litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 22 23
Ксерокопия книги,


я не автор, но мне она помогла хорошо

Раздел 1. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ НАУКИ

1.1. ПРЕДМЕТ И ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ НАУКИ


1. Три аспекта бытия науки

Прежде всего, попытаемся дать самое общее представление о науке как объекте познания, исследования. Наука, как общеизвестно. Является субъектом познания окружающего мира, природы, общества самого человека, его психической деятельности. Иначе сказать: наука - надеж­ный инструмент постижения явлений действительности. Но в данном курсе лекций, занятий мы будем иметь дело с наукой как объектом по­знания. Это связано с небывалым вторжением науки во все сферы обще­ственного организма. Наука как объект познания представляет собой це­лый спектр предметно-дисциплинарных ответвлений. Свою предметную область имеет философия науки. Фигурально говоря, это наука о науке. Схематично это видно на рисунке.

В современной литературе по философии науки отмечаются две трак­товки предмета философии науки. Одна из них объясняет эту область знания как направление западной и отечественной философии. Второе истолкование считает философию науки как философскую дисциплину, т. е. такую область знания, которая входит в состав самой философии как формы духовной деятельности. Иначе говоря, философия науки зани­мает свое место в философии, как например онтология, гносеология, со­циальная философия и т. д.


Экономика науки


В нашем учебном пособии будет идти речь о бытии науки как фило­софской дисциплины. Она возникла как ответ на потребности осмысле­ния функций науки в условиях научно-технической революции. Значит, данная философская дисциплина и возникла сравнительно недавно -примерно во второй половине XX века.

!

Из нескольких определений предмета философии науки, находящихся и обращении, возьмем следующее: Философия науки имеет своим пред­метом общие закономерности и тенденции функционирования и разви­тия науки как формы общественного сознания, как инструмента науч-ного познания, как особой деятельности по производству научных зна­ний. Причем эти знания рассматриваются в историческом изменяющемся социокультурном контексте'.


Как научная дисциплина, философия науки испытывает на себе ог­ромное влияние философско-мировоззренческих концепций и теоретиче­ских разработок, проводимых в рамках той или иной философской сис­темы.

Цель этой дисциплины состоит в интегративном анализе и синте­тическом (от слова синтез) подходе к широкому спектру изучаемых и обсуждаемых проблем. Конкретнее сказать, эта цель-во вскрытии (под­нятии «на гора») тех отдельных концептуальных инноваций, которые можно обнаружить в авторских проектах современных философов нау­ки. Суть дела-в выявлении достигнутых тем или иным автором кон­кретных результатов. Здесь применим и принцип «конвенционализма», согласия, общепризнанности научным сообществом авторских или кол­лективных достижений конкретных результатов (ввел этот принцип в обращение А. Пуанкаре). И этот принцип перешел в философию науки как научную дисциплину.

Многое перешло от деятельности Венского кружка, возглавляедлого Л. Витгенштейном и М. Шликом, в философию науки как научную дис­циплину. Это их отношение к языку как к нейтральному средству позна­ния. Термины познания служат для выражения результатов наблюдений, размышлений.

Другими словами, философия науки имеет своей питательной основой концепции, стержневые проблемы, выводы, разработки, содержащиеся в достижениях конкретного ученого, той или иной школы. Этим самым философия науки фиксирует, собирает, впитывает, отражает познава­тельную функцию науки, как особый аспект ее бытия и предназначения. Познавательная функция науки-это основной, исходный аспект бытия науки, все иные аспекты ее бытия являются производными от названного основного. Познавательный процесс, т. е. поиск истины, предполагает критику, полемику, дискуссии. Познавательная сторона науки имеет раз­ные формы проявления: это эвристическая поисковая деятельность, вы­движение новых идей, проверка и обоснование добытых знаний, приме­нение имеющихся знаний к конкретным областям действительности и т. д.


М.:

См.: Степин В. С, Горохов В. Г.,Лзов М. А. Философиялауки и техники. 1996, с. 9.

7

Следующий аспект бытия науки состоит в том, что наука является особой сферой культуры.

Культура (от лат. си1tuге)-возделывание, воспитание, образование, по-читание-это определенный уровень развития творческих сил и способно­стей человека. Эти способности человека имеют многие выражения, про­явления во всех сферах жизни общества от материального производства до духовной жизни. Наука, степень ее развития является одним из весьма существенных и важных показателей культуры общества. Возьмем для примера состояние науки в современной России, и выведем отсюда со­стояние культуры нашего общества. Есть изъяны в подготовке кадров науки и точно так же есть серьезные улучшения в высоких ипостасях культуры. Неприятие или точнее равнодушие по отношению к филосо­фии и другим гуманитарным дисциплинам, конечно, не могут способст­вовать процветанию культуры. Теперь делаются акценты на религию, массовую культуру.

И в этом аспекте бытия науки предлагаемая вам дисциплина играет важную роль. Философия науки имеет статус исторического социокуль­турного знания, причем независимо от того, ориентирована она на изуче­ние природы или общественных отношений. Философа науки интересует научный поиск, «алгоритм открытия», динамика развития научного зна­ния. Методолог науки не занимается конкретными, специальными науч­ными поисками. Философия науки пытается (и делает это) открыть миру великую тайну, что есть истина и что именно истина дороже всех обще­ственных убеждений (ведь убеждение может быть и не научным, неис­тинным). А истина дороже всего.

