litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 6 7








Заслуженный мастер спорта, мастер спор­та международного класса. Удостоен звания «Одессит года» в 2000 году. Удостоен прави­тельственных наград «За мужество» II и III степени, «За мужество» I степени (посмертно). Отмечен пра­вославной церковью «Орденом святого Владимира». Совершил восхождения на все 14 восьмитысячники мира без применения кислорода. Владислав Терзеул был настоящим героем. Это не пафос, просто иначе не скажешь. Он был героем в том смысле слова, как его понимали древние греки — человеком, способ­ным совершать и совершившим дела и поступки, пре­вышающие возможности обычного, среднего чело­века. Все героическое в нем гармонично сочеталось: физическая сила, острый ум, благородство души и сила духа. У Славы был удивительно конструктивный подход к жизни. Если что-то не удавалось, он не отча­ивался, а искал пути решения проблемы. А проблем хватало и в жизни и в альпинизме, но он просто лю­бил горы и любил жизнь. Он многого достиг, он умел работать и зарабатывать, тренироваться и отдыхать, создал прекрасную семью...

Владислав был лидером во всем и душой компа­нии. И еще он был альпинистом — высотником экс­тра-класса, с уникальной работоспособностью и адаптацией к высоте. Он первый и пока единствен­ный человек в СНГ, побывавший на вершинах всех высочайших гор Земли.

Его имя навсегда останется в истории украинско­го альпинизма.



Владислав Терзыул

Он сделал то, что другим не под силу


Памяти Терзыула Владислава

(1953 — 2004)

(Из сайта www.terzyul.info).

1993 г., июль. Канченджанга.


Вадим Свириденко - МС, ЗТ Украины,

руководитель экспедиции.


«...главная черта, которую я могу выделить, — он был иде­альным участником. Слава совершенно не создавал проблем, был исполнительным и не вступал в ненужные дискуссии».

«Его не надо было просить что-то сделать — пойти на разведку, снять веревки». «Кто везде, — Терзыул. Для себя я отметил его склонность к самоанализу». «Слава мне не гово­рил, что не хочет идти с кислородом, все время тащил балло­ны, но ими не пользовался. Он вообще не гигант по телосло­жению, но переносил большие нагрузки и ни единого писка не издавал.

Видимо, у него было то, что не дано многим — у него вели­колепно работал дыхательный аппарат, вся сердечно-сосу­дистая система. Он никогда не жаловался на отсутствие аппе­тита или потерю веса, а это отражает способность человека не использовать кислород».

«Мы переживали, что Слава задержался — он спускался один с большим грузом. А Слава, придя в первый лагерь, на­шел поломанную радиостанцию, которую все бросили и не пользовались, наладил её и вышел на связь.

Я говорю: ребята, смотрите, он же не радист, не инженер какой-то суперспециальности, просто нормальный парень и не сидит сложа руки — пришел, собрал, починил и как бы снял все претензии к себе из-за задержки на маршруте». «Тогда же у Терзыула проявилась хорошая черта — коммуни­кабельность.

Слава с легкостью влился в интернациональное альпи­нистское сообщество, со многими пересекался в дальнейших своих экспедициях».


1994 г., июль, К — 2 (Чогори) по пути Абруцкого.

Вадим Свириденко, МС, ЗТ Украины,

руководитель экспедиции.

«... трое не вернулись. Мы должны были узнать, что с ребя­тами». «Поняли, что только Терзыул и Горбенко могут идти». «Терзыул был в прекрасной форме, шел быстрее и на штурмо­вом участке присоединился к немцам, вместе с ними вышел к телам погибших, а потом и на вершину. Немцы сказали, что помогут закрепить тела на обратном пути, но оставили Терзы­ула самого хоронить ребят».



1995 г., Броуд — пик.


В. Терзыул: «До вершины оставалось 50 м, и уже вечерело. Я спросил у напарника:

—Что будем делать? Нам предстоит ночной спуск, возмож­ны обморожения...

—Идем на вершину, — ответил пятидесятичетырехлетний Александр Власенко»...

А. Власенко: «Дальнейший спуск проходил в темноте при усилившемся ветре. Наконец-то мы вышли к месту, где должны были висеть веревки для спуска по очень крутому участку маршрута. И вдруг слышим голос Володи Альперина: «Сюда, я вас жду». Он вышел нам навстречу с фонарем и с тер­мосом с горячим чаем.

