litceysel.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5


На правах рукописи


Каменских Михаил Сергеевич


СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ КИТАЙСКОЙ ЭТНИЧЕСКОЙ ГРУППЫ НА СРЕДНЕМ УРАЛЕ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА


Специальность – 07.00.02 – Отечественная история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Екатеринбург – 2011

Работа выполнена в секторе экономической истории Учреждения Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН


Научные руководители:

доктор исторических наук, доцент

Черных Александр Васильевич




доктор исторических наук, профессор

Корнилов Геннадий Егорович




Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Дацышен Владимир Григорьевич


кандидат исторических наук, доцент

Смирнов Сергей Викторович







Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»

Защита состоится 13 апреля 2011 г. в 13.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 004.011.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Учреждении Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН (620026, г. Екатеринбург, ул. Розы Люксембург, 56).



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институт истории и археологии Уральского отделения РАН.


Автореферат разослан «__» __________ 2011 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор исторических наук





Е.Г. Неклюдов


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Исследование миграционных потоков, резко увеличившихся во второй половине ХХ в., сегодня считается одним из перспективных направлений в гуманитарных науках, поскольку создает возможности для анализа целого ряда социальных процессов. Ценность представляет изучение динамики и направлений передвижения социумов, проблемы их адаптации в принимающем сообществе, отношения прибывающих с местным населением.

Один из важнейших аспектов в изучении миграций – их этническая составляющая, поскольку часто причинами передвижений людских масс (например, трудовых миграций) становится неравномерное экономическое развитие отдельных государств и населяющих их народов1. В этом случае страны с большими людскими ресурсами и низко развитой экономикой становятся источниками миграционных потоков, направляемых туда, где существует объективная необходимость в трудовых ресурсах для дальнейшего развития. В случае таких миграций происходят изменения в национальной структуре принимающего сообщества, которые могут повлечь за собой серьезные социальные и политические последствия.

Россия с ее огромными пространствами и ресурсами на протяжении последних нескольких столетий становилась одним из крупнейших центров притяжения иммигрантских потоков. Свою роль здесь играет и слабая заселенность отдельных территорий страны, требующих для своего развития привлечения людских ресурсов извне, и неоднократное административное регулирование миграций со стороны государства, в результате которого на территории России сформировалось нескольких десятков анклавов компактного проживания некоренных, дисперсно расселенных народов. Одним из таких народов, особенно в восточной части страны, являются китайцы. Необходимо отметить, что Китай исторически является крупнейшей страной по количеству эмигрантов. Население этого государства в начале 2000-х гг. превысило 1,3 млрд чел., а китайская диаспора в мире насчитывает сегодня до 40 млн чел.2 По причине географической близости появление китайцев на территории нашей России (особенно в Сибири и на Дальнем Востоке) выглядит вполне закономерным. Всего в ХХ столетии можно выделить четыре «волны» иммиграции китайцев на территорию России, каждая из которых находится в тесной связи с основными этапами социально-экономического развития и межгосударственного взаимодействия России (СССР) и Китая.


Первая массовая иммиграция китайцев в Россию охватывает рубеж с конца XIX в. до установления советской власти в 1917–1918 гг. После Октябрьского переворота 1917 г., приведшего к значительным социальным и политическим изменениям, начинается второй этап пребывания китайцев в нашей стране. Третья иммиграционная «волна» относится к периоду начала 1950-х – середины 1960-х гг. – эпохе так называемой «Большой дружбы», когда для обучения и работы в СССР вновь прибыло несколько десятков тысяч китайцев. Последний из этапов истории китайцев в нашей стране связан с распадом СССР и начавшейся после этого «волной» трудовой иммиграции из КНР в Россию. Изучение истории каждой из «волн» иммиграции китайцев, их сравнение, сопоставление с общероссийскими иммиграционными процессами представляется сегодня особенно актуальным, поскольку позволяет не только ответить на вопросы о сущности, причинах и динамике иммиграции самого крупного этноса в мире на территорию России, но и осветить общие проблемы этнической ситуации, спрогнозировать эволюцию миграционных потоков России, что особенно важно в условиях убыли ее населения на современном этапе.