Есть еще один аспект бытия науки это наука как социальный инсти­тут.

Что такое институт, институционализация? Институт-это определен­ная форма организации, регулирования, упорядочения общественной жизни, деятельности и поведения людей.

Наука как социальный институт-это то, что она вплетена во все об­ласти человеческих отношений и в производство, и в социальную жизнь, и в сферу культуры, т. е. пронизывает все стороны человеческой жизни. И сама по себе наука имеет свои формы организации, свои сообщества со всеми инститзщиональными интегративными факторами. Но об этом бы­тии науки будет отдельная тема в завершение первого раздела курса.

Рассмотрим подробнее главный, т. е. познавательный аспект бытия науки. Обратите теперь вновь внимание на наш рисунок. Мы видим со­отношение философии науки с близкими ей предметными областями зна­ний, например с науковедением. Иногда смешивают философию науки с науковедением. Но это неправомерно. Оно изучает общие зако­номерности развития и функционирования науки; но науковедение ско­рее занимается разработкой теоретических основ политического государ-

ственного регулирования науки, вырабатывает рекомендации по повы­шению эффективности научной деятельности, планирования и управле­ния научным исследованием. Иногда встречается мнение, что весь ком-югекс наук о науке называется науковедением. Но это неверно.

Несколько слов о наукометрии. Это область статистического изучения динамики информационных потоков, поступления и течения научной информации. Наукометрия связана с применением методов математиче­ской статистики к анализу потоков научных публикаций ссылочного ап-ицрата. Здесь возможны и первичные открытия и восстановление и раз­витие забытых идей. Считают, что новых идей возникает до 40%, а 60%-■)го развитие и восстановление забытых идей.

Теперь поставим вопрос о том, какова центральная проблема фило­софии науки. Мнения разные. Известный философ науки Ф. Франк счи-'Г11ет центральной проблемой философии науки вопрос о том, как мы пе­реходим от утверждений обыденного здравого смысла к общим научным принципам . Другой представитель философии науки английский фило­соф К. Поппер полагал, что центральная проблема философии знания состояла в том, как возможно рассудить или оценить далеко идущие при­тязания конкурирующих теорий или верований.


Попытаемся, используя многие материалы, очертить круг проблем философии науки с точки зрения главного аспекта бытия науки. Этот круг довольно емкий. Сюда относятся вопросы такого типа:

как отличить научное от ненаучного (критерии и эталоны научности)?

как мы находим основания, по которым верим, что одна теория лучше |другой?

в чем состоит логика научного знания?

каковы модели его развития?

детерминируются ли общие положения науки однозначно или один и тот же комплекс опытных данных может породить различные общие по­ложения?

Эти перечисленные и многие другие формулы составляют «ткань» философии науки. Но все они вырастают из центральных проблем фило­софии науки, а именно из проблемы роста, развития научного знания. Но Эб этом подробно будет идти речь в последующих лекциях.

В учебной литературе есть мнение о разделении всех проблем фило­софии науки на три подвида.

Во-первых, есть проблемы, идущие от философии к науке, вектор на-правленности которых отталкивается от специфики философского зна-ния. Раз философия стремится к всеобщему (универсальному) познанию

Франк Ф. Философия науки. - М.: 1960, с. 56. ^ С^м.: Кохановский В. П., Лешкевич Т. Т., Матяш Т. М., Фатхи Т. Б. Основы философии науки. - Ростов-на-Дону. Феникс. 2004, с. 11.

9

мира и познанию его общих принципов, то эти цели и намерения насле­дует и философия науки. Здесь философия занята рефлексией (размыш­лением), анализом. Речь идет о размышлении над наукой в ее предель­ных, глубинных и подлинных первоначалах. При этом используется в полной мере концептуальный аппарат философии: мировоззренческий угол зрения и методологический инструментарий. Можно говорить о гра­нях соприкосновения и пропасти разрыва между философией и наукой. Нельзя допустить, чтобы эта пропасть углублялась. Вспомним вред, ко­гда-то нанесенный идеологизированной философией науке по отноше­нию к кибернетике, генетике и др.


Во-вторых, другая группа проблем возникает внутри самой науки и нуждается в компетентном арбитре (философия как арбитражный «су­дья»). Это проблемы, идущие от науки к философии. Философия служит арбитром в тупиковом состоянии науки, в ее кризисных ситуациях. Здесь тесно переплетены проблемы познавательной деятельности как таковой, теория познания, эпистемология, познавательные процессы и какие-то собственно «философские подсказки» решения парадоксальных проблем, механизм разрешения противоречий и т. д.

В-третьих, группа проблем взаимодействия науки и философии, но с учетом их фундаментальных различий и органических переплетений во всех возможных плоскостях приложения. Исследования по истории нау­ки убедительно показали, какую огромную роль играет философское ми­ровоззрение в развитии науки. В нашем пособии речь будет идти не про­сто об истории военной науки, а об истории философии военной науки. Особенно радикальным является влияние философии на науку в эпоху научных революций. Философия призвана играть эвристическую роль в развитии науки. Философия обязана оперировать не какими-то дедуктив­ными методами, а оказывать селективное воздействие, т. е. учить отбору, выбору плодотворных идей, отсекать заблуждения. Нужна системная методологическая вооруженность ученого, особенно это касается меха­низма поиска истины.

