litceysel.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 5 6

Гвидо. Мам, почему я ненавидел детский сад, плохо переносил школу и терпеть не мог университет? Это твои гены или папины?

Мама. Ты хочешь честный ответ или тот, который должны давать настоящие родители?

Гвидо. Тот, который должны давать родители.

Мама. Это оттого, что ваше поколение другое – в нем больше индивидуализма…. Вы пренебрегаете коллективизмом, который был в нас. Ваше поколение более профессионально, честолюбиво, амбициозно, в хорошем смысле этого слова. Впрочем, как каждое последующее поколение…. Вы больше знаете, больше умеете….

Гвидо. А честно?

Мама.
Честно…. Мы с отцом тоже терпеть не могли эти бесконечные коллективы ровесников. Если ты растешь и развиваешься в нормальной семье, то хочется общаться с людьми старше себя, – ровесники кажутся какими-то неинтересными, глуповатыми…. Наверное, я не должна так говорить….

Гвидо. Да, мам. Ты должна говорить о том, что все люди равны, и каждый человек по-своему интересен. Правильно?

Мама. Молодец, правильно. Так и говори дочери….

Гвидо. Так и говорю. (Пауза) По-моему, ее поколение более склонно к коллективизму, в отличие от нас…. Они все разбиты на какие-то группы: геймеры, хакеры, байкеры…. Черт знает что. Мне иногда кажется, что….

Мама. …Что вы такими не были?

Гвидо.
Ну, да.

Мама.
Успокойся, были. Только вы были хуже.

Гвидо. Она вчера заявила мне, что выходит замуж.

Мама.
Не рановато ли?

Гвидо.
У меня в последнее время все чаще возникает желание собрать ее вещи и отправить из дома на все четыре стороны.

Мама. Гвидо, как ты думаешь, сколько раз у меня возникало такое желание относительно тебя?

Гвидо. А что, возникало?

Мама. Если коротко – да.

Гвидо. Расскажи, расскажи…. Когда это было?


Мама. Сейчас не вспомню….

Гвидо. Ты прекрасно помнишь, ну, расскажи….

Мама. В детстве… плохо помню. (Пауза) Помню, когда ты только родился, мне нужно было пять раз за ночь вставать к тебе…. Кошмар! Я – еще совсем девчонка, думала: угораздило же меня родить…. Зачем? Такое мучение….

Гвидо. Ужас! Такие мысли обо мне…. Обо мне!

Мама. Я все время хотела спать…. Ты мне так надоел тогда.

Гвидо.
А потом?

Мама.
Потом, наверное, твоя учеба….

Гвидо. Но ведь это ты могла понять? Или ты любила учиться?

Мама. Не скажу, что любила, но относилась к учебе, как к работе, которую надо выполнять.

Гвидо. Не думаю, что относиться к учебе надо именно так.

Мама. Сейчас я уже не знаю…. Слава Богу, ответственность за будущее семьи уже не на мне.

Гвидо. Давай вернемся к вопросу о том, когда у тебя возникало желание отправить меня на все четыре стороны.

Мама. Вспомнила! Самое большое желание тебя выпереть возникло у меня, когда ты спутался с этой Софией.

Гвидо.
Представляю.

Мама.
Не представляешь! Это все равно, что ты встретил бы свою дочь с мужчиной, который по возрасту годиться тебе самому в друзья.

Гвидо. Прямо уж, «в друзья». Она была старше меня всего на шесть лет.

Мама. Ты просто не хотел замечать очевидного. Когда тебе восемнадцать, а ей – двадцать четыре, разница почти не видна. Но когда мужчине исполняется сорок, а его жене сорок шесть – ощущение, что он женился на деньгах.

Гвидо. Почему «на деньгах»?

Мама. Потому, что в сорок мужчина хочет идти по улице рядом с девушкой, которая на десяток лет моложе его. А если он идет с женщиной, которая старше, значит, он женился на деньгах.

Гвидо. Правда?


Мама. Нет, но все так думают.

Гвидо. Но, ведь не всегда мужчина хочет, чтобы его женщина была моложе.

Мама. После сорока – всегда, Гвидо. Просто не всегда готовы что-то потерять из того, что приобрели за прошедшую жизнь.

Гвидо.
А папа?

