litceysel.ru
добавить свой файл
1
Фриц Морген. Пятон


Глава 1. Благородный рыцарь

Думать – это как заниматься онанизмом. Сподручнее всего в одиночестве. Чтобы было удобно, чтобы никто не мешал, и чтобы не нужно было никуда торопиться.

Ну а полупустой рейсовый автобус, в котором Григорий ехал на важную встречу, размышлениям никак не способстовал. В автобусе было неуютно.

Точнее, заднице Григория, с комфортом разместившейся на заднем сиденье, было ништяк. Туловище, в общем, тоже чувствовало себя нормально – не мёрзло и не потело. И даже нос находил запах мокрой человеческой одежды вполне сносным, а может быть, даже и приятным.

Страдали исключительно чувства. Григорий находил понуро-плаксивые лица попутчиков отвратительными. «Хоть бы одна сволочь улыбнулась», – думал Григорий, – «не так противно было бы».

Григорий посмотрел в сторону открытых дверей автобуса. Молодая женщина, похожая чем-то на мать Дяди Фёдора из Простоквашино, методично пыталась пропихнуть вверх по ступенькам коляску с ребёнком.

«Вроде нормально, справляется», – отметил про себя наш герой, – «через минуту другую залезет». Лысый усатый мужчина, сидящий спереди, был, однако, другого мнения.

– Молодой человек! – лысый потянул Григория за рукав и указал на женщину, – помогите, пожалуйста! Я бы сам, но у меня позвоночник сломан.

Вежливо улыбнувшись мужчине, Григорий привствал с сиденья и в одно движение затянул коляску в салон. Женщина вяло кивнула ему и лениво взялась за поручень. Ребёнок немного повертел головой в разные стороны и заревел.

Григорий скорчил ребёнку рожу и вздохнул. Вот за это он и не любил общественный транспорт. Ну что стоило этой молодой дуре встать перед коляской, чтобы ребёнок её видел и не пугался? Или это она назло? Мстит пассажирам, за то что ей не помогли с коляской? Ну что за тварь!

«Именно так», – думал Григорий, – «и получается в наших автобусах эта атмосфера вялой ненависти. На меня гондоны-пассажиры смотрели злобно. Я, в свою очередь, не стал этой дуре помогать. А дура теперь мучает своего ребёнка, чтобы он орал и действовал пассажирам на нервы. Круг замкнулся. Всего-то ведь надо – чтобы каждый при входе в автобус натягивал на лицо улыбку и извинялся, если случайно соседа толкнёт! И будет тогда в наших автобусах приятно ездить», – пришёл к выводу наш герой, сохраняя при этом слегка брезгливое выражение лица.


Вообще, в автобусах Григорию приходилось бывать нечасто. Работа у него была такая – подразумевала наличие личного автотранспорта. А работал Григорий в похоронном ветбюро.

Его начальник – молодой весёлый бурят Алдар – имел массу знакомств среди обеспеченных людей Петербурга. Когда у очередного чиновника или бизнесмена умирало любимое животное, Алдар звонил Григорию и диктовал адрес. Григорий в тот же день подъезжал к заказчику, обсуждал порядок похорон, назначал цену и забирал тушу скончавшегося четвероногого. Гробы Григорий также изготавливал самостоятельно.

Вчера, впрочем, привычный порядок был нарушен. Во-первых, клиент позвонил не Алдару, а прямо Григорию. А во-вторых, клиент, знакомый Григорию по предыдущим похоронам, попросил закопать в землю не мёртвого, а вполне ещё живого поросёнка.

– Понимаешь, братан, – объяснил при встрече заказчик, – дочка у меня попросила поросёнка, я сдуру и купил. Мини-пиг, сука, двадцать тысяч стоил. А теперь я устал уже его охранять от своей собаки. Сожрёт она его, точно сожрёт. И что я тогда дочке скажу? Прости, Катенька, херня вышла, вот тебе пистолет – убей Бобика? А Бобик, между прочим, не простая собака. Он стоит как твой автомобиль. Короче, нет свиньи, нет проблемы. Похорони её где-нибудь по-тихому. А дочке я скажу, что убежал её Пятон, пока она в школе была. Поплачет и забудет.
– Кто убежал? – удивился Григорий.
– Пя-тон. Пятон. Как змея, только вторая буква «я», а не «и». Так поросёнка назвали. Червонец за работу нормально будет? – клиент вопросительно достал кошелёк.
– Нормально. Всё сделаю в лучшем виде, – важно кивнул Григорий, – не первый раз.
– Вот и славненько. Алдару, кстати, привет передавать не нужно. Ну, ты меня понял, ага?

Григорий, и в самом деле, отлично понял клиента. За десять тысяч – почему бы и не помочь хорошему человеку? Аккуратно упаковав молчащего поросёнка в сундучок, Григорий направил колёса своего старенького пассата на кладбище.

По дороге, однако, могильщику в голову начали лезть разные нехорошие мысли. А как это оно будет выглядеть – убийство поросёнка? Заколоть ножом? Или перерезать горло? Или, может, в мешок и в воду? Перспектива казнить невинное животное Григория никак не радовала. Но и выпускать поросёнка на волю Григорию было страшно – какой-нибудь доброхот мог наткнуться на живность и вернуть владельцу. Получилось бы весьма неловко.

Пораскинув немного мозгом, могильщик нашёл верное решение – продать кабанчика. Пару месяцев новый хозяин у себя поросёнка точно подержит, а там уже все и искать его перестанут. Заодно и денег можно будет немного срубить.

Составив план, Григорий добрался до своего дома и открыл сундучок с поросёнком. Против ожидания, поросёнок не выглядел испуганным. Достав Пятона из сундучка, Григорий поднёс его к своему лицу и провёл краткий инструктаж:

– Ссать и гадить вот на эту тряпку. Хавать сейчас принесу. Хрюкать можно, но очень тихо. Попытаешься съебать – убъю.

Пятон понимающе кивнул, потёр пятачок копытцем и уселся на пол в ожидании еды. Могильщик улыбнулся. Согласно его плану, поросёнку предстояло быть проданным первому же покупателю, так как задирать цену Григорий не собирался. Дадут пару тысяч – и нормально. Главное, чтобы забрали.

Так всё и получилось. Тем же вечером на форуме свиноводов нашлась покупательница, которая после кратких телефонных переговоров согласилась подъехать в указанные Григорием ебеня, захватив с собой три тысячи рублей. Григорий, в свою очередь, пообещал привезти с собой «побочного сына чемпиона породы», как он охарактеризовал Пятона. Для конспирации, последние несколько остановок до места встречи предусмотрительный могильщик решил преодолеть на автобусе.

«И денег немного срублю, и поручение клиента выполню, и поросёнка пристрою», – заранее хвалил себя Григорий, – «Ну чем я не благородный рыцарь»?


Глава 2. Скот в мешке

Обстоятельно поковырявшись в носу, Ксюха откинулась на спинку водительского кресла и напряжённо уставилась на дорогу. Продавец опаздывал. Ксюха немного нервничала — покупать живых поросят ей до сегодняшнего дня не приходилось.


«Теперь у меня будет двое животных», — подумала Ксюха, — «Птица и этот поросёнок». Птицей девушка называла свою тёмносинюю четырнадцатую, за рулём которой она сейчас находилась. Название своё машина получила, во-первых, за синий цвет, а во-вторых — надо же было как-то её назвать?

Как Вы, наверное, уже догадались, жила Ксюха одна. Родители, геологи из Норильска, подарили ей на восемнадцатилетие однокомнатную квартиру на Суздальском проспекте. Права и машину Ксюха купила себе уже самостоятельно.

Родители, конечно, предлагали ей денег и на автомобиль. Однако при этом ставилось обязательное условие: поступление в Горный Институт. Ксюха же от института отказалась наотрез.