Таковы основные аспекты бытия науки. Но необходимо рассмотреть эволюционный процесс подходов к анализу науки с точки зрения фило­софии.

2. Эволюция подходов к анализу науки

В истории науки с древних времен менялись подходы к анализу нау­ки, включая даже и представления об истолковании науки в принципе. В отличие от прошлых времен, в общем и целом эволюция философии нау­ки в XX веке связана с переходом от изучения деятельности ученого к изучению науки как целого. Конечно, не снималась с повестки дня и про­блема анализа способа работы отдельно взятого ученого. Но акцент сде­лан на анализ науки в целом.

10


Подходы к этому анализу разные. Вот, например, Карл Поппер создал очень претенциозную концепцию подхода к анализу науки. Он опреде­ляет то, как должен работать ученый, оставаясь в рамках науки, каким гребованиям должны удовлетворять те теории, которые он создает. Поп-пер самопроизвольно задает границы научности. Но ведь наука живет своей собственной жизнью и критерий Поппера не срабатывает, так как он считал, что хорошая теория должна, прежде всего, давать основания для ее опровержения. Теория тем лучше, чем больше она рискует быть опровергнутой. Такой подход не выдержал испытания временем. Есть множество примеров неопровержимых теорий.

С концепцией Поппера не согласен его соотечественник англичанин (также венгр по происхождению) Имре Лакатос. Он дал свою концепцию исследовательских программ. При достаточной находчивости, полагает Лакатос, можно на протяжении длительного времени защищать любую '|'еорию, даже если эта теория ложна. Природа может крикнуть: «Нет», но человеческая изобретательность всегда способна крикнуть еще громче*. Смысл этого заключения в том, что логика фактов всегда подскажет пра­вильность теории и здесь не требуется искусственного опровержения.

Лакатос утверждает, что теория никогда не фальсифицируется. Вме­сто этого выдвигается теория, способная защищать себя в ситуациях столкновения с противоречащими ей эмпирическими данными. В иссле­довательской программе Лакатос выделяет ее ядро, т. е- основные прин­ципы или законы, и «защитные пояса» которым и ядро окружает себя в случаях эмпирических затруднений. Автор приводит конкретный пример. Допустим, что, опираясь на законы Ньютона (в данном случае они обра­зуют ядро исследовательской программы), мы рассчитали орбиты планет Солнечной системы и обнаружили, что это противоречит астрономиче­ским наблюдениям. Неужели мы отбросим законы Ньютона? Разумеется, пег. Мы выдвинем какое-либо дополнительное предположение для того, чтобы объяснить обнаруженные расхождения. Как известно, именно это и имело место в реальной истории. В 1845 году Леверье, занимаясь не­правильностями в движении планеты Уран, выдвигает гипотезу о суще-сгвовании еще одной планеты солнечной системы, которая и была от­крыта И. Галле в сентябре 1846 года. Гипотеза Леверье и выступает в данном случае как защитный пояс. Но допустим, что гипотеза не полу­чила бы подтверждения и новую планету не удалось обнаружить. Неу­жели мы в этом случае отбросили бы законы Ньютона? Без всякого со­мнения, нет. Была бы построена какая-то новая гипотеза^. Речь здесь идет о том, как Леверье вычислил возмущения планеты Уран и впоследствии


* Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции. «Структура и развитие науки. - М.: 1978, с. 219.

См.:тамже, с. 221-222.

11

(год спустя) был открыт Нептун. Поставим проблемный вопрос. А в во­енной науке есть ли жесткое ядро и защитный пояс положительных (и возможно отрицательных) гипотез? А как обстоит дело в теоретических наработках организации связи, тылового обеспечения войск (сил) и т. д.? Здесь очень важно попытаться определить жесткое концептуальное ядро и пояс защитных гипотез.

Крутой поворот в подходе к изучению науки совершил американский философ Т. Кун в своем труде «Структура научных революций» (1962 г.). Наука, или точнее нормальная наука, согласно Куну, - сообщество уче­ных, объединенных достаточно жесткой программой, которую Кун назы­вает парадигмой и которая целиком определяет, с его точки зрения, дея­тельность каждого ученого. Именно парадигма как образец, модель, как некое надличностное образование у Куна - в центре внимания. Смена парадигмы - это революция в науке.

Нормальная наука, пишет Кун, это «исследование, прочно опираю­щееся на одно или несколько прошлых достижений, которые в течение некоторого времени признаются определенным научным сообществом как основа для развития его дальнейшей практической деятельности» . Прошлые достижения (напр. Коперника, Ньютона и т. д.) и выступают в качестве парадигмы. С одной стороны, наука здесь рассматривается как продукт человеческой деятельности, но здесь наука, с другой стороны, в лице парадигмы диктует ученому свою волю. И конечно есть моменты, вызывающие сомнения. Как согласовать изменение парадигмы под напо­ром новых фактов с утверждением, что ученый не склонен воспринимать явления, которые в парадигму не укладываются. Кун приводит немало фактов, показывающих, что традиция препятствует ассимиляции (вос­приятию) нового он вынужден такую ассимиляцию признать. В этом противоречивость его взглядов.