Мама.
Папа – особый случай. Он не такой, как все….

Гвидо. Понятно.


Пауза


Мама.
Хочешь кушать?

Гвидо.
Не знаю…. Наверное, да.

Мама. Сделать тебе салат?

Гвидо. Хотя, нет, ты знаешь, я поем в ресторане. А-то, некрасиво получится – она будет кушать, а я – смотреть ей в рот.

Мама. Неплохо. Сочтет тебя экономным.

Гвидо.
Или жмотом.

Мама.
Однажды папа пригласил меня в ресторан. Мы тогда были совсем молодыми…. Учились в университете – стипендии не хватало... Я надела розовое платье, туфли на высоком каблуке….

Гвидо. Почему в том времени все платья – розовые?

Мама. Перестань. Так вот, пришли мы в ресторан…. Папа в габардиновом костюме.

Гвидо. А костюм, конечно, синий.

Мама. Да, синий. Ну и что, все ведь так ходили….

Гвидо. Извини, продолжай.

Мама. Пришли мы в ресторан.

Гвидо. Мальчик – в синем, девочка – в розовом.

Мама. Не хочешь – рассказывать не буду….

Гвидо. Прости, мамуля…. Это цинизм лезет из меня, как будто в голове несварение. Дерьмовато как-то на душе.

Мама. Папа не позволял себе таких слов в моем присутствии.

Гвидо. Это с тобой он не позволял. Хотя, думаю, все он позволял, просто ты идеализируешь его образ, как и он твой. Пришли вы в ресторан….

Мама. Я уже забыла, что хотела рассказать.

Гвидо. Наверное, что-нибудь поучительное.


Мама. Ах, да. Хотела рассказать о том, как он ел торт столовой ложкой. Официант забыл подать к десерту ложку…. А как к папе попала столовая ложка?.. Не помню…. (Пауза) Короче говоря, на столе каким-то образом осталась ложка от супа, а десерт уже принесли….

Гвидо. Очень поучительная история, я извлек из нее массу уроков. Во-первых, не стоит ходить в дешевые забегаловки, где официант забывает уносить и приносить приборы. Во-вторых, не надо, идя вечером с девушкой в ресторан, заказывать суп. И, в-третьих, следует своевременно изучать правила поведения за столом – иначе спустя пару десятков лет жена будет вспоминать, как ты ел спагетти болоньезе руками.

Мама. Что тебе еще рассказать?


Пауза. Что-то меняется в комнате. Время смещается вперед или назад, на год, два, пять, десять...


Гвидо. Когда ты умерла, я воспринял это как предательство.

Мама. Гвидо, родители когда-то уходят…. Детям не следует уходить раньше родителей. Наверное, нет ничего страшнее….

Гвидо. А что делать мне?

Мама. Наверное, я виновата в том, что не подготовила тебя….

Гвидо. Да. Ты оставила меня одного….

Мама. Зачем ты так? У тебя есть жена, дочь, друзья….

Гвидо. Это странно. Со мной произошла какая-то трансформация…. В детстве вы с папой мне так надоели своей опекой, что… иногда я желал вам смерти.


Пауза


Мама. Не расстраивайся, сынок, в детстве это бывает со всеми. Дети, в общем-то, жестокие существа. Им ничего не стоит обидеть человека, или пожелать ему смерти….

Гвидо.
Это ужасно.

Мама.
Но с возрастом это прошло?

Гвидо. Да, мам, это прошло. Потом мне казалось, что я стал жить абсолютно свободно, но временами ощущал дискомфорт оттого, что мне чего-то недоставало…. Когда я расстался с Софией и вернулся на время в ваш дом, мне показалось, что мне недоставало именно вас с папой.


Мама. Не расстраивайся, ты просто проживал свою жизнь так, как ее проживают все….

Гвидо. А потом мне стало недоставать вас, как хромому недостает его ампутированной ноги.

Мама. Ну, что это за аллегории?

Гвидо. Именно так. Я думал, что жена не в состоянии понять меня так, как поняла бы ты…. Мне казалось, что лучше, чем готовила ты, готовить не может никто. Я все время хотел твоего пирога с капустой….

