litceysel.ru
добавить свой файл
1
КОМПЛЕКСНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МОГИЛЬНИКА НА БОЛЬШОМ ОЛЕНЬЕМ ОСТРОВЕ В КОЛЬСКОМ ЗАЛИВЕ БАРЕНЦЕВА МОРЯ



В.Я.Шумкин1, Т.В.Сапелко2, А.В. Лудикова2, А.И. Мурашкин3

1 Институт истории материальной культуры РАН,

Санкт-Петербург, Россия;

2 Институт озероведения РАН,

Санкт-Петербург, Россия; tsapelko@mail.ru

3 Санкт-Петербургский Государственный университет,

Санкт-Петербург, Россия; tosha@atlant.ru


В 1999 году Кольская археологическая экспедиция ИИМК РАН возобновила исследования могильника на Большом Оленьем острове в Кольском заливе Баренцева моря (Мурманская область РФ). Раскопки этого могильника, открытого в 1925 г., проводили А. В. Шмидт в 1928 г. и Н. Н. Гурина в 1947-48 г. г.

Могильник расположен на останце морской террасы, высота которого достигает 14 м над уровнем моря. В разрезах, заложенных в пределах террасы, зафиксирована следующая стратиграфия:

Литологическое описание Мощность, м (средн./макс)

дерн (0,06/0,1)

оторфованный ракушечный песок (0,14/-)

торф хорошо-среднеразложившийся (0,29/0,41)

кварцево-полевошпатовый песок (0,03/0,11)

темно-коричневый органно-минеральный слой (0,03/0,06)

ракушечный песок более 1,5

Общая вскрытая в 2002-2004 г.г. площадь составила около 220 кв.м. Было обнаружено девять погребений. Из них пять погребений одиночных и четыре - коллективных: содержавших 2, 4, 5, и 6 костяков соответственно.

Захоронения находились на глубинах 0,5-0,9 м от современной дневной поверхности в ракушечном песке. У всех погребений границы могильных ям в плане очень нечеткие. В разрезах верхние границы могильных ям полностью сливаются с ракушечным песком и не достигают темно-коричневого органо-минерального слоя. Общим заполнителем является неоднородный по цвету ракушечный песок, в котором встречаются мелкие древесные угольки.

Почти все погребения имеют обкладки из валунов. Высота и ширина обкладок 1-2 камня. Валуны обкладок залегали нижней своей частью в кровле толщи ракушечного песка, а верхней уходили в торф. Уровень этих валунов и маркирует древнюю дневную поверхность, с которой устраивались могильные ямы.


Остатки конструкций погребений сохранились в виде черно-коричневой дерево-органической массы, во многих местах которой отчетливо прослеживаются деревянные элементы. Кости погребенных находились в тонкой плотной черной органической массе - остатках одежды из шкур.

Захоронения в коллективных «склепах» были совершены в отдельных могильных ямах и не одновременно, но последовательность их совершения устанавливается лишь предположительно. Очевидно, что они совершались в течение короткого времени, за которое еще не произошло разрушение предыдущих погребений.

В коллективных погребениях зафиксированы перекрытия из досок или плах в один или два слоя, которые опирались своими концами на края могильных ям. Торцовые стенки некоторых могильных ям были укреплены вертикально стоящими досками.

В большинстве погребений был обнаружен сопроводительный инвентарь. Он отличается обилием и большим разнообразием предметов из кости и рога, что для археологических памятников Кольского полуострова - явление уникальное. Среди предметов из кости и рога представлены кинжалы, наконечники стрел, гарпуны, рыболовные крючки, иглы, булавки, проколки, рукояти (в том числе для крепления металлических лезвий), «навершия жезлов» со схематизированными объемными изображениями голов северного оленя. Немногочисленный каменный инвентарь представлен сланцевыми шлифованными рубящими орудиями, наконечниками стрел и копий, скребками, отщепами кремня, сланца и кварца. В одном погребении найдена бронзовая пластинка, в трех - куски бурого железняка. Керамика, найденная на могильнике, относится к так называемой «типичной асбестовой керамике», распространенной в Северной Фенноскандии.

В радиоуглеродной лаборатории ИИМК РАН была получена серия дат определяющих время существования могильника второй половиной II тысячелетия до н.э.

Ракушечный песок с характерным комплексом фауны морских моллюсков, слагающий террасу, отлагался во время трансгрессии тривия, максимум которой датируется возрастом 4000-3500 л.н. [1, 2]. Современное высотное положение террасы позволяет связать ее образование с регрессией моря тривия, в ходе которой верхние горизонты отложений были размыты и несогласно перекрыты валунно-галечным материалом, не образующим сплошного слоя. Верхняя часть толщи ракушечного песка содержит небольшое количество пыльцы плохой сохранности, что не позволяет охарактеризовать природную обстановку периода ее формирования.


