ФРОНТЕ

С

В ночь с 7 на 8 ноября с, г. германские войска вместе с батальоном Дмитровской милиции разбили бандитов, прорвавшихся в юго-западном направлении лесов ^Сухой Хоты- ниа.

Бандиты разбежались, покинув без сопротивления, оборонительные позиции и понесли большие потеря: разбито 10 дотов, уничтожено 200 землянок, убито 150 бандитов, много ранено, 4 „зверя" взято живыми*

От ОИМДИ'ФМ «ЧЫЦ«ЧЮ МЖМ'п Ш й ДОДШЮм

Заметка в газеге «Голос Народа» о разгроме партизанского УРа в Сухой Хотыни

...Успехи в восстановлении народного хозяйства и подорванной войной экономики были даже в Сузем- ском районе, где районное управление появилось позже всех других районных управлений — только 7 августа 1942 г. Много после окончательного завершения начавшихся в ночь на 1 мая 1942 г. нападением на деревни Тарасовка и Ше- мякино и длившихся затем все лето тяжелейших кровопролитных боев с парти- занами-емлютинцами. Как известно, именно здесь, в Суземском районе, имели тогда, в июне 1942 года, место самые страшные за все время существования РГО «ЛОС» бои. Длившиеся практически без перерывов в течение десяти суток и поставившие было на грань уничтожения всю Русскую Освободительную Народную Армию. Бургомистром

Суземского района был назначен И. Юров, и именно он встал во главе всех восстановительных работ в районе. И уже к октябрю 1942 г., менее чем через два месяца после начала восстановительных работ, в Добру- шино начала работать мельница, а в самих Суземках пущена паровая мельница, организованы столовая и баня, заработали мастера-кустари. И это несмотря на то, что даже газета «Голос Народа» в номере за 10 октября 1942 г. была вынуждена признать: «Хозяйство района сильно разрушено». Это признание, невольно прорвавшееся на строки главной газеты РГО «ЛОС», говорит само за себя о масштабах разрушений в Суземском районе в то время. Обычно в газете «Голос Народа» о таких вещах старались не писать.


...Как известно, 6 бывших совхозов на Локотьщине не стали делить между жителями, а преобразовали в «госхозы», ориентировав их на выпуск определенных видов сельскохозяйственной продукции. В том же самом Севске существовал один из таких госхозов животноводческого профиля. Согласно статье в газете «Голос Народа» от 1 декабря 1942 г. (№ 33), госхоз имел 2771 гектар земли, из них 1168 гектаров пахотных угодий, 10 гектаров фруктовых садов, 425 гектаров лугов, 300 гектаров для выпаса крупного рогатого скота. Усадьба госхоза занимала ни много ни мало целых 6 гектаров. В госхозе имелось 44 лошади, 131 голова крупного рогатого скота, 279 голов овец, свое пчеловодческое хозяйство, насчитывавшее 31 колоду пчел. В составе госхоза работали кузнечная, плотницкая, слесарно- токарная мастерские, мельница, просорушка?Рабочие госхоза все без исключения были обеспечны квартирами, бесплатным топливом, хлебными пайками. И сверх того еще и денежной зарплатой. Почти все они имели к тому же и собственные приусадебные участки — сады, огороды, хозяйство — кур, гусей, овец, коров. А те, кто приусадебных участков не имел, получали бесплатно литр молока в день. Овогци же и зелень им продавались госхозом по «внутренним» льготным ценам.

Такие условия жизни — несбыточная мечта любого советского колхозника или совхозника.

...Там же, где упраздненные колхозы также не делились сразу, они преобразовывались в земельные обще- сгпва. Через некоторое время своего существования эти земельные общества, заметно окрепнув в условиях щадящей сельчанина внутренней экономической и налоговой политики властей РГО «ЛОС», делились между членами на частные владения. Но были и такие, что предпочитали и в дальнейшем трудиться в рамках совместной кооперации. Об одном таком, Соколовском земельном обществе, поведала все та же газета «Голос Народа» 31 января 1943 г. в № 5. Это земельное общество объединяло 5 деревень, или в общей сложности 367 крестьянских дворов. Членами земельного общества, таким образом, было примерно около 2000 человек. Соколовское земельное общество имело работающие молокозавод, две маслобойки, кузнечную и валяльную мастерские. А также содержало медицинский и ветеринарный пункты и собственную школу. Судя паналичию молокозавода, двух маслобоек, валяльной мастерской и ветеринарного пункта, члены этого «земельного общества» имели на своих усадьбах немало коров и овец. Да и деньгами от продажи на сторону молока, масла, валенок были обеспечены неплохо. Вопрос: можно ли в России найти хотя бы одно село, сохранившее при себе молокозавод, маслобойку, кузнечную и валяльную мастерские, собственный ветеринарный и медицинский пункт, а также собственную школу?


...А вот как была разделена земля бывшего Быхов- ского совхоза. Входившие в него село Новый Путь

и поселки Пивовар и Пески разделили между собой землю, исходя из общего числа едоков в этих населенных пунктах. Исходя из этого принципа селу Новый Путь досталось 268 га земельных угодий, поселку Пивовар — 253 га, а поселку Пески — 130 га. Земли делили из расчета 0,35 га на человека.

Известны документы директивы Шаровского волостного управления Севского района от 7 мая 1942 г. старосте земельного общества Апаж. Там говорится о том, что все прибывающие в этот населенный пункт семьи, ранее репрессированные советской властью, должны обеспечиваться бесплатно землей и семенными материалами, которые староста собирал с населений вверенного ему населенного пункта в порядке самообложения. Помимо помощи этой категории населений, в том же самом земельном обществе Апаж из тех же источников формировался сельский фонд и волостной фонд, куда засыпалось семь видов сельскохозяйственных культур. Здесь также бывшие совхозные лошади и сельскохозяйственный инвентарь распределялись по частным хозяйствам в индивидуальное пользование. Всего в земельном обществе Апаж на вторую половину 1942 г. имелось у его членов 78 железных плутов, 41 железная борона, 47 телег, 2 сеялки (причем обе неисправны), 2 культиватора и одни неисправные конные грабли.

При этом вопрос, как быть тем хозяйствам, кому не досталось при разделе колхозно-совхозного имущества ни инвентаря, ни лошадей, решался следующим образом. Постановлением бургомистра Севского района от 12 ноября 1942 г. крестьяне, имевшие лошадей и сельхозинвентарь, должны были в обязательном порядке обрабатывать землю своих соседей, не имевших того и другого. Но при этом те также обязаны были выплачивать за это строго фиксированную плату, исчислявшуюся:

за вспашку (первую) 1 га — 10 кг ржи и 50 руб. денег;

за перепашку 1 га — 8 кг ржи и 40 руб. денег;

за боронование — 2 кг ржи и 10 руб. денег.


Норма выработки составляла 05 га в день на лошадь, а кормление лошади возлагалось на хозяина, которому обрабатывалась земля. Сведения об этом можно прочитать в сборнике «Партизаны Брянщины. Сборник документов и материалов» под ред. ВК Соколова. Брянск, 1962. Т. 2. С. 55.

Для того чтобы полностью оценить успехи локотьчан в деле возрождения земли своей, достаточно еще раз привести здесь уже упоминавшиеся выше слова брянского историка-исследователя А.А. Антонова, в беседе с автором книги засвидетельствовавшего, что «...сельское хозяйство довольно успешно велось. Несмотря на то что это были годы войны, урожаи картофеля, ржи превосходили все мыслимые урожаи, которые были здесь до войны и до 1913 года знаменитого. К примеру, урожай ржи, если его пересчитать с пудов па центнеры, достиг в 1942 году 31,8 центнера с га. Это — огромный урожай. Причем зерна было собрано всего по Локотьчине столько, что излишки его они продавали потом немцам по твердой цене. В общем, можно сказать, люди жили там нормальной сытой жизнью.

Автор. Продавали — немцы не отбирали, а покупали у них?

АЛ. Да, да — покупали». (Беседа автора с АЛ Антоновым. ЛАВ. С. 2.)

Обратите здесь внимание также и на последний ответ А.А. Антонова о том, что продукты у локотьчан пресловутые немецко-фашистские оккупанты не отбирали силой под угрозой автомата. А покупали, расплачиваясь твердой валютой — рейхсмарками, которые аккумулировались затем в РГО «ЛОС». И использовались властями РГО «ЛОС» как для поддержания курса своей национальной валюты, так и для расчетов с германскими властями и ведомствами за покупаемые в Германии необходимые для нормального функционирования повседневной жизни в РГО «ЛОС» товары, запчасти и оборудование.

Более того, в поддержку только что вышеприведенного утверждения, порывшись в архивах, автор книги может теперь сделать здесь еще более кощунственное, с точки зрения соловушек красноперых, утверждение. Немцы не только покупали у локотьчан продукты питания, снаряжение и фураж, но и поставляли в РГО «ЛОС» в качестве бартера различные, товары и оборудование. О чем в свое время с гордостью повествовала газета «Голос Народа» в своей рубрике «Германия помогает нашему округу». В номере за 31 января 1943 г. в этой рубрике было напечатано, что в обмен на централизованные поставки продовольствия для немецкой армии по линии государственных организаций РГО «ЛОС» различные германские ведомства поставили в РГО «ЛОС» «...племенной скот, сельскохозяйственную технику, топливо, запчасти, медицинское оборудование и т.п. Так, например, в январе в округ было прислано 25 голов бычков красно-немецкой породы, 3 хряка, 50 свиноматок, 7б двухкорпусных плуга, 2 сложные молотилки и 3 жатки».


Здесь обращает на себя внимание явная забота властей РГО «ЛОС» о том, чтобы на будущее улучшить качество поголовья крупного рогатого скота и свиней на Локотьчине. Ведь запрашивали в Германии и покупали там эти пресловутые пособники немецко-фашистских оккупантов, прихвостни немецкие, предатели советской родины, враги народа не плети для советских патриотов, не колючую проволоку для концлагерей, тюрем и экзотических «еврейских резерваций».

И не предметы роскоши для себя и своих прихвост- них. И не черную и красную икру и эклеры, как в это же самое время делали по ту сторону германо-советского фронта сладкоежки и обжоры из числа высшего партийного руководства в осажденном и вымирающем от повального голода и вызванного этим запредельным голодом массового людоедства Ленинграде.

А бычков-производителей элитных пород, хряков- производителей и породистых свиноматок. Власти явно думали о достаточно далеком будущем, о перспективах на два последующих года как минимум, а не о дне сегодняшнем. Ведь для того, чтобы получить, вырастить до «товарного веса и возраста» и использовать, «оприходовать» приплод от бычка или хряка-производителя, нужно как минимум года полтора-два. То есть в декабре 1942 г. — январе 1943 г., когда вовсю шло наступление Красной Армии на юге России, когда все туже и туже затягивалась смертельная петля окружений вокруг 6-й армии вермахта под Сталинградом, в РГО «ЛОС» думали о дальнейшем расцвете хозяйственной жизни на землях Орловщины. И планировали жизнь на 1944— 1945 гг. А также заказывали, покупали за валюту многие десятки высокопроизводительных двухкорпусных плугов, чтобы было чем обрабатывать уже весной 1943 г. землю. Опять же — жатки и молотилки, чтобы было чем жать и молотить осенью 1943 г. выращенные рожь, овес, пшеницу и ячмень.

Заметьте — заказывали не пушки, пулеметы, автоматы. Даже не военное обмундирование, хотя сами ходили в лаптях, домашних обносках, рваных зипунишках, а то и босиком, за что заслужили уничижительное прозвище от высокомерного, чванливого и заносчивого полковника Деккера, начальника отдела пропаганды


2-й танковой армии вермахта: «дикая банда в лаптях и рубище».

Строили перспективу именно мирного развития РГО «ЛОС» на начало—середину 1944 г. И германские власти охотно шли навстречу локотьчанам и властям РГО «ЛОС».

Непостижимо — но факт.

Все эти меры позволили в наступившем 1942 г. сделать размер подушного участка земли равным примерно 10 га (ДЕСЯТИ ГЕКТАРАМ!).

В этих условиях практически каждая «сельская» се- «мья в РГО «ЛОС» имела одну или несколько коров, не говоря уже о свиньях и овцах. Многие хозяйства для обработки земли и других насущных сельских нужд держали лошадей (и не одну, а несколько!).

Вдумайтесь, уважаемый читатель, в эти строки! В условиях:

мировой войны и нахождения в ближайшем фронтовом тылу сражающихся войск, т.е., по сути, в условиях чуть ли не полной изоляции;

жесточайшего партизанского террора и Гражданской войны (вспомните о целых трех «Социальных домах для детей-сирот, лишившихся родителей в результате налетов партизан-большевиков»);

отсутствия каких-либо дотаций от оккупационных властей;

и, одновременно, при выполнении в 100%-ном объеме всех обязательных поставок тем самым оккупационным властям,

каждая локотьская сельская семья имела одну или несколько коров, свиней, овец,..а то и одну или несколько лошадей. И плюс — до десяти гектаров земли на ДУШУ (скорее всего все-таки на одну семью. — СВ.)!

...Была организована и налажена также система здравоохранения, включавшая в себя 9 больниц и 37 медпунктов-амбулаторий! И это несмотря на постоянный дефицит медицинских работников и медикаментов. Всего старший и средний медицинский персонал медучреждений РГО «ЛОС» насчитывал 51 врача и 179 медсестер (по сведениям, почерпнутым в газете «Речь» за 25 ноября 1942 г.).

Нехватка врачей и вообще медицинского персонала воспринималась властями РГО «ЛОС» крайне серьезно. Известно, что своим приказом № 3 по Военному отделу еще Локотьского Особого Уезда, выпущенным в марте 1942 г. (в книге И. Ермолова «История Локотьского Округа и Русской Освободительной Народной Армии» утверждается, что приказ этот был не в марте, а б июля 1942 г., но данное утверждение, скорее всего, ошибочно, так как мобилизация как раз проходила в марте 1942 г. — CR), сразу же после преобразования Особого Локотьского Района в Особый Локотьский Уезду Каминский обязал старост и волостных старшин брать на военный учет не только всех лиц мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет. Но и всех медицинских и ветеринарных работников. Приравняв тем самым скальпель врача и заботливые и умелые руки медсестры и фельдшера к автомату и винтовке бойца.


В орловской газете «Речь» в номере от 26 марта 1943 г. рассказывается о Навлинской районной больнице, открывшейся уже во времена существования Русского государственного образования, тогда еще Особого Локотьского Уезда, в марте 1942 г. Штат больницы состоял из 2 врачей, б медицинских сестер, 9 санитарок, 1 дезинфектора и 1 заведующего хозяйством. В марте 1943 г. главным врачом больницы была врач Федотова. При ней больница, состоявшая из двух отделений — хирургического на 15 коек в стационаре и инфекционного на 50 коек в стационаре, — была обеспечена необходимым медицинским оборудованием. Кроме этого, больница располагала собственными кухней и прачечной с необходимым обслуживающим персоналом: поварихами, прачками, уборщицами. В самом же районе больнице были подведомственны 3 врачебных и 4 фельдшерских пункта для населения района, а также 4 фельдшерских пункта, предназначенных для обслуживания бойцов РОНА. Одновременно в 3 селах района работало 3 изолятора, располагавшие каждый 5 койками стационара.

Надо также отметить здесь то, что, несмотря на острую нехватку квалифицированного медицинского персонала, на территории РГО «ЛОС» удалось не допустить возникновения эпидемий. Случаи эпидемических заболеваний были, но на все эти выявленные случаи следовала немедленная реакция властей РГО «ЛОС». Так, в июле 1942 г. в разных районах тогда еще Особого Локотьского Уезда были отмечены, сразу несколько случаев заболевания людей сыпным тифом. Несмотря на то что еще шли вовсю бои с партизанами и только- только закончилась антипартизанская операция «Grun- specht» («Дятел»), длившаяся с 18 июня по 7 июля 1942 г., власти РГО «ЛОС» сумели вовремя отреагировать на возникшую угрозу эпидемии тифа. И также не дали пуститься этой проблеме на самотек. Когда случаи заболеваний тифом стали обретать характер эпидемии, они стали принимать энергичные меры, чтобы пресекать распространение заболеваний.

Об этом свидетельствует приказ бургомистра Локотского (зачастую Брасовский район называли также Локотским. — СВ) района РГО «ЛОС» МИ. Морозова № 87 от 8 июня 1943 г, хранящийся в Государственном архиве Брянской области (ГАБО) (Ф. 2608. On. 1. Д. 20. Л. 136). В нем отмечены недостатки, имевшие место в районе и способствовавшие распространению заболеваний тифом среди местного населения: «антисанитарное состояние квартир, дворов, улиц»», плохая работа Райздравотдела, отсутствие со стороны волостных старшин и сельских старост контроля за санитарным состоянием вверенных им населенных пунктов. Упомянутым приказом волостные старшины и сельские старосты обязаны были срочно проверить имевшиеся в селах и деревнях бани, отремонтировать быстро негодные для использования и незамедлительно построить новые, если общественные бани в этих населенных пунктах отсутствовали. Также им было .вменено в обязанности срочно очистить от нечистот и мусора улицы, дворы и общественные уборные.


Руководитель РГО «ЛОС» Каминский также своевременно среагировал на новую угрозу. Уже 20 июля 1942 г. он издал Приказ по Особому Локотьскому Уезду № 215, пожалуй, один из самых последних приказов в качестве бургомистра уезда. В этом приказе Каминский обязал всех сельских старост и волостных старшин в обязательном порядке изолировать всех выявленных и выявляемых в последующем тифозных больных не позднее 3 — 4-го дня заболевания. В больницах для этого должны были быть выделены отдельные инфекционные отделения. Помимо этой меры, приказом сельские старосты и волостные старшины обязывались обрудовать в тех населенных пунктах сельского типа, где до больниц было далеко, «специаль- . ные дома». В этих специальных домах под присмотром медицинских работников и под надзором вооруженной охраны больные должны были находиться в строгой изоляции вплоть до своего полнрго выздоровления. Этот приказ также хранится в ГЛБО (Ф. 2608. On. 1. Д. 20. Л. 136).

Вследствие оперативно принятых властями РГО <<ЛОС» мер и в этот раз удалось избежать возникновения широкомасштабной эпидемии тифа.

...Кстати, в апреле 1942 г., когда в Уезде стали появляться случаи покусов собаками людей и зафиксированы случаи бешенства, Каминский также оперативно среагировал на эту угрозу. И предписал всем владельцам собак, проживающим на территории РГО, зарегистрировать в управах и у старост своих питомцев и получить на каждого из них специальные регистрационные номера. Все зарегистрированные собаки должны были содержаться своими хозяевами только на привязи. Все свободно бегающие по населенным пунктам Шарики и Бобики автоматически считались бродячими и должны были беспощадно отстреливаться полицией под личную ответственность начальников полиции. Если же отстрелянная собака оказывалась не бездомной, а принадлежащей тому или иному хозяину, то тот, мало того что у него собаку убили, так еще и подлежал наказанию штрафом в 500 рублей.

...Медицинская помощь в РГО «ЛОС» была платной, но при этом цены на медицинские услуги были приемлемы. За исключением аборта по медицинским показаниям, цена за производство которого была установлена в 25 рублей. Здесь, скорее всего, явно прослеживается политика властей РГО «ЛОС», направленная на искоренение абортов и повышение деторождаемо- сти в Русском государственном образовании. В остальном цены были следующие: посещение амбулатории обходилось обратившемуся в 3 рубля, вызов врача на дом — 6 рублей, роды — 15 рублей, койко-место — 7,5 рубля (.РГАСПИ: Ф. 69. On. 1.Д. 1143. Л. 44).


Были также созданы и активно работали Отделы социального обеспечения, усилиями которых были открыты Детские (Социальные) дома для детей- сирот, чьих родителей убили диверсанты-пар- тизаны.

Решение об открытии Детских домов руководством РГО «ЛОС» было принято в конце ноября 1942 г. Вот как об этом писалось в газете «Голос Народа» в номере за 20 ноября 1942 г.: «...после прихода немцев в наш Округ оставшиеся в лесах сталинские разбойники» своим массовым террором... оставили в нашем округе сотни детей-сирот.„

..При наступлении фронта из Дмитровского района был эвакуирован детдом, даже без директивы областного отдела народного образования, по таким «гуманным» мотивам — нужно было устроить эвакуацию жен некоторых Районных ответработников с наибольшими удобствами, с питанием. И дмитровские щедринско-сталинские градоначальники порешили: зачислить «воспитательницами» детдомов несколько эвакуирующихся коммунисток и жен советских работников, и детский дом» эвакуировать.

И вот, в угоду таким циничным, шкурным интересам, детдом из Дмитровска в сентябре проитого года был эвакуирован. Сановные воспитательницы сами с дороги вернулись, а детей бросили на произвол судьбы. Что пришлось и приходится переживать этим брошенным детям — неизвестно.

Так относились к «государственным детям» советские чиновники и советские барыни.

Советские бюрократы относились к детям так же бесчеловечно, как и к взрослым гражданам.

...Обслуживающий персонал для детских домов должен быть подобран такой, чтобы он соответствовал воспитательньш задачам детдомов: воспитатели должны быть людьми культурными, любить детей и уметь хорошо их воспитывать; работники мастерских должны быть хорошими мастерами, способными обучать воспитанников детдомов тому или иному мастерству; технический персонал должен быть трудолюбивым, морально и физически чистоплотным.

Воспитательную работу в детских домах необходимо поставить так, чтобы детям жилось хорошо, весело, чтобы они постоянно чувствовали заботу воспитателя, чтобы дети любили труд и, по выходе из детдома, были способны на самостоятельную жизнь культурного и трудолюбивого гражданина.


Кроме детей-сирот, органы власти должны помочь другой обездоленной группе населения — безродным престарелым людям.

Для осуществления этой задачи, по приказу Обер- Бургомистра Округа, вДмитровске организуется дом престарелых, а сущеапвуклций в Дмитриеве дом для престарелых расширяется>.

Полностью текст статьи приведен в приложениях к настоящей книге. Здесь же уместно задать несколько вопросов: каковы пособники немецко-фашистских оккупантов, а? С чего это прихвостни эти пресловутые детские дома да дома престарелых стали открывать, о детишках да стариках заботиться?

Ясное дело — «предатели родины», чего от них еще ждать...

...Сначала был открыт один такой Социальный дом для детей-сирот — в Севске. Здесь содержалось 72 ребенка. При приюте находилось б воспитателей, кастелянша, прачка, кухарка, доярка, уборщица и конюх. Приют имел собственное подсобное хозяйство, которое состояло из земельного участка под огороды и сад, несколько лошадей и целых 7 дойных коров (газета «Голос Народа» за 20 декабря 1942 г.). Так что детишки- сироты были полностью обеспечены картошкой, овощами, молоком да сметанкой.

...В январе 1943 года система социального обеспечения получила свое дальнейшее развитие. И во всех районных центрах, так же как и в самом Локоте, были созданы и начали свою работу Врачебно-Трудовые Экспертные Комиссии (ВТЭК). Эти Комиссии проводили свою работу на основе специально разработанного и утвержденного приказом руководителя РГО «ЛОС» Бронислава Каминского Положения о Врачебно- Трудовых Экспертных Комиссиях (ВТЭК). Кстати,

И. Ермолов и С. Дробязко утверждают в своей книге «Антипартызанская республика», что Положение это утвердил не Каминский, а заместитель Обер-Бурго- мистра по гражданской части С.В. Мосин. Людям, признанным этими комиссиями инвалидами и нетрудоспособными, присваивались степени инвалидности, назначались и выплачивались соответствующие пенсии (газета «Голос Народа» за 15 ноября 1942 г.). Председателями ВТЭК на местах были руководители районных Отделов социального обеспечения, а врачи трудились в этих комиссиях на правах экспертов.


...При этом еженедельные воскресные базары, которые регулярно функционировали во всех районах РГО «ЛОС», уже с середины 1942 г. работали на условиях исключительно товарно-денежного, а не натурального товарообмена. За строгим соблюдением этого принципа бдительно следили как местные финансовые отделы, так и подчинявшаяся им в этом вопросе местная полиция правопорядка из числа местных жителей. Эта мера упорядочивала хозяйственную жизнь Русского государственного образования, вводила ее экономическую жизнь в нормальное русло.

В результате всех этих мероприятий, а также благодаря отраслевому планированию экономической жизни РГО «ЛОС», которое осуществлялось на основе разрабатывавшихся Планово-экономическим отделом Самоуправления и неуклонно проводившихся в жизнь руководством РГО «ЛОС» отраслевых планов, на ее территории было обеспечено бесперебойное снабжение населения в требуемых количествах всеми необходимыми товарами. Как продовольствия, так и непродовольственной группы. И в первую очередь бесперебойное снабжение населения такими «золотыми» в условиях войны товарами, как спички, мыло, соль. А также одеждой, обувью, махоркой и даже папиросами.