Мама. Глупый. Просто ты привык с детства к какой-то еде, и никто не готовит ее так, как готовила я в твоем детстве. Но это не значит, что я лучший кулинар в мире.

Гвидо. Значит! Я больше никогда не ел такого вкусного пирога с капустой….

Мама. …Это потому, что ты вырос.

Гвидо. Возраст не при чем. Чем старше я становился, тем нужнее ты мне становилась.

Мама. Гвидо, ты ничем не отличаешься от меня, папы или любого другого человека. С возрастом родители становятся нужнее, особенно тогда, когда вырастают собственные дети. Это просто жизнь.

Гвидо. Нет. Я не хочу такую жизнь. Я хочу, чтобы родители не надоедали в молодости своими нравоучениями, и были рядом, когда понимаешь, что дороже их в жизни никого нет….

Мама. Так не бывает, Гвидо. Если бы так случилось, наверное, земной шар начал бы вращаться в обратную сторону.

Гвидо. Сколько тебе было лет, когда умерла бабушка?

Мама.
Сорок пять.

Гвидо.
А мне – 53, когда умерла ты. Во время похорон я чувствовал себя беспомощным ребенком….

Мама. Я тоже, когда умерла мама….

Гвидо. Что бы ты хотела съесть сейчас из того, что готовила бабушка?

Мама. Не знаю…. (Пауза) Я не помню, как называется это блюдо…. Она обжаривала куски баранины, сильно перчила их…. Потом обжаривала капустные листья и прокладывала ими баранину слоями. Это было невероятно вкусно. Я однажды пыталась сделать это блюдо, но….


Гвидо. Не помню.

Мама. …Оно не получилось.

Гвидо. Недавно я понял простую истину: пока живы твои родители – ты ребенок.


Пауза. Что-то меняется в комнате. Время смещается вперед или назад, на год, два, пять, десять...


Гвидо. Сегодня хотел тебе так много сказать, а как-то не получается. Все спонтанно…. На все не хватает времени…. Надо идти, а чувствую, что недоговорил.

Мама. Потом договоришь…. (Пауза) Это так и происходит, – всю жизнь кажется, что чего-то не успеваешь…. Потом приходит время собираться, и понимаешь, что недоделанного ничего не осталось…. Вроде все успел.


Пауза


Гвидо. Что-то мне расхотелось идти в ресторан с Доминик. Тем более, я с ней чувствую себя не очень комфортно…. Она как-то слишком фривольно говорит о своих прежних ухажерах. И подруги ее мне не нравятся….

Мама. Не торопись с выводами, сынок. Я твоему отцу первое время тоже много рассказывала о своих кавалерах…. Набивала цену. Потом это проходит… вместе с подругами.

Гвидо. А куда они деваются?

Мама. Не знаю…. Они пропадают безвозвратно.

Гвидо. А что появляется взамен?

Мама. Муж.

Гвидо. И все?

Мама. Нет, еще дети и дом.

Гвидо. Хорошо, будем считать, что ты меня убедила.

Мама. Будем.

Гвидо. Ты мне не одолжишь немного денег до стипендии?

Мама. Одолжу. Я положила их тебе во внутренний карман пиджака.

Гвидо. Ты у меня самая лучшая.

Мама. А если бы не одолжила?

Гвидо. Тогда была бы лучшая, но не самая.

Мама. Прошу тебя: поздно не приходи.

Гвидо. Мам, ты же знаешь.

Мама. Вот именно, знаю.

Гвидо. Все, пока. Папе скажешь, что я в библиотеке.


Мама. Очень смешно. (Вдогонку) Не поздно!


Гвидо подходит к двери, открывает ее, и шагает в следующую комнату.


III. Желтая


В комнате стоит стол, на нем – компьютер. За компьютером сидит Франк. Он что-то неторопливо поправляет в тексте на экране. Гвидо входит с двумя бутылками пива в руках.


Гвидо. Ты оторвешься от своей писанины?

Франк. Смотря ради чего.

Гвидо. Ради общения с дорогим тебе человеком.

Франк. (Не отрываясь от текста) Мама уехала к сестре.

Гвидо. Я не претендую на звание самого дорогого человека…. А ради холодного пива?

Франк. (Поворачиваясь к Гвидо) Это меняет ход истории.

Гвидо. Светлое.

