litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3 ... 36 37

Взаимоотношения Рязанской земли и Волжской Булгарии в VIII - первой четверти XIII вв.


Серин П.А.


Рязанский государственный университет


Взаимоотношения славян и их тюркских соседей всегда привлекали внимание историков своей неоднозначностью, запутанностью и многообразием, а также той важной ролью, которую играли тюрки во внешней и внутренней политике Руси. Рязанское княжество, благодаря своему географическому положению, было тесно связано как с Диким Полем, где последовательно сменяли друг друга угры, аланы, печенеги и половцы, так и с Волжской Булгарией и Хазарским каганатом.

Разумеется, отношения Руси и Волжской Булгарии всегда привлекали внимание исследователей. Начиная с В.Н. Татищева, ни один ученый, изучавший историю Киевской Руси и России, не мог не обратить своего внимания на этот вопрос. Но и Н.И Карамзин, и С.М. Соловьев, и В.О. Ключевский не делали его специальным предметом своего изучения. Особняком стоит труд Д.И. Иловайского "История Рязанского княжества", во многом уникальный, и ценность которого для рязанцев трудно преувеличить. В ХХ в. историей сложных взаимоотношений Руси и Булгарии занимались Б.Д. Греков, А.Л. Монгайт, А.П. Новосельцев, В.Т. Пашуто, Б.А. Рыбаков, А.Н. Сахаров, А.П. Смирнов, А.Х. Халиков. Но за исключением А.Л. Монгайта, большинство историков не обращали особого внимания на контакты между Рязанской землей и Булгаром. Интересные гипотезы, касающиеся этих отношений, есть в работах Р.Х. Бариева, А.М. Членова и И.А. Гагина1.

Взаимоотношения между Рязанской землей и Волжской Булгарией в IX-XIII вв. были достаточно сложными и неоднозначными. Информации о них не много: в основном это археологические данные и свидетельства арабских путешественников (IX-X вв.)2, что же касается более позднего времени, в наших летописях более или менее подробно освещены лишь военные походы.


Но контакты между Рязанской землей и Волжской Булгарией в VIII-XI вв. были очень тесными и играли далеко не последнюю роль во внешней политике Киева и Булгара. Торговые отношения находились на довольно высоком уровне развития - это не просто натуральный обмен, а уже товарно-денежные отношения (о чем свидетельствуют многочисленные клады восточных монет, найденные на территории Рязанской области и всего Поочья в целом)3. Можно даже предположить, что именно вятические купцы держали в своих руках значительную часть волжской торговли Севера с Востоком. Но это были не только торговые контакты: в определенной мере Булгария и вятичи были связаны политически. Причинами этого были: общая зависимость от Хазарского каганата в VIII - первой половине X вв., окско-волжская торговля, а также промежуточное положение территории вятичей между Киевской Русью и Булгарией, и попытки второй использовать их в качестве буфера и некой защиты от западного соседа. Вполне возможно, что эти отношения даже были подкреплены династическим браком4. Но в то же время следует отметить то, что Булгар никогда не стремился превратить вятичей в своих данников и вассалов в отличии от соседних мордовских племен.

К этому же времени относится формирование определенной культурной общности, которая включала в себя предков народов Поволжья, славянское население Поочья и верховьев Десны, а также определенная связь с которой была и у предков дунайских болгар (схожие типы бисерных украшений, использование раковин-каури)5. Все это позволяет нам поставить под сомнение устоявшееся мнение о вятичах как о самом "диком" славянском племени Киевской Руси.