Спасибо друзьям и особенно Славе Терзыулу за это вос­хождение».


1996 г., июль, Гашербрум 2.

Международная экспедиция.


Владислав Терзыул: «В то лето гору штурмовало множество экспедиций, но она долго никого к себе не подпускала. У многих сдавали нервы, и в базовом лагере бушевали страсти. Мне предъ­явили претензии по поводу использования перильных веревок до второго лагеря и предложили за это платить. В ответ я пред­ложил купить проторенные мной следы от второго до четвертого лагеря». «Я один на большой горе из всей нашей команды». «... Корейцы ходят за мной гуськом и выражают горячее желание видеть меня во главе своей штурмовой группы» (6 лет тому назад Терзыул спас их товарища на пике Коммунизма, спустив его на себе с 6400 м). «Образуется смешанная интернациональная ком­пания: корейцы, французы и я».

«Мы опять идем с Чоем в связке. В районе часа дня мы под­нимаемся на вершину». «После этого сразу пошли успешные восхождения у всех экспедиций. Когда мы спускались, Вадим говорил по рации: «Тут такое творится — американцы ходят вокруг моей палатки, стучат камнями, говорят, Славик змей, пользовался нашими веревками, пусть только вернется, мы ему покажем...». «И вот мы идем через базовый лагерь. Я иду, эдак три метра ростом, прямо на американский лагерь. Я сейчас раз­берусь, кому и сколько я здесь должен. Выходят американцы. И самый молодой, резвый и наглый, Фабриццио, говорит первую фразу. Она меня убила сразу: «Славик, такой красивой работы я не видел!». Остальные американцы подхватывают: гуд, грейт, вандерфул! Хлопают меня по плечам, поздравляют».



1996 г., октябрь — ноябрь, Аннапурна. Польская экспедиция.


Владислав Терзыул: «На горе было так много снега, что идти обычным путем было безумием, нам пришлось проложить новый безопасный путь. Я был руководителем восхождения (не экспеди­ции), 90% маршрута прошел первым, остальное проложил напарник Анжей Марченяк. Это была эпопея! Мы два месяца жили на этой горе с ежедневной прокладкой маршрута в паре. Напряженнейшая работа... На пределе погодных условий 20.10 в 15.00 мы поднялись на 8091 м. Я долго искал следы украинской экспедиции с юга, как было бы здорово здесь обнять ребят! Но их не было. Как оказалось потом, они поднялись несколькими минутами позже. Непостижимо!».


1997 г., Нанга — Парбат.


В. Терзыул: «На пределе светового дня в паре с Сергеем Бершовым мы поднялись на вершину. Далее был тяжелый ночной спуск...»

В. Свириденко, МС, ЗТ: «Я лично считал, что в больших спор­тивных успехах Терзыула есть большие изъяны, и это серьезно. Как воспитанник советской школы альпинизма, где есть свои правила, в том числе такие неоспоримые, как поэтапность нара­щивания сложности восхождения, я старался следовать её тради­циям. Терзыул прекрасно сознавал, что у него другая жизненная ситуация, он не наработал всех этих многочисленных Кавказс­ких маршрутов. Он лез на стены и старался лезть на уровне, но там он не мог проявить свои лучшие качества.

Бершов и Терзыул пошли вместе (на Нага — Парбат), очень хорошо и бережно друг к другу относились, они все делали правильно, прекрасно взошли. Восхождение было на равных — никто ни кого не ведет, они вместе шли, меняя друг друга. Для меня как тренера было очень важно, что Сережа Бершов потом сказал: пусть идет дальше, все нормально».


1999 г., май, Эверест, СВ гребень.

Руководитель экспедиции - МС, ЗТ Украины В.К. Симоненко.

Из статьи главного тренера М.М. Горбенко. «4 мая к Эве­ресту вышла первая группа восходителей: В. Терзыул — руко­водитель, В. Копытко и В. Горбач. В 14 час. 7 мин. вершины достиг Владислав Терзыул. Спустя 4 минуты к нему присо­единился Василий Копытко.


В 15.15 на спуске встретились с Горбачем, разрешили Во­лоде подъем на вершину. Ждали его ниже, где не так дует ве­тер. В 17.25 Василий дождался Володю. Терзыул шел впереди, вырывая веревки из-под снега.