Наконец отметим концепцию неявного знания М. Полани (конец 50-х г. XX века). Он показал, что предпосылки, на которые ученый опи­рается в своей работе, невозможно полностью вербализовать, т. е. выра­зить в языке. Он пришел к выводу, что «в самом сердце науки существу­ют области практического знания, которые через формулировки передать невозможно»'. Знания такого типа Полани назвал неявными знаниями. К их числу можно, к примеру, причислить ценностные ориентации. А это означает, что и традиции могут существовать как в виде текстов, так и в виде неявного знания. Такие знания передаются от поколения к поколе­нию, от учителя к ученику на уровне непосредственной демонстрации образцов деятельности или, фигурально говоря, на уровне социальных эстафет.

Надо подчеркнуть, что признание неявного знания сильно усложняет и обогащает картину традиционной науки. Ведь уже ребенок постоянно Надает вопрос «почему», хотя он и представления не имеет о категории причинности. Историки-культурологи используют термин «менталитет» для обозначения тех слоев духовной культуры, которые не выражены в виде явных знаний.

Любая наука имеет свой менталитет, отличгиощий ее от других облас­тей научного знания и от других сфер культуры. Менталитет науки тесно связан с менталитетом эпохи.

В заключение подчеркнем вопрос о моделях науки. Это её очень важ-ппя особенность. Философию науки следует понимать, прежде всего, как область, в рамках которой предлагаются, изучаются, сравниваются мо­дели развития науки. Надо сделать, прежде всего, модель того, что имен­но мы строим.

1.2. НАУКА В КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

1. Традиционалистский и техногенный типы цивилизационного развития

В начале попытаемся дать характеристику цивилизации, оттенить сутъ этого явления от понятия культуры. Цивилизация есть социальная организация общества, характеризующаяся всеобщей связью индивидов и первичных общностей в целях воспроизводства и приумножения обще-ственного богатства*.


Понятия «цивилизация» и «культура» однопорядковые, близкие, од­нородные, но не тождественные. Поскольку одним из коренных значе­ний термина «цивилизация» является государство, то правомерно счи-тп'гь, что цивилизация прежде всего относится к государственному уст­ройству, управлению, общественному укладу жизни гражданского обще­ства.

Цивилизация базируется на достижениях культуры, именно тех дос­тижениях, которые характеризуют глубинные и значимые способы и формы регулирования общественных отношений: экономических, поли­тических, социальных, духовных. Наиболее знаковым компонентом ци-вилизации является образ жизни.

Культура охватывает необъятный диапазон свершений: от умывания лица до высот достижения науки и искусства. С позиций достижений науки мы и будем судить о современной цивилизации.

Культура - это система развивающихся надбиологических программ человеческой деятельности, поведения и общения, выступающих усло-


* Кун Т. Структура научных революций. - М.; 1975, с. 27. ' Полани М. Личностное знание. - М.: 1985, с. 89.

12

' Крапавенский С. Э. Социальная философия. - Волгоград. 1995, с. 145.

13

вием воспроизводства и изменения социальной жизни во всех ее основ­ных проявлениях.

Культура хранит, транслирует от поколения к поколению, генерирует программы деятельности, поведения и общения людей.

Академик Л. Н. Митрохин писал: «Поиски вечного в происходящем, абсолютного ■• в относительном, бесконечного - в конечном, общечело­веческого - в индивидуальном - таково предназначение культуры, кото­рое по-разному реализуется в ее отдельных формах, в различных видах сознания. Это, скажем, понятие вечной красоты, общего блага, будущего счастья человечества...»'.

По проблеме цивилизации высказываются многие философы, мысли­тели. Назовем среди них Э. Тоффлера. Он говорит о трех волнах в разви­тии цивилизации: 1-я земледельческая цивилизация, 2-я индустриальная цивилизация; 3-я информационная цивилизация. В нашей прессе полу­чила детальную трактовку концепция под названием «техногенная циви­лизация» (В. С. Степин и др.)


Согласно этой концепции, вначале существует традиционное обще­ство. Оно характеризуется довольно устойчивыми консервативными тен­денциями всех сторон жизни и, прежде всего, государственного устрой­ства. Для такого общества присущ низкий уровень научных знаний.

Техногенная цивилизация с XVII века проходит три стадии: а) пре-диндустриальную, б) индустриальную, в) постиндустриальную. Важней­шая основа техногенной цивилизации (в ее индустриальной и постинду­стриальной стадиях) - это развитие техники, технологии при том за счет генерации все новых научных знаний и их внедрения в технологические процессы. И это повлекло за собой ускорение темпа социальных измене­ний. Очень важно отметить, что возникает новая система ценностей: ин­новации, оригинальность идей, свобода личности. Научно-технический прогресс имеет свои социальные последствия. Деятельность и общение людей становятся гибкими, осуществляется переход от господства силы и власти над человеком к обладанию власти человека над произведен­ными им вещами. Именно в этом человек реализует свое предначертание творца и преобразователя мира. Развитие техногенной цивилизации через совершенствование государственного и социального устройства способ­ствует умножению научных знаний и их внедрение во все сферы жизни общества.

2. Особенности научного познания Прежде чем говорить об особенностях научного познания, кратко на­помним о многих других специфических формах знания, которые при-

' Митрохин Л. Н. Мои философские собеседники. - СПб.: Изд. Русской Христи­анской гуманитарной академии. 2005, с. 612.

14

сущи различным формам общественного сознания - политике, религии, философии, мифологии, различным наукообразным способам отражения действительности. Другими словами, надо отличать научное познание кик процесс приобретения объективноистинных знаний от различных видов вненаучного знания.

