litceysel.ru
добавить свой файл
1 2
На правах рукописи



БАБАНОВ АЛЕКСАНДР АЛЬБЕРТОВИЧ


СИЛОВЫЕ ИНСТИТУТЫ

В СИСТЕМЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ

ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

(на примере ВС и МВД Российской Федерации)


Специальность 23.00.02 - политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии


А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук


Москва -2006

Диссертация выполнена на кафедре гуманитарных и социально- экономических дисциплин Пограничной академии Федеральной службы безопасности Российской Федерации.


Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Пусько Виталий Станиславович


Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Амирян Валентин Артурович

доктор политических наук, доцент

Михайленок Олег Михайлович

доктор политических, профессор

Смульский Сергей Владимирович


Ведущая организация: Военная академия воздушно-космической обороны.


Защита состоится "29" ноября 2006 г. в 15 часов на заседании диссертационного Совета по философским и политическим наукам Д.319.001.01 в Пограничной академии Федеральной службы безопасности Российской Федерации по адресу: 125040, г. Москва, Ленинградский проспект, д.3.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Пограничной академии Федеральной службы безопасности Российской Федерации.


Автореферат разослан "___" октября 2006 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент Г.П. Герейханов


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

В истории цивилизаций ни одно из тех государств, которым приписывают закон «армия вне политики», не обходилось без применения армии для восстановления или поддержания порядка, решения задач внутренней политики. Силовые институты различным образом реагируют на все события и процессы, происходящие в обществе.


В современных условиях Российская Федерация следует курсом на построение демократического правового государства и переживает сложный переходный период, связанный с вхождением в рыночные отношения, укреплением политической системы государства, решением социальных проблем, реформированием силовых структур.

Построение российского правового государства предполагает усиление государственной власти, ведь со времен Ж.Ж. Руссо известно, что только сильное государство обеспечивает свободу своим гражданам. Сильное государство и прочный правопорядок - две стороны одной медали: только такое государство в состоянии установить прочный правопоря­док, а последний есть условие существования эффективный госу­дарственной власти. «Жить по правилам (читай - по закону) может себе позво­лить только эффективное, сильное государство».1

Сегодня перед Российским государством стоит задача противостоять но­вым угрозам, связанным с той войной, которую международный терроризм объявил России и всему миру. Ее выполнить может только такое государство, которое охра­няет права и законные интересы его граждан. Президент России В.В. Путин, особо подчеркивает, что «нужно заниматься правоохранением: защи­щать интересы граждан от покушения на их жизнь, здоровье, обеспечивать безопасность государства. Вместе с тем, - отмечает он, - ... нужно подумать не только о функциях правоохранительных органов, но и о том, чтобы их возмож­ности использовались во благо людей, а не против них, чтобы наши граждане не боялись выйти на улицу»2.

Сегодня российское общество всерьез озабочено состоянием правового порядка в стране. Несмотря на все усилия, предпринимаемые государством, пока не уда­ется существенно остановить рост преступности, обеспечить в полном объеме выполнение прав и свобод человека и гражданина. В этих условиях достижение высокого уровня демократии требует согласованных со­вместных усилий государства, всего общества и силовых институтов.


Вместе с тем, очевидно, что в своем концен­трированном виде деятельность по обеспечению, охране, защите и восстанов­лению правопорядка находит свое выражение в соответствующей правоохранительной функции государства. В этой связи перед политологической наукой стоит задача теоретического обоснования реальности, разумности и справедливости идеалов правового государства, с одной стороны, и прочного правопорядка, с другой.

Поэтому обращение к теоретическому исследованию проблематики, свя­занной с осуществлением функции обеспечения национальной безопасности, охраны, защиты и восстанов­ления правопорядка в период формирования правового государства, места и роли силовых институтов государства в этом процессе, представ­ляется весьма актуальным и своевременным.

Актуальность исследования обусловлена следующими обстоятельства-ми.

Во-первых, радикальными изменениями в мире, российском обществе, которые со всей остротой поставили проблемы реорганизации всех структур государства, существенной корректировки военной политики и военного строительства. Исследование системы политической власти и ее влияния на характер и направленность подготовки и использования силовых институтов становится актуальной задачей обществоведов, в особенности политологов.

Во-вторых, потребностями современной практики реформирования силовых институтов России, главная цель которого – привести их деятельность в соответствие с национальными интересами по обеспечению безопасности личности, общества и государства, повысить их готовность к противодействию военным угрозам и вызовам, борьбе с международным терроризмом.

В-третьих, необходимостью политологического исследования особенностей и механизмов оптимизации взаимодействия армии, МВД и системы политической власти в демократическом правовом государстве и, прежде всего, на этапе его социальной модернизации, осуществления эффективного гражданского контроля за деятельностью силовых институтов российского государства.


В-четвертых, потребностью в обобщении и обогащении существующих политологических знаний по проблеме взаимодействия силовых институтов и политической власти в правовом государстве и их практическом использовании.

Степень научной разработанности проблемы. Поставленная проблема к настоящему времени имеет сложные и многогранные оттенки, несмотря на то, что в рамках советской теоретической мысли был создан определенный потенциал идей по проблемам организации взаимодействия силовых ведомств и политической власти, военной мощи государства и политики. В постсоветский период эти проблемы нашли свое отражение в многочисленных исследованиях отечественных и зарубежных ученых, но уже в контексте новых реалий, тех изменений, которые произошли в мире и стране. Эти исследования условно можно представить следующими основными группами.

Первую группу составляют работы, посвященные проблемам генезиса, становления, развития и функционирования силовых институтов. Представление об уровне знаний проблемы существования силовых институтов можно составить на основе имеющейся литературы, научных публикаций. Заслуживают внимания работы авторов, исследующих вопросы деятельности военной организации государства в различных условиях существования общества3, функционирования органов охраны правопорядка

и безопасности 4.

Ко второй группе относятся работы, касающиеся проблем гражданского контроля за деятельностью силовых ведомств. Среди большого круга работ следует особо выделить труды авторов, которые посвящены рассмотрению проблемы гражданского контроля над силовыми структурами в его широкой интерпретации5. В них так или иначе затронуты и раскрыты проблемы положения силовых ведомств в обществе. Здесь также можно выделить работы, имеющие отношение к конкретным субъектам, формам и методам демократического руководства силовыми институтами6.


Третья группа представлена работами, посвященными проблемам становления, функционирования и изменения власти в государстве. В механизме мирового общественного развития особое место принадлежит власти, основой которой является политическая власть. Именно власть выступает обязательным элементом всех исторических преобразований. Это понятие является одним из центральных в политической науке. В данном направлении имеются многочисленные наработки, в которых осуществляется анализ основных направлений трактовки власти зарубежной и отечественной литературе. К ним можно отнести работы Ф. Бурлацкого, М.Вебера, Е.Вятра, В.Ильина, Д.Истона, Н.Кейзерова, Т.Кларка, Г. Лассуэлла, Т. Парсонса, Б. Рассела, М.Роджерса и многих других. Эволюционное развитие общества постоянно вносит коррективы в данное направление и это просматривается на основе анализа теоретических трудов более поздних периодов7, которые зачастую не имеют однозначной трактовки понятия власти, но существенно обогащают знания и представления об этом явлении.

Четвертая группа исследований освещает проблемы теории государства и права, которые играют важную роль в поли­тической теории и практике. Природа и сущность государства как института политической системы общества сложны и многомерны. Не случайно они являются предметом ис­следования многих наук: философии, экономической теории, социологии, истории, права и др. В этом спектре наук особое место, на взгляд автора, занимает политология, которая тесно взаимодействует с такими отраслями научного знания, как философия, социология, право и др.

Принципиально новой для политологической науки является проблема соотношения государства и формирующегося гражданского общества, их взаимосвязи и взаимообусловленности, влияния на процессы демократических преобразований. Решение этой проблемы опирается на теоретическую базу, которая позволяет выявить определенную совокупность подходов к пониманию государства вообще и правового государства в частности, а также определить степень реализации прав и свобод социума в зависимости от тех или иных форм существования государства8.


