litceysel.ru
добавить свой файл
  1 2 3
Практическая значимость работы. Содержащиеся в диссертации положения и полученные выводы могут применяться для дальнейшего изучения проблем семьи. Материалы, содержащиеся в данной работе, могут быть использованы при подготовке лекционных курсов по культурологии и социальной политике, а так же в качестве рекомендаций общественным организациям, призванным формировать социальную политику государства направленную на возрождение семьи как одного из основных источников сохранения и распространения культурных ценностей.


Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации были использованы в научных и учебно – методических публикациях, а также в сообщениях и докладах автора на научных конференциях и семинарах. Материалы диссертации применялись при ведении лекций и семинарских занятий по дисциплине «Социальная политика» в Ингушском государственном университете. Результаты диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры философии и социологии факультета новых социальных технологий МГТУ.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.


Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, даётся краткая характеристика её разработанности, определяются цель и задачи исследования и его основная проблема, указана теоретико - методологическая основа, отмечены элементы научной новизны, формулируются основные положения диссертации, выносимые на защиту, представлена научно - практическая значимость работы и степень её апробации.

Первая глава «Методологические особенности изучения семьи с позиций культурно – ценностного подхода» носит теоретико – методологический характер и состоит из трех параграфов.

В параграфе 1.1. «Современные философские концепции семьи: отечественный и зарубежный опыт исследования» отмечается, что интерес к семье как к объекту философского осмысления возник давно, над этим вопросом размышляли в далекой древности египтяне и китайцы, римляне и греки. Сократ первым попытался выдвинуть антропологическое объяснение сложности внутренней жизни человека. Отношения между мужчиной и женщиной, разными членами семьи им рассматривались с позиций морали. Одна из первых попыток определить характер брачно-семейных отношений принадлежит древнегреческому философу Платону. Он считал, что только любящий человек может быть истинным создателем, будь то в творческой, личной или семейной жизни. В средние века и в эпоху Просвещения патриархальная теория царствовала безгранично, что нашло отпечаток в творчестве известных мыслителей прошлого. Французский гуманист М. Монтень6 одним из первых поставил проблему человека в центр своих размышлений, уделяя особое внимание вопросу воспитания детей.

Представители немецкой классической философии И. Кант и Г. Гегель в своем творчестве придавали большое значение роли семьи в становлении личности. Классики марксизма, являющиеся продолжателями идей классической немецкой философии разработали социальные аспекты отношений между полами в обществе всеобщего отчуждения. К. Маркс в «Экономическо-философских рукописях» показал неизбежность отъединения друг от друга мужа и жены, которое принесло с собой господство частной собственности. Работа Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» в значительной степени опирается на труд Л. Моргана «Древнее общество». Моргановская схема развития брака, которую излагает Энгельс, подверглась в свете новейших данных пересмотру, но два раздела - о парной и моногамной семье - являются классическими. Особый интерес для исследования представляли труды, посвященные проблемам брака и семьи таких русских философов как П.А. Флоренский, И.А. Ильин, В.В. Розанов, B.C. Соловьев, Н.А. Бердяев. Позиции этих философов во многом разнятся, но главное в понимании каждого - это основополагающее начало семьи, как источника духовного и гражданского развития личности. Обобщая имеющиеся в современной литературе определения семьи, можно говорить о том, что семья представляет собой объединение людей, которые связаны между собой одним из 3-х видов отношений: кровного родства, брака, порождения; а также общностью быта и взаимной ответственностью за воспитание детей. Культура любых народов в любые времена всегда стремилась к строгому контролю семьи в целом. Отношения между супругами в семье могли иметь и антисоциальную направленность, но подобную направленность семьи культура никогда не одобряла. Говорить о семье имеет смысл в непосредственной связи с социокультурными детерминантами. Сама семья и все основные ее составляющие экзогамия, родство, любовь, отцовство, материнство, сыновний и дочерний долг, чувство братства и т.д. возникли в значительной мере в культуре. Причем культура не только способствовала становлению семьи как социальной общности, но одновременно усложняла ее, неоднократно ставила перед ней разнородные, непростые задачи. В семье происходит изменение представления о типично мужских и женских ролях, не создается жестких норм регламентации брачно-семейных отношений, происходит изменение самих ориентаций и ожиданий, связанных с браком, представлений о нем.


