litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 14 15

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ КУЛЕШОВЦЕВ

Автор этих повествований именует себя Яшаней, по простонародью семью Межениных раньше так называли. Говорили, например: «Вон Яшанины ребята задами всей ватагою в школу пошли». Их так назовут и они откликаются.

Яшане с раннего детства приходилось общаться с кулешовскими ребятами, которые учились в зуевской школе - пятых, шестых и седьмых классов. И позднее судьба по жизни очень часто сводила его с другими кулешовцами. В те годы детей было много в селах, и обучали детей одного возраста зачастую в двух классах, реже и в трех. Села Зуевка и Кулешовка располагаются совсем недалеко друг от друга и ребятня пешком из дома в школу ходили. Серьезным препятствием на их пути была речка Ветлянка, это во времена учебы Яшаниных сверстников, а старики обеих сел про овраг « Голубец» еще рассказывали. Оказывается, он тоже в старые времена проточным был, и весной через него даже верхом и на подводе переправляться небезопасно было. Весной быстрым течением сносило даже лошадей и упряжь.

Голубец считался кулешовским логом, русло его являлось продолжением проточного «Святого лога». По Голубцу устремлялись воды Святого лога и впадали в речку Ветлянку, подпитывая ее, промывая дно и русло, делая речку проточной.

А позднее проточных вод в этих логах не стало в связи исчезновением родников северных склонов. По рассказам тех же старожилов выходило, что родники, питающие эти лога, были в свое время разной ветошью зуевцами забиты.

Павел Николаевич Кортунов, житель села Зуевки Яшане рассказывал о том, что родники сами по себе на пахотных землях площадь не большую занимали, но, разливаясь по склону они мешали пахарям работать и на других участках земли. Поэтому крестьяне объявили им бойкот. Старые зипуны и полушубки, постельные войлоки, дерюги и ложники свозились со всего села на поле, ими мужики решили родники забивать сначала, а потом и землей засыпать.

А Щербин Степан Трофимович родился в 1853 году (на 5 лет старше Кортунова П.Н.). Он утверждал, что поблизости от родников в вырытой ими землянке проживали два святых старца.


- А им тады куды было деваться – то, ежели воды для нужд им не стало и природа вокруг тоже гибнеть. Дарами природы тады все и питалися, тады журавли там жили, дрофи, разная птица водоплавающая и цапли. И тама разнотравья и цветов, разных у родников и по склонам всегда росло дюже много. За пыреем и типчаком завсегда зуевские косари туда ездили со времен своего поселения в наших местах. Рассказывали ему старики, что именно за те пырьи мужики утевские с зуевскими мужиками дюже сильно колушматились. И победили из них за пырейные травы тогда зуевцы. А как вышло – то у них? – говорили. Утевцы чево думали? Что тут захват земли получился. А у Кучугурцев было разрешение от князя самого – от хозяина, то есть, от Неклюдина значить. Ему же земли эти Екатерина сама тады отвела. К власти она через таких людей и пришла в тысяча семьсот шестьдесят втором году. Пустыри тута до этого только и были. И ей пришло в голову тогда это. И поселение тут с тех князей и открылось. Земли раньше тут дюже были благодатные.

Теперь время показало, что сельчане зуевские тогда зря вмешивались в естественные процессы природы. Хотели они этого или не хотели, но ущерб природе был нанесен огромный, живительные родники ими были загублены. А сколько других родников просто от времени заилилось, и проточная речка стала не проточной, мелководной, заросшей ветлами и камышами.

И будь тогда наша речка таковой, не облюбовали бы ее наши предки – переселенцы. Старики говорили, что и сама речка была тогда глубоководной и чистой, с незамутненной водной поверхностью, лазурной, рыба, поэтому в нашей речке водилась разная. Берега у речки крутые, дно с колдобины на быстринах – на поворотах быстрины образовывались. В них раки водились, щуки хищные, ерши и окуни полосатые. И прибрежные степи по горизонту вокруг, они обрамляли речку. Степи здесь были привольными, богатые птицей, с множеством пушного зверья, с ягодниками в лугах разнотравных.

Айда тута вольготничай себе человек – живи здесь, пользуйся правильно только природой, распахивай степь, используй правильно энергию природы (воду, солнце, ветер), трудись на земле для своего же блага.