Вопрос о преемственности исследований сегодня воспринимается крайне противоречиво по любой обществоведческой проблеме, тем более политологической. Учитывая это, необходимо корректно относится к тому, что было исследовано советскими учеными в области политических систем, определении места и роли в них армии и правоохранительных органов. Безусловно, ряд концептуальных положений сегодня требует уточнения либо пересмотра с позиций политологического знания, отражающего современные политические реальности. Обобщая сказанное в отношении степени разработанности проблемы, можно отметить, что она является недостаточно исследованной и на уровне докторской диссертации не ставилась.

Что же касается известных подходов к рассмотрению сущности взаимодействия политической власти и силовых институтов, то они уже претерпели некоторые изменения и требуют уточнения в связи с существенными изменениями в общественно-политической жизни России.

Объект исследования - роль и место силовых институтов в системе политической власти правового государства.

Предмет - механизм взаимодействия силовых институтов с политической властью правового государства в России, приоритетные направления оптимизации этого процесса.

Гипотеза исследования. В постсоветский период развития Россия приступила к формированию новой модели своего социально-экономического устройства, политической модернизации, смене формы государственности. Новые реалии генерировали многие новые проблемы, одной из которых является определение направления формирования качественно новых структур силовых институтов государства, способных более эффективно выполнять свои функции. В связи с этим актуализировалась проблемная ситуация: каким путем необходимо следовать, чтобы данные институты не утратили своей эффективности и не стали инструментом достижения целей определенных политических сил.

Цель исследования - на основе методологии политологического исследования выявить сущность, специфику и механизм взаимодействия силовых институтов с политической властью государства, выработать рекомендации по оптимизации этого процесса в современных условиях.


Для достижения поставленных целей в диссертации ставятся и решаются следующие исследовательские задачи:

во-первых, раскрыть сущность политической власти в правовом государстве, роль и место армии, правоохранительных органов в системе политической власти;

во-вторых, определить особенности взаимодействия системы политической власти и силовых институтов в правовом государстве;

в-третьих, проанализировать механизм взаимодействия МО, МВД РФ и политической власти на этапе строительства правового государства;

в-четвертых, выделить и обосновать приоритетные направления повышения эффективности функционирования силовых институтов в системе политической власти в современной России;

в-пятых, на основе анализа механизма взаимодействия силовых институтов и политической власти в правовом государстве, выработать и предложить рекомендации по оптимизации данного взаимодействия.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют: последовательно реализуемый в диссертации политологический анализ основополагающих принципов и понятийно-категориального аппарата философии политики, философии права, социальной философии; диалектический, системный, структурно-функциональный, социокультурный и другие подходы; труды отечественных и зарубежных философов, юристов, политологов и социологов, исследовавших современные политико-идеологические процессы строительства новых силовых институтов государства. Изучены также труды многих ученых, исследующих указанный круг проблем с позиций методологических подходов политологической науки, теории права и государства, истории правовых учений и др. Диссертант использовал положения законов Российской Федерации, документов политических партий и общественно-политических движений, нормативно-правовых актов Министерства обороны и Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Эмпирическая база исследования: анализ литературных источников, материалы периодической печати, аналитические обзоры, материалы различного рода совещаний, конференций по вопросам, касающимся проблем силовых институтов государства и политической власти. Кроме того, в исследовании активно использовался личный опыт служебной деятельности автора в силовых структурах.


Структура диссертации обусловлена целями, задачами и внутренней логикой исследуемой проблемы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

Во введении обосновываются актуальность темы диссертационного исследования, степень разработанности проблемы, объект, предмет, цель и задачи исследования. Определена теоретико-методологическая основа исследования, эмпирическая база и научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, выявляется практическая значимость работы.

В первой главе - «Политологический анализ сущности политической власти и силовых институтов в правовом государстве», состоящей из трех параграфов, на основе современной методологии политологического анализа, с позиции принципа единства исторического и логического рассматриваются различные подходы к определению основных базовых категорий, укладывающихся в рамках объекта и предмета исследования.

Во второй главе - «Основные компоненты взаимодействия силовых институтов и политической власти в правовом государстве», включающей три параграфа, определяются механизм взаимодействия армии и системы политической власти, особенности его функционирования в правовом государстве, исследуются содержание и особенности взаимодействия ВС, МВД и системы политической власти России на этапе строительства правового государства в России.

В третьей главе - «Основные направления повышения эффективности функционирования силовых институтов и политической власти в современной России», состоящей из трех параграфов, рассматривается проблема оптимизации взаимодействия ВС, МВД и политической власти в современной России, а также система гражданского контроля за деятельностью силовых структур государства.

В заключении формулируются теоретические выводы и практические рекомендации, направленные на оптимизацию взаимодействия силовых структур и системы государственной власти в интересах обеспечения национальной безопасности современной оссииРоссииРоссии.



НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ

ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна состоит в достижении теоретических результатов, обобщений и выводов в процессе решения поставленных задач, которые в развернутом виде предполагается вынести на защиту. Конкретно она состоит в следующем:

- выявлении роли и места силовых институтов - ВС и МВД РФ в системе политической власти правового государства, особенностей их социально-политического статуса;

- результатах анализа механизма взаимодействия МВД, ВС РФ и политической власти на этапе строительства правового государства в России;

- уточнении функций силовых институтов в правовом государстве и задач гражданского контроля за их деятельностью;

- политологическом анализе условий и факторов, определяющих становление и развитие власти определенного социально-исторического типа, конкретный уровень эффективности функционирования силовых институтов как средств обеспечения внутренней и внешней безопасности страны;

- разработке и обосновании предложений по совершенствованию Концепции развития силовых ведомств РФ;

- выработке рекомендаций, позволяющих повысить эффективность взаимодействия силовых институтов и политической власти правового государства, определении наиболее оптимальных форм этого взаимодействия в решении задач строительства демократического, правового государства и обеспечения внутренней безопасности личности, общества и государства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.Результаты политологического анализа категории «власть», которая определяется как эффективная система сдержек и противовесов во взаимоотношениях между ветвями власти (законодательной, исполнительной, судебной), синхронность действий различных властных институтов обеспечиваемая разумным балансом отношений между полномочиями (правами применения политической власти в оговоренных пределах) и ответственностью (обязанностью отвечать перед организацией за правильность применения политической власти). Авторское определение политической власти как социального явления, специфической формы общественных отношений между большими общностями людей, способностью определенной социальной группы, политической элиты или отдельного индивида проводить в жизнь свою политическую волю, воплощающуюся в реально осуществляемой политике.


Понятие власти является ключевым в политической науке и, казалось бы, достаточно разработанным. Но несмотря на это, в течение многих столетий теоретики продолжают предпринимать многочисленные попытки определения власти, анализа процесса ее формирования, функционирования использования в различных социально-политических системах.

Первые попытки осмыслить феномен власти связаны с античной эпохой. Если попытаться наметить линию историко-философских истоков концепции власти, то необходимо отметить большое влияние на ее формирование немецкой классической философии (в особенности Г.Гегеля), которая рассматривала власть как волевое отношение. Онтология власти основана на том, что властное отношение выражает определенный тип деятельности (т.е. предполагает наличие воли), смысл которого состоит в реальном доминировании субъекта над объектом.9

В наше время осмысление проблем власти неразрывно связано с борьбой за сохранение жизни на Земле, с защитой чести и достоинства человека, созданием достойных условий для его существования. Эти вопросы составляли стержень творческой деятельности английского мыслителя Б.Рассела. Ряд его положений стали достоянием мировой философской и социально-политической мысли. Для М.Вебера, одного из крупнейших теоретиков, «власть есть возможность того, что одно лицо внутри социального отношения будет в состоянии осуществить свою волю, несмотря на сопротивление и независимо от того, на чем такая возможность основана». Т.Парсонс трактует власть как «обобщенное средство или источник, аналогичный деньгам, который помогает достичь современных целей через соглашение членов общества, узаконить на руководящих позициях тех, кто способствует достижению целей системы, в случае необходимости пользуясь отрицательными санкциями».10 Ф.Бурлацкий под властью понимает способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства-авторитета, права, насилия».11 Польский политолог Е.Вятр считает, что «власть – это возможность приказывать в условиях, когда тот, кому приказывают, обязан повиноваться».12