— Понимаешь, папа, — сказала она тогда, — знаний в институте не дают, а диплом я и купить могу.
— Где же тогда, интересно, дают знания? — удивился отец.
— Знания — как сифилис. Передаются от человека к человеку. Вот посмотри: у всех великих людей были великие учителя. Аристотель учился у Платона. Платон у Сократа. Страдивари был учеником Амати. И даже Пушкин учился в своём лицее у Жуковского. Вот ученики и стали похожими на учителей. А кто будет учить меня в институте? Профессиональные преподаватели? Ну так я и стану похожей на бестолкового препода, а не на геолога. Ты же сам постоянно повторяешь: «Муж и жена — одна сатана».
— При чём тут это?
— Вы с мамой живёте вместе много лет, и стали уже похожими друг на друга. Если я в институте целых пять лет буду слушать преподов, я тоже стану похожей на препода. А я не хочу. Я хочу учиться у интересных людей.
— И где же ты собираешься их найти?
— Я придумала уже. Куплю себе машину и буду ездить по городу, возить разных людей и знакомиться с ними. Рано или поздно попадётся нужный человек.
— Попадётся, говоришь, нужный? У тебя, наверное, и способ есть, как отличить «нужного» человека от «ненужного»?
— Папа! Это же видно сразу, стоит с человеком поговорить немного.

— Дура ты у меня, Ксюха, хотя и упрямая. Вся в родителей пошла.


Машину, короче, покупать Ксюхе родители не стали. А от денег на прожитьё она и сама отказалась — решила быть совершенно независимой. Свежеподаренную квартиру сдала за умеренные деньги молодой чете программистов, жить временно перебралась к подруге на дачу. Работать устроилась в блинную на Витебском вокзале — чтобы ездить было поближе.

За полгода нужная сумма — две с половиной тысячи долларов — была собрана. Ксюха с помощью знакомого автомеханика купила по объявлению шестилетнюю машину в хорошем состоянии, вручила директору блинной заявление об увольнении и переселилась обратно в город, в свою квартиру. Началась свободная жизнь.

— Ты не боишься вот так одной с незнакомыми людьми ездить? — спросила её Светка, помогая упаковывать вещи.
— Таксистов сейчас не убивают, — объяснила Ксюха, — а если ограбят, то я просто лишусь дневной выручки. Ничего страшного.
— А если изнасилуют?
— Ну, я ж не дура совсем. Стрижка у меня короткая. Грудь маленькая — под курткой не видно. Косметикой не пользуюсь. Короче, вполне сойду под мальчика.
— Нет, Ксюх, всё-таки ты дура, — вздохнула Светка.

Изнасиловать, впрочем, за несколько месяцев работы Ксюху и вправду никто не попытался. То ли хорошо работала маскировка, то ли спасало Ксюхино чутьё, которое рекомендовало ей отказываться от некоторых пассажиров.

Наоборот, месяц назад Ксюха сделала большой шаг к своей цели — нашла интересного человека. Интересным человеком оказался пузатый, гладковыбритый, стриженный под машинку пожилой еврей, которого Ксюха отвозила домой из ресторана. Лев Иванович работал то ли врачом, то ли учёным. Во всяком случае, представился он доктором, владельцем лаборатории, и пожаловался Ксюхе, что никак не может найти себе помощника для особых поручений.

Поручения, объяснил Лев Иванович, будут самые простые. Что-нибудь купить, куда-нибудь съездить или передать кому-нибудь пакет с реактивами. Вместе с тем, за эти нехитрые курьерские поручения Лев Иванович готов был неплохо платить.


Немного подумав для вида, Ксюха согласилась. Тем более, что график свободный у неё сохранялся, а слово «лаборатория» вызывало жгучее любопытство. Да и сам Лев Иванович сразу понравился девушке — было в нём что-то благообразное и располагающее.

Вообще, Ксюха была весьма довольна воплощением своего плана в жизнь. Ездить по городу ей нравилось, денег на скромную жизнь и на бензин хватало с избытком. Появилась только одна маленькая проблема: с личной жизнью.

Оказалось, что общения с пассажирами было категорически недостаточно для молодого и здорового организма. Почти каждую ночь перед сном Ксюха долго и недовольно ворочалась с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее. Хотелось иметь рядом кого-нибудь живого, кого можно было бы обнять, погладить и положить спать на соседнюю подушку.

Поперебирав в голове разные варианты, забраковав по разным причинам кошек, собак и молодых людей, Ксюха остановилась на поросёнке. И вот теперь по лобовому стеклу барабанил дождь, а Ксюха выжидающе смотрела на дорогу, прикидывая, о чём нужно будет расспросить продавца перед покупкой.

К остановке подъехал зелёный автобус. Из задней двери выпорхнул жуликоватого вида мужчина в шапке-пидорке и быстро завертел головой, осматривая окрестности. Безошибочно найдя взглядом четырнадцатую Ксюхи, Григорий помахал девушке рукой и бодрым шагом направился к машине. Усевшись на пассажирское сиденье, могильщик буркнул привестствие и деловито достал Пятона из спортивной сумки.

— Вот, как договаривались. Поросёнок. Зовут Пятон. Ест всё. К горшку приучен.
— А чем его кормить?
— Я же говорю: ест всё, — соврал Григорий и выжидательно посмотрел на Ксюху.

Ксюха растерялась. Она предполагала, что продавец будет долго тереть ей про поросят вообще и про этого конкретного поросёнка в частности. Продавец же, судя по всему, собирался завершить сделку за пару минут — как будто он продавал не живого поросёнка, а пять килограмм свежего мяса.

Впрочем, Пятон понравился Ксюхе с первого взгляда. А всю необходимую информацию девушка без труда могла найти в Интернете. Поэтому Ксюха решительно втянула воздух, достала заранее заготовленные три тысячи рублей и вручила их Григорию.

Могильщик обнажил в улыбке свои жёлтые зубы и тут же по-змеиному ловко выполз из салона на улицу, оставив на сиденье сумку с Пятоном. Ксюха заблокировала двери и взяла поросёнка в руки.

— Ну что, Пятон, будем знакомиться? Меня зовут Ксюха.

Пятон приветливо хрюкнул.

— Ты голоден?

Поросёнок утверждающе кивнул.

— А ты действительно ешь всё подряд?

Пятон отрицательно замотал головой. Ксюха нахмурилась.

— Ты что, понимаешь меня? Если понимаешь, кивни два раза и хрюкни.

Поросёнок два раза кивнул и хрюкнул.

— Ну ёбаный потрох, — к месту употребила Ксюха любимую фразу отца, — а ты, оказывается, не простая свинья.


Глава 3. Оборотни в погонах

Ксюха внимательно осмотрела Пятона со всех сторон и даже понюхала ему голову. Внешне поросёнок выглядел обыкновенным неразумным животным.

– Ладно Пятон, – продолжила девушка допрос, – так чем же тебя кормить? Говядина подойдёт?

Пятон радостно хрюкнул, вильнул крючковатым хвостиком и несколько раз быстро кивнул. Похоже, перспектива запустить клыки в мясо его порадовала.

– Вот и славно. Доедем до дома, там поговорим поподробнее, – резюмировала Ксюха.

Аккуратно положив поросёнка обратно в сумку, девушка вырулила на дорогу и двинулась в направлении дома. Голосующих на тротуарах стояло необычайно много, не меньше, чем плечевых на трассе. Вероятно, дождь заставил людей торопиться. Ксюха, однако, была слишком занята, чтобы развозить по городу мокрых пассажиров. Ей не терпелось добраться до дома и поговорить с Пятоном в спокойной обстановке.

Внезапно на пути девушки возникло препятствие. Непонятно откуда материализовавшийся гаишник повелительно направил на Ксюху свой жезл, приказывая остановиться.


– Добрый день, инспектор Квтовхвыв, – представился пухлолицый страж закона, – можно взглянуть Ваши документы?

Ксюха, в общем, не была хорошей девушкой. Но и скандалить с инспектором на ровном месте, как ежедневно советовали ей многочисленные радиоведущие, она считала глупым. Хочет посмотреть на её права и техпаспорт? Ну и хер с ним, пусть смотрит. Документы, в конце концов, заламинированы.