- А переселялись на берега Ветлянки когда? – спрашивал Яшаня стариков кулешовских и зуевских.

И по их словам выходило следующее соображение.

- Дык у конце века было – то выходить. Царица уже старая совсем была тады, сама – то.

Говорили, что в Кулешоку переселялись люди деловые и умные.

Но позднее ехали они сюды зуевских.

Щербин Степан так всегда нам калякал.

- Они же как? На Бузулук сначала приехали. Оттуда своим ходом, на лошадях и в Утевку. С Кучугур они, под Воронежем располагаются, какие. И тут братья Зуевы вначале хутор Кучугуры образовали у родников часовенских.

Лету Зотка с Митюрей одни тут жили, и домой поехали. А на другое лето сюды с Воронежа обозы и пошли, один за другим, из разных деревень. Из Девиц вначале, потом из Ехвиловки, с Кармиша, с Кулевки и Алешанки.

Хутора эти стали тут разрастаться быстро. И уже к одна тысяча восемьсот двадцать четвертому году они образовали Зуевку. Из хуторов энтих. Тут же еще соляная дорога раньше проходила - с одиннадцатого года и до двадцать четвертого. По ней соль через Коралык обозами солевозы из озер дальних возили, и с ними из губерний центральных народ к нам ехал тут поселяться. Вот примерно в эти годы и другие села образовывались. Люд в наши края приезжал уже разный, не крестьяне только, а продавцы дегтя, мельники, кожевники, плотники, сапожники и вальщики.

С Мордовии, из Смоленска сюда они приезжали и из других мест. Они возможно и образовали Кулешовку. У них же раньше хутора так назывались.

Щербин Степан Трофимович о Кулешовке в своих беседах тоже вспоминать пытался. Садовода Семенова Щербин в Кулешовке знал, землепашцев Глотовых по швейным делам он наведывал, шубы овчинные им кроил, им же и бредень рыболовный плел. Знал старик там Давыдовых, Потаповых и еще многих. Говорили, что он и предков имел тоже кулешовских. Сейчас бы с ним о старине Яшане поговорить, о переселенцах кулешовских от деда своего и от бабушки слышал он, небось, чего-то.


А к деду Степану из Кулешовки и в Зуевку родственники приезжали, Чеховских Алексей с сыном инвалидом, на завалинке их Яшаня часто видел куривших самосад и о чем-то долго беседующих. А беседовали кулешовцы с зуевским мудрым дедом возможно именно о том же, про что в свое время писали в районную газету краеведы Яшаня и Потапова Анна. Они больше всего были заинтересованы о сведениях, которые пролили бы свет на возникновение Зуевки и Кулешовки. Яшане она как-то жаловалась, что поздно слишком начала этим заниматься. Здесь уместно будет разместить фрагменты ее статьи из «Луча» за 7 апреля 1999года. Анна в рубрике «История» свою статью назвала: «О том, как возникла Кулешовка». Читать ее нынешним кулешовцам будет интересно.

«В начале восемнадцатого века огромные просторы степного Заволжья еще не были освоены и именно сюда бежали помещичьи дворовые и государственные крестьяне из густонаселенных губерний в поисках земли и воли. Заселением пустующих окраин активно занималась царица Екатерина Великая. С целью упорядочения казенного частного землевладения, поощрения заселения неосвоенных земель было осуществлено генеральное межевание в 1765 и в 1797 годах, проводились государственные ревизии. Итоги первого этапа генерального межевания показала ревизия за 1796 год. В Бузулукском уезде за тридцать лет возникло 6 крепостей, 4 слободы, 28 сел, в том числе крупные села: Домашка, Утевка, Спиридоновка и другие. 166 деревень возникло за это время в уезде, резко увеличилось население, только мужского пола жителей насчитывалось 29 тысяч человек. Интенсивно прибывали переселенцы и во втором этапе межевания. С 1799 по 1811 годы в Бузулукский уезд двинулись переселенцы из Симбирской, Рязанской, Тульской, Саратовской, Пензенской губерний. Душ мужского пола в этот период прибыло 14 тысяч, в том числе 10 тысяч государственных крестьян. Население Бузулукского уезда составляли теперь выходцы из 24 губерний: русские, мордва, башкиры, однодворцы и беглые солдаты, именами которых назывались новые деревни и села: Ново–Павловка, Антоновка и т.д.