В философской литературе выделяют следующие формы вненаучного знания:


паранаучное знание как несовместимое с имеющимися гносеологиче­скими принципами; в переводе с греческого паранаучное значит около-мнучное знание, объяснение, толкование которых не является убедитель­ным с точки зрения их истинности;

лженаучное знание как сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки; такое знание очень чувствительно к злобе дня сенсации, подчас вкрапляется и сосуществует с научными знаниями;

квазинаучное знание основано на некоем принуждении; у нас в исто­рии была лысенковщина, шельмование кибернетики;

антинаучное знание - это разного рода утопии, всяческие искажения действительности; в прошлом алхимия, ныне реклама лекарств «от всех болезней»;

псевдонаучное знание относится также к интеллектуально активным лю-дям, спекулирующим на каких то популярных теориях.

Но особо надо отметить в числе вненаучных знаний ~ обыденно-прак-тические знания, основанные на здравом смысле, на рассудочных сужде­ниях. Это непредубежденные простые рассудочные заключения, склады-ннющиеся под воздействием житейского опыта и тех научных открытий, которые уже признаны, стали привычными.

перейдём к рассмотрению особенностей научного знания. Наука, как уже об этом сказано, это форма духовной деятельности, направленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных законов. Все это направлено на то, чтобы предвидеть тенденции развития действительности и способствовать ее изменению.

Наука - это и творчество, и его результат. При этом наука - не только «чистое знание», но и вместе с тем социокультурная деятельность.

Каковы же основные особенности научного познания?

Основная, главная особенность состоит в том, что наука призвана об­наруживать объективные законы действительности - природные, тех­нические, общественные, законы самого процесса познания и др: Вскры-иип, существенные, повторяющиеся связи и отношения, если этого не делает наука, то ее нет, не существует.


На основе знания законов функционирования и развития исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего. В этом важная от-

15

личительная черта науки, которая выражается в конкретных понятиях «прогноз», «план», «программа», «проект» и др.

Как говорил У. Черчилль, талант политика-знать, что произойдет че­рез неделю, месяц, год, а потом объяснить, почему этого не произошло. Так и нам в своих исследованиях необходимо выработать умение пред­видеть события. Следовательно, научное предвидение - это способность по каким то фрагментам, кусочкам, которые есть сегодня мысленно скон­струировать модель будущего. Конечно, здесь надо остерегаться фата­лизма и субъективизма. Учитывать, что всякое предвидение неизбежно ограничено, имеет свои пределы, за которыми оно превращается в фанта­зию, утопию.

Непосредственная цель и высшая ценность научного познания -дос-тижение объективной истины. Объективность - вот смысл научного познания. Достигается применением методологии.

Очень важным компонентом научности является системность зна­ний. Не приобретая этот признак, наука превращается в собрание разно­родных, разрозненных фрагментов. Это уже не наука.

Научное познание это всегда сложный, противоречивый процесс про­изводства и воспроизводства новых знаний. Научная система понятий, гипотез, теорий, законов производится через преодоление ошибок, за­блуждений. Понятия, теории и т. д. фиксируются в языке искусственном

или естественном.

Научному познанию присуща строгая доказательность, обоснован­ность. Здесь ничто не принимается на веру. Знание должно быть под­тверждено фактами и аргументами. Но в науке есть немало догадок, предположений, допущений. А для всего этого ученый должен быть ме­тодологически подготовлен.

Кроме перечисленных особенностей научных знаний (критериев на­учности) есть еще такие характеристики, как формальная непротиворе­чивость знания, открытость для критики.


Выдающиеся деятели науки Д. И. Менделеев, В. И. Вернадский и дру­гие много дали ценных характеристик науки в отличие от других духов­ных «исканий человечества». Вернадский отмечал, что только в истории научных идей четко и ясно проявляется прогресс, чего нет в других сто­ронах культурной жизни (в искусстве, например). Одной из особенностей

научного знания он считал независимость науки (по сравнению с дру­гими духовными образованиями - философией, религией, искусством) .

В. И. Вернадский считал, что «основной неоспоримый вечный остов науки (ядро) включает в себя такие элементы:

математические науки во всем их объеме;

■о См.: Вернадский В. И. О науке. Т. 1. Научное знание. Научное творчество. На­учная мысль. 1997, с. 118-126.

16

ло|-ические науки почти всецело;

научные факты в их системе, классификации и сделанные из них эм­пирические обобщения, научный аппарат.

Перейдем к рассмотрению соотношения науки и философии. Фило-софские основания науки дают самые общие ориентиры для познава-голипой деятельности, выполняют эвристическую роль, способствуют форрмированию новых методов научного исследования.

Конечно, философские основания меняются вместе с революциями в науке, сменяются наборы этих оснований, но все же сохраняется какая то преемственность.

Философия, условно, скажем, рисует научную картину мира, т. е. це­лостную систему представлений об общих свойствах и закономерностях действительности. Строится эта картина из обобщения и синтеза фунда-метальных научных понятий и принципов. Обычно разделяют построе­ние общей картины мира (т. е. о природе, обществе, познании). Есть и естественно-научная картина мира. Она может быть физической, астро­номической, химической, биологической и т. д.

Естественно-научная картина мира строилась сначала (с восемнадца-того века) на базе классической механики, затем электродинамики, потом квантовой механики и теории относительности (с начала 20 века), а сего­дня на основе синергетики.