Проверка документов, впрочем, оказались лишь поводом для более близкого знакомства.

– Нарушаем, Ксения Николаевна? Знак «сорок» там висел.

Ксюша расстроилась. Никакого знака «сорок» она, разумеется, не видела. Судя по всему, её кошельку предстояло похудеть рублей на триста.

– Пройдёмте, пожалуйста, в машину.

Вынув ключ из замка зажигания, девушка посмотрела направо. Пятон благоразумно спрятался в недрах сумки и затих, прикинувшись неодушевлённым предметом. Ксюха нахмурилась, прикидывая, безопасно ли будет оставить поросёнка в машине. В итоге предусмотрительность взяла верх, девушка застегнула сумку с Пятоном на молнию и вышла под дождь.

Улыбка так и не сошла с лица бойца ГИБДД, но теперь она выглядела несколько искусственной. «Тяжёлая у этих гадов работа», – машинально отметила Ксюха.

– Так что, Ксения Николаевна, у Вас превышение скорости на 45 километров в час, – состроил назидательное лицо гаишник, после того, как они с Ксюхой переместились в патрульный микроавтобус, – Что будем делать?
– Ну, понятно что, – прозрачно намекнула на взятку девушка, – триста пойдёт?

Инспектор поморщился. По-лошадиному пожевав губами, он перевёл взгляд на Ксюхину сумку и внезапно попросил:

– А продайте мне поросёнка. За пять тысяч рублей.

Настал Ксюхин черёд морщиться. Продавать только что приобретённого Пятона она не хотела. Да и слишком уж отдавало базарным мошенничеством от предложения инспектора.

– Нет, извините. Не продам, – твердо ответила девушка.

– Десять тысяч?

– Нет.
– Тридцать тысяч?
– Нет, – теперь Ксюха уже не подозревала что-то неладное, а просто была убеждена: гаишник пытается её наебать.

Инспектор скривился, как будто ударил себя молотком по пальцу, и вернул девушке документы.

– Вы сделали свой выбор, Ксения Николаевна. Счастливого пути.

Ксюхе стало не по себе. Она не понимала, что такое она выбрала, но это явно было что-то нехорошее. Сев обратно за руль, девушка на всякий случай приоткрыла сумку, чтобы проверить, на месте ли Пятон. Пятон оказался на месте. Пожав плечами, Ксюха включила левый поворотник и юрко влилась обратно в поток.

Проводив взглядом удаляющийся автомобиль, инспектор повернул голову к севшему в машину напарнику. Тот в оправдательном жесте поднял руки:

– Я ничего не мог сделать, она сумку с собой взяла. Спереть вообще нереально было.
– Да видел я. Не ссы. Будет и на грузинской улице праздник. Отгоняй микроб обратно, а у меня дела кое-какие есть.

С этими словами инспектор, деловито кряхтя, перелез вглубь затонированного салона микроавтобуса: подальше от любопытных глаз прохожих. Его глаза выкатились из орбит, рот растянулся в диком беззвучном оскале, а согнутые в локтях руки неестественно напряглись, как будто инспектор пытался порвать пасть невидимому тигру. Милицейская форма начала тлеть и сворачиваться крупными голубыми хлопьями, врастая в тело сотрудника ДПС. Упав на колени, оборотень-в-погонах выгнулся кошкой и тихо зашипел от привычной боли.

Через несколько минут через приоткрытую дверь микроавтобуса на тротуар выпрыгнула упитанная овчарка и бодрой рысью направилась в сторону ближайшего лесопарка.


Глава 4. Соседка

Выйдя из лифта, Ксюха нос к носу столкнулась со своей соседкой, Галиной Федотовной. Пожилая стерва курила на лестничной площадке, стряхивая пепел в жестяную баночку из-под консервов, пришпандоренную к батарее.

– Ксюша! А что это у тебя в сумке шевелится? – проявила бдительность пенсионерка.

– Поросёнок, – вздохнув, ответила Ксюха.
– Как поросёнок? Зачем тебе поросёнок? – не сразу въехала в тему соседка.
– Будет теперь со мной жить.
– Ксюша! Ты не можешь держать дома свинью. Она будет всем мешать, – Ксюхины ожидания полностью оправдались. Соседка нашла повод проявить свою принципиальность.

Повернувшись к Галине Федотовне спиной, девушка вошла в свою квартиру и закончила разговор, плавно закрыв дверь перед лицом разгневанной дамы.

Судя по шевелению в сумке, Пятону не терпелось размять конечности. Выпущенный на волю, поросёнок несколько раз подпрыгнул, по очереди подёргал каждой из ног, и, подняв рыльце вверх, требовательно хрюкнул.

– Что, Розовый, мяса хочешь? – улыбнулась Ксюха, – Ну пошли на кухню, щас будет.

Через несколько минут довольный Пятон уже радостно грыз размороженный кусок сочной вырезки, поминутно отхрюкиваясь и повизгивая. Ксюха, сделав себе на скорую руку несколько бутербродов с сырым мясом, искала спички, чтобы поставить чайник на огонь.

Скромную трапезу нарушил требовательный стук в дверь. По-бычьи наклонив голову, на пороге стояла Галина Федотовна, до крайности разозлённая безуспешными попытками извлечь звук из неработающего дверного звонка.

– Ксюша! Ты же понимаешь, что не можешь держать дома свинью! Немедленно сдай её обратно, в зоомагазин.
– Галина Федотовна, давайте я сама решу, кого мне держать в квартире, хорошо? Я уже большая девочка.
– Ксюша! Я на пятьдесят лет тебя старше! Вот уже тридцать лет я живу в этом доме, и никто, слышишь, никто и никогда не держал здесь свиней! Я опросила соседей, и все они, как один, категорически против превращения дома в свинарник.
– Как-то быстро Вы успели всех опросить.

– Ксюша! Не надо бороться со всем домом. Уступи. Отнеси свинью обратно, туда, где ты её купила. Я позвонила в СЭС, сказала, что ты держишь свинью. Они обещали приехать разобраться. Я позвонила в милицию, и я позвонила в пожарную охрану. Не связывайся со всем домом, Ксюша, по хорошему тебе советую.

– Идите к лешему с Вашими советами! – не выдержали нервы у девушки, и Галина Федотовна уже второй раз за день осталась стоять перед захлопнутой дверью.

– Правильно я ей сказала, Пятон? – тоном ниже спросила Ксюха поросёнка, прискакавшего в прихожую на звуки скандала.

Пятон одобряюще хрюкнул.

* * *

Как можно поговорить с немым человеком? Очевидно, дать ему листок бумаги и ручку. А если это не человек, а поросёнок? И вместо пальцев у него – копытца? Тут нам на помощь придёт такое чудо техники, как компьютер.

Не откладывая эксперимент в долгий ящик, Ксюха усадила Пятона себе на колени и пододвинула к нему ноутбук.

Кабанчик только того и ждал. Его передние ноги на секунду замерли над клавиатурой, и тут же дробно забарабанили по клавишам.

– Здравствуй, Ксюха! – появились в Блокноте напечатанные поросёнком строчки.
– Ну здравствуй ещё раз, Пятон, – Ксюха погладила поросёнка за ухом.
– Что у тебя есть съестного, кроме мяса?
– Прожорливое животное! Ещё пельмени, макароны и хлеб. А что, вообще, ты ешь?
– Мясо, фрукты и овощи. Конкретно сейчас я бы не отказался от брюквы или морковки.
– Хорошо, это мы устроим. Объясни мне, пожалуйста, почему ты умеешь разговаривать? В смысле, печатать?

Пятон задумался.