При этом хозяйственное планирование в РГО «ЛОС» осуществлялось следующим образом. Районные планы составлялись бургомистрами и райотделами раздельно по каждой отрасли. Для составления планов Окружной планово-экономический отдел загодя «спускал» в районы соответствующие формы составления и заполнения планов отдельно по каждой отрасли. С соответствующими разъяснениями по составлению планов и заполнению форм. А также необходимыми указаниями и директивами по тем или иным отраслям или вопросам руководителя РГО «ЛОС» Каминского. Затем эти планы, после составления их на местах, представлялись на рассмотрение в Окружное Самоуправление — в соответствующие окружные отделы. Которые, рассмотрев и согласовав эти планы, представляли их со своими согласованиями в Окружной планово-экономический отдел. До 25 января каждого года эти планы должны были быть утверждены этим отделом. После чего открывалось финансирование и власти на местах приступали к их выполнению.


..Для характеристки обстановки в различных районах Русского государственного образования здесь приведены три заметки из газеты «Голос Народа». Сначала заметка о состоянии дел в Суземском районе, написанная самим бургомистром района И. Юровым.

Далее приведена заметка о Навлинском районе. Обратите внимание на две фразы из этой заметки:

Первая: «в одной из волостей почти у каждого главы сельской семьи имеется своя лошадь, утварь и инвентарь» (подразумевается сельскохозяйственный инвентарь: плут, борона, сеялка. — СВ.). Это практически недостижимая мечта советского крестьянина на всем протяжении жизни Советского Союза.

Вторая: «вся пахотная земля была засеяна». Вся — ни один кусочек не зарос травой. А сейчас? Езжайте в любую местность Подмосковья, я уж не говорю о других областях. Вы хотя бы где-нибудь увидите пшеничные, ржаные, овсяные или еще какие-нибудь «нивы»?

...А ведь тогда была война, жестокая и лютая...

И теперь третья заметка, пожалуй, самая интересная, потому что в ней приведены цены на различные продукты питания на среднем рынке РГО «ЛОС». В данном случае — на Севском рынке.

Цены, приведенные в этой заметке, — лучшее свидетельство поразительных успехов РГО «ЛОС». Таких цен не было больше нигде в Советском Союзе в то время, да и позже. Ни по эту линию фронта — на «оккупированных территориях». Ни по ту линию фронта — на «неоккупированных территориях».

Нигде в СССР яйца тогда не стоили 25 рублей десяток. Нигде в СССР литр молока тогда не стоил 6 рублей. Не говоря уже о пахте и перегонке (снятом молоке. — СВ.) по 70 копеек за литр. То же самое можно сказать и о ценах на фрукты и овощи — яблоки и помидоры. И уж, конечно, нигде не было такого широкого, просто роскошного, ассортимента на рынках: мука пшеничная и ржаная, картофель, свекла, морковь, капуста, помидоры, огурцы, масло сливочное и топленое, молоко, яйца, гуси, куры. Ну и, конечно же, любимый продукт простого русского человека — махорка. Лук, который спекулянты-мешочники скупают десятками пудов!


...Что касается зарплаты учителей и вообще зарплат различных категорий работников и персонала в РГО «ЛОС».

Рядовой народоармеец получал в качестве зарплаты 300 рублей в месяц. Правда, ему также полагались бесплатное довольствие и бесплатно по 400 г муки в день на каждого члена семьи. Бойцы освобождались ото всех налогов и повинностей (тягловой, трудовой и т.д. и т.п.). Им бесплатно предоставлялись лучшие участки земли. А если в городах или селах были свои, местные привилегии и преимущества, то они в первую очередь закреплялись за бойцами РОНА.

Зарплаты старост сел и деревень в зависимости от количества проживавшего там населения варьировались от 300 до 450 рублей в месяц. Заместитель старосты получал от 200 до 250 рублей в месяц — по «локотьским» меркам очень немного. Сельский писарь — от 200 до 300 рублей в месяц.

Другое дело — учителя. Они, в зависимости от квалификации, стажа и нагрузки, получали от 400 до 500 рублей в месяц. Резюмируя вышеприведенные факты, можно со всеми основаниями смело утверждать: учителя у фашистских прихвостней далеко не бедствовали. По уровню зарплаты они принадлежали к наиболее высокооплачиваемым категориям трудящегося населения РГО «ЛОС».

В то же время при сравнении вышеприведенных зарплат различных категорий административных работников РГО «ЛОС» нельзя забывать тот факт, что здесь работники с зарплатой ниже 250 рублей считались низкооплачиваемой категорией . населения. И в силу этого они освобождались от выплаты налогов. Кроме того, этим категориям работников также предоставлялся ряд льгот и привилегий.

Получается, что административный аппарат низового уровня в РГО «ЛОС» работал не за «Иудины сребреники», как пытаются уверить нас все шестьдесят лет соловушки красноперые, а практически за идею. Что еще раз заставляет взглянуть по-иному и на этих старост, заместителей старост, писарей, да и вообще на всю государственную формацию Локотское Окружное Самоуправление.

Потому что предатель Родины, прихвостень и наймит никогда не будет работать за идею. Потому что его «идея» — набить брюхо, карманы, и чтоб при этом опасности не было.


А «идейных предателей Родины» быть не может просто по определению. Что это за идея — Родину предавать? Это не идея, это психопатология, расстройство психического здоровья. Психическая болезнь, одним словом.

Глава 13

РАСЦВЕТ КУЛЬТУРНОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ В РГО «ЛОС»

...Не стояла на месте также и культурная жизнь РГО «ЛОС». Сразу же с образованием РГО повсеместно стараниями С.В. Мосина в крупных селах и деревнях Локотыцины начали свою работы многочисленные Народные Дома и Избы-читальни. При этом работа этих заведений не ограничивалась простой выдачей книг и газет, пока еще немногочисленных, местному населению. Эти очаги культуры стали одновременно настоящими очагами распространения новых идей и новых знаний о новой жизни, что несла с собою новая русская национальная власть Русского государственного образования. Сначала работу с местным населением вели приезжавшие туда регулярно работники из Локотя. Но постепенно их стали заменять местные или командированные туда на постоянной основе политпропаган- дисты и агитаторы из числа подкованных, знающих и опытных активистов РОНА и НСПР(В). Они назначались директорами и заведующими Народных Домов и Изб-читален, организовывали при своих учреждениях различные кружки, танцевальные вечера (предтечи нынешних дискотек и клубов). Проводили регулярные читки газет с объяснениями тех или иных непонятных моментов, в особенности касающихся смысла и цели различных приказов Воскобойника, а затем Каминского, отвечали на вопросы местного населения, агитировали. Там же, в Народных Домах и Избах-читальнях, механики с кинобудками, гастролирующие постоянно по территории РГО и находившиеся также в ведении С.В. Мосина, «крутили» кино населению.

Наконец, 15 ноября 1942 г. в городе Воскобойник (бывшем Локоте) открылся Художественно-драматический театр имени КЛ. Воскобойника под руководством директора Григория Андреевича Капусты (режиссер — Дмитрий Александрович Нетесин, впоследствии его сменил С.С. Волонцевич). Открытие этого театра сразу стало огромным событием в культурной, да и не только культурной — всей жизни РГО «ЛОС». Теперь, с открытием цел ото Художественно- драматического театра, город Воскобойник еще больше отдалился от своего прежнего состояния. Когда он, районный пункт Локоть, совсем недавно еще был обыкновенным провинциальным городишком, затерянным в Орловской глухомани. Наоборот, теперь город Воскобойник все более стал приобретать черты столицы того национально ориентированного демократического государства, которое неутомимо уже больше года строили русские люди на орловской земле. Потому-то власти РГО «ЛОС» ничего не жалели для своего столичного театра, каким изначально он ими и задумывался. Ни количества ставок и высоких зарплат для артистов, работников и обслуживающего персонала, ни богатых реквизитов и роскошной мебели для самого театра.


Коллектив только творческих работников театра насчитывал более 110 человек: 38 человек драматической труппы, 22 человека большого симфонического оркестра, 20 человек хора, 15 человек балетной труппы, 15 человек акробатическо-физкультурной труппы. Среди них такие известные артисты, как Лазаренко, Кис- лицкий, Фирсова, Нижевенко, Азарченко и Рут- ковский. А с учетом хозяйственного персонала коллектив театра доход™ до 200 человек! По своей численности и значимости Локотьский театр был самым большим среди всех театров, созданных на освобожденных от коммунистов и советской власти территориях СССР. К тому же он выделялся на фоне других подобных учреждений еще и тем, что власти РГО «ЛОС» обеспечили театр к его открытию добротным, дорогостоящим реквизитом — костюмами, мебелью и т.д.

И сразу встает вопрос: почему такой театр и с таким богатым составом талантливых актеров и актрис открылся и работал именно здесь, в Локоте? Почему не в Риге, Таллине, Вильнюсе, Харькове, Смоленске, Киеве, Минске, Одессе, Симферополе, Орле, Брянске, наконец? Почему маленький и глубоко провинциальный в годы советской власти поселок городского типа Локоть, который статус города-то (под названием город Воскобойник) приобрел только в середине 1942 г., стал в недолгие годы существования здесь РГО «ЛОС» своеобразным сосредоточением творческой мысли, творческой интеллигенции на оккупированных территориях СССР?

Рыба ищет где глубже, человек — где лучше. Эта расхожая поговорка применима ко всем нормальным людям. А еще больше она применима к людям творческим, артистам. Они всегда безотчетно стремятся туда, где:

Во-первых, элементарно лучше с бытовой точки зрения.-Где цены на продукты ниже и самих продуктов достаточно. Где жилье пришлому человеку можно найти без больших проблем. Где работу пришлому человеку также можно найти без больших проблем. То есть где их мастерство и профессиональные навыки будут наиболее полно и с наибольшей отдачей для них самих востребованы окружающим населением.


Во-вторых, где больше свободы для творчества, вообще — свободы. Где можно смело высказывать свое мнение, не озираясь пугливо по сторонам. Не вздрагивая вечерами от гулких шагов в парадных, от хлопания дверей в подъездах. Где можно на сцене открыто высмеивать недостатки властей, не опасаясь зловещей статьи из УК или просто пули в затылок в холодном вонючем подвале местной чрезвычайки.

И тогда получается — именно маленький провинциальный Локоть наиболее изо всех мест оккупированной России, СССР отвечал тогда, в годы существования в качестве столицы РГО «ЛОС», этим требованиям. И именно сюда и стянулось такое количество творческих работников. Именно здесь они, их творчество были востребованы местным населением наиболее полно.

Главным инициатором открыт™ театра, всей этой затеи с театром был Степан Васильевич Мосин. Он разыскивал артистов, акробатов, актеров, других творческих работников. «Пробивал» в правительстве РГО «ЛОС» для них ставки, квартиры, пайки. Обеспечивал театр реквизитом и мебелью, освещением и прочей электрикой, рабочими сцены и просто ремонтниками.

Театр работал ежедневно, давая в день не менее двух представлений! То есть в месяц минимально 60 представлений. Кроме того, театр регулярно выезжал на гастроли в другие города и крупные села РГО «ЛОС». Подобной интенсивности работы творческого коллектива может позавидовать любой сегодняшний театр.

Среди репертуара театра были как классические произведения («Не все коту масленица», «Праздничный сон до обеда», «Гроза» А.Н. Островского, «Женитьба» Н.В. Гоголя, «Два брата» М.Ю. Лермонтова), так и произведен™ зарубежных классических авторов, такие, как «Привидение» Г. Ибсена. Помимо спектаклей театр давал эстрадные концерты, показывал музыкальные, танцевальные и акробатические номера.

Из современных авторов ставили пользовавшиеся неизменным успехом у зрителей, шедшие постоянно спектакли, написанные смоленским журналистом С.С. Широковым: «Волк» и «Синее небо».


В «Волке» рассказывалось о судьбе молодого красноармейца Бывалова (роль эту с неизменным успехом исполнял артист дмитровского театра Федор Кислиц- кий, ставший на Локотьчине небывало популярным), ставшего после разгрома его воинской части партизаном (в спектакле — членом бандитской шайки). Мучимый сомнениями в правильности своего жизненного выбора, Бывалов вместе с еще одним партизаном, бывшим секретарем райкома партии Ползунковым, выполняя задание, пробирается в родное село Бывалова. Там он встречает свою невесту Надежду (ее роль исполняла местная театральная звезда артистка Фирсова). После разговоров с ней он принимает окончательное решение уйти из партизан и остаться в селе. В это же время староста села, пожилой, уважаемый всеми человек, заподозрив в переодетом под простого крестьянина Пол- зункове врага, несмотря на то что сам староста безоружен, требует у Ползункова предъявить документы. И получает от партийного вожака нож в спину. Добить старосту секретарю райкома партии не дает появившийся Бывалов, скрутивший Ползункова. Вместе с пришедшей ему на помощь своей невестой Надеждой Бывалов связывает матерого коммуниста и доставляет его в тюрьму. Этим отчаянным поступком жизненный выбор простым русским человеком Бываловым сделан!

В «Синем небе» описывались недавние события повседневной жизни в «советской» России: бесчинство осатаневших энкавэдэшников, кровавые подвалы Лубянки, невинные жертвы из числа русских интеллигентов. Жертвы, как и все русские интеллигенты, перед казнью и в перерывах между пытками размышляют о путях России и выборе русского народа. Наибольшим успехом, всегда вызывавшим бурные овации зала, пользовались проникновенные слова главного героя спектакля Степанова: «Я не хочу такой Родины, как «советский» Союз! Я не считаю «эсе-се-се-р» своей Родиной, своим родным домом! Моя Родина — свободная Россия, за которую я буду биться с проклятым большевизмом!»

Эти слова из спектакля были, пожалуй, своего рода девизом, кредо локотьчан. Потому-то «Синее небо» не- нзменно имело большой успех на всех без исключения подмостках и сценах РГО «ЛОС».


...Уважаемый читатель! Пожалуйста, серьезно вдумайтесь в эти слова. Когда люди говорят о том, что «моя Родина — свободная Россия, за которую я буду биться с проклятым большевизмом!» — это что, заявление предателя Родины, предателя России? А когда многочисленные и каждый раз новые зрители бурно аплодируют именно этим словам — это что, тоже реакция предателей Родины, предателей России?

Если это так, то каждый раз, когда Вам взбредет на ум назвать простого народоармейца из РОНА или любого работника инфраструктуры РГО «ЛОС» предателем Родины, предателем России, то обязательно вспоминайте при этом эти слова, эти строки!

Или, наоборот, когда кто-то при вас скажет, что «моя Родина — свободная Россия, за которую я буду биться»», знайте — так может говорить только предатель Родины, предатель России, по классификации соловушек красноперых\ А кто ему аплодирует при этом — тоже, по их мнению, все предатели Родины, предатели России!

...Судьба Г.А. Капусты трагична и до конца не выяснена. И. Ермолов и С. Дробязко в своей книге «Антипартизанская республика» так излагают гибель Г.А. Капусты: «2 августа 1943 года Капуста отбыл в Брянск за семьей, имуществом, а также для приобретения имущества и реквизита для нужд театра, но назад не вернулся — погиб в Брянске при невыясненных обстоятельствах. По распространившимся слухам, ГА. Капуста покончил жизнь самоубийством в своей квартире в присутствии режиссера ДА. Нетесина. Судить о достоверности этих слухов трудно, однако можно предположить, что его смерть была каким-то образом связана с денежной суммой в 28 тысяч рублей, полученной им накануне командировки: 13 ООО — из кассы театра на командировочные нужды и 15 ООО — из Локотского банка для выдачи подъемных работникам театра. После смерти Капусты директором стал Нетесин, режиссером — Волонцевич».

Гадать — дело неблагодарное, но единственные внятные объяснения случившегося с ГА Капустой, которые приходят на ум при прочтении этих строк:

Во-первых, ГА Капуста действительно покончил жизнь самоубийством.

Во-вторых, произошло это, скорее всего, в результате того, что что-то случилось с выданными Г.А. Капусте деньгами:

а) их у него украли;

б) он их каким-то образом потерял;

в) он, скорее всего, по очень веской причине, но был вдруг вынужден использовать их на какие-то другие цели.

Что самое интересное, в ГАБО (Ф. 260. On. 1.Д. 50. Л. 51) хранится любопытный документ, не состыкующийся с вышеприведенной версией из книги «Антипартизанская республика». Это «Докладная записка» на имя режиссера театра ДА. Нетесина, написанная бухгалтером театра Ю.В. Полтевой и да-v тированная 17 сентября 1943 г. Судите сами: «Выбывший директор Локотского окружного театра им. Воскобойника Капуста Григорий Андреевич 31-го июля 1943 г. получил под отчет из кассы театра на командировку в г. Брянск — 13 ООО руб., а в августе с. г. получил из Локотской конторы Госбантш по именному чеку Окружного Финотдела аванс для выдачи подъемных работникам театра — 15 ООО рублей, всего 28 ООО рублей. В полученной сумме Капуста не отчитался, но предъявлял расписку режиссера Волонцевича от 8 августа с. г. в получении от него под отчет 5000 рублей. По слухам, во время командировки бывший директор Капуста покончил самоубийством в своей квартире в г. Брянске в Вашем присутствии.

О чем довожу до Вашего сведения и прошу подтвердить время трагической смерти б/директора Капуста ГА, происшедшей в Вашем присутствии в г. Брянске. Подтверждение Ваше необходимо как документ для дальнейшего суждения о списании задолженности, числящейся за Капуста, а также прошу дать по этому делу соответствующие указания».

Из этого документа следует, что Капуста после 2 августа, т.е. уже после поездки в Брянск, был в Локоте. Более того, он даже 8 августа выдал Волонцевичу 5000 рублей под отчет, причем расписку Волонцевича об этом предъявлял бухгалтеру театра Полтевой. А затем опять поехал в Брянск, но теперь уже вместе с Нетеси- ным. И вот там-то и произошло несчастье. Причем то обстоятельство, что Капуста покончил с собой в присутствии Нетесина, и это было известно многим локотьчанам, делает эту историю еще более запутанной. Или, наоборот, делает одно из трех предположений, приведенных несколько выше автором настоящей книги, еще более весомым.


И. Ермолов в своей следующей книге, «История Локотского Округа и Русской Освободительной Народной Армии», на стр. 159 отошел от первоначальной версии и теперь уже излагает совершенно иной вариант произошедших событий, также ссылаясь на вышеприведенную Докладную записку: «Данный документ выглядит странно, некоторые его предложения носят взаимоисключающий харатапер. Так, совершенно ясно, что Капуста вернулся из Брянска целым и невредимым — 8 августа он был в Локте, предъявлял бухгалтеру Полтевой расписку Волонцевича. Факт возвращения Капусты в Локоть подтверждается и его личной подписью на оборотной стороне командировочного удостоверения, датированной 13 августа. Здесь же указана сумма командировочных расходов — 1200 рублей.

Можно предположить, что или в докладной записке Полтевой речь идет о второй командировке Капусты в Брянск, или же таинственная смерть директора была использована для махинаций...»

Так как более никаких других свидетельств или документов на этот счет пока в распоряжении исследователей не имеется, то делать предположения о махинациях, Полтевой, Нетесина или Волонцевича, равно как и другие, касающиеся других людей, автор настоящей книги не вправе.

...Помимо Локотя, театры были открыты также и в других районных центрах РГО «ЛОС». В частности, в Дмитровске-Орловском такой театр в рамках Народного Дома работал под художественным руководством Сергея Сергеевича Ванюкова. Директором здесь был Н. Барышников, а в труппе театра среди прочих

были уже упоминавшийся Федор Кислицкий, а также Молоков, Сыщиков, актрисы Ольга Солнцева, Ольга Коростина, Дригайло, Урвачева.

Струнным оркестром театра руководил музыкант Тетеркин, соло исполняли певица Александрова и певец Кершанский. Художником театра был К. Сыщиков. Балетные номера в спектаклях исполняли у дмитровцев в основном девочки старших классов Дмитровской средней школы, занимавшиеся в балетном кружке при театре. Дмитровский гортеатр также часто выезжал на гастроли по всей Локотыцине. В частности, с 26 ноября по 1 декабря 1942 г. он гастролировал в Локоте. Репертуар Дмитровского гортеатра мало отличался от репертуара Локотьского театра: А.Н. Островский, А.П. Чехов, Ф.М. Достоевский, Каратыгин {газета «Речь» за 24 июня 1942 г.).


Также немалой известностью не только среди жителей РГО «ЛОС», но и далеко за его пределами пользовались часто выезжавшие туда с гастролями театры и Народные Дома, организованные в Веребской и Брасов- ской волостях (газета «Речь» за 25 ноября 1942 г.).

О том, насколько большой популярностью пользовались у локотьчан театральные постановки в Локоть- ском Художественно-драматическом театре им. КЛ. Воскобойника, можно судить хотя бы по одному факту, приведенному в книге И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанская республика». 1 августа 1943 г. — день, когда уже отгремело танковое сражение на Про- хоровке, германское командование две недели, как отводило свои войска с Курской дуги, а в правительстве РГО «ЛОС» уже разрабатывался план скорой эвакуации гражданского населения в Белоруссию. В этот день в Художественно-драматическом театре им. КЛ. Воскобойника шла постановка пьесы А.Н. Островского «Гроза». Причем спектакль этот шел в репертуаре театра уже 8,5 месяцев, с самого дня открытия театра 15 ноября 1942 г. И тем не менее он не приелся зрителям.

В тот вечер этот спектакль посетили 300 человек локотьчан. Причем 116 из них купили самые дорогие билеты — по 20 рублей, 120 — билеты по 15 рублей и 64 — самые дешевые — по 10 рублей. И в последующие дни, чуть ли не до самых последних дней перед отступлением РОНА из Локотя, постановки спектаклей в Художественно-драматическом театре им. КЛ. Воскобойника были ежедневными. И собирали каждый раз более чем по 200 зрителей на каждом представлении.

Странные какие-то немецко-фашистские прихвостни, холуи и пособники жили тогда в Локоте, не правда ли? Фронт громыхает в каких-то нескольких десятках километров от города, раскаты орудий наверняка уже время от времени доносятся до слуха горожан. Эшелоны с отступающими германскими войсками и техникой каждый день проносятся на запад. Планы эвакуации всего населения РГО «ЛОС» уже вовсю разрабатываются работниками Окружного Самоуправления. Что должен делать в этих условиях любой нормальный прихвостень и немецко-фашистский холуй? Конечно же, спешно и лихорадочно паковать наворованное добро и пристраиваться любой ценой в любой проходящий эшелон с отступающими захватчиками. При этом подвывать, подвизгивать и всячески холуйствовать перед высокомерными хозяевами-оккупантами...


..А эти каждый день в театры ходят — «Гроза», понимаешь ли, Островский, Катерина, «луч света в темном царстве», Кабаниха и прочая трихамундрия какая- то... Какие-то они нетипичные прихвостни, ненастоящие...

...В театрах, кстати, помимо спектаклей регулярно давались также благотворительные концерты, Рождественские елки для детворы с раздачей бесплатных подарков от руководства РГО «ЛОС» (газета «Голос Народа» за 31 января 1943 г. РГАСПИ. Ф. 69. On. 1.Д. 1143. Л. 149).

...Подумать только, насколько патологически изощренными и коварными оказались проклятые фашистские холуи, наймиты и прихвостни, пособники немецко-фашистских оккупантов: детворе на праздники бесплатные подарки раздавать! Елки Рождественские им устраивать, концерты благотворительные! Ясен пень, прихвостни они фашистские после этого, При- хвостни\ Расстрелять их всех, и вся недолга! А еще луч- пули партизанской на них, подлецов, не тратить — а топорами их, топорами... Или за языки к столбам прибить, чтоб не смели больше родной советской власти пакостить!

