litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 3



На правах рукописи


Грошевихин Игорь Владимирович


СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ И АНТРОПОКУЛЬТУРНАЯ ЗНАЧИМОСТЬ СПОРТА В КОНТЕКСТЕ ИНКУЛЬТУРАЦИИ


Специальность

09.00.13 – религиоведение, философская антропология,

философия культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук


Ростов-на-Дону

2008


Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет»

на кафедре исторической культурологии

факультета философии и культурологии


Научный руководитель – доктор философских наук,

профессор Штомпель

Олег Михайлович


Официальные оппоненты: доктор философских наук,

профессор Королев

Владимир Константинович


доктор философских наук,

профессор Минасян Лариса

Артаваздовна


Ведущая организация: Донской государственный технический университет


Защита состоится «,,,» ,,,,,,,,,,2008 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.13 по философским наукам в Южном федеральном университете по адресу: 344006, г.Ростов-на-Дону, ул.Пушкинская,140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.


Автореферат разослан ___ ___________2008 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета М.М.Шульман


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется произошедшими в современном мире культурными и социально-экономическими преобразованиями и связанными с ними изменениями в культурно-антропологической сфере.

Постиндустриальные технологические изменения породили в развитых странах множество социокультурных новаций в сфере производства, занятости, коммуникации, спорта и досуга. Одним из революционных сдвигов стал «антропологический сдвиг»: явление «человека отдыхающего», сменяющего, по постмодернистской версии, «человека труда». Возрастание самоценности человеческой жизни, увеличение свободного времени, изменение его характера, структуры и содержания существенно изменили отношение людей к отдыху, физической культуре, спорту и в более широком смысле к ценностям культуры. Неизмеримо повысилась социокультурная ценность спорта, и теперь можно говорить о появлении целой индустрии спорта, транслирующей в массовое сознание стиль поведения и образ жизни, определенные ценности, идеалы и нормы.


Интересно, что не только высокоразвитые, но и модернизирующиеся страны выдвигают спорт в число важнейших человеческих ценностей.

Тема нашего исследования особенно актуальна для России, которая в процессе «догоняющей модернизации» одновременно оказывается вовлечена в глобальные постиндустриальные тенденции современного социокультурного развития, включающие в себя не только аспекты «после», но и «анти»: дисциплине, напряжению и самоотдаче в труде противостоят ценности расслабления, отдыха, эгоцентризма. Это связано с изменением культурных моделей социальной включенности современного человека, более либеральных, мультифакторных, индивидуалистичных.

Кроме того, повышение активности населения в спортивной сфере означает определенные изменения в культуре людей, а, следовательно, и в самом обществе. Так, спортивная активность не может не приводить к появлению новых форм бытия людей. Нетрудно предположить, что на каком-то этапе развития общества подобные инновации в сфере досуга станут причиной глобальных изменений в современной цивилизации.

Таким образом, актуальность рассматриваемой проблемы заключается в диагностической и эвристической ценности исследования динамики и характера значимости спорта в контексте социокультурной и антропологической проблематики, его роли для адаптации, инкультурации и социализации человека к реалиям современной жизни.

Степень разработанности проблемы. Борьба, состязание, соревнование, конкуренция – все это слова одного ряда, демонстрирующие экзистенциальную неизбывность соревновательности в любом виде человеческой деятельности. Ее онтологическая основа кроется в природе живой материи – недаром Ч.Дарвин в своей знаменитой эволюционной теории в качестве основного механизма эволюционного развития обозначил межвидовую и внутривидовую борьбу. Еще Плутарх писал: «Кони, запряженные в колесницу, бегут быстрее, нежели поодиночке – не потому, что общими усилиями они легче рассекают воздух, но потому, что их разжигает соревнование и соперничество друг с другом»1. Томас Гоббс считал, что соперничество лежит в основе природы человека. С работы Й.Хейзинги «Homo ludens» в современной культурологии утвердилась мысль об игровом и соревновательном элементе культуры, определяющем специфику отношения человека к обществу, природе и самому себе. Однако данное общее соображение, как и все абстрактные истины подобного рода, нуждается в конкретно-исторической спецификации, ибо поиск культурных универсалий, как показали Боас и его школа, часто ведет к идеологическому мистифицированию и абсолютизации ценностей, выбранных в качестве эволюционного «образца» культуры. Данный подход, абсолютизирующий момент «борьбы», заложенной в «природе» человека, до сих пор превалирует во многих трудах философов и историков спорта либерального и неолиберального толка.