– Человеческую речь, насколько я себя помню, я всегда понимал. Ну а печатать меня Вадик научил, ещё до того, как мы с ним поссорились.
– Вадик? А кто такой тогда Глеб?
– Глеба на самом деле зовут Григорий. Я у него всего один день пробыл. Вырос я у Вадика. Но неделю назад Вадик захотел использовать меня как свинью-диверсанта, а я имел глупость отказаться. Вот Вадик от меня и избавился.
– Ясно. А почему тот гаишник хотел тебя купить?
– Понятия не имею, – Пятон изогнул шею и посмотрел Ксюхе в лицо своими невинными глазками, – не знаю, зачем я ему нужен был. Понравился, может быть.

Ксюха улыбнулась. Пятон, и в самом деле, был очень симпатичным поросёнком.


– Ксюха! А можно я от тебя в Интернет залезу?
– Пожалуйста, залезай, а я тогда пока залезу в ванную.

Девушка принесла две подушки и положила их на сиденье стула, чтобы Пятону было удобно сидеть за компьютером. Устроив поросёнку «рабочее место», Ксюха удалилась в ванную – спокойно поразмыслить над сегодняшним днём.

Спокойно поразмыслить, впрочем, не удалось. В голову всё лезла нехорошая мысль про входную дверь – а точно ли Ксюха закрыла её на замок после беседы с соседкой? Ведь если не закрыла, то вызванные этой сволочью живодёры вполне могут тихо проникнуть в квартиру и забрать Пятона на какую-нибудь бойню.

Быстро свернув водные процедуры, девушка вышла в прихожую и подёргала замок. Замок был заперт. Поросёнок восседал на подушках и что-то увлечённо печатал, ритмично подёргивая правым ухом. Ксюха подошла к нему и посмотрела на экран.

«...напрасно ты считаешь зоофилов чудовищами. Зоофилы выполняют очень важную функцию – поднимают самооценку у людей. Вот не было бы зоофилов, разные садомазохисты и педерасты страдали бы, что они – не такие как все. А так все эти извращенцы смотрят на зоофилов и успокаиваются, понимая, что они – нормальные...»

Ксюха тактично шмыгнула носом. Пятон вздрогнул всем телом и моментально закрыл окно.

– Представляешь, – напечатал поросёнок уже Ксюхе, – открыл Яндекс, погоду посмотреть, а там как полезло разное непотребство! Вирусы, наверное?
– Конечно, вирусы, Пятон, – пытаясь не рассмеяться, согласилась с кабанчиком Ксюха, – ты тут смотри погоду, если хочешь, а я спать пошла.

Пятон нажал копытцем на кнопку выключения ноутбука и протянул конечности Ксюхе, просясь на руки. Девушка отнесла поросёнка в кровать, легла рядом с ним, поцеловала кабанчика в пятачок и тут же уснула.


Глава 5. Доктор

Ветеринарное каско, в отличие от автокаско, особой популярностью не пользуется. Если у Вас угонят любимое животное, полученные от страховой компании деньги будут довольно слабым утешением. И только последний подонок, получив такую страховку, сумеет с радостной улыбкой прийти в зоомагазин выбирать себе нового друга.


Вот и Ксюха, проснувшись на следующее утро, решила не ждать, пока сбудется зловещее пророчество инспектора ДПС, а разобраться – кому и зачем мог понадобиться Пятон.

– Пятон, – бесцеремонно растолкала Ксюха поросёнка, – почему гаишник хотел тебя купить?

Сонный Пятон приоткрыл один глаз и вяло хрюкнул, демонстрируя свою неосведомлённость.

– Пятон, просыпайся. Расскажи мне, кто хочет тебя похитить?

Пятон покорно проснулся. Внимательно посмотрев на Ксюху, поросёнок принял сидячее положение и задумался. По прошествии минуты, кабанчик снова поднял рыльце и беспомощно развёл передними конечностями в стороны. Пятон не знал.

Ксюха нескольно раз недовольно дёрнула себя за ухо и свесила ноги с кровати. Возможно, конечно, тот инспектор ДПС был просто шутником. Или, как вариант, свинофилом в завязке, который на секунду поддался своей старой страсти. Но желания рисковать Пятоном и полагаться на удачу у Ксюхи не было.

Поэтому девушка, как настоящая дщерь геологов, решила провести предварительную разведку. А именно: показать кабанчика доктору Льву Ивановичу и спросить его мудрого совета.

Не откладывая резину в долгий ящик, Ксюха подняла с пола мобильник и набрала номер работодателя.

– Доброе утро, Ксения, – прогудел из трубки низкий голос Льва Ивановича.
– Лев Иванович, – с места в карьер бросилась девушка, – у меня к Вам есть профессиональный вопрос. Полагаю, Вам будет очень интересно.
– Да, да, любопытно, говорите, – оживился доктор.
– К сожалению, это не телефонный разговор. Можно я к Вам подъеду?
– Ну что же, подъёзжайте, я буду в лаборатории, – согласился учёный.

Положив трубку в карман джинсов, Ксюха повернулась к Пятону.

– Ну что, животное. Пожалуй, пока мы не разберёмся с этим психом-гаишником, я буду возить тебя с собой. На всякий случай. Ладно?

Пятон бодро взвизгнул, выражая полную готовность к поездке. Упаковав поросёнка в сумку, Ксюха вышла на лестничную площадку и спустилась на первый этаж. Консьержка, не иначе как настропалённая Галиной Федотовной, при виде Ксюхи демостративно отвернулась.


Пожав плечами, девушка с трудом открыла железную дверь подъёзда и, щурясь от дневного солнца, направилась к своей машине. Привычная дорога до лаборатории, по её расчётам, должна была занять не более получаса.

Лев Иванович встретил Ксюху в засаленном тренировочном костюме Adidas. Вместо обычных профессорских чёрных ботинок на нём были надеты ярко-синие кроссовки, а в левой руке доктор держал пивную кружку, до краёв наполенную красным вином. Чёрная с сединой небритая щетина также не добавляла гламура. Если бы не стильный золотой монокль, доктора вполне можно было бы принять за немолодого гопника.

Видя недоумённый взгляд девушки, Лев Иванович поспешил оправдаться.

– Понимаете, Ксения, сегодня у меня не планируется никаких официальных встреч. Да и работать, честно говоря, я тоже не собирался. Вот Вы и застали меня в полудомашнем виде. Вообще, я глубоко убеждён, что белому человеку не стоит работать больше одного-двух часов в неделю.
– Лев Иванович, Вы нацист? – заинтересованно спросила доктора Ксюха.
– Ну какой же из меня нацист? – улыбнулся пожилой еврей, – Конечно, я употребил выражение «белый человек» в переносном смысле, для красного словца. Суть-то вовсе не в том, кто именно работает. Суть в том, как он работает. И, главное, когда. Вот, например, футболисты. Когда они работают?
– Ну, на матчах и на тренировках, – предсказуемо ответила Ксюха.
– Вот и не угадали! – торжествующе поднял пухлый палец доктор, – Только во время матчей. На тренировках футболисты могут особо и не напрягаться. Всё решается только во время матчей.
– Но, доктор, ведь если не будет тренировок, то и на матчах футболисты не смогут выступать, ага? – возразила Ксюха.

– А если футболисты не будут завтракать, обедать и ужинать, то они тоже не смогут выступать. А если футболисты не будут спать? Тоже ведь тогда никаких матчей не будет. Но ведь сон и еда – это же не работа, верно? Так и тренировки – не более чем нужная, но малозначительная рутина. Тренировки необходимы, но на тренировках ничего не решается: чемпионатов мира по тренировкам не проводится. Для спортсменов главное сохранить силы для решающих матчей. Обращаю особое внимание: сохранить как физические силы, так и моральные. Боевой дух, волю к победе!


Произнося эти слова, Лев Иванович оживился, его лицо стало одухотворённым. Похоже, он и сам искренне верил в свою ленивую теорию. Ксюха не нашлась, что ответить и пожала плечами. По её мнению, доктор просто нашёл удобное оправдание своему сказочному раздолбайству.

– Так вот, Ксения, – продолжил доктор, – Я отдыхал всю предыдущую неделю и сейчас у меня накопилось более чем достаточно сил, чтобы попытаться решить Вашу проблему, несомненно серьёзную и заслуживающую самого пристального моего внимания.