...Выступали в театрах РГО «ЛОС» также и заезжие знаменитости из числа фашистских прихвостней и предателей Родины. Такие звезды, как Михаил Андреевич Дудко — заслуженный артист РСФСР, солист Ленинградского государственного театра оперы и балета имени С.М. Кирова (тогр самого пахана ленинградских коммунистов Кострикова по кликухе «Киров» — любимца самого главного пахана всех советских коммунистов Кобы/Сталина/Джугашвили), награжденный многими орденами «Государства «рабочих» и «крестьян», бывший партнер знаменитой советской балерины Галины Улановой. А теперь активный и отъявленный, пробы ставить негде, предатель Родины, матерый фашистский прихвостень, посдбник немецко-фашистских оккупантов. Или другой такой же отпетый и матерый фашистский прихвостень, предатель Родины и пособник немецко-фашистских оккупантов — знаменитый оперный певец, также народный артист РСФСР, кавалер ордена Ленина и также солист Ленинградского государственного театра оперы и балета Николай Константинович Печковский. Этот фашистский прихвостень вообще вытворял нечто невообразимое — постоянно разъезжал с гастролями по оккупированным территориям СССР. Пользовался, гад, что освобождены они от коммунистов и советской власти. И своими классическими ариями из опер знаменитых русских композиторов постоянно сбивал с толку советский народ, отвлекая его от борьбы не на жизнь, а на смерть с немецко-фашистскими оккупантами. А самих немецко-фашистских захватчиков, приходивших в театры на его концерты, этими самыми исполняемыми им ариями изощренный пособник и фашистский прихвостень, наоборот, вдохновлял на дальнейшую борьбу против Советского Союза. В общем, продлевал, как мог, своим талантом агонию гитлеризма в Европе. Потом этот подлый фашистский прихвостень от заслуженной кары все же не ушел. И остаток своей наймитской жизни он провел в Царстве ГУЛАГа, в советских лагерях. Его даже не расстреляли, а просто сгноили в лагерях — настолько потрясающе гуманно


отнесся к этому подонку и предателю справедливый советский суд.

Вот так вот одни отпетые и матерые фашистские прихвостни, предатели Родины и пособники немецко- фашистских оккупантов — знаменитые оперные певцы и балероны, народные артисты РСФСР, кавалеры ордена Ленина и других прекрасных советских орденов и медалей, солисты Ленинградского государственного театра оперы и балета — ублажали своим низкопробным и пошлым репертуаром, состоявшим из арий и балетных номеров русских классиков оперы и балета, тягу к прекрасному у других отпетых и матерых фашистских прихвостней, предателей Родины и пособников немецко-фашистских оккупантов. Простых жителей территорий СССР, временно освобожденных от советской власти в ходе военных действий между советскими и германскими войсками и их союзниками из различных стран Европы.

Помимо театров в каждом районном центре РГО «ЛОС», а также во многих крупных населенных пунктах были открыты кинотеатры. В частности, в Дмитровске- Орловском кинотеатр был открыт 21 августа 1942 г. В этот день в кинотеатре показывали немецкую комедию «Веселые бродяги», представление которой прошло с полным аншлагом. Да и в дальнейшем кинотеатр в Дмитровске-Орловском никогда не пустовал. Кстати, кинотеатры в райцентрах охотно также посещались и германскими и венгерскими военнослужащими, в случаях, когда там находились прикомандированные на период проведения антипартизанских операций войсковые части вермахта или венгерской армии. Что также резко отличало порядки, установленные в РГО «ЛОС», ото всех других территорий бывшей Российской империи, вышедших во время Второй мировой войны из-под контроля советской власти. В рейхско- миссариатах имелись отдельные кинотеатры для германских военнослужащих, куда вход бывшим советским гражданам был воспрещен. Здесь же и те и другие сидели в одном зале, и это считалось совершенно естественным и ординарным событием.

321

В небольших деревнях РГО «ЛОС» регулярно появлялись передвижные кинобудки, демонстрировавшие


11 Самая запретная книга...


локотьчанам новые и старые европейские фильмы. Кроме того, большое значение придавалось сельским клубам, которые становились «очагами культуры» в сельских населенных пунктах. При клубах открывались читальни, где население могло получить газеты, журналы, книги. Там же проводились беседы и устраивались Окружным и районными отделами агитации и пропаганды открытые дискуссии (газета «Речь» за 11 декабря 1942 г.). .При этом руководитель Окружного отдела агитации и пропаганды С.В. Мосин регулярно организовывал в окружном масштабе и проводил мероприятия, разъяснявшие населению те или иные действия властей. Многочисленные специально назначенные самим Мосиным «районные инструктора по пропаганде» из «преданных и культурных бойцов Народной Армии» регулярно проводили с населением РГО «ЛОС» публичные лекции на темы: «Международное положение», «Германо-советская война», «Германия сегодня», «Евреи и большевизм», «Манифест НСПР», «Задачи самоуправления», «Новая Россия» и т.п. (газеты «Голос Народа» за 31 января 1942 г. и «Речь» за 3 февраля 1943 г.).

Помимо всего этого, клубы играли еще и другую, не менее важную роль. Каждый вечер здесь собиралась молодежь на то, что сегодня называют «дискотекой». Тогда же собравшиеся в основном под гармошку или — реже — под патефон с граммофонными пластинками пели песни, танцевали, общались между собой, играли в различные игры. И тогда пропаганда и агитация идей, проводимых в жизнь руководителями РГО «ЛОС», проводимая среди молодежи специально подготовленными инструкторами из числа тех самых «наиболее преданных и грамотных бойцов Народной Армии», не просто доходила до сердца каждого слушателя — простого молодого сельского паренька или девушки. В этих условиях она охотнее и доходчивее впитывалась ими в свои души, быстро становилась их жизненным кредо. Ведь одно дело проводить пропагандистскую лекцию в «официальной» обстановке, с трибунами, красными скатертями на длинных столах президиума и гранеными графинами с водой. А другое дело, во время вечеринки,


в неформальной беседе между танцами и песнями, — живой разговор с бывалым и опытным бойцом, много прошедшим, много видевшим, много знающим, много читавшим. Эффект от такого разговора в разы больше, чем от любой нудной и не очень нудной лекции с обязательными указками, схемами, диаграммами и колокольчиком председателя президиума.

В тех селах и крупных деревнях, где клубов в силу тех или иных причин не было и в советские времена, новые национальные русские власти обустраивали их заново. Примером может послужить село Глоднево в «столичном» Брасовском районе РГО «ЛОС». Об этом повествуется в книге И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанская республика»: «...в селе Глоднево Брасовского района открытие клуба сопровождалось лекцией «Искусство русского народа», показом артистами из Локотя отдельных сцен из поэмы А Пушкина «Цыгане», художественными номерами Все это закончилось танцами под музыку небольшого оркестра ло- котских артистов». Немного позднее директор клуба в селе Глоднево, помимо устраивания танцевальных вечеров, открыл при клубе три творческих кружка — драматический, струнный и хоровой.

Появился у локотьчан и своеобразный Гимн: «Походная песня». Она впервые была опубликована в войсковой газете Русской Освободительной Народной Армии «Боевой путь» в феврале 1943 г. и сразу стала широко популярна среди простых бойцов РОНА

Не быть нам рабами! На битву с врагами Готовы и ночью и днем. Сквозь тучи и пламя народное знамя Мы твердой рукой понесем.

Дорогой открытой, печалью повитой, В дыму и огне батарей, В походе и битве с одною молитвой О счастье России своей.

ir

Кто верит, кто смеет, в ком кровь пламенеет, Кто гнет и позор не забыл, Те спаяны вместе великою местью За пепел родимых могил.

323

Мы горем платили за то, что любили, За муки отцов и детей. Мы им не простили, позор не забыли Страданьем задушенных дней.

В сплоченных колоннах идут легионы На бой, на великую месть. Несут миллионы на светлых знаменах Свободу народа и честь.


Дорогой открытой, печалью повитой, В дыму и огне батарей, В походе и битве с одною молитвой О счастье России своей.

...Религиозная жизнь в РГО «ЛОС» также начала оживать и расцветать с первых дней освобождения ее территории от власти коммунистов. Люди опять потянулись к спасительной для души каждого человека на земле Вере в Господа нашего Иисуса Христа Вседержителя.

Что, кстати, характерно для территории всей тогдашней Орловщины. Об этом, в частности, свидетельствуется в современном интернет-издании Казанской духовной семинарии, доступном каждому: «JB Курске в марте 1942 г. был воссоздан Свято-Троицкий женский монастырь со 155 насельницами. За недолгую оккупацию Орла немцы успели открыть в нем четыре храма... Большевистские агенты в рясах встречались все-таки редко. Гораздо чаще люди демонстрировали желание отстраниться от происходящего и начинали налаживать мирную жизнь... Особенно это чувствовалось в Брянске, где при немцах было открыто 12 храмов. Интенсивное восстановление церквей охватило и всю Брянскую область. «Находилась» спрятанная при большевиках богослужебная утварь, иконы, облачение. «Появлялись» и люди, способные петь и читать в церк- в^.(вьщелено. — СВ.)>>.

Повсеместно на территории РГО «ЛОС», как уже только что упоминалось выше, тут же начались ремонтироваться церкви самим населением, добровольно, за счет собственных средств и возможностей. Позже руководитель РГО «ЛОС» Б. Каминский подкрепил эту деятельность специальным приказом № 71 от 28 сентября 1942 г. «О восстановлении и ремонте церквей и храмов за счет пожертвований населения», вменив проведение этих работ в обязанности церковных старост и волостных старшин (РГАСПИ. Ф. 69. On. 1.Д. 1143. Л. 120).

10 августа 1942 г. протоиерей Александр Куте-

пов освятил престол в Дмитровск-Орловском храме в честь Святых Равноапостольных Константина и Елены. Больше известном среди дмитровчан как Старый собор, построенный некогда по указу Дмитрия Кантемира на высоком западном берегу реки Обще- рица. При коммунистах в храме размещалась бондарная мастерская, а украшение и фрески храма XVII века были безжалостно сбиты и уничтожены. Весь же храм был, разумеется, полностью разграблен. Теперь же, через две с небольшим недели после первого богослужения, уже 29 августа 1942 г. на одну из глав храма был водружен крест и произведено полное освящение всего храма. Все работы по восстановлению Старого собора проводились самими горожанами под руководством избранного ими церковного старосты П.Г. Ко- ролькова. Обо всем этом писали газеты Орловская «Речь» 23 августа 1942 г. и «Дмитровская газета» 29 августа 1942 г. Г~


Также на территории РГО «ЛОС» населением была возобновлена старая русская традиция: в честь тех или иных православных праздников, а также по тем или иным причинам проводить Крестные ходы. И теперь население тех или иных районов РГО «ЛОС» стало совершать их или в честь престольных праздников, или в связи с засухой, болезнями и т.д. К примеру, 2 сентября 1942 г. в Севске состоялся Крестный ход с иконой Курской коренной Божией Матери. На этот Крестный ход вышли тогда многие и многие тысячи людей — жители Севска и ближайших деревень, приезжие из других мест. Вдоль улиц, по которым проходил Крестный ход, местные жители расставили столы с сосудами для освящения воды, которую священник освящал при прохождении по улицам и произнесении молитв. Обо всем этом позже было написано в газете «Севский листок», номер за 8 сентября 1942 г.

Обладал Каминский и таким качеством, как веротерпимость, разрешив и не препятствуя осуществлению богослужений на территории РГО «ЛОС» религиозным общинам баптистов и евангельских христиан. Тут, наверное, все-таки сказались папа-поляк и мама-немка Каминского. Также на территории РГО «ЛОС» существовала крупная община православных христиан-старообрядцев.

Но все-таки наиболее значимой, по сути, ведущей конфессией на Локотыцине была Русская Катакомб- ная Церковь Истинно Православных Христиан. По данным ИПХ, с началом войны и рождением Русского государственного образования, катакомбные священники, не все, далеко не все, но стали выходить понемногу из глубокого подполья. Они открывали храмы, при которых образовывались приходы истинно православных христиан.

Катакомбные священники и монашествующие стали окормлять духовно различные части Народной Армии. Появилась у РОНА и войсковая икона, ставшая духовной защитницей войска. Это была Чудотворная Смоленская Икона Божией Матери Путеводительницы («Одигитрия»). Надо отметить, что эта икона прошла с РОНА весь крестный путь армии во время войны. Она была в Белоруссии, в Полоцко-Лепельских болотах. Там, на Лепелыцине, икона и осталась вместе с оставшимися там катакомбниками, не пожелавшими покидать России. Не затерялась она и после гибели Каминского и расформирования РОНА. Долгое время Чудотворная Смоленская Икона Божией Матери «Одигитрия» была в тайном месте в тех местах. Ныне она пребывает в тайном месте у священствующих и монашествующих катакомбников истинно православных христиан на территории России. Монашествующие перевозят ее по приходам истинно православных христиан, и Икона продолжает окормлять верующих и давать им силы на дальнейшее служение во имя Родины, России...


В отличие от Чудотворной Смоленской Иконы Божией Матери Путеводительницы («Одигитрия») Чудотворная Тихвинская Икона Божией Матери, окорм- лявшая Русскую Освободительную Армию и вывезенная вместе с добровольцами из восточных батальонов на

Запад, так и осталась пока там, на Западе. По утверждениям катакомбников из числа монашествующих, в Россию в 2006 г., в Тихвинский монастырь, верггулась не сама Икона, а только лишь ее список...

Юридически приходы РГО «ЛОС» принадлежали к Смоленской и Брянской епархии Белорусской Православной церкви, руководимой епископом Смоленским и Брянским Стефаном (Семеном Иосифовичем Севбо). Епископ Стефан только в 1940 г. был выпущен германскими властями из тюрьмы в бывшей Польше. Куда он был посажен польскими властями еще в далеком 1924 г. за свой отказ признать автокефалию Польской Православной Церкви. Позднее, после окончания Второй мировой войны, в 1946 г., епископ Стефан вошел в юрисдикцию Русской Православной Церкви за рубежом — РПЦЗ и был назначен архиепископом Венским и Австрийским. С тех пор епископ Стефан проживал в городе Зальцбурге, где и скончался 25 января 19б5 г. в возрасте 93 лет.

Глава 14

БУРНОЕ РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

...Особое внимание в РГО «ЛОС» уделялось подрастающему поколению — детям. Руководитель Русского государственного образования Б. Каминский по мере становления системы образования последовательно выпустил несколько приказов, которыми обязывал обеспечить сначала всеобщее обязательное начальное образование, затем — неполное среднее образование в объеме 7 классов. Этими приказами как начальное, так и среднее образование в объеме 7 классов средней школы было объявлено всеобщим, обязательным и бесплатным. При этом старостам сел и деревень вменялось в обязанность организовать и обеспечивать подвоз детей в школы и обратно за счет средств сельских общин. А если где-либо дети жили на расстоянии более чем 3 километра от школы, то для таких детей сельские старосты обязаны были организовать и в дальнейшем содержать при школах за счет сел и деревень специальные бесплатные интернаты с обслуживающим персоналом (сторожем-истопником, уборщицей, поварихой, учителем-воспитателем). Здесь надо обязательно отметить то, что нигде более на территориях бывшей Российской империи, освобожденных в ходе военных действий между Красной и Германской армиями от советской власти, такого феномена не наблюдалось.


А. Я. Флатме и М. И. Добротворский

РОДНОЙ язык

II

-УЧЕБНИК РУССКОГО ЯЗЫКА ДЛЯ НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ

ВТОРОЙ ГОД ОБУЧЕНИЯ

РИСУНКИ ХУДОЖНИЦЫ Т. А. КАЧАЛОВОЙ ОБЛОЖКА ХУДОЖНИКА В. М БУША

1942 г.

Издательство „Н о в о е время"

Титульный лист учебника по Родному языку второго года обучения, по которому обучали детей в Русском государственном образовании «Локотское Окружное Самоуправление»

За местными чиновниками в РГО «ЛОС» постоянно приглядывали «уполномоченные по вопросам народного образования», назначавшиеся лично Каминским. Подчинялись и отчитывались эти Уполномоченные ему лично. Это также свидетельствует о том, что Каминский вопросы народного образования держал на личном контроле.

Вопрос — зачем? Зачем холую и прихвостню заботиться о воспитании подрастающего поколения? Соловушки красноперые, ну-ка, посвистите что-то умное и политически (с точки зрения советской власти) правильное...

С началом учебного 1942/43 года Каминский издал приказ по РГО «ЛОС» № 45 от 11.09.42 г. об обязательном обучении в объеме начальной школы —

4 классов. Он приведен в приложениях к настоящей книге, и нет особой нужды описывать его подробно. Укажу лишь, что в этом приказе, помимо установки на обязательное образование детей РГО «ЛОС» в объеме 4 классов, делался также особый упор еще и на обязательность посещения детьми школ. Параграф 3 приказа гласил: «Привлекать к материальной ответственности в виде денежного штрафа до 500 рублей всех лиц, которые будут задерживать детей дома без уважительных причин в дни учебных занятий.

Уважительными причинами необходимо считать:

а. болезнь учащихся, подтверждаемая справкой врача и

б. стихийное бедствие».

Уже через полтора месяца, 28 октября 1942 г., руководитель РГО «ЛОС» издал приказ за № 108 «Об обязательном обучении детей». В этом приказе предусматривалось всеобщее обязательное неполное среднее образование в объеме 7 классов. Штраф в 500 рублей для нерадивых родителей оставался в силе, но теперь в приказе, с учетом печальной действительности, был помещен еще один параграф. Он гласил: «Данный приказ не распространяется на те селения, которые являются передовыми позициями на фронтах борьбы с партизанщиной, а также на те населенные пункты, где школьные здания заняты воинскими частями или уничтожены в ходе военных действий». К сожалению, Дмитрий Васильевич Емлютин, «Бряныч», «Комендант «Зеленого Бастиона», вносил свои кровавые коррективы в жизнь Русского государственного образования. Так что рисковать жизнями малых детишек Бронислав Каминский в этих условиях отнюдь не собирался.


В приказе деревенским и сельским старостам предписывалось организовать подвоз детей в школы и обеспечить посещаемость ими школ. А также оборудовать и содержать при школах интернаты для детей, проживающих на удаленности свыше 3 километров от школ. Об этом поведала газета «Голос Народа» в номере за 5 ноября 1942 г.

Уже 3 декабря 1942 г. в развитие предыдущего приказа Каминский издал новый приказ за № 155, предусматривающий теперь уже уголовную ответственность для тех, кто «послеуплаты штрафа будет удерживать

Обложка учебника по Родному языку первого года обучения, по которому обучали детей в Русском государственном образовании «Локотское Окружное Самоуправление»


Задача 2.

Спишите:


Л1шшш ЩиьФмь JlfjiwwnM. Уштт Зкште&ил Зтсм.

Имя, отчество и фамилия пишутся с большой буквы.

Задача 3.

Спишите и вместо трёх точек напишите подходящие имена из столбика рядом.


Учительницу зовут . Учителя зовут......

Соседку зовут

Соседа зовут

Иван Фёдорович Алексей Петрович Лидия Павловна Елена Николаевна


Дружба.

Кира Андреев и Миша Кузнецов учились в одном классе. Они были друзьями. Наступили морозные дни. Заметил учитель, что в классе каждый день одного из друзей недостаёт. Кира в классе сидит — Миши нет, а когда Миша в классе, Киры нет.

Спросил учитель Мишу:

— Почему вы с Кирой через день холите?

А Миша говорит:

53

Одна из страниц учебника по Родному языку, по которому обучали детей в Русском государственном образовании «Локотское Окружное Самоуправление»

детей от школы». Такая же уголовная ответственность грозила и чиновникам всех уровней за необеспечение посещаемости детьми школ.

И все это в условиях войны и постоянных террористических налетов диверсантов-партизан из НКВД на все элементы инфраструктуры РГО «ЛОС».


На приказ № 155 от 03.12.42 г. надо обратить особое внимание. Потому что он не только обеспечивал реальные возможности для всеобщего среднего образования, но и принуждал всех к обязательному исполнению требований всеобщего среднего образования. Такого в России — ни до Каминского, ни после Великой Победы советского народа — НЕ БЫЛО! Одна только эта мера Каминского заслуживает отдельного научного исторического исследования, достойного отдельной серьезной и объемной книги.

...Только на одни эти цели, на обеспечение решения только одной этой задачи, постоянно, каждодневно отвлекались огромные силы, средства, материальные ресурсы — ведь учились в Русском государственном образовании многие десятки тысяч детей, а школ были многие сотни! И на все эти многие десятки тысяч детей нужно было найти и обеспечить тысячи подвод и саней с лошадьми, с возницами и вооруженной охраной, которой также нужны были подводы или сани и возницы! А на все эти многие сотни школ нужно было отвлечь огромное количество стройматериалов на постройку интернатов. А также огромное количество дров зимой на отопление этих школ и интернатов. А также немалое количество людей, лошадей, телег — на обеспечение школ этими дровами, на работу в этих школах! И всех этих людей надо было не только найти и организовать, но и платить им зарплату, чтобы они могли прокормиться сами и прокормить свои семьи! И все это в условиях жесточайшей террористической войны, партизанских налетов. К тому же еще и в условиях дефицита всего и вся!

Причем не только обеспечивалось на должном уровне содержание уже существующих школ, но строились и новые, как, например, в деревне Лукино Бородинской волости Дмитровск-Орловского района РГО «ЛОС».

И что поражает здесь более всего — и ведь находили яа это необходимые силы и средства в РГО «ЛОС» во время войны и в условиях ведения на этой территории военных действий! Обязательно вспомните при этом про от 40 до 60 боев на территории РГО «ЛОС» в месяц ежемесячно на протяжении всего периода его существования!


И людей находили, и средства находили, и еду для этих людей и для детей в интернатах находили фашистские прихвостни, пособники немецко-фашистских оккупантов и «предатели родины» Каминский и его помощники и соратники! Все находили! И не голодал простой русский народ Локотыцины в условиях войны, в условиях постоянных боевых действий, постоянных партизанских налетов, постоянной нехватки всего и вся! Не набрасывался на других жителей Локотыцины с целью убить их и сожрать, как в это же самое время это самое делали повсеместно советские люди на всех без исклточения неоккупированных территориях Советского Союза. На территориях, оставшихся под властью настоящих советских патриотов, пламенных коммунистов ленинцев-сталинцев, «верных советской родине», а еще пуще — делу Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина. Верных до последнего патрона, до истребления последнего своего соотечественника светлой идее построения коммунизма во всем мире — от атолла Капингамаранги на востоке до вулкана Попокакатепетль — на западе...

...О том внимании, которое уделялось в РГО «ЛОС» вопросам образования подрастающего поколения, говорит еще и вот такой вот факт. Зарплата опытных, со стажем, учителей в школах Локотьщины, как уже упоминалось здесь выше, была равна зарплате командиров крупных подразделений РОНА

Еще раз отметим — это еще один феномен (Господи, сколько мы их уже наотмечали!).

В целом зарплата таких учителей зачастую доходила До 500 рублей в месяц! Это была очень хорошая зарплата. Причем здесь надо обязательно учитывать, что все это — не считая помощи учителям дровами в зимний период, кстати, также бесплатными. Которые, опять-таки, бесплатно подвозились им уже распилен-

ОГЛАВЛЕНИЕ.

Стр.

L

В родных полях. И. Бунин. 5

Летом. И. Греков. ... 6

Летнее утро. И. Тургенев. 6

Летний вечер. И. Гончаров. 7

Вечер. С. Дрожжин. . . 7

В сентябре. И. Тургенев. 8

Осень. А. Толстой. ... 9 8L Осенью. А. Майков. . . 9

Осень. А. Пушкин 9

Осень в деревне. Д. Гри

горович 10

Зимний вечер. А. Пушкин. 10

• * * А. Фет И

Мороз-воевода. Н. Некрасов ... 11

Ночевка в лесу. П. Мель-

ников-Печерский . ... 13

Жавороночки. Нар. песня. 15

Мартовская капель. Ив.

Шмелев 16

Жаворонок. В. Жуковский. 17

Весна наступила. М. Бог

данов, 17

На лугу. А Блок 19

На волю. Из рассказа

К. Баранцевича. .... 20

В мае. И. Бунин 23

Весенняя гроза. Ф. Тютчев. 23

Песня пахаря. А. Кольцов. 24

Песня косаря. А. Кольцов. 25

Крестьянская работа.

К. Ушинский 26

II.

Материнская любовь.

И. Тургенев 27

Убитая птичка. Д. Кай-

городов 28

Приемыш. Д. Мамин-Сиби

ряк 30

Осел и соловей. Басня

И. Крылова 32

30 Лягушка-путешественница.

В. Гаршин 33

Лисица и виноград. Басня

И. Крылова. 38

Олененок. Д. Мамин-Си-

биряк. 39

Белолобый. А Чехов, . . 42

Волк и журавль. И. Крылов. 48

Медведко. Д. Мамин-Си

биряк. ♦ 49

У слонов. Ив. Шмелев.

Слон и моська. И. Крылов


Детство. И. Суриков. .

Колыбельная. А, Майков.

Река стала. Д. Мамин-Си

биряк

Из дней юности Шлагет-

тера. Ф. Курфес. . .

Экскурсия герм, молодежи.

Г. Вольф

Прыжок. Л. Толстой. .

Наши друзья. Ив. Шмелез

• • • Водовозов. . .

Писатель за работой.

Куприн. . . . ; .

Из сказки. А. Пушкин. .

Как аукнется... В. Даля.

Сигнал. В. Гаршин. .


Рулевой

• • • H. Некрасов.


Зачин. Из нар. былин. .

Исцеленье Ильи Муромца.

Народная былина. . .

Благословенье. Из нар.

