litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5 6

Преамбула


В условиях размытости общественно-государственных отношений в переходном периоде, который растянулся на 15 лет постсоветского существования России, особую тре­вогу вызывает ценностная дезориентация подрастающе­го поколения, которому предстоит определять реальное, будущее государства Российского, до сих пор так и не определившего своей национальной идеи.

Растущие в разрушенных, лишенных стабильных ос­нований для спокойного развития семьях, в которых два-три поколения старших членов были лишены естествен­ной для духовно и душевно здоровых людей связи с Богом и Церковью, дети с самого раннего возраста остро ощущают свою ненужность, духовное одиночество, отсут­ствие твердых опор в жизни. А с возрастанием, отягощен­ным динамичным и жестким напором на все органы чувств и мозг всепроникающими и все заполняющими сред­ствами информации весьма сомнительного свойства, под­ростки и юноши теряют все ценностные ориентиры и вообще смысл жизни. В результате небывалыми темпа­ми растут все страшные и уродливые личностные и об­щественные аномалии, которые нет смысла перечислять. Угрожающе возрастают случаи детского и подростково­го суицида, психических заболеваний.

Педагоги России не могут смириться с этой стихией и просто обучать неким системам знаний и умений, не за­ботясь о том, какие личности будут владеть этими зна­ниями и умениями и на что их употребят в будущем.

При всем многообразии типов школ и их различной направленности, государство Российское, заботясь о своем устойчивом и стабильном развитии, не может оставить без внимания и заботы те образовательные учреждения, кото­рые ставят во главу угла воспитание истинных граждан Отечества, которым дороги все мировые и национальные культурные достижения и духовно-нравственные ценнос­ти, корнями своими уходящие в православие. Осуществ­ляя право свободного выбора пути для своих детей, пра­вославные родители-россияне все чаще склоняются к шко­лам такого типа, которых пока еще очень мало.


Эти образовательные учреждения ставят своей конеч­ной целью сформировать идеал выпускника, способного:

— начиная с дошкольного возраста на сердечно-эмо­циональном уровне различать добро и зло и научиться далее, поверять это «сердечное чувствование» развиваю­щемуся уму, отказываться от соблазнов зла, в какие бы привлекательные одежды оно ни рядилось;

— постоянно развивать и укреплять в себе образ хри­стианина, стремящегося жить по Евангельским заповедям, продвигаясь к свету Божественной Истины — «жить не по лжи» (Солженицин);

— непрестанно укреплять свою внутреннюю связь с Триипостасным Богом, борясь со своей греховной приро­дой и высветляя в себе образ Божий;

— выбирать в духовном арсенале мировой и отече­ственной культуры достойные образцы для жизненной ориентировки и подражания, не поддаваясь временным «модным» или массовым увлечениям ложными идеала­ми-идолами;

— осознавать свое место и свою роль в общем истори­ческом процессе развития человечества, своего народа и рода, формируя в себе чувство гражданской ответствен­ности за все происходящее в ближайшем окружении, в стране и в мире;

— определив свое призвание в земной жизни, осоз­нанно и своевременно сделать выбор своего жизненного пути и стремиться, напрягая ум и волю, совершенство­вать постоянным трудом данные Богом таланты с опорой на Промысел Божий, с тем чтобы достойно нести бремя ответственности за совершенствование окружающего мира, осознавая эту задачу как главный смысл жизни и путь к Вечной Жизни, к спасению.

Для осуществления этой цели школа православной ориентации должна иметь, помимо концепции воспита­ния и развивающего обучения, специфический коллек­тив педагогов-единомышленников, способных успешно решать эти сложные задачи в современных условиях.

На основе этого идеала, обсужденного на Совете про­гимназии, высшем органе ее управления, мы вместе с ро­дителями — членами Попечительского совета, выработа­ли и утвердили Кодекс Пересветовца.



Кодекс пересветовца


Каждый ученик гимназии «Пересвет» обязуется

— всегда и везде хранить чистоту и достоинство слав­ного имени монаха-воина Пересвета, посланного Препо­добным Сергием Радонежским на защиту Отечества в дни тяжелейших испытаний.