Посмотрим, как философия соотносится с конкретными науками. Фи­лософия не может быть наукой всех наук, т. е. стоять над частными дис­циплинами. Вместе с тем она не может быть одной из частных наук в ряду прочих.


  1. Частные, конкретные науки изучают свой фрагмент бытия, т. е. часгь мира. Философию же интересует мир в целом. Она задумывается о всеохватывающем единстве всего сущего.

  2. Специальные науки изучают объективный мир. И они отвлекаются 0*1' личностного, эмоционального. Здесь царствуют законы реальные, дей-етаигельные. А в глазах философа мир - это живое динамичное целое, это многообразие взаимодействий. В нем переплетены причина и следствие, упорядоченность и деструкция, силы добра и зла, гармонии и хаоса. По-этому и основной вопрос философии формулируется как отношение соз-иаиия к бытию (человека к миру).

17

3. Узкий специалист не задается вопросом, как возникла его дисцип-Лиии, в чем ее специфика, отличие от прочих. А если он над этим задума­ется,то неизбежно вступает в сферу истории и философии науки. Фило-есть предельные, пограничные вопросы, проблемы стыковки наук. И здесь задача философии - помочь разобраться в разгранлиниях нарож-дающихся наук.

г Чик. 31


Теперь поставим такой проблемный вопрос - это вопрос о научности самой философии. Первым зачинателем философии науки был родона­чальник позитивизма О. Конт. Был провозглашен тезис: «Наука сама себе философия». Науки о природе (Конт был физик) по необходимости друг с другом не связанные; научное изображение мира состоит из разрознен­ных фрагментов и обеспечивается позитивной философией. Ф. Энгельс был первым, кто отверг такое представление. Он утверждал, что из всей прежней философии самостоятельное существование сохраняет еще уче­ние о мышлении и его законах - формальная логика и диалектика. Всё остальное входит в положительную науку о природе и истории". Фило­софия позитивизма оказалась живучей. Она по существу избавляет уче­ных от какого-либо влияния философии. А в действительности, в пер­спективе взаимоотношение философии и науки становится все теснее.


В науке дело обстоит так, что если разные ученые, исследующие одну и ту же проблему, получают идентичный результат, то он считается на­учным и принимается научным сообществом. В философии же имеет место обилие авторизированных концепций и стремление к самовыраже­нию в поиске всеобщего. В философии в отличие от наук своя специфика понятийного аппарата. Здесь знание выступает в виде развернутого об­суждения, признание трудностей анализа, наличие критического сопос­тавления и оценки возможных путей решения той или иной проблемы. В свое время И. Ньютон восклицал: «Физика, берегись метафизики». Он имел в виду то, что в умозрительной философии невозможно найти один-единственный удовлетворяющий ответ на поставленный вопрос. В фило­софии нет таких истин, которые не вызывали бы возражений. Известно декартово изречение: «Подвергай все сомнению».

Язык философии существенно отличается от языка науки, у которой четкая фиксация терминов и предмета. У философии язык категорий пре­дельно широкого смысла. Философские понятия настолько широки, что не могут мыслиться составляющими других, более широких понятий: причина и следствие, необходимость и случайность и т. д. Но все эти ка­тегории и понятия объективны и научны.

В философии важен и четко выражен национальный элемент. В этом также ценность философии. Таким образом, исторические параллели фи­лософии и науки вполне очевидны. Ф. Франк заметил: «Один конец этой цепи касался основания - непосредственно познаваемых наблюдений, другой, более высокий, соединялся с интеллигибельными принципами. Вся эта цепь называлась и наукой, и философией'^.

" Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т 20, с.25. '^ См.: Франк Ф. Философия науки - М.: 1960, с. 68.

\8

Философия и наука - звенья единой цепи в направленности человече­ского интеллекта к постижению основ бытия. Интеллигибельный - по-счигаемый только разумом и недоступен чувствам.


Три кита, на которых держится научное здание: а) опыт, б) логика, в) критика. Среди них есть место и философии, а именно: истолкование опыта, логика и особенно критика. В этом последнем два аспекта: кри­тика в сфере науки и критика философского плана тех или иных концеп­ций, теорий. Такая критика неоднозначна. Разные философские школы могут по-своему истолковывать научные теории. У нас в прошлом были случаи невежественной критики физических теорий.

Назовем критерии отнесения той или иной области знания, т. е. чело­веческого освоения мира, к сфере науки. Таковыми считаются:

определение предмета исследования;

выработка понятийного и категориального аппарата, соответствую­щего избранному предмету;

установление фундаментальных законов, присущих данному пред­мету;

(|юрмулирование принципов на основе этих законов или создание тео­рии, позволяющей объяснить множество фактов.

Мели продолжить этот перечень, то заметим, что наука включает в смою структуру субъект, объект, средства познания и прогнозируемые речультаты. Философия, в общем, тоже, обладает такой структурностью, пеня она обогащает данную структурность возможностью выхода за пре-ДС1Л1.1 частных проблем.

Далее рассмотрим положения о практической значимости философии И ниуки.