былины

Илья Муромец. Народная

былина. . *. . . .

Единоборство. В. Сиповский.

Придворный учитель.

О. Ключевский. . . .

Кто он? А. Майков. .

Ради науки. К. Полевой. .

Колыбельная песня.

М. - Лермонтов

Древняя столица. К. Акса

ков

V.

Под Рождество. Ив. Шмелев

Легенда о елке. Д. Мереж

ковский

На масленице, Ив. Шмелев.

На Страстной неделе.

А. Чехов

Пасха. А. Ремизов. . . .

Троицын день. Ив. Шмелев.

Родина. H. Некрасов. . .


Содержание учебника для чтения по Родному языку, по которому обучали детей в Русском государственном образовании «Локотское Окружное Самоуправление»

ными. И сверх этого, не считая бесплатного выделения земли под огороды.

По уровню зарплаты учителя принадлежали к одним из наиболее высокооплачиваемых категорий населен™ РГО «ЛОС». И были своего рода интеллектуальной элитой Русского государственного образования. Для сравнения ниже приведены зарплаты различных категорий служащих и рабочих в РГО «ЛОС». Сведения эти хранятся в ГЛБО (Ф. 2608. On. 1. Д. 20. Л. 161. Л. 219):

бургомистр района, заместитель бургомистра — 1000 руб.,

следова?пель — 700 руб.,

судебный исполнитель, заведующий складом, машинист паровой мельницы — 400 руб.,

делопроизводитель полиции — 300 руб.,

полицейский волости, конюх волостного управления — 250 руб.,

сторож, сторож-истопник — 200 руб.,

уборщица — 150 руб.

...Резюмируя вышеприведенные факты, можно со всеми основаниями смело утверждать: учителя у фашистских прихвостней, предателей родины не бедствовали. И в торговки на рынки к азербайджанцам и прочим иностранным гражданам сомнительной «тюрко-монголоидо-кавказской» национальности перейти не то что не стремились — даже и в голову им это не приходило. Хотя бы потому, что на рынках сельскохозяйственной продукции в РГО «ЛОС» торговали только производители этой самой продукции из числа местных жителей. А не перекупщики с характерной неопрятной внешностью, намеренно исковерканным, каким-то глумливым произношением русских слов и фраз и откровенно нагло-презрительным отношением к исконному населению Матушки России.


И ничего, хорошо при этом сами русские сельчане торговали, сноровисто, умело, весело — и без обсчетов- обвесов всяких... И самодовольно-презрительных словосочетаний типа «памыдоры-мамыдоры», «шашлыки- машлыки», лениво и сыто цедящихся «сквозь губу», на рынках слышно не было...

.Причем самое интересное здесь то, что учителям не вменялось в обязанность придерживаться в своем обучении какой-либо определенной идеологии. От них не требовалось петь «Осанну» Гитлеру или хотя бы тому же Каминскому Единственная рекомендация, повторяю, рекомендация, а не требование, — придерживаться самим и требовать от детей соблюдения норм христианской морали. И больше воспитывать детей на светлых образах русских мыслителей и выдающихся русских, опять же, деятелей прошлого. А требования к учителям? В газете «Голос Народа», в номере от 20 ноября 1942 г., так писалось о предъявляемых требованиях к учителям: «Воспитатели должны быть людьми культурными, любить детей и уметь их хорошо воспитыватьперсонал должен быть трудолюбивым, морально и физически чистоплотным».

Это что — проявление предательства Родины, России? Пособничество проклятым немецко-фашистским оккупантам?. Если да, то в чем же оно проявляется? Это что тогда получается — изучать Пушкина, Бунина, Майкова, Тургенева, Толстого, Мамина-Сибиряка, Шмелева, Некрасова означает быть немецким холуем и прихвостнем и пособничать немецко-фашистским оккупантам?.

...А ведь по мнению истинных советских патриотов, партизан-емлютинцев, все это — самое что ни на есть проявление предательства родины и пособничество немецко-фашистским оккупантам:!

Надо честно признать: учебники, выпускавшиеся на оккупированных территориях, по которым обучали детишек в РГО «ЛОС», если что-то и воспитывали у учеников, то только чувство глубокого русского национального патриотизма. Да, там не было ни одного упоминания о «дедушке Ленине» и Ьрочем коммунистическом паноптикуме. Но воспевались русские просторы, русская природа, русские национальные, в первую очередь православные, религиозные праздники. И воспевались они в учебниках языком В. Жуковского, А Толстого, И. Бунина, И. Тургенева, И. Гончарова, А Майкова, А Пушкина, А. Фета, Н. Некрасова, П. Мельникова-Печерского, И. Шмелева, А. Блока, Ф. Тютчева, М. Кольцова, К Ушинского, Д. Мамина-


Сибиряка, В. Гаршина, И. Крылова, А. Чехова, Л. Толстого, В. Даля, В. Ключевского, М. Лермонтова, К Аксакова, А. Ремизова, К Полевого, Д Григоровича.

Здесь показаны обложки учебников по родному языку для первого -и второго годов обучения. Они издавались на оккупированных территориях СССР немецко- фашистскими прихвостнями и пособниками немецко- фашистских оккупантов из числа бывших советских граждан. Издавались для детишек местного населения. Чему учили по этому самому учебнику учителя (тоже, разумеется, немецко-фашистские прихвостни и активные пособники немецко-фашистских оккупантов, все сплошь, как один, — предатели родины) своих маленьких учеников — ясно можно видеть по их оглавлению и содержанию.

Также приведено оглавление хранящегося в РГАСПИ (Ф. 69. On. 1.Д. 1155) учебника родного языка для третьего года обучения. Обратите внимание, среди шестидесяти восьми помещенных в учебнике рассказов, стихов, былин, повестей, сказок только две имеют какое-то отношение к Германии вообще, а также к дню сегодняшнему и к нацистской Германии. Это — «Из дней юности Шлагеттера» Ф. Курфеса и «Экскурсия германской молодежи» Г. Вольфа.

2 из 68!

Все остальное — прекрасные произведения прекрасных русских писателей и поэтов, заслуженно составляющих и поныне гордость русской литературы и искусства!

...Уже к 1 сентября 1942 г., началу нового учебного 1942/43 года, на территории РГО «ЛОС» было открыто и функционировало 345 школ (в том числе 10 средних). В которых работало 1338 человек только педагогического персонала (а с техническим персоналом, по самым скромным подсчетам, — до 10 ООО человек). Всего в этих школах в этот учебный год пошло учиться 43 422 учащихся (газета «Голос Народа» за 5 ноября 1942 г). Кстати, та же газета «Голос Народа» в номере за 10 октября того же 1942 г. свидетельствует, что в Суземском районе на октябрь месяц было всего 7 школ с общим небольшим количеством учащихся относительно других районов РГО «ЛОС». Так это и понятно — в Суземских лесах вовсю парни «Бряныча» орудовали, «Коменданта «Зеленого Бастиона», Дмитрия Васильевича Емлютина собственной персоной.


...18 марта 1942 г. в Севске в дополнение к уже работавшему там педагогическому училищу открылось также и ремесленное училище на 70 учащихся (всего 3 слесарных класса).

Помимо этого, во всех средних школах и большом количестве неполных средних и начальных школ РГО «ЛОС» функционировали различные курсы для подготовки агрономов. Почти во всех школах работали многочисленные кружки. Всего функционировало несколько таких краткосрочных курсов для подготовки агрономов и педагогическое училище (2 первых, 2 вторых, 3 третьих класса) с 228 учащимися и отличной библиотекой (газета «Голос Народа» за 20 декабря 1942 г. РГАСПИ Ф. 69. On. 1.Д. 1143. Л. 170).

„О важности всеобщего охвата детишек РГО «ЛОС» системой обучения в школах говорит и то, что меры наказания в приказе Каминского были не просто словами. А неизменно с жесткостью, граничащей с жестокостью, проводились в жизнь, о чем наглядно свидетельствует хранящийся в ГАБО (Ф. 2608. On. 1. Д. 20. Л. 24) приказ бургомистра Брасовского района РГО «ЛОС» МИ. Морозова (он в то время одновременно исполнял и обязанности волостного старшины Брасов- ской волости, так что приказ этот был по Брасовской волости, а не по Брасовскому району) № 36 от 12 декабря 1942 г.

Этим приказом штрафом в 500 рублей были подвергнуты сразу 45 нерадивых родителей, не пускавших своих «митрофанушек» в школу. Среди этих оштрафованных было:

по деревне Сныткино — 17 семей,

по поселку Панькино — 3 семьи,

по поселку Лукинов — 1 семья,

по поселку Скоморошка — 5 семей,

по поселку Николаевский — 9 семей,

по поселку Рассошка — 6 семей,

по селу Брасово — 4 семьи.

...Кстати, надо отметить здесь и недостатки, которые имелись в деле народного просвещения на территории

РГО «ЛОС». О них писали И. Ермолов и С. Дробязко в своей книге «Антипартизанская республика». Так, в Дмитриев-Льговском районе, считавшемся в РГО «ЛОС» «возрожденным» (был, оказывается, и такой специальный термин в РГО «ЛОС» для обозначения степени развития того или иного района!), 22 школы начали учебный 1942/43 год с опозданием.


Причем опоздание это было вызвано вполне субъективными причинами, как сейчас говорят, по вине «человеческого фактора» — затянувшимся из-за нераспорядительности сельских старост ремонтом школьных зданий. В этом же районе в деревнях Буцинов- ка, Богословка, Жеденевка школьные здания были и вовсе снесены.

А в селе Лубянки Дмитровск-Орловского района РГО «ЛОС» здание школы было вообще растащено самими.же местными жителями по бревнышку. Видимо, советское начало, родившее печально известный термин «скоммуниздить», уже прочно поселилось в душах жителей села Лубянки. Как будто специально одноименного со зловещей московской чекистско-ка- гэбэшной «Лубянкой».

Также в Дмитровск-Орловском районе, в селе Трубочино, расположенном вблизи самого райцентра, города Дмитровск-Орловский, топливо для школы было не заготовлено, окна не застеклены, помещения не убраны. Такое впечатление создается при прочтении этих строк, что директор этой школы Молокова была настоящей советской патриоткой и борцом с немецко-фашистскими прихвостнями. И боролась с продажными сволочами и немецко-фашистскими пособниками, как могла. Потому что с наступлением холодов 15 из 65 учеников школы, видимо очень сильно простудившись, в свою «alma mater» ходить перестали вовсе. А остальные же ходили туда только от случая к случаю.

Подытоживая сказанное, надо отметить, что, несмотря на неплохой охват детей в РГО «ЛОС» системой народного образования, это был не предел. На следующий 1943/44 учебный год, весной 1943 г., Каминским перед своими подчиненными была поставлена задача удвоить количество учащихся в школах! И увеличить в полтора раза количество самих школ, отстроив новые взамен уничтоженных как в ходе «текущих» боевых действий, так еще и в период отступления Красной Армии осенью 1941 г. Ну и, разумеется, в результате последующих действий народных мстителей — советских патриотов в погонах НКВД.

Ведь для народных мстителей нормально работающие школы в РГО «ЛОС» постоянно представляли одну из главных мишеней. И одну из лакомых целей.


Почему?

Охрана — слабая, но, спалив школу и выбив учителей, можно отчитаться в «Центр», «на Большую землю», что еще одно фашистское учреждение, «бандитское гнездо» ликвидировали! Ребятишки не должны обучаться у фашистских пособников ничему. Никоим образом и ни в коем случае. Лучше пусть они все идут в партизаны. Они, 13-, 14-, 15-летние дети, должны убивать, и убивать как можно больше немецко-фашистских оккупантов и фашистских прихвостней с фашистскими пособниками\ И умирать, еще толком и не поняв, а зачем ты вообще появился на этот огромный и непонятный свет? Во «Славу Советской Родины», «Славу Коммунистической партии большевиков-ленинцев- сталинцев»? Во славу восранцев-высевков?

Глава 15

ОРГАНИЗАЦИЯ ДОБРОВОЛЬНОЙ ЗИМНЕЙ ПОМОЩИ НАСЕЛЕНИЮ

...Также в РГО «ЛОС» имело место еще одно проявление высокого гражданского самосознания и чувств самопожертвования местных жителей. Пусть даже сначала и инициированное руководством, и быстро поддержанное самим Каминским. Это — работа по организации добровольной зимней помощи «„населению, пострадавшему от действий советской власти, войны и партизан».

Сначала была передовая статья в газете «Голос Народа» № 25 от 21 октября 1942 г. «Успешно прове-

СБОР ЗИМНЕЙ ПОМОЩИ

По поселку КОМАРИЧЙ на 10 холст крестьянский — 6,5 метров, ноября в фонд зимней помощн соб- кружки — 1 шт., ложки % — шт., равы следующие вещи: тарелки — 5 штук.

Рубашки верхние - 10 шт., ру- ПО КРУПЕЦКОЙ ВОЛОСТИ, Бра-

башки нательные — в шт., «альсо- совского района, за первые дни

яы — 7 шт., мануфактуры—2 мет- кампании собрано в фонд зимней

ра, портянок — 11 пар, платки цомощи:

головные—3щт., платки носовые— картофеля—720 кг., ржи-20кг.,

10 шт., наволочки — 1 шт.. ру- белья—8 пар.

кавицы и перчатки.-4пары, нос- ПО ГЛ0ДНЕВСК0Й ВОЛОСТИ,

ка я чулки — 2 пары, шапки теп- Брасовского района, собрано:


лые — 2 шт., фуражки — 3 шт., ржи—150 кг., картофеля—15 пу-

полотевца — 20 шт.* майки—4 Шт., дов.

Объявление в газете «Голос Народа» о ходе кампании по сбору зимней помощи на Локотыцине

дем сбор зимней помощи». Обычно передовицы

в газете «Голос Народа», которые, как правило, не подписывались, писал или главный редактор газеты Н.Ф. Вощило, или же сам Обер-бургомистр и комбриг Б.В. Каминский. Скорее всего, эту передовицу написал все-таки Николай Вощило. В то же время идеи, высказанные в передовице от 21 октября 1942 г., настолько пришлись по душе Каминскому, что уже 23 октября 1942 г. он выпустил приказ № 102 по РГО «ЛОС» «Об организации зимней помощи».

В приказе, приведенном в приложениях, четко и подробно расписаны все действия и ответственные от властей за обеспечение проведения этого важного и ответственного мероприятия. В частности, в п. 1 приказа значилось:«Для проведения вышеупомянутой кампании организовать при Окружном Самоуправлении Комитет в составе: Начальника Окружного Отдела Агитации и Пропаганды господина Мосина СВ. (председатель), Редактора окружной газеты «Голос Народа» господина Вощило Н.Ф. и Начальника Штаба Бригады Милиции капитана Шавыкина».

Такие же комитеты обязывалось организовать также и в районах и волостях РГО «ЛОС». При этом особо подчеркивалось, что «Работа Комитета и уполномоченных проводится без вознаграждения за труд».

Работа по организации административного аппарата, обеспечивавшего бы проведение данной кампании, была проведена в считаные дни. Причем здесь сразу обращают на себя внимание три момента:

Первый. Вся эта кампания проводилась в районах, где уже больше года велись военные действия. Война, докатившаяся сюда к сентябрю 1941 г., прошедшая девятым валом отступления Красной Армии, не ушла потом никуда и не растворилась бесследно в брянских лесах. Нет, она продолжилась черными дымными пожарами партизанских налетов и ответных противопар- тизанских операций. Сожженными домами и усадьбами семей народоармейцев, полицейских, самоохранников, чиновников и работников РГО «ЛОС».


А то и просто мирных жителей, отказавшихся вступать в ряды народных мстителей и советских патриотов. И такими же сожженными домами и усадьбами партизанских деревень и сел, которые приходилось сжигать народоармейцам в глубине массива Брянского леса. Для того чтобы лишить партизан баз в «предполье» Брянского леса, этих самых «аэродромов подскока», и загнать их подальше в глубь лесных чащоб. Туда, к диким болотистым малонаселенным берегам реки Десны.

Домов и усадеб мирных жителей, сгоревших в ходе ожесточенных боев народоармейцев с партизанами. Земля, на которой проводилась эта кампания, была не только обездоленной жестокой войной. Она продолжала чуть ли не каждый день обездоливаться все больше и больше.

Второй. Безвозмездность труда чиновников, которые были задействованы Каминским в этой кампании (выше уже приведен конкретный пункт этого приказа) при одновременной строгой их ответственности за честное проведение кампании.

Третий. Подчеркнуто добровольный характер этой кампании. Пункт 4-й приказа Каминского подчеркивал: «...Сбор производить исключительно на добровольных началах».

Тут надо обязательно обратить внимание вот еще на какое обстоятельство — Каминский, в отличие от советских партфункционеров, никогда не издавал дву- смысленнъюс и лицемерных приказов. Все без исключения приказы Каминского — не «пиар-проекты», а сугубо практичные и прагматичные документы. В его приказах никогда не было двойного смысла: «белое» всегда было «белым», а «черное» — «черным». Никакой советской казуистики, никакого коммунистического словоблудия. Когда обязательно надо читать не только и не столько строки, но в первую очередь между строк.

...Начавшаяся кампания по организации добровольной зимней помощи сразу же проявила именно добровольность действий локотьчан.

...Не секрет, что в Советском Союзе вплоть до самых последних дней существования этой уродливой и нежизнеспособной государственной формации также были широко распространены самые различные «добровольные» кампании. В войну 1941 — 1945 гг. это были кампании по покупке билетов Государственного займа, по отчислению части зарплаты в Фонд Победы, на «покупку» эскадрилий самолетов и танковых колонн.


Ниже некоторые из этих кампаний будут разобраны более подробно, и читателю сразу станет понятно, почему здесь слова добровольные и покупку выделены и заключены в кавычки. Пока можно только кратко резюмировать, что добровольными они являлись только на словах. Людям, как обычно в «Государстве «рабочих» и «крестьян», местными партийными органами и партийными руководителями спускались соответствующие разнарядки. В которых четко и недвусмысленно указывалось, сколько «добровольно» надо отчислить от зарплаты. И все советские жители покорно шли в день зарплаты отчислять эти «спущенные сверху» суммы денег. Зачастую вытирая при этом горькие голодные слезы...

...Что касается одной из таких «добровольных» кампаний — подписки на Государственный заем...

...Отец автора книги очень долгое время служил в Москве, в пресловутых «Органах». А с 1940 г. и по середину пятидесятых годов — непосредственно в аппарате МУРа на знаменитой Петровке, 38. Так вот он рассказывал, как у них в МУРе во время войны подписывались «добровольно» на Государственный заем сотрудники МУРа. Это зловещее действо затевалось обычно в дни получки. Для этого специально собиралось общее собрание работников аппарата МУРа. Все, как положено, — с Президиумом из руководства МУРа и партийных муровских чинуш за покрытым красной бархатной скатертью длинным столом на сцене в актовом зале. С длинной и нудной речью секретаря парторганизации МУРа о необходимости и «политической» важности данного мероприятия, с громкими и трескучими фразами, пересыпанными чуть ли не через каждое слово упоминаниями про товарища Сталина, с многочисленными хвалебными приставками. И чуть реже про товарища Берия, уже с менее обильными превосходными эпитетами. А затем начиналось само «аутодафэ», пардон, добровольное жертвоприношение кровных денег на алтарь Победы.

На сцену к трибуне поодиночке вызывались все без исключения, работники аппарата МУРа, согнанные как раз для этой цели в актовый зал. И каждый должен был самолично и громогласно объявить всему залу, на какую часть оклада он совершенно добровольно подписывается.


Перед совещанием партийными активистами была тихонечко распространена негласная директива местного партийного начальства: подписываться самое малое на половину должностного оклада. Меньше ни- ни — будет «политически неправильно». Так как многие работники аппарата были семейными, а то и многосемейными, то их оклада должностного едва хватало только на то, чтобы без голода кое-как сводить концы с концами. Поэтому страшная сумма в половину оклада, озвученная очередным партийным «барбосиком»-партгрупоргом (партийным групповым организатором) в курилках или кабинетах, означала для них только одно: крайнюю нищету и в прямом смысле этих слов голодное существование минимум в течение месяца.

Но отказаться было нельзя, так как отказ в тех условиях означал только одно: человек становился в глазах партийного аппарата МУРа врагом. Врагом, которого оставалось только разоблачить. Тем более что он этим поступком и так, по сути, саморазоблачался, оставалось только оформить все это саморазоблачение в виде соответствующих бумаг.

А дальше — дело техники.

Давно отработанная и действующая уже на полном «автомате» хорошо налаженная процедура, не дающая сбоя и не оставлявшая никаких альтернатив, вариантов, выходов. Статья 58 с одним из ее многочисленных пунктов и подпунктов — скорый суд пресловутой «тройки» — «ОСО» — колымские лагеря. А то и пуля в затылок тут же, внизу, в подвалах внутренней тюрьмы Петровки, 38. А оставшимся в живых сотрудникам МУРа только и оставалось, как старательно зачеркивать чернильным карандашом лицо несчастного на групповых фотоснимках сотрудников. Чтобы даже память о враге народа, и ту вычеркнуть из жизни. И не дай бог, не зачеркнешь, не вымараешь лица на фотоснимке! Обнаружат у тебя невзначай такой вот «незачеркнутый» снимок, и еще, считай, одного врага народа разоблачили! Сам пойдешь тем же путем!

Сколько таких немых и страшных свидетельств той эпохи осталось у автора книги в старом семейном альбоме с черно-белыми фотографиями.


Вымаранные лица. Зачеркнутые люди...

...И вот люди один за другим выходили к трибуне и срывающимися, дрожащими голосами выкрикивали или вышептывали суммы, на которые они подписывались на Государственный заем. Никто, конечно, больше половины оклада не выбрасывал. Но и меньше половины оклада никто не называл...

Но как они озвучивали эти слова, эти страшные слова про «половину оклада»!

Многие сотрудники МУРа имели на своем иждивении тогда по трое-четверо-пятеро детей, а то и больных мать-отца-деда-бабку на руках помимо жены и детей. А то и сестер, малых братьев, теток и прочих родственников — тогда это было весьма распространенным явлением в Москве. Куда из провинции, спасаясь от голодной смерти, валом валили со всех сторон, стекались массы народа, имевших хотя бы одного уже пристроившегося родственника «в столице пашей Родины». Отец, к примеру, живший в Москве, в свои две комнаты в подвале на Каланчевке вытянул из голодавшего Ра- ненбурга и содержал потом мать и двоих старших сестер с их четырьмя малыми детьми, оставшихся без отцов, убитых на той войне.

Вспоминая про это действо, отец дрожащим голосом, даже спустя несколько десятков лет, рассказывал, как люди буквально плакали на трибуне, когда произносили эти страшные ненавистные два слова про «половину оклада».

Да-да, плакали.

Плакали мужики эти взрослые, битые-перебитые, тертые-перетертые. Все эти матерые «Глебы Жегловы» с рано поседевшими висками и «шкурами», пробитыми неоднократно бандитскими пулями, финками да заточками...

...Стоит такой взрослый и не старый еще мужик, поживший, полуседой от прожитого и пережитого, в бедном старом костюмчике, зачастую уже штопаном- перештопаном, но аккуратно отглаженном и вычищенном заботливыми руками его милой верной женушки. Стоит с посеревшим и омертвевшим от напряжения лицом, с безумными белыми глазами, с трясущимися губами, которыми он еле выговаривает косноязычные вялые слова: «Подписываюсь... добровольно... на... заем... на» половину»».


Замирает на мгновения, кажущиеся вечностью, и, не в силах дальше удерживать рвущихся наружу рыданий, уже шепотом скомканно заканчивает: «оклада». И, прикрыв глаза рукою, быстро сходит с трибуны в зал, на свое место. Низко опустив при этом голову и смахивая дрожащей сильной ладонью сами собой катящиеся по впалым щекам обильные горькие слезы. И так и сидит потом там, с низко опущенной головой, будто совершил что-то глубоко непотребное и крайне стыдное.

Так подписывались на заем в Москве, в центральном аппарате МУРа на Петровке, 38. И при этом они расставались не со всем окладом, а только с половиной. И получали люди в МУРе, в «Органах», отнюдь не самые маленькие оклады. И жили они в Москве, имели продуктовые карточки, пайки энкавэдэшные, бесплатную форменную одежду и обувку.

...Каково же было подписываться точно на такие же суммы, на эту самую «половину оклада» простым жителям где-нибудь в Стерлитамаке или Урюпинске...

...Точно так же и слово «покупка» здесь выделено и заключено в кавычки, потому что автору книги до сих пор непонятно: как в Советском государстве простой гражданин может на собственные сбережения купить танк или самолет? Не говоря уже об эскадрилье самолетов и колонне танков... Когда он берданку ржавую, «тулку-двустволку» купить не может, пока не запасется кучей справок, разрешений и характеристик. В том числе и из «компетентных органов».

