litceysel.ru
добавить свой файл
1




-Товарищ лейтенант! Тут генерал какой то приехал.. На Волге..-кто бы знал, что этот звонок по внутренней связи дивизиона, с КПП в двойку где я , лейтенант Ерохин Александр, дежурил летом 1984 года станет началом событий вошедших в историю как учения «Горизонт-84».

-Фамилию хоть спросил?

-Да Вы что?!

-Ладно, бди дальше…


Несколько дней назад наш третий дивизион одного из полков 1го КОНного /1 корпус особого назначения/ впервые заступил на боевое дежурство. А до этого…. Два года после выпуска пролетели в бешеном ритме. Готовились к перевооружению - переучивались, строили позиции, получали материальную часть и вообще переформировывались из полка С25 в полк и дивизион С300.

Казалось бы всё. Техника на месте, развёрнута, обильно смазана спиртом и всеми другими видами ГСМ. Расчёт обучен и на местах и ничего не предвещает глобальных перемен. Было чем гордиться, но даже местные жители посёлка Малино считали, что военные построили новый лесосклад и разуверить их было некому, а нам нельзя. ЗРС С300 – в то время о ней знали только специалисты.Самая современная и секретная техника войск ПВО.


И вот второй звонок теперь уже с вышки часового - Товарищ лейтенант! Там на втором взводе генерал!

- Ну вот, как я дежурю, так проверки—про себя подумал я. - Смотри куда дальше пойдёт!

-Есть!

Генералов за этот период становления вообще приезжало немерено и всех рангов, и даже солдаты привыкли к красным лампасам и не бегали от них, как это бывало в старом полку, а спокойно занимались порученным им делом. Прятались только прапорщики, техники, которым было поручено самое ответственное -протирка спиртом высшей очистки контактов на матчасти. И это понятно – запах и неуверенный доклад.

Третий звонок не заставил себя ждать.

--Саш, тут на стартовой батарее генерал по грязи между пушек ползает. Еле ноги унёс!- запыхался прапорщик Хамзин - техник пятёрки .— Иди встречай!


-Пойду —и хотя двойку и не положено оставлять / аппаратный контейнер управления комплексом/ – вышел из прохлады арочного сооружения на плац. Навстречу и, правда, шагал незнакомый генерал-майор.


-Товарищ генерал!. -начал я доклад.

-Ладно, ладно…успокойся лейтенант - отечески махнул рукой, подзывая к себе –Ну, рассказывай - как техника? Всё в норме?

-Так точно!

-Расчёт готов ?

-Так точно!

-Ну заладил. Ты мне просто скажи - смогли бы прямо сейчас на стрельбы?

«Только ведь приехали, технику получали и обстреливали»- про себя.

-Так точно!

-Ты хоть можешь нормальным языком разговаривать?

-Так точно!

-Да ну тебя..-устало снова махнул рукой и пошёл к чёрной командирской "Волге". подъехавшей к арочному сооружению.

«Слава богу! Отстал .» Опять же про себя подумал я и вернулся для доклада по инстанциям на рабочее место.

Он не отстал. Примерно через тридцать минут дивизион был поднят по тревоге. Готовность №1.

И началось!


2


Казалось бы тишину дежурства может нарушить только самолёт нарушитель где-нибудь километров за пятьсот или очередная проверка. Ну, как крайность – начало боевых действий, об этом как ­- то никто не задумывался. Но, оказывается есть такой вариант - как внезапный выезд на боевые стрельбы! Такое в первом «конном» ещё не практиковалось, во всяком случае на памяти старожил.

