litceysel.ru
добавить свой файл
  1 2
следствиями псевдосистемного подхода, ограниченности структурно-морфологического подхода. Тем более что аналитический корпус мирового сообщества находится до сих пор в плену указанного неразличения подходов.


В то же время, многие древние системы взглядов на мир были реально системно-объектными. Например, техника анализа на основе «Книги Перемен», китайской традиции аналитики, изначально предполагает обращение к полярным началам – «Небу» и «Земле», их отношениям, что и соответствует различиям «функции» и «морфологии» и их отношениям53.

Итак, мы показали, что в воззрениях А.А.Богданова демонстрируется четкая линия и тонкость различений, усложнений в рамках структурно-динамического подхода.

В то же время, он пользуется термином «система», придавая ему содержательность в структурно-динамическом подходе. То, приближаясь, то, отдаляясь от формно-функционального аспекта системного анализа, он остается последовательно реализующим структурный подход.

Этим он оформил, систематизировал структурную аналитику и ввел инерцию неразличения систем и структур, как бы забыв большую историю философского анализа объектов, онтологическую линию философии, представленную как Платоном, Аристотелем, так и многими системно значимыми мыслителями.


  • Эта инерция остается преобладающей в аналитике.

Методологическая версия системного анализа частично возвратила к собственно – системам, их формной основе (Г.П.Щедровицкий и его школа). Но она осталась в рамках аристотелевских оснований и упустила основные достоинства системно-онтологического анализа, идущие вслед за ориентирами Платона54.

В то же время, тщательность и систематичность А.А.Богданова привели к выдающемуся образцу структурного подхода и аналитики, удобному для его возвышения до системного подхода, а затем метасистемного подхода, сохраняющего сущностные основания анализа любых систем.

В чем особенность системной, а затем – метасистемной аналитики?

Системная аналитика является более сложным уровнем, более развитым уровнем аналитики. Сама аналитика базируется на рефлексивной надстройке над действиями, обслуживая коррекцию способов действий на основе выявлений причин возникающих или возможных затруднений в действиях и материале реконструкций осуществленных действий55.


Ведущим в аналитике предстает выявление причин затруднений и постановка проблем. Тем самым, аналитик ставит вопросы о процессуальной динамике, факторах ее осуществления, прежде всего – отрицательных, о возможных путях преодоления затруднений, решения проблем в рамках притязаний субъекта действий.

Более первичной и простой предстает структурная аналитика. Она опирается на динамические реконструкции созерцательного типа, переходящие в прогностические и проектные конструирования. Морфологический акцент вытекает из созерцательности познавательного и рефлексивного отношения, что и позволяет замечать и препарировать структуры.

Для того чтобы перейти к системному уровню аналитики, следует дополнить созерцательные реконструкции, не способные к рексиструкции сущностных причин бытия и динамики объектов – мыслительными, объектно-ориентированными реконструкциями и конструированиями.

Первый уровень существенности, отраженный во взглядах Аристотеля, обращен к выявлению «формы» объекта, непосредственной причины единости различного в потенциальном «изменении». Она выявляется лишь в мышлении за счет введения объектно-онтологических средств мышления.

Для созерцательного воззрения формы предстают «искусственными» мыслительными конструкциями, так же как в мире деятельности технологические конструкции для созерцающего деятельность выглядят произвольными конструкциями технологов.

Лишь совмещение требовательности технологических и любых нормативных форм с ресурсным, морфологическим обеспечением порождает само искуственно-естественное бытие действий, социокультурного поведения и т.п. В них вторично выявляются и «форма», и «материя», о которых говорил Аристотель, применительно к любым типам объектов.

Системный аналитик сначала рексиструирует бытие любого объекта созерцательно, затем мыслительно выявляет форму и, с ее помощью, морфологическую сторону объекта.

В завершении он совмещает формное и морфологическое отражение в единости «организованностного» реконструирования с переходом к последующему конструированию прогностического и нормативного типов.


Структурные реконструкции не дают отражения объектов как организованностей, но они составляют сторону системной аналитики, ее первичный этап.

Системный аналитик считает свою работу осуществленной, если он может ответить на вопросы о том,


  1. как появляется форма и

  2. как она морфологизируется,

    • как совмещение «начал» происходит в динамике

      1. становления,

      2. функционирования,

      3. развития,

      4. деструкций и т.п.

Как бы сказал Аристотель, системный анализ позволяет показать в мысли соотнесение причин и следствий на объектной, а не только процессуальной основе.

Более развитой и сложной предстает метааналитика.

Она опирается не только на выявление и конструирование форм, допустимых объектом, но и на сущностную основу объектов, их генезис в охватывающем бытии, в пределе универсумального бытия.

Сущность объектов или платоновская «идея» объектов приобретает обоснованность, свою причину в динамике сущности и бытия охватывающих объектах, в пределе – универсума, т.е. первопричинах или «идее идей» Платона.

Тем самым, от метааналитика требуется способность

  1. оперировать универсумальными представлениями,

  2. онтологическими мыслительными конструкциями

    • для ответов на вопросы о

      1. предназначении объектов, об

      2. их функции,

имеющих «вечный» и «неизменный» характер.