В современной политологической и социологической литературе власть также трактуется далеко неоднозначно. Одни ученые определяют власть как способность индивида, группы, общества подчинить своей воле поведение и деятельность людей, другие придерживается мнения, что власть - волевое социальное отношение, характер которого обусловлен доминирующей волей одной из сторон данного взаимодействия, осуществляемого с помощью властных методов. Существует также взгляд, согласно которому власть понимается как функция любого коллектива по руководству. Придерживаясь методологического принципа рассматривать явление власти в историческом и социально-классовом контексте, А.Г.Аникевич предлагает следующее определение власти: «Власть - волевое авторитарное выражение интересов субъекта собственности, проявляющееся в организации социального управления».13

Обобщая различные точки зрения на феномен власти, автор в обобщенном виде выделяет основные подходы к пониманию ее сущности. Власть есть способность, право и возможность распоряжаться кем-либо, чем-либо, оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность людей с помощью различного рода средств - права, авторитета, воли, принуждения и т.д.; власть - политическое господство над людьми. Власть осуществляется различными субъектами: органами государственного управления, политической элитой, политическими лидерами и руководителями, обличенными соответствующими государственными, административными полномочиями.14 Вышеназванные подходы к сущности власти представляют в целом спектр различных взглядов, который существует по исследуемой проблеме. Но ни одно из этих определений не дает полной, исчерпывающей характеристики явления власти, хотя каждое из них раскрывает определенный аспект данного феномена, создает методологические предпосылки для его политологического осмысления.

По мнению автора, целостная концепция власти - одна из ведущих теоретических моделей, способствующая исследованию политических отношений и пониманию механизма деятельности политической системы и государства. Политическая власть тесно связана с государственной властью. Это обусловлено тем, что она исходит от государства и реализуется при его прямом или косвенном участии. Однако понятие политической власти значительно шире понятия государственной власти. Это связано в первую очередь с тем, что политическая деятельность осуществляется не только в рамках государства, но и в других составных частях политической системы общества. В то же время государственная власть всегда является ядром политической власти, ее основным содержанием.


В современной теории государства политическая (государственная) власть чаще всего рассматривается как особое отношение между властвующим и подвластным. Анализ большинства существующих сегодня определений государствен­ной власти приводит к выводу, что осуществление власти чаще всего рассмат­ривается авторами как некий «одномерный» процесс, идущий только или пре­имущественно в направлении: от властвующего — к подвластному. При таком, явно упрощенном понимании государственной власти, только государство рас­сматривается как некое активное начало, которое властвует над обществом. Последнему же в этой концепции отводится роль пассивного субъекта, безро­потно, равнодушно или послушно переживающего господство государства. При этом не учитывается обратная связь - то влияние, которое оказы­вает подвластный на властвующего.

Следует отметить, что существуют различные концепции государственной власти, которые формируются в условиях конкретных форм государственного устройства. К примеру, концепция государ­ственной власти, преобладавшая в отечественной политологии, была концеп­цией монологической. Она вырабатывалась длительный период и укоренялась в российском обществе традициями авторитарно-патриархальной политической культуры. В этой связи перед отечественной наукой стоит задача теоретического обосно­вания путей перехода от «монологического, моносубъектного типа власти — ка­ким и был тоталитаризм, к полисубъектной системе, построенной на осно­ве диалога».15

Применительно к теме диссертационного исследования, сказанное выше означает, что функционирование государства не следует рассматривать только как про­цесс передачи властных указаний от государства к обществу; одновременно это и обратный процесс: от общества - к государству. «...Именно общество задает параметры, направления деятельности государства, определяет его функции, «программу» деятельности. Ибо государство - «слуга» общества, создаваемый обществом институт, главное назначение которого выполнять те задачи и функции, которые общество ему задает, адресует, диктует».16


Политическая (государственная) власть характеризуется следующими отличительными признаками: во-первых, выражением властно значимых интересов всех социальных групп и слоев общества; во-вторых, управлением и руководством политическими и общественными процессами в интересах тех или иных социальных слоев населения или всего социума в целом; в-третьих, верховенством, обязательностью ее решений для всякой иной власти; в-четвертых, непосредственной связью с идеологической регуляцией и организацией общества; в-пятых, публичностью и гласностью, то есть всеобщностью; в-шестых, моноцентричностью власти - наличием единого центра принятия решений.

В настоящее время понятие «политическая власть» трактуется как определяющее воздействие на поведение масс, групп, организаций с помощью средств, которыми обладает государство. Политическая власть проявляется в общих решениях и решениях для всех, в функционировании государственных институтов (президент, правительство, парламент, суд). Политическая власть мобилизует на достижение целей большие массы людей, регулирует отношения между группами во время стабильности, общего согласия. В основе современных определений политической власти лежит признание ассимметричности отношений между людьми.

Структурно-атрибутивные основания политической власти - законы, суд, государственный аппарат, отряды принуждения, партийная дисциплина, авторитет лидера, центральные и региональные структуры. Руководствуясь принципом антропологического подхода, выделяют такие типы оснований политической власти, как страх, интерес, убеждение. В этой связи следует отметить, что характерной особенностью политической власти в правовом государстве можно отнести переход к нормативным ресурсам власти - средствам воздействия на мир, ценностным ориентациям и нормам поведения человека. Они призваны обеспечить одобрение действий субъектов власти, принятие их требований как необходимых и обязательных.

2. Результаты политологического анализа исторической эволюции взглядов на сущность, природу и функции государства как основного института политической системы общества, специфические признаки современного правового государства, которые способствуют выработке определенных представлений на функции государства, форму организации и деятельности политической власти, на систему взаимоотношений с индивидами в различных условиях существования общества, формирование особых потребностей общественного и политического развития. В правовом государстве политическая власть в процессе своего функционирования должна быть направлена на реализацию потребностей и запросы граждан, воплощение их неотъемлемых прав и свобод. Соблюдение процедур избирательных циклов, принципа разделения и уравновешенности властей, ориентация на цивилизованные отношения с оппозицией, борьба с политической пассивностью населения должны исключить из арсенала политической власти государства средства жесткого социального принуждения. Насилие в данном механизме функционирования должно быть заменено методами убеждения, внушения, интереса, авторитета.


В истории политологической мысли сложилось два наиболее распространенных представле­ния о государстве: «широкое» и «узкое». «В первом случае государство определяют как специфическую организа­цию общества, как особого рода коллективность, коллегиальность, общность, отождествляют его с обществом, страной, а также нередко с нацией, народом, этносом».17 В «узком» смысле, под государством принято понимать некое учрежде­ние, социальный институт. Родоначальниками такого подхода следует считать Н. Макиавелли, Ж. Бодена, Т. Гоббса, он разделяется многими современными специалистами. В конституционно-юридическом и политическом смысле понятие го­сударства используется, как правило, в узком смысле этого слова: как институт господства, носитель государственной власти.

В отечественном государствоведении подобное «узкое» определение го­сударства долгое время было связано с известным марксистско-ленинским по­ниманием государства как особого аппарата принуждения, который выделялся из общества и состоял из группы людей, занимавшихся только тем или почти только тем, или главным образом тем, чтобы управлять. «Государство, - считает В.Е. Чиркин, - это универсальное политическое сообщество и, одновременно, организация в обществе, обладающая особой су­веренной публичной (государственной) властью и специализированным ап­паратом регулятивного (в т.ч. принудительного) воздействия (включая соци­ально-политический арбитраж), выражающая, прежде всего (но не только), ин­тересы доминирующего социального слоя (класса) и выполняющая общие для общества задачи»18. Суждение интересное, но вряд ли осуществимое, поскольку между «широким» и «узким» пониманием государства прослеживается принципиальное разли­чие: в рамках «широкого» понимания утрачивают смысл многие признаки, традиционно выделяемые при характеристике государства: его суверенитет, легальность, наличие государственной казны, наличие государственной собственности и т.д.