Здесь существуют такие мнения, что наука обладает непосредствен­ной практической значимостью, а философия нет. С помощью, или луч­ше сказать на основе открытий науки можно построить машины, со­оружения, а философские рассуждения не имеют практической ценности, они бесполезны, а иногда и просто вредны, когда напоминают о судьбе нибориетики, генетики и др. Но так ли это? Знаменитый философ науки Ф, Франк был уверен, что философия тоже служит практике. Философия дает методы, с помощью которых можно направлять поведение людей, философия способствует достижению цели даже еще более прямым М, чем собственно наука, читается, что фршософия требует близкого соответствия между все-


щими принципами и опытом здравого смысла. Наука же, чем больше Ходила в глубины теоретического мышления, тем более удалялась от обыденного понимания, формулируя свои общие принципы. Примеров немило: формулировка принципов неклассической физики и др. Даже у1'норждается, что успех в науке в большей степени зависит от удачной Имены мира обыденного здравого смысла миром абстрактных символов.

19

Вообще выход науки за пределы здравого смысла вполне понятен и не­обходим. А философия призвана объяснить это соотношение здравого смысла и глубоких абстракций науки. .

Желание многих мыслителей разделить науку и философию вызвано желанием освободить науку от идеологических наслоений, всякого рода партийности. Это понятно, но есть и уязвимые места. Например, когда идет речь об опытной проверке результатов науки (принципе верифика­ции). Ведь могут быть встречены такие факты, которые не подтверждают данную теорию. Орнитологи считали, что все лебеди белые, но вот в Ав­стралии есть вид черных лебедей. В противовес принципа верификации уже упоминаемый британский философ Карл Поппер (1902 -1996) пред­ложил в качестве критерия научности принципиальную опровержимость теории, ее фальсификацию. Претензии тех или иных знаний на научность надо по началу подвергнуть их фальсификации и только тогда выносить на суд практической проверки.

Философия науки, к изучению которой мы уже приступили, была от­ветом на социокультурные функции науки в условиях научно-техниче­ской революции (НТР). Философия науки стала одной из актуальных дисциплин в системе философских знаний.

Очень актуальными и острыми являются проблемы взаимоотношения науки и философии. Например, американский мыслитель Ричард Рорти, противник позитивизма, утверждает, что «постепенное отделение фило­софии от науки стало возможным благодаря представлению, согласно которому «сердцем» философии служит теория познания, теория, отлич­ная от наук, потому что она была их основанием'^. Поставленный еще Кантом вопрос, как возможно наше познание, стал программой для всего последующего рационализма - доминирующего мировоззрения (миро­ощущения) европейской философии. Был тогда такой призыв, что за дело должны браться профессионалы, а не специалисты метафизики, т. е. фи­лософии. Возникла необходимость отделить объективное содержание от


субъективных наслоений.

В общем, с тех пор как наука отпочковалась от философии, эта форма знания, стремясь сохранить за собой роль «трибунала» (критики) чистого разума, сделала центральной теоретико-познавательную проблематику.

Современная философия призвана сделать предметом своего анализа рассмотрение науки как совокупного целого в ее человеческом измере­нии, нести ответственность за науку перед человечеством. Задача фило­софии предотвращать негативные последствия современнейших техно­логических разработок, связанных с угрозой самого человечества. Фило­софия тут решает этико-мировоззренческие проблемы. Специалисты в области философии науки уверены, что коренные изменения в науке со-

" Рорте Р. Философия в зеркале природы. Новосибирск: 1997, с. 97,

20

мровождаются интенсивным углублением в ее философские основания. '1'от, кто хочет добиться удовлетворительного понимания современной пауки, должен хорошо освоить философскую мысль в сфере науки. Но (|»и:юсофия исключает из своего рассмотрения частные проблемы науки. Фи^юсофия имеет дело с крупными проблемами науки, нечто вроде .стра­тегии научного мышления.

Грани пересечения философии с науками о природе фиксируются об-ЛНС1 ью, которая раньше называлась «философские вопросы естествозна­ния». Считалось, что с каждым новым открытием философия меняет сиою форму. Так, насчитывались разные формы материализма. Конечно, фундаментальные открытия науки предвещают подвижку во всем кор­пусе философских знаний.

Философия объясняет важность открытых наукой законов и связь фи­лософии и науки обоюдная, органичная. Философия рисует современную пиучную картину мира и ее эволюцию. Тут философия выступает формой теоретического освоения действительности, которая опирается на катего­риальный аппарат, вобравший в себя историю человеческого мышления.

В заключение отметим следующее. Своей методологической функ­цией современная философия предлагает дополнения в осмыслении фор-миличованного и содержательного аппарата конкретных наук, а также етавит и решает проблему теоретических оснований науки и конкури­рующих моделей роста научного знания. Есть эвристическая функция философии по отношению к научному познанию, которая наиболее за-Мв1на при выдвижении принципиально новых научных теорий. Надоот-Метить роль науки в современном образовании и формировании лично-ети, Наука вторгается во все сферы человеческой деятельности, ее влия­ние распространяется на все компоненты образовательного процесса. '1дос|, и цели, формы, методы подготовки человека к жизнедеятельности в пСщсстве, формирования зрелой личности.


1.3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ НАУКИ И ОСНОВНЫЕ СТАДИИ ЕЁ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ

1. Преднаука и возникновение науки

Вопрос о периодизации истории науки и её критериях до сих пор яв­ляется дискуссионным. Специалисты по философии науки имеют разные мнении, подходы к этому вопросу. Одним из подходов, получившим наи-в«1Л1.п1ее признание, является трактовка этого вопроса В.С. Степиным. В атой области работают Л. А. Микешина, П .П. Гайденко, М. А. Розов и др. Срой нклад в эту науку сделал В. И. Вернадский.