Данная работа посвящена изучению истории китайской иммиграции на территорию Среднего Урала. Этот регион является крупным промышленным узлом России, его роль в развитии страны в ХХ в. существенно возросла. Кроме этого, Урал традиционно выступает «связующим» звеном России между Европой и Азией, и изучение китайской иммиграции, идущей с Востока на Запад, именно на территории Среднего Урала представляется особенно актуальным. Урал интересен еще и тем, что здесь довольно четко прослеживаются все четыре иммиграционные «волны» китайцев.

Объектом исследования выступает китайская этническая или этнодисперсная группа Среднего Урала, рассматриваемая как часть китайского этноса, оторванная от своей исторической родины, но при этом поддерживающая с ней культурные и социальные связи, обладающая специфической внутренней структурой и находящаяся в прямой зависимости от характера взаимоотношений исторической родины с принимающим сообществом.


Предмет исследования – процесс становления и развития китайской этнической группы на Среднем Урале в период с конца XIX до начала XXI в. Процесс становления и развития в данном случае включает в себя анализ таких аспектов, как обстоятельства появления в регионе, правовой статус, социально-демографические характеристики, формы адаптации китайцев и их взаимодействие с местным населением, сравнительный анализ различных периодов иммиграции.

Хронологические рамки исследования охватывают конец XIX – начало ХХI в. Они обусловлены качественными изменениями внутри китайской этнической группы в России и на Среднем Урале. Так, сведения о первых китайцах, а следовательно и о формировании китайской этнической группы на Среднем Урале, относятся к концу XIХ в. Заканчивается исследование началом 2000-х гг., когда в связи с изменением статуса российско-китайских отношений, изменениями в экономике КНР и России, а также корректировкой миграционного законодательства, начал меняться и облик китайской этнической группы Среднего Урала, что знаменует новый этап в ее истории. Формальными границами хронологических рамок выступают переписи населения 1897 и 2002 гг.

Территориальные рамки обозначены в исследовании как «Средний Урал» – территория, включающая в себя западный и восточный склоны Уральских гор. Средний Урал в работе рассматривается как сложившаяся историко-географическая область, характеризующаяся рядом общих признаков, таких как: общность хозяйственно-исторического освоения, экономического уклада, социально-экономических, а также этнических процессов, происходящих на данной территории. В период с конца ХIХ в. – до 1918 г. в область исследования попадают территория Пермской губернии, в период с 1919 по 1923 гг. – уезды Пермской и Екатеринбургской губерний. С 1923 по 1934 гг., когда территория бывшей Пермской губернии была разделена на округа в рамках одной Уральской области, в поле исследования попали территории Верхнекамского, Пермского, Кунгурского, Свердловского, Нижнетагильского, Коми-Пермяцкого и отчасти Сарапульского округов. Далее до 1938 гг. рассматриваются территории Свердловской, а с 1938 г. Свердловской и Пермской областей (с 1940 по 1957 гг. Пермская область именовалась Молотовской).


Степень изученности темы. В основу историографического обзора положен проблемно-хронологический принцип: вся исследовательская традиция разделена на досоветскую, советскую и постсоветскую.

Досоветский период охватывает рубеж с конца XIX в. до 1918 г. Труды этого времени неоднократно изучались в исторической науке3. Исследователи отмечают, что большая часть всех работ этого периода носит публицистический характер и направлена, в первую очередь, на изучение китайцев Сибири и Дальнего Востока. В данном случае можно выделить неоднократно переиздававшиеся труды исследователей и путешественников В.К. Арсеньева и Ф. Нансена. В их работах большое внимание уделяется бытовым сторонам жизни китайцев в России, особенностям их поведения и способам адаптации4. Это была одна из первых попыток в отечественной историографии изучить китайцев как этническое миграционное сообщество. Тем не менее, данные работы основаны преимущественно на личных наблюдениях, вне поля зрения авторов остались такие вопросы, как правовой статус китайцев и их численность по материалам переписей, роль в экономической жизни региона, отношения с местным населением, не проводился анализ социальных и демографических характеристик китайских иммигрантов.

Первый этап в советской историографии истории китайцев относится к началу 1920 – концу 1940-х гг. В этот период исследователями раскрываются такие проблемы, как статус китайцев в царской России и СССР, история их появления в стране, роль китайцев в работе предприятий в годы Первой мировой войны5. В целом, работы историков этого времени также носят описательный характер.