По воспоминаниям старожилов в период между 1799 и 1811 годами на берега Ветлянки из Смоленской губернии переселилась и семья Кулешовых. Понравилась Кулешовым: отцу и четырем сыновьям здешняя природа, приволье степных просторов, обилие пушного зверя, птиц, диких коз, сайгаков. С год, два они одной семьей здесь жили, потом приезжали на поселение земляки. И в итоге образовалась улица Смоленская «Смоленщина», а позднее пензенская мордва свою слободу напротив их улицы организовала. А уже позднее в эти края переселялись крестьяне из Тульской, Брянской, Саратовской губерний. Обособленно

Переселенцы сначала жили, а потом их хутора разрастались за счет приезжих, их границы сливались в единое селение, которое и справедливо нарекли на общем сходе Кулешовкой. По первой регистрации в селе числилось уже следующее: дворов 229, жителей мужского пола 822, женского 852, церковь православная. Новая церковь построена в 1846 году в честь Козьмы и Демьяна (Козьмадемьяновская). При церкви заработало частное училище, открытое священником Василием Иргизовым. В училище обучалось 15 мальчиков. В 1867 году в Кулешовке было 217 дворов, население 1927 человек. В 1885 году частное училище Василия Иргизова было преобразовано в церковно-приходскую школу. Для нее был срублен и отделан специальный дом на один класс. Всего учеников – 63, русские. 49 мальчиков и 14 девочек обучались в две смены. А в 1912 году бесплатным обучением в церковно-приходской школе воспользовались уже 95 мальчиков и 30 девочек. Жизнь кулешовцев из года в год все улучшалась.

В 1900 году в Кулешовке проживали русские и мордва православного вероисповедания. Дворов насчитывалось 354, население – 2275 человек, работала церковь, церковно-приходская школа, 6 ветряных мельниц, 3 маслобойки, 3 овчинных заведения. Но отсутствовал в селе фельдшер, больных возили лечить в Зуевку. В связи с этим в селе была высокая смертность. Так по метрическим записям за 1887 год родилось 144 ребенка: 84 мальчика и 60 девочек, а умерло 96 человек, из них 80 детей в возрасте от 11 дней до 12 лет. Основное занятие сельчан в те годы было хлебопашество. Пашня после вековых залежей была плодородной и щедрой на урожаи, урожаи ржи, пшеницы, гречихи, проса, конопли и льна были такими, что и большие семьи продавали излишки. На подворьях крестьяне держали коров, коз, овец, реже свиней. Водились у них куры, гуси, индюшки.


Ткацким делом многие крестьяне занимались, а собственная холстина шла на одежду и на продажу. Умелые мастерицы вышивкой занимались, узорчатыми кружевами украшалась одежда, рушники, скатерти.

Позднее Яшаня и сам основательно заинтересовался историями окрестных сел и поселков, в том числе и Кулешовкой. Для этого и беседовал подолгу с интересными людьми, в основном со старожилами. Гладких К.Х. он знал давно, еще и в прошлые времена. Клавдия Христофоровна родилась в 1922 году, она была радио – телеграфисткой в войну, в битве под Курском участвовала. Судьба у нее складывалась по жизни сложно, порой трагично, и слушать ее захватывающие рассказы Яшане было очень интересно.

Дело в том, что в ее памяти все события по Кулешовке и поныне до мельчайших подробностей сохранены. Столько дат в голове запомнить, столько фамилий, имен! – это не каждому человеку дано. Для Яшани в историческом плане Долгих К.Х. является исключительной находкой. С ее воспоминаний можно было запросто всю историю села Кулешовки написать. Чего он и делал. Но потом в этом плане появились препятствия, нашлись люди, которым не нравилось это, ее рассказы раздражали этих людей. Забвение исторических фактов им больше всего хотелось, эти люди привыкли жить Иванами, не помнящими родства.

