litceysel.ru
добавить свой файл
  1 ... 12 13 14 15 16

Принимая решение об отказе в иске, суд исходил из того, что в данном случае сторонами был заключен договор купли-продажи дорогостоящей кухонной мебели по образцам с дополнительной услугой по сборке и установке мебели. Указанные истцом дефекты приобретенной мебели не являются существенными, в связи с чем согласно п. 33 Правил продажи товаров про образцам истец не вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и требовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Отменяя указанное решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно ст. 475 ГК РФ покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы в случае существенного нарушения требований к качеству товара или части товаров, входящих в комплект. Однако п. 5 данной статьи предусмотрено, что правила, предусмотренные этой статьей, применяются, если Гражданским кодексом или другим законом не установлено иное.

С учетом того, что Семенов А.В. приобретал у ответчика набор кухонной мебели исключительно для личных домашних нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, к сложившимся между сторонами правоотношениям подлежат применению положения Закона РФ «О защите прав потребителей».

В соответствии со ст. 469 ГК РФ и ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.

Статьей 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусмотрено, что в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, потребитель по своему выбору вправе, в частности, отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. Такое же право предоставлено покупателю пунктами 27-28 Правил продажи отдельных видов товаров (в том числе мебели), утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55. Ограничение этого права, связанное с существенностью обнаруженного недостатка товара, установлено лишь в отношении технически сложных товаров, перечень которых утвержден Правительством Российской Федерации, к числу которых приобретенная истцом мебель не относится.


Кроме того, поскольку приобретаемая Семеновым А.В. кухонная мебель изготавливалась индивидуально для истца, у суда не имелось оснований полагать, что данный товар приобретался по образцу, поэтому ссылка суда на п. 33 Правил продажи товаров про образцам и на несущественность выявленных в переданном ответчиком истцу товаре недостатков необоснованна.

Помимо изложенного, в Законе РФ «О защите прав потребителей» под существенным нарушением требований к качеству товара подразумевается не только обнаружение неустранимых недостатков, на отсутствие которых указал суд в решении, но и обнаружение недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и другие подобные недостатки.

Принимая во внимание, что судом первой инстанции было установлено, что ООО «Мир новосела» передало Семенову А.В. вышеуказанный набор мебели с недостатками, наличие которых признано ответчиком в составленном сторонами акте от 15 апреля 2008 г., где недостатки товара отражены, а кроме того, 13 сентября 2008 г. сторонами заключено письменное соглашение, в котором продавец взял на себя обязанность устранить перечисленные в вышеуказанном акте недостатки в срок до 8 ноября 2008 г., однако это обязательство не исполнил, вывод суда об отказе в иске со ссылкой на отсутствие существенных недостатков товара нельзя признать законным и обоснованным. С учетом указанных обстоятельств приведенное выше решение судом кассационной инстанции было отменено в полном объеме. ( Дело № 33- 3010/2009).

9. Как показало обобщение, судами рассматривались также требования потребителей, связанные с ремонтом в течение гарантийного срока купленных товаров длительного пользования. Как правило, споры возникали в связи с тем, что обнаруженные в течение гарантийного срока в товаре недостатки не устранялись ответчиком при обращении к нему (либо непосредственно в организацию, производившую гарантийный ремонт товара) потребителя за устранением таких недостатков вследствие неустранимости недостатка (в том числе, невозможности ремонта ввиду отсутствия соответствующих запасных частей), в связи с чем истцами заявлялись требования к продавцу о расторжении договора купли-продажи некачественного товара. Такие требования в случае установления факта неустранения недостатков проданного товара ненадлежащего качества судами удовлетворялись.


Так, Зеленоградским районным судом Калининградской области рассмотрен иск Маркова А.Н., Марковой Е.Н. к ООО «Оптисвязь» о взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда. Иск обоснован тем, что 27 декабря 2007 года истцы (супруги Марковы) приобрели в магазине сети ООО «Эльдорадо-Калининград» телевизор марки «Шарп» за 54298 рублей (с учетом стоимости сертификата программы дополнительного сервиса в размере 5099 руб.), на который был установлен гарантийный срок в 3 года. В течение гарантийного срока – в сентябре 2010 года телевизор сломался, в связи с чем Маркова обратилась в мастерскую с требованием устранить дефект, однако ремонт произведен не был, 14 октября 2010 года был выдан акт о наличии заводского дефекта и невозможности ремонта в связи с отсутствием запасных частей. 23 октября 2010 года истица обратилась в магазин с заявлением о возврате денежных средств или замене товара на аналогичный, однако в этом ей было отказано. 03 ноября 2010 года истцы направили правопреемнику ООО «Эльдорадо-Калининград» - ООО «Оптисвязь» претензию, на которую ответчик не ответил. В связи с этим просили взыскать с ответчика уплаченные за некачественный товар денежные средства, неустойку в размере 1% стоимости суммы телевизора, начиная с 11 ноября 2010 года, и компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей.