В 20.15 на связь вышел Горбач и сообщил, что плохо себя чувствует, не видит Василия. Терзыул ожидал ребят на перилах, ведущих к палатке, но через час решил, что ребята прошли низом, и начал спускаться к палатке. Там никого не оказа­лось... На следующий день в 7.30 Горбенко услышал короткое радиосообщение: «База, я Горбач». В 8 утра в подзорную тру­бу увидел, человека в районе 8400 м. Он поднимался?! Позже выяснилось, что это Терзыул поднялся на 8500 м, занес туда кислородный баллон, редуктор и маску, но никого не увидел. Он был смертельно уставший, потерял голос, но смог само­стоятельно спускаться в Л 5. На помощь ребятам поднимались Ковалев, Свергун, Горюнов, Коваль. В 15.00 Сергей Ковалев на 8600 м нашел сидящего ослепшего Горбача. После 10 ча­сов тяжелейшего спуска ребята спустили Горбача к палатке на 8300. Поиски Василия Копытко, которые проводил Леонтьев, не дали результата.

Несколько дней всей командой продолжали поиски про­павшего. Доктор Владимир Лебеденко боролся за жизнь Гор­бача.


2000 г., сентябрь. Шиша — Пангма.

Украинская национальная экспедиция.


Сергей Пугачев, МС: «Это была малобюджетная, скоро­стная экспедиция — очень короткая и быстрая акклиматизация, два выхода на маршрут. Мы сразу же набрали темп, потому что Слава должен был взойти еще на одну гору — Чо-ойю, что он потом с блеском и сделал. На Главную вершину мы не залез­ли, потому что просто не знали, что она есть. Все экспедиции идут на Центральную, и китайцы эту гору засчитывают и дают на неё сертификаты. Знали бы мы, что нужно ещё пройти по гребню, мы бы так и сделали, вышли бы пораньше».


2000 г., сентябрь. Чо-ойю.

Владислав Терзыул: «Остановился у поляков, старых зна­комых. Напарников найти не удалось ни в базовом лагере, ни выше. Сезон был уже закончен, и я в одиночку в альпийском стиле за двое суток взошел на вершину. Из 2-го лагеря вышел в 1.00 ночи, на рассвете прошел мимо опустевшего 3-го лагеря, в полдень был на вершине, — холод, ветер, рядом Эверест...».


«С вершины спускался на лыжах. Конечно, среди этих бес­крайних снежных просторов я чувствовал себя совершенно одиноким. Потом, уже спустившись, я узнал, что десятки би­ноклей были направлены на меня из базового лагеря и следили за каждым моим движением». «Конечно, я к этому готовился. Инструктор по горным лыжам, несколько сезонов работы на Кавказе, спуски со склонов пика Ленина и Эльбруса».

«...Мгновенная темнота сбила мою спесь, и я опять стал ростом 1 метр 78, даже ниже. Вдруг ловлю себя на том, что задыхаюсь, я потерял самоконтроль и зашел глубоко в кисло­родный долг. С трудом собираюсь внутренне и медленно вы­хожу из состояния карася, выброшенного на сушу».

«Последние три сотни метров лихо выписываю змейку, подъезжаю к восторженной публике.

Спрашивают: Был на вершине?


  • А как же.

  • За сколько спустился?

  • За 1 час 20 мин.

  • Силен!

Я опять выгибаю грудь и становлюсь три метра ростом».

2001 г., Манаслу. Национальная украинская экспедиция.

Руководитель В.К. Симоненко, МС, ЗТ Украины.


М. Горбенко: «С учетом реальной снежно-ледовой об­становки на ЮВ стене Манаслу было выражено мнение идти правее, по ЮВ ребру через Пинакль, по объективно безо­пасному, логичному, сложному и длинному маршруту. Когда оказалось, что обход Пинакля слева стал непреодолимой пре­градой, приняли решение идти справа Пинакля с выходом на плато 7500 м и далее по классическому пути. К тому времени все три группы собрались вместе. У большинства накопилась усталость, им пришлось сбрасывать высоту».

Продолжили восхождение: из первой группы В. Терзыул и более «свежие» С. Ковалев и В. Леонтьев. Они взошли на вершину.