Для индустриального, модернизирующегося общества характерным является значительное многообразие семейных форм. В постмодернистской модификации семьи, заметно преобладание матрифокальной (материнской) и неполной семьи. Несмотря на все изменения, произошедшие с семьей она представляет собой такую социокультурную среду для людей, которая развивает творческий потенциал, накапливает, хранит и передает социальный опыт молодому поколению, где происходит приобщение к знаниям и культурному наследию, где регулируется социальное поведение членов семьи через ценностно-нормативную систему, тем самым, осуществляя социальный контроль, что в конечном итоге, способствует поддержанию стабильности общества.

В параграфе 1.2. «Культурно-ценностный подход к исследованию современной семьи» выявляется, что в контексте социальных преобразований, происходящих сегодня в России, человек стоит перед дилеммой: выбрать либо путь, основной ценностью которого является ориентация на все возрастающее материальное производство и потребление, либо – путь, основанный на приоритете духовных ценностей. Приоритет последних предполагает оценочный подход к материальным ценностям с позиции предназначения человека в жизни. Это диктует необходимость возрождения культурных и нравственных ценностей, выработанных многовековым человеческим опытом. Именно в этот момент в действие вступает человек, который определяет дальнейший путь развития, основанный на ценностной ориентации. Философское понимание ценности предполагает следующие особенности: «ценность» и «сущность человека» - понятия однопорядковые; осознанность ценности; воплощенность ценности в человеческой жизни в той или иной форме; противопоставленность ценности как должного идеала и реальности ("сущего"); включенность ценности в целеполагающую и оценочную деятельность человека7. Подходы к классификации ценностей многообразны. Наиболее часто называют такие их группы: этические, эстетические, экономические, индивидуальные, групповые, общечеловеческие, социальные, политические, духовные, физиологические, экологические, биологические; вечные, постоянные, временные, переменные. Каждая исторически конкретная общественная форма характеризуется специфическим набором и иерархией ценностей, система которых выступает в качестве наиболее высокого уровня социальной регуляции. Ценностные системы формируются и трансформируются в историческом развитии общества. Семья и семейные ценности представляют собой важные элементы культуры, являются необходимыми и общезначимыми на протяжении веков, большинство из семейных ценностей воспроизводится и реализуется в основном в сфере семейно-брачных отношений.


Анализ основных методологических подходов к рассмотрению специфики ценностей и ценностных ориентации в современной науке, позволил выявить основной подход к изучению семьи и семейных ценностей, который заключается с одной стороны, в рассмотрении семьи как родовой общечеловеческой ценности, основанной на единой общесемейной деятельности людей, связанных узами супружества - родительства - родства. С другой стороны: в рассмотрении семейных ценностей. Данный подход позволяет анализировать семейные ценности, их значимость, структуру, значение функций, специфику изменений в эволюционном развитии общества и государства.

В параграфе 2.3. «Семья и семейные ценности в современных социальных и философских науках» показывается, что в отечественной литературе исследование проблем семьи большое распространение получило в 80-е годы XX в. (А.Г. Харчев, М.С. Мацковский, С.И. Голод, А.Г. Волков, В.А. Сысенко и др.). В настоящее время интерес к проблемам семьи сохраняется, и, это, прежде всего, связано с вопросами жизнеспособности семьи как общности людей, проблемы ее бытия в современном обществе. Однако, несмотря на то, что семья и семейные ценности являются важнейшими в структуре ценностей современного россиянина, исследователи неизменно фиксируют выпадение семейных ценностей из системы ценностей индивида, разрушение семейного "мы" и выход на первое место внесемейного "я", что характерно как для России, так и для большинства стран Запада.

Анализ литературы позволяет говорить о структурных изменениях в сфере родительства. Во - первых, разрушение патриархальных внутрисемейных связей, что приводит к усложнению межличностных отношении между супругами, родителями и детьми. Во - вторых, снижение потребности семьи в детях и высокий уровень внесемейных ценностных ориентации, что влечет осознание родительства как препятствие для самореализации личности. В настоящее время социальная мобильность выступает одной из мощнейших социальных ценностей, на которые в современной России ориентируется растущее число людей. В - третьих, снижение потребности семьи в детях находит свое проявление и подтверждение в количественных показателях репродуктивного поведения населения. В.М. Медное, В.Н. Переведенцев отмечают на этот счет «практически все хотят иметь ребенка, но все большая часть желает иметь только одного. Главной причиной может быть то, что дети перестали быть гарантом обеспеченной старости»8.


Для сферы брачно-семейных отношений характерно: во - первых, ослабление родственных уз. Во - вторых, ослабление духовных ценностей семьи. В - третьих, распространение ценностей индивидуализма и гедонизма, мобильности, продолжающаяся алкоголизация населения, которые создают множество препятствий для успешного функционирования семьи.