Судом принято решение, которым иск Маркова А.Н. удовлетворен частично. Расторгнут договор купли-продажи указанного телевизора, с ответчика взыскана стоимость некачественного товара в размере 49199 рублей и стоимость сертификата программы дополнительного сервиса в размере 5099 руб., неустойка в размере 30000 рублей, компенсация морального вреда в размере 4000 рублей, а также штраф в доход местного бюджета в размере 44149 рублей.

Принимая указанное решение, суд исходил из того, что приобретенный истцом Марковым А.Н. в ООО «Эльдорадо-Калининград» телевизор имеет недостатки, которые были установлены в течение гарантийного срока, составляющего 3 года, и не были устранены после передачи телевизора для ремонта, поэтому истец вправе требовать от ответчика (правопреемника продавца) расторжения договора купли-продажи и возврата уплаченной за телевизор денежной суммы, а также неустойки, предусмотренной ст. 23 Закона за нарушение предусмотренного ст. 22 Законом 10-дневного срока возврата уплаченной суммы и отказ от добровольного выполнения требований покупателя в размере 1% цены товара за каждый день просрочки, начиная с 11 ноября 2010 года, размер которой составляет за 174 дня просрочки 94 478, 52 руб. Одновременно судом применены положения ст. 333 ГК РФ в связи с явной несоразмерностью размера неустойки последствиям нарушения обязательств и неустойка уменьшена до 30000 рублей. В соответствии со ст. 15 Закона судом в пользу истца взыскана компенсация морального вреда в размере 4000 рублей.


В удовлетворении исковых требований Марковой Е.Н. к ООО «Оптисвязь» судом отказано в связи с тем, что покупателем по договору купли-продажи являлся Марков А.Н. (Дело №2-140/2011).

Вместе с тем, судами принимались решения об отказе потребителю в иске в случаях, когда нарушения прав потребителя в связи с ремонтом товара длительного пользования в период гарантийного срока не было установлено.

Так, мировым судьей Светловского судебного участка Калининградской области рассмотрен иск Филькинштейна И.В. к ООО «Евросеть СПБ» о расторжении договора купли-продажи и денежных средств, уплаченных за товар, пени и компенсации морального вреда. Истец в обоснование иска указал, что 09 мая 2009 года приобрел у ответчика мобильный телефон «Сони Эриксон», стоимостью 7890 рублей, на который был установлен гарантийный срок 1 год. В период действия гарантийного срока – 17 мая 2009 года телефон сломался (перестал светиться экран), и в тот же день истец сдал телефон ответчику для проведения экспертизы на предмет установления причины поломки. Однако продавец в отсутствие согласия истца произвел ремонт телефона. 25 июля 2009 года истец обратился к ответчику с претензией о расторжении договора купли-продажи и возврате денежных средств, однако в этом ему было отказано. В связи с неудовлетворением требований покупателя в добровольном порядке истец просил взыскать пени в размере 3500 рублей и компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей.

Мировой судья принял решение об отказе в иске, при этом исходил из того, что при обнаружении в телефоне в период гарантийного срока недостатков ( 17 мая 2009 года) истец избрал предусмотренный ч.1 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» способ защиты права в виде предъявления продавцу требований о безвозмездном устранении недостатков товара – в связи с поломкой телефона он сдал его для производства гарантийного ремонта, что подтверждено квитанцией от 17 мая 2009 года о приемке от него телефона для производства ремонта, подписанной Филькинштейном И.В. Доказательств в подтверждение доводов истца о том, что он не был согласен с ремонтом телефона и сдал его ответчику только для проверки его качества, суду не представлено. Поскольку после ремонта телефона и исправления имеющихся в нем недостатков, о чем свидетельствовал акт выполненных работ от 19 июня 2009 года, истец необоснованно отказался принять товар, мировой судья пришел к выводу о том, что требования истца о расторжении договора купли-продажи, взыскании уплаченной суммы, неустойки и компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат. С таким решением согласился суд апелляционной инстанции. (Дело №2-1399/2009).



10.Как показало изучение поступивших на обобщение дел, при предъявлении исковых требований на основании Закона РФ «О защите прав потребителей» истцы, как правило, одновременно просят взыскать в их пользу компенсацию морального вреда.