В последствии, с укреплением связей Рязани с Киевом, влияние булгар заметно слабеет, и контакты сводятся, в основном, к торговле, хотя и бывали военные столкновения, причинами которых были постоянные столкновения купцов на Оке и набеги рязанских "ушкуйников" на булгарские земли6. С возвышением Владимиро-Суздальских князей Рязанское княжество довольно активно включается в их борьбу против торговой гегемонии Булгарии и ликвидации угрозы булгарских набегов. После сокрушительного похода 1220г. Булгария так и не смогла оправиться7, а вскоре, в 1236 г. монголо-татарское нашествие положило конец этому государству, разорено было и Рязанское княжество. На этом завершается история рязано-булгарских отношений, в дальнейшем изменится и политическая, и этническая ситуация в волжско-окском регионе.




Рабочая сила на горных заводах Шуваловых в Башкортостане


Рахматов Р. Р.


Башкирский государственный университет


В XVIII веке на территории Башкортостана горнозаводским предпринимательством занимались графы Шуваловы, влиятельные фавориты при дворе Елизаветы Петровны. Данная статья посвящена вопросу рабочей силы, используемой Шуваловыми на заводах на территории Башкортостана.

Один из братьев, генерал-аншеф, сенатор, генерал-адъютант Петр Иванович Шувалов в октябре 1753 г. обратился в Берг-коллегию с просьбой дать разрешение на постройку трех железоделательных заводов на реках Авзян, Верхний Узян и Узян. На р. Авзяне было пост­роено 2 завода. Один - в 9 верстах от места впадения ее в р. Белую, другой - на 5 верст выше первой. Они получили названия Верхний и Нижний Авзяно-Петровские. Верхний завод был доменно-молотовым. Его начали строить 2 мая 1754 г., запустили 11 марта 1735 г. Завод имел 1 домну и 4 молота. Нижний Авзяно-Петровский завод с 4 молотами начал перековку верхнеавзянского чугуна 26 августа 1756 года.

На Верхнем Авзяно-Петровском заводе при одной домне в 2 смены работали 1 мастер, 2 подмастерья, 2 работника, 2 литейщика, 2 соковоза, 1 засыпщик, 2 углевоза, 1 рудовоз, 7 рудобойцев, 2 у разбивки извести, всего – 22 человека. При двух домнах работали 44 мастеровых и работных человека.

На 3 молотовых фабриках было 10 кричных горнов и пять расковочных молотов. Горн обслуживали в одну смену 1 мастер, 1 подмастерье, 1 мастер. В начале XIX века в заводском поселке насчитывалось 230 обывательских домов.

В поселке Нижнего Авзяно-Петровского молотового завода располагалось всего 73 обывательских дома.

Ряд авторов, ссылаясь на данные «Материалов по истории Башкирской АССР», утверждают что на Авзяно-Петровских заводах П. И. Шувалова мастеровыми и работными людьми работали крепостные крестьяне, переведенные им со своих вотчин. Между тем в источниках о переводе шуваловских :крестьян на Авзяно-Петровские заводы сведений нет. 11 марта 1754 г. Сенат издал указ, который определил «для заводских работ приписать Казанской губернии 1920 душ». В Ведомости канцелярии Главного заводов правления от 1761 г. говорится о 1920 душах м.п. приписных крестьян, из нах 230 человек были обучены основным профессиям. 2850 человек остались в приписанных к заводам селениях, 640 выполняли вспомогательные заводские работы. Таким образом, общая численность составляла 5410 человек.


В отличие от П. И. Шувалова, его брат Александр Иванович, граф, фельд­маршал, руководитель Тайной канцелярии, генерал-адъютант, лейб-гвардии поручик, действительный камергер двора и кавалер, свою горнозаводскую деятельность на территории Башкортостана начал опытным предпринимате­лем. В апреле 1754 г. П. И. Шувалов заключил контраст с симбирским купцом Г. И. Глазовым о строительстве 2 медеплавильных заво­дов.

Завод начали строить в 1754 году на р. Б. Ик, а к весне 1757 г. постройка завода была завершена. 1 апреля Покровский завод дал первую плавку.