Р.Мэй на примере западной культуры показывает, что значимость определенных ценностей побуждает индивидов к соперничеству: «Значение, которое придается ценности успеха, так велико в нашей культуре, и тревога, связанная с возможностью неудачи в достижении этой цели, настолько часто встречается, что существуют основания предполагать: стремление индивида достичь успеха в ходе соперничества – это одновременно и доминирующая цель в нашей культуре, и всеобщая причина тревоги»2. Кстати, известный российский культуролог М.К.Петров отмечал, что агональная селекция и статуирование этого типа поведения возникали в рамках древней гонки вооружений и пиратства в бассейне Эгейского моря, колыбели европейской цивилизации.

С философско-культурологических позиций агональные истоки европейской культуры и спорта исследованы в фундаментальных работах зарубежных и отечественных ученых – Я.Буркхардта, Ж.П.Вернана, Ф.Х.Кессиди, А.С.Богомолова, Г.В.Драча и др. Данные разработки дают возможность определить наиболее перспективные направления в изучении агональности и соперничества как культур-антропологического феномена.

Й.Хейзинга считал, что в своем предельном выражении агональное и игровое начала в человеке совпадают. Именно в спорте игровая сущность человеческой природы получает наиболее адекватное свое выражение, ибо в соревновательности отсутствует утилитаризм и победитель оказывается обладателем не материальных, а символических благ. Ортега-и-Гассет обращал внимание на то, что спортивные состязания обладают релаксационным эффектом.

В данном контексте спорт представлен в постмодернистской философии в качестве важнейшего элемента дальнейшей "иградизации" социума. Сторонники диалогичной модели культуры видят в спорте проявление диалога как всеобщего свойства бытия общественного человека, ибо соревнование, будучи всеобще-универсальным свойством человека, частью его антропологической природы, всегда есть диалог или полилог.По Н.Н.Визитею общекультурный потенциал спорта заключается, прежде всего, в том, что он соревнователен, соревнование есть всеобщее, «сквозное» качество человеческой культуры, понимаемой как диалог. Для Г.Люшена социокультурная значимость спорта определяется его социально-интегративной функцией, которая наиболее ярко проявляется в сфере зрелищного спорта, когда большие группы населения, а иногда и целые нации идентифицируют себя с одной из соревнующихся сторон, "болея" за нее.


Социокультурная значимость спорта определяется в современной гуманитаристике с различных позиций. Ряд психологов и философов, в особенности гуманистически ориентированные представители экзистенциализма, персонализма и феноменологии, в духе классической европейской традиции утверждали, что спорт представляет огромные возможности для самовоспитания, самосовершенствования, самодостраивания личности, причем акцент делался не только на ее телесную составляющую, но и , прежде всего, на ее морально-нравственную, духовную сторону. Так, Л. Сьюэне считал, что именно спорт помогает человеку «овладеть самим собой», что, собственно, и является основой любой подлинной цивилизации. Само существо спортивных состязаний основано на длительном, методическом, напряженном труде, самоограничении, возможности сравнить свои качества со способностями других людей, преодолеть себя, добиться новых результатов.

В ряде работ рассматриваются визуальные и технические составляющие спортивных состязаний, их различная социальная адресация и функциональная значимость3.