Следующий этап советской историографии по заданной проблеме относится к периоду так называемой «Большой дружбы» (с начала 1950-х – до середины 1960-х гг.). В это время количество исследований, посвященных Китаю увеличилось, в том числе появились работы и по истории китайцев в России, которая в трудах историков этого времени представлена преимущественно в двух эпизодах – положения китайцев в годы Первой мировой войны и их участия в Гражданской войне, а также истории китайцев в СССР непосредственно в период «Большой дружбы». Положение китайцев до Гражданской войны на заводах Пермской губернии, а также их участие в Гражданской войне на Урале подробно представлены, в частности, в монографии Л.И. Жарова и В.Н. Устинова6. А уральские историки В.А. Данилов и И.М. Шакино в своих исследованиях дают оценку роли китайцев в формировании интернациональных подразделений Красной Армии7. В монографиях Г.С. Новогрудского и А.М. Дунаевского собраны воспоминания об участии китайцев на всех фронтах Гражданской войны8. Однако исторические труды этого времени, как и ранее, сводились к описанию хронологии событий, публикации источников. Авторы практически не обращаются к истории китайцев в период до Гражданской войны. Поскольку на 1950-е гг. приходится новая «волна» иммиграции китайцев в СССР, появляются и новые аспекты для исследований, связанные с историей и трудом китайцев в СССР в послевоенный период. Об этом времени говорится, например, в монографии Пын Мина и др.9 Исследователи неоднократно упоминают о более чем десяти тысячах китайских студентов и практикантов, прибывших в этот период в СССР. Однако об их жизни, расселении по стране, условиях адаптации, судьбах в работах этого времени практически ничего не говорится.


Период со второй половины 1960-х – до начала 1980-х гг. характеризуется переменами в отношениях между КНР и СССР, что находит свое отражение в третьем этапе советской историографии. В этот период исследований, связанных с различными аспектами истории Китая и китайцев, выходило значительно меньше10. Основная часть работ, по-прежнему, касалась участия китайцев в Гражданской войне, многие из которых просто переиздавались11.

В целом, в советской историографии подняты проблемы истории китайцев в России, выделены некоторые наиболее актуальные аспекты. Но историография все же не смогла отойти от описательного принципа к проблемному. Многие источники не были введены в научный оборот (в том числе из идеологических соображений), а целые периоды китайской иммиграции в России и СССР оставались за рамками исторических исследований.

Принципиально новый этап в изучении истории китайцев в России начался в начале 1990-х гг. и длится по сей день. Он связан с оживлением и дальнейшим улучшением отношений между КНР и Россией. В этот период выходят первые монографии по общей истории китайцев в России, авторы которых разработали методику изучения истории китайцев России, вписали ее в контекст российско-китайских отношений, выделили основные периоды в истории китайской иммиграции как в Россию в целом, так и в ее регионы12. С этого времени можно говорить о завершении формирования в исторической науке представления об истории китайцев в России как об отдельном предмете исследования. В начале 2000-х гг. в исторической науке поднимаются вопросы о закономерностях становления и развития китайской этнической группы в России, способах адаптации китайцев, отношения к ним местного населения и др. В этот период в стране было защищено сразу несколько диссертаций по различным аспектам китайской иммиграции в Россию13. Наиболее крупными исследователями китайской иммиграции сегодня являются В.Г. Гельбрас, В.Г. Дацышен, С.Н. Гончаров, А.Г. Ларин, В.Л. Ларин, В.Я. Портяков, В.И. Дятлов и др.14 Первые комплексные работы по истории китайцев обнаружили большое количество эмпирического материала практически во всех крупных географических областях страны. Таким образом, были сформированы предпосылки для проведения исследований по истории китайцев уже не на уровне России, а в рамках отдельных регионов. Сибирский исследователь диаспор В.И. Дятлов, например, пишет, что сегодня «необходимо изучать процесс китайского проникновения и отношения к этому процессу как на макроуровне, так и в отдельных проявлениях, в конкретных регионах, на локальном уровне»15. На сегодняшний день история китайцев наиболее полно изучена в регионах Сибири и Дальнего Востока. Конечно, это связано с географической близостью указанных территорий к Китаю, а также продолжительностью и масштабами пребывания в них китайцев. В Сибири, например, различные аспекты истории пребывания китайцев рассматривает в своих работах В.Г. Дацышен16. Его работа по истории китайцев Сибири – первое комплексное «региональное» исследование китайской иммиграции.