Через час дивизион «кипел» от людей, техники и командиров всех рангов. Мои непосредственный –командир батареи капитан Поляничко Юрий , холостяк и педант до мозга костей, быстро сориентировался в обстановке и приказал брать с собой всё что можно- полный ЗИП, все приборы, несколько стартовых расчётов, одного прапорщика / техника / и две единицы техники –заряжающую и транспортную машины. На последнюю / полуприцеп длинной 12 метров/ и надлежало грузить всё необходимое для жизни и деятельности в условиях приближенным к боевым в степях Казахстана. Поручил мне. А что там надо? Ну и погрузил несколько кубов досок, палатки, брёвна на дрова /по подсказке представителей вышестоящих штабов/..буржуйки., мелочи в виде всевозможных ящиков с инструментами и запасными деталями . Получилось мощно- под брезентом большой склад и всё это прицепили к тягачу КрАЗу. Тягач взяли свой – от услуг автороты отказались. Да и зачем чужой водитель, когда свои есть -- специально обученные « ничего не видеть и не слышать», так спокойнее.


.Случайно подглядел как сопровождающие из штабов корпуса и армии тащат бутылки - кто с водкой ,кто с Можайским непортящимся молоком, а кто с дефицитной фантой и пепси – колой.. Доложил по команде комбату. Командировали в ближайший магазин, где хозяйничала подруга батареи , Нина Павловна. Затарился по полной программе.

Уже на следующий день заезжали на платформы, на станции Михневе, в двух десятках километров от места постоянной дислокации. Впервые я участвовал в таком деле .Впервые видел как тяжёлый КрАЗ толкая задом двенадцатиметровый полуприцеп заезжает на платформу . И сотни кг, а может и тонны стальной обожженной в кострах проволоки опутали технику. Листы фанеры крепили на стёклах автомобилей. Натягивали брезент уже в который раз над транспортными машинами. Штабные и клубные, обмывщики и мобильные бани… До сих пор интересно - кто это такой опытный подсказал— что надо брать с собой? А взяли немало-больше двух десятков вагонов и платформ.

Погрузились и тронулись. Это вам не на побережье какого-нибудь моря, в классных вагонах, а в знойные балхашские степи. И путь предстоял в несколько тысяч километров, кто – то пытался было посчитать по атласу, но маршрут движения засекретили, даже от офицеров. А вот секретную литературу не забыли раздать, готовиться к сдаче зачётов по теории – так всё это надоело, кто бы знал! И не только поэтому ближе к вечеру, не успел эшелон притормозить, где то в районе Пензы народ ломанулся к одиноко стоящей пивной, затаривая разливным пивом салафановые пакеты - в каждый входило три литра — кайф! Немного долить сверху спиртику, получается прекрасный напиток \ не для слабого пола \ под романтичным названием «Белый медведь», после которого… по малому счёту трудно вспомнить что и как. У меня, правда был небольшой запасец пива в тамбуре вагона, несколько десятков бутылок лежало валом в деревянном ящике под замком, кроме того на ящике был нарисован красный крест и полумесяц….Для непосвящённых- лекарства доктора…звенели ещё несколько дней, пока не закончились..


После Пензы все завалились спать. .некоторые до утра, другие до ужина .Пищу готовил специальный взвод в отдельно выделенной теплушке, где установили котлы, ёмкости под воду и продовольственный склад. Для солдат попасть туда в наряд было за счастье. Отъедались. Кололи дрова, чистили картошку и раздавали горячую пищу по вагонам.

Дорога всегда интересна. Проехали Волгу в Куйбышеве, Урал через Магнитогорск, Казахстан через Целиноград и Караганду. И приехали на маленький полустанок недалеко от озера Балхаш, где -то через неделю. Станция Сары-Шаган . Разгрузились без происшествий Офицеры, солдаты возбуждены- всё впервые для всех .Технику, а это более трёх десятков автомобилей с прицепами выстроили вдоль дороги. Распределили старших машин и тронулись. Марш около сотни километров, мало того- по бетонке передвигаться после 40 км запретили, и все автомобили ломанулись вперёд по степи –пылища встала как после атомного взрыва, и покрывать она стала отставших, поэтому колонна сразу же превратилась в шеренгу машин и отставать было нельзя – лучше вообще остановиться. Этот опыт в следующих поездках был незаменим.