Подобный подход характерен также для позиции Л. А. Морозовой, которая определяет государство как «властно - политическую организацию общества, обладающую государственным суверенитетом, специальным аппа­ратом управления и принуждения, устанавливающую правовой порядок на оп­ределенной территории».19 При таком понимании государства категория «функции го­сударства» становится ненужной, бессмысленной в принципе, поскольку в этой «системе координат» функции государства и общества – по сути одни и те же. Поэтому не вполне логичной выглядит позиция сторонников «широко­го» понимания государства когда, с одной стороны, они фактически ото­ждествляют общество и государство, определяя последнее как форму (орга­низацию) всего общества, а с другой - считают возможным говорить о функциях государства, как самостоя-тельного социального института, отличающегося от иных организаций в обществе и от всего общества в целом.


На взгляд автора, нет никаких оснований отождествлять государство и общество: государство - это часть общества, один из социальных инсти­тутов, сосуществующий с иными социальными институтами: семьей, поли­тическими партиями, церковью и т.п. «Государство, - отмечает О. Л. Лейст, - не организация общества», находящаяся в обществе, призванная его охранять и обслуживать. Это централизованная система лиц, наделенных властными полномочиями, выступает как обособленная от других общественных групп сила, владеющая монополией принуждения и правом принятия общеобязательных решений». 20 Только рассматривая государство в таком виде, можно понять его социальное назначение, его функции в обществе, выявить его связи с другими политическими институтами.

В диссертации под государством понимается политико-правовой институт единой, универсальной, суверенной власти, обладающей монополией на применение легального публичного принуждения и создание юридических (правовых) норм.21 Это определение целесообразно дополнить указанием на особые функции, осуществляемые этим институтом. При характеристике государственных функций представляется концепту­ально важным выделить следующие их признаки. Констатируя, что функции государства связаны с его сущностью, важно, тем не менее, одновременно учитывать, что истоки государственных функций необходимо искать не в самой сущности государства, как это иногда ут­верждается, а в обществе, частью которого является государство. Функции государства есть лишь предметно-динамическая, операциональная характеристика сущности государства, или, иными слова­ми, государственной власти, поскольку политическая публичная власть является родовым понятием для всех ва­риантов понимания государства, различны лишь способы (основания, крите­рии) ее идентификации в качестве власти государственной.

Правовое государство как определенная философско-правовая теория и соответствующая практика организации политической власти и обеспечения прав и свобод человека является одним из существенных достижений человеческой цивилизации. Его общечеловеческая ценность определяет и современные установки, устремления и усилия по формированию и развитию начал правовой государственности в постсоветской России, в других бывших социалистических странах. Понятие «правовое государство» сформировалось довольно поздно в первой трети XIX в. - в немецкой юридической литературе, в частности, в работах К.Т. Велькера, и Р.фон Моля.22


В дореволюционной России данное понятие получило широкое распространение среди видных сторонников теории правового государства, таких как Б.Н.Чичерина, Б.А. Кистяковского, П.И. Новгородцева, И.А., Покровского, В.М. Гессена, Н.И. Палиенко. В англоязычной литературе данное понятие не используется - его эквивалентом в известной мере является термин «правление права» (rule of Law). Ряд идей правовой государственности появился значительно раньше, еще в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы в условиях перехода от феодализма к капитализму и возникновения нового социально-политического строя. Это связано, в первую очередь, со становлением прогрессивных направлений буржуазной политической и правовой мысли, формированием нового юридического мировоззрения, критики феодального произвола и беззаконий, абсолютистских и полицейских режимов, утверждения идей гуманизма, принципов свободы и равенства всех людей, неотчуждаемых прав человека, поисков различных государственно-правовых средств, конструкций и форм (разделения государственных властей, конституционализм, верховенства закона), направленных против узурпации публичной политической власти и ее безответственности перед обществом.

Разработанные теоретические концепции правовой государственности в трудах Д. Локка, Ш. Монтескье, Д.Адамса, Д. Мэдисона, Т. Джефферсона, И.Канта, Г.Гегеля опирались на опыт прошлого, на достижение предшествующей социальной, политической и правовой теории и практики, на исторически сложившиеся и апробированные общечеловеческие ценности и гуманистические традиции. Идеи авторов по затронутому кругу проблем оказали заметное влияние на концепции разделения властей - одного из основных компонентов правового государства. Так, суждения Ш.Монтескье говорят о том, что учение о разделении властей сыграло большую роль в становлении концепций правового государства и конституционализма в форме конституционной монархии. При этом не следует упускать из виду, что исторически концепции разделения властей были впервые теоретически развиты применительно к задачам конституционно-правового преобразования феодальной монархии в конституционную монархию нового времени. Для Дж.Локка принцип разделения властей заключался в правовом ограничении власти монарха, в поиске такой формы монархического правления, власть в которой была бы рассредоточена среди различных социальных слоев общества (между монархом, аристократией и третьим сословием) и представляющих их интересы властных государственно-правовых институтов. Существенная новизна позиции буржуазных мыслителей - приверженцев конституционной монархии и разделения властей состоит, в частности, в том, что в отличие от античных авторов они, говоря словами Ш.Монтескье, рассматривали проблему политической свободы в ее отношениях как к государственному строю, так и к отдельной личности, гражданину.23


Учения о неотчуждаемых правах и свободах человека и разделении властей, оказали заметное влияние не только на последующие теоретические представления о правовой государственности, но и на конституционное законодательство и государственно-правовую практику. Большую лепту в развитие идей правовой государственности внесли И.Кант и Г.Гегель. При этом И.Кант выступил с философским обоснованием либеральной теории правового государства. Благо государства, по И.Канту, состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами, и стремиться к такой согласованности нас обязывает разум через категорический императив. Реализация требований категорического императива государственности предстает у И.Канта как правовая организация государства с разделением властей (законодательной, исполнительной, судебной).24 Если у И.Канта правовые законы и правовое государство - это должествование, то у Г.Гегеля они - действительность, т.е. практическая реализованность разума в определенных формах наличного бытия людей. Государство, согласно Г.Гегелю, это тоже право, а именно - конкретное право, то есть, согласно диалектической трактовке, наиболее развитое и содержательно богатое право, то есть вся его система, включающая признание всех остальных, более абстрактных прав - прав личности, семьи и общества. С тем обстоятельством, что в этой диалектической иерархии прав государство как наиболее конкретное право стоит на вершине правовой пирамиды, связано гегелевское возвышение государства над индивидами и обществом, восхваление его в качестве «шествия Бога в мире».25

В целом вся гегелевская конструкция правового государства прямо и однозначно направлена против произвола, бесправия и вообще всех неправовых форм применения силы со стороны частных лиц, политических объединений и властных институтов. Правовое государство и правовой закон - необходимые всеобщие формы выражения, организации, упорядочения и защиты свободы в общественных отношениях людей. История развития политической и философско-правовой мысли свидетельствует о том, что для правового государства необходимы не только господство права и правовых законов (нормативно-правовой аспект), но и надлежащая правовая организация самой системы государственной власти, учреждение различных государственных органов, четкое определение их компетенции, места в системе, характера соотношения между собой, способов формирования, форм деятельности (организационный, властно-институциональный аспект). Для правового государства, конечно, необходимо, но далеко не достаточно, чтобы все, в том числе и само государство, соблюдали законы. Необходимо, чтобы эти законы были правовыми, чтобы законы соответствовали требованиям права как всеобщей, необходимой формы и равной меры свободы индивидов. Для этого необходимо такое государство, которое исходило бы из принципов права при формулировании своих законов, проведении их в жизнь, да и вообще в процессе осуществления всех иных своих функций. Но все это возможно только в том случае, если организация всей политической власти осуществлена на правовых началах и соответствует требованиям права.


Таким образом, правовое государство предполагает взаимо-обуславливающее и взаимодополняющее единство господства права и правовой формы организации политической власти, в условиях которого признаются и защищаются права и свободы человека и гражданина. Исходя из всего вышесказанного, правовое государство можно определить как правовую форму организации и деятельности публично-политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и свобод человека и гражданина.

Идеи и ценности правовой государственности стали одним из главных ориентиров для всего процесса преодоления сложившейся в советский период развития страны командно-административной системы и осуществления радикальных политических и экономических преобразований. Такая ориентация на формирование и развитие правового государства обусловлена объективными потребностями общественного и политического развития в постсоветской России, целями и задачами утверждения принципов свободы и права во всех сферах жизни общества и государства.