II С. Степин свою позицию излагает на материале физики в капи-Цлыюм труде: «Теоретическое знание» (2000 г.). Отметим и другие Цглиды на проблему.

21

Наука - это одна из форм общественного сознания, иначе сказать форм духовного производства. Прежде чем стать социальным институ­том (XVII в.), наука прошла большой путь, начиная с античной эпохи. В античную эпоху существовала одна общая, нерасчлененная область зна­ния - натурфилософия, включавшая в себя знания о природе, обществе, о человеке. Конечно, предпосылки науки складывались и в Древнем Вос­токе, Египте, Индии, Китае: здесь были зачатки астрономии, математики, логики и т. д. Но все-таки наиболее заметным было формирование (появ­ление) преднауки в античном мире. Там зарождалась наука.

Даже в самой глубокой древности складывалась преднаука в своеоб­разном виде каких-то ценностных установок-«делай как я» в соответст­вующих мастерских, где обучали людей ремеслу. По окончании какого-то периода менялся принцип: «делай, как можешь». Скажем, в платонов­ской академии, в аристотелевском лицее был дан простор для самореали­зации способностей.

В. С. Степин в книге «Теоретическое знание» выделяет две стадии в эволюции науки, которые соответствуют двум различным методам по­строения знаний и двум формам прогнозирования результатов деятель­ности. 1-я стадия относится к зарозюдающейся науке, 2-я характери­зует науку в собственном смысле слова .


Таким образом, есть преднаука, где лишь зарождаются элементы (предпосылки) науки. Преднаука - это первые, элементарные, простые попытки обобщения опыта. В.С. Степин считает, что этап преднауки завершается тогда, когда «наряду с эмпирическими правилами формиру­ется особый тип знания - теория, позволяющая получить эмпирические зависимости, как следствия из теоретических постулатов»'^.

Не только в древние времена, но и сегодня преднаука может иметь место. Скажем, формируется какая-то совокупность знаний опытным, т. е. эмпирическим путем, но нет еще достаточно глубоких обобщений - нет теоретического ядра в этой совокупности знаний. Это пока еще только

преднаука.

Итак, если в системе знаний есть теоретическое ядро, - можно гово­рить, что сложилась наука.

Общепризнано, что наука как целостный феномен образуется в ре­зультате отпочкования от философии отдельных отраслей, точнее уже систем научных знаний, т. е. наук. Становление науки имеет свои пе­риоды, этапы. Таких этапов насчитывают три. Назовем их.

1. Классическая наука (ХУ11-Х1Х вв.). Господство классической меха­ники (Галилей и Ньютон). Здесь господствует объективный стиль мыш-

''' См.: Степин В. С. «Теоретическое знание». - М.: 2000, с. 54.

"См.: Там же, с. 58.

22

ления, стремление познать предмет сам по себе, безотносительно к усло-иинм его изучения субъектом.

2. Неклассическая наука (конец XIX - 1-я половина XX в.). Разрабаты-■»ется релятивистская и квантовая теория, отвергается объективизм клас­сической науки. Между объектом и субъектом познания помещается ПриПпр (или иные средства познания). Тем самым познание носит более Шшжный характер.

?. Постнеклассическая наука (2-я половина XX - XXI вв.).

Кратко говоря, такая наука связана с синергетическим подходом к йВьиснению нелинейных систем.

Каждая из названных стадий имеет свою парадигму (модель, образу Цтт'ний), т. е. совокупность теоретико-методологических установок, §И|>и> картину мира, свои фундаментальные идеи. Классическая наука в1рои1ся на жестком механическом (лапласовском) детерминизме. Не-1У1И1'сическая имеет парадигму относительности, квантования, дополни-'^в^п.II()сги. Постнеклассическая наука обладает парадигмой самооргани-Щцип нелинейных систем.


1ке три образа науки демонстрируют преемственность в развитии Инуки: каждый из последующих образов локализует предшествующий, а Н« уничтожает его. Действует своеобразный :ткон субординации наук. Кмшдия из предшествующих стадий науки входит в преобразованном, Мвдернизированном виде в последующую стадию.

Теперь перейдем к более подробной характеристике становления и Р11ИИТИЯ науки. С изложением этих трех стадий науки мы будем еще не рЮ нс'фечаться.

2. Наука античности и средневековья

Чаро.ждение первых форм теоретического знания (науки) традици-(Шно связывается с античностью. Потребности развития земледелия, Ймтоных условий жизни способствовали накоплению, а затем обобще­ние опытных знаний. Многие исследователи истории науки считали миф предпосылкой возникновения научных знаний. Это характерно в особен-1ПИ 1И для Ближнего Востока, Древней Греции. Интересны космические мифм1. Это заключалось в описании того, что было до «начала», т. е. до «творопия мира (описания хаоса). Затем речь шла о сотворении миро-Шнии.

Формирование зачатков научных знаний и методов их приобретения »ви1Ы1тс1'ся с культурным взлетом, который произошел в древней Гре­ции; «поликая колонизация» и выход из изоляции, там развивается пред-мрнимчивость, изобретательность. Отделение ремесла от земледелия, |Ш1интие товарно-денежных отношений и многое другое в античном об-1Н1»( та породили дух состязания (и даже не его материальные резуль-»вП1|). Ьыли зачатки формирования логического мышления. Стала возни-



следующая страница >>