Покровский завод имел 6 плавильных печей. Все основные операции в цехах, заводской конторе и вспомогательные работы выполняли вольнонаемные работники. В «Материалах по истории Башкирской АССР» приведена ведомость от августа 1761 года, составленная в канцелярии Главного правления сибирских, казанских и оренбургских заводов о Покровском медеплавильном заводе. В ней говорится «не имея как собственных, так и приписных крестьян, вольными мастеровыми и работными людьми, нанимаемыми в Казанском, Хлыновском и протчих близости оных уездов с указными пашпорты, разстоянием от завода от 700 и до 900 верст того же года, в мае месяце помянутой Покровский завод строить повелел. Государственных, ясашных приписных, так же и купленных крестьян к тому Покровскому заводу до сего не было и ныне не имеется, а как выше значит, наемными вольными работными людьми работа заводская работа производится. При оном же заводе в годовой и месячной плате имеется мастеровых и работных людей: платиной мастер 1, меховой 1, при плавке руд мастер 1, подмастерьев, то есть плавильщиков, 14, гармахерского, штыкавого горнов мастер 1, подмастерьев 3, кузнечных мастеров 4, угольных 2. А о числе, что в разных работах находится обстоятельно показать никак невозможно, понеже оные вольно нанятые работные люди не только каждомесячно, но и каждодневно в убыли, то есть в отпуску з заводу оказываются». Так же в этом документе упоминается, по пропорции Сената на Покровском заводе должно быть 846 человек рабочих, а на заводе их нет. По подсчетам Кулбахтина Н. М. в 1762 г. на заводе работали 580 наемных работных людей.


В том 1762 г. накануне волнений приписных крестьян по всему Уралу вольнонаемные работники, «забрав по заводским обыкновениям в задатки более 16 тыс. рублей» разбежались по своим деревням, оставив завод без рабочих рук. С тех пор выплавка меди на заводе только падала.

По Ведомости от 24 ноября 1765 года на Покровском заводе «исправление работ производится вольными и о числе их неизвестно».

Таким образом, на своих заводах графы Шуваловы использовали труд как приписных государственных крестьян, так и вольнонаемный труд. Попытка графа А. И. Шувалова, опытного заводчика, эксплуатировать труд наемных рабочих, возможно возникла у него под влиянием западных идей. Если в первое время она себя оправдала, то затем привела вынужденной продаже завода. С другой стороны, мышление работных и мастеровых людей того времени еще не совсем было готово к новым отношениям.





Проблема восточной торговли в экономической программе А.Л. Ордина-Нащокина (60-е-70-е гг. XVII века)


Асташкин Р.С.


Самарский государственный университет

Во второй половине XVI-XVII вв. европейское купечество проявляло интерес к путям, соединявшим Россию с восточными странами. В XVI в. Россия лишь реагировала на конкретные попытки западных коммерсантов проникнуть в Азию. В эпоху т.н. «русского протекционизма» (середина-вторая половина XVII в.) правительство России сформулировало принципиальную позицию по вопросу о деятельности европейского купечества. Соответственно, изменилось отношение властей к попыткам европейцев завязать торговлю с Востоком транзитом через русские земли. Более того, политика правительства в этой сфере свидетельствовала о переоценке проблемы восточной торговли как таковой. Родоначальником новой экономической стратегии стал А.Л. Ордин-Нащокин, который в 1667-1671 гг. фактически являлся главой правительства8. Цель моего доклада – установить связь между экономической программой А.Л. Ордина-Нащокина и проблемой восточной торговли. Эта цель достигается путем решения следующих задач: определить предпосылки и содержание т.н. «русского протекционизма» и охарактеризовать отдельные проекты, имеющие отношение к торговле с восточными странами.