3. Определение роли и места армии (ВС РФ) в системе политической власти правового государства, доказательство того, что на определенном этапе развития любого общества она выступает как специальный аппарат в руках экономически и политически господствующего класса для охраны, укрепления и расширения его господства, борьбы с внутренними противниками и внешними врагами. С момента своего зарождения эта организованная вооруженная сила была противопоставлена большей части общества, стала использоваться меньшей его частью для угнетения и порабощения народа. Именно наличие в руках меньшинства такой мощной силы, как армия, позволяло ему господствовать над большинством, достигать своих целей во внутренней и внешней политике. Однако последующее развитие и изменение самого общества, постепенная ликвидация отношений господства и подчинения в политике и достижение консенсуса по основным вопросам общественной жизни, стремление к установлению в идеале взаимовыгодного сотрудничества между различными политическими силами продиктовали необходимость контроля всего общества над армией с целью ограничения (а в перспективе и ликвидации) возможности использования ее какими-либо общностями для достижения своих узкогрупповых целей.


Процесс реализации принципа разделения властей и создания системы «сдержек и противовесов» между исполнительной и законодательной ее ветвями, не позволят каждой из них в отдельности взять «бразды правления» над вооруженными силами в свои руки. В демократических странах при сохранении централизма в командовании вооруженными силами давно введено разделение полномочий и прерогатив глав государств и правительств, исполнительной и законодательной власти по отношению к военной сфере. Известно, что исполнительная власть в условиях президентской республики менее привязана к интересам конкретных групп избирателей и, получая от них лишь «мандат доверия», больше внимания акцентирует на решение общенациональных задач, главными из которых являются: сохранение суверенитета и территориальной целостности страны, защита ее от врага. Таким образом, необходимость поддержания на должном уровне обороноспособности страны, постоянная забота об укреплении армии, являются не просто конституционной обязанностью всех должностных лиц власти и в первую очередь президента, но и их долгом перед народом.

Роль и место ВС РФ в системе политической власти можно определить посредством анализа сущностных характеристик правового государства, Таковыми в диссертации определены следующие: утверждение народовластия, парламентаризма и подлинной демократии; преодоление милитаристских тенденций, предотвращение и исключение вооруженных конфликтов и гражданских войн, насилия над обществом и народом; выполнение армией лишь инструментальной роли и недопустимость превращения ее в субъекта политики; содействие политическому, экономическому, духовно-нравственному, научно-техническому развитию, обеспечению надежной безопасности личности, общества и государства.

В правовом государстве армия не является субъектом власти, источником и творцом, то есть происходит снижение ее роли как субъектно-инструментального фактора власти (определяющего, кому быть у власти, кого и когда устранить от нее и т.д.), преобладании инструментально-субъективной и особенно чисто инструментальной значимости по отношению к власти. Деполитизация армии и прежде всего ее высшего руководства трансформирует роль этого силового института в государственно-важных делах. Это касается: обеспечения безопасности власти, когда все большую роль начинают играть социально-экономические, политические, духовно-нравственные, информационные и другие факторы; принятия государственных, в том числе военно-политических решений; форм отстаивания своих корпоративных интересов; осуществления политики, управления государственными делами, политической деятельности вообще. Тенденция «субъективизации» армии в России может привести к негативным процессам, стихийности в линии ее поведения по отношению к обществу, ее народу.


Насущным с точки зрения становления демократического правового государства является решение одной из важнейших проблем: как противостоять превращению армии из инструмента государственной политики в инструмент политики правящей партии в условиях многопартийности? Регулярную смену правительства предполагает парла-ментская система политического устройства в результате свободного волеизъявления на выборах. Постоянная смена руководства, естественно, вносит свои изменения в текущую политику. Но эти колебания курса, зачастую носящие конъюктурный характер, не должны сказываться на боеспособности армии, призванной отстаивать более постоянные, чем у правящей партии, интересы государства и всего общества. Недопустимо, чтобы правящая партия приобретала особые права по влиянию на военнослужащих. Аппарат партии, победившей на выборах, не должен брать на себя функцию непосредственного управления Вооруженными Силами. Многое при решении этого вопроса зависит от того, как быстро удастся утвердить демократическую модель отношений между государством и политическими партиями. Полностью оградить армию от воздействия партий невозможно. Но это влияние целесообразно было бы законодательно регламентировать с учетом интересов и поддержания боеспособности армии, и функционирования демократической политической системы.

В ходе строительства правового демократического государства большое значение имеет правильное понимание политической властью роли армии при разработке и реализации политического курса, выработке политических направлений (в том числе военно-политических), в управлении государственными делами. В той мере, в которой военные выдерживают политический нейтралитет, ограничиваясь выполнением своих прямых обязанностей, появляются основания говорить о консолидации правового государства, - равно как и о том, что налицо важные предпосылки и «оперативный простор» для жизнедеятельности гражданского общества. Там, где существует двуединство «правовое государство - гражданское общество», которое приобрело устойчивый характер, функции армии в идеале сводятся к защите рубежей и территории государства от внешних угроз, поддержанию на необходимом уровне своей технической оснащенности и воинского мастерства. При этом вооруженные силы находятся под полным контролем высшего государственного руководства, выполняют все его распоряжения, не претендуя на самостоятельную политическую роль, и, как правило, не привлекаются к урегулированию конфликтов между отдельными ветвями власти, внутри них, между правящей партией и оппозицией, между центральными и местными административными органами.


Армии правового государства присущи три основные функции в системе политической власти: представительская, советническая и исполнительская. Использование армии политическим режимом против народа и создание механизмов, позволяющих применять армию внутри страны (если такая необходимость все-таки возникает) необходимо осуществлять только в строгом соответствии с конституцией, в интересах большинства граждан, естественно, при полном исключении вероятности самостоятельного выступления ее с целью захвата власти.

4. Политологическое обоснование основных задач МВД РФ в условиях существующего «правового поля», которые вытекают из характера деятельности общества, а именно из организационно-правовых основ правопорядка, мероприятий по его упрочению и защите. Охрана правопорядка воплощается в контрольно-надзорной деятельности государственных органов за реализацией правовых предписаний. Защита правопорядка представляет собой деятельность государства по устранению препятствий, затрудняющих или делающих невозможным реализацию правовых предписаний субъектами правопорядка, по пресечению посягательств на правопорядок, устранению причин и условий, провоцирующих нарушения правопорядка. Восстановление правопорядка является важным элементом содержания деятельности правоохранительных органов, поскольку их стратегическая, генеральная цель заключается не только и не столько в наказании виновных, сколько в достижении оптимального уровня организованности, упорядоченности социальной жизни, необходимых для существования и нормального функционирования общества.

В любом современном обществе существует серьезная проблема эффективного функционирования всех его институтов и организаций. В числе последних весьма существенную роль призвано сыграть МВД РФ, на которое возложены задачи борьбы с преступностью и правонарушениями, а эффективность выполнения этих задач во многом определяется характером взаимодействия системы политической власти с органами Внутренних дел.


Современная Россия следует по пути формирования правовых основ функционирования общества и государства. Это предполагает необходимым недопущение превращения МВД из средства поддержания политического режима в автономную политическую силу, создание правовых гарантий и социальных ограничителей в целях конституционного использования данной структуры.

Приоритетными направлениями решения этой сложной проблемы автор считает следующие:

а) легитимация конституционных способов и причин использования органов Внутренних дел, т.е. правовая регламентация процесса использования данного силового института;

б) временное запрещение сотрудникам органов внутренних дел вступления в члены политических организаций, занятия руководящих постов в них, участия в избирательных партийных кампаниях;

в) запрещение использования служебного положения для участия в деятельности любых политических организаций или в акциях в их поддержку;

г) закрепление законодательной нормы, согласно которой сотрудники органов внутренних дел и военнослужащие внутренних войск освобождаются от ответственности за отказ выполнять приказы, противоречащие Конституции Российской Федерации;

д) создание правового режима использования силовых структур в чрезвычайных для общества условиях;

е) улучшение социального положения сотрудников силовых структур, создание системы их социальной защищенности и материального благополучия, индивидуальных стимулов повышения профессионализма;

ж) преодоление деформаций в организационном строительстве, в управлении органами внутренних дел, частями и подразделениями Внутренних войск.