Историки и историки культуры все чаще пытаются объемным образом рассмотреть проблемы исторического развития, когда самые разные аспекты обыденной и официальной социальной действительности исследуются как взаимосвязанные и коррелирующие друг друга. Сравнительно-исторический социокультурный подход дает возможность, как это сделано, например, у Вольфранга Шивельбуша, устанавливать параллели между распространением в Европе железных дорог, организацией досуга и спорта и все более широким употреблением тонизирующих напитков и экзотических специй4.

Существенную часть в работах, посвященных спортивной культуре, составляют статьи и монографии, в которых анализируется роль символики спорта и занятий спортом, статуса спортивных «звезд» как олицетворения идеалов нашего времени - cм. работы Е.Морина, посвященные проблеме «звезд»5 и Д.Маршалла с его исследованием современной культуры и роли известных людей в ней .


Спортивные коллективные страсти как аффективное переживание, система ритуальной солидарности, способ «выброса» эмоций рассмотрены в работах П.Сансота

Однако спорт далеко не всегда получал позитивную оценку в культуре. Представитель Франкфуртской школы Т.Адорно, опираясь на мнение Й.Хейзинги, исключившего современный спорт из сферы игры, утверждал, что машина спорта подавляет человека. Символический конфликт на поле игр, состязания может вылиться во вполне реальную борьбу, агонистику, сметающую все правила и законы цивилизованного общества. Интересно, что столь частые драки спортсменов на хоккейных площадках вообще выводятся из правового поля и наказываются не в уголовном или административном порядке, а по "особым" законам – удаление и дисквалификация. Многие авторы (Сараф, Столяров, Ленк и др.) отмечают, что в кризисные периоды развития общества негативное воздействие спорта отодвигает на задний план его гуманистически-ориентированную сущность (достаточно вспомнить Олимпиаду 1936 г. в нацистской Германии, задумывающуюся ее организаторами как "триумф белой расы").

Уже в ХХ в. появились многочисленные работы (например, Т.Веблена), где спорт критиковался не только за его политизацию, использование спортивных достижений для разжигания националистических настроений, но и за его «антигуманную» сущность. Спорт объявлялся неким пережитком варварских времен, занятием для деклассированных маргинальных слоев общества и вырождающейся аристократии, которые свои фрейдистские комплексы пытаются реализовать в данном виде деятельности. Эти эмоционально окрашенные инвективы сменяются затем более взвешенным, объективным анализом, что во многом было связано с возникновением социологии спорта.

Становление же систематической социологии спорта как дисциплины приходится на рубеж 1950–1960-х годов и собственно 60-е годы, когда — в рамках нарождающихся исследований «массового общества» — появляются культурологические и эмпирико-социологические разработки Р. Каюа, Г. Плеснера (спорт и игра), А. Гелена, Ж. Дюмазедье (спорт и досуг), Э. Морена, Ж. Фридмана (спорт и массовая культура, массмедиа), Н. Элиаса (соревновательность в обществе).


Социокультурная значимость спорта проявляется и в его роли в процессах инкультурации. Ученые-гуманитарии с различных точек зрения пытаются разделить процессы социализации и инкультурации. Например, М.Мид под первой понимает социальное обучение в целом, вообще; а под вторым – специфический процесс «научения», реализуемый в рамках определенной культуры. Для Д.Матсумото инкультурация есть продукт самого процесса социализации, которая, в свою очередь, является процессом познания и освоения социальных и культурных норм. Сами авторы концепции инкультурации, в частности, Херсковец подчеркивали, что данный процесс не происходит вне социализации: вхождение человека в культуру и в социум происходят одновременно. Для Херсковица важно единство различных этапов инкультурации, которые обеспечивают развитие культуры нормальным образом.

Трудность определения термина «инкультурация» во многом связана с тем, что она изучается и социальной психологией, и этнографией, и культурной и социальной антропологией, этнопедагогикой и т.д. Собственно говоря, такова судьба всех базовых терминов философии культуры как науки, возникающей на стыке целого комплекса гуманитарных дисциплин. Необходимость определения собственного понятийного аппарата и методологии связана здесь во многом с новым статусом культуры в современном мире, которая становится важнейшим фактором развития общества.