Утверждения же некоторых, что все эти деньги шли на улучшение условий труда работников военной промышленности и существенно стимулировали выпуск этих самых танков и самолетов — также чепуха полнейшая.

...Сдаст простой советский человек деньги и драгоценности в Фонд Победы или не сдаст — от этого не прибавится ни одного танка, ни одного самолета. Потому что военная промышленность СССР и так работала на самой максимальной скорости, даже и в ущерб качеству. И увеличение выпуска продукции зависело не от того, сдали ли в далекой Бурятии сколько-то там тонн золота и драгоценностей и миллионов рублей в Фонд Победы или не сдали. А от того, насколько умело выкручивает и изощренно выжимает последние соки из измученных рабочих военных заводов местное начальство. Доводы же о том, что якобы на эти деньги и драгоценности покупалось оружие в Англии и Америке, также беспочвенны. Потому что никогда красивые надписи «труженики — фронту» не наносились на борта «иномарок» — танков, самолетов, грузовиков. Чтобы не дать лишнего козыря буржуазной пропаганде. Капиталистам этим проклятым.


...На территории же Русского государственного образования организация зимней помощи населению была своего рода экспериментом, поставленным в стерильно прозрачных условиях. Причем помощь должна была поставляться только населению, пострадавшему только от советской власти, войны и партизан!

Этот эксперимент должен был, как лакмусовая бумажка, выявить — за кого простые жители РГО «ЛОС»? За советскую власть? Или за население, которое от нее пострадало?

И население всем сердцем, как сегодня голосует и будет каждый раз голосовать только за Путина, так и тогда показало, за кого оно.

Ниже приведена заметка о начале кампании сбора зимней помощи в РГО «ЛОС». В первый день один житель Локотя, ЯЛ. Вишневецкий, добровольно пожертвовал почти одну тонну картофеля — 9 центнеров! Судя по фамилии, Вишневецкий мог являться директором Локотьского механического завода, по крайней мере, тот носил такую же фамилию. Сдать в военное время добровольно 900 килограммов картофеля — это поступок! Посмотрите только, что пожертвовали остальные: 8 полотенец, 10 портянок, 5 верхних рубашек, 10 пар белья, 5 пар рукавиц. Уже по одному этому перечислению можно сделать вывод: тем, кто сдавал эти вещи, самим жилось ой как не сладко...

Так же активно откликнулись на обращение Каминского жители-курчане из Дмитровского и Дмитриевского районов РГО «ЛОС».

В древнем городе Севске за первые 3 дня кампании жители пожертвовали в фонд зимней помощи 15 детских шапочек, 4 фуфайки, 7 полотенец, 10 пар детского белья, 4 подушки, 1 детское одеяло, 5 детских платьев, 5 детских пальто, 3 пары туфель и деньгами 1500 рублей.

...Это действительно были едва заметные ручейки, еще малые и слабые. Народ только начинал раскачиваться, только начинал обнаруживать в себе потребность помощи своим соотечественникам, пострадавшим от войны и «родной» советской власти...

Ручейки...

Но они уже через несколько дней стали сливаться в журчащие весенние потоки. Вот данные уже на 10 ноября по отдельным волостям и поселкам.


По Михайловскому району к этому же времени жители пожертвовали 20 кг проса, 435 кг картофеля, 14 шапок, 74 пары варежек, 9 рубашек, 3 пары кальсон, Ю пар чулок, платки, 7 полотенец, 120 метров холста, 17 кг шерсти, 52 овчины, 50 ложек, 3 миски, 23 кружки и другие вещи.

На 1 декабря 1942 г. по Севскому району всего было собрано 35 детских рубашек, 18 полотенец, 7 подушек, 28 детских шапочек, детские платья, майки, наволочки, 8 детских штанишек, 10 пиджаков, платки, детские сарафанчики, 10 шапок, 11 детских фуражек, 7 кепок; 69 метров холста и другой мануфактуры, детские чулки и носки, 11 пар детской обуви, бурки, простыни, детская кровать, жакет женский, вязанки, перчатки, кальсоны трикотажные, 3 овчинных полушубка, 2 фуфайки, 2915 кг ржи, 46 кг пшеницы, 364 кг проса, 262 кг ячменя, 134 кг гречихи.

С каждым прошедшим днем эта кампания все больше набирала обороты, все более превращалась в важный фактор обеспечения всем необходимым пострадавших от военных действий и советской власти во всех ее проявлениях.

И одновременно эта кампания все более сплачивала локотьчан. Люди все больше и больше переставали быть разрозненными, разобщенными частичками, превращаясь в одно целое. Будто через сердца каждого из них прорастали корешки одного могучего крепкого размашистого дерева, делавшие это дерево еще более крепким и могучим. А их сплачивая еще крепче и крепче в единое целое.

Антикоммунистическое и антисоветское целое...

Здесь приведена заметка о том, сколько и каких вещей и продуктов пожертвовали жители Дмитровского и Дмитриевского районовчк 14 ноября 1942 г. К 10 декабря жители Дмитровского района пожертвовали всего 2314 кг муки и ржи, 21 кг пшеницы, 23 кг гороха, 8 кг фасоли, лука, 3474 кг картофеля, 641 кг бурака, 38 кг гречихи, 51 кг вики, 8 кг проса, 8 кг овса, трпленое масло, 76 кур, теплые брюки, меховые пиджаки, 57 шапок, фуражки, кепки, шлемы, 17 мужских рубашек, 15 полотенец, юбки, детские рубашки, детские платья, носки, 18 кальсон, 666 метров холста, рукавицы, подушки, носовые платки, 5 овчин, много всякой посуды: 60 тарелок, 90 ложек, 40 стаканов, вилки, миски, блюдца, кружки, 8 кг шерсти, 300 г ниток, писчую бумагу, карандаши и другие вещи, а также деньгами — 13 328 рублей.


Помимо добровольной сдачи вещей, продуктов, денег, в рамках программы зимней помощи проходили также различные благотворительные мероприятия. В театрах, кинотеатрах, клубах местные творческие труппы давали благотворительные концерты, все сборы от которых поступали также в фонд «зимней помощи». И таких концертов на счету у каждой творческой труппы было немало. Кроме этого, артисты в рамках этой программы давали бесплатные рождественские представления для обездоленной партиза- нами-емлютинцами сельской детворы. С раздачей бесплатных подарков, которые артисты сами закупали для детишек.

Вся эта добровольная помощь была не только серьезным подспорьем властям РГО «ЛОС» в деле обустройства обездоленных советской властью и советскими партизанами простых русских людей. Хотя и этого уже было немало...

Нет, главное все-таки, по мнению автора книги, здесь было совсем в другом.

Большинство простого населения Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление» в основной массе своей перестало ощущать себя советскими людьми. Ну; может быть, еще не совсем перестало, но как минимум серьезно начало «переставать»» И начало ощущать себя, самоидентифицироваться как население Новой, возрождаемой национальной России. Ведь люди-то сдавали все эти вещи, продукты и прочее не просто обездоленным войной людям, не просто нуждающимся. Нет, они собирали и сдавали вещи, продукты и деньги людям, обездоленным советской властью! Людям, попавшим в жестокую, лютую.нужду именно в результате действий советской власти и ее «черных архангелов» — советских партизан!

Так что, сдавая вещи в фонд зимней помощи, они как бы стряхивали с себя клеймо «советского гражданина», одновременно заявляя о себе, позиционируя себя как антисоветчика! Как человека, отрицающего советскую власть! Как человека, отрицающего советское партизанство!

То есть получается, что любой локотьчанин, даже сдавший в фонд зимней помощи самую малую вещь, игрушку детскую, ложку чайную, пару носков, не просто помогал какому-то неизвестному ему обездоленному человеку А еще и одновременно швырял увесистый закаленный в жаркой печи войны пористый кирпич в красную толстую морду отъевшегося советского чинуши, искаженное злобной гримасой и перекошенное от лютой ненависти серое землистое лицо партизана, лисью языкастую лживую харю партийного коммунистического функционера...


И делал это все осознанно и добровольно!

А это значит, что теперь уже это были другие люди. Свободные люди Свободной России.

Думается, именно здесь находятся корни той продолжительной, отчаянной, безнадежной, жестокой, но в первую очередь героической антисоветской партизанской войны локотьчан 1943—1951 гг. Героической, неравной, безнадежной партизанской войны, которую вело потом местное русское и белорусское население против советской власти как минимум долгие 8 лет после занятия этих территорий Красной Армией осенью 1943 г.

Подумать только, какие-то 3 неполных года существования Русского государственного образования, и из них только 1 год и 1 месяц ее существования «в полном объеме», на территории 8 районов, и затем 8 лет упорной отчаянной и бескомпромиссной партизанской войны против советской власти на территории всей Брянщиньи

Люди стали другими. И, став другими, они никогда уже не возвращались обратно в предыдущее свое состояние. Как только их не ломали «через колено» секретари парткомов и профкомов, лютые кагэбэшные сле- даки и эмвэдэшные опера, председатели колхозов

и директора совхозов. Многочисленные партгрупорги и профорги, агитаторы и пропагандисты. Их, этих других людей, можно было победить только одним- единственным путем: убив их всех поголовно, от мала до велика. Потому что даже маленький ребенок, вкусивший сладкий-сладкий вкус свободной жизни, вырастал лютым врагом советской власти. Потому что теперь уже никем иным он, свободный русский человек, вырасти просто не мог. Только тотальное беспощадное истребление этих других людей от мала до велика могло превратить вновь образованную 5 июля 1944 г. Брянскую область — из Брянщины локотьской в Брян- щину емлютинско-советскую.

Чтобы при звуках песни «Шумел сурово Брянский лес» любой слышащий ее местный житель представлял не оборванного босого смельчака парнишку-народо- армейца из РОНА, бесстрашно бросающегося в неравный рукопашный бой с тремя матерыми энкавэдэшны- ми диверсантами. А сытого мордатого (вспомните про 500 граммов ежедневного мясного рациона!) партизана- емлютинца. Со злой, торжествующей, тупой ухмылкой палящего из ППШ, и не жалеющего при этом патронов, по едущим глухой лесной дорогой на повозке артистам Локотьского Художественно-драматического театра имени Константина Воскобойника. Всем этим восторженным, искренним и наивным «Искремасам локотьским». Стремившимся донести высокое искусство до отдаленных зачуханных лесных сел и деревушек Брянского леса, Локотыцины...


И все это хладнокровное и тщательно спланированное людобойство ставших свободными людьми локотьчан, обезлюживание территорий бывшего Русского государственного образования продолжалось долгие 8 лет, до середины 1951 г. XX века.

...Кстати, ничего подобного — имеется в виду добровольная зимняя помощь населению — по ту сторону линии фронта советскими руководителями за все время Второй мировой войны так и не было организовано. Выше уже описывались шумные трескучие якобы «добровольные» кампании по выдавливанию последних соков из и так основательно выпотрошен

ного долгими десятилетиями советской власти населения неоккупированных территорий СССР. Но даже 0 они были рассчитаны только на якобы «покупку» все новых и новых эскадрилий самолетов и колонн танков. Да еще и на «помощь бойцам действующей армии» — все эти вышитые кисеты с грубой дерущей горло махоркой, носовые платки с незатейливыми и такими трогательными девичьими вензелями, вязаные носки и варежки...

Но никаких кампаний по помощи мирным жителям, обездоленным войной и оккупантами, в Советском Союзе никогда не проводилось. Ни для жителей бывших оккупированных территорий, ни для жителей «неоккупированных» территорий. Ни для кого!

Более того, все жители местностей, затронутых войной и оккупацией, рассматривались советскими властями как люди «нечистые», как потенциальные предатели Родины и пособники немецко-фашистских оккупантов. Которым не помощь требовалась (хотя им-то она как раз и требовалась. Ох как требовалась!), а тщательная и скрупулезная «фильтрация» Особыми отделами НКВД и НКГБ. А затем на всю оставшуюся жизнь всем этим несчастным простым русским, белорусским, украинским людям, даже и тем, кто «благополучно» прошел эту тщательнейшую «фильтрацию», смачно, даже с каким-то извращенным наслаждением лепилось позорное клеймо «жителя временно оккупированных территорий». Слово благополучно не зря поставлено здесь в кавычки. Потому что все эти якобы «благополучно» прошедшие «фильтрацию» так и остались до самого развала Советского Союза жителями как бы. второго сорта.


«Осетриной второй свежести»...

353

А вот в Европе — в Германии, в Голландии, Дании, Норвегии и Бельгии, оккупированных немецкими войсками, — кампании по организации зимней помощи также проводились широко и регулярно. Более того, в этих странах кампании по оказанию зимней помощи проводились под эгидой правительств всех этих стран. И они охватывали собой не только организацию сбора зимних вещей, продуктов питания и иных необходи-

^ 2 Самая запретная книга...


мых на фронте предметов. Правительства этих стран даже выпускали специальные марки серии «Зимняя помощь», где часть номинала каждой купленной почтовой марки шла именно в Фонд зимней помощи. Причем, чтобы этих марок покупали как можно больше, выпускались специальные красочные благотворительные серии, состоявшие из множества марок с немалой стоимостью каждой. И такие кампании, как уже упоминалось выше, проводились в этих странах каждую зиму!

Часть 3

2-Я ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ОРЛОВЩИНЕ

Глава 16 ТАРАСОВКА И ШЕМЯКИНО

Все начинания локотьчан продолжали получать однозначный ответ со стороны засланных на территорию Русского государственного образования многочисленных отрядов энкавэдэшных диверсантов-партизан.

...Так, в августе 1942 г. партизанская засада расстреляла пятерых актеров Локотьского театра, ехавших безоружными (артисты ведь!) выступить в селах глубинки РГО «ЛОС». Локотьский театр вообще много гастролировал по территории не только Локотыцины, но и нередко выезжал в сопредельные области.

Чудные люди эти артисты! Война, партизаны, народные мстители — а они, чудаки этакие, без оружия ездят! Думают, если без оружия, если искусство в массы несут, то пожалеют их народные мстители\ Накось — выкуси!

...Тогда же партизаны уничтожили (взорвали, а что не смогли взорвать — сожгли) маслозавод в деревне Смолевичи Клинцовского района, раскинувшейся на берегах красивой русской реки Унеча — всего в десяти километрах к северу от райцентра Клинцы. Клин- цовский район не находился под юрисдикцией и не входил в состав Особого Локотьского Округа. Тем не менее оборону от партизан этого района, наряду с венгерской охранной дивизией и русскими и украинскими добровольцами из Добровольческого полка «Десна», осуществляли также и части РОНА. Кстати, в партизанских документах той поры, хранящихся ныне в РГАСПИ, полк «Десна» упорно назывался «...полком 492-й дивизии русско-немецкого войска». Это


загадочное «русско-немецкое войско», да еще и целая «492-я дивизия русско-немецкого войска» известны только изобретательному и изощренному уму советских агитпроповцев и партийно-партизанских пропагандистов той поры. И существовало только в отчетах партизанских вожаков в Москву. Ниже этот удивительный и несколько загадочный феномен будет рассмотрен более подробно, так как, по мнению автора, обязательно заслуживает отдельного рассказа.

...Как показало недалекое будущее, нападение партизан на маслозавод в Смолевичах было своеобразной проверкой на прочность Клинцовского гарнизона. Состоявшего из слабого по численности, малобоеспособного венгерского батальона и небольшого отряда ополченцев РОНА, как всегда, вооруженного «чем Бог послал», т.е. что смогли раздобыть сами. Сами смогли раздобыть немного.

«Проверка» выявила слабость Клинцовского гарнизона. Поэтому через две с небольшим недели «народные мстители» ворвались и в сам город Клинцы, где также сожгли недавно восстановленный крупный маслозавод. Спалили при этом не только оборудование и лабораторию завода, но и три с половиной тонны уже произведенного сливочного масла и шесть тонн жирного творога, предназначенных для детских домов и больниц Русского государственного образования. В активе клинцовских партизан и зверское убийство бессменного, бывшего им и при «советах», директора завода им. Калинина в Клинцах Месикова. Единственной виной влюбленного в свой родной завод директора было то, что он организовал и непосредственно руководил восстановлением бесперебойной работы этого предприятия. Это после того, как при отступлении летом 1941 г. Красной Армии завод был уничтожен, взорван коммунистами.

...Но еще раньше этих диких и в какой-то степени нелепых в своей дикой, бессмысленной жестокости нападений были Тарасовка и Шемякино...

Современная карта района Локоть—Кокоревка—Алтухово—Навля. Масштаб 1 : 200.000

...Села Тарасовка и Шемякине находятся в 12 километрах на запад по прямой от Локотя и в 4 километрах к востоку от крупного села Кокоревка.


Само село Кокоревка находится уже в глубине мощнейшего лесного и болотистого массива Брянского леса, в одном из районов которого и по сей день расположен Государственный заповедник «Брянский лес». Который, по сведениям местного исследователя А.А. Антонова, в девяностые годы безжалостно выру-

балея и от которого на сегодня осталось не так уж много.

Через Кокоревку и сейчас проходит железнодорожная ветка Навля — Суземка. Все остальные дороги и по сей день только грунтовые. Тарасовка и Шемякино также и по сей день связаны с внешним миром только проселочными грунтовыми дорогами, хотя и достаточно большим количеством таких дорог. По сути, Тарасовка и Шемякино представляют собой одно большое село, раскинувшееся по обоим берегам тихой лесной речки Железная. Расстояние между ними — едва ли километр поля, рассеченного надвое дорогой, связывающей эти села.


Река Железная берет начало в километрах 8—10 южнее этих сел. В ту пору она, проистекавшая из густого леса, представляла собой неширокий, но полноводный поток. Ниже, к северу от Тарасовки и Шемякино, она становилась более полноводной, и одновременно берега ее уже были заболоченными, поросшими густыми зарослями. Затем, немного попетляв в лесах и чащобах примерно 20 километров, в общем направлении на северо-запад, река Железная несла свои полные, тихие воды в реку Навля северо-западнее Алтухово. Та часть этого деревенского массива, что лежит по правую руку от речки Железная, на «восточной» стороне, и, собственно, находится вдоль берега реки, называется село Шемякино. Другая же часть, немного побольше, что отстоит от левого берега реки Железной на западе, за километровой ширины полем, — это уже Тарасовка. Или, как ее еще называли в то время, Тарасова Гута.

От Шемякино ведут, по большому счету, две дороги. Одна, -которая начинается на северной околице села, ведет прямо на север, в крупное село Алтухово. В котором пересекаются идущая наискосок с северо-востока на юго-запад уже упомянутая железнодорожная ветка Навля — Суземка и идущая с востока на запад хорошая автомобильная дорога, соединяющая магистраль Брянск — Севск на востоке и дорогу Навля — Вздруж- ное на северо-западе. Сразу же за Шемякинским кладбищем на северо-восток, на Алтухово, ответвляется еще один проселок, который через 4 километра упирается в другой — от села Красный Колодец на все то же Ал-


Предвоенная «километровая» карта района Тарасовки и Шемякино М 1:100.000. Хранится в РГАСПИ


тухово. В те годы он был просто тропкой. От восточной окраины Шемякино, разветвляясь, идут две грунтовки: на восток к селу Красный Колодец и на юго-восток к селу Пчела-Коммуна, расположенному на дороге Хутор Холмецкий — Локоть.

От Тарасовки, параллельно реке Железной, пролегает грунтовая дорога на юго-восток, на село Крупец, которое расположено как раз посредине между Хутором Холмецким и Пчелой-Коммуной. Из Тарасовки ведут еще три проселка: один на юго-запад, в село Холмечь, расположенное в четырех километрах, две другие грунтовые проселочные дороги — на запад и северо-запад. Обе они сходятся в Кокоревке.

В целом Тарасовка и Шемякино, располагаясь в неглубокой и неширокой, но болотистой и топкой долине речки Железной, окружены в малой степени с севера, а в основном с востока и юго-востока — невысокими холмами и возвышенностями. На запад, к Кокоревке, идет общее, также пологое, понижение местности. А еще эти села окружены со всех сторон мощным сосновым и дубовым лесом, который тянется на восток чуть ли не до дороги Брянск — Севск, а на западе — до самой реки Десна.

Это и есть знаменитый Брянский лес, а Тарасовка и Шемякино, по сути, это передовой форпост, который вдается с восточной стороны на шесть километров в глубь этого леса.

Речка Железная, которая медленно течет сначала мимо деревни Шемякино, а затем на северо-запад, имеет к северу от сел пологие, кочковатые, вязкие, заболоченные берега. Вода в речке непрозрачная, темная, с красноватыми разводами-пленками, будто подернутая ржавчиной, железистая, что, вероятно, и послужило основанием для такого ее названия.

Кстати, об обозначении указанных населенных пунктов. Дело в том, что одни авторы называют их селами, другие — деревнями. На Руси, как известно с седой старины, разница между селом и деревней заключалась в том, что село имело при себе церковь, а деревня — нет. Церкви же в первую очередь строились при кладбищах. Или наоборот — кладбища образовывались при церквях. Судя по приведенной здесь автором предвоенной карте района Тарасовки и Шемякино, кладбище в Шемякино есть, а в Тарасовке отсутствует. Церкви не указаны ни в Тарасовке, ни в Шемякино, что, в общем- то, совсем не удивительно после двадцати пяти лет господства советской власти и тотального довления над местным населением коммунистической идеологии.


В то же время Тарасовка по размерам существенно превышает Шемякино. Но отсутствие кладбища в Тарасовке свидетельствует о том, что первично было все- таки Шемякино, а не Тарасовка. И скорее всего, Шемякино должно называться селом, а Тарасовка — деревней. Хотя в газетах той поры Шемякино обозначается иногда и как деревня.

Помимо всех прочих причин, для партизан было важно захватить Тарасовку и Шемякино еще и потому, что с захватом этих сел Кокоревка изолировалась от Локотя и сама, как перезревший плод, падала в руки «партизан».

Ну и, опять же, — «Первомай» близился!

...В ознаменование «Первомая» «товарищи», как обычно они делали, делают и будут делать «до скончания века» — решили сделать себе «Подарок к Перво- маю». И, во исполнение задуманного, в ночь с 30 апреля на 1 мая 1942 г. несколькими колоннами одновременно напали на «фашистские гарнизоны Тарасовки и Шемякино». Всего в нападении на села принимало участие целых 5 партизанских отрядов. Все более берущий власть в местном партизанском движении офицер госбезопасности Дмитрий Емлютин бросил сюда почти все свои наличные силы, решив действовать наверняка, безжалостно и решительно. По сути, это была первая самостоятельная крупная боевая операция, где Емлютин выступал в роли командующего, этакого Наполеона. До этого Емлютин только «тихушничал» да «подковерничал» в партизанских отрядах, набирая сторонников, преданных ему лично, да уничтожая вскрытых и «вскрытых» врагов и «врагов» народа и советской Родины. Он все это время лил кровь, но так, редкими брызгами.

Правда, был у него день, когда он мог бы уже состояться в нынешнем качестве. Этот день — 8 января 1942 г. Но тогда, имея численно и качественно превосходящие силы, к тому же гораздо лучше вооруженные, а также фактор полной внезапности на своей стороне, он бездарно провалил всю операцию. Его спецотряды были Наголову разгромлены, рассеяны и разбежались кто куда. Сам он тогда едва спасся. Более того, ему тогда пришлось поменять место своего нахождения и перебраться в другой партизанский отряд. Потому что в «родном» Навлинском отряде после разгрома 8 января 1942 г. на него стали смотреть не то что косо, а как на главного виновника ненужных кровавых потерь. Того и гляди, в землянку гранату бросят. Потому и бежал, по сути, в незнакомый для него Трубчевский партизанский отряд. Это даже хорошо, что там его еще не знали толком. А слава человека, убившего самого Воскобойника, только поднимала его пошатнувшийся тогда авторитет.


Теперь, восстановив свое положение и авторитет среди партизанских командиров, он должен был закрепить его удачным нападением и разгромом противника. И здесь Тарасовка и Шемякино, где дислоцировался уже порядком распропагандированный «отряд полиции», с подпольной ячейкой и тайным советским патриотом старостой деревни Шемякино Машуровым, подходили для этих целей как нельзя лучше.

...Он теперь вышел на новый качественно уровень. Никто на Орловщине еще не объединял пока под своей единоличной властью сразу пять крупных партизанских отрядов.

