litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 21 22
А.В.Чудинов


Эдмунд Берк - критик Французской революции

 

Главы из книги

"Размышления англичан о Французской революции:

Э.Берк, Дж.Макинтош, У.Годвин"

Москва


1996


 

 Часть
I.

Эдмунд Берк


(1729-1797)


 

Среди десятков работ о Французской революции, увидевших свет в Англии на исходе XVIII столетия(1), произведения Э. Берка занимают особое место. Много ли мы знаем современников революционных событий, чьи труды до сих пор представляли бы интерес не только как свидетельства очевидцев, но и как попытка исторического осмысления происшедшего? Большинство произведений тех дней ныне давно уже забыто читающей публикой. Оставаясь долгие годы невостребованными, они пылятся на библиотечных полках, откуда лишь изредка их извлекает рука специалиста. На этом фоне не может не поражать та популярность, которой сегодня пользуются сочинения Берка о Французской революции. Они выходят все новыми изданиями(2), а выдержки из них включаются в хрестоматии наравне с отрывками из новейших исследований(3).

Хотя, как уже отмечалось во Введении, исторический аспект споров англичан о Французской революции освещен явно недостаточно, тем не менее в научной литературе, особенно англо-американской, нередко говорится о значительном превосходстве Берка над другими участниками дебатов в понимании сути революционных событий. Так, известный британский историк Альфред Коббен писал: "Общий уровень дискуссии был высок, и он казался бы еще выше, если бы фигура Берка не заслонила всех, кто выражал противоположные взгляды"(4). По убежедению французского исследователя М. Ганзена: "Берк, опередив свое время, хорошо разглядел значимость, принципы и последствия революции, которая была для него центральным событием XVIII в."(5). Такой же точки зрения придерживается английский ученый Дж. М. Робертс: "Берк раньше, чем кто бы то ни было, увидел все значение революции как события в истории цивилизации"(6). А вот мнение о Берке британского профессора И. Р. Кристи: основном вопросе, касающемся теоретического объяснения революционной деятельности во Франции, он был прав и дал верную оценку намного раньше, чем кто бы то ни было"(7).

Обоснованы ли эти, как правило, аксиоматические суждения? И если да, то чем же именно определялось подобное превосходство Э. Берка над оппонентами? Быть может тем, что он лучше их знал конкретные факты революционной истории? Едва ли. Многие из его соперников по дискуссии отличались гораздо большей осведомленностью относительно деталей. Например, Томас Пейн, неоднократно посещавший Францию в 1787-1788 гг. и хорошо знакомый с состоянием ее дел, в период работы над книгой "Права человека" вел интенсивную переписку с Т. Джефферсоном, американским послом в Париже, а в ноябре 1789 г. и сам побывал во французской столице(8). Граф Чарльз Стэнхоуп также имел собственных французских корреспондентов, причем, не только в Париже, но и в провинции(9). По нескольку месяцев, а то и лет, жили в революционной Франции такие оппоненты Берка, как Т. Кристи, М. Уолстонкрафт, Дж. Барлоу, Д. Уильямс. В то же время, даже те историки, которые дают самую высокую оценку трактовке революции Берком, отмечают, что он, находясь безвыездно в Англии, пользовался недостаточно надежными источниками информации, из-за чего неоднократно допускал в своих сочинениях фактические ошибки и неточности(10).


Поскольку знание Берком подробностей революционных событий явно оставляло желать лучшего, можно предположить, что главное достоинство его работ состояло в теоретическом осмыслении происшедшего. Однако, прежде чем проверить это, обратившись к текстам, необходимо получить хотя бы общее представление о философских взглядах их автора и, в частности, о его социально-политических воззрениях.

Правда, сам Берк, думаю, был бы немало удивлен, узнав, что когда-нибудь его станут рассматривать как мыслителя. Он никогда не скрывал острой неприязни к абстрактному теоретизированию в сфере социальных наук и считал себя прежде всего государственным человеком, специалистом в области практической политики. Но история распорядилась по-своему: как парламентский деятель Берк, несмотря на самоотверженные усилия, проиграл все политические баталии, в которых участвовал, зато как мыслитель - надолго пережил современников.

 

Жизнь и мировоззрение Э.Берка

Он появился на свет в 1729 г.(11) Родись он лет на пятьдесят раньше, разве удалось бы сыну дублинского адвоката, да к тому же еще ирландцу, подняться на политический Олимп Англии? Едва ли. Такую возможность ему дал XVIII в., когда талант и трудолюбие начали цениться порой не меньше знатности и богатства. Окончив Тринити-колледж в Дублине, Эдмунд в 1750 г. отправился в Лондон изучать право. Впрочем, довольно скоро юриспруденция показалась эмоциональному и впечатлительному юноше слишком скучной, и, расставшись с ней, он избрал литературную стезю. Узнав об этом, отец лишил его материальной поддержки. Выпущенные в 1756-1757 гг. и не раз потом переиздававшиеся на многих языках первые и последние чисто философские сочинения Берка(12) принесли ему некоторую известность, но не дали достатка. Пришлось зарабатывать на жизнь нелегким ремеслом журналиста. С 1758 г. и в течение последующих семи лет Берк был главным автором и редактором ежегодника "Annual Register", в котором давался обзор важнейших событий политической и культурной жизни за год. Семь лет такой работы позволили ему обзавестись обширными связями в литературных и политических кругах.


В 1759 г., не оставляя журналистики, Берк стал личным секретарем члена парламента У. Гамильтона, человека знатного и богатого, но, увы, ленивого, недалекого и самоуверенного. 1761-1763 гг. они вместе провели в Дублине, где Гамильтон занимал важный пост руководителя штаб-квартиры лорда-лейтенанта Ирландии. Находясь в тени, Берк имел возможность знакомиться с тайными пружинами политики и механизмом государственной власти. По возвращении, он, обладая гордым и независимым характером, после очередной ссоры с патроном покинул того, хотя остался из-за этого без средств к существованию. Однако его способности уже были известны, и в 1765 г. он получил приглашение на место личного секретаря главы правительства, маркиза Рокингема, одного из влиятельнейших лидеров партии вигов. Это открыло Берку путь в парламент. В том же году его избрали в Палату общин от местечка Вендовер, что близ Оксфорда.

В 60-е годы XVIII в. некогда могущественная партия вигов являла собой довольно жалкое зрелище. Она распалась на несколько враждующих фракций, возглавлявшихся крупными аристократическими кланами. Их противоречия умело использовал в своих целях властный и решительный король Георг III, правивший с 1763 г. и мечтавший, подчинив себе парламент, возродить былое значение монархии. Он открыто покупал голоса многих депутатов, раздавая пенсии и синекуры. Опираясь на сформированную таким образом в палате общин "партию двора", король мог сместить фактически любого неугодного ему премьера. Вот и кабинет Рокингема продержался всего полгода. Вместе с патроном в оппозицию перешел и Берк.

Вскоре он выдвинулся на роль главного идеолога и организатора (по парламентской терминологии - "кнута") фракции Рокингема. В своих произведениях


следующая страница >>