litceysel.ru
добавить свой файл
  1 2 3
ГЛАВА III.


ВИКТОР ГЮГО В РОССИИ.

Творчество Виктора Гюго вот уже третье столетие привлекает внимание исследователей, занимающихся как русской, так и западно-европейской литературой. Проделан огромный труд: прослежено влияние Гюго на русских писателей (Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Герцен, Достоевский, Л.Толстой и др.); написано значительное количество критических работ о творчестве самого французского романтика, переведены его поэтические, драматургические, прозаические произведения.

Что знал Виктор Гюго о России?

О русской культуре Гюго рассказывали русские, которые жили в Париже. С русскими Гюго мог встречаться в Париже с 20-х годов в салонах Софии Ге, м-м Рекамье, м-м Ансело (ее салон просуществовал 40 лет с 1824 по 1864). В 30-х годах русские стали навещать Гюго в его доме: с 1839 года его посещал князь Мещерский, приезжал увидеть своего кумира студент Василий Петрович Боткин, литератору Николаю Петровичу Гречу поэт подарил экземпляр «Внутренних голосов» с автографом; в 40-х годах Герцен знакомится со своим любимым писателем, Даргомыжский привозит оперу «Эсмеральда» (1839) на либретто самого Гюго (оно было предназначено для композитора Луизы Бертен) по роману «Собор Парижской Богоматери».

Впервые о Викторе Гюго узнали в России в 1824 году: в «Вестнике Европы» поместили перевод статьи французского обозревателя «Журнала де Деба» Гоффмана, которая называлась «О Новых одах» Виктора Гюго и поэзии романтической». Переводчик статьи сделал свои примечания о Гюго, отметив, что «поэт не без дарования, привержен к романтическим шалостям», и добавил, что и в России появились «наши Гугоны», мечтающие о романтической раскованности и о поэтических вольностях языка. Но в это время подражать Гюго в России никто не мог. Образцами для подражания до 20-х годов могли быть Корнель, Расин, Мольер, в лучшем случае, Вольтер. Произведения этих французских писателей знало русское общество, читающее по-французски.

Ближе к концу 20-х – началу 30-х годов у небольшого круга образованных людей появляется мысль об ознакомлении русской публики с новой западноевропейской литературой. Вяземский предполагает издать ряд сборников европейской литературы (английской, французской, немецкой). В это время появляются «Московский вестник», «Телескоп», «Сын Отечества». Полевой отдает предпочтение французской литературе, и в «Московском телеграфе» появляются первые переводы произведений Шенье, Шатобриана, Ламартина, Константа, Виньи, Бальзака, Гюго, критические статьи об этих писателях. Все это приводит к тому, что юная французская романтическая литература находит в 30-х годах своих почитателей среди русской публики. Впоследствии в своих литературных воспоминаниях Панаев, Бутурлин, Вульф, Кюхельбекер напишут, как лицеисты 30-х годов увлекались поэзией Гюго, как двое читающих друзей могли плакать над «Эрнани», а в книжных магазинах их маменьки «абонировались», чтобы брать книги французских романтиков для себя и своих детей, в том числе и для девочек. ( Вульф А.Н. Дневники. М., 1829; Кюхельбекер В.К. Дневники. Л., 1929; Панаев И.И. Литературные воспоминания. Спб., 1876; и другие.).


В это время в моду входят альбомы, куда переписывались полюбившиеся романтические стихи. В них можно встретить такие стихи Гюго, как «Энтузиазм», «Ладдзара», «Прощание аравитянки», «Желание» из «Восточных мотивов». Этим поэтическим сборников увлекались чрезвычайно. Это увлечение передалось и последующим поколениям. Тем же бисерным почерком переписывались романтические стихи и в альбомах 60 годов. В некоторых из них, например, в альбоме 1865 года Натальи Михайловны Соллогуб появились еще отрывки из «Легенды веков», куски из «Тружеников моря» и «Отверженных». Так, вкус к романтическим произведениям Гюго становился неотъемлемой частью частного, семейного и школьного литературного чтения, правда, не без усилий журналистов, критиков и переводчиков. Поклонников творчества Гюго в России становилось все больше.

Бестужев-Марлинский «благоговеет» перед Гюго. Он возбуждает в нем

творческую ревность, тоску по литературной славе. Более сдержанно относился к Гюго Пушкин. О «Восточных мотивах» он высказался так: «блестящие, хотя и натянутые», но при этом сохранился экземпляр этого сборника с пометками русского поэта. Значит изучал. Пушкин хвалил «Эрнани», но осуждал «Кромвеля».