После марша я со своим водителем на место прибыл одним из первых. Место будущего лагеря указал начальнику штаба местный офицер – просто 100 на 100 метров прямо в степи. Здесь и начали разворачивать вначале дизельэлектростанции, затем палатки для личного состава и офицеров с прапорщиками.

Ещё готовясь к этому походу мне удалось притаранить из соседнего полка небольшой кунг, на зависть другим, поэтому комбат, его заместитель Васильченко Сергей, техник батареи прапорщик Ляшенко и я расположились с комфортом. В нём заранее установили двухъярусные кровати, стол, тумбочки и сейф для спирта, получилось очень даже.…Кроме этого я прихватил с собой свой любимый «Маяк-210» - бобинный магнитофон второго поколения, с записями последних лет. Пели у меня там Пугачёва с Леонтьевым и Битлы с Роллингами…всё вперемешку. Особенно хорошо слушалось и подпевалось после ужина.


Но это всё потом, а пока меня командир дивизиона майор Ларионов Дмитрий Васильевич командировал в обратный путь, на тягаче собирать вышедшие из строя автомобили по степи – их набралось ещё на несколько часов тряски. Поэтому когда на следующие утро я вернулся, притащив на сцепке походную баню, лагерь в основном был уже развёрнут и я рухнул отдыхать на свою койку в «отдельном номере».


.А ведь всего два года назад , которые пролетели как два дня, я выпускник военного училища города на Волге Горького докладывал седому командиру полка :

-Товарищ полковник, лейтенант Ерохин для дальнейшего прохождения службы прибыл!

Вся жизнь казалась впереди усыпана из звёзд –маленьких и больших, хотя бы майорских. В училище моей специальностью была стартовой, то есть работа непосредственно с ракетами , поэтому меня сразу же и определили к ним родимым , только не к тем которые изучал , а к тем что стояли на вооружении - на старушку с25 , поставленную вокруг Москвы ещё в далёкие 50е годы. Так что пришлось изучать и её. В первый же день командир батареи поставил задачу - провести техническое обслуживание 9го взвода…

Что это и где я не имел представления. Делая вид что вопросов нет я бодро шагал за десятком бойцов все 6 километров от жилого городка до позиции. Прошли посёлок Малино, потом КПП и вошли на бетонку за колючей проволокой . Солдаты разошлись на перекур.

«Куда и зачем идём?» думал я всю дорогу.

Дорога разветвлялась на десятки других – и влево и вправо.

Спас положение один из сержантов.

-Товарищ лейтенант! Разрешите дальше вести батарею?

-Ведите..

-Строиться! - и народ двинулся вглубь леса по одной из бетонок.

Прошли ещё с полкилометра, и вышли, как я потом узнал, к стартовым столам /пусковым / девятого взвода, предпоследнего. Всего их оказалось десять.

Тот же сержант с лёгкой улыбкой :

-Начнём?

-Начинайте!


Каково было моё удивление , когда маленькие солдаты , в основном азиатской национальности , резво разбежались по трём из шести установкам без ракет / их я увидел позже / и начали рвать проросшую через трещины в бетоне траву. Это было совсем не то, чему меня учили мудрые преподаватели в училище долгие четыре года. И всё же я с облегчением присел на пенёк у дороги. « Работа ясна, хоть бы предупредил кто….» подумал я и снял яловый сапог с правой натёртой ноги. Сапоги были совсем новые, неразношенные, полученные ещё в училище , и эти километры дороги добавили ещё и физические страдания к казалось бы неразрешимым задачам регламентных работ. Но, слава богу , всё оказалось гораздо проще. Уничтожать растительность я и сам умел , каждую субботу в училище на парково – хозяйственном дне занимались и этим.