Отсюда и возникает необходимость вычленения из общего процесса спортивной социализации инкультурационной динамики, обладающей своей спецификой и закономерностями развития, фиксации важнейших элементов спорта и физической культуры, влияющих на данные процессы.

Объектом исследования выступает спорт как социокультурный и антропокультурный феномен.

Предметом диссертационной работы является социокультурная и культур-антропологическая значимость спорта в контексте процессов инкультурации.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в определении значимости концепта «спорт» в его амбивалентной динамике для процессов инкультурации в условиях современных масштабных социокультурных и антропологических изменений.


Данная цель реализуется в следующих задачах:

- выявить социокультурную значимость спорта в дискурсе современной гуманитаристики;

- определить ценностнцю составляющую спорта в процессах инкультурации;

- показать амбивалентность образов спортсмена и спорта как фактора формирования культуры личности и общества;

- зафиксировать «антропологический сдвиг» и проследить динамику «игрового» и «агонального» начал в спорте и культуре;

- проанализировать спорт как элемент массовой культуры и его роль в процессе инкультурации;

- выявить значение индустрии спортивной моды в кодировании и символизации процессов инкультурации.

Методологические и теоретические основы исследования. Данная работа исходит из принципов социокультурного подхода, классическими разработчиками которого были М.Вебер, П.Сорокин, Г.Зиммель. Феномен агональности, возникший в эпоху античности и проявившийся в самых различных областях европейской культуры, рассматривается с культур-философских и культур-антропологических позиций, дающих возможность определить функциональную значимость, историческую динамику, внутреннюю противоречивость спорта и физической культуры. В этом мы опираемся на работы ростовской философско-культурологической школы: Ю.А.Жданова, В.Е.Давидовича, Е.Я.Режабека, Г.В.Драча, Е.Е.Несмеянова, О.М.Штомпеля и др.

В данной работе мы исходим также из традиций культурантропологической школы, где культурная антропология трактуется как наука о человеке, где осуществляется целостный подход в изучении человека как био-культурного существа при одновременном выделении культуры в качестве центрального объекта исследования, базового феномена исторического развития (Боас, А.Л.Кребер, Л.Уайт и др.).

Для выдающегося культурантрополога М.Херсковица, который, собственно, и ввел термин «инкультурация» в научный оборот, вхождение индивида в конкретную форму культуры есть особый процесс, отличный от социализации. Важнейшим моментом здесь является то, что так называемая инкультурация второго уровня предполагает для индивида возможность принимать или не принимать те или иные культурные феномены. Отсюда появляется возможность изменения и обновления культуры.


Научная новизна диссертационной работы определяется следующими положениями:

- инкультурация определена как особый модус поведения индивида, связанный с его активностью и созданием им новых культурных форм;

- современный спорт представлен в качестве социокультурного механизма, восполняющего те «культурные пустоты», которые образовались в ходе десакрализации общества, и оказывающего интегрирующее воздействие на сознание людей;

- показано, что особая социокультурная значимость спорта в процессах инкультурации связана с «естественным» моделированием жизненных ситуаций в концентрированной, интенсифицированной форме;

- концепты «спорт» и «спортсмен» зафиксированы как сложные и антиномичные, когнитивно бытийствующие духовные образования, благодаря которым индивид «входит» в культуру;

- определена социокультурная динамика спорта как константного явления в связи со структурацией взаимосвязи «агонального» и «игрового» начал в человеке;

- исходя из зафиксированного «антропологического сдвига», появления «человека отдыхающего», зафиксировано возникновение феномена индустрии спорта и спортивной моды.

Тезисы, выносимые на защиту.

1. Процесс социализации традиционно рассматривается как институционально-заданный и определяется, исходя из социальной структуры общества.