...Для гарантированного достижения своей кровавой цели (а цель изначально была кровавой — не только захватить села и разгромить гарнизон этих сел, но и дать громкий и страшный урок всем окрестным селам и деревням) энкавэдэшники стянули в один кулак все партизанские отряды Южной Зоны Брянского леса. Помимо Алтуховского и Шегиувеского партизанских отрядов, действовавших вместе с основным «закоперщиком» в этом нелегком деле Кокоревским партизанским отрядом, сюда был подтянут Вздруж- ненский партизанский отряд. До сей поры он действовал на западе Брянского леса, в районе левобережья реки Десна и устья реки Навля. В неправильном четырехугольнике, ограниченном селами Кукуевка, Вздружное, рекой Навля, селами Глинное, Салтановка, и с севера — лесной рекой Думча и одноименным селом, расположенным в среднем течении этой тихой лесной полноводной речки. С крайнего запада Брянского леса, из-под Стародуба, был подтянут Крапивенский партизанский отряд, сформированный первоначально из уроженцев деревни Крапивны, ставшей северо-западной частью села Алтухово.

...Подавляющее превосходство в силах было на стороне партизан. Поэтому они начали неспешно готовиться к предстоящему «празднику». Спешить было некуда. Несмотря на то что в этих селах находился крупный отряд народоармейцев — человек двести — двести пятьдесят. И вооружены они были неплохо: одно орудие, минометы, даже бронемашина, и пулеметов достаточно. Все это добро сельчане собрали тут же, так как прошлой осенью именно по этому тракту отступали деморализованные остатки 13-й полевой армии РККА в тщетной попытке вырваться из окружения на восток. Но обучены военному делу все эти сельские ополченцы крайне слабо — тут уже пособник «народных мстителей» тайный советский патриот староста деревни Шемякино Машуров постарался. Его стараниями при активной поддержке партизан-емлютинцев в гарнизонном отряде полицейских завелась целая подпольная советская ячейка, насчитывавшая аж 12 человек, желающих «кровь из носу» (разумеется — не из своего!), но опять стать советскими патриотами.


А если уж очень повезет, то даже и народными мстителями!

К тому же и командир Шемякинского отряда народоармейцев Левицкий незадолго до нападения партизан открыто перебежал на их сторону, явно испугавшись своего скорого разоблачения. Тогда этот его поступок не нашел должной оценки со стороны Каминского, о чем свидетельствовал его Приказ по JIo- котьскому уезду № 118 от 25 апреля 1942 г. В нем имелись такие благодушные строки: «...наряду с мужественно сражающимися за свое будущее бойцами и командирами, в некоторых случаях проявлялись также элементы паники и трусости, неуверенности и дезертирства, вроде бывшего начальника Шемякинского отрядаЛевицкого... (выделено. — С В.)». Не неуверенность и дезертирство были проявлены и совершены Левицким, а прямое предательство. Этого Каминский тогда не распознал. Как и того, что новый командир Шемякинского вооруженного отряда (так официально тогда назывались отдельные части Народной Армии. — С\В.) Владимир Попов, сменивший запаниковавшего и сбежавшего в лес к емлютинцам Левицкого на посту командира вооружённого отряда Народной Армии, также оказался тайным советским патриотом и кандидатом в народные мстители.

Несмотря на то что партизанам удалось тогда склонить на свою сторону командование отряда Народной Армии и пресловутого старосту Машурова, а также сформировать в селах подпольную ячейку тайных советских патриотов, села эти находились на плохом счету у партизан. Жили сыто, семьи у народоармейцев были большие, отряд крупный смогли из местных жителей сформировать. Оружия у них было много и боеприпасов.

Основные же силы Каминского были в настоящий момент времени заняты в операции по прочесыванию северной части Брянского леса — глубоко втянулись в леса западнее Навли и прибыть оттуда могли бы не скоро. Мобильного же отряда «быстрого реагирования» в составе РОНА еще не было — свою «Истребительную роту» Каминский создал только в конце года. Так что спешной помощи ждать было неоткуда — захватив селения, партизаны простояли в них бесконечные, казалось, никогда не кончавшиеся восемь суток. А затем еще трое суток отбивали атаки подоспевших «каминцев». И только 11 мая окончательно и бесповоротно сдали оба села, отступив в леса к Кокоревке и дальше на запад.


...Гарнизоны сел, местные мужики-ополченцы, были взяты, что называется, «тепленькими». При этом большую помощь партизанам оказал тот факт, что местный староста, уже упоминавшийся выше Машуров, не предпринял практически никаких мер по оказанию сопротивления нападавшим. Да и подпольная ячейка кандидатов в советские патриоты в составе гарнизона сел также сработала на славу. Боя практически не было, все закончилось в самом начале. Только одна, по версии ИПХ, небольшая группа народоармейцев, численностью едва ли больше двух с половиной десятков человек, сумела организоваться. И вступила с емлютинцами в открытый бой. В конечном итоге эту группу изолиро- вали в кирпичном здании Тарасовской школы, находившейся на юго-восточных окраинах Тарасовки. На- родоармейцы из этой группы, тщательно экономя патроны, больше недели отбивали все атаки емлютинцев. Которые, будучи полностью уверенными в своей безоговорочной победе, особо в атаках не геройствовали, ограничившись глухим блокированием осажденной школы. Время было на их стороне — патроны у осажденных вскорости должны были закончиться. И тогда емлютинцы взяли бы их «тепленькими»...

...Они их так и не взяли. Ни «тепленькими», ни «холодненькими». Ни живыми, ни мертвыми...

Восемь суток отбивались обреченные на мучительную смерть народоармейцы от наседавших емлютинцев. Восемь суток почти без воды и еды.

Каминцы предприняли три безуспешные попытки выбить емлютинцев из многострадальных деревень — 3, б и 8 мая.

В первой половине дня 8 мая 1942 г. передовой отряд Народной Армии под непосредственным командованием бывшего лейтенанта РККА Григория Никитича Балашова, заместителя Каминского по военной части, ворвался в Тарасовку. Народоармейцы выбили не ожидавших такого бешеного напора емлютинцев в Шемякино и завязали бои за эту деревню. Потом спохватившиеся емлютинцы, отойдя от первой паники, привели свои ряды в порядок, перегруппировались, контратаковали и выбили народоармейцев из Тарасовки. Завязались упорные кровопролитные бои, длившиеся вплоть до 11 мая 1942 г. Тогда, сосредоточив в районе боев до 500 народоармейцев, 2 бронемашины и при поддержке 5 самолетов, народоармейцы пошли на четвертый, решающий штурм, и емлютинцы были окончательно выбиты из деревень и бежали в глубь Брянского леса.


Годом позже замкомбрига РОНА Р.К. Белай, вспоминая об общей обстановке, царившей тогда на JIo- котыцине, отмечал, что в те дни над самим Локотем также висела угроза, так как он находился в окружении большого количества партизан. Причем, если верить Белаю, во время разгрома советских партизан в Тарасовке и Шемякино некоторые их командиры пытались спастись бегством, переодеваясь при этом в женские платья.

В тот первый раз, когда ронавцы ворвались в Тарасовку 8 мая 1942 г., они освободили от осады оставшихся в живых четверых своих героев. Да, да, их осталось только четверо — все переранены, у одного вообще оторвана рука до локтя. А культя намертво затянута поясным ремнем. Но они так и не сдались. К тому времени у осажденных наступил «момент истины» — уже несколько суток как закончилась еда, и так распределявшаяся по «голодному рациону». А также почти сутки назад закончилась вода. Но самое страшное — закончились практически все патроны. Осталось по три, по четыре — на последний короткий бой. Да еще по одному «смертному» для себя. Потому что они видели своими глазами, что вытворяли емлютинцы с их односельчанами все эти долгие, никак не заканчивавшиеся восемь суток Видели, как живых людей четвертовали, рубили топорами на части, будто мясники туши свиные разделывали. И бросали потом полуживых (или полумертвых) перед школой на обозрение осажденным.

Потом их всех четверых, оставшихся в живых, наградили немецкими орденами. Немецкими потому, что у локотьцев не было своих наград. Единственное, чем мог наградить Каминский своих бойцов, так это деньгами или зерном, мукой, картошкой. Но за такой подвиг люди были достойны еще и другой награды, нежели только 10 пудов муки или несколько тысяч рублей. По-* этому Каминский ходатайствовал перед командующим 2-й танковой армией вермахта генерал-полковником Рудольфом Шмидтом за отважную четверку. И тот наградил отважных сельчан из Тарасовки и Шемякино германскими орденами.

Дальнейшая судьба их неизвестна, за исключением того самого сельчанина, который в боях в Тарасовке потерял руку и выжил буквально чудом, вопреки всем медицинским законам. По версии ИПХ, о нем известно, что войну он закончил, воюя в Бреслау. Тогда, в августе—сентябре сорок четвертого, застрявшие в Си- лезии локотьцы понемногу эвакуировались в Меклен- бург и Померанию. Инвалидная же команда РОНА, вместе с полевым госпиталем народоармейцев, находилась, да так и застряла — в столице «гау Нижняя Силезия» Бреслау. Там они и были окружены в январе 1945 г. И вместе с гарнизоном Бреслау разделили его страшную участь, сражаясь до самого конца мая 1945 г. 8 мая 1945 года, как известно, несмотря на то что командующий гарнизоном Бреслау подписал Акт о капитуляции, часть гарнизона, в первую очередь эсэсовцы, фольксштурмисты, гитлерюгендовцы, украинцы, батальон русского полка «Варяг», части казаков, латышей, сопротивления не прекратили. И отбивались в развалинах и катакомбах городских подземелий старинного рыцарского города до тех пор, пока все не были уничтожены в конце мая 1945 г.


...На «радостях» от легкой победы командовавший объединенными партизанскими силами в этой операции Емлютин составил и послал «наверх», в Штаб партизанского движения при Штабе Брянского фронта, хвастливую и торжествующую реляцию следующего содержания:

«Совершенно секретно

СПРАВКА по объединенному действию 5 партизанских отрядов 30 апреля 1942 г.

Операция подготовлялась лично тов. Емлютиным и тов. Забельским.

Результаты:

Заняты населенные пункты: Тарасовка и Шемякино, Брасовского района, где были разгромлены отряды

полиции.

Взяты в плен: полицейских — 133 Трофеи:

Орудий 7б м/м — 1

—«— 45 м/м — 2

Бронемашин — 1

Огнемет — 1

Минометов — 4


Пулеметов станковых

« ручных

Мотоцикл Снарядов орудийных Винтовок Мин

Патронов Гранат

При этом Емлютин, разумеется, не стал здесь упоминать, что он сделал со взятыми в плен полицейскими. Это мелочи, главное, трофеев-то вон сколько захвачено!

Кстати, в других, партизанских документах, хранящихся в РГАСПИ, говорится о 158 взятых в плен полицейских.

..А вот в «Хронике знаменательных событий партизанской борьбы и Великой Отчественной войны 1941—1945 гг. из истории Брянского края», составленной В.К. Соколовым в 1959 г. (htpp://www.bryanskobl. ru/rpress/history/app605u)shtml'), вообще утверждается, что «Кокоревский отряд при поддержке с тыла Шамя- кинской группы самообороны, обезоружив и арестовав весь личный состав полиции деревень Шамякино и Тарасовка в количестве 142 полицейских, без боя овладели этими деревнями. Из взятых в плен 85 полицейских организована местная группа самообороны». То есть тут вообще все поставлено с ног на голову. И отряд был только один — Кокоревский (сравните с отчетом самого Емлютина, хранящимся в архиве РГАСПИ. — СВ.), которому помогала непонятная и взявшаяся ниоткуда «Шамякинская группа самообороны». И еще здесь присутствует другая такая же непонятная «Шамякинская группа самообороны», теперь уже сформированная из «взятых в плен 85 полицейских». Получается, что страница этого сайта полностью не соответствует истинному положению дел...


-8 - 18 - 1

7 ящиков -150

14 ящиков

30 ящиков

3 ящика

...Вышеприведенное же разночтение в численности взятых в плен полицейских свидетельствует скорее всего о том, что разница в цифрах образовалась в силу того, что эти самые 158 - 133 = 25 человек из числа взятых в плен полицейских были уничтожены парти

занами сразу же после захвата сел. Так что когда Емлютин стал составлять по горячим следам справку для отправки ее «наверх», были живы только 133 из взятых в плен 158 полицейских. Если же учитывать не только заявленное Емлютиным количество взятых в плен полицейских, а также и количество взятых им трофеев, то получится, что истинное количество полицейских в Тарасовке и Шемякино было гораздо больше и 133, и 158 человек Потому что Емлютин доложил о 150 винтовках, 8 станковых и 18 ручных пулеметах, а также 1 огнемете. Это означает, что полицейских было минимум 185 человек. В реальности их было, скорее всего, исходя из взятых Емлютиным боевых трофеев, примерно 200—250 человек И из них примерно 70—120 человек были сразу же уничтожены...

...Они начали сгонять в центр сел родственников взятых в плен ополченцев РОНА. Затем, когда этого количества им показалось мало, принялись выискивать «семьи немецких пособников». В этом крайне важном и обязательном для «товарищей» деле им активно помогали ранее пробравшиеся в РОНА пособники партизан В.П. Неплох и В. Попов. А также решившийся вернуться в «советские патриоты» и стать «народным мстителем» староста деревни Шемякино Машуров. Нашлись и другие «советские патриоты». Всего подпольная ячейка здесь, как уже упоминалось, насчитывала 12 человек, желающих возвратиться в состояние советских патриотов и стать народными мстителями. Уж не их ли подразумевал «В.К Соколов», составляя в 1959 г. свою «Хронику...»? Когда писал свою загадочную фразу: «Кокоревский отряд при поддержке с тыла Шамякин- ской группы самообороны»»?

...А потом — началось празднование «Первомая»!


...Вот строки из статьи «Жуткие тайны Кокоревского леса», в которой были приведены данные Акта обследования «Комиссии по расследованию преступлений партизан», созданной по приказу Каминского. Все это было опубликовано в газете «Голос народа» 15 июля 1943 г.: «...в присутствии обер-лейтенанта полевой жандармерии г-на Шифер, Комиссия Локотского окружного Самоуправления в составе: Мосина СВ., Вощило Н.Ф., Заборы ФН., Бакшаиского ПД, Капкае- ва ФА, Смирнова ДН. — обследовала место зверской расправы партизан над бойцами Народной Армии и мирными жителями дер. Тарасовки, Шемякино и др... Комиссией с несомненностью установлено, что погибшими являлись бойцы Народной Армии, а также мирные жители Тарасовки, Шемякина и др. сел. Разбитые черепа, сломанные кости и прочее свидетельствует о том, что кровожадные сталинские бандиты мучили и издевались над невинными жертвами. Среди замученных есть подростки, женщины и старикиИз статьи и приведенного в ней Акта следует, что всего в яме было раскопано около 150 трупов.

...А вот документальные строки — выдержки из приказа Каминского № 132 от 8 мая 1942 г., написанного им сразу же после того, как народоармейцы РОНА на один день сумели отбить многострадальные Тарасовку и Шемякино у партизан: «-Это они, изверги человечества, не одну тысячу женщин оставили вдовами, а десятки тысяч детей — сиротами и многие тысячи людей лишили крова, пищи, одежды и обуви. Это они, людоеды, после «победоносного взятия деревень Шемякино и Тарасовки», которые бандитски были ими захвачены 30 апреля с.г. благодаря предательскому содействию со стороны убийцы Неплох ВЛ., ранее работавшего в Ло- котском отряде, и его приспешников — Попова Владимира (бывший командир Шемякинского отряда — военнопленный), Машурова (бывший староста д. Шемякино), Вдовенкова АГп Агеева П.С. и военнопленного ВрацкогоМ. (бывшие бойцы Брасовского отряда), — за 5 дней расстреляли в этих деревнях до 115 человек, в т.ч. много женщин и детей. Добрая половина этих жертв предварительно без всякого суда и следствия была подвергнута жестокой экзекуции: сначала им отрубали пальцы рук и ног, выкалывали глаза и прокалывали шомполами уши, а через несколько дней совершенно измученных, истекающих кровью и уже полумертвых расстреливали„»


Заключительные абзацы этого приказа показывают, что, потрясенный увиденным, Бронислав Каминский дал себе клятву отныне беспощадно уничтожать «красную плесень». Уничтожать безжалостно, «с корнем» выжигая «красные пятна» на теле многострадальной родины, Матушки России. Вот они, эти строки: «..применяемые ими (партизанами. — СВ.) в неограниченном масштабе такие методы вынуждают нас отвечать на их экзекуции и террор беспощадным террором всего нашего народа, жаждущего спокойствия, мира и занятия свободным трудом.

Я верю в силу и мощь нашего народа, гнев и возмущение которого против действий скорпионов- партизан перешли всякие границы.

Поэтому от лица всего населения вверенного мне уезда я открыто заявляю, что на их террор, экзекуции и грабежи мы ответим удесятеренным террором, всей силой и мощью нашего огня и будем его применять до тех пор, пока на территории Локотского уезда не останется ни единого бандита (выделено. — СВ.)».

...Читая эти строки, можно сделать только один вывод, что чувства, с которыми Каминский писал этот приказ, можно емко выразить одним простым русским словом — «Достали!».

...Причем, читая их, надо помнить и четко понимать — когда, как и в каких условиях написаны эти строки. Ведь Каминский писал этот свой приказ не в тиши кабинета Обер-бургомистра Округа в спокойный весенний день, в весенней неге наслаждаясь цветущей белой кипенью вишень и яблонь.

...Попытаемся представить, реконструировать, что же было в это время, о чем он думал все эти дни.

...1 мая... проклятый коммуноболыиевицкий «Перво- май»... Сообщение о нападении на деревни Тарасовку и Шемякино под самым носом у Локотя — всего-то десять-двенадцать километров по прямой! Сам Локоть в опасности... а сил — нет! Все силы, и так не очень большие, армия только разворачивается, посланы под Навлю и ведут сейчас изматывающее прочесывание с боями в чащобе Брянского леса. К тому же в Тарасовке и Шемякино сильный отрад полиции: более 250 человек бойцов при одной бронемашине и нескольких орудиях и миномете. Одних пулеметов 26 штук. Должны отбиться сами. По крайней мере выдержать, пока не придет поддержка...


Запросил на помощь тарасовцам из Брянского леса бронегруппу — но когда она еще подтянется, подойдет... Лихорадочная мобилизация всех, кто только может держать ружье... И стар и млад... А ружей, винтовок Мосинских, тоже не хватает... и патронов маловато... Надо клянчить у немцев... тоже будут не скоро....

2, 3 мая... первые беженцы оттуда... Какие-то дикие рассказы... Отряд был захвачен врасплох, да еще и староста оказался предателем. Не может быть... Расстрелы, наверное, есть... Но уж очень дикие рассказы... Когда же подойдет бронегруппа? Хорошо, от немцев пришли подводы с патронами и винтовками... «В ружье»!.. Кого только можно, ну и что, что стрелять не умеют — научатся... В бой... Вернулись с потерями... Все без толку...

4, 5, 6 мая все — веду их сам... Бой... Штурм... Опять бой...

7, 8 мая... Раннее утро... Штурм на заре... деревни горят... Но как-то выборочно, не «сплошняком»... Будто подожженные... Ура — «они» бегут... Не ожидали, что буду сам... Боже, что это...

...Боже, Что Это?! ЧТО ЭТО?! Mein Gott — Was 1st Das?! МУЙ БОЖЕ, МАТКА БОСКА - ЦО ТО ЕСТ?!

...С самого начала «Локотьской эпопеи», с самой осени 1941 г., партизаны раз за разом, своими беспрестанными налетами, бесчинствами, убийствами, доводили до предела степень терпения Каминского. Чего стоило одно только нападение на Локоть в первую послерож- дественскую ночь, когда был убит Константин Воскобойник. Причем убит подло, и больше сотни человек убиты или переранены.

...Но Тарасовка и Шемякино были той каплей, которая переполнила его терпение.

В авиации есть такое понятие — «точка возврата». Если самолет, вылетевший с аэродрома, пересечет эту точку, перелетит через нее, он на свой аэродром уже не вернется. Он уже физически не сможет вернуться на свой аэродром — просто топлива не хватит. Самолет, если летчик хочет вернуться именно на свой аэродром, обязательно должен завернуть назад перед достижением «точки возврата», невзирая ни на какие обстоятельства.


Похоже, с этого момента, с Тарасовки и Шемякино, Бронислав Каминский, уже давно готовый к этому, уже давно сам шедший к этому «семимильными шагами», окончательно пересек свою «точку возврата», перешел «свой Рубикон»!

После Тарасовки и Шемякино возврат назад стал уже невозможен!

После Тарасовки и Шемякино Каминский стал другим человеком! «Лучшим», «худшим» — можно судить по-всякому. Вряд ли — лучшим, скорее всего — худшим. Но однозначно другим.

Другим!

...В одной современной песенке есть такие слова: «Это ты меня сделал такой!»

Уместно возразить в ответ на утверждения советских историков о том, что Бронислав Каминский, дескать, — патологически жестокий тип, беспощадный главарь беспощадной банды убийц: «Это ты (Тарасовка и Шемякино) меня сделал таким!»

А еще «внесли свою лепту» долгие годы тюрем и лагерей «ни за что». Точнее, за маму-немку и отца-поляка. За чаяновские мысли о счастье крестьянском. За искренне высказанное когда-то некстати свое мнение относительно коллективизации. За неординарное мышление умного интеллигентного человека. За отсутствие гена «одобрям-с» в крови и в душе. За вынужденные унижения перед толстомордым «кумом» на «зоне». За такое же вынужденное, но не ставшее от этого менее стыдным и срамным грехопадение, «ссучивание» и превращение в «сексота «Ультрамарина». Пусть дальше этого дела не пошли. Дела не пошли, а падение было. Бумажки подлые, пусть и содержащие всякую чепуху, но подписанные «сексотом «Ультрамарин», были.

А еще были «волчий паспорт» и «поражение в правах» после выхода «на волю» из этих лагерей. Еженедельные тайные стыдные вызовы после окончания работы к тупому, напыщенному и самодовольному районному эмгэбэшному «оперу». В его пыльный кабинет, освещаемый подслеповатой лампочкой без абажура, словно висельник, свисающей с потолка на одиноком электрошнуре. С наводящей тоску грубой, покрашенной коричневой масляной краской казенной мебелью. И яркой лампой на столе, свет которой «опер» то и дело по уже ставшей автоматической привычке направлял ему прямо'в лицо. Тупые ментовские угрозы и самодовольное «тыканье», перемежающиеся сытыми, ленивыми, утробными, унизительными ругательствами. Позорное саднящее клеймо на душе, постоянно жгущее и выматывающее ее больнее любого ожога.


...Один из руководителей НТС, ярый антисоветчик Роман Николаевич Редлих, работавший по заданию НТС в РГО «ЛОС», неоднократно встречавшийся и общавшийся с Брониславом Каминским в последний период его жизни — в сорок третьем и сорок четвертом годах, в своих воспоминаниях написал о нем так.; «..Инженер-химик по профессии, зэк по воспитанию и отношению к советской власти„ Был он человек волевой, властный, командный, обращавшийся к любым средствам и приемам, в которых был воспитан и научен за проволокой. И с такой же психологией. Он стоял на позициях: все равно с кем, хоть с чертом, лишь бы большевиков резать. Хорошие немцы, плохие, а мне какое дело... Он был зверский антикоммунист, как сейчас говорят — пещерный... (выделено автором. — СВ.)»..

...В 1918 г. богобоязненный, аполитичный и интеллигентный юноша-студент Броник Каминский в самую трудную минуту для нового, только что народившегося «Государства «рабочих» ц «крестьян» идет добровольцем в Красную Армию на защиту своего Отечества от тевтонских завоевателей. Совершенно не смущаясь при этом те;м фактом, что его мама — немка. И в жилах самого Броника наполовину течет немецкая кровь...

...А в 1943 г. матерый антисоветчик, сотрудник германского Министерства по делам оккупированных восточных территорий Роман Редлих встречает на своем жизненном пути Обер-бургомистра Русского государственного образования «Локотское Окружное Самоуправление». И поражается, причем на всю оставшуюся жизнь, его «пещерному», «зверскому», «ископаемому» антикоммунизму.

И ведь это свидетельство не коммуниста. Человека, не сочувствующего коммунистам. Наоборот, ярого врага коммунистов. Человека, который самоотверженно уже не первый год воюет против коммунистов. И даже такой человек поражен «высочайшей степенью антикоммунизма», которую он находит у своего собеседника.

...И умеют же «товарищи» «ковать» себе врагов!

...Чтобы потом долго, самоотверженно и порой безуспешно «искоренять их под корень», истреблять вместе с семьями и близкими! Распространяя и неуклонно увеличивая тем самым количество истребляемых невинных сограждан. Собственного народа.