Во исполнение этой святой обязанности каждый пере-световец

стремится постоянно совершенствоваться духовно, душевно и физически, стараясь во всем поступать в соот­ветствии с главной Заповедью Божией: Возлюби Госпо­да Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею, и всем разумением твоим; и возлюби ближнего твоего, как самого себя».

осознает ответственность не только за свое по­ведение, но и за действия своих товарищей, всеми сила­ми противостоя злу и разрушению и всячески содей­ствуя доброму созиданию, всемерно украшая и содержа в чистоте и порядке свой второй дом — прогимназию «Пересвет» и никому не давая ничего в нем портить и разрушать, как и везде, где действует пересветовец.

Всегда помнит о силе слова и потому стремится всемерно оберегать великое достояние народа российско­го — прекрасную русскую речь, не засоряя ее чуждыми, грубыми и лживыми словами и недоброжелательным, неприветливыми тоном, а говорить с окружающими так, как хотелось бы чтобы разговаривали с ним.

Чтит историческую память и достоинство свое­го рода, города и Отечества, готовясь стать их истинным защитником, в соответствии с Богом данными та­лантами и личным призванием.

Прилагает все силы к выполнению своей главной трудовой обязанности — добросовестному учению, овла­дению всеми знаниями, необходимыми достойному Граж­данину Отечества и выпускнику прогимназии «Пере­свет».

Хранит, развивает и укрепляет все добрые тра­диции прогимназии «Пересвет», и никогда не забывая своих наставников и товарищей, всегда и везде соблюда­ет кодекс чести пересветовца.

Невозможно переоценить эффективность в духовно-нравственном плане общих поездок, экскурсий, посеще­ния театров, музеев. И все же самым высоким преобразу­ющим эффектом обладают в этом ряду паломнические поездки и совместное с родителями посещение храма в большие православные праздники.


Все это также весьма затруднительно организовать, осо­бенно привлечь работающих и перегруженных всячески­ми заботами родителей. Здесь частенько мы ориентируем­ся больше на бабушек и дедушек. Кстати, привлечь их к нашей общей работе бывает поначалу еще труднее, чем молодых мам и пап, так как бабушки и дедушки наших малышей принадлежат к самому «советизированному» по­колению и с великим трудом отходят от въевшихся в них «партийных установок». Но мы начинаем с таких «мероп­риятий» — отвратительное словечко! — которые им всегда и безусловно приходятся по сердцу: дети с помощью педа­гогов пишут и рисуют им красивые поздравления с раз­личными праздниками; даем задание подробно расспро­сить их о прошлом, об их трудовых, а иногда и боевых заслугах, показать семейные альбомы и рассказать о род­ственниках и близких людях, представленных на них; вос­становить «родовое древо», что редко, но иногда оказыва­ется возможным (примером служит «Моя родословная» и родовое древо Пушкина); пригласить их на детские праз­дники, довольно часто проходящие в «Пересвете» и т.п.

Под влиянием всех этих целенаправленных дел не­которые дедушки и бабушки вдохновляются и начина­ют создавать подробную родословную своей семьи вме­сте с ребенком. Так, один дедушка сделал прекрасную книгу «Наш род», великолепно оформив ее собствен­ными рисунками (он архитектор) и фотографиями и потом рассказывал на «родительских посиделках» (та­кое название дали родители классным родительским собраниям за чашкой чая) своего класса, как сильно повлияла на его внучку эта совместная работа. И заго­релись этой идеей и другие «старики». Кстати, мы со­вершаем непростительную ошибку, не используя доб­рую энергию этих еще совсем не старых, но уже от­страненных нашей реальностью от активной жизни людей. Ведь их любовь к внукам может «горы двигать», но необходимо направить их добрую энергию в нужное русло. И опять же очень осторожно, уважая их как сло­жившиеся личности.