Так и прошёл мой первый день службы в части под красивым позывным «Кабарга»

Уже через месяц я уверенно водил взвода на ракетную позицию, командовал с помощью сержантов солдатами и выполнял приказы командиров. Ещё через месяц сдал зачёты по минимальным знаниям комплекса и заступил на неделю на боевое дежурство. Дежурили своеобразно. Неделю находишься неотрывно с дежурным взводом в казарме на позиции. Спишь и ешь там же, кроме этого бегаешь к ракетам по тревоге по несколько раз за сутки , в зависимости сколько раз поднимаются в воздух ненавистные Натовские самолёты-разведчики, проводишь такие же ставшие ненавистными политзанятия и писанина, писанина конспектов десятками по всем дисциплинам – боевой и политической подготовки. Так что теоретически я подковался быстро. Не отстал от меня и Серёга Капустин, мой однокашник назначенный взводным другого взвода .Так мы с ним и дежурили поочереди –неделю он , потом я и так далее. Но это не значит , что после проведённой недели на «выгоне» / так называли дивизион/ я мог неделю отдыхать. Ничего подобного . То же самое, только с утра пешочком ставшие привычными километры…и снова тренировки расчётов, обслуживание и те же политические занятия –мать их….ети.


Интересно работали расчёты состоящие из трёх номеров – в основном узбеки , казахи плохо говорящие по на русском , но двигались как роботы. Каждое движение и даже взгляд были отработаны на практике прошедших за десятки лет через эти пусковые установки расчётов. Каждый правильный шаг экономил секунды необходимые при подъеме двенадцатиметровой «дуры» в вертикальное положение. Любое лишние движение их прибавляло, что снижало общий результат. Только и слышалось –«Первый готов!», потом второй, третий. .И результат – красавица ракета стоит на пусковом «столе», и так иногда хотелось что бы взревел двигатель и она стартонула! Но за 30 лет истории части и даже 1й армии этого непроизошло и это хорошо, правда, до поры до времени.. Это уже позже рисковый парень Руст навёл шороху и практически снял с должности десятки генералов и офицеров.… Но это случилось позже.


Так в постоянной учёбе, службе не только на позиции, но и в расположении полка, прошло, почти дав года. Жена , будучи к началу моей службы в войсках уже на сносях укатила к маме в Горький, оставив меня холостяковать и я почему то не очень и расстроился, будучи ещё на гражданке любителем женского общества. Жительницы городка как будто это почувствовали и сразу после её отъезда взяли меня в «клещи». Вечерами , придя в свою выделенную семье комнату, я падал на диван , за день выматывался и худел, но не тут то было- после 22-23 часов заваливались две, а то и три жены офицеров которые на данный момент находились на дежурстве, и начиналось то, что в обиходе называется …ясно в общем. Уже через месяц у большинства жителей городка я приобрел соответствующую репутацию и как итог в один из дней прибежал посыльный с приказом прибыть не к кому нибудь , а лично к командиру полка. Полковник Капшук был высокий крепкий мужик с большими кулаками и ходили слухи , что иногда , в минуты возбуждения, он ими пользовался для перевоспитания провинившихся. Вот к нему на ковёр , как на плаху, я и пошёл.

За длинным дубовым столом сидел сам командир и замполит полка.


-Товарищ полковник!......

Выслушав доклад предложил сесть. Сидим.. молчим. У меня мондраж. Коленка дрожит. Догадался же о чём будет разговор, но в каком плане? И вдруг! Кулачище поднялся и опустился…. на стол!

-Ты почему , лейтенант , блядство развёл в полку!

Не ожидал я так сразу. Поэтому и ответил, вскочив по стойке смирно.

- Не могу отказать женщине, товарищ полковник.

-Тебе мало блядей в деревне, нахрена жёны командиров!. И так далее.

Из кабинета я вышел, выполз, с мокрой спиной. «Всё! Хватит... Не пущу больше»…

Но как показало время всё временно и командиры , и полки и зароки на воздержание.

Через два месяца отобранный личный состав полка убыл для переподготовки на материальную часть совсекретного С300 в Гатчину Ленинградской области. Там жён офицеров полка не было, зато были жёны офицеров и прапорщиков центра переподготовки. Туда я поехал одним из первых в качестве квартирмейстера.