При разрешении таких споров суды исходили из положений ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей», в силу которых моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины; размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда; компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Поэтому при установлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что вследствие нарушения прав потребителей неисполнением либо ненадлежащим исполнением обязательств, допущенным по вине продавца (исполнителя, изготовителя), в том числе, вследствие продажи некачественного товара, либо нарушения сроков передачи его покупателю, оказания услуги, не соответствующей по качеству предъявляемым требованиям, непредоставления информации о товаре либо услуге и о возможных последствиях, истцу были причинены физические и (или) нравственные страдания, судами принимались решения о взыскании в пользу потребителя компенсации морального вреда.

При определении размера денежной компенсации морального вреда судом согласно положениям статей 151 и 1101 ГК РФ принималась во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания конкретные обстоятельства, учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, а также требования разумности и справедливости.


При разрешении требований о взыскании компенсации морального вреда судами учитывались такие обстоятельства, как длительность нарушения прав потребителей, наступившие для них неблагоприятные последствия, вызванные нарушением их прав, характер и объем причиненных истцам нравственных и (или) физических страданий с учетом индивидуальных особенностей истца, в том числе, возраста, состояния здоровья, наличия инвалидности.

Озерский районный суд Калининградской области, удовлетворяя частично иск Петренко Т.П. к МУП «Озерск-ЖКХ» по приведенному выше гражданскому делу, определяя денежную компенсацию морального вреда, подлежащего взысканию в пользу истицы в связи с нарушением ее права на предоставление услуги по отоплению квартиры надлежащего качества, в размере 10 000 рублей, учитывал то обстоятельство, что истица вследствие отказа МУП «Озерск-ЖКХ» на ее многочисленные обращения промыть радиаторы системы отопления проживала на протяжении более двух лет в плохо отапливаемой квартире, испытывала дискомфорт. Ответчиком были нарушены ее личные неимущественные права на полноценный отдых, здоровье, о чем свидетельствуют представленные истицей медицинские документы, в том числе, листок временной нетрудоспособности. Суд учитывал степень вины ответчика, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями истицы, а также требования разумности и справедливости (Дело №2-177/2011 года).

В то же время, Советским городским судом при разрешении спора по вышеуказанному делу по иску Саснаускене С.А., Сивохи Е.С. к МУП «Жилсервис» при взыскании компенсации морального вреда учитывал, что ответчиком длительное время не проводилось наладки системы отопления и горячего водоснабжения, уборки придомовой территории, текущего ремонта кровли, системы водоотведения, вентиляции, что вызвало неудобство проживания истцов в доме №2«е» по ул. П. Морозова г. Советска, с учетом характера и объема причиненных потребителям нравственных страданий взыскал в пользу каждого из истцов по 1 000 рублей. Представляется, что в данном случае, с учетом длительности периода нарушения прав истцов на предоставление коммунальных услуг по отоплению и горячему водоснабжению надлежащего качества, размер компенсации морального вреда не в полной мере соответствует требованиям разумности и справедливости.


При рассмотрении дела Центральным районным судом г. Калининграда гражданского дела по иску Дудника Г.А. к ОАО «Аэрофлот – российские авиалинии» о взыскании компенсации морального вреда истец в обоснование ссылался на то, что в феврале 2009 года приобрел билеты ОАО «Аэрофлот–российские авиалинии» по маршруту Калининград – Мумбай – Калининград с пересадкой в Москве в аэропорту Шереметьево, с вылетом 10 февраля 2009 года, прибытием - 27 марта 2009 года. 27 марта 2009 года, в день своего вылета, он приехал в аэропорт Мумбай в Индии за три часа до отправления рейса, однако в связи с отсутствием сообщений о его рейсе на информационных табло аэропорта он не смог попасть на рейс и остался в Мумбай без денег и обратного билета. В связи отсутствием денег, обратного билета, необходимости оставаться в незнакомой стране он испытал стресс, потерял голос, для восстановления здоровья он был вынужден уехать в штат Гоа и дождаться денежного перевода из России на приобретение обратного билета. Деньги были оправлены родственниками 31 марта 2009 года, а о возможности их получить ему стало известно 03 апреля 2009 года. 04 апреля 2009 года истец попал в аварию, из-за окончания срока действия страховки 27 марта 2009 года он не смог получить медицинскую помощь. Он смог улететь обратно только 19 апреля 2009 года рейсом Катарских авиалинии Мумбай - Москва, стоимость билета составила 280 евро. Шрамы на лице и теле остались до настоящего времени, ежедневно наносят моральный ущерб, негативно сказываются на его социальном статусе. Кроме того, из-за истечения срока действия визы 29.04.2009 года он находился в состоянии стресса в связи с вероятностью быть подвергнутым штрафным санкциям – заключению в тюрьму и наложению штрафа. В связи с этим просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 235000 рублей.



<< предыдущая страница   следующая страница >>