Как бывают они поражены, а иногда и шокированы, когда приглашенные на День защитника Отечества или День Победы в «Пересвет», они вынуждены встать вмес­те со всеми во время общей молитвы. От них никто не требует произносить слова молитвы, но, видя, как вдохно­венно поет «Отче наш» внук-первоклассник, дома дедушка или бабушка просят его показать слова молитвы хотя бы в книге «Введение во храм Слова»7. Кстати эта книга для них часто бывает первой ступенькой к «воцерковле-нию», так как они сначала вынужденно, помогая внуку учить урок, вникают в духовный смысл текстов из Свя­щенного Писания, а затем и сами втягиваются в ее изу­чение, поглощая и духовную пищу, заложенную в текстах и иллюстрациях к ним.


Разумеется, главную обучающую роль здесь играют внуки, которых они обожают и объективно оценивают благотворное влияние религии на их поведение и форми­рование.

С родителями учащихся, если только они не являются сами православными и воцерковленными людьми, быва­ет трудно работать в едином ключе религиозного воспита­ния, так как они часто сильно заражены современным прагматизмом и ориентацией на «престижность». Поэто­му для них более всего значимо изучение иностранных языков и компьютеров. Нередко, вопреки всем нашим ус­тановкам, они упрямо натаскивают своих детей на овладе­ние компьютером, причем в самом худшем виде использо­вания этого технического устройства — компьютерных играх. А предоставленные в свободные от учебы в «Пере-свете» часы самим себе, дети не могут удержаться от этого «наркотического» соблазна и вместо общения с хорошей доброй книгой, прилипают к компьютерам. Это всегда за­метно бывает на следующий день — каким приходит ребе­нок, особенно после двух выходных дней или каникул.

Преодолевать эту разрушительную тенденцию совре­менных молодых родителей бывает очень трудно. И тут приходит на помощь наиболее авторитетное духовное лицо или какой-нибудь крупный авторитет в области медици­ны но, разумеется, не являющийся атеистом и не отрыва­ющий науку от религии.

Можно привести немало примеров, как под влиянием такой общей продуманной и целенаправленной работы семья меняла свое мировоззрение. Все в ней постепенно приходили к вере, даже иногда всей семьей приходили к таинствам крещения и венчания — и это был общий праз­дник в «Пересвете».

Так помаленьку-потихоньку семьи начинали прихо­дить в храм на Причастие не только в великие дни, когда их вела школа, но и просто в воскресные дни, когда сами дети настойчиво звали в храм своих близких.

Однако не меньше можно привести примеров и об­ратного порядка: когда все наши усилия были тщетны, и взрослые сложившиеся люди так и не могли пересту­пить порог храма, даже крест на себя наложить или произнести слова молитвы. Что ж, терпим и ждем, когда Господь по нашим молитвам приведет их к вере в Бога хотя бы ради детей...


И все же самый большой эффект мы получаем от кол­лективных паломнических поездок по святым местам России. И пусть в этих поездках участвует небольшая группа детей и родителей — 10-15 человек. Но резонанс от их рассказов, фотографий, рисунков, отраженных на специальных стендах, а главное, от того света, который исходит от детей и взрослых после таких поездок, столь силен, что многие начинают заинтересованно спрашивать, когда планируется следующая поездка и как можно за­писаться на нее, как к ней подготовиться.

Можно было бы не одну страницу занять описанием «чуда преображения» наших родителей с детьми, да и самих педагогов после короткого пребывания в стенах Псково-Печерского монастыря, но, к сожалению, на это нет у нас ни места ни времени. Скажу только, что на меня саму жизнь в монастыре в течение недели и участие в работе семинара педагогов Печерского р-на произвело воздействие, которое я могу сравнить лишь с недельным пребыванием на Святой Земле. А выпол­нявшие небольшие, но ответственные «послушания» от монахов-наставников дети и их родители просто све­тились от счастья и все время ощущали себя рядом с Богородицей, с Богом... Да так оно и было. Кто сомне­вается, пусть хоть раз в жизни поедет в такую поезд­ку — никакими словами нельзя передать рождающие­ся там мысли и чувства, заливающую душу любовь ко всем и ко всему!

Не могу не сказать несколько слов о совместной бла­готворительной деятельности, которая также воспитыва­ет духовно всех сама по себе, без всяких дополнительных слов.