Тургенев, живший в Париже и не пропускавший ничего из новинок романтизма на французской сцене, больше любил пародии на «Эрнани», нежели саму драму Гюго.

И все же творчество Гюго для русского читателя – важное общественное событие, оно ассоциировалось с новой эпохой французской литературы. Эмоционально, заинтересованно относились к его драматургии: и «Кромвель» и «Эрнани» быстро стали известными в России. Все последующее десятилетие в русской прессе сообщалось о премьерах спектаклей по пьесам Гюго в Париже, переводились рецензии французских критиков. Энтузиастическое отношение к творчеству Гюго продолжалось: необыкновенный успех имел его роман «Собор Парижской Богоматери». Даже самые суровые критики, например, Панаев, был в восторге, а ведь начинал чтение романа в раздражении. Благотворное влияние Гюго испытывали русские писатели (Ф.М.Достоевский, Л.Толстой), которые связывали эстетические завоевания романтизма со своими художественными задачами, учились у Гюго-романтика показывать «действительную жизнь с ее действительными невзгодами». В Советском Союзе творчество Виктора Гюго было настолько популярно, что его произведения были включены в школьную программу. Кто из школьников не знал наизусть «За баррикадами, на улице пустой», стихотворение из поэтического сборника «Грозный год» (1871) или «Едва займется день» из «Созерцаний» (1856), кто еще недавно не был знаком с приключениями Гаврошы и Козетты из его романа «Отверженные». Пожалуй, этот роман, переведенный на русский язык в 1882 году, был самым известным произведением в СССР.



Заключение.

Сегодня, двести лет спустя после рождения Виктора Гюго (1802-1885), мы являемся свидетелями того, что творчество великого французского писателя не утратило своей силы и актуальности. И не только потому, что во всем мире распевают мелодии из мюзикла «Собор Парижской Богоматери», а Европа объединяется и превращается чуть ли не в те Соединенные Штаты Европы, о которых с 1848 года грезил великий романтик, что наконец-то свершилась и еще одна его мечта: во многих странах мира отменена смертная казнь, но и потому, что его творчество, не знающее ни преград, ни границ, является открытой книгой, в которой каждый читатель может найти то, что только ему и интересно. А это означает, что Гюго – современен. Хотелось бы воздать дань человеку, который стал частицей XIX, XX, а теперь и XXI века, чей могучий гений принадлежит всему человечеству, а его творчество стало частью мировой культуры.

Книги романтика Гюго, благодаря их человечности, постоянному стремлению к нравственному идеалу, яркому, увлекательному художественному воплощению сатирического гнева и вдохновенной мечты, продолжают волновать и взрослых, и юных читателей всего мира.

Сущность вышеизложенного сводится к следующему:


  • в данной работе был проанализирован роман Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери»;

  • выявлен весь спектр проблем: проблема добра и зла;

  • были рассмотрены образы главных героев романа, и на основе их образов показана противоречивость внешнего и внутреннего мира человека;

  • было доказано, что Виктор Гюго оставил свой след в России и повлиял на русскую литературу.

Таким образом, главная цель моей работы выполнена благодаря решению комплекса конкретных задач, таких как рассмотрение и анализ значения романа; выявление его актуальности.


Библиография:


  1. Евнина Е. Виктор Гюго. М., 1976.
  2. Гюго В. Собор Парижской богоматери. М., 2005.


  3. Луначарский А. Виктор Гюго: Творческий путь писателя. - Собрание сочинений, 1965, т. 6, с. 73-118.

  4. Алексеев М. П., В. Гюго и его русские знакомства..., «Литературное наследство», М., 1937, № 31—32

  5. Реизов Б.Г. Французский исторический роман в эпоху романтизма. - Л., 1958.

  6. Данилин Ю. И., В. Гюго и французское революционное движение XIX в., М., 1952

  7. История французской литературы, т. 2, М., 1956

  8. Гюго В. Собрание сочинений в 15 т. Вступительная статья В. Николаева. - М., 1953-1956.

  9. М.В.Толмачев. Свидетель века Виктора Гюго. Собр.соч.,т.1. М: Правда, 1988.

  10. Ф.М.Достоевский. Собр.соч., т.13. М.-Л., 1930.




<< предыдущая страница