Особое положение системы МВД определяется спецификой внешней среды его существования, а также особенностями целей, решаемых задач и реализуемых функций. Следует отметить, что МВД, являясь специально созданным средством системы политической власти для решения общественно значимой задачи - борьбы с преступностью и правонарушениями, объединяя в своем составе на основе специально существующих норм коллективы профессионально подготовленных сотрудников, выступает разновидностью социальной организации с учетом специфических черт, связанных с особенностями профессиональной деятельности.


К основным задачам министерства внутренних дел России можно отнести:

-разработку и принятие в пределах своей компетенции основных мер по защите прав и свобод человека и гражданина, защите объектов независимо от форм собственности, обеспечению общественного порядка и общественной безопасности;

-организацию и осуществление мер по предупреждению и пресечению преступлений и административных правонарушений, выявлению, раскрытию и расследованию преступлений;

-обеспечение исполнения уголовных наказаний;

-руководство органами внутренних дел и внутренними войсками в целях выполнения возложенных на них задач и принятие мер по совершенствованию их деятельности;

-совершенствование нормативно-правовой основы деятельности органов внутренних дел и внутренних войск, обеспечение законности в их деятельности;

-совершенствование работы с кадрами, их профессиональной подготовки, обеспечение правовой и социальной защиты сотрудников и военнослужащих Министерства;

-развитие и укрепление материально-технической базы органов внутренних дел и внутренних войск26.

Общей целью деятельности органов Внутренних дел на основании Статьи 1 Закона «О милиции» является защита жизни, здоровья, прав и свобод граждан, собственности и интересов общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств27.

Перед МВД стоит ряд задач, среди которых одной из основных является борьба с преступностью. Данные задачи отражены в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, среди которых выделены следующие:

- выявление, устранение и предупреждение причин и условий, порождающих преступность;

- усиление роли государства – гаранта безопасности личности и общества, создание необходимой для этого правовой базы и механизма ее применения;

- укрепление системы правоохранительных органов;

- обеспечение неукоснительного соблюдения законодательства Российской Федерации всеми гражданами, должностными лицами, органами государственной власти, политическими партиями, общественными и религиозными организациями28.

Следует отметить, что несмотря на аномальный для современных обществ характер применения силовых структур во внутриполитических конфликтах, поддерживаемый в основном тоталитарными привычками, слабостью институтов гражданского общества, и, несмотря на неоднократные заверения нынешнего политического руководства о приверженности демократическому курсу реформ, в России остается вполне возможной реализация «силовой модели» взаимосвязи политического режима и органов внутренних дел. Так обстоит дело, если рассматривать модель взаимодействия политического режима и МВД в случае перемещения направленности деятельности власти в сторону авторитарности и стремления с помощью силы укрепить собственную власть и навязать обществу свою точку зрения на перспективы его развития.

5. Механизм взаимодействия силовых институтов и системы политической власти в правовом государстве, понимаемый как функциональное согласование взаимосвязанных элементов данной системы. Для более четкого уяснения деятельности элементов системы, необходимо определить их функциональную принадлежность по отношению к существующему правовому полю.

Механизм взаимодействия силовых институтов и системы политической власти, по мнению автора, должен быть определен в соответствующих правовых документах. Должны быть четко указаны условия и способы применения силовых институтов. Необходимо уточнить: порядок принятия решения на использование силовых институтов с учетом принципа разделения властей; полномочия и обязанности местных органов на местах; вопросы согласования действий между федеральными и республиканскими органами во время наведения порядка на территории Республики в составе Российской Федерации; определение порядка и структуры временных руководящих органов, а также контингентов силовых структур, формируемых для восстановления конституционного строя; обязанности назначенных должностных лиц, принимающих участие в наведении порядка, а также вопросы экипировки, оснащения, и способов действий в различных ситуациях.


Вооруженные силы всех стран на практике выполняют две функции - обеспечение внешней безопасности страны и внутренней безопасности нации и режима. Соотношение между этими функциями различно: чем демократичнее режим, тем, как правило, менее выражена внутренняя функция вооруженных сил государства. Изучение функций армии и милиции нельзя проводить изолированно, без учета целей политической власти, субъектом которой выступает государство, создающее и содержащее данные институты для решения своих внутренних и внешних задач. Необходимо правильно понимать внутренние функции армии, найти ее место в механизме правового регулирования использования армии внутри страны путем принятия целой системы юридических норм от высших (конституционных) до внутриведомственных.

Сущностью механизма взаимодействия силовых институтов и системы политической власти является функциональное согласование данных систем. В основе такого понимания сущности механизма взаимодействия ВС, МВД РФ и системы политической власти правового государства лежит функциональный подход и прежде всего базовое понятие - понятие функции, под которой понимается способ взаимодействия элемента и системы, либо системы и ее среды, сохраняющий непрерывность существования системы. Отсюда становится понятной и определение основной, предельной функции самоорганизующейся системы - сохранение непрерывности своего существования, иными словами, поддержание статуса функциональной системы.

Изменение политико-управленческих структур не ведет к исчезновению функций системы политической власти. Механизм реализации функций определяется совокупностью способов, методов и средств осуществления политической власти, как функциональное проявление сущности политической системы, как понятие, посредством которого можно уяснить характер и направленность политической власти. Элементами механизма взаимодействия МВД, ВС и системы политической власти РФ являются следующие основные формы этого взаимодействия: а) инстру-ментальная – силовые ведомства выступают легитимным средством (полностью или частично) государственной власти в целом или отдельных органов, не проявляя никакой политической самостоятельности;


б) инструментально-субъектная, при которой силовые институты, выполняя преимущественно функции средства политического режима, обретают известную долю самостоятельности, достаточной для воздействия на власть и политических лидеров; в) субъектно-автономная - превращение силовых структур в самостоятельный субъект политики, когда они включаются в политическую борьбу со своими целями, способны взять в свои руки высшую политическую власть, управление делами государства.

Взаимодействие ВС, МВД и системы политической власти в правовом государстве осуществляется посредством: а) системы политического и правового контроля за деятельностью силовых институтов; б) создания внутри данных ведомств системы "функциональной зависимости", затрудняющей использование их в антиконституционных целях, то есть четкого разделения функций структурных подразделений Министерства обороны и Министерства внутренних дел, регулярной сменяемости высших офицеров; в) определения функций армии и милиции, а также механизмов их реализации; г) оптимизации организационно - штатной структуры; д) целенаправленного реформирования; е) технического оснащения и др.

Специфика механизма взаимодействия ВС, МВД и системы политической власти в правовом государстве, на взгляд автора, заключаются: во- первых, в сужении внутренних функций для армии и правовой их регламентации; во-вторых, выведении силовых институтов из числа основных социальных институтов, определяющих жизнедеятельность общества; в-третьих, демилитаризации всей системы общественных отношений; в-четвертых, отлаженной системе гражданского контроля за деятельностью Вооруженных Сил и милиции.

По мнению диссертанта, механизм взаимодействия ВС, МВД и системы политической власти в правовом государстве определяет характер и направленность таких политических процессов, как: легитимизация конституционных способов и причин использования вооруженных сил, правовая регламентация этого процесса; повышение уровня жизни граждан в погонах, создание системы их социальной защищенности и материального благополучия, индивидуальных стимулов повышения их профессионализма; создание правового режима использования силовых институтов в чрезвычайных для общества условиях.


6. Политологическое исследование особенностей взаимодействия Вооруженных Сил, Министерства внутренних дел с политической властью на этапе строительства правового государства в России в контексте сущего, которое предполагает выявление качественных характеристик данного процесса на современном этапе. Исследование особенностей взаимодействия власти и силовых институтов на этапе строительства правового государства в России позволяет сделать вывод о том, что данное взаимодействие определяется концептуально-методологическими парадигмами организации контроля за их деятельностью, и, в первую очередь, теорией согласия. Данная теория определяет формы взаимодействия государства и гражданского общества с учетом национально-культурных условий конкретных государств и рассматривает гражданский контроль как одну из форм регулирования военно-гражданских отношений в условиях переходного политического режима (она нашла свое отражение в книге " Военные и проблема законности" под редакцией Г.Харриса-Дженкинза и Ж.ван Дорна)29.