2002 г., Лхоцзе. Украинская экспедиция.

В. Терзыул - руководитель, В. Пестриков, В. Леонтьев.

Вадим Леонтьев, МС: «Снаряжение для промежуточных лагерей было поднято наверх самими восходителями. Исполь­зовали альпинистскую тактику — передвигались в связках, без установки стационарных перил, и не применяли искусствен­ный кислород. Все трое участников поднялись на вершину. Несмотря на «компактность» экспедиции, в базовый лагерь была доставлена баня, работающая на двух паяльных лам­пах, которая вызывала всеобщий интерес и стала настоящим «хитом» среди более чем двух десятков экспедиций, базирую­щихся здесь. Конструкция бани была продумана и выполнена Славой так, что помещалась в рюкзак».



2002 г., октябрь. Дхаулагири.

В экспедиции связка В. Терзыул — В. Пестриков.


В. Пестриков, МС: ...«Мы только тем и занимались, что ре­шали проблемы по мере их возникновения. В одном дневном переходе от базового лагеря наши носильщики бросили все экспедиционное снаряжение, продукты, Причина — глубокий снег. Пришлось самим вместе с нашим поваром — шерпой со­вершить несколько грузовых ходок через перевал на морену ледника Ченбордан. Неожиданно для нас 5-6 октября все экс­педиции решили оставить гору без попытки штурма вершины. Причина — критическое состояние снежного покрова выше ла­геря 3. Перед нами встала новая проблема: выше лагеря 3 прой­ти не обычным путем, а через длинный восточный гребень. 7 и 8 октября выпало около метра свежего снега. Даже в снего­ступах временами по пояс в снегу мы поднимались из базового лагеря в первый. Пещеры наши были засыпаны и найдены с трудом. Холод и сильный ветер, особенно вблизи гребня и пос­ле выхода на него, были нашими главными врагами. 17 октября выйдя в темноте, мы к 15 часам поднялись на главную верши­ну. На спуске временами приходилось сознательно «подрезать» лавины перед собой, справа и слева. 20 октября спустились в базовый лагерь, где сиротливо стояли три наши палатки и тер­пеливо дожидался нас повар».


2003 г., июль, Хидден Пик. Украинская национальная
экспедиция. Руководитель В.К. Симоненко, МС, ЗТ Украины.


М.М. Горбенко, МС, ЗТ: «Во время обработки одного из участков в нижней части маршрута осколок льда попал Владислау в левую руку, в результате — открытая рана. Потом уже дома, в Одессе, выяснилось, что это был перелом. Но в тот мо­мент травма не казалась Терзыулу серьезной и он после отды­ха продолжил восхождение. Но гора не спешила подпускать к себе. Во время следующего акклиматизационного выхода был смертельно ранен в голову Володя Пестриков, а Сергей Кова­лев получил сотрясение мозга. Нелегко было принять реше­ние продолжить восхождение. Команда посвятила его памяти Владимира Пестрикова. Взошли на вершину Владислав Тер-зыул, Николай Горюнов и Сергей Пугачев».



2004 г., май. Макалу, Западное ребро.


Из отчета о восхождении сборной команды Казахстана:

«Владислав Терзыул присоединился к экспедиции Казах­стана. Работал вместе с командой по обработке маршрута. 17 мая на штурм вышла связка Терзыул — Сегер (США), которая наблюдалась в 17.00 — 18.30 в разрывах облаков на горизон­тальном траверсе под вершиной, далее вершину накрыло об­лаками. 18 мая Терзыул на связь не выходил. В 9.20 — 10.00 наблюдали за Джеем Сегером, который спускался после хо­лодной ночевки в районе вершины.

20 мая, 9.48 В. Пивцов и М.Жумаев взошли на вершину Макалу. Они обнаружили на вершине вешку Терзыула с Ти­бетским флажком и пустой файл, в котором Владислав хранил вымпел альпклуба «Одесса»». На пути к вершине они видели еще три такие же вешки и веревку, принадлежащую Терзыулу, закрепленную на крутом скальном участке на 8400 м. Это сви­детельствует о том, что Терзыул достиг вершины и поднима­ясь первым обрабатывал маршрут для партнера и для спуска. На спуске с вершины обнаружено тело Д. Сегера».



следующая страница >>