В работах историков Урала конца 1980-х гг. китайцы еще рассматривались как одна из категорий «угнетенного» рабочего класса Урала в годы Первой мировой войны17. Однако к концу 1990-х гг. интерес к теме, как и по всей стране, заметно возрос, появились новые аспекты для исследований (история появления китайцев на Урале, условия их труда и адаптации, отношения с местным населением и т.д.), в научный оборот введены не публиковавшиеся ранее источники. В частности, проблемы труда китайцев в Пермской губернии в начале ХХ в. осветил С.В. Смирнов18. Различные аспекты пребывания китайцев на Среднем Урале в годы Первой мировой войны исследовали в своих статьях Г.Н. Шумкин и Е.Ю. Рукосуев19. Авторы собрали большое количество архивных материалов, в том числе и на территориях, выходящих за рамки Среднего Урала. Об условиях труда китайцев и корейцев Урала в годы Первой мировой войны на основании анализа условий трудовых договоров писала Л.А. Чемезова20. Исследователь А.В. Бушмаков в 2008 г. рассмотрел проблемы противостояния китайцев с администрациям заводов с позиции конфликтологии21. Л.С.Бортник в своих статьях обращается не только к периоду Первой мировой войны, но затрагивает и годы советской власти, репрессии в отношении китайцев22. Историю китайцев Урала в годы Первой мировой войны изучал и В.Г. Дацышен23. Исследователь Г.Н. Шумкин в 2009 г. первым из уральских ученых составил историографический обзор по истории китайцев на Урале в годы Первой мировой войны24. Очерки современного положения китайцев, истории первых контактов Среднего Урала с городами КНР в 1990-е гг. издавались по инициативе Министерства внешнеэкономических связей Свердловской области25 и УГТУ–УПИ26. В Пермском крае несколько публикаций по современной китайской диаспоре (в контексте других диаспор) принадлежат А.А. Борисову и Ю.В. Василенко27.


Положение китайцев на Среднем Урале нашло свое отражение и в ряде работ зарубежных исследователей. Однако следует отметить, что китайцы Урала в этих трудах не выделяются в качестве отдельного объекта, а упоминаются лишь в связи с рассмотрением общей истории китайцев в России. О положении японцев и китайцев в Пермской губернии в начале ХХ в. писал японский ученый Хасэгава Син28. Китайский исследователь Ли Юнчан в конце 1980-х гг. описал период пребывания китайцев в России в годы Гражданской войны. В своем исследовании Ли Юнчан касается и Среднего Урала. Однако автор пользуется исключительно источниками китайского происхождения, делает ряд выводов, которые еще необходимо доказать. В его книге также нет ссылок на используемые документы29.

Как видно, на современном этапе история китайцев активно изучается. Одним из ключевых направлений для дальнейшего развития этой темы в исторической науке является ее «регионализация», когда характерные для всей страны процессы в истории китайцев рассматриваются на примере отдельных регионов с учетом их историко-географической специфики. На Среднем Урале комплексного изучения истории пребывания китайцев в регионе пока не проводилось. Данная работа призвана частично решить эту проблему.

Цель и задачи. Целью предлагаемой работы является всесторонний анализ процесса становления и развития китайской этнической группы Среднего Урала в конце XIX – начале XXI в. для определения специфики и закономерностей китайской иммиграции на Средний Урал в ХХ в.

Для достижения данной цели был поставлен ряд задач:

– выявить основные причины и этапы («волны») иммиграции китайцев на территорию Среднего Урала, проследить их связь с уровнем социально-экономического развития России (СССР) и Китая;

– проанализировать и сравнить нормативную базу в отношении китайских иммигрантов в России и на Среднем Урале в досоветский, советский и постсоветский периоды;


– рассмотреть и сравнить численность и социально-демографические характеристики китайцев в различные периоды их пребывания на Среднем Урале;

– проанализировать формы адаптации китайцев каждой иммиграционной «волны» на Среднем Урале, выявить общее и особенное;

– реконструировать на основании источников повседневный быт китайских иммигрантов на Среднем Урале в конце XIX – начале XXI в. с целью рассмотрения проблем интеграции китайцев в местное сообщество;

– оценить специфику Среднего Урала как одного из центров китайской иммиграции в России;

– определить степень завершенности диаспоральных процессов в китайской этнической группе Среднего Урала в период каждой из иммиграционных «волн».