Франк. Ты ради издевки приносишь всегда светлое пиво, или боишься, что я наберу лишний вес?

Гвидо. Просто я….

Франк. …Покупаю свое любимое светлое пиво, и не очень-то размышляю о том, какое пиво любит Франк. Потому, что все должны понять: лучшее пиво – это то, которое пью я.

Гвидо. Да нет….

Франк. Надо сказать, ты добился определенных успехов на этом поприще, – я уже пью твое любимое пиво без омерзения.

Гвидо. Ты дашь мне слово вставить?

Франк. Нет. Потому, что если я дам тебе вставить слово – ты обязательно вставишь его не в то место, где оно звучало бы по-настоящему. Ты понимаешь, что такое «по-настоящему»?

Гвидо. Да.

Франк. Нет! Ты просто приставляешь слова, как домино – попка к попке, и не задумываешься об их звучании… и о значении.

Гвидо. (Поворачиваясь в сторону двери, из которой вошел) Я пошел.

Франк. Я шесть с половиной часов сидел перед экраном монитора, не произнося ни слова. Я могу высказаться?


Гвидо. (Возвращаясь и садясь на пол) Можешь… после моего ухода.

Франк. Хорошо, помолчим.


Пауза


Франк. Что-нибудь случилось?

Гвидо. Нет.

Франк. Я же вижу, что что-то случилось.

Гвидо. Да нет, ничего не случилось. Просто что-то терзает внутри, какое-то самоуничижение…. Мне кажется, что я никчемное существо, не достойное жизни на этом свете.

Франк. Брось. Жить на этом свете – не великая честь. Этого достойны существа и помельче тебя калибром. Ты просто переживаешь банальный кризис среднего возраста. По-моему, мы об этом уже говорили.

Гвидо. Сколько ни говори – легче не становится….

Франк. Слово имеет великую исцеляющую силу. Простой набор слов может убить человека; излечить от недуга; позволить безболезненно ходить по костру или не чувствовать боли при операции….

Гвидо. Лирика.

Франк. Реальность.

Гвидо. Исцели меня словом.


Пауза


Франк. Вчера встретил давнего приятеля – вместе учились в университете: я – на филологии, он – на экономике.

Гвидо. И что?

Франк. Рассказал мне свою историю.

Гвидо. При чем здесь я?

Франк. Ты здесь не при чем, просто история.

Гвидо. А я уж подумал, что ты меня лечишь.

Франк. Упаси Господь. Так вот, история. Сразу после окончания университета мой приятель устроился на работу в успешную финансовую компанию. Стал сразу зарабатывать хорошие деньги.

Гвидо. Дай определение слова «хорошие».

Франк. …Это такие, которых хватает на жизнь в любой стране мира, а на оставшиеся от дневного заработка можно вечером полететь куда-нибудь на самолете.

Гвидо. Понял.

Франк. Заработав сумму, которой бы хватило на покупку того самолета, на котором можно вечером куда-нибудь полететь, он расслабился…. Женился, завел ребенка, собаку…. Но после осеннего кризиса все его сбережения сгорели на бирже, и он остался без гроша за душой.


Гвидо. Тяжело.

Франк. Это не конец истории. Жена забрала ребенка и переехала к его лучшему другу, который держал деньги наличными в депозитном ящике, и от кризиса практически не пострадал….

Гвидо. Все?

Франк. Нет. Собака умерла от тоски.

Гвидо. Ужас!

Франк. Как настроение теперь?

Гвидо. Легче.

Франк. Видишь, как лечит слово.

Гвидо. Придумал историю на ходу?

Франк. А ты думаешь, не спал ночами, придумывая подобную глупость?

Гвидо. Надеялся.

Франк. Не надейся – нет времени.


Пауза


Гвидо. Что пишешь?

Франк. Пьесу.

Гвидо. О чем?

Франк. О любви, естественно.

Гвидо. К родине?

Франк. О любви к женщине двух мужчин, переживающих кризис среднего возраста. Им по 37 лет: один из них – король, второй – художник.

Гвидо. Про нас с тобой.

Франк. Почти.

Гвидо. Не интересно.

Франк. Почему?

Гвидо. Мне интересно читать что-то, что дает ответы на вопросы. А на кой мне читать про себя, если в моей жизни одни вопросы…. Без ответов.