Темно-коричневый органо-минеральный слой, залегающий над толщей ракушечного песка, сформировался уже после того, как захоронения прекратились. В пользу такого предположения свидетельствует ненарушенный характер залегания слоя. Тот факт, что в районе памятника слой проникает под гальку и валуны, в том числе, перекрывающие некоторые погребения, по-видимому, не противоречит данному предположению. Подобные «затёки» слоя под валуны были обнаружены во многих шурфах, заложенных в пределах террасы, что позволяет говорить о естественном и распространенном процессе. Таким образом, могильник возник во второй половине суббореального периода - после того, как поверхность террасы осушилась, но до того, как началось формирование органно-минерального слоя, которое могло быть связано с началом процесса почвообразования. Небольшая мощность слоя свидетельствует о непродолжительном характере процесса.

Значительное увеличение содержания пыльцы и спор, отмечающееся в кровле толщи ракушечного песка, характерно и для органо-минерального слоя. Палиноспектры этого периода формирования этих осадков представлены в основном пыльцой травянистых пород и спор. Пыльца древесных пород практически отсутствует. Среди пыльцы трав преобладает пыльца злаков и осоковых очень хорошей сохранности. Среди спор преобладает пыльца папоротников и хвощей. Можно говорить об относительно прохладном и влажном климате.

Вышележащий слой кварцево-полевошпатового песка имеет эоловое происхождение. Здесь отмечено значительное снижение концентрации пыльцы. Преобладает также пыльца злаков и осоковых. В небольшом количестве обнаружен уголь. Полностью отсутствует пыльца водных и прибрежно-водных растений. Климат стал более сухим, что способствовало развитию эоловых процессов на открытых для господствующих ветров морских побережьях и террасах трансгрессий тапес и тривия. В последнем случае формирование эоловых отложений относится к концу суббореала [1]. Этим, вероятно, и обусловлено прекращение формирования органо-минерального слоя.


В вышележащем слое торфа отмечено резкое увеличение общего содержания пыльцы. Наблюдается значительное количество пыльцы древесных, ведущую роль, среди которых, играет пыльца сосны и берез. Изредка отмечена пыльца ели. Встречена пыльца кустарников и кустарничков. Процентное содержание пыльцы древесных в некоторых образцах достигает процента пыльцы трав и спор. Однако, вся пыльца плохой сохранности. Среди пыльцы травянистых преобладает также пыльца злаков, осок, а также вересковых и разнотравья. Состав пыльцы трав очень разнообразный. Постоянно встречается пыльцы водных и прибрежно-водных растений. Количество спор несколько снижается, однако увеличивается их разнообразие. Все это говорит о более влажных и теплых условиях.

Слой оторфованного ракушечного песка, перекрывающий слой торфа, имеет локальное распространение – в пределах памятника, и не вскрывается в других разрезах, заложенных на террасе. В связи с этим его генезис подлежит уточнению. В образцах из этого слоя концентрация пыльцы вновь снижается. Постоянно встречается пыльца древесных пород, наиболее часто из них сосна и береза. Отмечена пыльца ивы. Среди травянистых преобладает пыльца вересковых и злаков. Спор найдено немного меньше, однако отмечено постоянное и значительное их присутствие. Формирование слоя, по-видимому, происходило во влажных и более холодных условиях.

Спорово-пыльцевой анализ выявил значительное отличие образца из дернового слоя от предыдущих по составу и количеству пыльцы. Здесь преобладает пыльца древесных пород, наибольший процент среди которой составляет пыльца сосны. Значительно количество берез и ивы. Среди пыльцы трав ведущую роль играет пыльца осок, злаков и вересковых. Из спор единично встречены папоротники и сфагнум. Отмечено большое количество макроостатков. Климатические условия времени образования дерна можно охарактеризовать как более теплые и влажные.

Литература

  1. Лаврова М.А. Четвертичная геология Кольского полуострова. М.-Л.: Наука, 1960. 234 с.


  2. Никонов А.А. Развитие рельефа и палеогеография антропогена на западе Кольского полуострова. М.-Л.: Наука, 1964. 183 с.


Информация о докладчике:

Ф.И.О. Шумкин Владимир Яковлевич

Организация Институт истории материальной культуры РАН

Адрес Санкт-Петербург, 191186, Дворцовая наб., 18

Факс 

Телефон
(812) 142 55 08

E-
mail tosha@atlant.ru