Гатчина встретила нас похоронной музыкой. Скончался «дорогой и всеми любимый» Генеральный секретарь Леонид Ильич Брежнев. Это не помешало принять общежития и отметить с комендантшами приезд .

За пол года я и неуспел отвыкнуть от учебы, и она шла легко, поэтому проблемы были в другом …в нехватке женского общества.

В первые же выходные большинство офицеров поехало искать его в город, в ресторан. Помню только как носили девчонок на руках по залу, танцевали на столах….и как результат проснулся в каком то посёлке в одной постели с милой дамой. Дама оказалась холостой, имеющей в собственности однокомнатную квартиру и хорошую работу на местном комбикормовом заводе. Татьяна.

-Саша, у тебя ведь жена. Может, есть у вас нормальный холостой парень?

Парень был. Женька Бездетко. В народе «Джон». Незадолго до этой командировки развёлся. А жену спустил с лестницы КПП пинком под одно место за то, что она написала письмо Министру обороны с вопросом – Как можно держать в Советской Армии офицера с плоскостопием, косоглазием и непомерной жадностью? Это про Джона, которого потом вызывали на медкомиссию, куда то в окружной госпиталь. В армии оставили, но он стал холостяком. Вот его то я и решил сосватать. Бутылку водки и две вина , на которые с большим трудом мне удалось раскрутить Женьку, при их знакомстве я считай, выпил в «одну харю». И понятно, что заснул первым…. непонятно только- почему проснулся ночью снова рядом с Танюхой. Квартирка небольшая и диванчик стоял почти напротив кровати, на нём и лежал Джон.


Мало что понимая я поднялся, глотнул из фужера вина и тихо приказал Таньке перебазироваться. Сам снова упал на койку.

Утром, попрощавшись, мы с Женькой уехали в расположение, а ещё через неделю они решили пожениться.

Уже позже, они расписались, перебрались в нашу часть, Танька родила ему двойню, но тоже не вынесла его хохляцкого скупердяйства и уехала назад в Гатчину. Как то мы с офицерами шли на обед и кто- то спросил Женьку с приколом «Жень, а вы почему развелись? В постели не то?» Он ответил, поглядев на меня «Да нормальная, правда, Сань?» Народ попадал. В третий раз я женил его на поварихе из пансионата для слепых. Последний раз – удачно.


Пришлось мне перекинуться на тех, кто ждал своих мужей из командировок и нарядов. Несколько раз чуть было не попался. Раз повис на балконе второго этажа, спрыгнул вниз и замер – муж вышел покурить на утреннюю прохладу.…Второй раз просто спрятался в угол за открывшуюся дверь, которая впустила нежданного прапора домой, он допил мою водку, сожрал мой закусон и снова ушёл на службу. Его жена компенсировала эти убытки по-своему. Так и пролетели пол года - в учёбе, в новых знакомствах и ожидании возвращения на место постоянной дислокации.