Франк. Это кажущееся. У тебя ответов больше, чем у большинства населения планеты. Ты – элита человечества.

Гвидо. Или галактики?

Франк. Или галактики. Ручаться не могу.

Гвидо. Если я начну так считать, ты первый назовешь меня снобом.

Франк. Глупости. Это не эмоции, а элементарная арифметика. К сожалению, я не помню точных цифр, но если у человека есть жилье – он входит в 70 процентов землян; если есть работа – в 50 процентов…. Далее следует уровень достатка, автомобиль, возможность перемещаться по миру… последнее – компьютер. Если все это имеется в наличии даже плохонького качества, – ты входишь в 1 процент землян.


Гвидо. С ума сойти. А орден мне за это дадут?

Франк. Нет. Ордена на нашей планете дают в основном за уничтожение нескольких тысяч человек, входящих в низовые подгруппы населения. А лучше – нескольких миллионов….

Гвидо. Если я – элита, то почему мне так хреново?

Франк. Быть элитой – это не почетная обязанность, а безграничная ответственность, мой юный друг.

Гвидо. Какой пафос!

Франк. Это не пафос – констатация познанной реальности.


Пауза. Что-то меняется в комнате. Время смещается вперед или назад, на год, два, пять, десять...


Гвидо. Как ты думаешь, мне уйти?

Франк. Ты про Доминик?

Гвидо. Да.

Франк. Ты хочешь совета или слов поддержки?

Гвидо. Я хочу, чтобы решение принял за меня кто-то другой.

Франк. Ты же знаешь, что так не бывает.

Гвидо. Бывает. Во время войны командир посылает бойцов в атаку на верную гибель и берет на себя ответственность за смерть молодых людей.

Франк. А что тебе говорит Командир?

Гвидо. Он молчит.

Франк. Видишь, даже он не хочет брать на себя ответственность.

Гвидо. Я хочу, чтобы ты сказал мне, как поступить.

Франк. Посоветовал?

Гвидо. Ну, да, как бы….

Франк. У меня незавидная судьба, причем в обоих вариантах. Вариант первый: я советую тебе бросить Доминик и уйти к Эми. Ты уходишь, но вскоре осознаешь, что начинать надо все сначала – привыкать, учить, воспитывать…. Для мужчины в 48 это может стать непосильной задачей. А вместе с этим, ты постигнешь еще одну истину – кроме Доминик тебя никто не понимал и не поймет до конца жизни…. Но мосты сожжены, и возвращаться некуда.

Гвидо. Но есть плюсы от жизни с молодой девушкой – меняется энергетика, появляется вкус к жизни….


Франк. Каждое утро ты будешь смотреться в зеркало все пристальнее: жизнь с девушкой, которая моложе на 15 лет, обязывает к образцовому внешнему виду. Ты должен будешь забыть про мешковатые свитера и заношенные вельветовые пиджаки. Такие мужчины начинают носить нелепые костюмы от Ferre и дурацкие молодцеватые курточки от Hugo Boss…. Ты начнешь думать не о творчестве и смысле жизни, а про то, не появилась ли у тебя лысина, и не слишком ли выпирает живот из-под тенниски Lacoste.

Гвидо. Вывод?

Франк. Ты быстро становишься недовольным жизнью, и винишь в этом меня – твоего доброго советчика.

Гвидо. А второй?

Франк. Вариант два. Я советую тебе бросить Эми и остаться с Доминик. Ты остаешься с женщиной, с которой прожил больше двадцати лет и от которой у тебя чудная дочь. Вроде бы все хорошо, восторжествовали мораль и разум…. Но ты всю оставшуюся жизнь будешь думать о том, что у тебя могла быть какая-то особенная большая любовь, но ты упустил этот момент. Особенно эти размышления будут преследовать тебя в те минуты, когда будут происходить обострения отношений с Доминик…. Вплоть до самой импотенции. Угадай, кого ты будешь считать главным виновником твоей загубленной жизни и пришедшей импотенции?

Гвидо. Тебя.

Франк. Вот видишь. Поэтому я и не даю советов, а принимаю любое твое решение, невзирая на то, что мне очень нравится Доминик.

Гвидо. Это намек?