Так вот она говорила, что в Кулешовке перед коллективизацией было пять ветряных мельниц, называет фамилии и имена мельников. Шестая мельница работала от парового мотора. Она между Зуевкой и Кулешовкой располагалась, мельником на ней до войны был и Яшанин отец, до раскулачивания принадлежала она Шмойлову и обслуживала два села. А еще ранее эта мельница вращалась речной водой. На речке Ветлянке специальная плотина строилась для нее.

Многие кулешовские крестьяне скорняжеством в те годы занимались (кожа и овчины выделывали), вальщиков обуви из шерсти в селе было множество. Были в Кулешовке и частные кузницы, мастера кузнечного дела были отменные. Они все смогли в кузнице делать: плуга, бороны, обручи и втулки на колеса, утварь любую для дома. Но запомнили кулешовцы Бориса и Родиона Васильевых. Они тоже кузнецами были классными, но лучше них никто в селе лошадей не ковал. Прочно они подковы прикрепляли, на длительное время, конь в них по самой скользкой дороге мог вести телегу с грузом уверенно. Их мастерство долгие годы передавалось по наследству, перенял кузнечное дело от отца и дяди их наследник Федор Борисович, которого многие помнят по работе кузнецом уже в МТС.


Основное же занятие крестьян – земледелие и скотоводство. Главным средством передвижения и тягловой силой у крестьян была лошадь. На лошадях они пахали землю, заготавливали скоту корма, косили и молотили хлеб, ездили на базар и в гости.

А хозяином земли в Кулешовке, как и в Зуевке, был помещик Неклюдин. Сам он проживал в Самаре, управляющим делами здесь был его внук - Архип Неклюдин. Он здесь выдавал крестьянам землю в аренду, отрубами арендная земля измерялась (один отруб равнялся 11 гектарам). Урядники по осени сопровождали Архипа Неклюдина в поездках по арендаторам, собирали с них арендные подати. Не всем оплата была под силу, эксцессы случались, ругань, скандалы и притеснения.

Так было в Кулешовке до коллективизации, как и в других поселениях. При коллективизации весь уклад жизни села уже переворачивался с ног на голову. Об этом периоде времени много вспоминают наши люди и в Кулешовке, и в Зуевке

Вообще жизнь каждого сельчанина – это отрезок эпохи его времени и история. Читатели сами убедятся в этом. С ними речь поведут кулешовцы сами, своим же языком и говором.

П Е Т Р Е Г О Р О В И Ч К Р А Й Н О В

(Участник парада Победы)


Из кулешовцев он Яшане их первым давал. Поэтому и поместим здесь его воспоминания первыми.

В селе и в районе этот человек пользовался заслуженным авторитетом, он участник войны и единственный участник Парада Победы в бывшем Утевском районе. Парад Победы на Красной площади в Москве проходил 24 июня 1945 года, Крайнову тогда всего было 22 года. А он уже прошел тяжелейшие испытания войной с фашистами. А Яшаня беседу эту с Петром Егоровичем поведет уже спустя 54 года с того памятного дня(24 июня 1999 года).

Знал он Крайнова и до этой встречи, но не затевали они такой длительной беседы, обходились приветствиями и обычной суетностью. А годы шли, Крайнову уже годков было не мало, с 1923 года рождения он и здоровьем обладал бывший фронтовик не богатырским. И не появись тогда в их рабочих отношениях один случай, не появилось бы на свет это интервью. Яшаня председателем сельсовета в Зуевке еще работал, а Крайнов заведовал мастерскими в лесхозе. Был выходной день, Петр Егорович за общую межу с соседкой Клавой Соколовой поссорился и приехал на велосипеде к Яшане домой в Зуевку с жалобой.


- Не с руки мне как бы воевать с бытовухой по мелочам да еще с женщиной. Приезжай к нам Яшань сам и разберись в причинах нашего скандала, - просил взволнованно он сельского председателя.

Яшаня естественно в просьбе авторитетному человеку не отказал, поехал к ним обоим, межу им законную между огородами определил, пожурил за необоснованные нападки соседку Клавочку и успокоил фронтовика.

Там – то они и договорились еще раз, только позднее встретиться и побеседовать по разным вопросам. Но опять дела повседневные их захлестывают и только накануне очередного юбилея праздника Победы их беседа, наконец – то состоялась.



следующая страница >>