Анализируя структурные изменения в сфере брачно - семейных ролей, для современной ситуации в российской семье характерно следующее:

Во - первых, эволюция семейной организации привела к значительным трансформациям социальных ролей супругов, которые связаны с развитием социально - профессиональной структуры общества. Во - вторых наличие в современных российских семьях нескольких моделей взаимоотношений между партнерами в браке, которые характеризуются определенной системой ролей. С одной стороны, это традиционная модель взаимоотношений в семье, для которой характерно традиционное распределение семейных обязанностей на мужские и женские. Мужчина в таких семьях выступает основным кормильцем в семье, что в современной экономической ситуации объективно повышает роль отца и упрочивает власть мужчины в семье. С другой стороны, нетрадиционная модель взаимоотношений. Для семей с данной моделью характерно то, что женщина становится основным кормильцем семьи, и зачастую совмещает профессиональную деятельность с ведением домашнего хозяйства.

В - третьих, резко изменились внутрисемейные функции супругов, произошла утрата патриархальной роли отца и супруга в семье в связи с возрастанием материнского участия в обеспечении семьи и ее обслуживании.

Структурно-функциональные изменения сексуального поведения характерны в целом и для супружеской сферы. Эти изменения касаются, прежде всего, сферы общественной нравственности: одобрение добрачных связей, супружеских измен, сексуальной свободы в браке. Наряду с традиционным браком появился синергамный брак (sinergamous marriage), который предоставляет обоим супругам при сохранении семейного союза свободу выбора сексуального партнера. Вместе с тем, семья продолжает осуществлять свои функции, но находится в постоянной конкуренции с другими институтами, вовлечена в сложный процесс общественных изменений, что неизбежно сказывается на внутренней структуре самой семьи. Значимость семьи и семейных ценностей, для современного российского человека подтверждают многочисленные отечественные эмпирические исследования, что относится в равной степени ко всем группам и слоям населения.


Вторая глава «Социокультурный анализ ингушской семьи» посвящена осмыслению аксиологических основ семейно – брачных отношений в Ингушетии, общих закономерностей и тенденций взаимодействия семьи с различными социальными структурами, проблем взаимоотношений государства и семьи, личности и семьи.

В параграфе 2.1. «Аксиология семейных отношений в Ингушетии (от истории к современности)» утверждается, что первое упоминание об ингушском народе относится к VII веку. В "Географии" древнегреческого ученого Страбона племена, проживающие на Северо-Восточном Кавказе в районе реки Мерлюда (Терека), именуются гаргара (герга). В чеченском и ингушском языках - это понятие обозначает "близкие, соседние, родственные люди". Ингушский язык принадлежит к нахской (вайнахской) ветви кавказских языков и довольно близок чеченскому. Говорящие на ингушском понимают чеченский, и наоборот. Ингуши вместе с близкородственными им чеченцами называли себя вайнахи, что означает "наш народ".

Еще в источниках XVIII и даже первой половины XIX века чаще встречаются названия отдельных ингушских тайпов, а не общее название народа. Однако XIX век стал переломным: в это время сформировались две большие этнические близкородственные общности вайнахов, правда, развивающихся различными путями. Более многочисленную из них представляли вайнахские племена нохчи. Русские именовали их чеченцами по названию одного из самых крупных в долине аулов - Чечен. Другую - представляли галгаи, то есть ингуши. Каждая этническая общность жила на определенной территории, в основе своей совпадающей с той, на которой и ныне проживают ингуши и чеченцы. В первой половине XIX в. в горах, на равнине, в Ингушетии продолжали развиваться феодальные отношения вперемешку с капиталистическими отношениями. Постепенно во внутрисемейную жизнь ингушской семьи стали входить такие понятия, как личная польза, выгода, обогащение и другое, которые явились прямым следствием связи с рынком, куда поставляла ингушская семья продукты производства своего хозяйства. В новых условиях каждый член семьи имел значение, хотя продолжали прослеживаться во взглядах и во взаимоотношениях между членами семьи старые нормы поведения9. Решающим становилось мнение того члена семьи, кто больше брал на себя заботу и больше добивался успеха в материальном обеспечении семьи. В соответствии с нормами обычного права родительский дом наследовал старший сын, а младшие сыновья должны были сами о себе позаботиться и побеспокоиться об обеспечении себя жильем. Не имея самостоятельного жилья, младший сын не мог жениться, ибо за него не выдавали девушку. Старший брат при этом обязан был оказывать поддержку младшему, заменяя ему родителей. На старшем брате также лежала забота о содержании младших сестер до их совершеннолетия и выдаче их замуж10.