С этими словами Лев Иванович сел в своё кожанное кресло руководителя, сделал большой глоток вина, и приготовился слушать. Ксюха поставила сумку на диван и двумя руками вынула Пятона. Доктор недоумённо поднял бровь.

– Вот, смотрите, – Ксюха поставила кабанчика на стол, – это разумный поросёнок. Он понимает человеческую речь и умеет печатать на компьютере. Его зовут Пятон.

Лев Иванович, немного раскрасневшийся от выпитого вина, нимало не удивился.

– Здравствуте, Питон, – вежливо поздоровался доктор, – меня зовут Лев Иванович.

Пятон коротко хрюкнул.

– Он хочет сказать, что его зовут не Питон, а Пятон. Вторая буква «я», – пояснила Ксюха.
– Простите, Пятон. Пожалуйста, поднимите правую переднюю ногу.

Поросёнок поднял ногу и выжидающе посмотрел на доктора.

– Замечательно. Подойдите, пожалуйста, к тетради, и подвиньте её пятаком.

Пятон выполнил просьбу Льва Ивановича.

– Великолепно. Теперь, прошу Вас, постучите копытом по бутылке.

Пятон безропотно подошёл к бутылке чилийского вина и несколько раз стукнул по ней копытцем.

– Ну что же. Теперь я вижу Вашу разумность своими глазами – Лев Иванович перевёл взгляд с поросёнка на Ксюху, – но Вы ведь пришли ко мне не только для того, чтобы продемонстрировать Пятона, верно?
– Да, доктор, – ответила девушка, – у нас есть проблема. Мне кажется, что Пятона могут похитить.

Лев Иванович почесал нос и замер, ожидая продолжения. Продолжение не замедлило последовать. Ксюха, опуская излишние подробности, в несколько фраз изложила доктору историю покупки Пятона и встречи с любящим свиней инспектором.


Доктор был явно озадачен рассказом. Сморщив лоб, Лев Иванович привычным жестом достал из кармана тренировочных штанов платок и принялся протирать очко своего монокля. Судя по всему, учёный пытался принять какое-то решение.

Наконец, Лев Иванович положил монокль на стол и твердо посмотрел на Ксюху.

– Что же, Ксения, полагаю, Вы обратились по адресу. Я постараюсь решить Вашу проблему. Однако мне понадобится немного времени... чтобы всё обдумать. Позвоните мне, пожалуйста, послезавтра. Думаю, к этому моменту у меня будут для Вас новости.
– Спасибо, доктор, – улыбнулась Ксюха, весьма довольная тем, что Лев Иванович согласился помочь. Пятон, в свою очередь, также счёл нужным вежливо хрюкнуть в знак признательности.

Проводив гостей, доктор ещё некоторое время ходил по комнате, неожиданно трезвым взглядом поглядывая в сторону двери. Убедившись, что Ксюха с Пятоном ушли достаточно далеко, Лев Иванович взял со стола мобильник и на память набрал десятизначный номер телефона.

– Соломон Моисеевич? Очень давно мы с Вами не виделись. Как насчёт встретиться сегодня вечером? Есть дело по Вашей линии.


Глава 6. Грабители

Протяжно затянувшись, Галина Федотовна аккуратно затушила сигарету об отогнутую крышку консервной банки и с ленинским прищуром посмотрела в глаза Инспектору.

– Набедокурила девчонка? Наверное, аварию устроила, раз из ГИБДД ей интересуются?
– На настоящий момент мы просто хотим побеседовать с Ксенией Николаевной, – тактично уклонился от прямого ответа Инспектор.
– Можете не отвечать, и так всё понятно. Час назад Ксюша куда-то уехала. Когда вернётся – не знаю. Она обычно поздно домой приходит. Если хотите, оставьте телефон, как она придёт, я Вам позвоню.
– Скажите, а может быть, Вы видели, у неё была с собой тяжёлая спортивная сумка?

– Со свиньёй-то? – оживилась пожилая блюстительница порядка, – да, свинью она с собой унесла. Так Вы из-за этой свиньи приехали?

– Ну, в том числе и из-за свиньи, – по лицу Инспектора пробежали сполохи заинтересованности.
– Я знала, что у неё будут проблемы из-за этой свиньи. Девчонка-то, между нами, дряньцо. Мы ей как человеку сказали – в нашем доме свиней не держат. А она что? Скандал устроила, материлась на всех как сапожник. Не удивлюсь, если она наркотики употребляет. Я в этом доме тридцать лет уже живу, и ни разу за все тридцать лет ни одной свиньи в этом доме не было. В смысле, в живом виде, – уточнила Ксюхина соседка.
– Спасибо большое за информацию, Галина Федотовна. Будем работать.

Инспектор нажал на кнопку вызова лифта и развернулся вполоборота к своему добровольному информатору, показывая, что разговор окончен. Галина Федотовна достала из кармана халата полупустую пачку сигарет и, задумчиво глядя на Инспектора, несколько раз щёлкнула по пачке своим жилистым жёлтым пальцем.

* * *

Хотя Петербург и дождливый город, но летом солнечных дней хватает. Вот и сегодня палящее солнце прогревало салон автомобиля до самых поролоновых внутренностей сидений. Спасаясь от жары, Ксюха полностью открыла оба передних окна, чтобы прохладный ветер обдувал их с Пятоном головы.

Остановившись перед супермаркетом у дома, девушка задумалась. Оставлять Пятона в машине или, тем более, в камере хранения магазина, Ксюхе было страшно. Поэтому она решила взять поросёнка с собой – а если охрана будет уж очень активно возражать, то закупиться в ларьке, либо найти какой-нибудь магазин с прилавком. Девушка нажала на кнопку стеклоподьёмника и стёкла медленно поползли вверх.

Внезапно из-под двери в закрывающееся окно пролезла тощая волосатая рука, безошибочно ухватила сумку с Пятоном за шкирку и попыталась вытащить её наружу. Испуганный Пятон пронзительно заверещал. Ксюха скорчила страшную рожу и схватилась за сумку со своей стороны, одновременно продолжая с силой давить на кнопку стеклоподьёмника, чтобы он побыстрее закрылся. Похититель, безуспешно дёрнув сумку ещё несколько раз, оказался в ловушке – поднявшееся, наконец, стекло, крепко зажало его руку в двери. Незадачливый вор тихо заскулил от боли.


Ксюха включила первую передачу и медленно тронулась вперёд. Пойманный с поличным свинокрад вскочил на ноги и жалобно посмотрел на девушку.

– Пусти меня, пожалуйста, сейчас кричать буду, – нервным приторным голосом попросил молодой похититель, семеня рядом с автомобилем.

Ксюха притормозила. Калечить вора, да ещё и прилюдно, ей очень не хотелось – напишет потом заяву, геморроя не оберёшься. Да и таскаться по разным местам с Пятоном было бы весьма небезопасно. Поэтому девушка как могла грозно взглянула гаду в глаза и слегка ослабила стекло. Похититель тут же выдернул свою руку и на метр отпрыгнул от машины. Полностью закрыв окно, Ксюха развернулась и поехала к дому.

– Ты как, Пятон? – спросила девушка поросёнка.

Кабанчик бодро хрюкнул, чтобы показать, что с ним всё в порядке.

– Вот и славно. Хорошо, что я догадалась сумку пристегнуть. А то сделали бы эти уроды из тебя сейчас свиной шашлык, – с этими словами Ксюха заехала на вытоптанный газон около своего подъезда и отстегнула оба ремня безопасности, – Вот только с брюквой, извини, придётся теперь немного подождать.

Консьержка, увидев девушку, дернулась было что-то ей сказать, но вовремя остановилось. По инерции поздоровавшись, Ксюха вошла в лифт и нажала на кнопку своего этажа.

Сверху её ожидала непривычно радостная Галина Федотовна.

– Ксюша, – улыбнулась девушке пенсионерка, – я надеюсь, ты передумала по поводу свиньи?