Особенности взаимодействия ВС, МВД и политической власти на этапе строительства правового государства в России проявляются в характерных чертах данного этапа развития. Следует отметить, что необходимость поэтапного развития силовых ведомств вытекает из понимания того факта, что воспитанные в советский период представители силовых структур нуждаются в социально-профессиональной и психологической адаптации к новым условиям становления новой российской государственности в течении определенного времени.

На этапе строительства правового государства в России к особенностям взаимодействия силовых институтов и системы политической власти, по мнению автора, можно отнести закрепление в соответствующих правовых документах вопросов, касающихся функциональной принадлежности основных силовых институтов государства: возможности применения армии внутри страны против собственных граждан (мятежи, заговоры с целью свержения законных органов власти, другие противоправные действия, наносящие ущерб государству и гражданам, создающие угрозу жизни и людей); определения порядка принятия решения на использование силовых институтов с учетом принципа разделения властей и необходимости согласования этого вопроса между законодательной и исполнительной ветвями власти; уточнения полномочий и обязанностей местных органов местного самоуправления; согласования действий между федеральными и региональными органами власти на период принятия решения и наведения порядка на соответствующей территории; определения порядка формирования и структуру временных руководящих органов, а также контингентов внутренних войск и армии, призванных для восстановления конституционного строя; четкого определения обязанностей высших должностных лиц силовых институтов государства – от Министра внутренних дел и Министра обороны до командиров различных формирований, принимающих участие в наведении порядка, а также решения вопросов, вооружения, снабжения, способов восстановления порядка в различных ситуациях.


К особенностям функционирования механизма взаимодействия силовых институтов и системы политической власти на этапе строительства правового государства в России, на взгляд автора, следует отнести: интеграцию МВД и ВС с гражданским обществом, совершенствование военно-гражданских отношений; передачу верховного главнокомандования вооруженными силами политическому руководству в рамках реализации принципа приоритета политики; гарантию соблюдения основных гражданских прав солдата и милиционера, при которых всякое их ограничение должно иметь все законные основания. Следующим шагом в развитии механизма взаимодействия на этапе строительства должна стать многофакторная, многофункциональная и многосторонняя система институтов, установлений и практических мер, способствующая формированию и утверждению в стране широкого социального согласия, консенсуса различных политических сил по вопросу предназначения силовых институтов, порядка и правил их использования, в том числе в экстремальной ситуации.

Политологический анализ особенностей механизма взаимодействия ВС, МВД и системы политической власти на этапе строительства правового государства в России позволяет сделать следующие теоретические обобщения: во-первых, функции армии и милиции, как инструментов власти, являются частью государственных функций и находятся в прямой зависимости от природы правящего в стране политического режима, проводимой им политики; во-вторых, основным предназначением армии, реализуемым в процессе функционирования, является защита государства и его граждан от военной угрозы, исходящей от вооруженного противника, находящегося как за пределами страны, так и внутри нее; в-третьих, учитывая изменение характера войны в связи с появлением ядерного оружия и возникновением опасности существованию человечества, основным направлением реализации функций армии становится не ведение войны, а ее предотвращение посредством потенциальных возможностей нанесения любому агрессору сокрушительного поражения; в-четвертых, главным элементом внешней функции Российской армии в условиях отсутствия коллективной системы обеспечения международной безопасности является выполнение задачи по поддержанию военно-стратегической стабильности в мире путем «ядерного сдерживания»; в-пятых, изучение специфики переходного периода в России, свойственной ему политической нестабильности позволяет сделать вывод об усилении внутренней функции армии и приближении ее, тем самым, к задачам, выполняемым МВД, повышении роли силовых институтов как гарантов мирного осуществления демократических преобразований; в-шестых, нормальному функционированию ВС и МВД на современном этапе развития страны препятствует отсутствие соответствующей правовой базы, четкого законодательно оформленного их функционального предназначения.


7. Обоснование приоритетных направлений повышения эффективности функционирования силовых институтов в системе политической власти на современном этапе развития российского общества. Эффективность их функционирования определяется не только качеством законодательной базы, существующих государственных и общественных механизмов, но и повышением политической культуры всего общества и каждого гражданина в отдельности, а также изменением общественного сознания и психологии. В современных условиях требуется интеграция Вооруженных Сил и Министерства внутренних дел, а также других формирований с гражданским обществом. Вместе с тем современная ситуация в данных ведомствах требует решения задачи соблюдения законности функционирования силовых структур, утверждения демократизма и гуманизма служебных отношений. Военно-гражданские отношения, несомненно, следует формировать на принципах верховенства закона, демократизма, легитимности, открытости военной сферы, подотчетности всех силовых институтов высшим органам государственной власти, гражданского контроля за организацией и деятельностью данных ведомств.

Результаты политологического анализа объектно-предметной области диссертационного исследования позволяют сформулировать основные направления повышения эффективности функционирования армии, правоохранительных органов и политической власти на современном этапе, которые, на взгляд автора, заключаются в следующем: конституционном закреплении полномочий и обязанностей государственных органов по укреплению конституционности и обороноспособности страны, обеспечению развития силовых институтов государства; завершении разработки и принятии "пакета" законодательных актов, регламентирующих жизнь и деятельность силовых ведомств; приведении в соответствие с новыми условиями функционирования политических партий и общественных организаций, порядка их взаимоотношений с ВС и МВД; дальнейшей демократизации армейской жизни, повышении эффективности работы органов общественного самоуправления, действующих внутри Вооруженных Сил, улучшение координации их деятельности со структурами военного управления; создании надежной системы государственного и общественного контроля за реализацией политических и гражданских прав и свобод представителей силовых ведомств, осуществление их социальной защищенности.


Взаимодействие должно предусматривать: решительное преодоление бюрократических извращений и деформаций в строительстве новой структуры управления частями и подразделениями; введение ограничений участия представителей силовых ведомств в деятельности политических организаций, включая запрещение членства в них и занятия руководящих постов, участия в избирательных партийных кампаниях; недопустимость использования служебного положения для участия в деятельности любых политических организаций или в акциях в их поддержку; всестороннее закрепление законодательной нормы, согласно которой представитель любой силовой структуры освобождается от ответственности за отказ выполнять приказы, противоречащие Конституции Российской Федерации.

Для повышения эффективности функционирования силовых ведомств по мнению автора, необходимо придерживаться следующих направлений:

- во-первых, совершенствованию законодательства, устанавливающего порядок прохождения службы в силовых ведомствах, организации их служебной деятельности;

- во-вторых, созданию организационно-правового механизма государственной службы в силовых структурах;

- в-третьих, разработке служебно-организационного и социального контроля реализации правового статуса государственных служащих в данных силовых ведомствах;

- в-четвертых, действиям по событиям, связанным с нарушением прав государственных служащих.

Данные направления позволят оптимизировать взаимодействие силовых институтов государства и политической власти в ходе продолжающегося строительства правового государства. Кроме этого, следует отметить, что на современном этапе строительства Вооруженных Сил и органов МВД оптимизация взаимодействия данных институтов и политической власти, по мнению автора, может быть достигнута за счет жесткого парламентского контроля. В нем могут принимать участие представители общественных организаций, движений и политических партий, зарегистрированными государственными органами, причем необходимо иметь в виду, что в ходе контроля должны отсутствовать пропаганда своих целей, положений предвыборных платформ, уставов. Контроль за бюджетом, выделяемым на деятельность данных институтов на современном этапе должен быть конкретным, целенаправленным и систематическим.



Практические рекомендации.

Первая группа рекомендаций посвящена вопросам, касающимся сущности политической власти, а также роли и места силовых институтов в системе политической власти правового государства.

1. Политическая власть представляет собой реальную способность данного класса, группы, индивида проводить свою волю в политике и правовых нормах. Она характеризуется социальным господством и руководством тех или иных классов. В правовом государстве политическая власть должна быть, прежде всего, толерантна и плюралистична.

2. Политической власти должны быть присущи такие черты, как: обязательность решений для всякой иной власти; обращение ко всем гражданам; наличие единого центра принятия решений; многообразие ресурсов; наличие особого аппарата управления и принуждения.

3. Политическая власть должна основываться на принципах легитимности, действенности, реалистичности, предусмотрительности, коллегиальности, терпимости, самокритичности, твердости.