...Сами партизаны впоследствии, они об этом с гордостью писали в изданных после войны мемуарах, «взяли» на себя только 57 расстрелянных полицейских- «каминцев», одновременно утверждая при этом, что 85 жителей этих деревень добровольно вступили в организованный партизанами «отряд самообороны». При этом неизвестно, а куда делись остальные 76 взятых в плен полицейских. Ведь всего-то Емлютин взял в плен тогда, согласно написанному им отчету-справке, 133 полицейских. Плюс примерно 70— 120 человек взятых в плен полицейских было уничтожено емлютинца- ми сразу же после захвата сел и в количество взятых в плен в составленную Емлютиным справку-отчет уже не попали. Вышеупомянутые же 76 несчастных не могли войти в число 85 жителей деревень, вступивших в отряд самообороны. Это было бы отмечено Емлютиным особо. Да и не брал Емлютин в свои ряды, в ряды партизан, взятых в плен бывших полицейских.. Если и делал это, то брал в свои ряды только тех из бойцов РОНА, кто перебегал к нему с оружием в руках. Да и то после того, как густо «повязывал» «неофитов» кровью уничтоженных предателей родины. Помните — «проверка на дорогах»? А так, чтобы сразу включить только что взятого в плен после нападения на село полицейского в ряды отряда самообороны и вновь ему вручить винтовку, но теперь уже «советскую», — такого не было нигде во время прошедшей войны. На такое только власовцы да ронавцы были способны. Советские патриоты людям простым не верили ни за что, потому как бдительные были! И не доверяли, не «повязав кровью»!

Поэтому, скорее всего, этих 76 несчастных также уничтожили, но несколько позже, уже при отступлении партизан из сел под натиском народоармейцев. Добили в какой-нибудь чащобе, наскоро забросав ветками. А то и просто бросив в какой-нибудь овражек лесной.

...Кстати, самыми циничными защитниками палачей Тарасовки и Шемякино оказались, как ни странно, не коммунистические политпропагандисты из мехлисов- ского ведомства, а нынешние ученые мужи с солидными степенями. Один — кандидата философских наук, другой — цельного доктора юридических наук Которые опубликовали в октябрьском номере официозного журнала «Родина» произведение, призванное дать достойный отпор автору книги на его статью «Локотьская альтернатива» в «Парламентской Газете». Они, ничтоже сумняшеся, взяли да и обвинили в резне мирных жителей Тарасовки и Шемякино... Кого б вы думали?


Да, да, конечно же, не ошиблись — самого Каминского! Ни больше ни меньше! Вот так вот, на голубом глазу, и написали — это он их всех вырезал, а несчастных партизан потом во всем и обвинил.

...Такого цинизма и самоуверенности вроде еще не было.

Хотя нет — было. Было. Было...

Была Катынь, где в апреле 1940 г. энкавэдэшники по приказу высшего советского руководства безо всякого суда и следствия забили, КАК НА БОЙНЕ, многие тысячи польских офицеров. А потом, когда немцы весной 1943 г. обнаружили захоронения и заявили об этом на весь свет, советские деятели обвинили в этом злодеянии самих немцев. Что, мол, они этих поляков сами в 1941 г. и убили всех. А затем закопали. Но так как эти немцы уже в 1941 г. знали, что через два года им оттуда отступать придется, то закапывали немецкие палачи свои жертвы со всей предосторожностью. Уничтожая улики, позволявшие бы найти истинного убийцу всех этих тысяч несчастных поляков. И подбрасывая фальшивки, наоборот, свидетельствовавшие бы о том, что поляков уничтожили энкавэдэшники годом раньше, д через два года, как немцами все было и задумано в 1941 г., они вновь эти трупы откопали. Это все, конечно, бред сивой кобылы — но так все и было на самом деле...

Здесь же — еще циничней.

Пока автор книги во весь голос не рассказал об ужасном преступлении, именуемом «советская бойня в Тарасовке и Шемякино» в своей книге «Вторая мировая война: вырванные страницы», а главное — не упомянул об этом также и в статье «Локотьская альтернатива», никто из «советских» по этому поводу особо и не распространялся. Но как только об этом было заявлено со страниц «Парламентской Газеты» 22 июня 2006 г., а журнал «Посев» в августе-месяце того же года, перепечатав эту статью, пустил ее в «зарубежный русский мир» — двое ученых смачно прошлись по памяти более чем полутора сотен простых русских жителей, замученных в те дни: «Да это их сам Каминский всех и замочил».

...Возвращаясь к повествованию о гуманитарной трагедии, фактически геноциде русского народа, устроенном емлютинцами в русских деревнях Тарасовке и Шемякино, следует заметить, что большую часть взятых трофеев советским партизанам тогда пришлось бросить, иначе бы они, перегруженные скарбом, не смогли бы оторваться от наседавших народоармейцев.


...Интересно также было бы проследить судьбу этого «отряда самообороны». Особенно в свете последовавшего за нападением и уничтожением мирных жителей Тарасовки и Шемякино контрнаступления народоармейцев. А также поддержавших их в этом контрнаступлении немцев из охранных частей, расквартированных несколько дальше, и венгров из легкопехотной Дивизии, батальоны которой были расквартированы несколько южнее.

...В начале мая же 1942 г. три штурма многострадальных деревень понадобилось «каминцам», чтобы навсегда отбить их у партизан, тридцать человек убитыми и ранеными потеряли они в этих штурмах.

В среднем каждый штурм деревень стоил народоар- мейцам примерно десяти человек убитыми и ранеными. Это говорит о том, что Бронислав Каминский и Григорий Балашов (Гриша, как называли его локотьчане), не имея достаточно сил под руками, опасались бросать немногочисленные отряды местных ополченцев на решающий штурм деревень, явно ожидая подхода бронедивизиона. Поэтому в атаки шли бережливо, осторожно, сберегая своих людей от лишних, торопливых потерь.

А еще это говорит о крайне низкой боеспособности советских партизан-емлютинцев. Ведь Тарасовку и Шемякино занимали почти все наличные силы Емлютина — целых пять партизанских отрядов. То есть примерно от 750 до 1000 человек. Да они должны были «раскатать» народоармейцев Каминского в хвост и гриву! А тут только 30 человек потерь за 5 дней боев.

..Лишь 11 мая 1942 г. к отряду Народной Армии, первоначально посланному на помощь шемякинцам и та- расовцам, подошли подкрепления с двумя бронемашинами. А также германским военным командованием по просьбе Каминского были посланы на помощь народо- армейцам 5 самолетов, отбомбившихся по партизанам и расстреливавших разбегавшихся партизан из пулеметов. Тогда, после завершающего штурма, партизаны были окончательно выбиты из деревень.

При этом каминцам тогда все же повезло. Во время боев в Тарасовке был взят в плен командир Кокорев- ского партизанского отряда Чичерин (по другим данным, журнал «Эхо войны», № 1, 2007, Иван Ковтун, «Партизаны Брянщины: мифы и правда», с. 20 — В.В. Чечерин). Командир бронедивизиона Народной Армии Особого Локотьского Уезда Ю.Ф. Самсонов (бывший лейтенант 1бЗ-го кавалерийского полка 9-й кавалерийской дивизии РККА Ю.Н. Абрамов) лично возглавил сводную ударную бронегруппу, пришедшую на помощь тарасовцам и шемякинцам. Именно удар этого сводного отряда переломил ход боя за Тарасовку и Шемякино окончательно в пользу каминцев, и именно этим сводным отрядом был пленен зловещий палач Тарасовки и Шемякино — командир Кокоревского пар- упизанского отряда Чичерин/Чечерин. Несколькими днями позже в селе Красный Колодец, оно находится в 6 километрах к востоку от Шемякино, и именно туда свозили пленных партизан, было проведено выездное заседание Военного Трибунала Уезда. На нем Чичерин/ Чечерин за совершенные по его приказу и с его личным участием злодеяния был приговорен к смертной казни. Тогда же, после вынесения Чичерину/Чечерину приговора Военного Трибунала Уезда, бывший кавалерист Самсонов, воочию, своими глазами видевший, что натворили «товарищи» под командой Чичерина/Чече- рина в Тарасовке и Шемякино, лично отрубил главарю кокоревских партизан голову саблей. При большом стечении жителей села и при их всеобщем одобрении.


...Почти через полгода после нападения партизан на Тарасовку и Шемякино, когда подобные нападения емлютинцев на села и деревни Локотыцины существенно возросли, приказом Каминского № 114 от 31 октября (5 ноября) 1942 г. в системе Локотьской Народной Армии был создан дислоцировавшийся непосредственно в Локоте особый мобильный отряд, так называемая Истребительная Рота.

Что касается датирования этого приказа, то тут есть некоторые разночтения. И. Ермолов и С. Дробязко, приведшие вышеупомянутый приказ Каминского в своей книге «Локотский Автономный Округ и Русская Освободительная Народная Армия», ссылаются на газету «Голос Народа» N° 28 от 5 ноября 1942 г. Но выше в настоящей книге в виде ксерокопии и в приложениях к ней — в текстовом виде приведен другой приказ по РГО «ЛОС» — о переводе времени в РГО на час назад. Этот приказ был также опубликован в газете «Голос Народа» в номере за 2 ноября 1942 г., и имел он номер — № 112. Так что, скорее всего, приказ о создании Истребительной Роты все-таки вышел не 31 октября, а 5 ноября 1942 г.

Истребительная Рота, созданная в РОНА согласно этому приказу, насчитывала 131 бойца (по другим данным — 150 бойцов, из них 131 боец в роте и 19 бойцов — броневой взвод, расчет арторудия и водители грузовиков), имела на своем вооружении 2 быстроходных легких танка «БТ-7» и 1 полковое артиллерийское орудие калибром 76 мм, на конной тяге. Кроме того, Истребительная Рота была оснащена 5 грузовыми автомашинами, постоянно, и зимой и летом, и днем и ночью, бывшими в готовности. Весь личный состав Истребительной Роты почти постоянно пребывал «на боевом дежурстве».

Этот мобильный отряд мог быть быстро переброшен в любую точку РГО «ЛОС» для молниеносного удара по партизанам-диверсантам. Туда тщательно отбирались только проверенные в боях опытные народоармейцы. Также к кандидатам в бойцы Истребительной Роты предъявлялись и повышенные требования по возрасту, физической силе и выносливости. В Истребительную Роту, по сути, подбиралась элита народоармейцев. Она стала своего рода силами быстрого реагирования РГО «ЛОС» и то и дело перебрасывалась из одного района Русского государственного образования в другой.


Не случайно впоследствии Истребительная Рота вместе с Комендантской Ротой были развернуты в Гвардейский Батальон РОНА Который стал точно такой же высокомобильной частью специального назначения РОНА Теперь уже на Гвардейский Батальон были возложены задачи усиливать гарнизоны сел и деревень при внезапных нападениях партизан-емлютинцев. Состоявший из трех укомплектованных опытными бойцами рот, снабженный несколькими бронемашинами, орудиями, большим количеством тяжелых станковых, а также ручных пулеметов, оснащенный тридцатью грузовиками, Гвардейский Батальон резко ограничил возможности партизан-емлютинцев безнаказанно творить на земле Локотыцины все «сладости» «советской власти». Но сделано это было с явным запозданием.

Здесь еще раз сказалась острая нехватка «офицерского мозга» — кадрового офицерского состава в РОНА, в первую очередь старших офицеров. И полное отсутствие штаб-офицеров, а также офицеров Генерального штаба. Даже школы офицерской к тому времени толком не было создано в РГО «ЛОС».


Глава 17

ЧТО ДЕЛАЛИ СОВЕТСКИЕ ПАРТИЗАНЫ С ВРАГАМИ

Что же касается утверждений советских историков о том, что Каминский в своем приказе от 8 мая 1942 г преувеличил, сгустил краски, наврал, то вот строки из отчета тайной полевой полиции («Geheime Feld Polizei» — «GFP>>) Группы армий «Центр» о борьбе с советским партизанским движением. Это также первое полугодие 1942 г., как раз «время Тарасовки и Шемяки- но». И район примерно тот же. Вот эти строки: «...вблизи от Устерчи партизаны напали на двух русских полицейских; сопровождавших транспорт скота, и, выколов глм глаза и отрезав уши, их повесили» Один из полицейских был ранен и попал в руки партизан. Сначала они полностью раздели раненого и оставили его лежать в снегу при 40—45 градусах мороза. Потом они разграбили деревню и расстреляли 2 жителей, сыновья которых входили в полицию.... После этого на глазах у офицеров и жителей деревни был изувечен лежавший в снегу раненый полицейский. Его конечности были поочередно поломаны и затем отрублены». У одного убитого служащего ГФП партизан отрезал запястье руки, чтобы снять надетое на палец кольцо...»


Не верите отчетам немецко- фашистских захватчиков, «товарищи» «советские» историки?

Ну, тогда поверите отчетам «наших», «советских». Советских патриотов, партизан, народных мстителей\

Командир спецотряда, затем — партизанской бригады «Неуловимые» Герой Советского Союза М.С. Прудников

В истории остался доклад командира энкавэдэшного


партизанского отряда «Неуловимые» М.С. Прудникова, Героя Советского Союза, известнейшего и знаменитого партизана, начальнику 4-го Управления НКЩ- НКГБ СССР ПА Судоплатову. В докладе Прудников жаловался на своего товарища по оружию, командира партизанской бригады Корнаушенко. И бригада Кор- наушенко, и отряд Прудникова «Неуловимые» действовали в то время в Калининской (ныне Тверской) области.

Суть жалобы Прудникова генералу от НКВД Судоплатову была такова. В марте 1943 г. бойцы бригады Корнаушенко перехватили несколько разведчиков из отряда Прудникова, возвращавшихся с разведзадания. На разведзадания партизаны, конечно же, с партизанскими удостоверениями личности не ходили. Таких удостоверений, может, вообще не было. Тем более у находящихся в разведке. Не было их и у прудниковцев. Партизаны же Корнаушенко, захватив в лесу незнакомых вооруженных людей, вполне резонно предположили, что это полицаи. Больно уж рожи у них у всех наглые, сытые, отъевшиеся (вспомните про пресловутые 500 граммов мяса в ежедневном рационе партизан) на народном добре. В общем, типичные пособники немецко-фашистских оккупантов, холуи, шкурники, предатели родины, прихвостни поганые!

Короче, Корнаушенко разведчикам Прудникова, «мамой» клявшимся, что они такие же советские патриоты, народные мстители, только другие, из другого отряда, не поверил. А не поверив, решил наверняка узнать, кто они, на кого работают, кто их послал, с какой целью и с кем они связаны? Короче, живо «адреса, фамилии, явки, муттер вашу в колбасу и в конопатку»!

Но разведчики, а по искреннему мнению бдительного народного мстителя, настоящего советского патриота Корнаушенко, «матерые полицаи-каратели» продолжали клясться «родной Коммунистической партией», «товарищем Сталиным». Ну и всем тем, чем обычно клянутся настоящие коммунисты, когда их «берут в оборот». То, что эти «матерые полицаи-каратели», «фашистские прихвостни» поганят своим грязными пастями (а у фашистских прихвостней — только пасти, никаких уст и ртов!) такие светлые и святые для каждого правоверного коммуниста (Корнаушенко, скорее всего, был именно таким!) образы, взвинтило измотанную постоянной, не кончающейся ни днем ни ночью борьбой с немецко-фашистскими захватчиками нервную систему партизанского комбрига. И он приказал (а может, и сам все начал делать?) их... пытать.


И тогда его подчиненные, отважные герои-партизаны, народные мстители, советские патриоты, «люди с чистой совестью», несчастных партизанских разведчиков действительно начали пытать. Им загоняли иголки под ногти, выставляли голыми на мороз.

Вы только представьте себе такую картину: настоящий коммунист со светлым взглядом и чистеньким орденом на груди, старательно загоняющий иголки под ногти голой окровавленной рыдающей жертве, которую только что притащили, полуживую, с мороза, где она находилась чуть ли не полчаса!

А ведь это не сказка, не ложь — ЭТО ВСЕ БЫЛО!

...Обо всем этом с возмущением докладывал другой человек с чистой совестью Марк Прудников самому главному для них чистосовестнику Павлу Судопла- тову. И только потому, что пытали настоящих партизан, это дикое и подлое преступление стало достоянием истории и сохранилось в партизанских анналах и секретных документах советских спецслужб.

Здесь интересно определить вот что: чему именно возмущался в своем докладе человек из легенды Герой Советского Союза М. Прудников?

Тому, что советские люди, советские патриоты и народные мстители загоняют другим советским людям, пусть и, по их взглядам, не советским патриотам и не народным мстителям, а просто живым людям, иголки под ногти и пытают их морозом, голых?

Или тому, что эти самые народные мстители загоняют иголки под ногти и пытают морозом «своих», партизан?

Автору думается, скорее всего — второму.

..Другой пример, по версии ИПХ, известен со слов бывшего командира штурмового отряда РОНА, капитана Павла Павловича Строгова, в РОНА известного под фамилией Степанов. Ныне П.П. Строгов, единственный оставшийся в живых офицер РОНА, является монахам Поликарпом, Епископом Тюменским Русской Ката- комбной Церкви Истинно Православных Христиан. Владыка Поликарп вспоминал, что единственной казнью, применявшейся на Орловщине партизанами- емлютинцами поголовно ко всем. попавшим к ним в плен живыми бойцам и командирам РОНА, было четвертование живых людей.


Живых людей рубили на куски топорами. Или распиливали пилами. Сначала одну руку, затем другую. Иногда свежие культи перетягивали повязками. Не из милосердия, а наоборот. Чтобы помучился подольше, чтобы кровью не истек до окончания пытки. После рук отрубали одну за другой ноги. Обычно к концу этой пытки (по-другому назвать язык не поворачивается!) человек все равно умирал. Тогда ему отрубали или отпиливали голову. Обязательно! И насаживали ее или на ветку дерева, или же на специально приготовленный и воткнутый в землю шест.

В назидание — и своим, и чужим...

В подтверждение слов епископа Поликарпа можно привести цитировавшуюся в книге И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанская республика», вышедшей в Москве в 2001 г., размещенную на стр. 75—78 заметку в газете «Голос Народа»:

ЗВЕРСТВА БАНДИТОВ Акт

1943 года, февраля 4 дня, мы, нижеподписавшиеся — комиссия в составе: командира 2-го стрелкового батальона Павлова А.И. (председатель) и членов: начальника штаба 2-го стрелкового батальона Распашнова В.А. и командира 2-й роты Полякова Г.И. — составили настоящий акт в нижеследующем:

Во время боевой операции в районе леса Берложон, Михайловского района, неподалеку от партизанского лагеря (примерно в одном километре) были найдены трупы неизвестных людей, зверски замученных лесными бандитами — «партизанами»; всего найдено 5 трупов.

При казни этих людей партизаны отрубали им топором ноги, половой член и голову в области лба. Подобного рода зверства не вкладываются ни в какие рам-

преступлений перед русским народом.

Пред. Комиссии А. ПАВЛОВ Члены:

ПОЛЯКОВ, РАСПАШНОВ»

Что касается этой заметки, то А. Окороков, автор книги «Особый фронт. Немецкая пропаганда на Восточном фронте в годы Второй мировой войны», вышедшей в Москве, в издательстве «Русский путь» в 2007 г., стр. 50—51, ничтоже сумняшеся, начинает тут же рассуждать, что это вроде и не партизаны совершили, а может, и сами бойцы 2-го стрелкового батальона.


Что, вообще-то, смахивает на бред, если принять его утверждение на веру. Только прочтите его поучительные и весьма профессионально составленные рассуждения, которые идут сразу вслед за вышеприведенными строками: «Можно представить, какую реакцию вызвало это сообщение (и многие другие, агитогич- ные) среди местного населения. В то же время каких- либо доказательств того, что убийство совершили именно партизаны, а не немцы или те же бойцы 2-го стрелкового батальона Русской освободительной народной армии (РОНА) (такое написание Русской Освободительной Народной Армии у А. Окорокова. — СВ.) во время «боевой операции», в акте не приводится. Кто бы ни совершил это зверство (если оно вообще было совершено), информация о нем направлена на:

а) создание негативного эмоционального фона вокруг партизанского движения в целом;

б) формирование ненависти непосредственно к местным партизанам;

в) оправдание в глазах местного населения собственных жестокостей по отношению к партизанам или лицам, подозреваемым в связях с партизанами, под видом «ответного удара» или возмездия (выделено. — СВ)».

385

Перед вами, уважаемый читатель, типичный образчик замысловатой, но в то же время кондовой и заско-

Самая запретная книга...


рузлой советской агитки. И это несмотря на то, что книга вышла совсем недавно, в 2007 г., когда СССР уже 16 лет как вроде бы не существовала официально на этом свете.

Интересно, а какие нужны А. Окорокову доказательства, что зверства совершили партизаны?

Письменные приказы партизан о казни предателей родины? Так А. Окороков сразу же объявит эти документы наглой фашистской фальшивкой, сфабрикованной, опять-таки, самими «бойцами 2-го стрелкового батальона». Уж если они Акт сфабриковали, лишь бы прикрыть свои подлые преступления, так и фальшивый приказ партизан им сфабриковать — как два пальца помыть родниковой водичкой. В этом случае вообще удивительно, как же это они Акт додумались сфабриковать, а фальшивый приказ партизан — мозгой не доперли написать?!


Показания взятых в плен партизан? Неутомимый А. Окороков объявит все это следствием невыносимых пыток, которым подвергли героев-партизан подлецы-каратели. В результате чего герои-партизаны занялись самооговором, да и то скорее всего находясь уже в бредовом состоянии.

Фотографии партизан, убивающих и глумящихся над своими жертвами, сделанные ими во время казни и истязаний, а потом заботливо разбросанные ими же для скептичного исследователя из далекого будущего А. Окорокова? Так он все равно им не поверит и скажет: это все те же хитровы- верченные «бойцы 2-го стрелкового батальона» фотомонтажа наделали, чтобы через 65 лет А Окорокова запутать.

Наконец, «онлайн» видеорепортаж с места казни? Ну так даже если и представить, что в те времена такое могло быть (телепортированное из будущего, как в фильме — советской агитке «Мы из будущего»), то в этом случае А Окороков завопит: это монтаж и постановочные сцены.

...Трупы, найденные в окрестностях лагеря партизан, их логова, могли там появиться только в результате тех или иных действий самих партизан.

Точно так же, как и обглоданные кости овец и прочей живности, разбросанные возле берлоги медведя цпи волчьей норы, могут появиться здесь только в результате жизнедеятельности медведя или волков.

Так вот, обглоданные кости домашнего скота вокруг берлоги — это результат жизнедеятельности медведя.

А замученные, истерзанные и оскверненные трупы людей, обильно разбросанные вокруг логова — это результат жизнедеятельности обитателей этого логова.

Утверждение же А. Окорокова относительно того, что это могли сделать сами «бойцы 2-го стрелкового батальона>, восходит к традициям аж самого Гоголя, его бессмертной пьесы «Ревизор». Помните унтер- офицерскую вдову, которая сама себя высекла?

Это утверждение А Окорокова имеет под собой еще и солидную основу в виде подобных же утверждений, касавшихся тысяч и тысяч жертв кбммунистов в Каты- ни, обнаруженных немцами в 1943 г.


И может оно с какой-то попыткой серьезности рассматриваться только с позиций сегодняшнего дня. Что вот, мол, натворили «бойцы 2-го стрелкового батальона» эти зверства, а потом вдруг спохватились: через 65 лет, в далеком будущем, писатель А. Окороков станет книжку писать о наших зверствах и дьявольской хитрости — а фактов у него не будет. Надо помочь А. Окоро- кову и подбросить ему фактов. Поэтому давайте еще и акт специальный составим — а то нам не поверят, что это все на самом деле сделано руками человеческими.

Причем сам А. Окороков хорошо понимает, какую он чушь только что написал. Потому как он тут же пишет: «Кто бы ни совершил это зверство (если оно вообще было совершено)»»

Каков стиль, а?!

То есть вроде бы он и согласен, что это зверство «бойцы 2-го стрелкового батальона>, конечно же, не совершали. И тут же оговаривается, пишет: «.„(если оно вообще было совершено)». Тогда что же получается? Пресловутые «бойцы 2-го стрелкового батальона»9 найдя в лесу пустой партизанский лагерь, откуда только Что ушли партизаны, оставив «бойцов 2-го стрелкового батальона» «с носом» и найдя там только пустые банки да обглоданные кости отобранных у колхозников коров, со злости решили им напакостить. И написали акт, что кости этих коров — вовсе и не кости коров, а жертвы партизан?

Так, что ли?

Получается, А. Окороков тут же дезавуирует свои же собственные утвержден™, одновременно, опять-таки, сваливая в кучу правых и виноватых. Ну, совершили эти зверства партизаны, совершили. А может — и не партизаны, да и вообще — совершили, не совершили, не это главное. Черт с ними, умученными, не в них дело. А дело в том, по А Окорокову, что информация об этом зверстве «„направлена на

а) создание негативного эмоционального фона вокруг партизанского движения в целом;

б) формирование ненависти непосредственно к местным партизанам».