Источники. К написанию предлагаемого исследования был привлечен обширный корпус источников, большая часть которых впервые выявлена и введена в научный оборот. Неопубликованные источники по теме выявлены и отобраны для исследования в 10 государственных и региональных архивах: Государственном Архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном историческом архиве (РГИА), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Российском государственном архиве экономики (РГАЭ), Государственном архиве Пермского края (ГАПК), Государственном архиве новейшей истории Пермского края (ПермГАНИ), Государственном архиве Свердловской области (ГАСО), Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), Государственном архиве административных органов Свердловской области (ГААОСО), Государственном архиве в г. Ирбит. Работа с опубликованными источниками проводилась в Российской национальной библиотеке (РНБ), библиотеке МГУ, Пермской краевой библиотеке им. А.М. Горького, Свердловской областной библиотеке им. В.Г. Белинского, Пермском краевом музее, Музее истории Уралмашзавода (г. Екатеринбург).

Для изучения вопросов организации труда, паспортного контроля, статуса китайцев большую роль сыграли законы и нормативные акты. При оценке правового статуса китайцев в Пермской губернии в период до 1918 г. использовались опубликованные документы по периоду русской русско-японской и Первой мировой войн30. Наиболее важными законодательным актом этого периода являются утвержденные 27 сентября 1916 г. «Правила о найме и перевозке лиц желтой расы»31. Кроме этого, привлекались отложившиеся в ГАПК законы и нормативные акты, принимаемые в отношении китайцев в Пермской губернии. По истории советского периода основным документом является Постановление Совета министров СССР от 17 января 1955 г. № 92-49/с «О наборе в КНР рабочих для участия в коммунистическом строительстве и трудового обучения в СССР»32. В документе отражены условия труда и пребывания китайцев в СССР в эпоху «Большой дружбы». В 1990-е гг. между правительствами РФ и КНР был подписан целый ряд договоров об установлении взаимоотношений, о труде китайцев в России33. На региональном уровне также принимались законы о труде и статусе китайцев34.


При написании работы использовалась также делопроизводственная документация. Полноценное изучение «китайского вопроса» в царском правительстве начала ХХ в., например, возможно только при анализе фондов Департамента полиции Министерства внутренних дел (МВД) и Горного департамента. Именно эти ведомства вели дискуссии о целесообразности привлечения китайцев в Россию на период войны. Сегодня также опубликованы документы о решении «китайского вопроса» в Государственной Думе. Практически вся информация о положении китайцев в Пермской губернии в начале ХХ в. отложилась в фонде Канцелярии Пермского губернатора. В материалах сохранились сведения о причинах появления китайцев, их быте, содержании, проблемах, а также переписка губернатора с Департаментом полиции МВД по вопросам пребывания китайцев в Пермской губернии в годы русско-японской и Первой мировой войн. Сведения о положении китайцев на конкретных предприятиях отложились в ГАСО. В архивных фондах практически всех заводов (в первую очередь, необходимо отметить хорошую сохранность документов заводов Богословского горного округа), где трудились китайцы, отложились дела об их найме, положении, поведении, отношениях с администрацией, условиях труда и организации контроля за китайцами со стороны местной власти. Особо среди документов ГАСО необходимо отметить материалы правительственной комиссии по обследованию быта китайцев, которая работала на Среднем Урале в ноябре 1916 г. В отчетах и рапортах членов этой комиссии представлены уникальные сведения о быте, жилищах, санитарном состоянии, здоровье и прочих аспектах жизни китайских рабочих.