Франк. Считай, как хочешь.

Гвидо. Хочу считать это дружеским советом.

Франк. Вот это – вряд ли.

Гвидо. Хорошо, дружеским намеком.

Франк. Знаешь, подарить кому-то мешок ответственности можно лишь в том случае, когда человек готов его принять…. Я не готов.


Пауза. Что-то меняется в комнате. Время смещается вперед или назад, на год, два, пять, десять...

Гвидо. Поехали завтра в стрелковый клуб?

Франк. Завтра выборы.

Гвидо. Очень смешно.

Франк. За кого будешь голосовать?

Гвидо. Я не пойду.

Франк. Почему?

Гвидо. Надоело.

Франк. Что значит «надоело»?

Гвидо. То и значит. Я ходил несколько раз, но никогда не угадывал победителя.

Франк. Ты что же, угадывать ходишь?

Гвидо. Не совсем, но постоянно задумываюсь о том, почему я всегда в меньшинстве. Надоело! Вот пройдут эти выборы без меня, а на следующий день кто-нибудь спросит: «Гвидо, за кого ты голосовал?»…. Ты, например….

Франк. Хорошо. Гвидо, за кого ты голосовал?

Гвидо. За победителя, Франк! А ты?

Франк. А я, как всегда, за проигравшего.

Гвидо. Ну, и скажи, как у тебя настроение?

Франк. Не очень.

Гвидо. А у меня прекрасное.

Франк. Недурно…. Но цинично.

Гвидо. Мое хорошее расположение духа стоит дороже любых результатов выборов.

Франк. А как же гражданская позиция?

Гвидо. Хорошо. Представь себе ситуацию: мы идем на выборы и голосуем за кандидата «Икс». Он показался нам человеком добрым, порядочным и неподкупным. Показался, Франк! Показался!!!

Привыкнув к большому плюшевому креслу, он начинает вести себя не очень адекватно – избивать подчиненных, красть деньги, насиловать политических оппонентов. Не насытившись властью, он начинает войну…. Потом его бывшие соседи по лестничной площадке рассказывают в газетах о том, как в детстве он мучил животных, ябедничал на одноклассников и воровал у них завтраки. Но все это мы узнаем после того…. Я больше не хочу отвечать за людей, которых плохо знаю, Франк.

Франк. Но если ты не захочешь решать, то за тебя это сделают другие люди… которых ты тоже не знаешь.


Гвидо. Пусть! Пусть они изберут людоеда и отвечают за это перед Богом! А я отвечу перед ним за свои грехи,… которых у меня хватает и без того.

Франк. Это, конечно, позиция…. Но, по-моему, это слабая позиция….


Пауза


Франк. Мир не придумал лучшего алгоритма управления группами людей, чем демократические выборы. Да, этот алгоритм несовершенен и иногда дает чудовищные сбои, но других правил, к сожалению, нет. А если ты относишься к элите мира, то должен показывать пример в следовании этим правилам.

Гвидо. Я никому ничего не должен.

Франк. Должен! Ты должен своему ребенку, который не может пока сам принимать участия в общем выборе.

Гвидо. Пусть она выбирает индивидуально: ароматы леденцов или размеры кукол. А когда ей кто-то попытается запретить это делать, мой долг перевезти ее туда, где никто не будет мешать выбору. Но я не собираюсь проводить жизнь в борьбе борьбы с борьбой. У меня нет на это времени….

Франк. Знаешь, меня всегда поражало, что позиция отказа от общественной жизни сильнее позиции участия. Мои убеждения, в отличие от твоих, моральнее и правильнее, но я выгляжу этаким обезумевшим революционером, а ты – честным борцом за семейные ценности. Кошмар!

Гвидо. Мне очень нравится оценка «правильнее». Если нетрудно, дай определение «правильного».


Пауза


Франк. Хорошо. Правильным является то, что не противоречит десяти заповедям.

Гвидо. Великолепно! Ты мне их не напомнишь?

Франк. Напомню: нет бога, кроме Господа твоего; не сотвори себе кумира; не поминай имя Господа всуе; празднуй святые дни; почитай отца и мать своих; не убий; не прелюбодействуй; не укради; не лжесвидетельствуй; не возжелай жены ближнего.