По А Окорокову, получается — самое мерзкое в вышеприведенном в газете «Голос Народа» факте чудовищного зверства партизан не в самом этом чудовищном зверстве. Чудовищное зверство, по А Окорокову, так, пустяки, мелочь, на которой и внимание-то заострять вовсе не надо. А самое мерзкое — то, что локотьчане составили акт, заактировали это зверство, сообщили о нем во всеуслышание в газете. И, таким образом, создали «негативный эмоциональный фон вокруг партизанского движения в целом». Сформировали у местного населен™, подонки проклятые, пособники немецко-фашистских оккупантов, «...ненависть непосредственно к местным партизанам».


То есть, если следовать замысловатой (впрочем, у всех соловушек красноперых логика крайне замысловатая, совершенно не поддающаяся какому-либо пониманию и вразумительному осознанию любым нормальным цивилизованным человеком) логике А. Окорокова, получается следующее:

Первое. Партизаны должны или имеют полное право совершенно безнаказанно и без какого-либо осужден™ их зверств со стороны творить немыслимые зверства, отрубать у живых людей «„.топором ноги, половой член и голову в области лба».

Второе. А локотьчане, их эвентуальные жертвы, должны об этом умалчивать, покорно ожидая своей очереди, чтобы уже им отрубили «„топором ноги, половой член и голову в области лба».

Третье. И не дай бог кому-нибудь сказать что-то об этом вслух. Ведь ненароком возьмут да вдруг и возбудят в населении «негативный эмоциональный фон вокруг партизанского движения в целом». Да еще и при этом, чем черт не шутит, сформируют у местного населения, негодяи этакие, холуи и подстилки немецкие, «„ненависть непосредственно к местным партизанам».

Четвертое. В то время как, по А. Окорокову, вокруг партизанского движения, по отношению к самим партизанам, отрубающим простым локотьчанам «„топором ноги, половой член и голову в области лба», нужно Создавать только позитивный эмоциональный фон. И, соответственно, ни в коем случае не формировать ненависть. А наоборот, формировать к ним, местным партизанам, любовь да ласку. За все, что они вытворяют над мирными жителями Орловщины.

Далее А Окороков откровенно сетует, что локотьчане своими каверзными заметками, подобно приведенной им выше, добивались все-таки, сукины дети, такого ненавистного ему отношения к партизанам со стороны местного населения и его властей. Он приводит еще одну заметку из газеты «Голос Народа», также почерпнутую им в книге И. Ермолова и С. Дробязко «Антипартизанская республика», уже цитировавшейся здесь. Заметка называется «Ответ на террор партизан». «За последние недели партизаны усилили свою террористическую «деятельность»: они захватывают работников новой власти и бойцов Народной Армии, отрубают своим жертвам руки и ноги, выкалывают глаза.


В связи с этим 6 февраля 1943 года руководство Локотского окружного самоуправления переслало руководству партизанскими отрядами ультиматум, в котором предупреждало:

«С сего дня за каждого замученного бойца, старосту и более ответственных работников — расстреливать заложников из расчета за каждого бойца, старосту — 20 партизан заложников; за каждого командира и ответработника — 50 партизан заложников.

Но, несмотря на это предупреждение, партизаны продолжают свой террор: так, например, один из агентов партизан 18 февраля произвел покушение на заместителя Обер-бургомистра Округа СВ. Мосина и тяжело ранил ехавшего с ним механика Свинцова.

В ответ на это покушение расстреляно 40 заложников-партизан».

...И еще одну важную вещь можно почерпнуть из вышеприведенного отрывка книги А. Окорокова. Размышляя по поводу процитированной им заметки о зверстве партизан и всеми своими могучими (в советском понимании этого смысла) интеллектуальными силами стараясь этот факт если и не опровергнуть полностью, так хотя бы всячески расшатать его достоверность всякого рода искусственными натяжками, измышлениями и псевдоисторическими умозаключениями, А. Окороков вдруг проговаривается. Причем, скорее всего, сам того совершенно не замечая. Вот она — его очень важная для нас с Вами, уважаемый читатель, проговор- ка, выделенная мною в вышеприведенном отрывке труда А. Окорокова: «Можно представить, какую реакцию вызвало это сообщение (и многие другие, аналогичные) среди местного населения (выделено. — СВ)».

Фраза эта говорит об очень многом. И, кроме всего прочего, о том, что:

Во-первых, таких случаев было не один, два, три или четыре. Таких случаев было очень много! Очень много — это не мои слова, не человека, которому соловушки красноперые все время пытались и пытаются прилепить разные позорные, с их точки зрения, клейма. Помимо антисоветчика, что совершенно справедливо, еще и фашиста, что никоим образом не соответствует действительности. Так вот, эти слова «(и многие другие, аналогичные)», повторяю еще раз для самых непонятливых, — не мои, а самого А. Окорокова. А он явно знает, о чем говорит и пишет!


Во-вторых, сама сухость и лишенное какой-либо эмоциональной окраски и моральной оценки озвучивание его устами этого жутковатого факта: «зверств партизанских над мирными жителями было очень много» — придает всему этому особенную зло- вещность. И возможность для делания далеко идущих предположений и ужасающих выводов.

Например, о том, что подобные нечеловеческие зверства, зверства, для фиксирования которых ошарашенным и ошеломленным простым локотьчанам понадобилось создавать целую специальную комиссию, и составлять специальные акты, а то люди другие просто не поверят на слово, это не какое-то сверхъестественное исключение. Как, наверное, на первых порах предполагали сами локотьчане, создавая подобную специальную комиссию и составляя специальные акты. А всего лишь обыденная, даже, наверное, довольно- таки скучноватая для творящих зверства практика коммунизма. Так сказать — практикующий коммунизм в действии.

Или практический коммунизм, как он есть в реальной жизни. И возмущают здесь А Окорокова не количество фактов зверств партизан по отношению к мирным локотьчанам, не совсем активно стремящимся, по мнению партизан, стать советскими патриотами и народными мстителями. И не само наличие таких фактов.

А всего лишь то, что обнародование локотьчанами в своей печати таких фактов негативно влияет на оценку партизан и партизанского движения в глазах простого населения Локотыцины.

...Ну как — хватит примеров, «товарищи» советские и постсоветские историки?

Глава 18

ЛЕТНЕ-ОСЕННИЕ БОИ РОНА В 1942 ГОДУ

...Руководитель партизан Зоны Брянского леса Дмитрий Васильевич Емлютин после разгрома Кокоревско- го партизанского отряда, разбитого в Шемякино и Тарасовке, решил взять реванш за это поражение.

Все те немалые партизанские силы, что принимали участие в нападении и захвате сел Тарасовка и Шемякино, — теперь уже остатки Кокоревского отряда, Ал-

туховский и Шешуевский отряды, мощный и многочисленный Вздружненский отряд, «нарастивший мяско» в своем глухом углу, Крапивненский отряд — были объединены во временное партизанское соединение. Но главную силу советских патриотов составляли здесь не эти 5 принимавших участие в боях за Тарасовку и Шемякино и уже порядком потрепанных партизанских отрядов. Не эти, превышавшие в общей слож-


ности более 1000 человек, но все-таки малобоеспособ- ные и разношерстные отряды народных мстителей. Главную силу этого соединения составлял насчитывавший несколько сотен «спецов» спецотряд НКВД «Родима», основное ядро которого составляли заброшенные с «Большой земли» профессионалы-диверсанты. Именно они цементировали собранные «с бору по сосенке» отряды народных мстителей, придавали им особенную силу и сплоченность, повышали их боевой дух.

Именно они и заправляли всей операцией.

Емлютин стянул все эти силы в район деревень Глинное — Коломино. Последняя деревня, Коломино, находилась на узловом месте — пересечении пяти лесных дорог между собой в районе переправы и моста через лесную реку Каламина, дорог: Глинное — Кокоревка, Алтухово — Красный Пахарь (бывшее Княжи) — Гуры и Красный Пахарь (Княжи) — Кирпичное — Коломино.

Деревня пережила войну Мировую, но не пережила 2-ю Гражданскую и была полностью уничтожена уже в период 1946—1948 гг. Теперь от нее не осталось даже урочища. Только лишь перекрестье лесных грунтовых дорог да мост через лесную речку Коломина.

А тогда это был крупный населенный пункт. Количество дорог, сходящихся в этом месте, впечатляет и по сию пору. Из района деревень Глинное — Коломино можно было оперировать сразу в нескольких направлениях, где концентрировались войска Народной Армии Русского государственного образования Особого Локотьского Уезда. Как против северной базы села Алтухово и расположенной рядом на северном берегу реки Крапивна деревне Шешуево (само Алтухово располагалось на южном берегу реки Крапивна). Так и против южной базы села Кокоревка, куда выдвинулись из Тарасовки и Шемякино силы сводного отряда Народной Армии во главе о самим Б. Каминским.

Дмитрий Емлютин, командовавший «партизанами» из спецотряда НКЩ «Родина» и партизанами из согнанных сюда Алтуховского, Шешуевского, Кокоревско- го, Вздружненского, Крапивнянского партизанских отрядов, так и решил.

. Он решил нанести сразу несколько комбинированных ударов по народоармейцам. Один удар по «северной базе» — селу Алтухово и деревне Шешуево. Второй удар по «южной базе» — селу Кокоревка. И наконец, третий и главный удар должен был нанести по деревне Красный Пахарь (Княжи) спецотряд НКВД «Родина». Деревня Красный Пахарь (Княжи), расположенная примерно на полпути между Кокоревкой и Ал тухово, в сложившихся условиях приобретала важное оперативно- тактическое значение. Здесь сходились сразу несколько дорог: Коломино — Кирпичное — Алтухово, Алтухово — Кокоревка и «северная» дорога Коломино — Красный Пахарь (Княжи) — Алтухово. В случае захвата этой деревни открывалась возможность нанесения флангового удара по выдвинувшимся и изготовившимся для дальнейшего наступления частям Народной Армии, как с севера по Кокоревке, так и с юго-запада по Алтухово. В свою очередь, потеря деревни Красный Пахарь (Княжи) лишала Народную Армию возможности нанести удар по деревням Кирпичное и Коломино в тыл наступающей на Кокоревку группировки партизан.


Так неожиданно небольшая лесная деревенька Красный Пахарь (Княжи) в начале лета 1942 г. приобрела значение важного центра и узла коммуникаций. Узла, владение которым представляло собой залог успеха одной и неуспеха другой из противоборствующих сторон в проведении важной войсковой операции, имевшей большое стратегическое значение.

Как для молодой, находящейся, по большому счету, еще в стадии становления и только набирающей силы и опыт Народной Армии.

Так и для крепнущих, развивающихся, разворачивающихся, растущих численно и качественно многочисленных отрядов народных мстителей, советских патриотов.

Операции, результат которой должен был немедленно в ту или иную сторону сказаться на судьбе всего Брянского леса на долгие несколько месяцев, а то и годы.

...Кстати, деревня Красный Пахарь (Княжи), так же как и деревня Коломино, не дожила до сегодняшних дней, оставшись только в памяти людей, переживших войну первую, с 1941 по 1943 г., да войну вторую, с 1943 по 1951 г.

А еще на карте. И то только лишь в виде урочища Красный Пахарь, в котором так и сходятся узлом пять проселочных дорог, одна из которых и вовсе превратилась в лесную. Да еще деревня эта осталась на пожелтевших листках военных документов тех времен... Отчаянных партизанских сводок и отчетов, написанных прыгающим почерком обслюнявленным «химическим» карадашом... Немецких бесстрастных документов, написанных сухим канцелярским языком... Живых народоармейских отчетов, торопливо и коряво начерканных плохо отточенными карандашами на вырванных из детских школьных тетрадок листках «в клеточку» и «в линеечку»... Зловещих эмгэбистских отчетов и докладов, напечатанных на трофейных «Ундервудах» да «Олимпиях»...

...Перегруппировав и сконцентрировав свои силы, подтянув подкрепления, Сталинские коммандосы, советские патриоты перешли в контрнаступление. Ал- туховский и Шешуевский партизанские отряды, сосредоточенные в Глинном, пошли на штурм своих родных мест — села Алтухово и деревни Шешуево. Основная же группировка советских патриотов, расположенная в деревне Коломино, Вздружненский и Крапивнянский партизанские отряды, спецотряд НКВД «Родина» и уже порядком потрепанный несколько ранее Кокоревский партизанский отряд прямиком пошли штурмом на Кокоревку.


При этом Крапивнянский партизанский отряд шел по проселку левым берегом реки Коломина. Он должен был атаковать и захватить выдвинутую на два километра на, запад от Кокоревки деревеньку Стеклянное. Деревенька эта надежно прикрывала подходы к Коко- ревке с запада — из глубины Брянского леса. Вздружненский партизанский отряд, спецотряд НКВД «Родина» и остатки Кокоревского партизанского отряда пошли правым берегом Коломины по проселку на деревню Кирпичное. Там они разделились: Вздружненский партизанский отряд пошел на юг, по проселку, ведущему прямиком к Кокоревке. А спецотряд НКВД «Родина» вместе с остатками Кокоревского партизанского отряда пошел на восток, чтобы, пройдя по этому проселку, атаковать с юго-запада деревню Красный Пахарь (Княжи). Ранее, еще в деревне Коломино, «родин- цы» разделились, и из спецотряда была выделена ударная группа Сталинских коммандосов. Она отделилась от основных сил и пошла «северной» дорогой, огибавшей с севера болото Кирпичное. По этой дороге ударная группа подходила к деревне Красный Пахарь (Княжи) с северо-запада.

План был прост, но надежен. Южная группа партизан связывает в Стеклянном боем передовые силы изменников родины. Затем мощным ударом с севера, от Кирпичного (для этой цели как раз предназначался мощный многочисленный Вздружненский партизанский отряд), атакует центр и западные окраины Коко- ревки. Этим самым она отсекает отряд в Стеклянном от основных сил предателей. И спокойно занимается уничтожением окруженных в Стеклянном, выстроив против основных сил фронт на восток в центре Коко- ревки.

Северная группа партизан, атакуя по шоссе с северо-запада, старается захватить северо-западную часть села Алтухово — деревню Крапивна, уже давно ставшую частью разросшегося села. Это ею делается с тем, чтобы можно было выйти на проселок, ведущий на север, к деревне Осиновый Мост. Там, совершив частью сил, Шешуевским партизанским отрядом, глубокий обход с севера, неожиданно ударить вдоль реки Речицы на деревню Шешуево с севера.


Тем временем ударная часть партизанского соединения, спецотряд НКВД «Родина» с остатками Кокоревского партизанского отряда,^атакует деревню Красный Пахарь (Княжи) с юго-запада. И тем самым связывает поганых фашистских прихвостней, пособников немецко-фашистских оккупантов упорным боем. Наконец, ударная группа «родинцев», выйдя «северной» дорогой в тыл к предателям родины, в обход болота Кирпичное, ударом с северо-запада ставит «крест» на этой группировке прихвостней.

После уничтожения «краснопахаревской» группировки войск прихвостней часть спецотряда НКВД «Родина» вместе с остатками Кокоревского партизанского отряда атакует с севера Кокоревку. При этом нанося тем самым удар в правый фланг и ближайший тыл «Ко- коревской» группировке предателей родины. И совместными силами с Вздружненским и Крапивнянским партизанскими отрядами уничтожает этих шкурников и трусов. А основная часть спецотряда НКВД «Родина» наносит такой же уничтожающий удар по тылам и левому флангу Алтуховской группировки изменников родины. После чего обе группировки партизан по сходящимся направлениям наносят мощный концентрический удар по селу Красный Колодец. Селу, прикрывающему подходы с запада к самому Локотю и отстоящему от него всего в 4 километрах.

Ну, а дальше — Локоть!

План был хорош, осталось только его исполнить. Сил для его претворения в жизнь было более чем достаточно. Помимо автоматического оружия, партизаны располагали для этого артиллерией, имели противотанковые пушки (знаменитые «сорокапятки»!), полковые артиллерийские орудия калибром 76 мм, более десятка ротных и батальонных минометов, более десятка одних только станковых пулеметов «Максим», несколько десятков ручных пулеметбв. И огромное количество •боеприпасов, которое везли на десятках подвод!

...Но с самого начала наступление «не пошло», «не заладилось».

При этом больший успех имела Южная группа партизан. Крапивнянцы, пользуясь подавляющим превосходством в людях и оружии, используя пушку, два миномета и большое количество пулеметов, атаковав Стеклянное, быстро выбили защитников деревеньки на правый берег реки Коломина, за пруд.


Тем временем вздружненцы, атаковав Кокоревку с севера, не дали возможности перебросить подкрепления в Стеклянное. Одновременно они связали боем основные силы находившегося здесь отряда РОНА Сначала на северной окраине села, где защитники Ко- коревки безуспешно пытались удержать в своих руках холм, мимо которого проходит дорога на Кокоревку с севера и который господствует над всей западной и северо-западной частью села. А затем, когда этого все-таки сделать не удалось и они были выбиты с холма, то на улицах села Кокоревка. Бой постепенно начал медленно смещаться к востоку. При этом с каждой минутой боя, с каждым шагом партизан на восток положение блокированных на берегах реки Коломина и пруда защитников Стеклянного ухудшалось все более и более. Они не могли даже отступить в село, так как от Стеклянного к Кокоревке тянулось большое «колхозное» поле. Отступление по рыхлой, только что вспаханной пашне, в условиях действительного огня с левого берега реки и из-за пруда — в тыл и с северных окраин села, где уже в это время были партизаны, — в лоб, сделали бы такую попытку просто самоубийственной.

У Северной группы партизан дела обстояли хуже. Единственное направление, с которого группа могла атаковать, это было довольно-таки узкое пространство между реками Железная и Крапивна. Которые, сделав у села Алтухово причудливый изгиб, далее, почти 5 километров, текут практически параллельно друг другу, на расстоянии примерно 1,5—2 километра друг от друга. Обе речки имеют низкие, болотистые, топкие берега, как и вся местность к югу от реки Железной и к северу от реки Крапивны.

Кстати, была еще одна особенность всей местности, на которой разворачивалась эта войсковая операция. Она заключалась в том, что все леса, окружавшие (и окружающие до сих пор эти места) вышеперечисленные села, имели и имеют до сих пор крайне неудобный для оперирования в них заболоченный характер местности. Они пронизаны массой ручейков, бочажин, низких, вязких мест, и продираться через них, тем более имея при себе артиллерию, минометы, подводы с боеприпасами, — почти невозможно. Поэтому обе стороны были вынуждены пользоваться в основном проселочными дорогами, благо их здесь было предостаточно.


В силу этого факта Северная группа партизан вынуждена была наступать на Алтухово только по грейдеру. Который идет строго посредине этого межречного пространства, образованного причудливым течением рек Железной и Крапивны. Даже в пределах этого пространства возможность маневра исключалась, так как и эта междуречная местность была заболоченной. Так что даже перейти на проселочную дорогу, ведущую с севера, от Салтановки, на Алтухово, было также почти невозможно — только отдельным пешим группам. Но и эта слабая возможность маневра сводилась на нет тем, что при въезде в Алтухово (Крапивну) с запада, сразу за окраиной, возвышается довольно-таки крупный холм. Который, с одной стороны, совершенно закрывает собой всю западную часть села. А с другой стороны, господствует над обеими дорогами в Алтухово. Одна из которых, от Салтановки, обтекает его с севера, а другая, щебенка, — с юга.

Так что, даже наступая двумя колоннами, партизаны были вынуждены наступать прямо в лоб на укрепленный холм, где народоармейцы еще ранее оборудовали укрепленные позиции — вырыли окопы и пулеметные гнезда.

Так у них все и получилось. Атака на село Алтухово свелась к кровопролитным штурмам обеихми колоннами холма, ставшего на это время своеобразным «ключом» к Алтухово. Десятки трупов партизан, не считая раненых, усеяли подножие и склоны холма, прежде чем партизанам удалось-таки выбить с него поредевшие остатки бойцов Народной Армии.

После чего бой переместился в село и народоармейцы, под натиском партизан, отступили из Крапивны непосредственно в Алтухово.

Хуже всего, как ни странно, обстояли дела у ударной группы: спецотряда НКВД «Родина» и остатков Кокоревского партизанского отряда. Во-первых, в деревне Красный Пахарь (Княжи) «спецы» наткнулись неожиданно для себя на бронегруппу Народной Армии.

А во-вторых, с этой бронегруппой столкнулись на поле боя не пришедшие еще толком в себя после разгрома партизаны из Кокоревского партизанского отряда., которыми теперь командовал небезызвестный Кочур. Опять с той самой ненавистной и страшной для них бронегруппой, которая несколькими днями ранее положила конец основной части их отряда. «Кокорев- Цы», или теперь уже «кочуровцы», деморализованные произошедшим накануне разгромом своего отряда и гибелью командира и всего штаба, лишившиеся веры в себя, в свои собственные силы, сразу впали в панику и побежали. Остановить их не смогло ничего: ни пинки «спецов», ни выстрелы из «энкавэдэшных», «комиссарских» пистолетов в лицо — ничего. Они бежали с поля боя и увлекли этим бегством за собой и «спецов». Все было кончено, и кончено очень быстро. «Спецы» также побежали, бросив орудия, минометы, пулеметы, подводы с боеприпасами. Бегство стало общим. Когда же к деревне вышла ударная группа спецотряда «Родина», то ее удар принял на себя весь гарнизон деревни — вся бронегруппа. Разгром и уничтожение ударной группы «спецов» был в таких условиях только делом времени, и довольно небольшого времени. И этот разгром быстро стал делом свершившимся.


Тем временем уже в самом начале боя Б. Каминский, получив сообщения об атаках одновременно грех населенных пунктов, максимально отстоящих друг от друга на расстоянии до 15 километров, сразу же сообразил, что здесь «товарищи» начали самую настоящую «войсковую операцию». И своими силами, только народоармейцев, с ними не справиться. Он немедленно связался с командованием германских и венгерских войск, чьи охранные батальоны дислоцировались:

-- венгры — в селе Холмечи в 9 километрах юго- восточнее Кокоревки;

— немцы — в крупном селе Погребы, отстоящем от Алтухово на 10 километров к востоку и находящемся на пересечении шоссе Брянск — Севск и Погребы — Вздружное.

И венгры, и немцы среагировали мгновенно. Венгры выбросили по шоссейке от Холмечей на Стеклянное две роты своего охранного батальона, усиленные двумя бронемашинами и минометным взводом. Немцы бросили по шоссе от села Погребы на Алтухово — также батальонную боевую группу, усиленную одним легким танком, двумя бронемашинами и минометным взводом.

С этой минуты «товарищи» были обречены.

Но они еще не знали об этом.

А дальше был разгром.

Часть бронегруппы Народной Армии ударила с юга по правому флангу партизан, атакующих Алтухово. Этим ударом она отбросила Алтуховский партизанский отряд назад на шоссейку, ведущую во Вздружное.

Щешуевский партизанский отряд был вынужден отступить через реку Крапивну на север, где после неудачной попытки закрепиться на Крапивненском кладбище был выбит из Крапивны подоспевшими немцами. Они гнали партизанский отряд до самой деревни Осиновый Мост, что располагалась почти в 4 километрах на север от северных окраин района Алтухово — Крапивны. Там их всех и добили. Безжалостно добили, окружив остатки в самой деревне. Партизаны бросались отчаянно то в одну, то в другую сторону, теряя каждый раз десятки человек в придорожных канавах, на огородах и в рощицах. А потохм всю деревню прочесали тщательно, вытаскивая по одному пытавшихся спастись, кто на чердаке, кто в погребе,, кто в стогу сена. Добивали стонущих раненых, брошенных партизанами в суматохе бегства из пылающей деревни, загоревшейся во время боя.


Деревня Осиновый Мост, как и большинство деревень в этой округе в глубине Брянского леса, не пережила 2-ю Гражданскую войну, и теперь здесь просто урочище Осиновый Мост. От деревни, как и от людей, ее населявших, осталось только название урочища на карте да едва заметные, заросшие уже высокими, вытянувшимися к небу деревьями развалины. Эти едва уже заметные памятники человеческой жестокости. Точнее, нечеловеческой жестокости тех, кто безжалостно уничтожил все эти тихие лесные деревни вместе с их обитателями.

Здесь еще сохранилась братская могила «советских патриотов, умученных немецко-фашистскими захватчиками». Это как раз те самые партизаны-емлютинцы, окончательно добитые народоармейцами в ходе разгрома партизан — после Тарасовки и Шемякино.

..Алтуховский партизанский отряд смог уйти, только бросив на поле боя в спешке своего панического бегства все тяжелое вооружение — орудия, пулеметы, минометы, подводы с боеприпасами. Алтуховцы быстро откатились аж за реку Навля. Но здесь, в 5 километрах к северо-западу от реки, на шоссейке, были настигнуты ополченцами и добиты. Полностью.

Вз