4. Основными функциями политической власти могут быть: во-первых, выработка стратегии управления обществом; во-вторых, разработка и принятие конкретных решений по основным направлениям развития общества; в-третьих, оперативное управление и регулирование общественными процессами; в-четвертых, контроль за важнейшими параметрами стабильности и направленности развития общества.

5. Положение и роль силовых институтов в системе политической власти можно отразить через ряд критериев, присущих правовому государству: утверждения народовластия, парламентаризма и подлинной демократии; преодоления милитаристских тенденций, предотвращения и исключения вооруженных конфликтов и войн, насилия над обществом и народом, выполнения данными институтами лишь инструментальной роли и недопустимости превращения их в субъект политики; политическому, экономическому, духовно-нравственному, научно-техническому развитию, обеспечению надежной безопасности личности, общества и государства.


6. Главным направлением может стать изменение внутриполитической роли силовых институтов в период реконструкции административно-командной системы и формирования правового государства.

7. Использование армии и милиции политическим режимом против народа и создание механизмов, позволяющих применять данные силовые институты внутри страны (если такая необходимость все-таки возникает), осуществлять только в строгом соответствии с конституцией, в интересах большинства граждан, естественно, при полном исключении вероятности самостоятельного выступления ее с целью захвата власти.

Вторая группа рекомендаций посвящена особенностям взаимодействия политической власти и силовых институтов, корректировки механизма этого процесса на этапе строительства правового государства.

1. Корректировка целей и задач деятельности органов внутренних дел применительно к новым условиям внешней среды их функционирования, оптимизация функций, придание их содержанию четкой социальной направленности.

2. Повышение эффективности управления органами внутренних дел, расширение границ управляемости; преодоление организационных и управленческих противоречий посредством широкого внедрения нововведений в организационную структуру и структуру управления органов внутренних дел, совершенствования стиля управления и системы критериев оценки результативности деятельности.

3. Реформирование кадровой политики в органах внутренних дел путем отказа от экстенсивного подхода к подбору кадров, расширения дифференцированного подхода к их обучению и воспитанию, завершения введения службы по контракту.

4. Дальнейшее развитие и укрепление правовой основы деятельности всех правоохранительных органов, обеспечение тесного сотрудничества между ними, укрепление социальной базы органов охраны правопорядка.

5. Оптимизация функционирования подразделений органов внутренних дел на основе совершенствования организации и условий труда их сотрудников.


6. Повышение авторитета органов внутренних дел в обществе и престижа профессии защитника правопорядка. Усиление государственной поддержки органов внутренних дел и их сотрудников, создание им всех необходимых условий как материальных, так и моральных, позволяющих не только качественно выполнять свои функциональные обязанности, но и ощущать удовлетворенность трудом и условиями жизни. Необходима активная исследовательская и экспериментальная работа с участием специалистов различных отраслей науки и практики по разработке и апробации предлагаемых нововведений с целью выбора из них наиболее оптимальных и определения конкретных форм их реализации.

7. Легитимизация конституционных способов и причин использования силовых институтов государства, правовая регламентация этого процесса.

8. Запрещение представителям силовых ведомств вступления в члены политических организаций, занятия руководящих постов в них, участия в избирательных партийных кампаниях.

9. Запрещение использования служебного положения для участия в деятельности любых политических организаций или в акциях в их поддержку.

10.Закрепление законодательной нормы, согласно которой военнослужащий и милиционер освобождаются от ответственности за отказ выполнять приказы, противоречащие Конституции Российской Федерации.

11. Оптимизация правового режима использования армии в чрезвычайных для общества условиях (борьба с терроризмом, в том числе и международным).

12. Повышение уровня жизни представителей силовых структур, создание системы их социальной защищенности и материального благосостояния, индивидуальных стимулов повышения их профессионализма.

13. Решительное преодоление бюрократических извращений и деформаций в строительстве органов внутренних дел, военном строительстве, в управлении частями и подразделениями.

Третья группа рекомендаций направлена на оптимизацию взаимодействия силовых институтов и политической власти в современной России, создание системы гражданского контроля, повышение эффективности деятельности силовых ведомств РФ на современном этапе.


1. Необходимо введение Главного управления Президента РФ для осуществления контроля за исполнением законов Российской Федерации, указов и распоряжений Президента РФ и других нормативных актов в военной области, контроля за состоянием армии и правоохранительных органов, за проведением кадровой политики, за направлением воспитательной, учебной и информационной политики в силовых ведомствах, для проведения социологических и психологических исследований силовых структур, для участия в разработке военной и военно-технической политики, для обеспечения Президента РФ объективной информацией о реальном состоянии дел на разных уровнях деятельности силовых ведомств;

2. Федеральное Собрание должно быть наделено полномочиями окончательного решения вопросов, связанных с применением (использованием) и прекращением применения (использования) силы;

3. Комитет Государственной Думы по обороне наделить реальными полномочиями детального рассмотрения бюджета силовых ведомств, расследования социально опасных явлений в данных структурах, рассмотрения вопросов присвоения высших офицерских званий и кандидатов на министерские посты силовых ведомств;

4. Введение Уполномоченных Государственной Думы по делам Вооруженных Сил и Министерства внутренних дел Российской Федерации с целью парламентского контроля за их фyнкциoниpoвaнием, соблюдением основных прав представителей данных силовых структур, а также для выработки предложений для законодательного решения существующих проблем;

5. Разработка депутатами ФС открытого военного бюджета в соответствии со стандартами ООН и контроль за его исполнением счетной Палатой;

6. Создание независимых от военного бюджета военной юстиции (военного суда и военной прокуратуры), способных эффективно восстанавливать законность и привлекать виновного к ответственности вне зависимости от занимаемой должности;

7. Более широкий доступ представителей средств массовой информации для освещения жизни, службы и быта представителей силовых ведомств;


8. Законодательное закрепление в Уставах Вооруженных Сил в разделе «Воинские преступления» УК РФ положения о защите личного достоинства военнослужащих и создание условии для его реализации.

К четвертой группе предложений и рекомендаций можно отнести те, которые связаны с последующей теоретической разработкой, касающейся силовых институтов, являющихся институтами государственной власти, весомыми звеньями политической системы общества. Наиболее актуальными направлениями исследования, на наш взгляд, являются:

1.Политологический анализ взаимодействия армии с МВД, ФСБ и другими ведомствами на современном этапе развития.

2.Исследование специфики демократического преобразования Российской Федерации и ее влияния на силовые институты.

3. Геополитический фактор влияния на характер деятельности представителей силовых ведомств.

4. Качественные характеристики силовых ведомств современного мира.

5. Моральный аспект деятельности представителей силовых структур в условиях существующего многополярного мира.

6. Политологический анализ деятельности силовых ведомств в организации взаимодействия по противодействию терроризму.

7. Политологический анализ формирования правового механизма борьбы с терроризмом.

8. Концептуальные основы стратегии национальной безопасности современной России.

Практическая значимость исследования и его апробация.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в самой постановке и решении проблемы построения демократической системы регулирования военно-гражданских отношений в правовом государстве, видов и уровней демократического гражданского контроля над силовыми институтами; в рекомендациях соискателя по разработке основных направлений оптимизации взаимодействия силовых ведомств и политической власти в Российской Федерации. Основные выводы и рекомендации диссертации направлены на политологическое переосмысление имеющихся подходов, взглядов и суждений, освобождение военнослужащих от идеологических пристрастий в оценке характера и направленности взаимодействия политической власти и силовых институтов в современных условиях.


Основные положения диссертации апробированы в процессе проведения занятий со слушателями и курсантами Военной академии противовоздушной обороны им. Г.К. Жукова, Тверского филиала Московского института Министерства внутренних дел Российской Федерации, излагались автором в научных сообщениях и выступлениях на методологических семинарах перед профессорско-преподавательским составом кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военной академии противовоздушной обороны, Пограничной академии Федеральной службы безопасности Российской Федерации, студентами Волжского института экономики, педагогики и права. Материалы диссертационного исследования нашли свое отражение в учебном пособии по одной из актуальных проблем современной политологии, а также в подготовленной автором монографии.


Основные положения диссертации изложены в публикациях:



следующая страница >>