Пауза

Гвидо. Значит так. Если я зверски избиваю собственную собаку, что не противоречит десяти заповедям, то поступаю правильно….


Франк. Так можно довести до абсурда любую идею….

Гвидо. Или, к примеру, если я сожгу ближайший лес – это правильно? Ведь про лес ничего не сказано в Библии….

Франк. Это все – удары ниже пояса.

Гвидо. Да нормальные удары…. Просто в той инструкции, по которой ты отличаешь правильное от неправильного, не хватает одной заповеди.

Франк. Какой же?

Гвидо. Не будь дураком!

Франк. Надо сказать, заповедь всеобъемлющая….

Гвидо. Да, ею легко можно заменить все остальные.

Франк. По-моему, мы отвлеклись от темы разговора.

Гвидо. Отвлеклись, только я не помню, о чем мы говорили.

Франк. Заповеди, правильно, неправильно, дети, выборы…. Политика. Мы говорили о политике.

Гвидо. Я просил тебя не говорить о политике.

Франк. Это ты начал.

Гвидо. (Пауза) Я пригласил тебя поехать в стрелковый клуб.

Франк. Ты думаешь, мне не надоели эти бесконечные разговоры о политике? Ты думаешь, я хочу писать публицистический бред о том, что такое гражданское общество?!

Гвидо. Перестань. Поговорили и поговорили, чего копья ломать?

Франк. Мне надоели эти бесконечные споры и неискоренимое человеческое невежество! Мне противно оттого, что ничего вокруг не меняется!…

Гвидо. Перестань, Франк. Я горжусь тобой. Я счастлив оттого, что ты у меня есть…. То, что делаешь ты, я бы не смог никогда. Да что там я – никто из моих знакомых не смог бы. А наши споры – это всего лишь церебральные тренировки.

Франк. Как у тебя все просто. Ты сейчас пойдешь веселый и беззаботный, а я буду литрами пить кофе и заниматься самобичеванием.

Гвидо. Именно так. Ведь ты же наша коллективная совесть….

Франк. Ты и вправду уходишь?


Гвидо. Да, мне надо домой – Доминик ждет… и Мария.

Франк. Поцелуй их от меня.

Гвидо. Обязательно. Завтра увидимся. Пока.

Франк. Пока.


Гвидо подходит к двери, открывает ее, и шагает в следующую комнату.


IV. Зеленая


В центре комнаты стоит двуспальная кровать. На ней лежит Доминик – она читает книгу при свете бра. В комнату входит Гвидо.


Доминик. Ты сегодня рано.

Гвидо. Устал.

Доминик. Надо больше отдыхать.

Гвидо. А работать надо меньше?

Доминик. А работать меньше.

Гвидо. И меньше зарабатывать?

Доминик. Интересно, сколько раз на протяжении совместной жизни можно повторять одни и те же слова?

Гвидо. Думаю, это зависит от количества прожитых лет.

Доминик. Хорошо, поставлю вопрос по-другому: сколько раз в год среднестатистическая семья общается на эту тему?…Тогда можно будет умножить количество раз на количество лет....

Гвидо. Полагаю, приблизительно раз в неделю.

Доминик. Стало быть, около пятидесяти раз в год, если убрать пасхальную и рождественскую недели.

Гвидо. В нашем варианте – это....

Доминик. Около трехсот пятидесяти раз.

Гвидо. Мы нетипичная семья – думаю, следует ограничиться числом «100».

Доминик. Это не меняет ход нашей жизни.

Гвидо. Доминик, прекрати. Полагаю, что хотя бы один раз из ста ты поняла, что я думаю по этому поводу.

Доминик. У меня ощущение, что мы пришли в тупик.

Гвидо. Не начинай.

Доминик. Что значит «не начинай»? Неужели ты думаешь, что, выходя замуж, я мечтала лежать каждый вечер на диване и читать очередной роман для домохозяек?

Гвидо. В такие моменты у меня ощущение, что я смотрю дешевый фильм о неудачной жизни семейной пары.

Доминик. К сожалению, это не фильм, Гвидо, – это наша жизнь.

Гвидо. Цитата из того же фильма.

Доминик. Ты просто циник!

Гвидо. Перестань!


<< предыдущая страница   следующая страница >>