Конечно, в связи с серьезными материальными труд­ностями почти во всех семьях рассчитывать на какие-то крупные взносы на храм, детские больницы и дома не приходится. Да мы и не считаем, что большие денежные вложения помогают людям больше всего. Рассказывая детям притчу о лепте вдовицы, мы приучаем их к мысли о том, что не в том дело, чтобы больше вложить ненуж­ных или лишних средств, а в том, чтобы пожертвовать на благое дело, оторвав от собственного «живота» и помочь соборно. Так, например, мы просим родителей, чтобы они напоминали детям, когда те просят им купить какие-то сладости, о тех, кто куска хлеба не имеет, и чтобы они, сократив свои аппетиты, положили сэкономленные день­ги в специальную коробочку с крестом на крышке — бла­готворительную. А к Рождеству Христову или к Пасхе они собирают все накопленные средства — без родитель­ских дополнительных вложений — и вместе, всем клас­сом, а иногда и школой относят взнос на строительство храма или его благоустройство, на гостинцы больным детям, сиротам.


Готовясь отнести в подарок детям игрушки и книж­ки, дети не должны отдавать «что мне не гоже», а при­учаться дарить только хорошее и самому нужное, ценное. В этом смысл благотворения, маленькой жертвы. Об этом мы не раз проводили беседы с родителями и детьми. И вот когда приехал микроавтобус из Печор, родители вме­сте с детьми нагрузили его прекрасными вещами для печорских детей, из которых они выросли или которые были у них в излишке. И, разумеется, священник перед этими благотворительными соборными действиями чи­тал детям Евангелие и слова Христа о необходимости отдавать излишки своего имения.

Очень полезно бывает всем вместе — родителям с деть­ми и педагогам — перед православными большими праз­дниками придти на генеральную уборку и украшение своего храма, т. е. того, где настоятелем является постоян­но работающий в школе священник. Совместная работа, а потом общая трапеза — чем Бог послал — в храме или на его территории очень сближают всех и рождают ощу­щение ЦЕРКВИ, прихода.

Можно еще много придумать различных способов и приемов включения в соборную православную деятельность родителей. Однако мы всегда должны помнить, что привести человека к вере может только Господь. От нас же требуются только молитвы, любовь к этим людям и страстное желание помочь им обрести веру, а с нею на­дежду и любовь.. А еще необходимы терпение и глубо­чайший такт.

Последний вопрос из серии, связанной с книгой «Вве­дение во храм Слова», это вопрос об использовании по­этического Приложения к ней и связи художественной литературы и вообще искусства с православной направ­ленностью школы.

Ответ на этот вопрос одновременно и сложен и прост. Дело в том, что Православная Церковь на протяжении веков по-разному относилась к художественной литера­туре, т. н. «светской» культуре, театру, музыке. Я не чув­ствую себя в данный момент в силах развернуто отвечать на этот непростой вопрос. Отошлю читателей к моему любимому автору Иоанну Сан-Францисскому, к его ста­тьям и книгам — «Пророческий дух в русской поэзии», «К истории русской интеллигенции», «Письма о вечном и временном» и др.


Архиепископ и сам прекрасный высокодуховный поэт, о чем свидетельствуют его стихи, собранные в книге «Уди­вительная земля». Выберу для примера самое короткое — «Человекосотворенье»

В струеньи света, зарожденьи линий

Играл с огнем проснувшийся Адам,

И разливалось по земным садам

Нетленное сияние глициний.

Средь молний белых жимолость пылала,

И небо загоралось на горах.

Мы познаем в огне свое начало,

Творец увидел нас, как райский прах,

И сотворил небесное свеченье,

Средь первых пчел в недремлющих садах.

Так было человекосотворенье.

Все наше движение к Свету, к Богу, к вере мы совер­шаем через великую русскую культуру, которая возрос­ла и развивалась на основе православной веры. И только та ценна и по-настоящему высока, которая этой верой пропитана. Да, поэт в силу своей страстности, эмоцио­нальных всплесков души может и заблуждаться, и пу­таться, и впадать в отчаяние и уныние, но только тогда он творит великое, как и музыкант, и художник, когда его дух уносится вверх и сливается с волей Божьей.