Ничего не отвечая соседке, Ксюха подошла к своей двери и начала рыться в карманах, ища ключ.

– Ксюша, – соседка следовала за девушкой по пятам, – а твои родители знают, что ты держишь дома свинью?

Отперев дверь, девушка попыталась открыть её, и обнаружила, что Галина Федотовна придерживает дверь ногой, мешая Ксюхе войти внутрь. Девушка потянула дверь сильнее, но и соседка не собиралась уступать.

– Ксюша! Почему ты меня толкаешь? – наигранно возмутилась пожилая сволочь, – разве ты не видишь, что я с тобой разговариваю?


В этот момент двери лифта распахнулись, дав объяснение странному поведению Галины Федотовны. Из лифта вышли Инспектор со своим помощником – одетым в штатское похитителем свиней, с которым Ксюха только что виделась перед магазином.

– Ксения Николаевна, – как мог внушительно произнёс инспектор, – давайте спокойно поговорим.
– Хорошо, – ответила девушка севшим голосом, – Пройдёмте, пожалуйста, в квартиру.

Галина Федотовна победно улыбнулась и отошла в сторону, предвкушая арест молодой преступницы. Ксюха зашла в дверь и, прежде чем служители ГИБДД успели среагировать, захлопнула её. Девушка справедливо полагала, что поднимать шум охотники за Пятоном не будут.

Инспектор покосился на своего помощника и негромким матерным словом охарактеризовал сложившуюся ситуацию. Ломать железную дверь Инспектор категорически не хотел. Однако и вести переговоры с Ксюхой через замочную скважину в присуствии жадной до зрелищ свидетельницы ему представлялось не вполне разумным. Оставался единственный выход – с достоинством удалиться.

Приняв это решение, Инспектор повернулся к пожилой соседке и уже открыл было рот, чтобы что-нибудь соврать, но внезапно осёкся и полез в нагрудный карман. Вытащив оттуда мобильный телефон, сотрудник ДПС нажал на клавишу ответа и поднёс его к уху.

– Здравствуйте, Соломон Моисеевич, – услышала Ксюха сквозь дверь голос Инспектора, – Именно так, Соломон Моисеевич... Хорошо, сейчас подъеду... До встречи.

Спрятав мобильник обратно в карман, Инспектор многозначительно кивнул Галине Федотовне и проследовал к лифту.


Глава 7. Цена

– Здравствуте, Ксения, это я, – довольным голосом сообщил Ксюхе сквозь дверь Лев Иванович.

Уголки губ доктора были приподняты в улыбке, глаза сверкали радостным блеском. Похоже, учёному удалось решить Ксюхин вопрос.

Секунду поколебавшись, девушка открыла дверь и впустила Льва Иваныча в квартиру. Пятон нетерпеливо хрюкнул, побуждая доктора поделиться новостями.


– Действительно, Пятон, – начал рассказ доктор, – перейду сразу к делу. Полагаю, мне удалось прояснить волнующий Вас вопрос.

Ксюха, которая только собралась было предложить Льву Ивановичу выпить чайку, захлопнула рот и застыла в ожидании продолжения.

– Итак, Ксения, разум Пятона – вовсе не такое исключительное явление, как мы с Вами полагали, – интригующе начал доктор, – Оказывается, разум у животных встречается довольно часто. Не буду даже говорить насколько именно часто, чтобы Вы не подумали, что я преувеличиваю. Назову только одну фамилию. Медведев.
– Медведев? – Ксюха посмотрела на Льва Ивановича, как на психа, – Но он же, вроде как, человек?
– Сейчас, – доктор выделил это слово, – Сейчас человек. И даже, как Вы понимаете, не последний человек в России. А вот во внешности нашего президента, Ксения, Вам ничего странным не кажется?

Ксюха тактично пожала плечами.

– Вы серьёзно хотите мне сказать, что президент Медведев когда-то был живым медведем? Или Вы так шутите? Лев Иванович?
– Хорошо, Ксения. Вижу, Вы мне не верите. А вот ему Вы верите? – доктор присел на корточки и дотронулся до поросёнка, который всё это время настороженно вслушивался в рассказ учёного, – Пятону Вы верите? Или Вы думаете, что Пятон – обычная дрессированная свинья?

Ксюха растянула губы в недовольной гримасе. Игнорировать факты она не могла – Пятон, вне всякого сомнения, был разумен. А раз так...

– Лев Иванович! – решила уточнить девушка, – А как именно Медведеву удалось стать человеком? И зачем Инспектору нужен Пятон?

Учёный хитро улыбнулся.

– А Вы как думаете, Ксения? Зачем Инспектору нужен Пятон? Не на мясо же, ага?

Ксюха сморщила лоб.

– Разумные животные стоят больших денег? – выдвинула версию девушка.
– Нет, Ксения. Больших денег они не стоят, – покачал головой доктор.
– Тогда, возможно, они кому-то мешают?
– Именно так! Мешают. И знаете кому?

Ксюха не знала.

– Ладно. Назову Вам ещё несколько имён. Модельер Зайцев. Миллиардер Лисин. Генерал Лебедь.
– Вы хотите сказать, доктор, что разумные животные хотят сохранить в тайне своё происхождение? – догадалась Ксюха.
– Именно! Именно в тайне! Ну подумайте сами – может ли президент Российской Федерации быть животным?
– Не может, – согласилась девушка, – но почему же они просто тогда не сделали Пятона человеком? Или Инспектор так и хотел с ним поступить?

Поросёнок коротко взвизгнул, показывая, что ему тоже интересен этот вопрос.

– Увы, Ксения, не всё так просто, – наигранно вздохнул доктор, – Нет такого волшебника, который мог бы щёлкнуть пальцами и превратить Пятона в человека. Существует определённый дефицит доноров. Существует очередь. И, наконец, существуют квоты.

Поросёнок тихо хрюкнул, дотронувшись копытцем до Ксюхиной лодыжки.

– Правильно, – кивнул Лев Иванович кабанчику, – Мнение Пятона тоже нужно учесть. Ведь далеко не факт, что Пятон хочет превращаться в человека.
– Так что же Вы предлагаете, доктор?
– Буду краток. Я вышел на одного своего старого коллегу, которого работает в нужной нам лаборатории. Квоты, доноры, очередь – всё это он может обойти, не ставя своё начальство в известность. Проще говоря, он может трансформировать Пятона в человека. В молодого, здорового, красивого двадцатилетнего человека, если быть конкретным. Однако, как Вы понимаете, мой коллега не будет делать это просто так.
– И что же он хочет за свои услуги? – этот язык девушка понимала.
– Денег. Мой коллега, как и многие другие люди науки, испытывает сильную потребность в деньгах. Я хочу, чтобы Вы поняли – мой коллега идёт на серьёзный риск. Поэтому Вы не должны удивляться величине запрошенной суммы.
– Так сколько же он хочет?
– Сто двадцать тысяч долларов.

Ксюха помрачнела. Лев Иванович развёл руками.

– Как Вы понимаете, цену здесь назначаю не я. И, к сожалению, у меня нет возможности повлиять на коллегу, чтобы он цену снизил, – извиняющимся тоном произнёс доктор.


Девушка дотронулась до кончика своего носа и посмотрела в глаза учёному.

– А ещё есть какие-нибудь варианты?
– Ксения, я не волшебник. Вы видите перед обыкновенного пожилого еврея, с весьма ограниченными возможностями. Вряд ли я сумею найти для Вас ещё какой-нибудь выход из этой ситуации.

Лев Иванович на секунду задумался.