Понятие же «инкультурация» дает возможность перевернуть ситуацию: мы становимся на позицию индивида и, исходя из его внутренних потребностей, мотивов, индивидуальной картины мира, определяем направленность и закономерности вхождения человека в мир общей культуры. Субъективная окрашенность концептов культуры, к которым относится спорт, их когнитивная нагруженность, включающая как эмоциональное, так и понятийное и оценочное отношение к миру, дают возможность определить инкультурацию как процесс формирования прежде всего личности, а не социального актора, обладающего в первую очередь общесоциальными характеристиками и признаками. В результате мы отходим от однонаправленного процесса интернализации, на котором в той или иной степени основываются теории социализации, и базируемся на идее примата личности, ее активности, интенций к самодостраиванию.


Говоря о процессах инкультурации, следует отметить, что в спортивных соревнованиях моделируются жизненные ситуации, в которых оказывается человек, причем в концентрированной, интенсифицированной форме. Спортивное состязание, «прожитое» индивидом, всегда эмоционально насыщено, что ускоряет действие психологических механизмов, связанных с адаптацией человека к окружающим условиям, с активной позицией, направленной на повышение конкурентоспособности и достижение победы.

2. Индивид в процессе спортивного обучения, приобщения к спорту, к его символам и образам «создает» образ самого себя, причем жизнь его во многом строится под воздействием данного отражения. Конечно, самоидентификация может носить ложный, иллюзорный характер. Это состояние несоответствия мучительно для индивида и окружающих, ибо пребывание в мире иллюзий рано или поздно закончится тем, что специалисты называют «кризисом идентичности». Спорт создает среду для выработки человеком адекватных деловых и морально-психологических качеств, необходимых для самоопределения в ближайшем окружении и в обществе в целом, дает возможность ответить на вопрос о своем бытии «сегодня и завтра», наметить перспективы для своего совершенствования, движения к оптимальному для себя результату.

В системе спорта и физической культуры самоидентификация личности, удовлетворяя определенные витальные потребности людей, носит перманентный характер, представляет собой периодически или постоянно возобновляемые попытки индивидов отыскать в социокультурном пространстве себе подобных и причислить себя к ним.

3. В индустриальном обществе возникают новые ценностные установки, неизвестные древним грекам, которые стимулируют развитие спортивной культуры, массовизацию различных видов спорта, становление связей между спортом, политической, экономической и культурной жизнью общества.

Спорт превращается в новый социокультурный механизм, в значительной мере восполняющий те культурные «пустоты», которые образовались в ходе десакрализации общества, уменьшения роли религии и традиционных религиозных ценностей в сознании людей. Именно спорт оказывал интегрирующее воздействие на модернизирующееся общество, транслируя новые ценности, моральные установки, представления о добре и зле, справедливости, честности и нечестности.


4. Современный спорт в значительной степени многофункционален и разнообразен, что не дает возможность определить его формально однозначным образом. Однако всеобъемлемость спорта как социального явления означает, что современная культура, используя данный социальный механизм, проникает во все поры общественного организма, транслируя новые социальные ценности и смыслы.

Отметим, что в спорте происходит репрезентация ценностных установок различных социальных слоев общества. Далеко не случайно то, что в культуре постиндустриального общества одной из главных ценностей является здоровье, а здоровый образ жизни оказывается престижным и необходимым для утверждения индивидом собственного социокультурного статуса.

5. Концепт и образ спортсмена сложен по своей структуре и представленности в человеческом сознании. С этой точки зрения спорт явлен не только в своих зримых, вещественных формах (например, спортзала и спортивных соревнований в родной школе), но и в слове, литературных текстах, системе живых образов, продуцируемых культурой. Еще Ю.М.Лотман говорил о том, что мы используем в своей мыслительной практике готовые идеи как формообразующие элементы для реальной жизни. Отсюда возникает опасность применения индивидом ограниченной модели, имиджа спорта для определения вполне конкретных спортивных систем, например, в России. Поэтому можно говорить о смысловой наполненности образа спортсмена как идеи, идеального образования, которое существует в виде определенной культурной «рамки», предшествующей и сопутствующей развитию и становлению реальности спортивной системы. С этой точки зрения образ спортсмена является важнейшим элементом культурного пространства, где, собственно, и разворачиваются процессы инкультурации.