Потому и отбирали мы для своей книги только высо­кую духовную поэзию, а не все подряд, что написано по­этом. «Приложение» вообще было создано «случайно»8 — никто его не планировал. Когда уже была полностью за­вершена работа над книгой и методическим приложени­ем к учебным текстам, шла полным ходом работа над вер­сткой. Вдруг позвонила редактор и звенящим голосом закричала в трубку, что нам добавили «площади» для издания и надо этим воспользоваться, расширить так эко­номно отобранный материал. У меня уже не было ника­ких сил производить такую ломку и перестраивать всю композицию уже сложившейся книги.

И вдруг моя Ирина Николаевна произносит: «Сдела­ем поэтическое приложение из поэзии Золотого и Се­ребряного века». Ничего себе работка — найти, отобрать лучшие стихотворения, скомпоновать их, дать портреты всех поэтов и точные годы их жизни! Я сразу и наотрез отказалась — у меня в школе работы выше крыши, на­чался учебный год, да и вообще эта работа мне не по плечу...


Но Господь решил за нас все так, что, если бы мы целый год думали, лучше придумать не смогли бы.

У Ирины Николаевны, которая сама незаурядный поэт и именно потому прекрасный редактор, был замечатель­ный муж, правда тяжелый инвалид, на пенсии. (Я с грус­тью произношу слово БЫЛ, так как в этом году его уже на земле не стало — он отошел в мир иной...)

Но та громадная работа, которую он успел проделать над нашим Приложением, стала ему утешением на остав­шиеся годы, так как он почти совсем ослеп и не мог заниматься любимым делом — созданием у себя дома уни­кального музея Анны Ахматовой с полнейшей картоте­кой всех публикаций о ней, всех портретов, фотографий и воспоминаний.

Из своей уникальной памяти он вытаскивал все нуж­ные для задуманного Приложения строфы, даты, имена. Ирине Николаевне оставалось только их выписать из названных книг и с помощью тоже Богом посланного художника Е. Урусова создать такое поэтическое прило­жение к «Введению во храм Слова», которое в высшей степени обогатило и украсило его.

Правда, наш «главный консультант» пожелал, что­бы его имя не упоминалось, а все заслуги были припи­саны только его любимой жене Ирине Николаевне Ба­женовой.

Теперь его нет с нами, и я думаю, что будет спра­ведливо, чтобы имя Марка Николаевича Баженова, глубоко верующего православного и честнейшего че­ловека вышло из тени и засияло соответственно его заслугам перед русской поэзией, которой он преданно служил всю свою жизнь. Помяни его, Господи, во Цар­ствии Своем!

Кстати Ирина Николаевна в маленькой аннотации к Приложению предложила и основные принципы его ис­пользования в работе учителя. Я лишь могу к этому до­бавить, что этим материалом мы пользуемся и в заняти­ях литературно-творческого клуба «Родничок», где вме­сте с детьми участвуют и родители их, и сестры, а иногда и бабушки или дедушки. Приложение стало главным чте­нием в семье, особенно в период подготовки к праздни­кам и семейным событиям. Но более всего обращаются дети к Приложению, когда идет подготовка к конкурсам чтецов. А у нас они нередки, так как одних памятных Пушкинских дней у нас три в году. А как готовиться без него к конкурсу духовной поэзии?


И все же главным его назначением я считаю то, что не видно простым глазом: дети впитывают великий русский поэтически-духовный именник, всматриваются в одухот­воренные лица поэтов, учатся увязывать их хронологи­чески и решать — могли ли они встречаться, дружить... Научаются отличать истинную поэзию от рифмовок и словесной эквилибристики. Дышат высоким искусством, вдыхая через него тончайший аромат Духовности.

Ну вот мы и исчерпали вопросы, на которые хотели бы получить ответы многие российские педагоги. Пермя­ки лишь озвучили их. А я взяла на себя смелость, чтобы не сказать резче, попытаться ответить на них как могу на данном этапе своего духовного развития.

Простите, дорогие коллеги, если что-то сделала не так, как вам бы хотелось. Но я старалась быть предельно ис­кренней. А это в наши дни немало стоит.



<< предыдущая страница   следующая страница >>