По периоду 1920–1930-х гг. наибольший интерес представляют фонды агитпропотделов губкомов, в функции которых входило взаимодействие с национальными меньшинствами. Документы об отдельных военных операциях китайских подразделений Красной Армии в годы Гражданской войны изданы в сборниках «Китайские добровольцы в боях за Советскую Россию»35 и «Боевое содружество трудящихся зарубежных стран с народами Советской России (1917–1922)»36. Материалы о характере участия китайцев в кооперативном движении конца 1920-х гг. отложились в фонде артели «Китайский рабочий», работавшей в Свердловске в 1928–1930 гг. По периоду «Большой Дружбы» в ГАПК и РГАЭ сохранилась переписка по поводу приезда китайских рабочих, отчеты администрации завода в Министерство строительства предприятий нефтяной промышленности, справки об отдельных сторонах быта китайцев в Молотовской области.


В отдельную группу делопроизводственной документации выделены судебно-следственные материалы: личные дела китайцев, попавших под репрессии в 1930-е гг. В ходе исследования были проанализированы все доступные дела, хранящиеся в ПермГАНИ и ГААОСО. Материалы дел позволяют хотя бы частично восстановить облик китайской этнической группы Среднего Урала в 1930-е гг.

Следующая группа источников – статистические материалы. В первую очередь, речь идет о переписях населения, материалы которых были использованы при написании работы – 1897, 1920, 1923, 1939, 1959, 1989 и 2002 гг.37 Данные статистики позволяют оценить численность и социально-демографический состав китайцев на Урале в разные периоды, проследить динамику и эволюцию китайской этнической группы.

В работе использовались также источники личного происхождения. В эпоху «Большой дружбы» в СССР активно публиковались воспоминания китайцев-участников Гражданской войны, некоторые из которых принимали участие в боевых действиях на Урале38.

Отдельную группу источников представляют материалы периодической печати. Сведения о китайцах досоветского периода отражены в газетах «Пермские губернские ведомости» (особенно – о китайцах, живших в Перми в годы русско-японской войны), «Зауральский край», «Уральская жизнь», журнале «Нива». Материалы о китайцах 1920–1940-х гг. отложились в газетах «Уральский рабочий», «Известия пермского губернского исполнительного комитета» и «Известия Екатеринбургского губернского исполнительного комитета». О китайских студентах УГТУ в 1950-е гг. писали газеты «За индустриальные кадры», «Уральский рабочий», а о китайских практикантах «Молотовстроя» – «Уральская стройка» и «Звезда». В ходе работы над периодом 1990-х гг. в качестве источников были использованы следующие газеты и журналы: в Пермской области – «Звезда», «Пермские новости», «Досье 02», «Пятница»; в Свердловской области – «Областная газета», «Уральский рабочий», «Аргументы и факты» (региональная вкладка»), «Курсив», «На смену», «Вечерний Екатеринбург», «Вечерние ведомости из Екатеринбурга», «VIP консультант», «Подробности».


Кроме письменных источников к написанию работы были привлечены источники устного происхождения. Большую ценность для изучения истории и быта китайцев на Урале в 1950–1960-е гг. представляют записанные воспоминания китайцев, работавших на «Молотовстрое» – Вэй Сибина, Чжан Сифу, Мын Сянлина, Чжан Ляндына и членов их семей. Данные источники позволяют глубже взглянуть на особенности советско-китайской «Большой дружбы», причины ее стремительного развития и прекращения, представляют ценность для изучения практически неизвестного периода о жизни китайцев в СССР после «Большой дружбы».

В целом, используемые источники позволили довольно точно реконструировать историю китайцев, всесторонне охарактеризовать процессы, происходящие внутри китайской этнической группы на Среднем Урале в конце XIX – начале XXI в.

Методология и методы. Методологической основой исследования стала теория модернизации, рассматривающая процесс развития социума как стадии перехода от доиндустриального к индустриальному и далее – к постиндустриальному обществу. Именно в условиях перехода общества из доиндустрильной фазы в индустриальную происходит высвобождение людских масс из разрушающихся секторов традиционной экономики, что становится причиной глобальных миграционных процессов, в том числе и на межгосударственном уровне39. Иммиграционные «волны» из Китая в Россию на протяжении ХХ в. являются одним из следствий модернизационных процессов. Кроме этого, внутренняя структура иммиграционных «волн» из Китая в Россию (СССР) рассматривается с позиций концепции этнической истории и этнодисперсных групп, согласно которой часть этноса, оторванная от своей исторической родины, рассматривается как единый этносоциальный организм, обладающий собственными принципами становления и развития40.