6. Следует иметь в виду, что «совмещение» бытийствующего в общественном сознании имиджа спортсмена и спорта в целом носит амбивалентный характер, ибо с необходимостью накладывается на реальный опыт общения ученика в школе прежде всего с ключевой фигурой системы физической культуры – учителем физкультуры и тренером. Эмоциональное, когнитивное отношение к спорту, к физической культуре отличается динамичностью не только у детей и подростков, но и у взрослых. Эта динамика детерминирована личным опытом каждого человека – ребенка и подростка (когда он учится), взрослого (как болельщика, родителя, вступающего в отношения с учителями физкультуры своих детей, посетителя фитнессклуба и т.д.). Конечно, в разные возрастные периоды восприятие спортсменов обладает своей спецификой, ценностной и эмоциональной нагруженностью.


7. Новая культур-антропологическая модель человека - «человека отдыхающего», - сменившая «человека труда» в его капиталистическом и социалистическом вариантах, во многом реализуется именно в спортивном образе человека - активного, энергичного, готового к поиску новых эмоциональных и эстетических впечатлений. При этом различные виды спорта оказываются своеобразным культурным индикатором, фиксирующим принадлежность индивида к той или иной социальной или культурной группе. Так, для людей, которые находятся наверху социальной лестницы, людей с престижными дипломами, характерно занятия теми видами спорта, которые требуют специального дорогого снаряжения и особой тренировки (например, горные лыжи, сёрфинг, дайвинг и т.п.). Здесь оказывается важным не демонстрация физической мощи, не грубое насилие над соперником, а овладение индивидуальной техникой, включение тела в особую спортивную среду, предполагающую продуцирование собственных эмоций в результате действий собственного тела. Спорт разнообразных приключений и авантюр начинает довлеть над коллективными, строго регламентированными видами спорта. Таким образом, различные виды спорта образуют символическую систему, соответствующую, согласно П.Бурдье, «пространству социальных позиций».

8. Превращение спорта в «свое другое», в антикультурное явление периодически повторяется в истории общества в связи с его кризисом, когда дисфункции и деструкции приобретают всеобщий, социетальный характер. Примеров спортивной аномии, разъедающей культуру современного общества, предостаточно. В результате спорт может образовывать собственную субкультуру, содержащую ценности, отличающиеся от общепринятых, от базовых ценностей социально-культурной системы. В рамках этой субкультуры могут возникать аномийные, девиантные формы поведения, продуцирующие и транслирующие в обществе внеправовое отношение к декларируемым и официально признанным правилам.

9. Развитие индустриального общества существенно изменило функционирование спорта: из в определенной степени стихийного феномена он превращается в планомерно организованный процесс. В рамках индустрии спорта происходит, в том числе, производство, принятие и распространение определенных образцов поведения и образов современного человека. Этот индустриальный процесс производства и распространения образцов и образов сложился не сразу: его становление представляет собой один из сопутствующих моментов становления общества массового потребления.


Производство, или индустрия спортивной моды - это система целенаправленных процессов по созданию, распространению и приобщению больших масс людей к регулярно меняющимся стандартам поведения и внешним формам проявления своей причастности к достижительным идеалам спортивной культуры. В отличие от феномена спорта, индустрия спорта возникла сравнительно недавно – в конце XIX-начале ХХ века и превратилась в мощный фактор развития современного общества, глобальный механизм приобщения индивида к культуре.

Научно-практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы позволяют углубить теоретические представления в области философии культуры и философской антропологии, связанные с проблемами инкультурации в условиях современного общества. Полученные результаты можно использовать в преподавании общих и специальных курсов по культурологии, философии и социологии. Они имеют значение для преподавателей физической культуры, тренеров, спортивных журналистов и политиков.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования отражены в 6-ти публикациях (в том числе в двух статьях из списка ВАК) общим объемом 2,68 п.л. и докладывались на 2-х конференциях, в том числе на одной международной.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка литературы.



следующая страница >>