Следовательно, метааналитик приобретает возможность раскрывать причины большего, наибольшего объема, давая наиболее «точные», сущностные трактовки бытия объектов, их внешне замечаемых проявлений.

Степень надежности, ясности, однозначности, определенности метасистемных аналитиков является максимальной, а позиция «системного аналитика» выступает как промежуточный этап, подготовленный структурной аналитикой.


Многие трудности совокупной деятельности науки, аналитики и консультирования преодолеваются сменой этапа структурной аналитики на системную аналитику.

Но только метааналитика имеет полноту возможностей огромное количество проблемных полей в интеллектуальной практике заменить задачными полями и придать единому рефлексивному опыту человечества «планомерный», отчетливый, надежный характер.

В последнее время быстро растет обращение к мировоззренческим конструкциям прошлого и к их строительству для решения актуальных проблем, особенно соотнесенных с динамикой макросистем. Это и подготавливает переход к преобладанию метааналитики в аналитическом пространстве.

Однако следует предварительно упрочить системную аналитику, преодолевая наивность структурной аналитики.

Литература.


  1. Анисимов О.С. «И Цзин Чжоу И» как шедевр акмеологической мысли. – М., 2006.

  2. Анисимов О.С. Гегель: мышление и развитие. – М., 2000.

  3. Анисимов О.С. Методология: сущность и события. – М., 2007.

  4. Анисимов О.С. Методология на рубеже веков (к 50летию ММК). – М., 2004.

  5. Анисимов О.С. Акмеология мышления. – М., 1997.

  6. Анисимов О.С. Основы метааналитики. – М., 2007. Т. 1-2.

  7. Анисимов О.С. Теоретическая психология и понятийная парадигма. – М., 2005.

  8. Анисимов О.С. Методологический словарь. – М., 2004. Т.1.

  9. Анисимов О.С. Стратегии и стратегическое мышление. – М., 1999.

  10. Анисимов О.С. Государственное мышление в стратегическом управлении (Сущность и пути формирования). – М., 2005.

  11. Богданов А.А. Тектология как организационная наука. – М., 1989. Т. 1 - 2.

  12. Аристотель Собрание сочинений. - М., 1976.

  13. Платон. Собрание сочинений. – М., 1993.

  14. Щедровицкий Г.П. Работы разных лет. – М., 1995.
  15. Щедровицкий Г.П. Философия. Наука. Методология. – М., 1997.


  16. Гегель Наука логики. Энциклопедия философских наук. - М., 1970. часть 1.




1 См. Анисимов О.С. 2007, 1997.

2 А.А.Богданов, указ. соч., т.1, с. 46-47.

3 Там же, с. 47.

4 1989, т.1. с. 51-52.

5 Указ. соч., с. 69-70.

6 Указ. соч., с. 71-72.

7 Указ. соч., с. 74-76.

8 Указ. соч., с. 76-78.

9 Указ. соч., с. 77-79.

10 См. Анисимов О.С. 2004, 2005.

11 См. также Г.П.Щедровицкий 1995.

12 См. Анисимов О.С. 2007.

13 1993.

14 Указ. соч., с. 110-112.

15 Указ. соч., с. 112-118.

16 Указ. соч., с. 117-118.

17 Указ. соч., с. 119-125.

18 Указ. соч., с. 118-119.

19 Указ. соч., с. 118-126.

20 Указ. соч., с. 124-126.

21 Указ. соч., с. 142-143.

22 Указ. соч., с. 150-155.

23 Указ. соч., с. 176-179.

24 Указ. соч., с. 178-179.

25 Указ. соч., с. 189-191.

26 Указ. соч., с. 197-199.

27 См. Г.П.Щедровицкий 1995.


28 См. Анисимов О.С. 1999, 2006.

29 Указ. соч., с. 199-205.

30 Указ. соч., с. 206-207.

31 Указ. соч., с. 208-210.

32 Указ. соч., с. 209-211.

33 См. Анисимов О.С. 2000.

34 Указ. соч., с. 250-258..

35 см. обзоры, типа: Минцберг, Альстренд, Лэмпел – 2001; Минцберг, Куин, Тошал – 2001; Томпсон, Стрикленд, 2000 и др.

36 Указ. соч., т. 2., с. 15-20.

37 Указ. соч., т. 2., с. 23.

38 Анисимов О.С. 2004, 2007; Щедровицкий Г.П. 1995, 1997.

39 Указ. соч., т. 2, с. 24-26.

40 Указ. соч., т.2., с. 26-29.

41 См. Анисимов О.С. 1997, 2007.

42 Указ. соч., т.2., с. 89-93.

43 Указ. соч., т. 2, с. 95-98.

44 Указ. соч., т.2, с. 100-113.

45 Указ. соч., т. 2, с. 150-157.

46 Указ. соч., т.2, с. 157-160.

47 Указ. соч., т. 2, с. 160-163.

48 Указ. соч., т.2, с. 172-176.

49 Гегель 1970, 1974.

50 Указ. соч., т.2, с. 210-214.

51 Указ. соч., т. 2, 215-216.

52 Указ. соч., т.2, с. 218-219.

53 См. также Анисимов О.С. 2006.

54 См. подробнее: Анисимов О.С. 2007.

55 Анисимов О.С. 2007.



bdn-steiner.ru


<< предыдущая страница