Термин «протекционизм» означает политику, направленную на защиту отечественной экономики от иностранной конкуренции9. В контексте европейской истории XVII вв. эту политику связывают с меркантилизмом – экономической теорией, выражающей интересы купечества10. Со второй половины XVII в. русские власти осознанно поощряли развитие торговли. Поддерживая отечественных коммерсантов, правительство пыталось защитить их от западных конкурентов. Активность европейцев на русском рынке действительно наносила ущерб торговым кругам России. Начиная с 1627 г., русские купцы подавали царю челобитные с просьбой лишить европейцев их торговых привилегий11. В 1646 г. правительство отняло у западных коммерсантов право на беспошлинную торговлю, а в 1649 г. был издан указ об удалении английских купцов из внутренних районов России12. Апогей протекционизма связан с фигурой А.Л. Ордина-Нащокина. Составленный им Новоторговый устав запрещал иностранцам торговать друг с другом и вести розничную торговлю13 и налагал на европейцев повышенные обязательства по уплате пошлин.

Что касается проблемы восточной торговли, то с 1630 г. Россия отказывала европейцам в праве вести транзитную торговлю с Востоком, ссылаясь на интересы отечественного купечества и казны14. Со временем политика властей в этой сфере приобрела и другое направление. Тот же А.Л. Ордин-Нащокин сумел по-новому оценить проблему транзитной торговли с Востоком. 31 мая 1667 г. Россия и Армянская торговая компания заключили договор об экспорте персидского шелка-сырца15. Армяне получили право торговать шелком и другими товарами в Астрахани, Москве и Архангельске16. Шелк могли покупать и европейцы, посещавшие тот же Архангельск17. Более того, армяне могли вывозить свои товары в Западную Европу по беломорскому пути при условии, что они будут возвращаться на Восток проездом через Россию18. На первый взгляд, этот договор противоречил политике Ордина-Нащокина. Армянские купцы получали обширные исключительные права и тем самым превращались в конкурентов для русских торговцев, имевших отношения с Персией и Западной Европой. В проигрышном положении оказывалась и казна, наживавшаяся на скупке шелка и реэкспорте европейских товаров в Азию. Во второй половине XVII в. Россия вела борьбу с Турцией и ее вассалом – Крымским ханством19. Идеальным союзником для русского государства была Персия – непримиримый враг Турции20. Может сложиться впечатление, что России приносила свои экономические интересы в жертву политическим надеждам. Однако, на мой взгляд, при заключении договора с армянскими купцами русское правительство опиралось и на экономические построения. Россия не могла «закрывать пути притока пошлин и нужных восточных товаров, передав их в чужие руки»21. Интерес русского государства состоял в том, чтобы Персия прекратила или уменьшила экспорт шелка через Турцию. Кроме того, договор 1667 г. осложняла прямую торговлю между Персией и Западной Европой22, и Россия укрепляла свои позиции в качестве посредника, снабжавшего Запад восточными товарами и поставлявшего европейскую продукцию в Азию. Если ранее западные купцы воспринимали Россию как мост между Европой и Азией, то отныне этот подход распространился и в русских правящих кругах. Уже через три недели после заключения договора с армянами русские власти начали строительство торгового флота. С его помощью планировалось обеспечить бесперебойные поставки персидских товаров через Каспийское море23. К 1669 г. в дворцовом селе Дединове было построено 5 кораблей; вскоре на воду был спущен корабль «Орел» – будущий флагман флотилии24. Но эти усилия оказались напрасными. В ходе восстания С. Разина на Каспии было уничтожено множество судов, и «Орел» в 1670 г. не избежал этой участи25.


Итак, «русский протекционизм» означал резкое ограничение привилегий европейских купцов в России. Соответственно, русские власти отказывали европейцам в праве на транзитную торговлю с Востоком. В то же время правительство Ордина-Нащокина, решая эту проблему, двигалось и в ином направлении. Договор с Армянской компанией и попытка создания каспийского флота показали, что русские власти стремились произвести переворот в европейско-азиатской торговле и сделать Россию главным посредником в товарообмене между Востоком и Западом.



<< предыдущая страница   следующая страница >>