В рассматриваемое время в Ингушетии существовали две формы семьи:
большая патриархальная семья в пережиточной форме, которая называется в
научной литературе как «неразделенная» и другая форма - это малая индивидуальная семья, которая в изучаемое время являлась преобладающей в Ингушетии. Женатые сыновья обычно жили совместно со своими родителями, «хотя и строили для себя отдельные дома»11. По описанию Б. Долгата, «…в состав большой семьи ингушей, проживавших в горной и низменной части под одной кровлей, входили целые поколения: родители, дети и внуки»12.

«Неразделенная» семья в Ингушетии, как известно, состояла из нескольких поколений близких родственников. Помимо родителей, женатых сыновей и внуков в такой семье жили не определившиеся сыновья, дочери, братья и сестры, а также тети и дяди со стороны родителей. Экономической основой «неразделенной» семьи было общее хозяйство и коллективное потребление продуктов производства. Земля, дом и скот были собственностью семьи. Глава семьи не избирался, права к нему переходили по наследству. Женщина в «неразделенной» семье была распорядительницей домашнего бюджета и управляла хозяйством семьи. «Неразделенная» семья в Ингушетии больше сохранялась в зажиточных семьях. Женщина в «неразделенной» семье была равноправной в имущественном отношении. Но в праве наследования имуществом по шариату ее права сильно урезывались, но не уничтожались, как в Римском праве. В формировании такого рода отношений женщины с мужчинами большую роль сыграло ее место в семейно-бытовой и имущественной сфере семьи. Многие исследователи семейного быта в Ингушетии отмечают большую роль женщины в сфере семейных отношений. Жена хозяина дома – являлась основной распорядительницей в доме. Ей подчинялись снохи, с ней считались и мужчины. Она участвовала в семейных советах, распоряжалась на свадьбах, праздниках и т.д. Отец считался патриархом, авторитет его был непререкаем. Все важные вопросы взаимоотношений с другими родами, общественного быта решались главой семьи. «В делах, касающихся дома, между мужчинами и женщинами было строгое распределение труда и обязанностей, мать, жена главы дома была полновластной хозяйкой. В доме вайнахов жена была не служанкой, как это привыкли понимать, а хозяйкой».13 Вмешиваться в функции хозяйки считалось предосудительным. В состав такой семьи обычно, входило от 10 до 40, а то и более дворов. Вместе они составляли тейп. Люди одного тейпа считали себя членами одной семьи и поэтому соблюдали между собой тесные экономические и идеологические связи и отношения. Семейно – родственная группа не была замкнутым миром: она входила, с одной стороны, в более широкие образования, с другой – в сельские общества14.


В первой половине XIX в. большие семьи в Ингушетии стали постепенно распадаться на патронимические семьи. Они были строго эндогамными. Все члены такой семьи считали себя родственниками. Родство по отцовской линии ингуши поддерживали до тех пор, пока продолжается фамилия. Самыми почетными родственниками считались нонхой (родные матери) и захал (родственники невестки). Браки между родственниками по матери или отцу категорически запрещались. Следует отметить, что обычаи, на которых строились отношения между людьми, носили законодательный характер. Таким образом, распад «неразделенных» промежуточных семей в Ингушетии в конечном итоге привел к образованию малых индивидуальных семей. Но малые индивидуальные семьи в Ингушетии как новая структура общества в это время были еще неустойчивыми. Они переходили из одного состояния в другое. Необходимо также отметить, что хотя такие семьи в Ингушетии существовали в первой половине XIX века, но точной статистики по их динамике нет. Родительским домом в индивидуальной семье наследовал младший сын, где вместе с его семьей доживали до конца своих дней его престарелые родители. Поэтому ему вместе с заботами о стареющих родителях передавалась большая часть имущества семьи. Форма семьи, ее структура и численность также были связаны с принадлежностью к социальной структуре общества и с имуществом семьи. Экономически сильные ингушские семьи сохраняли себя по традиции и не дробились на малые семьи. Традиция сохранения большесемейного уклада в бедняцкой крестьянской среде диктовалась хозяйственными и бытовыми условиями жизни, имел также значение и нравственный фактор. Таким образом, процесс распада «неразделенной» семьи в Ингушетии в первой половине XIX века происходил по разным причинам и зависел от социально-политических и экономических отношений.



<< предыдущая страница   следующая страница >>