По возвращении в полк, / где оставались те, кто не ездил на переподготовку, они совсем упали духом, ведь им предстояло или искать новое место службы или увольняться,/ мы снова вернулись к своим обязанностям по охране воздушных рубежей Москвы. Кроме этого весь год строили новую позицию, где я научился ложить кирпич в кладку и штукатурить, пилить асбестовые трубы и орать на нерадивых. Весной, наконец- то в Кап. Яре получили и обстреляли технику. Эшелоном доставили на базу в Белых Столбах и растянувшись на несколько километров ночью своим ходом добрались до места. Сами, а где не получалось с помощью представителей промышленности, развернулись в боевой порядок и заступили на боевое дежурство. И вот новая боевая задача - Горизонт -84. Боевые стрельбы по новым крылатым ракетам, которые должны были запустить за несколько сот километров против группировки ПВО. Техники в степь нагнали всех видов и типов. Все ЗРК ПВО страны – мы с С300, с200, с75, с125 и кроме этого в первые ряды прогрохотала гусеницами ещё никому неизвестная «Тунгусска». Поставили всех на дежурство и стали ждать «внезапного» налёта противника. Откуда и сколько его будет мы – расчёты, не знали. Свою задачу командира взвода я выполнил – проверили и обслужили пусковые комплексы, привезли за сотню километров и зарядили десяток ракет и теперь покуривали в укрытии и следили за работой локаторов. С ребятами из командного пункта дивизиона договорились заранее - при появлении целей, перед пуском первой ракеты они должны дать гудок сирены, что бы мы случайно не попали под струю старта. Нервы, конечно, у всех – офицеров и солдат как струны. Сигарета за сигаретой. Никто ни о чём не говорит и не спрашивает - всё обговорено сто раз. Хотя и ждали сигнала, он прозвучал совсем неожиданно. Значит, появились на экранах цели - жди старта! Глаза прилипли к пусковым - какая из них?.. И вдруг грохот где то справа , потом ещё и ещё – это дальнобойная двухсотка пустила несколько ракет в цели за несколько сот километров, значит летят высотные, жди теперь «своих». Если они и попали , всё равно увидеть это невозможно – далековато.


А мы ждём. Только тарахтят Джоновские дизельгенераторы, жужжит низковысотный обнаружитель и дёргается локатор наведения. И снова грохот – одна, вторая, третья ушли в небо ракеты с75…и тут хлопок у нас - катапульта выбросила нашу ракету из контейнера на 30 метров и оглушительный рёв двигателя…через пару секунд второй…Трёхсотка, как на автогонках, легко обошла ракеты с75 и сверху вниз долбанула что то над землёй.… Сразу же ещё два старта…Соседний дивизион тоже не спал - и у него несколько ракет ушли вверх, что бы найти «врага». Где - то слева вертляво ушли ракеты с125, забубнила своими пушками Тунгуска. Снова взрыв,… что это?! У нашего, первого дивизиона при старте очередной ракеты взорвался двигатель или боевая часть - прямо над позицией… Живы, нет? Сейчас никто не сможет сказать. А кубических осколков в боевой части ракеты немало - 20000 штук, плюс почти 900 кг пороха в двигателе и 90 кг в боевой части. Мои солдаты попрятались на дно окопа, даже пилоток не видно. Снова наша пошла, вторая.. Секунд 20 полёта и я рассмотрел далёкий разрыв на фоне чистого неба - попали! Вот это зрелище! Стреляли со всех сторон все комплексы, казалось бы в полном беспорядке, но это только казалось. Далёкие белые сполохи указывали, где ракета нашла цель.

Сколько их было и сколько сбили расскажут потом ребята из боевого расчёта КП, но у меня всё равно уже легче стало на душе - взвод , стартовая батарея всё сделала правильно – народ и техника не подвели. Очень я любил в этот момент своих узбеков и таджиков, киргиза и двух москвичей.

Постепенно стали глохнуть дизеля. Что там? Попали? Вышли офицеры управления из кабины – красные как раки, но гордые! Значит всё в порядке. Так и оказалось, мы завалили две низколетящие и одну на большой высоте, первый успел одну, помешала самоликвидация ракеты. Ещё три сбили остальные комплексы. Всего было шесть крылатых ракет и несколько высотных. Уничтожили все. Конечно наша трёхсотка лучше всех, и при желании мы сами бы справились со всеми, но на ВКП решили по своему и выдали нам ЦУ только на эти цели. Всё равно – половина наша, а остальные поделили другие.


На следующий день стреляли по самолётам постановщикам помех и высотным целям – ракетам, пущенным за сотню километров. Завалили всех.

Итог подводили на построении полка. Командир полка Владимир Иванович Вересков скомандовал

-Лейтенанты выйти из строя!

Нас, выпускников Горьковского и Минского училищ, закончивших их два года назад, было человек восемь.

-Приказом …всем присвоено звание «старший лейтенант»!

Кроме этого полку был вручён вымпел Министра Обороны…