Одним из ключевых исторических методов, использованных в исследовании, стал историко-генетический метод, позволивший вписать причины появления, развития и исчезновения различных групп китайцев на Среднем Урале в историю российско- и советско-китайских отношений, а также в общую историю китайцев в России. Историко-сравнительный (компаративистский) метод использовался при выявлении и описании специфики этничности китайцев в различные периоды в сравнении с проявлениями этнических особенностей поведения представителей других национальностей. Использование сравнительно-исторического метода позволило сделать выводы об особенностях всей китайской этнической группы Среднего Урала на примере ряда ее локальных групп. В работе также использован историко-типологический метод, в рамках применения которого определен прерывающийся, «волновой» характер китайской иммиграции. Последний из используемых исторических методов – историко-системный, с помощью которого в работе обосновано наличие системного взаимодействия общественных институтов китайской этнической группы Среднего Урала с общероссийскими институтами китайских иммигрантов.


В силу междисциплинарности предмета исследования в работе использовался ряд методов более характерных для этнологии, в частности – полевых методов сбора информации. Так для полноты реконструируемой исторической реальности использовался метод глубинного интервью, когда современники различных эпох посредством исторической памяти помогали восстановить, дополнить или даже опровергнуть данные, зафиксированные в письменных источниках. В рамках исследования, в частности, проинтервьюированы китайцы третьей и четвертой «волн» иммиграции китайцев на Средний Урал.

Представленный набор методов позволяет проведенному исследованию соответствовать основным критериям научности.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые дается комплексная и всесторонняя характеристика процессов становления и развития китайской этнодисперсной группы на территории Среднего Урала. История китайцев на Урале впервые рассматривается в контексте общей истории китайцев в России, а также истории российско- и советско-китайских отношений.

В работе впервые анализируются такие аспекты истории китайцев Среднего Урала, как их быт в Пермской губернии в период русско-японской войны, работа и жизнь китайцев на Урале в конце 1920-х гг., влияние на китайскую этническую группу Урала репрессий 1930-х гг., жизнь, учеба и работа китайцев в регионе в эпоху «Большой дружбы». В центральных и региональных архивах выявлено большое количество не публиковавшихся ранее источников. Впервые для анализа использованы материалы глубинных интервью.

Практическое значение. Результаты исследования могут быть использованы этнографами, историками для разработки учебных курсов и учебно-методических пособий для ВУЗов, при написании коллективных трудов по истории региона. Выводы автора также могут найти применение в деятельности административных структур и национально-культурных общественных объединений. Полученный материал может оказаться полезным при подготовке музейных выставок и экспозиций.


Апробация исследования. Основные положения диссертации были изложены на 6 международных, 8 всероссийских и 5 региональных научных конференциях. По теме диссертации опубликовано 22 статьи общим объемом 5,48 п. л. Диссертация обсуждена на заседании сектора экономической истории ИИиА УрО РАН.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников, литературы и приложений.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обоснована актуальность, определены объект и предмет исследования, хронологические и территориальные рамки, показана степень изученности темы, сформулированы цель и задачи, дана характеристика источниковой базы, методологии, методов, научной новизны и практического значения работы.

Глава I «Китайцы на Среднем Урале в 18971918 гг.» посвящена особенностям появления, пребывания и социокультурной адаптации китайцев на Среднем Урале в 1897–1918 гг. В первом параграфе «Появление китайцев на Среднем Урале» проанализировано пребывание китайцев на Среднем Урале по данным переписи населения 1897 г. и в годы русско-японской войны 1904–1905 гг. В этот период Пермская губерния стала одним из центров размещения китайцев, арестованных на территории военных действий на Дальнем Востоке, и водворенных вглубь страны. Всего за годы войны на территории Пермской губернии побывало около 300 китайцев. На основании источников реконструированы обстоятельства появления, социальный облик, труд и повседневный быт размещенных в Пермской губернии китайцев. Однако их пребывание на Среднем Урале в этот период не является характерным для всей страны и не может рассматриваться в качестве отдельной иммиграционной «волны», хотя и являлось для местного населения первым опытом общения с большим количеством китайцев.



следующая страница >>