– Впрочем, посмотрите на это с другой стороны, – продолжил доктор – Мы же с Вами знаем, что эксживотные, в силу своей природы, более талантливы, чем обычные люди. Это значит, что затребованную моим коллегой сумму можно рассматривать не как трату, а как вложение в будущее. И, на мой взгляд, весьма неплохое вложение.
– Лев Иванович, я поняла. Дайте мне, пожалуйста, немного времени – мне нужно всё как следует обдумать.
– Конечно, Ксения, думайте сколько хотите. Лично я так совсем никуда не тороплюсь, – несколько натянуто пошутил учёный, – И, кстати, я забыл Вам сказать. Мой коллега может сделать и обратную трансформацию. То есть, превратить Вас в молодую свинку, той же породы, что и Пятон. Цена не изменится.
– Спасибо, доктор, мы будем думать. Давайте созвонимся через пару дней, – подвела итог разговору Ксюха.

Лев Иванович медленно наклонил голову и степенно покинул квартиру.


Глава 8. Контратака

Очень просто сидеть на попе ровно и ничего не делать. Но только при условии, если Вам есть, чего ждать. Вот, например, Ксюха, пока ждала обещанного ответа от Льва Ивановича, особо ни о чём не беспокоилась. А как только Лев Иванович её навестил, девушке стало ясно: как бы это ни было тяжело, придётся решать свиную проблему самостоятельно.

Ксюха взяла Пятона в руки и подняла на уровень своего лица.

– Ну что, животное, хочешь стать человеком? – шутливым тоном спросила девушка поросёнка.

Кабанчик несколько раз негромко хрюкнул, пытаясь сказать, что предпочитает остаться свиньёй.

– Интересно, Пятон, а что именно тот учёный делал бы с тобой? Если труд превратил обезьяну в человека, то, возможно, труд и с поросёнком справится?


Кабанчик недовольно заверещал, выражая отвращение к такому нелепому занятию, как труд.

– Ладно, ладно, Пятон, я пошутила, – Ксюха потёрлась носом о пятачок поросёнка и поставила животное обратно на пол, – по-любому, я даже не хочу думать, где и как можно найти сто двадцать тысяч долларов.

Задумчиво подёргивая себя за ухо, девушка подошла к креслу и погрузилась в него, пытаясь сосредоточиться. Пятон молча устроился рядом, стараясь не мешать мыслительному процессу.

Ксюхе было очевидно, что Инспектор с помощником не хотят применять силу: иначе Пятона у неё отобрали бы в первый же день знакомства. А раз так, думала девушка, неплохим ходом с её стороны будет встретиться с Инспектором и попытаться с ним договориться. Вдруг Инспектор, как и подобает нормальному офицеру ГИБДД, любит денежки? Тогда, возможно, он согласится за умеренную мзду подать начальству рапорт, что Пятон пойман и обезврежен. Или, возможно, он согласится сделать это даже бесплатно, если девушка сумеет его убедить, что они с Пятоном не будут поднимать шум. В конце концов, должны же быть у Инспектора более важные дела, чем охота на маленьких беззащитных свиней?

Приняв решение, Ксюха вынула из кармана мобильник и набрала номер Вольдемара – своего знакомого дизайнера. Точнее, «дизайнером» Вольдемар называл себя сам. На самом же деле, его работа заключалась в каких-то гнусных околокомпьютерных махинациях, в преступную суть которых он не посвящал даже друзей.

Вольдемар, как и ожидала Ксюха, был дома, и охотно согласился принять их с Пятоном в гости. Мало того, Вольдемар даже вызвался сходить в магазин и купить там заказанные Ксюхой брюкву и морковку. Порадовавшись Володиному гостеприимству, девушка упаковала Пятона в сумку и спустилась к машине.

Впрочем, когда Вольдемар открыл дверь и поприветствовал Ксюху, девушка поняла – радовалась она рано. Судя по шлёпанцам и треникам, до магазина Вольдемар так и не дошёл.

– Понимаешь, Ксюх, – без тени смущения объяснил Вольдемар, – я думал ты чуть позже придёшь. Мне больше времени нужно, чтобы от компа оторваться.


На мониторе включённого компьютера ярко красным горела карта Италии. Судя по всему, Вольдемар был занят игрой. Перехватив снисходительный взгляд Ксюхи, дизайнер немного смутился.

– Компьютерные игры сейчас уже давно выросли из коротких штанишек, – начал он оправдываться, – на самом деле, современные игры дают игрокам и новые знания, и неплохую тренировку интеллекта. Вот, например, эта игрушка – про Древний Рим. Я играю в неё всего три дня. А уже спокойно могу нарисовать карту Средиземноморья времён Древнего Рима, со всеми мелкими государствами типа Парфии или Нумидии. Я неплохо изучил историю всех войн, которые велись в то время в Европе. И, наконец, теперь мне стал гораздо понятнее ход древних битв: как взаимодействовали разные рода войск, и почему лучников в легионе было меньше, чем тяжёлой пехоты. Вообще, на мой взгляд, большая несправедливость в том, что, например, футбол и хоккей считаются «взрослыми» играми, а компьютерные игры – «детскими».
– Чего в футболе-то взрослого? – удивилась Ксюха, – Одинадцать мужиков бегают за круглым мячом. Занятие глупее, на мой взгляд, придумать сложно.
– Как это глупее? А спорт? А здоровый образ жизни? Люди смотрят на футболистов и сами занимаются физкультурой, улучшают своё здоровье. Я уверен, Аршавин своим положительным примером поправил здоровье большему числу людей, чем тысяча рядовых врачей.
– Вольдемар, ты от компьютера редко отрываешься. Фанаты, вообще, не очень часто спортом занимаются. Они больше по части пива попить и пьяные драки поустраивать.
– Ха! Фанаты – это тоже команда. Фанаты помогают футболистам играть. Как ты себе представляешь игру футболистов, за которых никто не болеет? Фанаты нужны спорстменам не меньше, чем, например, тренер или массажисты. Так что фанаты тоже выполняют свою часть работы.

Ксюха набрала было в лёгкие воздуха для ответа, но вовремя вспомнила, зачем пришла и решила, на всякий случай, не спорить с дизайнером.

– Ладно, Вольдемар. Я к тебе по делу. Посмотри, кто у меня есть.


Девушка расстегнула молнию на сумке, и Пятон тут же просунул голову в образовшуюся щель.

– Пятон, это Вольдемар. Вольдемар, это Пятон. Разумный поросёнок.
– Здравствуй, Пятон, – поздоровался дизайнер, – Так вот зачем тебе были нужны брюква и морковка!
– Вольдемар, ты не понял. Пятон в самом деле разумен.

С этими словами Ксюха села за компьютер и усадила поросёнка к себе на колени, так, чтобы он мог с лёгкостью дотянуться до клавиатуры и мышки. Пятон посмотрел на Вольдемара и хрюкнул.

– Пятон спрашивает, можно ли ему трогать компьютер, – пояснила девушка.
– Да пусть трогает, я недавно сохранялся, – разрешил дизайнер.

Пятон ухватился копытцем за мышку и поводил её в разные стороны. Тщательно изучив ситуацию в игре, поросёнок уверенно перешёл в экран дипломатии и разорвал альянс с Массилией.

– Зачем? Она же нам дань платила? – не понял Вольдемар.

Пятон хрюкнул. Ксюха пожала плечами. Она и сама не понимала, зачем Пятон это сделал.

– Ладно, хер с ней, с Массилией, – потряс головой Вольдемар, – а Пятон-то, похоже, и в самом деле умеет играть. Или это ты его копытами незаметно двигаешь?

Девушка укоризненно посмотрела на Вольдемара.

– Хорошо, верю. Поросёнок разумен. А я зачем тебе понадобился?
– Понимаешь, Вольдемар, Пятона хотят похитить, чтобы сохранить его разумность в тайне. Я хочу, чтобы ты снял на видео нас с Пятоном. Тогда похищение станет бессмысленным: ведь останется видео с подтверждением его разумности.

Вольдемар снисходительно улыбнулся.

– Ксюх, тебе сколько лет? – несколько высокомерно, как и все компьютерщики, начал он, – Ну кто поверит, что на видео разумная свинья? Скажут, фотошоп. В лучшем случае, разместят твоё видео на сайтах приколов между французским фокусником и человеком-задницей. Если вообще заметят.

Ксюха скривилась. Эта простая мысль не приходила ей в голову. Немного подумав, девушка вынуждена была согласиться с дизайнером: что бы они ни сняли на видео, использовать его в качестве доказательства будет невозможно.


Пожав плечами, девушка решила перейти ко второму делу.

– Вольдемар, а ты ведь можешь пробить номер автомобиля? Ну, узнать по номеру, что это за автомобиль и кому принадлежит?
– В принципе, да, могу, – подтвердил дизайнер.
– Мне надо вот этот пробить, – Ксюха протянула Вольдемару бумажку с записанным номером.
– А чего странный номер такой? Ментовский что ли?
– Ну да, синий. Пробьёшь?

Вольдемар пожал плечами.

– Да без проблем. Только за синий номер нужно будет заплатить моему человечку две тысячи рублей. Устроит?

Ксюха молча вынула из кармана две светлоголубых бумажки и положила Вольдемару на клавиатуру. Вольдемар подошёл к столу и взял в руки телефон.

– Рома, привет. Можешь сейчас говорить? Номерок один нужно посмотреть, пиши цифры, – Вольдемар продиктовал номер, – Ага, понял. Жду.

– Щас перезвонит, – пояснил Ксюхе Вольдемар. В подтверждение его слов, мобильник тут же заиграл мелодию из Дома-2, – Да, Роман, слушаю. Да, рядом. Секунду.

– Ксюх, это тебя, – озадаченный Вольдемар передал трубку девушке. У Ксюхи вдоль позвоночника побежали мурашки.

– Слушаю, – сказала девушка в трубку.
– Здравствуйте Ксения, – мягкий голос явно принадлежал какому-то начальнику, – меня зовут Соломон Моисеевич. Нам с Вами нужно поговорить.


Глава 9. Вербовка

Ксюха, конечно, очень надеялась, что у неё не будут отбирать Пятона прямо на глазах у многочисленных посетителей кафе. Однако девушка всё равно заказала себе стакан шоколада – чтобы в случае опасности увлажнённое шоколадом горло могло издать достаточно громкий крик. Кроме того, горячим шоколадом можно было бы ошпарить похитителя.

Пока, впрочем, на Пятона никто не покушался. Напротив Ксюхи уверенно восседал сам Соломон Моисеевич, по его левую и правую руку разместились уже знакомые девушке сотрудники ГИБДД. Судя по спокойному выражению лиц, они были настроены на беседу, а не на разбой.


– Итак, Ксения, – сразу взял быка за рога Соломон Моисеевич, – у нас с Вами появился конфликт интересов. Вы хотите, чтобы Пятон остался с Вами. Ну а мы, в свою очередь, хотим забрать Пятона себе. Давайте попытаемся договориться.
– Ну, давайте попытаемся, – согласилась Ксюха. Собственно, для этого она и приехала на переговоры.
– Раз Вы находитесь здесь, Ксения, значит Вы понимаете, что Пятон нам действительно нужен. И мы не успокоимся, пока получим его. Вы конечно, можете попытаться уехать из города, либо, наоборот, запереться в своей квартире и никому не открывать дверь. Однако проблемы это не решит – это всего лишь отсрочит Ваше расставание с Пятоном на месяц-другой. Поэтому я предлагаю Вам отдать нам Пятона добровольно. И готов в качестве компенсации за причинённые неудобства выплатить Вам довольно значительную денежную сумму.

Соломон Моисеевич пристально посмотрел на Ксюху. Девушка сделала глоток шоколада и твёрдо встретила взгляд врага.

– Простите, Пятон не продаётся, – тихим голосом отклонила Ксюха сделанное ей предложение.

Соломон Моисеевич тепло улыбнулся.

– Я понимаю Вас. Вы, конечно, думаете, что мы, получив поросёнка, убьём его. Либо, как минимум, пожизненно заточим в какой-нибудь клетке. Разумеется, если бы Пятона ожидала подобная судьба, я бы и сам не согласился продать его. На самом же деле, мы не собираемся причинять Пятону никакого вреда. Да, собственно, мы и не имеем права так поступать: мы, всё-таки, ангелы.

Ксюха поперхнулась шоколадом, чуть не облив смокинг своего визави. Соломон Моисеевич серьёзно кивнул ей.

– Да, да, Ксения, Вы не ослышались. Мы и в самом деле ангелы. И у нас есть определённые моральные установки, которые мы не хотим, да и не можем нарушать.
– Зачем же Вам понадобился Пятон? – девушка решила, что будет невежливо с её стороны называть Соломона Моисеевича вруном.

– Ангелы тоже иногда ошибаются. Константин, например, – тут Соломон Моисеевич покосился на Инспектора, – будучи программистом, допустил одну досадную ошибку. И в результате разумом был наделён не человек, а животное, которое сейчас находится в Вашей сумке. Мне, как непосредственному руководителю Константина, хочется свести последствия его ошибки к минимуму. То есть, забрать Пятона в такое место, где он не будет смущать людей своим существованием.

– Правильно ли я поняла: Вы хотите сказать, что Пятон – единственное разумное животное на Земле?

Соломон Моисеевич удивлённо поднял бровь.

– А почему Вы спрашиваете? – задал он встречный вопрос.
– Ну, например, наш президент, всегда ли он был человеком? – уточнила Ксюха, – У меня вот есть информация, что он родился медведем, а потом был превращён в человека, в специальной лаборатории.

Соломон Моисеевич широко улыбнулся.

– Ксения! Не стоит верить всему, что пишут в жёлтой прессе. Я совершенно убеждён, что второго Пятона нет и не было. В смысле, уже несколько сот лет, как не было, – поправился Соломон Моисеевич, – Да и способа превратить Пятона в человека, насколько мне известно, не существует. Иначе мы бы уже давно так и сделали.

Ксения нахмурилась.

– Ладно, предположим, я Вам поверю. Допустим, Вы и в самом деле ангелы. Но почему бы Вам просто не оставить нас с Пятоном в покое? Чем Пятон Вам мешает?
– Видите ли, Ксения, мы не афишируем своё присутствие на Земле. Если Вы обратили внимание, то мои сотрудники не носят крылья и нимбы. Вместо этого они используют форму ГИБДД, чтобы не вызывать ненужных вопросов. А что будет, если Вы отнесёте Пятона, например, на телевидение? Будет совершенно не нужная нам огласка.
– Так сделайте так, чтобы мы с Пятоном не захотели никуда идти, – Ксюха постаралась вложить в голос максимум убедительности, – есть ведь в мире вещи и поважнее денег. Примите, например, меня в свою тайную организацию. Тогда я стану одной из вас и не захочу разглашать ваши секреты обычным людям.

Соломон Моисеевич наклонил голову и в задумчивости закрыл глаза рукой. Просидев какое-то время в этой позе, он выпрямился и с улыбкой посмотрел на Ксюху.

– Ну что же, Ксения, почему бы и нет? Давайте попробуем. Мы, ангелы, должны верить людям. Но, пожалуйста, имейте в виду – если что, иметь дело Вы будете уже не со мной. Поэтому, убедительно Вас прошу, не распространяйтесь по поводу Пятона.

– Конечно, Соломон Моисеевич, – Ксюха обнажила в улыбке все свои двадцать восемь зубов, – Могила. А корочку ГИБДД мне выдадут?
– Выдадут, – встрял в разговор Константин.

Соломон Моисеевич посмотрел на своих помощников и поднялся из-за стола.

– Хорошо, Ксения, будем считать, что мы договорились. Теперь мне нужно уладить кое-какие формальности, чтобы я мог оформить Вас нашим сотрудником. Давайте созвонимся через пару дней.

Попрощавшись, ангелы удалились. Ксюха заказала себе ещё шоколада и немного приоткрыла сумку.

– Как думаешь, Пятон, правильно я сделала, что продалась ангелам?

Поросёнок весело хрюкнул, выражая полное одобрение.

– Вот и славно. Поехали тогда в Ленту, купим тебе брюквы и морковки.